Экспериментальное оружие Симонова С.Г. Оружие симонова


Автоматическая винтовка Симонова | Оружие второй мировой войны

Автоматическая винтовка образца 1936 года, АВС  — советская автоматическая винтовка, разработанная оружейником Сергеем Симоновым.

Изначально разрабатывалась как самозарядная винтовка, но в ходе усовершенствований был добавлен режим автоматического огня для использования в экстренной ситуации.

Первый советский образец оружия такого класса, принятый на вооружение. Всего было выпущено 65800 экземпляров

Конструкция

АВС представляет собой автоматическое оружие, построенное на отводе пороховых газов, может вести как одиночный, так и автоматический огонь. Переключатель режимов огня находится на ствольной коробке с правой стороны. Основным режимом огня был одиночный. Вести стрельбу короткими очередями полагалось при недостаточном количестве ручных пулеметов, а непрерывным огнем — только в крайнем случае, при отражении внезапных вражеских атак на дистанции не больше 150 метров. При этом запрещалось расходовать подряд больше 4—5 магазинов, чтобы не перегревать и не изнашивать ствол и другие детали. Согласно инструкции, переводчик видов огня АВС запирался специальным ключом, находившимся у командира отделения, который лишь в случае необходимости мог разрешить некоторым из солдат вести огонь очередями (использовалась ли данная функция винтовки на практике — спорный вопрос; впрочем, любопытно, что американские офицеры в годы Корейской войны точно так же снимали с автоматических винтовок М14 своих солдат механизм переводчика с целью отключения возможности ведения огня очередями, который, как и в случае АВС, при стрельбе с рук был практически бесполезен). Вести автоматический огонь рекомендовалось из положения лёжа с упора, с той же прикладкой, что и при стрельбе из ручного пулемёта.

Газоотводный узел с коротким ходом газового поршня размещён над стволом. Запирание ствола осуществлялось при помощи вертикального блока (клина), который перемещался в пазах ствольной коробки (на самом деле линия перемещения клина имела небольшой, порядка 5°, угол с вертикалью, что было сделано для облегчения отпирания затвора вручную). При движении блока вверх под действием пружины (при ручном перезаряжании) или специального скоса затворной рамы (при ведении огня) он заходил в пазы затвора, запирая его. Отпирание происходило после того, как специальная муфта, которая была связана с газовым поршнем, выжимала запирающий блок вниз из пазов затвора. Так как запирающий блок находился между казённой частью ствола и магазином, траектория подачи патронов в патронник была довольно длинной и крутой, что служило источником задержек при стрельбе. Кроме того, это приводило к тому, что ствольная коробка была сложной по конструкции и имела большую длину. Конструкция затвора АВС также был весьма сложной, так как внутри него были размещены ударник с боевой пружиной, отдельные части спускового механизма, а также специальное устройство противоотскока.

Питание винтовки осуществлялось из отъёмных магазинов оригинальной серповидной формы (из-за наличия у используемого патрона выступающей закраины), вмещающих по 15 патронов. Магазины могли снаряжаться как отдельно от винтовки, так и прямо на ней, при открытом затворе, из штатных обойм к винтовке обр. 1891/30 г.

Ствол винтовки имел массивный дульный тормоз и крепление для штыка-ножа. На ранних выпусках АВС штык мог примыкаться не только горизонтально, но и вертикально, клинком вниз. В таком положении его предполагалось использовать в качестве одноногой эрзац-сошки для стрельбы с упора. Однако уже изданное в 1937 году исправленное описание винтовки это категорически воспрещает, предписывая вместо этого вести автоматический огонь из положения лёжа с упора в виде скатки или дёрна. Там же указывается, что со второй половины 1936 года комплектовать винтовки штыком-сошкой прекратили. Очевидно, данная идея, в теории выглядящая привлекательной, на практике себя не оправдала. В походном положении штык переносился в ножнах на поясе бойца и при стрельбе, в отличие от винтовки обр. 1891/30 г.г., не примыкался. Открытый прицел был насечен по дальности от 100 до 1 500 метров с шагом 100 метров.

Некоторые винтовки АВС-36 комплектовались оптическим прицелом на кронштейне и использовались как снайперские. Из-за того что стреляные гильзы выбрасываются вверх и вперёд, кронштейн оптического прицела крепился к ствольной коробке слева от оси оружия.

Оценка

В целом винтовка Симонова оказалась сложной в производстве и недостаточно надёжной для массовой эксплуатации в войсках. АВС имела весьма непростую конструкцию и множество деталей сложной формы, производство которых требовало высокой квалификации, больших затрат времени и ресурсов. Конструкция позволяла собрать винтовку без запирающего блока и после этого произвести выстрел; если по ошибке стрелка такое происходило, ствольная коробка разрушалась и стрелок получал травму вылетевшей назад затворной группой. Не оправдало себя и оригинальное клиновое запирание. Живучесть УСМ также оставала желать лучшего.

Тем не менее, автоматическая винтовка Симонова примечательна как одна из первых в своём роде, принятая на массовое вооружение и испытанная в боевых условиях, а также как созданный отечественными инженерами и освоенный в крупносерийном производстве отечественной промышленностью весьма передовой для своего времени образец.

Трофейные АВС, как и другие образцы советского оружия, использовались финской армией и получили у финских солдат достаточно высокую оценку.

weapon2.ru

Экспериментальное оружие С.Г.Симонова

Среди творцов отечественного стрелкового оружия Сергей Гаврилович Симонов (1894-1986) заслуженно считается одним из патриархов, Его жизнь была типичной для талантливых самородков, пришедших в советскую оборонную промышленность в 20-30-е гг. Родился в крестьянской семье, окончил три класса сельской школы, в 1б лет стал учеником кузнеца, потом заводским слесарем, а в 1917 г. начал работать наладчиком автоматов системы В.Г.Федорова на Ковровском пулеметном заводе, где его вскоре назначили мастером. В 1922 г. Сергей Гаврилович уже занялся созданием ручного пулемёта и автоматической винтовки собственной конструкции. Спустя 7 лет он становится начальником сборочного цеха завода, затем экспериментальных мастерских, в 1932-1933 гг. пополняет образование в Промышленной академии, а через 3 года на вооружение принимают его автоматическую винтовку.

После этого Симонов возглавлял конструкторские бюро на предприятиях оборонной промышленности и только в 1959 г. ушел на пенсию. Но и тогда не прекратил заниматься новыми образцами оружия. Свидетельства высокой оценки его заслуг - звания Героя Социалистического Труда и дважды - лауреата Сталинской премии, награждение восемью орденами и несколькими медалями. За долгие годы творческой деятельности Симонов спроектировал полторы сотни разнообразных систем, но по ряду причин известность получили только три: автоматическая винтовка АВС-36, противотанковое ружье ПТРС и самозарядный карабин СКС, ставшие табельным оружием нашей армии.

А что же остальные конструкции? Какими они были? Попробуем ответить на этот вопрос, тем более, что опытные образцы не исчезли бесследно, как нередко случалось, а хранятся в коллекции Центрального музея Вооруженных Сил в Москве. Немало тому способствовал сам Симонов, завещавший свое опытное оружие музею и в 1960-1981 гг. передавший сюда 155 «стволов». За небольшим исключением, это автоматические системы, среди которых значительное место занимают пистолеты-пулемёты и автоматы.

Свой первый пистолет-пулемёт Сергей Гаврилович разработал в 1945-1946 г. Казалось, в период второй мировой войны в конструкцию такого оружия были внесены все мыслимые усовершенствования. Тем не менее Симонов нашел новые, оригинальные решения в оформлении отдельных узлов и элементов, так что начальный вариант ППС-6П образца 1946 года имел неоспоримые преимущества перед состоявшими на вооружении пистолетами-пулемётами Шпагина и Судаева. Автоматика его оставалась традиционной для подобных систем и основывалась на отдаче свободного затвора, но подвижные части были гораздо лучше защищены от загрязнения. В частности, затвор и ствольную коробку прикрывала от пыли и влаги тонкостенная штампованная крышка, которая при стрельбе оставалась неподвижной. На всех серийных пистолетах-пулемётах стреляные гильзы выбрасывались вверх и в сторону через окно в ствольной коробке и мешали стрелку визировать цель, Симонов направил экстракцию гильз вниз, ППС-6П образца 1946 года имел постоянный прицел на 200 м, состоявший из мушки и целика, ложу карабинного типа; боеприпасами служили 7,62-мм пистолетные патроны образца 1930 г.

Пистолет-пулемёт ППС-6П обр. 1946 года.калибр - 7,62 мм длина общая - 798 мммасса без патронов - 3,27 кгскорострельность - 700 выстрелов в минутуемкость магазина - 35 патронов

В 1949 г. конструктор переделал это оружие под 9-мм патроны пистолета ПМ и уменьшил его размеры, применив выдвижной металлический приклад. Новый образец получил марку ППС-8П 49 года. В том же году по заданию НКВД Симонов начинает работать над первым советским компактным пистолетом-пулемётом. Взяв за основу ППС-8П, для дальнейшего уменьшения габаритов он использовал выкат затвора на ствол в момент выстрела. (Лишь в 1954 г подобное решение воплотилось в израильском «Узи», так что его автор Узиэл Гал оказался далеко не первым.) Особенностью нового оружия был низкий темп стрельбы, что достигалось относительно большой массой подвижных частей, длинным ходом автоматики и выкатом затвора. Ударный механизм был классического типа - ударникового, прицел - перекладным, рассчитанным на ведение прицельного огня на дистанциях 50 и 100 м, предохранитель фиксировал затвор во взведенном положении. Пистолет-пулемёт получился небольшим, длиной 600 мм с откинутым плечевым упором и 380 мм со сложенным, весил же без патронов 1,88 кг.

ППС-10П обр. 1950 года. изготовили в 1950 году, но к сожалению всего цикла испытаний он не выдержал. К тому же из-за отсутствия дульного тормоза-компенсатора меткость огня оказалась невысокой, а прочность некоторых деталей - недостаточной. Потребовались два десятилетия, чтобы оценить наработки Симонова - только в 1970 г в СССР возобновили проектирование малогабаритных пистолетов-пулемётов. Причем история повторилась: образцы, представленные Н.М.Афанасьевым и Е.Ф.Драгуновым, не удовлетворили военных по прицельной дальности стрельбы. И лишь в 1993 г. началось серийное производство очень схожего с ППС-10П «Кедра».

Пистолет-пулемёт ППС-10П обр. 1950 года.калибр - 9 ммдлина общая - 600 ммдлина со сложенным прикладом - 380 мммасса без патронов - 1,88 кгскорострельность - 700 выстрелов в минутуёмкость магазина - 30 патронов.

Параллельно Сергей Гаврилович занимался автоматами - как показал боевой опыт второй мировой войны, наиболее удачным и перспективным лёгким стрелковым оружием. Свой АС-13П обр. 1949 года он спроектировал в 1948 г. Для работы автоматики использовалась энергия пороховых газов, частично отводимых через боковое отверстие в стволе, для запирания патрона - хорошо отработанный автором перекос затвора, для замедления темпа стрельбы - длинный ход штока поршня. Чтобы сократить длину ствольной коробки, конструктор разместил возвратно-боевую пружину в прикладе. Из АС-18П обр. 1948 года, можно было стрелять очередями и одиночными выстрелами. Имелся предохранитель, запиравший спусковой механизм. Значительное число деталей выполнялось высокотехнологичным методом холодной штамповки. Оружие получилось хотя и вполне пригодным для эксплуатации, но перетяжелённым - без патронов оно весило 4,31 кг. Симонов попытался облегчить его, отказавшись от пылезащитной крышки окна ствольной коробки, переделав рукоятку перезаряжания, изменив предохранитель и переводчик режима огня. Новый АС-18П обр. 1949 г. "похудел" на полкилограмма и стал более удобным.

