Владимир Григорьевич Федоров: биография оружейника и инженера. Оружейник федоров


Владимир Григорьевич Федоров: биография оружейника и инженера

Федоров Владимир Григорьевич – известный советский инженер в области оружия. Благодаря техническим навыкам Владимира Григорьевича, для Российской империи было усовершенствовано лучшее оружие тех лет – автомат. Однако, несмотря на безусловный талант оружейника, выпуск его военного оружия постоянно прекращался из-за каких-либо обстоятельств. Именно поэтому имя Владимира Федорова, который участвовал в создании стрелкового оружия Второй мировой войны, для многих россиян до сих пор остается не столь известным. Однако данная статья расскажет многое о биографии оружейника.

Биография Федорова Владимира Григорьевича

Великий инженер и конструктор родился 15 мая 1874 года в культурной столице России – Санкт-Петербурге.

Отец Владимира Григорьевича Федора работал на должности смотрителя Императорского правоведческого здания.

Биография Владимира Федора крайне многообразна по своим событиям, что говорит о том, что инженер действительно был выдающимся механиком.

Образование Владимира Федорова

Сначала Владимир Григорьевич Федоров учился в Петербургской государственной гимназии, где получил свое среднее образование, а после ее окончания поступил в Михайловское училище артиллерии, по окончании которого имел уже специальное образование. Именно по окончании училища Владимир поступил на службу в ряды армии Российской империи в 1895 году, где служил на протяжении двух лет командиром взвода.

Но на полученном образовании Владимир Григорьевич Федоров решил не останавливаться. В 1897 году он поступил в Академию артиллерии в том же Михайловске. Свою практику по производству Владимир Федоров проходил на оружейном заводе, который находился в Сестрорецке. Именно там он и познакомился с начальником завода – Сергеем Мосиным, который уже в то время был известным оружейным конструктором. Самой известной работой Мосина стала трехлинейная винтовка, которая была взята на вооружение русской армией в 1851 году.

Первые шаги в службе Федорова

Окончив академию уже в 1900 году, Владимир Григорьевич Федоров был принят на должность докладчика в оружейном отделе Главного артиллерийского управления. Именно там Владимир Федоров получил доступ ко многим материалам, хранящимся в архивах и несущим служебный характер. В этих документах было множество информации о вооружении русской армии и армий других стран.

Первый инженерный опыт

Уже в 1906 году Федоров закончил первый проект по созданию автоматической винтовки, который опирался на чертежи винтовки Мосина. К такому решению пришел Федоров потому, что в это время на вооружении было около пяти миллионов «мосинок», а их переделка под автоматическое оружие была гораздо дешевле, чем создание новой.

В 1906 году проект Владимира Григорьевича был официально одобрен. Именно с этого момента и началась карьера Федорова в области инженерии.

Серьезные изменения в оружии

В 1911 году Федоров начал другой проект, который предусматривал патроны с меньшим калибром, что изменило всю конструкцию винтовки. С началом Первой мировой войны было выпущено около двухсот винтовок Федорова новой конструкции, но вскоре сборку данной модели оружия прекратили.

Уже в 1916 году по предложению Федорова были официально взяты на вооружение автоматические винтовки, которые могли вести беспрерывную стрельбу. Именно это оружие и стало называться автоматом Федорова.

В сентябре этого же года оружейному заводу в Сестрорецке был сделан заказ на сборку двадцати пяти тысяч автоматов Федорова. Несмотря на столь отличное развитие событий, из-за бедности и нехватки материала в военные годы заказ сначала был сокращен до десяти тысяч экземпляров, а после и вовсе отменен.

Дальнейшая жизнь Федорова

В начале 1918 года Владимиру Григорьевичу Федорову предложили место главного инженера на пулеметном заводе в Коврове. Благодаря технике изготовки и сборки деталей Федорова, уже в 1920 году было готово 100 автоматов. А в 1921 году, благодаря навыкам Владимира Григорьевича, изготовление автоматов набрало значительные обороты – 50 штук в месяц. Именно в это время Федоров работает над созданием и развитием нового стрелкового оружия, использовавшегося впоследствии во времена Второй мировой войны. Стрелковое оружие, над которым Федоров работал уже тогда, немало помогло в победе советских войск над фашистскими захватчиками.

В 1920-х годах Федоров, вместе со Шпагиным и Симоновым, создал несколько вариаций пулеметов для танков.

Уже по окончании Гражданской войны Федорову все-таки удалось внести огромное множество различных изменений в конструкцию своего автомата. В 1924 году его более совершенное оружие прошло все испытания и стало выпускаться оружейными заводами. Однако, несмотря на все новшества, автомат с еще более мелким калибром перестал выпускаться. Но к этому времени уже было создано более двух с половиной тысяч единиц.

Писательская деятельность

После окончания Второй мировой войны Владимир Григорьевич Федоров написал научную книгу, которая рассказывала о появлении артиллерийского оружия на Руси. Именно в своих трудах он пишет о том, что данный вид вооружения появился и впервые был использован еще в конце 1300-х годов.

Кроме своей огромной работы о создании оружия, Владимир Григорьевич пишет несколько книг о «Слове о полку Игореве...», в котором рассматривает все события исключительно взглядом военнослужащего, оценивая их с военной точки зрения.

Смерть великого оружейника

В 1953 году Владимир Григорьевич Федоров уходит в отставку.

В 1966 году великий инженер и оружейник Федоров умирает в столице Советского государства. Похоронен Владимир Григорьевич там же, в Москве, на Головинском кладбище.

fb.ru

ВЛАДИМИР ГРИГОРЬЕВИЧ ФЕДОРОВ. + АВТОМАТ ФЕДОРОВА.

Владимир Григорьевич Федоров родился 15 мая  в 1874 году в Санкт-Петербурге, в семье смотрителя училища правоведения.

Окончил гимназию, Михайловское артиллерийское училище, после выпуска из которого в 1895 г. служил командиром взвода в первой гвардейской артиллерийской бригаде. В 1897 г. поступил в Михайловскую артиллерийскую академию, которую закончил в 1900 г. С этого времени началась работа Федорова в оружейном отделе Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления, которую он совмещал с научной и конструкторской деятельностью.В 1905 г. он предложил проект переделки магазинной винтовки системы Мосина образца 1891 г. в автоматическую. В 1906 г. приступил к разработке новой автоматической винтовки.В 1913 г. Федоров спроектировал 6,5-мм автоматическую винтовку под собственный патрон улучшенной баллистики. Эта винтовка была использована в 1916 г. для переделки в автомат.

Винтовка Федорова 1913г.

Винтовка оригинальной конструкции под штатный патрон успешно прошла все войсковые испытания в 1909-1912 годах. Испытания были жестоки: оружие оставляли на сутки под дождем, в разобранном виде опускали в пруд, возили на телеге по пыльной дороге и после этого проверяли стрельбой. За эту винтовку Федоров был удостоен большой Михайловской премии (Золотой медали), выдававшейся раз в 5 лет (Этой премии был удостоен и С. И. Мосин). Сестрорецкому заводу было заказано 150 штук новых винтовок. Но летом 1914 г. началась война, и Военное Министерство распорядилось прекратить все опытные работы, в том числе и по автоматическим винтовкам.