Автомат АС-18П обр. 1949 года.калибр - 7,62 ммдлина общая - 860 мммасса без патронов и магазина - 3,8 кгёмкость магазина - 30 патронов

В то же время оружейник опробовал другой принцип приведения в действие подвижных частей. Еще в 1948 г он создал АС-19П с полусвободным (самооткрывающимся) затвором, замедлявшимся за счет трения, чем обеспечивалась и замедленная экстракция гильз. В остальном же конструкция весьма напоминала АС-13П и АС-18П.

Автомат АС-19П обр. 1948 года. калибр - 7,62 ммдлина общая - 852 мммасса без патронов и магазина - 3,2 кгёмкость магазина - 30 патронов.

Последним в серии автоматов 1948-1949 гг. стал АС-21П обр. 1949 года, конструктивно аналогичный АС-18П. В нём функции приклада выполняла ствольная коробка, склепанная из тонких гофрированных металлических листов. Откидные прицельные приспособления, напоминавшие на всех автоматах Симонова устройство немецкой парашютисткой винтовки FG-42, получили более удобный выдвижной целик. Для рукопашного боя предназначался штык. По желанию заказчика, обращавшего особое внимание на удобство оружия в обращении, Сергей Гаврилович все принадлежности для его чистки разместил в пистолетной рукоятке.

В 1949 г. на вооружение был принят АК-47 конструкции М.Т.Калашникова, но совершенствование подобных систем продолжалось. К тому же эксплуатация «Калашникова» в войсках выявила ряд недостатков. Пока автор стремился устранить их, другие оружейники занимались созданием новых образцов. К ним подключился и Симонов, накопивший изрядный опыт в конструировании автоматов. В 1955-1956 гг. он предложил 6 моделей. Работа их автоматики основывалась на отводе пороховых газов через отверстие в стволе - схема, признанная оптимальной. Запирание патронов на всех моделях осуществлялось перекосом затвора, как на получившем всеобщее признание карабине СКС. В этой опытной серии Симонов окончательно отказался от прицельных приспособлений с откидной мушкой и выдвижным целиком, перейдя к классике - секторному прицелу с цилиндрической мушкой, защищенной кольцевым стальным намушником. Его АС-95П и АС-96П обр. 1955 года, вышли максимально облегченными. Этого удалось добиться за счет уменьшения ствольной коробки и деревянных частей. Оригинальными в обеих конструкциях были газовый поршень, выполненный ступенчатым для уменьшения скорости перемещения подвижных частей и спусковой механизм, изготовленный в съемном блоке. Испытания выявили плюсы и минусы новинок; так, жесткость и прочность отдельных частей оказалась недостаточной, а отдача, из-за малой массы - чрезмерной. В то же время специалисты отметили простоту устройства автомата и его унификацию с СКС.

Автомат АС-95П обр. 1955 года.калибр - 7,62 ммдлина общая - 890 ммдлина со сложенным прикладом - 700 мммасса без патронов и магазина - 2,59 кг (96П - 2,85 кг)ёмкость магазина - 30 патронов

Наиболее удачными стали АС-106П обр. 1955 года и АС-107П обр. 1956 года. Их ударно-спусковой механизм был курковым. Для силовой разгрузки крышки ствольной коробки и замедления темпа стрельбы Симонов применил длинный ход штока поршня и разместил возвратный механизм перед затворной рамой в ствольной коробке, закрепив при помощи поворота сектора упора пружины, находящейся на штоке поршня. Фиксация рамы с возвратным механизмом осуществлялась отъемной рукояткой. Трубка штока крепилась к газовой камере чекой. Для уменьшения размеров оружия в походном положении один из автоматов снабжался сдвижным металлическим прикладом.

Автомат АС-106П обр. 1955 года.калибр - 7,62 ммдлина общая - 890 мммасса без патронов - 3,5 кгёмкость магазина - 30 патронов

В 1962 г для Симонова начался новый «автоматный период». Тогда окончательно выяснилось, что эталоном такого оружия стало - "калашниковское", технология его выделки была отлажена «на все сто» и ломать её, даже для выпуска более совершенной модели, признали нецелесообразным. Поэтому опытные изделия Симонова серии АО-31 походили на АК-47 и АКМ; все имели аналогичные поворотные затворы и предохранители, предназначенные исключительно для предотвращения случайных выстрелов, а для изменения режима огня служили сигнальные флажковые переводчики, расположенные поблизости от спускового крючка. Тем не менее автоматы Симонова обладали рядом характерных особенностей, не позволявших спутать их с другими системами. Так автомат АО-31 с заводским номером 3, изготовленный и испытанный в 1962 г, имел на дульной части ствола газовую камеру, одновременно служившую тормозом-компенсатором, корпусом мушки и пламегасителем. Для удлинения прицельной линии, прицел смонтировали на крышке ствольной коробки. Однако ощутимых преимуществ перед «Калашниковым» АО-31 не проявил, а эксплуатационные качества и надежность оказались даже ниже, нежели у серийного АК.

Конечно, Сергей Гаврилович был огорчен этим, но рук не опустил. Ему было свойственно искать новое во многом эмпирическим путем, неоднократно переделывая и совершенствуя узлы и детали. Так он поступил и на сей раз. Появившийся в 1964 году АО-31-6 вновь обрел обычную газовую камеру и поршень с длинным ходом штока, затвор имел улучшенное устройство с роликом на ведущем выступе, чтобы уменьшить трение при отпирании. Установку прицела на крышке ствольной коробки Симонов счел нерациональной и вернул его на кольцо цевья. Автомат АО-31-6 получил деревянный приклад, складывающийся в походном положении и крепящийся к правой стороне ствольной коробки. Это позволяло применять автомат во всех родах войск. Лишь спустя два десятка лет подобный приклад нашел место на калашниковском АК-74М.

Автомат АО-31-6калибр - 7,62 ммдлина общая - 895 ммдлина со сложенным прикладом - 660 мммасса без патронов и магазина - 2,51 кгёмкость магазина - 30 патронов.

В 60-е годы Симонов одним из первых в стране начал экспериментировать с новыми перспективными разновидностями боеприпасов: 5,45-мм малоимпульсным и 7,б2-мм безгильзовым патронами. В 1963 году конструктор предложил малокалиберный автомат АО-31-5. За исключением ствола он не отличался от других образцов этой серии. Хотя проверка на полигоне подтвердила жизнеспособность подобного оружия, потребовалось еще 10 лет, прежде чем оно утвердилось в системе вооружения Советской Армии.

Автомат АО-31-5калибр - 5,45 ммдлина общая - 910 мммасса без патронов - 2,57 кгёмкость магазина - 30 патронов

Забытым оказался опытный безгильзовый АО-31-7 выпуска 1965 года. Технически он был оформлен как вся серия АО, но не имел выбрасывателя и отражателя. На нем опробовали возможность стрельбы боеприпасами, в которых пороховой заряд был спрессован с капсюлем. Автомат АО-31-7 не предназначался для ведения огня одиночными выстрелами, главным было добиться от оружия и необычных боеприпасов работы в автоматическом режиме, но этому помешали явно «сырые» патроны. Жаль конечно, ведь безгильзовые боеприпасы сулили немалые выгоды. К примеру по причине меньшего веса и габаритов удавалось поместить в магазин больший боекомплект. И опять о приоритете: симоновский автомат на 30 лет предвосхитил появление аналогичного оружия в других странах, в частности в ФРГ.

В последние годы Сергей Гаврилович продолжал трудиться над малокалиберными автоматами под 5,45-мм патрон. В частности, в 1975 г создал АГ-042 и АГ-043, отличавшиеся небольшими размерами и весом. Для приведения в действие автоматики конструктор использовал классический для такого оружия отвод пороховых газов через отверстие в стволе, но из-за его малой длины - всего 215 мм - делалось это через дульную часть. Газовая камера одновременно служила и основанием мушки. Для снижения отдачи на ствол навинчивался дульный тормоз-компенсатор с пламегасителем. Как и на предыдущих образцах, оружейник позаботился о безопасности - от преждевременных и ненамеренных выстрелов солдата защищали два предохранителя. Один в ствольной коробке, предотвращал взведение затвора, а второй в спусковом механизме, препятствовал выстрелу из-за случайного нажатия на спусковой крючок. Он же служил и переводчиком режима огня. Патроны помещались в стандартные 30-зарядные магазины автомата Калашникова.

Симоновское оружие отличалось тем, что было легко разбирающимся и очень технологичным из-за широкого применения холодной штамповки при изготовлении деталей. Исходя из специфики разных родов войск, оно оснащалось деревянными либо металлическими прикладами; последние в убранном положении заметно уменьшали длину автоматов и пистолетов-пулемётов.

Испытания АГ-042 и АГ-043 проходили в конкурентной борьбе с калашниковским укороченным АКС-74У. Каких-то значительных преимуществ по скорострельности и баллистике они не показывали и поэтому на вооружение приняты не были. Сказался и авторитет М.Т.Калашникова, ставшего к тому времени уже дважды Героем Социалистического Труда. Автоматы АГ-042 и АГ-043 стали последними симоновскими экспонатами: Сергей Гаврилович подарил их музею в 1979 г.

Малогабаритный автомат АГ-043калибр - 5,45 ммдлина общая - 680 ммдлина со сложенным прикладом - 420 мммасса без патронов -2,1 кгёмкость магазина - 30 патронов

www.dogswar.ru

Экспериментальное оружие С.Г.Симонова. / Оружие / magSpace.ru

Среди творцов отечественного стрелкового оружия Сергей Гаврилович Симонов (1894-1986) заслуженно считается одним из патриархов, Его жизнь была типичной для талантливых самородков, пришедших в советскую оборонную промышленность в 20-30-е гг. Родился в крестьянской семье, окончил три класса сельской школы, в 1б лет стал учеником кузнеца, потом заводским слесарем, а в 1917 г. начал работать наладчиком автоматов системы В.Г.Федорова на Ковровском пулеметном заводе, где его вскоре назначили мастером. В 1922 г. Сергей Гаврилович уже занялся созданием ручного пулемёта и автоматической винтовки собственной конструкции. Спустя 7 лет он становится начальником сборочного цеха завода, затем экспериментальных мастерских, в 1932-1933 гг. пополняет образование в Промышленной академии, а через 3 года на вооружение принимают его автоматическую винтовку.

После этого Симонов возглавлял конструкторские бюро на предприятиях оборонной промышленности и только в 1959 г. ушел на пенсию. Но и тогда не прекратил заниматься новыми образцами оружия. Свидетельства высокой оценки его заслуг — звания Героя Социалистического Труда и дважды — лауреата Сталинской премии, награждение восемью орденами и несколькими медалями. За долгие годы творческой деятельности Симонов спроектировал полторы сотни разнообразных систем, но по ряду причин известность получили только три: автоматическая винтовка АВС-36, противотанковое ружье ПТРС и самозарядный карабин СКС, ставшие табельным оружием нашей армии.

А что же остальные конструкции? Какими они были? Попробуем ответить на этот вопрос, тем более, что опытные образцы не исчезли бесследно, как нередко случалось, а хранятся в коллекции Центрального музея Вооруженных Сил в Москве. Немало тому способствовал сам Симонов, завещавший свое опытное оружие музею и в 1960-1981 гг. передавший сюда 155 «стволов». За небольшим исключением, это автоматические системы, среди которых значительное место занимают пистолеты-пулемёты и автоматы.