Патрон Федорова улучшенной баллистики.

Патрон Федорова имел остроконечную пулю калибра 6,5-мм массой 8,5 грамм. Гильза бутылочной формы не имела выступающей закраины. Начальная скорость 6,5-мм пули патрона Федорова составляла около 850 м/с, а дульная энергия - 3100 Джоулей, в то время как стандартный винтовочно-пулеметный патрон 7,62х54R в зависимости от варианта снаряжения имеет дульную энергию порядка 3600-4000 Джоулей. 6,5-мм патрон Федорова давал меньший импульс отдачи, в сравнении со стандартным патроном 7,62х54R. Кроме того, этот патрон имел меньшую массу. Данные качества, а также меньшая дульная энергия и гильза без выступающей закраины делали патрон Федорова более пригодным для автоматического оружия, позволяя осуществить его надежную подачу из магазина большой емкости.

Русский вариант патрона 6,5х51.

Японский патрон Арисака 6,5х51 Type 30 обр.1897 г.

В 1916 Федоров адаптировал своё ружьё-пулемет под патрон калибра 6,5 мм для винтовки Арисака. Выбор этого калибра объясняется тем, что винтовки Арисака и патроны к ним во время первой мировой войны в большом количестве поставлялись для русской армии из Японии, и производство этих патронов было налажено на Петербургском патронном заводе и в Великобритании.Вспоминая историю создания автомата, Владимир Григорьевич писал: "Непосредственным толчком к изобретению автомата было изучение боевого опыта Первой мировой войны. В той войне особое значение впервые получили ручные пулеметы. Единственным выходом при тех условиях конструирования оружия, которое имелось в царской России, могла быть только переделка моей автоматической винтовки.

Укоротив ствол на своей винтовке образца 1913года и снабдив ее съемным коробчатым магазином на 25 патрон и рукояткой для стрельбы “с руки” он получил первый образец оружия, ставшим на сегодняшний день основой основ вооружения пехоты любой армии. Остается только изумляться точности сделанных русским оружейником выводов: не автоматическая винтовка с ее весом, длинным стволом, сокрушительной отдачей и нерасторопностью при встрече лицом к лицу; не пистолет – пулемет с его беспомощностью при стрельбе на средние и большие дистанции – а именно автомат – короткоствольное оружие с дальностью прямого выстрела порядка 300 метров, массой около 5 кг и скорострельностью примерно 100 выстрелов в минуту – то есть то, что на русском языке называется именно автоматом.

Летом 1916 года автоматами и автоматическими винтовками Федорова вооружили команду 189-го Измаильского полка, 1 декабря того же года отправленную на Румынский фронт в составе из 158 солдат и 4 офицеров. Они и стали первыми русскими автоматчиками. Автоматы Федорова были направлены и в 10-ый авиадивизион. Они были на 400 грамм легче винтовок Федорова 7.62 мм и допускали интенсивную стрельбу очередями. Так как о производстве авторского патрона в военное время нечего было и мечтать, то оружие было переделано на стрельбу патроном японской винтовки Арисака обр. 1895 г. 6.5мм. Россия, оказавшись в состоянии промышленного коллапса, скупала оружие по всему миру. В числе прочих образцов японское оружие занимало немалое место (782 тыс.). Японский патрон был короче и слабее авторского, что еще более приближало его к промежуточному, но оставленная конструкторами закраина (патрон имеет и кольцевую проточку, и закраину - но меньшего, чем обычно, диаметра) все же делало его менее удачным для работы автоматики1 . Автомат получил отличные отзывы: высока надежность, прочность запирающих затвор деталей, хороша кучность стрельбы – и вместе с тем в нем видели только легкий, но все-таки пулемет.

Автомат Федорова с охлаждающим кожухом от пулемета Льюиса.

Вскоре после Октябрьской революции (или правительственного переворота) Федоров был направлен в Ковров для продолжения работ по выпуску автоматов. Дослужившись в царской армии до генеральского чина, В. Г. Федоров без колебаний принял революцию и отдал народу все свое дарование. Шел 1918 год. На заводе его избрали директором (тогда эта должность была выборной!) Заведующим опытной мастерской назначили Дегтярева. Уже в следующем году автоматы запустили в серийное производство. Всего в период с 1920 по 1924 год, когда производство автомата Федорова было закончено, общее количество выпущенных автоматов составило всего 3200 единиц.

Учтя боевой опыт, Федоров в 1923 г. совершенствует автомат: для снаряжения магазина из обоймы выполняются пазы в коробе и вводится затворная задержка, для предотвращения сдвоенных выстрелов вводится разобщитель спускового механизма. Три прорези прицела заменяются одной, мушка защищается предохранителем. Для переделки автоматы возвращались на завод. Федоров выдвигает идею унифицированного «семейства» оружия единой схемы. Очевидная ныне, для того времени она была совершенно новой.

Необходимо уточнить, что в качестве массового армейского стрелкового оружия автомат Федорова не мог быть использован, так как имел недостаточную надежность работы в тяжелых условиях эксплуатации, был достаточно сложен в изготовлении и обслуживании.

1 октября 1925 г. работы над автоматом прекращаются.До этого,в 1924 г. были прекращены работы над новыми патронами Федорова:урезание бюджета не позволяло заново ставить их производство. 7,62-мм патрон, принятый когда-то как «временный», вновь остался основным, хотя в феврале 1928 г. Артком предлагал вернуться к 6,35-6,5 -мм патрону. Но в том же,1925 году автомат снимают с вооружения. Решение же Арткома 6 апреля 1930 г. о разработке винтовки только с неподвижным стволом поставило крест и на самой системе. Но главное было в другом — не были по достоинству оценены идеи автомата и «семейства» на его базе

Сам Федоров в своей книге «Эволюция стрелкового оружия» отметил, что его автомат в первую очередь был предназначен для вооружения различных подразделений специального назначения, таких как мотоциклетные команды, конно-охотничьи команды и отборных стрелков в пехоте, но не обычной пехоты.

Штык-нож автомата Федорова.

Автомат Фёдорова работал по принципу использования отдачи при коротком ходе ствола. Затвор запирался двумя качающимися личинками, расположенными симметрично с двух сторон и вращающимися в вертикальных плоскостях. Во время выстрела при отходе ствола назад эти личинки поворачивались и освобождали затвор, который после этого мог беспрепятственно отходить в крайнее заднее положение. Удар затворной рамы ускорителем о выступ ствольной коробки ускорял ее отход, повышая надежность работы. Ударно-спусковой механизм куркового типа позволял вести как одиночный, так и автоматический огонь. Ранние версии автомата до 1923 г. имели отъемный переводчик огня. Эта деталь выдавалась бойцу после сдачи своеобразного экзамена. Отдельные переводчик режимов огня и предохранитель располагались на основании спускового механизма, внутри спусковой скобы.