Свой первый пистолет-пулемёт Сергей Гаврилович разработал в 1945-1946 г. Казалось, в период второй мировой войны в конструкцию такого оружия были внесены все мыслимые усовершенствования. Тем не менее Симонов нашел новые, оригинальные решения в оформлении отдельных узлов и элементов, так что начальный вариант ППС-6П образца 1946 года имел неоспоримые преимущества перед состоявшими на вооружении пистолетами-пулемётами Шпагина и Судаева. Автоматика его оставалась традиционной для подобных систем и основывалась на отдаче свободного затвора, но подвижные части были гораздо лучше защищены от загрязнения. В частности, затвор и ствольную коробку прикрывала от пыли и влаги тонкостенная штампованная крышка, которая при стрельбе оставалась неподвижной. На всех серийных пистолетах-пулемётах стреляные гильзы выбрасывались вверх и в сторону через окно в ствольной коробке и мешали стрелку визировать цель, Симонов направил экстракцию гильз вниз, ППС-6П образца 1946 года имел постоянный прицел на 200 м, состоявший из мушки и целика, ложу карабинного типа; боеприпасами служили 7,62-мм пистолетные патроны образца 1930 г.

Пистолет-пулемёт ППС-6П обр. 1946 года.

калибр — 7,62 мм 

длина общая — 798 мм

масса без патронов — 3,27 кг

скорострельность — 700 выстрелов в минуту

емкость магазина — 35 патронов

В 1949 г. конструктор переделал это оружие под 9-мм патроны пистолета ПМ и уменьшил его размеры, применив выдвижной металлический приклад. Новый образец получил марку ППС-8П 49 года. В том же году по заданию НКВД Симонов начинает работать над первым советским компактным пистолетом-пулемётом. Взяв за основу ППС-8П, для дальнейшего уменьшения габаритов он использовал выкат затвора на ствол в момент выстрела. (Лишь в 1954 г подобное решение воплотилось в израильском «Узи», так что его автор Узиэл Гал оказался далеко не первым.) Особенностью нового оружия был низкий темп стрельбы, что достигалось относительно большой массой подвижных частей, длинным ходом автоматики и выкатом затвора. Ударный механизм был классического типа — ударникового, прицел — перекладным, рассчитанным на ведение прицельного огня на дистанциях 50 и 100 м, предохранитель фиксировал затвор во взведенном положении. Пистолет-пулемёт получился небольшим, длиной 600 мм с откинутым плечевым упором и 380 мм со сложенным, весил же без патронов 1,88 кг.

ППС-10П обр. 1950 года. изготовили в 1950 году, но к сожалению всего цикла испытаний он не выдержал. К тому же из-за отсутствия дульного тормоза-компенсатора меткость огня оказалась невысокой, а прочность некоторых деталей — недостаточной. Потребовались два десятилетия, чтобы оценить наработки Симонова — только в 1970 г в СССР возобновили проектирование малогабаритных пистолетов-пулемётов. Причем история повторилась: образцы, представленные Н.М.Афанасьевым и Е.Ф.Драгуновым, не удовлетворили военных по прицельной дальности стрельбы. И лишь в 1993 г. началось серийное производство очень схожего с ППС-10П «Кедра».

Пистолет-пулемёт ППС-10П обр. 1950 года.

калибр — 9 мм

длина общая — 600 мм

длина со сложенным прикладом — 380 мм

масса без патронов — 1,88 кг

скорострельность — 700 выстрелов в минуту

ёмкость магазина — 30 патронов.

Параллельно Сергей Гаврилович занимался автоматами — как показал боевой опыт второй мировой войны, наиболее удачным и перспективным лёгким стрелковым оружием. Свой АС-13П обр. 1949 года он спроектировал в 1948 г. Для работы автоматики использовалась энергия пороховых газов, частично отводимых через боковое отверстие в стволе, для запирания патрона — хорошо отработанный автором перекос затвора, для замедления темпа стрельбы — длинный ход штока поршня. Чтобы сократить длину ствольной коробки, конструктор разместил возвратно-боевую пружину в прикладе. Из АС-18П обр. 1948 года, можно было стрелять очередями и одиночными выстрелами. Имелся предохранитель, запиравший спусковой механизм. Значительное число деталей выполнялось высокотехнологичным методом холодной штамповки. Оружие получилось хотя и вполне пригодным для эксплуатации, но перетяжелённым — без патронов оно весило 4,31 кг. Симонов попытался облегчить его, отказавшись от пылезащитной крышки окна ствольной коробки, переделав рукоятку перезаряжания, изменив предохранитель и переводчик режима огня. Новый АС-18П обр. 1949 г. "похудел" на полкилограмма и стал более удобным.

Автомат АС-18П обр. 1949 года.

калибр — 7,62 мм

длина общая — 860 мм

масса без патронов и магазина — 3,8 кг

ёмкость магазина — 30 патронов

В то же время оружейник опробовал другой принцип приведения в действие подвижных частей. Еще в 1948 г он создал АС-19П с полусвободным (самооткрывающимся) затвором, замедлявшимся за счет трения, чем обеспечивалась и замедленная экстракция гильз. В остальном же конструкция весьма напоминала АС-13П и АС-18П.

Автомат АС-19П обр. 1948 года. 

калибр — 7,62 мм

длина общая — 852 мм

масса без патронов и магазина — 3,2 кг

ёмкость магазина — 30 патронов.

Последним в серии автоматов 1948-1949 гг. стал АС-21П обр. 1949 года, конструктивно аналогичный АС-18П. В нём функции приклада выполняла ствольная коробка, склепанная из тонких гофрированных металлических листов. Откидные прицельные приспособления, напоминавшие на всех автоматах Симонова устройство немецкой парашютисткой винтовки FG-42, получили более удобный выдвижной целик. Для рукопашного боя предназначался штык. По желанию заказчика, обращавшего особое внимание на удобство оружия в обращении, Сергей Гаврилович все принадлежности для его чистки разместил в пистолетной рукоятке.

В 1949 г. на вооружение был принят АК-47 конструкции М.Т.Калашникова, но совершенствование подобных систем продолжалось. К тому же эксплуатация «Калашникова» в войсках выявила ряд недостатков. Пока автор стремился устранить их, другие оружейники занимались созданием новых образцов. К ним подключился и Симонов, накопивший изрядный опыт в конструировании автоматов. В 1955-1956 гг. он предложил 6 моделей. Работа их автоматики основывалась на отводе пороховых газов через отверстие в стволе — схема, признанная оптимальной. Запирание патронов на всех моделях осуществлялось перекосом затвора, как на получившем всеобщее признание карабине СКС. В этой опытной серии Симонов окончательно отказался от прицельных приспособлений с откидной мушкой и выдвижным целиком, перейдя к классике — секторному прицелу с цилиндрической мушкой, защищенной кольцевым стальным намушником. Его АС-95П и АС-96П обр. 1955 года, вышли максимально облегченными. Этого удалось добиться за счет уменьшения ствольной коробки и деревянных частей. Оригинальными в обеих конструкциях были газовый поршень, выполненный ступенчатым для уменьшения скорости перемещения подвижных частей и спусковой механизм, изготовленный в съемном блоке. Испытания выявили плюсы и минусы новинок; так, жесткость и прочность отдельных частей оказалась недостаточной, а отдача, из-за малой массы — чрезмерной. В то же время специалисты отметили простоту устройства автомата и его унификацию с СКС.

Автомат АС-95П обр. 1955 года.

калибр — 7,62 мм

длина общая — 890 мм

длина со сложенным прикладом — 700 мм

масса без патронов и магазина — 2,59 кг (96П — 2,85 кг)

ёмкость магазина — 30 патронов

Наиболее удачными стали АС-106П обр. 1955 года и АС-107П обр. 1956 года. Их ударно-спусковой механизм был курковым. Для силовой разгрузки крышки ствольной коробки и замедления темпа стрельбы Симонов применил длинный ход штока поршня и разместил возвратный механизм перед затворной рамой в ствольной коробке, закрепив при помощи поворота сектора упора пружины, находящейся на штоке поршня. Фиксация рамы с возвратным механизмом осуществлялась отъемной рукояткой. Трубка штока крепилась к газовой камере чекой. Для уменьшения размеров оружия в походном положении один из автоматов снабжался сдвижным металлическим прикладом.

Автомат АС-106П обр. 1955 года.

калибр — 7,62 мм

длина общая — 890 мм

масса без патронов — 3,5 кг

ёмкость магазина — 30 патронов

В 1962 г для Симонова начался новый «автоматный период». Тогда окончательно выяснилось, что эталоном такого оружия стало — "калашниковское", технология его выделки была отлажена «на все сто» и ломать её, даже для выпуска более совершенной модели, признали нецелесообразным. Поэтому опытные изделия Симонова серии АО-31 походили на АК-47 и АКМ; все имели аналогичные поворотные затворы и предохранители, предназначенные исключительно для предотвращения случайных выстрелов, а для изменения режима огня служили сигнальные флажковые переводчики, расположенные поблизости от спускового крючка. Тем не менее автоматы Симонова обладали рядом характерных особенностей, не позволявших спутать их с другими системами. Так автомат АО-31 с заводским номером 3, изготовленный и испытанный в 1962 г, имел на дульной части ствола газовую камеру, одновременно служившую тормозом-компенсатором, корпусом мушки и пламегасителем. Для удлинения прицельной линии, прицел смонтировали на крышке ствольной коробки. Однако ощутимых преимуществ перед «Калашниковым» АО-31 не проявил, а эксплуатационные качества и надежность оказались даже ниже, нежели у серийного АК.

Конечно, Сергей Гаврилович был огорчен этим, но рук не опустил. Ему было свойственно искать новое во многом эмпирическим путем, неоднократно переделывая и совершенствуя узлы и детали. Так он поступил и на сей раз. Появившийся в 1964 году АО-31-6 вновь обрел обычную газовую камеру и поршень с длинным ходом штока, затвор имел улучшенное устройство с роликом на ведущем выступе, чтобы уменьшить трение при отпирании. Установку прицела на крышке ствольной коробки Симонов счел нерациональной и вернул его на кольцо цевья. Автомат АО-31-6 получил деревянный приклад, складывающийся в походном положении и крепящийся к правой стороне ствольной коробки. Это позволяло применять автомат во всех родах войск. Лишь спустя два десятка лет подобный приклад нашел место на калашниковском АК-74М.

Автомат АО-31-6

калибр — 7,62 мм

длина общая — 895 мм

длина со сложенным прикладом — 660 мм

масса без патронов и магазина — 2,51 кг

ёмкость магазина — 30 патронов.

В 60-е годы Симонов одним из первых в стране начал экспериментировать с новыми перспективными разновидностями боеприпасов: 5,45-мм малоимпульсным и 7, б2-мм безгильзовым патронами. В 1963 году конструктор предложил малокалиберный автомат АО-31-5. За исключением ствола он не отличался от других образцов этой серии. Хотя проверка на полигоне подтвердила жизнеспособность подобного оружия, потребовалось еще 10 лет, прежде чем оно утвердилось в системе вооружения Советской Армии.

Автомат АО-31-5

калибр — 5,45 мм

длина общая — 910 мм

масса без патронов — 2,57 кг

ёмкость магазина — 30 патронов

Забытым оказался опытный безгильзовый АО-31-7 выпуска 1965 года. Технически он был оформлен как вся серия АО, но не имел выбрасывателя и отражателя. На нем опробовали возможность стрельбы боеприпасами, в которых пороховой заряд был спрессован с капсюлем. Автомат АО-31-7 не предназначался для ведения огня одиночными выстрелами, главным было добиться от оружия и необычных боеприпасов работы в автоматическом режиме, но этому помешали явно «сырые» патроны. Жаль конечно, ведь безгильзовые боеприпасы сулили немалые выгоды. К примеру по причине меньшего веса и габаритов удавалось поместить в магазин больший боекомплект. И опять о приоритете: симоновский автомат на 30 лет предвосхитил появление аналогичного оружия в других странах, в частности в ФРГ.

В последние годы Сергей Гаврилович продолжал трудиться над малокалиберными автоматами под 5,45-мм патрон. В частности, в 1975 г создал АГ-042 и АГ-043, отличавшиеся небольшими размерами и весом. Для приведения в действие автоматики конструктор использовал классический для такого оружия отвод пороховых газов через отверстие в стволе, но из-за его малой длины — всего 215 мм — делалось это через дульную часть. Газовая камера одновременно служила и основанием мушки. Для снижения отдачи на ствол навинчивался дульный тормоз-компенсатор с пламегасителем. Как и на предыдущих образцах, оружейник позаботился о безопасности — от преждевременных и ненамеренных выстрелов солдата защищали два предохранителя. Один в ствольной коробке, предотвращал взведение затвора, а второй в спусковом механизме, препятствовал выстрелу из-за случайного нажатия на спусковой крючок. Он же служил и переводчиком режима огня. Патроны помещались в стандартные 30-зарядные магазины автомата Калашникова.

Симоновское оружие отличалось тем, что было легко разбирающимся и очень технологичным из-за широкого применения холодной штамповки при изготовлении деталей. Исходя из специфики разных родов войск, оно оснащалось деревянными либо металлическими прикладами; последние в убранном положении заметно уменьшали длину автоматов и пистолетов-пулемётов.

Испытания АГ-042 и АГ-043 проходили в конкурентной борьбе с калашниковским укороченным АКС-74У. Каких-то значительных преимуществ по скорострельности и баллистике они не показывали и поэтому на вооружение приняты не были. Сказался и авторитет М.Т.Калашникова, ставшего к тому времени уже дважды Героем Социалистического Труда. Автоматы АГ-042 и АГ-043 стали последними симоновскими экспонатами: Сергей Гаврилович подарил их музею в 1979 г.

Малогабаритный автомат АГ-043

калибр — 5,45 мм

длина общая — 680 мм

длина со сложенным прикладом — 420 мм

масса без патронов -2,1 кг

ёмкость магазина — 30 патронов 

magspace.ru

Создатель «Бронебоек» Сергей Симонов - Энциклопедия стрелкового оружия

Замечательным отечественным конструктором, создателем первоклассных образцов автоматического стрелкового оружия стал Сергей Гаврилович Симонов (1894-1986 гг.) - Герой Социалистического Труда, дважды лауреат Государственной премии СССР, заслуженный изобретатель РСФСР. Трудовая биография простого сельского паренька из деревни Федоровка Иваново-Вознесенской губернии началась рано, после окончания трех классов сельской школы, и почти с первых дней была связана с техникой. Уже в шестнадцать лет он работает кузнецом в слесарной мастерской, а затем слесарем на механическом заводе. Окончив профессионально-технические курсы, Симонов идет работать слесарем-отладчиком автоматического оружия на Ковровский пулеметный завод. Первыми его учителями стали Владимир Григорьевич Федоров, основоположник русской школы автоматического оружия, и Василий Алексеевич Дегтярев, начальник опытной мастерской завода. Они побудили у пытливого юноши тягу к проектированию стрелкового оружия, что в дальнейшем стало основным делом его жизни.

Сергей Гаврилович во всем проявлял обстоятельность. Взявшись за любой новый для себя труд, Симонов пытался исполнить его не просто хорошо, а с той неповторимостью, на которую способен лишь истинный мастер своего дела.

С.Г. Симонов на фоне коллекции своего оружияв НИИ-61. г. Климовск, 1953 г.

Начал самостоятельную изобретательскую деятельность Симонов в 1922-1923 гг., когда спроектировал и собрал свои первые ручной пулемет и автоматическую винтовку. Сергей Гаврилович является одним из первых советских оружейников, кто разработал конструкцию пулемета с учетом упрощения и удешевления производства путем внедрения штамповки и литья для изготовления наиболее ответственной детали пулемета - ствольной коробки, к тому же чрезвычайно простой конфигурации. Детали подвижной системы автоматики также не требовали сложной механической обработки. Такой рациональный подход конструктора к проектированию нового образца не только с чисто технической, но и технологической стороны способствовал созданию очень простого и во многих отношениях перспективного оружия. Однако испытания, проведенные в 1926 г., выявили недостаточную надежность работы автоматики оружия, что повлияло на дальнейшую судьбу ручного пулемета.

Подобным же образом обстояло дело и с первой моделью 7,62-мм автоматической винтовки Симонова. Комиссия Главного Артиллерийского Управления РККА (ГАУ) отметила конструктивную простоту винтовки. Однако конструктор допустил серьезный просчет, сделав газоотвод сбоку. В результате нарушения симметрии центр тяжести оружия смещался, что при стрельбе влекло отклонение пули на траектории. Не до конца оказались продуманными вопросы сборки и разборки винтовки, отсутствовал переводчик одиночного огня. Заключение комиссии было однозначно: винтовка не выдержала даже предварительного экзамена.

Неудача не остановила молодого конструктора. С еще большей настойчивостью он стал работать над усовершенствованием своей винтовки.

7,62-мм автоматическая винтовка Симонова обр. 1936 г. (АВС-36)

В 1931 г. появился пятый вариант автоматической винтовки (АВС). Она успешно выдержала борьбу с такими сильными конкурентами, как образцы конструкции Дегтярева и Токарева, и прошла все полигонные и войсковые испытания. В процессе достаточно длительной постановки АВС в серийное производство в течение нескольких лет конструктор, направленный на Ижевский машиностроительный завод, постоянно вносил в ее конструкцию улучшения. Для повышения кучности боя оружия (особенно при ведении автоматического огня) винтовка получила эффективный дульный тормоз, поглощавший часть энергии отдачи и стабилизировавший положение оружия при стрельбе; новую крышку ствольной коробки; был сделан цельноштампованный затылок приклада; укорочена ствольная накладка. Взамен складного игольчатого штыка к винтовке был принят отъемный штык клинкового типа, который мог использоваться в откинутом положении в качестве упора при автоматической стрельбе. Новый образец поступил на вооружение Красной Армии под обозначением "7,62-мм автоматическая винтовка Симонова обр. 1936 г. (АВС-36)”.

Производство винтовки осуществлял в 1934-1939 гг. Ижевский машиностроительный завод. Наряду с ее стандартным вариантом в очень небольших количествах выпускалась и снайперская модификация этого оружия, оснащенная оптическим прицелом ПЕ. Винтовки АВС-36 достаточно широко использовались во время советско-финской войны 1939-1940 гг. и в начальный период Великой Отечественной.

7,62-мм снайперская самозарядная винтовка Симонова СВС-14.Опытный образец

В 1938 г. Симонов представил улучшенный образец - СВС-14. Модернизированная винтовка обладала более высокими боевыми и достаточно хорошими эксплуатационными качествами. Но достаточно курьезный случай повлиял на судьбу и этого образца. Нарком оборонной промышленности Б.Л. Ванников вспоминал впоследствии: "В 1937-1939 гг. мы опробовали несколько самозарядных винтовок, в том числе представленные конструкторами Токаревым и Симоновым. Тогда-то и допустили ошибку. Симонов создал наиболее легкий образец с наилучшим механизмом автоматики, но вследствие небрежности самого конструктора, допущенной при изготовлении опытной винтовки, она показала на стрельбах несколько худшие результаты, чем конструкция Токарева... Наряду с другими преимуществами, винтовка Симонова имела меньшие габариты и меньший штык-тесак, что обеспечивало хорошую маневренность. Но как раз против маленького тесака ополчились военные, ссылаясь на то, что русская винтовка из-за наибольшей длины штыка всегда имела преимущества в ближнем бою. Я настаивал на том, что симоновская винтовка лучше других, и просил дать возможность изготовить новые образцы для повторных испытаний. Большинство членов комиссии не согласились на это и решили рекомендовать на вооружение винтовку Токарева...” Таким образом, победа досталась самозарядной винтовке Токарева СВТ-38.

7,62-мм автоматический карабин Симонова АКС-91.Опытный образец

В 1938-1940 гг. состоялся еще один конкурс, направленный на разработку самозарядного или автоматического карабина под 7,62-мм винтовочный патрон обр. 1908 г. На него также представили свои образцы Токарев и Симонов.

Сергей Гаврилович предложил армии на выбор три карабина в вариантах самозарядном - СКС-41 с магазином на 5 патронов, автоматическом - АКС-20, а также АКС-22. Основной особенностью этих карабинов являлись продуманность конструкции, малый вес и наличие постоянного магазина, впоследствии ставшие главными отличительными чертами оружия талантливого советского оружейника. В результате длительных полигонных испытаний наиболее удачными оказались образцы оружия системы Симонова, отвечавшие многим, но далеко не всем требованиям тактико-технического задания ГАУ. Это проявилось в низкой живучести оружия, частых отказах в работе из-за большого количества задержек при стрельбе. После завершения испытаний Артком ГАУ не принял никакого конкретного решения по их результатам, поскольку основная причина многих неудач была давно известна нашим специалистам-оружейникам - использование во всех системах индивидуального автоматического оружия пехоты 7,62-мм винтовочно-пулеметного патрона с его устаревшей гильзой с закраиной.

С началом Великой Отечественной войны Симонов переключился на создание ручных и станковых пулеметов. Однако удача сопутствовала конструктору в других областях оружейного дела. По-настоящему звездным часом для Сергея Гавриловича стало лето 1941 г., когда Советским вооруженным силам потребовалось, наряду с увеличением производства противотанковой артиллерии, снабдить фронт эффективным, мобильным, простым в обращении противотанковым средством ближнего боя. Таким оружием в то время могло стать только противотанковое ружье (ПТР), имевшее малую массу, высокую маневренность на поле боя и возможность хорошей маскировки применительно к местности. К созданию ПТР привлекаются конструкторы-оружейники Н.Рукавишников, В.Дегтярев и С.Симонов. Сам Сергей Гаврилович впоследствии вспоминал о проектировании 14,5-мм самозарядного противотанкового ружья: "Времени для экспериментов не было, ведь нам дали всего месяц сроку. Поэтому при конструировании были использованы многие, хорошо зарекомендовавшие себя узлы автоматической винтовки. Их только пришлось укрупнить до размеров, позволявших использовать патроны 14,5-мм калибра, производство которых было налажено промышленностью. Мы работали, не выходя из цеха, день и ночь…”

14,5-мм противотанковое самозарядное ружье Симонова ПТРСобр. 1941 г.

История не знает, пожалуй, других примеров столь быстрого создания образцов стрелкового оружия. 29 августа 1941 г. 14,5-мм противотанковые ружья Дегтярева (ПТРД) и Симонова (ПТРС) принимают на вооружение Красной Армии. По своим боевым и эксплуатационным качествам новое противотанковое оружие превосходило практически все подобные иностранные системы, позволяя советским пехотинцам успешно бороться с легкими и средними танками противника.

Сталин отдал приказ о начале выпуска ПТРС на Тульском пулеметном заводе № 66. Хорошие технико-экономические показатели этого образца позволили оружейному заводу в сжатые сроки освоить его производство. Впоследствии Симонов писал об этом: "В производстве с ПТРС не было никаких недоразумений. Оно пошло, как говорится, с ходу. Правда, мне приходилось не раз вставать за станок и показывать, как лучше фрезеровать и точить ту или иную деталь”. Острая потребность войск в этом мощном оружии заставила организовать производство симоновских ружей еще и Ижевским машиностроительным заводом № 622. Общий выпуск ПТРД и ПТРС в 1942 г. составил более 20000 шт. в месяц. За разработку противотанкового ружья Симонов был удостоен Сталинской (Государственной) премии.