Предохранитель находился перед спусковым крючком, а переводчик - позади спускового крючка. Усовершенствованная в 1923 году версия автомата съемного переводчика огня не имела. Питание патронами осуществлялось из отъемных коробчатых магазинов с двухрядным расположением патронов, емкостью 25 патронов. Магазины ранних автоматов до 1923 года могли быть не взаимозаменяемы.

Последнюю страницу автоматы системы Федорова вписали в свою историю в 1940 г. Практически полное отсутствие в пехотных частях Красной Армии индивидуального автоматического оружия во время советско-финляндской войны 1939-1940 гг. заставило советское высшее командование пройтись по всем запасам оружия, хранившегося на складах и в арсеналах, и вновь вспомнить о давно забытых к тому времени автоматах. Уже в январе-феврале 1940 г. практически все оставшиеся пригодными автоматы Федорова поступили на Карельский фронт, причем их в основном выдавали для вооружения подразделений войсковой разведки, где они еще раз продемонстрировали свои лучшие качества.

В 1927 г. под руководством Федорова в нашей стране не только впервые в мире были созданы унифицированные образцы оружия, но и сама идея унификации раньше чем где бы то ни было получила признание. Работа над унификацией стрелкового оружия на базе автомата Федорова имела важное значение для дальнейшего развития автоматического оружия у нас в стране. Она дала в руки ученых ценные данные о тактико-технических свойствах и конструктивных особенностях различных типов автоматического оружия, без знания которых невозможно было создание основ его научного проектирования. Термин «автомат» был впервые применён по отношению к автоматической винтовке, созданной В. Г. Фёдоровым в 1913—1916 годах, причём это название предложил Н. М. Филатов.Особое место в жизни В.Г. Федорова занимает его научная работа. В 1907 г. вышла в свет книга Федорова «Автоматическое оружие», которая долгое время была единственным пособием при создании новых образцов стрелкового оружия. Большое значение имели его работы, изданные в советское время: «Основания устройства автоматического оружия» (1931 г.) и «Составление рабочих чертежей и технических условий для образцов стрелкового оружия» (1934 г.).Эти работы сыграли большую роль в деле подготовки молодых кадров оружейников - конструкторов и технологов. Федорову принадлежит также много трудов по истории развития отечественного холодного и стрелкового оружия, наиболее ценными из которых являются «Эволюция стрелкового оружия» в двух частях и «Оружейное дело на грани двух эпох» в трех частях, изданные в 1938-1939 гг.Советское правительство высоко оценило заслуги Федорова перед Родиной, присвоив ему звание Героя Труда, воинское звание генерал-лейтенанта инженерно-технической службы и наградив двумя орденами Ленина, орденами Отечественной войны 1 степени и Красной Звезды, а также медалями; ему присуждена ученая степень доктора технических наук и звание профессора.На автоматах Федорова училась оружейному делу и приобщалась к сложным процессам конструирования автоматического оружия замечательная плеяда молодых конструкторов - В.А. Дегтярев, Г.С. Шпагин, С.Г. Симонов и другие, а в дальнейшем и М.Т. Калашников, которые в ближайшие годы доказали свою способность с глубоким знанием дела решать любые задачи в области стрелкового оружия. Исключительной заслугой В.Г. Федорова является создание классификации типов автоматического оружия.В 1949 г. в день 75-летия Владимира Григорьевича Федорова скупой на похвалы Иосиф Виссарионович Сталин, поднимая бокал, сказал: "Генералов у нас много, а Федоров - один!".

Генерал-лейтенант инженерно-технической службы В.Г.Федоров вышел в отставку в 1953 году. Умер Владимир Григорьевич Федоров в 1966 году. Похоронен в Москве на Головинском кладбище.

-Автомат Федорова.

-Калибр: 6,5×51.-Длина оружия: 1040 мм-Длина ствола: 520 мм-Масса без патронов: 4,3 кг.-Темп стрельбы: 600 выстр./мин-Емкость магазина: 25 патронов оригинал взят http://kaspijs.livejournal.com/31110.html

psyont.livejournal.com

Фёдоров, Владимир Григорьевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Фёдоров. Дата рожденияМесто рожденияДата смертиМесто смертиПринадлежностьРод войскГоды службыЗваниеНаграды и премии
Владимир Григорьевич Фёдоров

15 мая 1874(1874-05-15)

Санкт-Петербург, Российская империя

19 сентября 1966(1966-09-19) (92 года)

Москва, СССР

СССР СССР

инженерно-техническая служба

1893—1917

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

1943—1953

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Награды Российской Империи:

Влади́мир Григо́рьевич Фёдоров (1874, Санкт-Петербург — 1966, Москва) — конструктор оружия Российской империи (а затем СССР), генерал-лейтенант инженерно-технической службы (20.10.1943), Герой Труда.

Биография

Русский, родился 15 мая 1874 года в Петербурге в семье смотрителя здания Императорского училища правоведения.

Окончив гимназию, поступил в Михайловское артиллерийское училище, после выпуска из которого в 1895 году в течение двух лет служил командиром взвода в первой гвардейской артиллерийской бригаде.

В 1897 году поступил в Михайловскую артиллерийскую академию. Проходил производственную практику на Сестрорецком оружейном заводе, где познакомился с начальником завода, известным конструктором стрелкового оружия, в частности, знаменитой трёхлинейной винтовки образца 1891 года, Сергеем Ивановичем Мосиным.

По окончании академии в 1900 году был назначен в артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления на должность докладчика оружейного отдела. Получив доступ к хранящимся в отделе архивным и служебным материалам по стрелковому и холодному оружию России и зарубежных стран, в 1901 году начал публиковать в «Оружейном сборнике» труд «Вооружение русской армии за ХIХ столетие» (опубликован отдельным изданием в 1911 году).

В 1906 году В. Г. Фёдоров спроектировал свою первую автоматическую винтовку на базе трёхлинейной винтовки Мосина. Выбор прототипа был обусловлен тем, что к тому времени в России имелось свыше четырёх миллионов винтовок Мосина, и поэтому её переделка в автоматическую казалась более перспективной, чем создание совершенно новой конструкции. Представленный в 1906 году в Артиллерийский комитет проект этой первой в мире автоматической винтовки получил одобрение, но дальнейшая работа над её конструкцией показала бесперспективность переделки. В 1907 году В. Г. Фёдоров при активном участии другого известного в будущем конструктора-оружейника, а в то время слесаря опытной мастерской при Офицерской стрелковой школе (ОСШ) Сестрорецкого оружейного полигона Василия Алексеевича Дегтярёва, начал работу над оригинальной конструкцией, которая продолжалась почти четыре года. В 1911—1912 годах небольшая партия винтовок, изготовленных на Сестрорецком заводе и известных как «Опытный образец 1912 года», прошла успешные полигонные испытания.

Одновременно Фёдоров занимался совершенствованием холодного оружия, в частности, шашки[1].