Противотанковое ружье Симонова получило высокую оценку на всех фронтах. Оно обладало такими боевыми качествами, как простота в обращении, безотказность в стрельбе и высокая бронепробиваемость. Наличие пятизарядного магазина и возможность ведения полуавтоматического огня выгодно отличали его от ПТР Дегтярева.

Особо важную роль противотанковые ружья сыграли в сталинградской эпопее, в боях на рубежах рек Аксай и Мышков к юго-западу от Сталинграда. Так, 15 декабря 1942 г. во время контратаки танков противника взвод бронебойщиков из 59-й механизированной бригады занял позиции. Стоял плотный зимний туман. Положив противотанковые ружья на плечи вторых номеров, бронебойщики стоя ожидали, когда из-за тумана покажутся танки. Это произошло на дистанции 250-300 м. Раздалась короткая команда. Засверкали выстрелы ПТРС, и тут же начали вспыхивать одна за другой вражеские машины. "За короткое время, - вспоминал потом один из участников этого боя А. Аленченко, - нам удалось поджечь и подбить 14 танков, после чего немцы отступили. Им было непонятно, почему горели танки, т.к. в тумане они не видели нас. А затем туман рассеялся, и немцы вновь пошли в атаку, теперь уже прямо на нас… Нелегко достался нам этот бой: из 21 бойца в живых осталось только трое...”

После Сталинградской битвы значение ПТР как средства борьбы с танками стало уменьшаться, хотя еще в сражениях на Курской дуге бронебойщики не раз увенчали себя славой. Симонов после войны рассказывал: "Я знал бронебойщиков младшего лейтенанта Яблоньку и красноармейца Сердюкова, которые за один день уничтожили 22 фашистских танка”. В ходе войны список целей для противотанковых ружей был существенно расширен - наряду с уничтожением бронетранспортеров, бронеавтомобилей и танков противника, это оружие успешно использовали для борьбы с огневыми точками, автотранспортом и низко летящими самолетами. Настоящей находкой оказалось это оружие для советских партизан, у которых оно являлось, по сути дела, единственным эффективным средством борьбы с бронетехникой противника. Из ПТРС можно было одним-двумя выстрелами вывести из строя паровоз, поджечь цистерну с горючим.

7,62-мм самозарядный карабин Симонова СКСв снайперском варианте.

Наряду с автоматом Калашникова особое место в истории советского автоматического оружия, рассчитанного на использование 7,62-мм "промежуточного” патрона обр. 1943 г., занял самозарядный карабин Симонова - СКС, отличавшийся наибольшей завершенностью как в техническом, так и в производственном отношениях. Созданный в 1944 г. на базе карабина АКС-22 обр. 1941 г., он вобрал в себя все самые лучшие черты своего предшественника: легкость, компактность, хорошие боевые и эксплуатационные качества.

В том же году достаточно большая партия самозарядных карабинов Симонова была направлена для прохождения войсковых испытаний в части 1-го Белорусского фронта и на курсы "Выстрел”, где они получили положительную оценку: отмечались простота устройства, легкость, и удобство обращения с ними в боевой обстановке. Хотя испытания в реальной боевой обстановке выявили отдельные недостатки нового оружия, в том числе тугую экстракцию стреляных гильз; утыкание патронов при подаче из магазина; недостаточно высокую надежность функционирования автоматики в усложненных условиях. Поэтому советские воины, к сожалению, так и не получили на заключительном этапе войны это достаточно мощное оружие. Полная доработка и отладка всех узлов карабина завершилась уже после окончания Великой Отечественной. На вооружение Советской Армии он был принят только в 1949 г. под наименованием "7,62-мм самозарядный карабин системы Симонова (СКС)”. Заслуги конструктора были отмечены второй Сталинской (Государственной) премией СССР, а в 1954 г. Симонова удостоили высокого звания Героя Социалистического Труда.

Карабины СКС - оружие роты почетного караула

В войсках новое оружие быстро прижилось, чему в немалой степени способствовали его хорошие боевые и служебно-эксплуатационные качества, в том числе неплохая меткость боя. Серийное производство карабинов Симонова было освоено в 1949 г. Тульским оружейным заводом, а в 1952 г. - Ижевским механическим и продолжалось вплоть до 1956 г. За это время было изготовлено 2 685 900 самозарядных карабинов Симонова СКС. И только значительное улучшение боевых качеств облегченной модели автомата Калашникова, обеспечившее высокую меткость стрельбы на дальности до 400 м, позволило стандартизировать в качестве основного индивидуального оружия пехотинца автомат АК. Карабин Симонова был снят с производства, но не с вооружения. В ВВС, ВМФ, РВСН и сухопутных войсках он оставался вплоть до середины 80-х гг., пока его окончательно не вытеснил 5,45-мм автомат Калашникова АК-74. Сейчас СКС сохранились в Российской армии только на вооружении рот почетного караула. Кроме того, самозарядные карабины Симонова состояли также на вооружении более чем в 30 зарубежных странах. Это оружие стало поистине шедевром конструкторской мысли Сергея Гавриловича Симонова.

В 50-70-е гг. Симонов очень плодотворно работал в НИИ-61 (г. Климовск Московской обл.), где создал еще более 150 образцов стрелкового оружия, в том числе несколько десятков разнообразных вариантов самозарядных и автоматических карабинов, созданных на базе СКС, а также самозарядных винтовок, самозарядных снайперских винтовок, пистолетов-пулеметов, ручных пулеметов. Эти колоссальные цифры свидетельствуют о настойчивости и трудолюбии талантливого конструктора.

Сергей МонетчиковФото из архива автораБратишка 07-2002

shooting-iron.ru

Экспериментальное оружие Симонова С.Г.

Среди творцов отечественного стрелкового оружия Сергей Гаврилович Симонов (1894-1986) заслуженно считается одним из патриархов.

Его жизнь была типичной для талантливых самородков, пришедших в советскую оборонную промышленность в 20-30-е гг. Родился в крестьянской семье, окончил три класса сельской школы, в 1б лет стал учеником кузнеца, потом заводским слесарем, а в 1917 г. начал работать наладчиком автоматов системы В.Г.Федорова на Ковровском пулеметном заводе, где его вскоре назначили мастером. В 1922 г. Сергей Гаврилович уже занялся созданием ручного пулемёта и автоматической винтовки собственной конструкции. Спустя 7 лет он становится начальником сборочного цеха завода, затем экспериментальных мастерских, в 1932-1933 гг. пополняет образование в Промышленной академии, а через 3 года на вооружение принимают его автоматическую винтовку.

После этого Симонов возглавлял конструкторские бюро на предприятиях оборонной промышленности и только в 1959 г. ушел на пенсию. Но и тогда не прекратил заниматься новыми образцами оружия. Свидетельства высокой оценки его заслуг — звания Героя Социалистического Труда и дважды — лауреата Сталинской премии, награждение восемью орденами и несколькими медалями. За долгие годы творческой деятельности Симонов спроектировал полторы сотни разнообразных систем, но по ряду причин известность получили только три: автоматическая винтовка АВС-36, противотанковое ружье ПТРС и самозарядный карабин СКС, ставшие табельным оружием нашей армии.

А что же остальные конструкции? Какими они были? Попробуем ответить на этот вопрос, тем более, что опытные образцы не исчезли бесследно, как нередко случалось, а хранятся в коллекции Центрального музея Вооруженных Сил в Москве. Немало тому способствовал сам Симонов, завещавший свое опытное оружие музею и в 1960-1981 гг. передавший сюда 155 «стволов». За небольшим исключением, это автоматические системы, среди которых значительное место занимают пистолеты-пулемёты и автоматы.

Свой первый пистолет-пулемёт Сергей Гаврилович разработал в 1945-1946 г. Казалось, в период второй мировой войны в конструкцию такого оружия были внесены все мыслимые усовершенствования. Тем не менее Симонов нашел новые, оригинальные решения в оформлении отдельных узлов и элементов, так что начальный вариант ППС-6П образца 1946 года имел неоспоримые преимущества перед состоявшими на вооружении пистолетами-пулемётами Шпагина и Судаева. Автоматика его оставалась традиционной для подобных систем и основывалась на отдаче свободного затвора, но подвижные части были гораздо лучше защищены от загрязнения. В частности, затвор и ствольную коробку прикрывала от пыли и влаги тонкостенная штампованная крышка, которая при стрельбе оставалась неподвижной. На всех серийных пистолетах-пулемётах стреляные гильзы выбрасывались вверх и в сторону через окно в ствольной коробке и мешали стрелку визировать цель, Симонов направил экстракцию гильз вниз, ППС-6П образца 1946 года имел постоянный прицел на 200 м, состоявший из мушки и целика, ложу карабинного типа; боеприпасами служили 7,62-мм пистолетные патроны образца 1930 г.

Пистолет-пулемёт ППС-6П обр. 1946 года.калибр — 7,62 мм длина общая — 798 мммасса без патронов — 3,27 кгскорострельность — 700 выстрелов в минутуемкость магазина — 35 патронов

В 1949 г. конструктор переделал это оружие под 9-мм патроны пистолета ПМ и уменьшил его размеры, применив выдвижной металлический приклад. Новый образец получил марку ППС-8П 49 года. В том же году по заданию НКВД Симонов начинает работать над первым советским компактным пистолетом-пулемётом. Взяв за основу ППС-8П, для дальнейшего уменьшения габаритов он использовал выкат затвора на ствол в момент выстрела. (Лишь в 1954 г подобное решение воплотилось в израильском «Узи», так что его автор Узиэл Гал оказался далеко не первым.) Особенностью нового оружия был низкий темп стрельбы, что достигалось относительно большой массой подвижных частей, длинным ходом автоматики и выкатом затвора. Ударный механизм был классического типа — ударникового, прицел — перекладным, рассчитанным на ведение прицельного огня на дистанциях 50 и 100 м, предохранитель фиксировал затвор во взведенном положении. Пистолет-пулемёт получился небольшим, длиной 600 мм с откинутым плечевым упором и 380 мм со сложенным, весил же без патронов 1,88 кг.

ППС-10П обр. 1950 года. изготовили в 1950 году, но к сожалению всего цикла испытаний он не выдержал. К тому же из-за отсутствия дульного тормоза-компенсатора меткость огня оказалась невысокой, а прочность некоторых деталей — недостаточной. Потребовались два десятилетия, чтобы оценить наработки Симонова — только в 1970 г в СССР возобновили проектирование малогабаритных пистолетов-пулемётов. Причем история повторилась: образцы, представленные Н.М.Афанасьевым и Е.Ф.Драгуновым, не удовлетворили военных по прицельной дальности стрельбы. И лишь в 1993 г. началось серийное производство очень схожего с ППС-10П «Кедра».

Пистолет-пулемёт ППС-10П обр. 1950 года.калибр — 9 ммдлина общая — 600 ммдлина со сложенным прикладом — 380 мммасса без патронов — 1,88 кгскорострельность — 700 выстрелов в минутуёмкость магазина — 30 патронов.

Параллельно Сергей Гаврилович занимался автоматами — как показал боевой опыт второй мировой войны, наиболее удачным и перспективным лёгким стрелковым оружием. Свой АС-13П обр. 1949 года он спроектировал в 1948 г. Для работы автоматики использовалась энергия пороховых газов, частично отводимых через боковое отверстие в стволе, для запирания патрона — хорошо отработанный автором перекос затвора, для замедления темпа стрельбы — длинный ход штока поршня. Чтобы сократить длину ствольной коробки, конструктор разместил возвратно-боевую пружину в прикладе. Из АС-18П обр. 1948 года, можно было стрелять очередями и одиночными выстрелами. Имелся предохранитель, запиравший спусковой механизм. Значительное число деталей выполнялось высокотехнологичным методом холодной штамповки. Оружие получилось хотя и вполне пригодным для эксплуатации, но перетяжелённым — без патронов оно весило 4,31 кг. Симонов попытался облегчить его, отказавшись от пылезащитной крышки окна ствольной коробки, переделав рукоятку перезаряжания, изменив предохранитель и переводчик режима огня. Новый АС-18П обр. 1949 г. "похудел" на полкилограмма и стал более удобным.