В 1911 — 1913 годах сконструировал автоматические винтовки под штатный патрон калибра 7,62 мм и под 6,5 мм патрон собственной конструкции (1913), предвосхитив тем самым идею использования промежуточного патрона для автоматического оружия. В 1913 году Сестрорецкому заводу были заказаны 150 винтовок калибра 7,62 мм и 20 калибра 6,5 мм, однако с началом Первой мировой войны работы были прекращены. В 1916 году, уже будучи в чине генерал-майора, переделал автоматические винтовки калибра 7,62 и 6,5 мм для ведения непрерывной стрельбы. Винтовка калибра 6,5 мм с изменённым спусковым механизмом и приставным магазином ёмкостью 25 патронов получила название «ружьё-пулемёт». Патрон калибра 6,5 мм для винтовки Арисака вместо стандартного винтовочного патрона 7,62×54 мм R был выбран из-за меньших размеров и мощности. Патрон был доступен, так как винтовки Арисака и патроны к ним во время Первой мировой войны в большом количестве поставлялись для русской армии из Японии, и, кроме того, производство этих патронов было налажено на Петербургском патронном заводе и в Великобритании. Это ружьё-пулемёт получило впоследствии название Автомат Фёдорова. В июле-сентябре 1916 года 50 автоматических винтовок и 8 автоматов Фёдорова прошли войсковые испытания в ОСШ в Ораниенбауме. Рота 189-го Измаильского пехотного полка провела около ста стрельб на стрельбище и в тире ОСШ, после чего 1 декабря 1916 года была отправлена из Ораниенбаума на Румынский фронт.

В сентябре 1916 года Главное артиллерийское управление разместило заказ Сестрорецкому заводу на изготовление 25 тысяч автоматов системы Фёдорова, но в дальнейшем из-за трудностей военного времени заказ вначале был уменьшен до 9 тысяч, а позднее и вовсе снят.

В январе 1918 года Фёдоров был направлен главным инженером на Ковровский пулемётный завод для организации производства автоматического оружия. К концу 1920 года было изготовлено около 100 автоматов, в 1921 году выпуск был доведён до 50 штук в месяц. В том же году он создаёт на заводе первое в стране проектно-конструкторское бюро стрелкового оружия. В дальнейшем под его руководством и при непосредственном участии в творческом содружестве с талантливыми оружейниками В. А. Дегтярёвым, Г. С. Шпагиным, С. Г. Симоновым и другими в 1920-х годах были разработаны несколько образцов ручных пулемётов, авиационные пулемёты образца 1922 и 1925 годов, ряд танковых пулемётов, лёгкий станковый и зенитный пулемёты.

После окончания Гражданской войны Фёдоров внёс в систему автомата ряд изменений. В июле 1924 года пробный экземпляр усовершенствованного автомата прошел испытания[2]. Тем не менее, по ряду причин в октябре 1925 года производство автоматов под патрон калибра 6,5 мм было прекращено. Всего к этому времени было выпущено 3200 автоматов.

В 1931—1933 годах — консультант по стандартизации в оружейно-пулемётном тресте. В 1942—1946 гг. — консультант по стрелковому оружию и постоянный член комиссии по рассмотрению проектов новых образцов стрелкового оружия в Наркомате и министерстве вооружения[3], научный консультант в НИИ Главного артиллерийского управления.

В 1949 году вышла книга Фёдорова «К вопросу о дате появления артиллерии на Руси», в которой он относит первое применение артиллерии на Руси к 1382 году. Кроме того, он написал две книги о «Слове о полку Игореве», которое он анализирует с военной точки зрения.

Вышел в отставку в 1953 году. Умер в 1966 году. Похоронен в Москве на Головинском кладбище.

Раздел составлен по материалам книги[4].

Память

  • Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

    Угол Гагаринской и ул.Фёдорова

  • Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

    Улица Оружейника Фёдорова

  • Также именем В. Г. Фёдорова была названа одна из улиц в городе Коврове, на которой он жил (в районе моста через р. Клязьму, по которому проходит Ивановское шоссе; прежние названия улицы — ул. Пролетарская, до революции — ул. Дворянская).
  • Имя В. Г. Фёдорова носит московский политехнический техникум № 47.

Адреса

В Санкт-Петербурге — Петрограде:

  • 1874—1918 гг. — здание Училища правоведения — набережная реки Фонтанки, 6.

В Коврове (Владимирская обл.):

  • 1918—1931 гг. — ул. Дворянская (переименована в ул. Пролетарскую, теперь улица им. Фёдорова), предположительно в доме № 6 (по воспоминаниям отца)

В Москве:

Труды

  • Вооружение русской армии за XIX столетие (1901).
  • Влияние огня пехоты на действия артиллерии (1902).
  • Вооружение русской армии в Крымскую кампанию (1904).
  • Холодное оружие (1905).
  • Автоматическое оружие, СПБ, 1907.
  • «Основания устройства автоматического оружия»
  • «Основания устройства холодного оружия»
  • «К вопросу об изменении ныне принятой шашки»
  • Современные проблемы оружейно-пулеметного дела, М., 1925.
  • Основания устройства автоматического оружия, в. 1, М., 1931.
  • Составление рабочих чертежей и технических условий для образцов стрелкового оружия, 1934.
  • [ww1.milua.org/biblio.htm Эволюция стрелкового оружия], ч. 1-2, М., 1938—1939.
  • Оружейное дело на грани двух эпох, ч. 1-3, Л. — М., 1938—1939.
  • [ww1.milua.org/biblio.htm История винтовки], М., 1940.
  • К вопросу о дате появления артиллерии на Руси, 1949.
  • Военные вопросы «Слова о полку Игореве». М., 1951.
  • Кто был автором «Слова о полку Игореве» и где расположена река Каяла, М., 1956.
  • [militera.lib.ru/memo/russian/fedorov_vg/index.html В поисках оружия. М.: Воениздат, 1964]

Награды

Напишите отзыв о статье "Фёдоров, Владимир Григорьевич"

Литература

  • Болотин Д. Н. История советского стрелкового оружия и патронов. — Санкт-Петербург: Полигон, 1995. — ISBN 5-85503-072-5
  • Журавлёв В. В. Ораниенбаум. Хронограф Офицерской стрелковой школы. — Ораниенбаум: Администрация МО г. Ломоносов, 2013. — ISBN 978-5-9903987-6-4

Примечания

  1. ↑ Федоров, Владимир Григорьевич. 1874 – 1966. Къ вопросу объ измененiи ныне принятаго образца шашки. — Выдержки изъ труда кап. Федорова «Холодное оружiе». — СПБ.: тип. Я. Балянскаго, 1908. — 21 с.
  2. ↑ [istmat.info/node/26817 12 июля 1924 г. — Протокол заседания у инспектора артиллерии РККА Ю. М. Шейдемана об изготовлении первого пробного экземпляра ружья-пулемета системы В. Г. Фёдорова]
  3. ↑ Русские оружейники. / В кн.: А. И. Давыденко. Сестрорецк. Очерки по истории города. — Л.: Лениздат, 1962. — С. 42-56.
  4. ↑ Владимир Григорьевич Фёдоров. 100 лет со дня рождения (сборник статей). — М.: ЦНИИ информации, 1974. — 132 с.
  5. ↑ Посёлок Сокол. История посёлка и его жителей / ред. Н. А. Соляник. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. — С. 70. — 208 с. — 1000 экз. — ISBN 5-224-03302-0.

Ссылки

  • [www.grwar.ru/persons/persons.html?id=1883 Фёдоров, Владимир Григорьевич] на сайте «[www.grwar.ru/ Русская армия в Великой войне]»
  • [otechestvennaya.narod.ru/pages/biografy/fedorov.html Владимир Григорьевич Федоров, ученый и конструктор]
  • [kovrov-gorod.ru/press/news/9869.html 140 лет основоположнику отечественной школы автоматического стрелкового оружия]

Отрывок, характеризующий Фёдоров, Владимир Григорьевич

– Если попадемся, я живым не отдамся, у меня пистолет, – прошептал Петя. – Не говори по русски, – быстрым шепотом сказал Долохов, и в ту же минуту в темноте послышался оклик: «Qui vive?» [Кто идет?] и звон ружья. Кровь бросилась в лицо Пети, и он схватился за пистолет. – Lanciers du sixieme, [Уланы шестого полка.] – проговорил Долохов, не укорачивая и не прибавляя хода лошади. Черная фигура часового стояла на мосту. – Mot d'ordre? [Отзыв?] – Долохов придержал лошадь и поехал шагом. – Dites donc, le colonel Gerard est ici? [Скажи, здесь ли полковник Жерар?] – сказал он. – Mot d'ordre! – не отвечая, сказал часовой, загораживая дорогу. – Quand un officier fait sa ronde, les sentinelles ne demandent pas le mot d'ordre… – крикнул Долохов, вдруг вспыхнув, наезжая лошадью на часового. – Je vous demande si le colonel est ici? [Когда офицер объезжает цепь, часовые не спрашивают отзыва… Я спрашиваю, тут ли полковник?] И, не дожидаясь ответа от посторонившегося часового, Долохов шагом поехал в гору. Заметив черную тень человека, переходящего через дорогу, Долохов остановил этого человека и спросил, где командир и офицеры? Человек этот, с мешком на плече, солдат, остановился, близко подошел к лошади Долохова, дотрогиваясь до нее рукою, и просто и дружелюбно рассказал, что командир и офицеры были выше на горе, с правой стороны, на дворе фермы (так он называл господскую усадьбу). Проехав по дороге, с обеих сторон которой звучал от костров французский говор, Долохов повернул во двор господского дома. Проехав в ворота, он слез с лошади и подошел к большому пылавшему костру, вокруг которого, громко разговаривая, сидело несколько человек. В котелке с краю варилось что то, и солдат в колпаке и синей шинели, стоя на коленях, ярко освещенный огнем, мешал в нем шомполом. – Oh, c'est un dur a cuire, [С этим чертом не сладишь.] – говорил один из офицеров, сидевших в тени с противоположной стороны костра. – Il les fera marcher les lapins… [Он их проберет…] – со смехом сказал другой. Оба замолкли, вглядываясь в темноту на звук шагов Долохова и Пети, подходивших к костру с своими лошадьми. – Bonjour, messieurs! [Здравствуйте, господа!] – громко, отчетливо выговорил Долохов. Офицеры зашевелились в тени костра, и один, высокий офицер с длинной шеей, обойдя огонь, подошел к Долохову. – C'est vous, Clement? – сказал он. – D'ou, diable… [Это вы, Клеман? Откуда, черт…] – но он не докончил, узнав свою ошибку, и, слегка нахмурившись, как с незнакомым, поздоровался с Долоховым, спрашивая его, чем он может служить. Долохов рассказал, что он с товарищем догонял свой полк, и спросил, обращаясь ко всем вообще, не знали ли офицеры чего нибудь о шестом полку. Никто ничего не знал; и Пете показалось, что офицеры враждебно и подозрительно стали осматривать его и Долохова. Несколько секунд все молчали. – Si vous comptez sur la soupe du soir, vous venez trop tard, [Если вы рассчитываете на ужин, то вы опоздали.] – сказал с сдержанным смехом голос из за костра. Долохов отвечал, что они сыты и что им надо в ночь же ехать дальше. Он отдал лошадей солдату, мешавшему в котелке, и на корточках присел у костра рядом с офицером с длинной шеей. Офицер этот, не спуская глаз, смотрел на Долохова и переспросил его еще раз: какого он был полка? Долохов не отвечал, как будто не слыхал вопроса, и, закуривая коротенькую французскую трубку, которую он достал из кармана, спрашивал офицеров о том, в какой степени безопасна дорога от казаков впереди их. – Les brigands sont partout, [Эти разбойники везде.] – отвечал офицер из за костра. Долохов сказал, что казаки страшны только для таких отсталых, как он с товарищем, но что на большие отряды казаки, вероятно, не смеют нападать, прибавил он вопросительно. Никто ничего не ответил. «Ну, теперь он уедет», – всякую минуту думал Петя, стоя перед костром и слушая его разговор. Но Долохов начал опять прекратившийся разговор и прямо стал расспрашивать, сколько у них людей в батальоне, сколько батальонов, сколько пленных. Спрашивая про пленных русских, которые были при их отряде, Долохов сказал: – La vilaine affaire de trainer ces cadavres apres soi. Vaudrait mieux fusiller cette canaille, [Скверное дело таскать за собой эти трупы. Лучше бы расстрелять эту сволочь.] – и громко засмеялся таким странным смехом, что Пете показалось, французы сейчас узнают обман, и он невольно отступил на шаг от костра. Никто не ответил на слова и смех Долохова, и французский офицер, которого не видно было (он лежал, укутавшись шинелью), приподнялся и прошептал что то товарищу. Долохов встал и кликнул солдата с лошадьми. «Подадут или нет лошадей?» – думал Петя, невольно приближаясь к Долохову. Лошадей подали. – Bonjour, messieurs, [Здесь: прощайте, господа.] – сказал Долохов. Петя хотел сказать bonsoir [добрый вечер] и не мог договорить слова. Офицеры что то шепотом говорили между собою. Долохов долго садился на лошадь, которая не стояла; потом шагом поехал из ворот. Петя ехал подле него, желая и не смея оглянуться, чтоб увидать, бегут или не бегут за ними французы. Выехав на дорогу, Долохов поехал не назад в поле, а вдоль по деревне. В одном месте он остановился, прислушиваясь. – Слышишь? – сказал он. Петя узнал звуки русских голосов, увидал у костров темные фигуры русских пленных. Спустившись вниз к мосту, Петя с Долоховым проехали часового, который, ни слова не сказав, мрачно ходил по мосту, и выехали в лощину, где дожидались казаки. – Ну, теперь прощай. Скажи Денисову, что на заре, по первому выстрелу, – сказал Долохов и хотел ехать, но Петя схватился за него рукою. – Нет! – вскрикнул он, – вы такой герой. Ах, как хорошо! Как отлично! Как я вас люблю. – Хорошо, хорошо, – сказал Долохов, но Петя не отпускал его, и в темноте Долохов рассмотрел, что Петя нагибался к нему. Он хотел поцеловаться. Долохов поцеловал его, засмеялся и, повернув лошадь, скрылся в темноте.