Автомат АС-18П обр. 1949 года.калибр — 7,62 ммдлина общая — 860 мммасса без патронов и магазина — 3,8 кгёмкость магазина — 30 патронов

В то же время оружейник опробовал другой принцип приведения в действие подвижных частей. Еще в 1948 г он создал АС-19П с полусвободным (самооткрывающимся) затвором, замедлявшимся за счет трения, чем обеспечивалась и замедленная экстракция гильз. В остальном же конструкция весьма напоминала АС-13П и АС-18П.

Автомат АС-19П обр. 1948 года. калибр — 7,62 ммдлина общая — 852 мммасса без патронов и магазина — 3,2 кгёмкость магазина — 30 патронов.

Последним в серии автоматов 1948-1949 гг. стал АС-21П обр. 1949 года, конструктивно аналогичный АС-18П. В нём функции приклада выполняла ствольная коробка, склепанная из тонких гофрированных металлических листов. Откидные прицельные приспособления, напоминавшие на всех автоматах Симонова устройство немецкой парашютисткой винтовки FG-42, получили более удобный выдвижной целик. Для рукопашного боя предназначался штык. По желанию заказчика, обращавшего особое внимание на удобство оружия в обращении, Сергей Гаврилович все принадлежности для его чистки разместил в пистолетной рукоятке.

В 1949 г. на вооружение был принят АК-47 конструкции М.Т.Калашникова, но совершенствование подобных систем продолжалось. К тому же эксплуатация «Калашникова» в войсках выявила ряд недостатков. Пока автор стремился устранить их, другие оружейники занимались созданием новых образцов. К ним подключился и Симонов, накопивший изрядный опыт в конструировании автоматов. В 1955-1956 гг. он предложил 6 моделей. Работа их автоматики основывалась на отводе пороховых газов через отверстие в стволе — схема, признанная оптимальной. Запирание патронов на всех моделях осуществлялось перекосом затвора, как на получившем всеобщее признание карабине СКС. В этой опытной серии Симонов окончательно отказался от прицельных приспособлений с откидной мушкой и выдвижным целиком, перейдя к классике — секторному прицелу с цилиндрической мушкой, защищенной кольцевым стальным намушником. Его АС-95П и АС-96П обр. 1955 года, вышли максимально облегченными. Этого удалось добиться за счет уменьшения ствольной коробки и деревянных частей. Оригинальными в обеих конструкциях были газовый поршень, выполненный ступенчатым для уменьшения скорости перемещения подвижных частей и спусковой механизм, изготовленный в съемном блоке. Испытания выявили плюсы и минусы новинок; так, жесткость и прочность отдельных частей оказалась недостаточной, а отдача, из-за малой массы — чрезмерной. В то же время специалисты отметили простоту устройства автомата и его унификацию с СКС.

Автомат АС-95П обр. 1955 года.калибр — 7,62 ммдлина общая — 890 ммдлина со сложенным прикладом — 700 мммасса без патронов и магазина — 2,59 кг (96П — 2,85 кг)ёмкость магазина — 30 патронов Наиболее удачными стали АС-106П обр. 1955 года и АС-107П обр. 1956 года. Их ударно-спусковой механизм был курковым. Для силовой разгрузки крышки ствольной коробки и замедления темпа стрельбы Симонов применил длинный ход штока поршня и разместил возвратный механизм перед затворной рамой в ствольной коробке, закрепив при помощи поворота сектора упора пружины, находящейся на штоке поршня. Фиксация рамы с возвратным механизмом осуществлялась отъемной рукояткой. Трубка штока крепилась к газовой камере чекой. Для уменьшения размеров оружия в походном положении один из автоматов снабжался сдвижным металлическим прикладом. Автомат АС-106П обр. 1955 года.калибр — 7,62 ммдлина общая — 890 мммасса без патронов — 3,5 кгёмкость магазина — 30 патронов

В 1962 г для Симонова начался новый «автоматный период». Тогда окончательно выяснилось, что эталоном такого оружия стало — "калашниковское", технология его выделки была отлажена «на все сто» и ломать её, даже для выпуска более совершенной модели, признали нецелесообразным. Поэтому опытные изделия Симонова серии АО-31 походили на АК-47 и АКМ; все имели аналогичные поворотные затворы и предохранители, предназначенные исключительно для предотвращения случайных выстрелов, а для изменения режима огня служили сигнальные флажковые переводчики, расположенные поблизости от спускового крючка. Тем не менее автоматы Симонова обладали рядом характерных особенностей, не позволявших спутать их с другими системами. Так автомат АО-31 с заводским номером 3, изготовленный и испытанный в 1962 г, имел на дульной части ствола газовую камеру, одновременно служившую тормозом-компенсатором, корпусом мушки и пламегасителем. Для удлинения прицельной линии, прицел смонтировали на крышке ствольной коробки. Однако ощутимых преимуществ перед «Калашниковым» АО-31 не проявил, а эксплуатационные качества и надежность оказались даже ниже, нежели у серийного АК.

Конечно, Сергей Гаврилович был огорчен этим, но рук не опустил. Ему было свойственно искать новое во многом эмпирическим путем, неоднократно переделывая и совершенствуя узлы и детали. Так он поступил и на сей раз. Появившийся в 1964 году АО-31-6 вновь обрел обычную газовую камеру и поршень с длинным ходом штока, затвор имел улучшенное устройство с роликом на ведущем выступе, чтобы уменьшить трение при отпирании. Установку прицела на крышке ствольной коробки Симонов счел нерациональной и вернул его на кольцо цевья. Автомат АО-31-6 получил деревянный приклад, складывающийся в походном положении и крепящийся к правой стороне ствольной коробки. Это позволяло применять автомат во всех родах войск. Лишь спустя два десятка лет подобный приклад нашел место на калашниковском АК-74М.

Автомат АО-31-6калибр — 7,62 ммдлина общая — 895 ммдлина со сложенным прикладом — 660 мммасса без патронов и магазина — 2,51 кгёмкость магазина — 30 патронов.

В 60-е годы Симонов одним из первых в стране начал экспериментировать с новыми перспективными разновидностями боеприпасов: 5,45-мм малоимпульсным и 7,б2-мм безгильзовым патронами. В 1963 году конструктор предложил малокалиберный автомат АО-31-5. За исключением ствола он не отличался от других образцов этой серии. Хотя проверка на полигоне подтвердила жизнеспособность подобного оружия, потребовалось еще 10 лет, прежде чем оно утвердилось в системе вооружения Советской Армии.

Автомат АО-31-5калибр — 5,45 ммдлина общая — 910 мммасса без патронов — 2,57 кгёмкость магазина — 30 патронов

Забытым оказался опытный безгильзовый АО-31-7 выпуска 1965 года. Технически он был оформлен как вся серия АО, но не имел выбрасывателя и отражателя. На нем опробовали возможность стрельбы боеприпасами, в которых пороховой заряд был спрессован с капсюлем. Автомат АО-31-7 не предназначался для ведения огня одиночными выстрелами, главным было добиться от оружия и необычных боеприпасов работы в автоматическом режиме, но этому помешали явно «сырые» патроны. Жаль конечно, ведь безгильзовые боеприпасы сулили немалые выгоды. К примеру по причине меньшего веса и габаритов удавалось поместить в магазин больший боекомплект. И опять о приоритете: симоновский автомат на 30 лет предвосхитил появление аналогичного оружия в других странах, в частности в ФРГ.

В последние годы Сергей Гаврилович продолжал трудиться над малокалиберными автоматами под 5,45-мм патрон. В частности, в 1975 г создал АГ-042 и АГ-043, отличавшиеся небольшими размерами и весом. Для приведения в действие автоматики конструктор использовал классический для такого оружия отвод пороховых газов через отверстие в стволе, но из-за его малой длины — всего 215 мм — делалось это через дульную часть. Газовая камера одновременно служила и основанием мушки. Для снижения отдачи на ствол навинчивался дульный тормоз-компенсатор с пламегасителем. Как и на предыдущих образцах, оружейник позаботился о безопасности — от преждевременных и ненамеренных выстрелов солдата защищали два предохранителя. Один в ствольной коробке, предотвращал взведение затвора, а второй в спусковом механизме, препятствовал выстрелу из-за случайного нажатия на спусковой крючок. Он же служил и переводчиком режима огня. Патроны помещались в стандартные 30-зарядные магазины автомата Калашникова.

Симоновское оружие отличалось тем, что было легко разбирающимся и очень технологичным из-за широкого применения холодной штамповки при изготовлении деталей. Исходя из специфики разных родов войск, оно оснащалось деревянными либо металлическими прикладами; последние в убранном положении заметно уменьшали длину автоматов и пистолетов-пулемётов.

Испытания АГ-042 и АГ-043 проходили в конкурентной борьбе с калашниковским укороченным АКС-74У. Каких-то значительных преимуществ по скорострельности и баллистике они не показывали и поэтому на вооружение приняты не были. Сказался и авторитет М.Т.Калашникова, ставшего к тому времени уже дважды Героем Социалистического Труда. Автоматы АГ-042 и АГ-043 стали последними симоновскими экспонатами: Сергей Гаврилович подарил их музею в 1979 г.

Малогабаритный автомат АГ-043калибр — 5,45 ммдлина общая — 680 ммдлина со сложенным прикладом — 420 мммасса без патронов -2,1 кгёмкость магазина — 30 патронов

источник

спасибо

feldgrau.info

Экспериментальное оружие Симонова С.Г.

Среди творцов отечественного стрелкового оружия Сергей Гаврилович Симонов (1894-1986) заслуженно считается одним из патриархов.

Его жизнь была типичной для талантливых самородков, пришедших в советскую оборонную промышленность в 20-30-е гг. Родился в крестьянской семье, окончил три класса сельской школы, в 1б лет стал учеником кузнеца, потом заводским слесарем, а в 1917 г. начал работать наладчиком автоматов системы В.Г.Федорова на Ковровском пулеметном заводе, где его вскоре назначили мастером. В 1922 г. Сергей Гаврилович уже занялся созданием ручного пулемёта и автоматической винтовки собственной конструкции. Спустя 7 лет он становится начальником сборочного цеха завода, затем экспериментальных мастерских, в 1932-1933 гг. пополняет образование в Промышленной академии, а через 3 года на вооружение принимают его автоматическую винтовку.

После этого Симонов возглавлял конструкторские бюро на предприятиях оборонной промышленности и только в 1959 г. ушел на пенсию. Но и тогда не прекратил заниматься новыми образцами оружия. Свидетельства высокой оценки его заслуг — звания Героя Социалистического Труда и дважды — лауреата Сталинской премии, награждение восемью орденами и несколькими медалями. За долгие годы творческой деятельности Симонов спроектировал полторы сотни разнообразных систем, но по ряду причин известность получили только три: автоматическая винтовка АВС-36, противотанковое ружье ПТРС и самозарядный карабин СКС, ставшие табельным оружием нашей армии.

А что же остальные конструкции? Какими они были? Попробуем ответить на этот вопрос, тем более, что опытные образцы не исчезли бесследно, как нередко случалось, а хранятся в коллекции Центрального музея Вооруженных Сил в Москве. Немало тому способствовал сам Симонов, завещавший свое опытное оружие музею и в 1960-1981 гг. передавший сюда 155 «стволов». За небольшим исключением, это автоматические системы, среди которых значительное место занимают пистолеты-пулемёты и автоматы.

Свой первый пистолет-пулемёт Сергей Гаврилович разработал в 1945-1946 г. Казалось, в период второй мировой войны в конструкцию такого оружия были внесены все мыслимые усовершенствования. Тем не менее Симонов нашел новые, оригинальные решения в оформлении отдельных узлов и элементов, так что начальный вариант ППС-6П образца 1946 года имел неоспоримые преимущества перед состоявшими на вооружении пистолетами-пулемётами Шпагина и Судаева. Автоматика его оставалась традиционной для подобных систем и основывалась на отдаче свободного затвора, но подвижные части были гораздо лучше защищены от загрязнения. В частности, затвор и ствольную коробку прикрывала от пыли и влаги тонкостенная штампованная крышка, которая при стрельбе оставалась неподвижной. На всех серийных пистолетах-пулемётах стреляные гильзы выбрасывались вверх и в сторону через окно в ствольной коробке и мешали стрелку визировать цель, Симонов направил экстракцию гильз вниз, ППС-6П образца 1946 года имел постоянный прицел на 200 м, состоявший из мушки и целика, ложу карабинного типа; боеприпасами служили 7,62-мм пистолетные патроны образца 1930 г.

Пистолет-пулемёт ППС-6П обр. 1946 года.калибр — 7,62 мм длина общая — 798 мммасса без патронов — 3,27 кгскорострельность — 700 выстрелов в минутуемкость магазина — 35 патронов

В 1949 г. конструктор переделал это оружие под 9-мм патроны пистолета ПМ и уменьшил его размеры, применив выдвижной металлический приклад. Новый образец получил марку ППС-8П 49 года. В том же году по заданию НКВД Симонов начинает работать над первым советским компактным пистолетом-пулемётом. Взяв за основу ППС-8П, для дальнейшего уменьшения габаритов он использовал выкат затвора на ствол в момент выстрела. (Лишь в 1954 г подобное решение воплотилось в израильском «Узи», так что его автор Узиэл Гал оказался далеко не первым.) Особенностью нового оружия был низкий темп стрельбы, что достигалось относительно большой массой подвижных частей, длинным ходом автоматики и выкатом затвора. Ударный механизм был классического типа — ударникового, прицел — перекладным, рассчитанным на ведение прицельного огня на дистанциях 50 и 100 м, предохранитель фиксировал затвор во взведенном положении. Пистолет-пулемёт получился небольшим, длиной 600 мм с откинутым плечевым упором и 380 мм со сложенным, весил же без патронов 1,88 кг.

ППС-10П обр. 1950 года. изготовили в 1950 году, но к сожалению всего цикла испытаний он не выдержал. К тому же из-за отсутствия дульного тормоза-компенсатора меткость огня оказалась невысокой, а прочность некоторых деталей — недостаточной. Потребовались два десятилетия, чтобы оценить наработки Симонова — только в 1970 г в СССР возобновили проектирование малогабаритных пистолетов-пулемётов. Причем история повторилась: образцы, представленные Н.М.Афанасьевым и Е.Ф.Драгуновым, не удовлетворили военных по прицельной дальности стрельбы. И лишь в 1993 г. началось серийное производство очень схожего с ППС-10П «Кедра».

Пистолет-пулемёт ППС-10П обр. 1950 года.калибр — 9 ммдлина общая — 600 ммдлина со сложенным прикладом — 380 мммасса без патронов — 1,88 кгскорострельность — 700 выстрелов в минутуёмкость магазина — 30 патронов.

Параллельно Сергей Гаврилович занимался автоматами — как показал боевой опыт второй мировой войны, наиболее удачным и перспективным лёгким стрелковым оружием. Свой АС-13П обр. 1949 года он спроектировал в 1948 г. Для работы автоматики использовалась энергия пороховых газов, частично отводимых через боковое отверстие в стволе, для запирания патрона — хорошо отработанный автором перекос затвора, для замедления темпа стрельбы — длинный ход штока поршня. Чтобы сократить длину ствольной коробки, конструктор разместил возвратно-боевую пружину в прикладе. Из АС-18П обр. 1948 года, можно было стрелять очередями и одиночными выстрелами. Имелся предохранитель, запиравший спусковой механизм. Значительное число деталей выполнялось высокотехнологичным методом холодной штамповки. Оружие получилось хотя и вполне пригодным для эксплуатации, но перетяжелённым — без патронов оно весило 4,31 кг. Симонов попытался облегчить его, отказавшись от пылезащитной крышки окна ствольной коробки, переделав рукоятку перезаряжания, изменив предохранитель и переводчик режима огня. Новый АС-18П обр. 1949 г. "похудел" на полкилограмма и стал более удобным.

Автомат АС-18П обр. 1949 года.калибр — 7,62 ммдлина общая — 860 мммасса без патронов и магазина — 3,8 кгёмкость магазина — 30 патронов

В то же время оружейник опробовал другой принцип приведения в действие подвижных частей. Еще в 1948 г он создал АС-19П с полусвободным (самооткрывающимся) затвором, замедлявшимся за счет трения, чем обеспечивалась и замедленная экстракция гильз. В остальном же конструкция весьма напоминала АС-13П и АС-18П.

Автомат АС-19П обр. 1948 года. калибр — 7,62 ммдлина общая — 852 мммасса без патронов и магазина — 3,2 кгёмкость магазина — 30 патронов.

Последним в серии автоматов 1948-1949 гг. стал АС-21П обр. 1949 года, конструктивно аналогичный АС-18П. В нём функции приклада выполняла ствольная коробка, склепанная из тонких гофрированных металлических листов. Откидные прицельные приспособления, напоминавшие на всех автоматах Симонова устройство немецкой парашютисткой винтовки FG-42, получили более удобный выдвижной целик. Для рукопашного боя предназначался штык. По желанию заказчика, обращавшего особое внимание на удобство оружия в обращении, Сергей Гаврилович все принадлежности для его чистки разместил в пистолетной рукоятке.

В 1949 г. на вооружение был принят АК-47 конструкции М.Т.Калашникова, но совершенствование подобных систем продолжалось. К тому же эксплуатация «Калашникова» в войсках выявила ряд недостатков. Пока автор стремился устранить их, другие оружейники занимались созданием новых образцов. К ним подключился и Симонов, накопивший изрядный опыт в конструировании автоматов. В 1955-1956 гг. он предложил 6 моделей. Работа их автоматики основывалась на отводе пороховых газов через отверстие в стволе — схема, признанная оптимальной. Запирание патронов на всех моделях осуществлялось перекосом затвора, как на получившем всеобщее признание карабине СКС. В этой опытной серии Симонов окончательно отказался от прицельных приспособлений с откидной мушкой и выдвижным целиком, перейдя к классике — секторному прицелу с цилиндрической мушкой, защищенной кольцевым стальным намушником. Его АС-95П и АС-96П обр. 1955 года, вышли максимально облегченными. Этого удалось добиться за счет уменьшения ствольной коробки и деревянных частей. Оригинальными в обеих конструкциях были газовый поршень, выполненный ступенчатым для уменьшения скорости перемещения подвижных частей и спусковой механизм, изготовленный в съемном блоке. Испытания выявили плюсы и минусы новинок; так, жесткость и прочность отдельных частей оказалась недостаточной, а отдача, из-за малой массы — чрезмерной. В то же время специалисты отметили простоту устройства автомата и его унификацию с СКС.

Автомат АС-95П обр. 1955 года.калибр — 7,62 ммдлина общая — 890 ммдлина со сложенным прикладом — 700 мммасса без патронов и магазина — 2,59 кг (96П — 2,85 кг)ёмкость магазина — 30 патронов Наиболее удачными стали АС-106П обр. 1955 года и АС-107П обр. 1956 года. Их ударно-спусковой механизм был курковым. Для силовой разгрузки крышки ствольной коробки и замедления темпа стрельбы Симонов применил длинный ход штока поршня и разместил возвратный механизм перед затворной рамой в ствольной коробке, закрепив при помощи поворота сектора упора пружины, находящейся на штоке поршня. Фиксация рамы с возвратным механизмом осуществлялась отъемной рукояткой. Трубка штока крепилась к газовой камере чекой. Для уменьшения размеров оружия в походном положении один из автоматов снабжался сдвижным металлическим прикладом. Автомат АС-106П обр. 1955 года.калибр — 7,62 ммдлина общая — 890 мммасса без патронов — 3,5 кгёмкость магазина — 30 патронов

В 1962 г для Симонова начался новый «автоматный период». Тогда окончательно выяснилось, что эталоном такого оружия стало — "калашниковское", технология его выделки была отлажена «на все сто» и ломать её, даже для выпуска более совершенной модели, признали нецелесообразным. Поэтому опытные изделия Симонова серии АО-31 походили на АК-47 и АКМ; все имели аналогичные поворотные затворы и предохранители, предназначенные исключительно для предотвращения случайных выстрелов, а для изменения режима огня служили сигнальные флажковые переводчики, расположенные поблизости от спускового крючка. Тем не менее автоматы Симонова обладали рядом характерных особенностей, не позволявших спутать их с другими системами. Так автомат АО-31 с заводским номером 3, изготовленный и испытанный в 1962 г, имел на дульной части ствола газовую камеру, одновременно служившую тормозом-компенсатором, корпусом мушки и пламегасителем. Для удлинения прицельной линии, прицел смонтировали на крышке ствольной коробки. Однако ощутимых преимуществ перед «Калашниковым» АО-31 не проявил, а эксплуатационные качества и надежность оказались даже ниже, нежели у серийного АК.

Конечно, Сергей Гаврилович был огорчен этим, но рук не опустил. Ему было свойственно искать новое во многом эмпирическим путем, неоднократно переделывая и совершенствуя узлы и детали. Так он поступил и на сей раз. Появившийся в 1964 году АО-31-6 вновь обрел обычную газовую камеру и поршень с длинным ходом штока, затвор имел улучшенное устройство с роликом на ведущем выступе, чтобы уменьшить трение при отпирании. Установку прицела на крышке ствольной коробки Симонов счел нерациональной и вернул его на кольцо цевья. Автомат АО-31-6 получил деревянный приклад, складывающийся в походном положении и крепящийся к правой стороне ствольной коробки. Это позволяло применять автомат во всех родах войск. Лишь спустя два десятка лет подобный приклад нашел место на калашниковском АК-74М.

Автомат АО-31-6калибр — 7,62 ммдлина общая — 895 ммдлина со сложенным прикладом — 660 мммасса без патронов и магазина — 2,51 кгёмкость магазина — 30 патронов.

В 60-е годы Симонов одним из первых в стране начал экспериментировать с новыми перспективными разновидностями боеприпасов: 5,45-мм малоимпульсным и 7,б2-мм безгильзовым патронами. В 1963 году конструктор предложил малокалиберный автомат АО-31-5. За исключением ствола он не отличался от других образцов этой серии. Хотя проверка на полигоне подтвердила жизнеспособность подобного оружия, потребовалось еще 10 лет, прежде чем оно утвердилось в системе вооружения Советской Армии.

Автомат АО-31-5калибр — 5,45 ммдлина общая — 910 мммасса без патронов — 2,57 кгёмкость магазина — 30 патронов

Забытым оказался опытный безгильзовый АО-31-7 выпуска 1965 года. Технически он был оформлен как вся серия АО, но не имел выбрасывателя и отражателя. На нем опробовали возможность стрельбы боеприпасами, в которых пороховой заряд был спрессован с капсюлем. Автомат АО-31-7 не предназначался для ведения огня одиночными выстрелами, главным было добиться от оружия и необычных боеприпасов работы в автоматическом режиме, но этому помешали явно «сырые» патроны. Жаль конечно, ведь безгильзовые боеприпасы сулили немалые выгоды. К примеру по причине меньшего веса и габаритов удавалось поместить в магазин больший боекомплект. И опять о приоритете: симоновский автомат на 30 лет предвосхитил появление аналогичного оружия в других странах, в частности в ФРГ.