Х Вернувшись к караулке, Петя застал Денисова в сенях. Денисов в волнении, беспокойстве и досаде на себя, что отпустил Петю, ожидал его. – Слава богу! – крикнул он. – Ну, слава богу! – повторял он, слушая восторженный рассказ Пети. – И чег'т тебя возьми, из за тебя не спал! – проговорил Денисов. – Ну, слава богу, тепег'ь ложись спать. Еще вздг'емнем до утг'а. – Да… Нет, – сказал Петя. – Мне еще не хочется спать. Да я и себя знаю, ежели засну, так уж кончено. И потом я привык не спать перед сражением. Петя посидел несколько времени в избе, радостно вспоминая подробности своей поездки и живо представляя себе то, что будет завтра. Потом, заметив, что Денисов заснул, он встал и пошел на двор. На дворе еще было совсем темно. Дождик прошел, но капли еще падали с деревьев. Вблизи от караулки виднелись черные фигуры казачьих шалашей и связанных вместе лошадей. За избушкой чернелись две фуры, у которых стояли лошади, и в овраге краснелся догоравший огонь. Казаки и гусары не все спали: кое где слышались, вместе с звуком падающих капель и близкого звука жевания лошадей, негромкие, как бы шепчущиеся голоса. Петя вышел из сеней, огляделся в темноте и подошел к фурам. Под фурами храпел кто то, и вокруг них стояли, жуя овес, оседланные лошади. В темноте Петя узнал свою лошадь, которую он называл Карабахом, хотя она была малороссийская лошадь, и подошел к ней. – Ну, Карабах, завтра послужим, – сказал он, нюхая ее ноздри и целуя ее. – Что, барин, не спите? – сказал казак, сидевший под фурой. – Нет; а… Лихачев, кажется, тебя звать? Ведь я сейчас только приехал. Мы ездили к французам. – И Петя подробно рассказал казаку не только свою поездку, но и то, почему он ездил и почему он считает, что лучше рисковать своей жизнью, чем делать наобум Лазаря. – Что же, соснули бы, – сказал казак. – Нет, я привык, – отвечал Петя. – А что, у вас кремни в пистолетах не обились? Я привез с собою. Не нужно ли? Ты возьми. Казак высунулся из под фуры, чтобы поближе рассмотреть Петю. – Оттого, что я привык все делать аккуратно, – сказал Петя. – Иные так, кое как, не приготовятся, потом и жалеют. Я так не люблю. – Это точно, – сказал казак. – Да еще вот что, пожалуйста, голубчик, наточи мне саблю; затупи… (но Петя боялся солгать) она никогда отточена не была. Можно это сделать? – Отчего ж, можно. Лихачев встал, порылся в вьюках, и Петя скоро услыхал воинственный звук стали о брусок. Он влез на фуру и сел на край ее. Казак под фурой точил саблю. – А что же, спят молодцы? – сказал Петя. – Кто спит, а кто так вот. – Ну, а мальчик что? – Весенний то? Он там, в сенцах, завалился. Со страху спится. Уж рад то был. Долго после этого Петя молчал, прислушиваясь к звукам. В темноте послышались шаги и показалась черная фигура. – Что точишь? – спросил человек, подходя к фуре. – А вот барину наточить саблю. – Хорошее дело, – сказал человек, который показался Пете гусаром. – У вас, что ли, чашка осталась? – А вон у колеса. Гусар взял чашку. – Небось скоро свет, – проговорил он, зевая, и прошел куда то. Петя должен бы был знать, что он в лесу, в партии Денисова, в версте от дороги, что он сидит на фуре, отбитой у французов, около которой привязаны лошади, что под ним сидит казак Лихачев и натачивает ему саблю, что большое черное пятно направо – караулка, и красное яркое пятно внизу налево – догоравший костер, что человек, приходивший за чашкой, – гусар, который хотел пить; но он ничего не знал и не хотел знать этого. Он был в волшебном царстве, в котором ничего не было похожего на действительность. Большое черное пятно, может быть, точно была караулка, а может быть, была пещера, которая вела в самую глубь земли. Красное пятно, может быть, был огонь, а может быть – глаз огромного чудовища. Может быть, он точно сидит теперь на фуре, а очень может быть, что он сидит не на фуре, а на страшно высокой башне, с которой ежели упасть, то лететь бы до земли целый день, целый месяц – все лететь и никогда не долетишь. Может быть, что под фурой сидит просто казак Лихачев, а очень может быть, что это – самый добрый, храбрый, самый чудесный, самый превосходный человек на свете, которого никто не знает. Может быть, это точно проходил гусар за водой и пошел в лощину, а может быть, он только что исчез из виду и совсем исчез, и его не было. Что бы ни увидал теперь Петя, ничто бы не удивило его. Он был в волшебном царстве, в котором все было возможно. Он поглядел на небо. И небо было такое же волшебное, как и земля. На небе расчищало, и над вершинами дерев быстро бежали облака, как будто открывая звезды. Иногда казалось, что на небе расчищало и показывалось черное, чистое небо. Иногда казалось, что эти черные пятна были тучки. Иногда казалось, что небо высоко, высоко поднимается над головой; иногда небо спускалось совсем, так что рукой можно было достать его. Петя стал закрывать глаза и покачиваться. Капли капали. Шел тихий говор. Лошади заржали и подрались. Храпел кто то. – Ожиг, жиг, ожиг, жиг… – свистела натачиваемая сабля. И вдруг Петя услыхал стройный хор музыки, игравшей какой то неизвестный, торжественно сладкий гимн. Петя был музыкален, так же как Наташа, и больше Николая, но он никогда не учился музыке, не думал о музыке, и потому мотивы, неожиданно приходившие ему в голову, были для него особенно новы и привлекательны. Музыка играла все слышнее и слышнее. Напев разрастался, переходил из одного инструмента в другой. Происходило то, что называется фугой, хотя Петя не имел ни малейшего понятия о том, что такое фуга. Каждый инструмент, то похожий на скрипку, то на трубы – но лучше и чище, чем скрипки и трубы, – каждый инструмент играл свое и, не доиграв еще мотива, сливался с другим, начинавшим почти то же, и с третьим, и с четвертым, и все они сливались в одно и опять разбегались, и опять сливались то в торжественно церковное, то в ярко блестящее и победное.

wiki-org.ru

Фёдоров, Владимир Григорьевич (конструктор) — WiKi

Владимир Фёдоров родился 15 мая 1874 года в Петербурге в семье смотрителя здания Императорского училища правоведения.

Окончив гимназию, поступил в Михайловское артиллерийское училище, после выпуска из которого в 1895 году в течение двух лет служил командиром взвода в первой гвардейской артиллерийской бригаде.

В 1897 году поступил в Михайловскую артиллерийскую академию. Проходил производственную практику на Сестрорецком оружейном заводе, где познакомился с начальником завода, известным конструктором стрелкового оружия, в частности, знаменитой трёхлинейной винтовки образца 1891 года, Сергеем Ивановичем Мосиным.

По окончании академии в 1900 году был назначен в артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления на должность докладчика оружейного отдела. Получив доступ к хранящимся в отделе архивным и служебным материалам по стрелковому и холодному оружию России и зарубежных стран, в 1901 году начал публиковать в «Оружейном сборнике» труд «Вооружение русской армии за XIX столетие» (опубликован отдельным изданием в 1911 году).

  Крепостной стержневой штуцер образца 1831 года (рис. из книги Фёдорова: «Атл. черт. к вооруж. разных армий за XIX столетие», №№ 40—43, ф. 42). Был использован также для иллюстрирования «ВЭС»

В 1906 году В. Г. Фёдоров спроектировал свою первую автоматическую винтовку на базе трёхлинейной винтовки Мосина. Выбор прототипа был обусловлен тем, что к тому времени в России имелось свыше четырёх миллионов винтовок Мосина, и поэтому её переделка в автоматическую казалась более перспективной, чем создание совершенно новой конструкции. Представленный в 1906 году в Артиллерийский комитет проект этой винтовки получил одобрение, но дальнейшая работа над её конструкцией показала бесперспективность переделки. В 1907 году В. Г. Фёдоров при активном участии другого известного в будущем конструктора-оружейника, а в то время слесаря опытной мастерской при Офицерской стрелковой школе (ОСШ) Сестрорецкого оружейного полигона Василия Алексеевича Дегтярёва, начал работу над оригинальной конструкцией, которая продолжалась почти четыре года. В 1911—1912 годах небольшая партия винтовок, изготовленных на Сестрорецком заводе и известных как «Опытный образец 1912 года», прошла успешные полигонные испытания.

Одновременно Фёдоров занимался совершенствованием холодного оружия, в частности, шашки[1].

В 1911—1913 годах сконструировал автоматические винтовки под штатный патрон калибра 7,62 мм и под 6,5 мм патрон собственной конструкции (1913), предвосхитив тем самым идею использования промежуточного патрона для автоматического оружия. В 1913 году Сестрорецкому заводу были заказаны 150 винтовок калибра 7,62 мм и 20 калибра 6,5 мм, однако с началом Первой мировой войны работы были прекращены. В 1916 году, уже будучи в чине генерал-майора, переделал автоматические винтовки калибра 7,62 и 6,5 мм для ведения непрерывной стрельбы. Винтовка калибра 6,5 мм с изменённым спусковым механизмом и приставным магазином ёмкостью 25 патронов получила название «ружьё-пулемёт». Патрон калибра 6,5 мм для винтовки Арисака вместо стандартного винтовочного патрона 7,62×54 мм R был выбран из-за меньших размеров и мощности. Патрон был доступен, так как винтовки Арисака и патроны к ним во время Первой мировой войны в большом количестве поставлялись для русской армии из Японии, и, кроме того, производство этих патронов было налажено на Петербургском патронном заводе и в Великобритании. Это ружьё-пулемёт получило впоследствии название Автомат Фёдорова. В июле-сентябре 1916 года 50 автоматических винтовок и 8 автоматов Фёдорова прошли войсковые испытания в ОСШ в Ораниенбауме. Рота 189-го Измаильского пехотного полка провела около ста стрельб на стрельбище и в тире ОСШ, после чего 1 декабря 1916 года была отправлена из Ораниенбаума на Румынский фронт.

В сентябре 1916 года Главное артиллерийское управление разместило заказ Сестрорецкому заводу на изготовление 25 тысяч автоматов системы Фёдорова, но в дальнейшем из-за трудностей военного времени заказ вначале был уменьшен до 9 тысяч, а позднее и вовсе снят.

В январе 1918 года Фёдоров был направлен главным инженером на Ковровский пулемётный завод для организации производства автоматического оружия. К концу 1920 года было изготовлено около 100 автоматов, в 1921 году выпуск был доведён до 50 штук в месяц. В том же году он создаёт на заводе первое в стране проектно-конструкторское бюро стрелкового оружия. В дальнейшем под его руководством и при непосредственном участии в творческом содружестве с талантливыми оружейниками В. А. Дегтярёвым, Г. С. Шпагиным, С. Г. Симоновым и другими в 1920-х годах были разработаны несколько образцов ручных пулемётов, авиационные пулемёты образца 1922 и 1925 годов, ряд танковых пулемётов, лёгкий станковый и зенитный пулемёты.

После окончания Гражданской войны Фёдоров внёс в систему автомата ряд изменений. В июле 1924 года пробный экземпляр усовершенствованного автомата прошёл испытания[2]. Тем не менее, по ряду причин в октябре 1925 года производство автоматов под патрон калибра 6,5 мм было прекращено. Всего к этому времени было выпущено 3200 автоматов.

В 1931—1933 годах — консультант по стандартизации в оружейно-пулемётном тресте. В 1942—1946 гг. — консультант по стрелковому оружию и постоянный член комиссии по рассмотрению проектов новых образцов стрелкового оружия в Наркомате и министерстве вооружения[3], научный консультант в НИИ Главного артиллерийского управления.

В 1949 году вышла книга Фёдорова «К вопросу о дате появления артиллерии на Руси», в которой он относит первое применение артиллерии на Руси к 1382 году. Кроме того, он написал две книги о «Слове о полку Игореве», которое он анализирует с военной точки зрения.

Вышел в отставку в 1953 году. Умер в 1966 году. Похоронен в Москве на Головинском кладбище.

Раздел составлен по материалам книги[4].

ru-wiki.org

Фёдоров, Владимир Григорьевич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Фёдоров. Здание Манежа в Ораниенбауме, откуда 1 декабря 1916 года ушла на Румынский фронт рота 189-го Измаильского пехотного полка, сформированная и обученная в Офицерской стрелковой школе, и вооруженная самозарядными винтовками и автоматами системы Фёдорова.

Влади́мир Григо́рьевич Фёдоров (1874, Санкт-Петербург — 1966, Москва) — выдающийся конструктор оружия Российской империи (а затем СССР), генерал-лейтенант инженерно-технической службы (20.10.1943), Герой Труда.

Русский, родился 15 мая 1874 года в Петербурге в семье смотрителя здания Императорского училища правоведения.

Окончив гимназию, поступил в Михайловское артиллерийское училище, после выпуска из которого в 1895 году в течение двух лет служил командиром взвода в первой гвардейской артиллерийской бригаде.

В 1897 году поступил в Михайловскую артиллерийскую академию. Проходил производственную практику на Сестрорецком оружейном заводе, где познакомился с начальником завода, известным конструктором стрелкового оружия, в частности, знаменитой трёхлинейной винтовки образца 1891 года, Сергеем Ивановичем Мосиным.

По окончании академии в 1900 году был назначен в артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления на должность докладчика оружейного отдела. Получив доступ к хранящимся в отделе архивным и служебным материалам по стрелковому и холодному оружию России и зарубежных стран, в 1901 году начал публиковать в «Оружейном сборнике» труд «Вооружение русской армии за ХIХ столетие» (опубликован отдельным изданием в 1911 году).