В последние годы Сергей Гаврилович продолжал трудиться над малокалиберными автоматами под 5,45-мм патрон. В частности, в 1975 г создал АГ-042 и АГ-043, отличавшиеся небольшими размерами и весом. Для приведения в действие автоматики конструктор использовал классический для такого оружия отвод пороховых газов через отверстие в стволе, но из-за его малой длины — всего 215 мм — делалось это через дульную часть. Газовая камера одновременно служила и основанием мушки. Для снижения отдачи на ствол навинчивался дульный тормоз-компенсатор с пламегасителем. Как и на предыдущих образцах, оружейник позаботился о безопасности — от преждевременных и ненамеренных выстрелов солдата защищали два предохранителя. Один в ствольной коробке, предотвращал взведение затвора, а второй в спусковом механизме, препятствовал выстрелу из-за случайного нажатия на спусковой крючок. Он же служил и переводчиком режима огня. Патроны помещались в стандартные 30-зарядные магазины автомата Калашникова.

Симоновское оружие отличалось тем, что было легко разбирающимся и очень технологичным из-за широкого применения холодной штамповки при изготовлении деталей. Исходя из специфики разных родов войск, оно оснащалось деревянными либо металлическими прикладами; последние в убранном положении заметно уменьшали длину автоматов и пистолетов-пулемётов.

Испытания АГ-042 и АГ-043 проходили в конкурентной борьбе с калашниковским укороченным АКС-74У. Каких-то значительных преимуществ по скорострельности и баллистике они не показывали и поэтому на вооружение приняты не были. Сказался и авторитет М.Т.Калашникова, ставшего к тому времени уже дважды Героем Социалистического Труда. Автоматы АГ-042 и АГ-043 стали последними симоновскими экспонатами: Сергей Гаврилович подарил их музею в 1979 г.

Малогабаритный автомат АГ-043калибр — 5,45 ммдлина общая — 680 ммдлина со сложенным прикладом — 420 мммасса без патронов -2,1 кгёмкость магазина — 30 патронов

источник

спасибо

feldgrau.info

Автомат Федорова и автоматическая винтовка Симонова АВС 1936 - Вооружение

С 1920 по 1925 год на вновь созданном Ковровском оружейном заводе выпускались помимо пулеметов автоматические винтовки. Это были скорострельные винтовки системы Федорова образца 1916 года, известные также под названием автомат Федорова. Эксперименты с автоматическими винтовками Федоров проводил еще в 1905-1906 годах в опытной мастерской в Ораниенбауме (ныне Ломоносов). Тогда же он представил опытный образец, построенный на базе многозарядной винтовки Мосина образца 1891 года. Спустя несколько лет он создал еще одну автоматическую винтовку, рассчитанную на самостоятельно разработанный им патрон калибра 6,5 мм. За ней в 1916 году последовал уже упомянутый образец. Федоров назвал его легким ручным пулеметом, а известный специалист в области баллистики Николай Михайлович Филатов дал ему позднее название «автомат». В советской литературе его нередко причисляют также к пистолетам-пулеметам.

Автомат Федорова образца 1916 года

АВС 36

Действительно, конструктору впервые в мире удалось создать оружие, имевшее размеры и массу винтовки, которое могло стрелять не только одиночными патронами, но и очередями подобно пулемету. Поэтому российский город Ораниенбаум можно считать колыбелью автомата, а Федорова — его духовным отцом.Новое оружие, стрелявшее японскими винтовочными патронами Арисака М 38 6,5x50,5 HR, работало по принципу использования энергии отдачи, имело ствол с коротким ходом, поворотный затвор и рожковый магазин на 25 патронов. Было изготовлено несколько образцов для войсковых испытаний. После специального обучения на фронт в декабре 1916 года отправилась стрелковая рота 189-го Измайловского полка, оснащенная такими скорострельными винтовками.После Октябрьской революции Федоров, назначенный директором нового Ковровского оружейного завода, помимо серийного производства пулеметов, занимался и своими автоматами. В сентябре 1920 года был изготовлен первый опытный образец, а к концу года — опытная партия в количестве 100 штук.Когда в апреле 1921 года поступило указание начать серийное производство скорострельного оружия, месячный объем производства вырос до внушительной по тем временам цифры — 50 единиц. Эти винтовки применялись в боях против иностранных интервентов. Хотя в целом они себя неплохо зарекомендовали, но были и критические отзывы.

При стрельбе очередями лишь первые пули достигали цели. Даже при легких загрязнениях случались отказы. Кроме того, оказалось сложно наладить снабжение армии патронами японского производства калибра 6,5 мм. Вдобавок ко всему было принято решение впредь производить только винтовки и пулеметы, рассчитанные на стандартный мосинский патрон калибра 7.62 мм. Поэтому производство в октябре 1925 года было остановлено. До этого момента Ковровский оружейный завод выпустил около 3200 скорострельных винтовок. В отдельные месяцы изготовлялось до 200 единиц. До 1928 года эти винтовки оставались на вооружении Красной Армии, в частности Московского пехотного полка. Но и там они лежали на складах.В число специалистов, следивших за производством скорострельных винтовок Федорова, входил и молодой талантливый инженер Сергей Гаврилович Симонов. Будучи старшим мастером завода, он оказывал большую помощь ведущим конструкторам, участвовал в создании отдельных узлов оружия, занимался технологией, а вскоре и сам начал разрабатывать собственные проекты стрелкового оружия.

АВС 36

Штык нож АВС 36

Его первая самозарядная винтовка, представленная в 1926 году, была без испытаний отклонена приемной комиссией. Однако автоматическая винтовка образца 1931 года допущена к стрелковым испытаниям. Комиссия рекомендовала передать ее в армию для войсковых испытаний, а соответствующее ведомство, отвечавшее за вооружение армии, распорядилось начать ее серийное производство в первом квартале 1934 года.

Автоматическая винтовка Симонова 36

Затем это решение было отозвано. Винтовка не попала в производство, во всяком случае, в первоначальном исполнении. Отклонены были и последующие модели, в том числе автоматический карабин 1935 года. Лишь на следующий год автоматическая винтовка, прошедшая целый ряд сравнительных испытаний с образцами Ф. В. Токарева и В. А. Дегтярева, принесла конструктору долгожданный успех. Эта модель не являлась новой разработкой, а была модификацией образца 1931 года, снабженной дульным компенсатором.Однако успех Симонова оказался весьма скромным по сравнению с тем, который ему принесло принятое летом 1941 года на вооружение противотанковое ружье ПТРС и самозарядный карабин СКС 45. Хотя его автоматическая винтовка и про-заменить стандартную винтовку Мосина 1891/30. В ограниченном количестве винтовку Симонова выпускали также в снайперской версии с оптическим прицелом.

Снайперский вариант АВС 36

В советской литературе сообщается, что в 1934 и 1935 годах было выпущено соответственно 106 и 286 единиц этого оружия для войсковых испытаний, в 1937 году было серийно изготовлено 10280 автоматических винтовок, а в 1938 году — еще 24401 единица. Производство осуществлялось на Ижевском оружейном заводе. Оттуда 26 февраля 1938 года поступило известие, что технология отработана и ничто не препятствует массовому выпуску этого оружия.С учетом обстоятельств того времени это сообщение было если и не преувеличенным, то, по крайней мере, излишне оптимистичным. Ввиду сложной конструкции производство винтовки Симонова требовало очень больших затрат времени и средств. Для серийного производства эта модель была непригодна. Сколько всего было выпущено этих винтовок и когда прекращено их производство — неизвестно. Возможно, все ограничилось уже названными выше цифрами, а производство остановлено, как только появились самозарядные винтовки Токарева СВТ 1938 и СВТ 1940.

Магазин АВС 36

Разобранная АВС 36

Работа автоматической винтовки Симонова АВС 1936 основана на принципе отвода пороховых газов через отверстие в верхней части ствола. Запирание последнего осуществляется вертикально перемещающимся клином. Эта конструкция позволяет затвору запирать ствол после выстрела до тех пор, пока порщень под действием пороховых газов не утопит запирающий клин. Давление газов может регулироваться.Боеприпасы подаются из трапециевидного магазина на 15 патронов мосинского типа М 1908/30 калибра 7,62 мм. Стрельба может вестись одиночными патронами и очередями. Режим ведения огня выбирается с помощью переводчика, расположенного справа в задней части затворной коробки. Практический темп одиночной стрельбы составляет 20-25 выстр./мин, а при стрельбе короткими очередями — 40 выстр./мин. Несмотря на то что емкость магазина увеличилась втрое по сравнению со стандартной винтовкой Мосина, боезапас для автоматической винтовки был явно мал.Прицельное устройство состоит из секторного прицела и мушки без защиты. Прицел может устанавливаться на дистанцию от 100 до 1500 м. Длина линии прицела составляет 591 мм, а длина нарезов — 557 мм. Характерной чертой этой винтовки является заметный, но малоэффективный дульный тормоз, а также длинная прорезь для рукоятки перезаряжения.Тот факт, что винтовка не оправдала возлагавшихся на нее надежд, объясняется, прежде всего, сложной конструкцией затвора. Чтобы уменьшить массу оружия, требовалось делать отдельные его части мельче и легче. Однако существует прямая зависимость между надежностью и безотказностью, затрата ми труда и денег. Детали оружия становятся более мелкими и менее надежными, слишком сложными и дорогими. В итогезатраты на изготовление и сборку такого оружия являются несопоставимыми с точностью его работы.Автоматика очень быстро изнашивалась и уже через некоторое время работала не столь точно. Это сказывалось на надежности системы. Затвор при движении вперед и назад был открыт для любых загрязнений. Кроме того, имелись и другие изъяны: слишком громкий звук выстрела, слишком сильные отдача и сотрясение при выстреле.Хотя автоматическая винтовка недолго находилась на вооружении. она стала своеобразным прототипом для многих других видов автоматического оружия. В этом смысле показательны высказывания эксперта одного из американских военных журналов, сделанные в августе 1942 года: «Русская армия получила автоматическое оружие раньше, чем у нас появилась винтовка Гаранд. Еще позже ввела у себя автоматическую винтовку немецкая армия". Эти слова, вероятно, относятся и к самозарядным винтовкам Токарева СВТ 1938 и СВТ 1940.

Финские солдаты с советскими винтовками АВС-36, СВТ и финским пулемётом Lahti-Saloranta M/26

АВС 36

Характеристики: скорострельная винтовка Федорова образца 1916 года (автомат Федорова)Калибр, мм.........................................................................................6,5Начальная скорость пули (Vq). м/с.............................................670Длина оружия, мм........................................................................1045Темп стрельбы, выстр./мин.........................................................600Подача боеприпасов.......................................рожковый магазинна 25 патроновМасса в заряженном состоянии, кг........................................4,93Патрон...............................................................................6,5x50,5 HRДлина ствола, мм............................................................................520Прицельная дальность стрельбы, м.......................................2100Эффективная дальность стрельбы, м.......................................600Характеристики: автоматическая винтовка АВС 1936Калибр, мм......................................................................................7,62Начальная скорость пули (Vq), м/с.........................................835*Длина оружия, мм...................................................................1260**Подача боеприпасов...........................трапециевидный магазинна 15 патроновМасса с пустым магазином и штыком, кг..............................4,50Патрон...................................................................................7,62x54 RДлина ствола, мм.....................................................................615***Нарезы/направление..................................................................4/пПрицельная дальность стрельбы, м.......................................1500Эффективная дальность стрельбы, м.......................................600* Патрон с легкой пулей.** С примкнутым штыком —1520 мм.*** Свободная часть — 587 мм.

xn--80aaxgqbdi.xn--p1ai