В 1906 году В. Г. Фёдоров спроектировал свою первую автоматическую винтовку на базе трёхлинейной винтовки Мосина. Выбор прототипа был обусловлен тем, что к тому времени в России имелось свыше четырёх миллионов винтовок Мосина, и поэтому её переделка в автоматическую казалась более перспективной, чем создание совершенно новой конструкции. Представленный в 1906 году в Артиллерийский комитет проект этой первой в мире автоматической винтовки получил одобрение, но дальнейшая работа над её конструкцией показала бесперспективность переделки. В 1907 году В. Г. Фёдоров при активном участии другого известного в будущем конструктора-оружейника, а в то время слесаря опытной мастерской при Офицерской стрелковой школе (ОСШ) Сестрорецкого оружейного полигона Василия Алексеевича Дегтярёва, начал работу над оригинальной конструкцией, которая продолжалась почти четыре года. В 1911—1912 годах небольшая партия винтовок, изготовленных на Сестрорецком заводе и известных как «Опытный образец 1912 года», прошла успешные полигонные испытания.

Одновременно Фёдоров занимался совершенствованием холодного оружия, в частности, шашки[1].

В 1911 — 1913 годах сконструировал автоматические винтовки под штатный патрон калибра 7,62 мм и под 6,5 мм патрон собственной конструкции (1913), предвосхитив тем самым идею использования промежуточного патрона для автоматического оружия. В 1913 году Сестрорецкому заводу были заказаны 150 винтовок калибра 7,62 мм и 20 калибра 6,5 мм, однако с началом Первой мировой войны работы были прекращены. В 1916 году, уже будучи в чине генерал-майора, переделал автоматические винтовки калибра 7,62 и 6,5 мм для ведения непрерывной стрельбы. Винтовка калибра 6,5 мм с изменённым спусковым механизмом и приставным магазином ёмкостью 25 патронов получила название «ружьё-пулемёт». Патрон калибра 6,5 мм для винтовки Арисака вместо стандартного винтовочного патрона 7,62×54 мм R был выбран из-за меньших размеров и мощности. Патрон был доступен, так как винтовки Арисака и патроны к ним во время Первой мировой войны в большом количестве поставлялись для русской армии из Японии, и, кроме того, производство этих патронов было налажено на Петербургском патронном заводе и в Великобритании. Это ружьё-пулемёт получило впоследствии название Автомат Фёдорова. В июле-сентябре 1916 года 50 автоматических винтовок и 8 автоматов Фёдорова прошли войсковые испытания в ОСШ в Ораниенбауме. Рота 189-го Измаильского пехотного полка провела около ста стрельб на стрельбище и в тире ОСШ, после чего 1 декабря 1916 года была отправлена из Ораниенбаума на Румынский фронт.

В сентябре 1916 года Главное артиллерийское управление разместило заказ Сестрорецкому заводу на изготовление 25 тысяч автоматов системы Фёдорова, но в дальнейшем из-за трудностей военного времени заказ вначале был уменьшен до 9 тысяч, а позднее и вовсе снят.

В январе 1918 года Фёдоров был направлен главным инженером на Ковровский пулемётный завод для организации производства автоматического оружия. К концу 1920 года было изготовлено около 100 автоматов, в 1921 году выпуск был доведён до 50 штук в месяц. В том же году он создаёт на заводе первое в стране проектно-конструкторское бюро стрелкового оружия. В дальнейшем под его руководством и при непосредственном участии в творческом содружестве с талантливыми оружейниками В. А. Дегтярёвым, Г. С. Шпагиным, С. Г. Симоновым и другими в 1920-х годах были разработаны несколько образцов ручных пулемётов, авиационные пулемёты образца 1922 и 1925 годов, ряд танковых пулемётов, лёгкий станковый и зенитный пулемёты.

После окончания Гражданской войны Фёдоров внёс в систему автомата ряд изменений. В июле 1924 года пробный экземпляр усовершенствованного автомата прошел испытания[2]. Тем не менее, по ряду причин в октябре 1925 года производство автоматов под патрон калибра 6,5 мм было прекращено. Всего к этому времени было выпущено 3200 автоматов.

В 1931—1933 годах — консультант по стандартизации в оружейно-пулемётном тресте. В 1942—1946 гг. — консультант по стрелковому оружию и постоянный член комиссии по рассмотрению проектов новых образцов стрелкового оружия в Наркомате и министерстве вооружения[3], научный консультант в НИИ Главного артиллерийского управления.

В 1949 году вышла книга Фёдорова «К вопросу о дате появления артиллерии на Руси», в которой он относит первое применение артиллерии на Руси к 1382 году. Кроме того, он написал две книги о «Слове о полку Игореве», которое он анализирует с военной точки зрения.

Вышел в отставку в 1953 году. Умер в 1966 году. Похоронен в Москве на Головинском кладбище.

Раздел составлен по материалам книги[4].

  • Улица Фёдорова1.JPG

    Угол Гагаринской и ул.Фёдорова

  • Улица Фёдорова2.JPG

    Улица Оружейника Фёдорова

  • Также именем В. Г. Фёдорова была названа одна из улиц в городе Коврове, на которой он жил (в районе моста через р. Клязьму, по которому проходит Ивановское шоссе; прежние названия улицы — ул. Пролетарская, до революции — ул. Дворянская).
  • Имя В. Г. Фёдорова носит московский политехнический техникум № 47.

В Санкт-Петербурге — Петрограде:

  • 1874—1918 гг. — здание Училища правоведения — набережная реки Фонтанки, 6.

В Коврове (Владимирская обл.):

  • 1918—1931 гг. — ул. Дворянская (переименована в ул. Пролетарскую, теперь улица им. Фёдорова), предположительно в доме № 6 (по воспоминаниям отца)

В Москве:

  • Вооружение русской армии за XIX столетие (1901).
  • Влияние огня пехоты на действия артиллерии (1902).
  • Вооружение русской армии в Крымскую кампанию (1904).
  • Холодное оружие (1905).
  • Автоматическое оружие, СПБ, 1907.
  • «Основания устройства автоматического оружия»
  • «Основания устройства холодного оружия»
  • «К вопросу об изменении ныне принятой шашки»
  • Современные проблемы оружейно-пулеметного дела, М., 1925.
  • Основания устройства автоматического оружия, в. 1, М., 1931.
  • Составление рабочих чертежей и технических условий для образцов стрелкового оружия, 1934.
  • Эволюция стрелкового оружия, ч. 1-2, М., 1938—1939.
  • Оружейное дело на грани двух эпох, ч. 1-3, Л. — М., 1938—1939.
  • История винтовки, М., 1940.
  • К вопросу о дате появления артиллерии на Руси, 1949.
  • Военные вопросы «Слова о полку Игореве». М., 1951.
  • Кто был автором «Слова о полку Игореве» и где расположена река Каяла, М., 1956.
  • В поисках оружия. М.: Воениздат, 1964
  • Болотин Д. Н. История советского стрелкового оружия и патронов. — Санкт-Петербург: Полигон, 1995. — ISBN 5-85503-072-5
  • Журавлёв В. В. Ораниенбаум. Хронограф Офицерской стрелковой школы. — Ораниенбаум: Администрация МО г. Ломоносов, 2013. — ISBN 978-5-9903987-6-4

www.wikiznanie.ru

Владимир Григорьевич Федоров: биография оружейника и инженера

Федоров Владимир Григорьевич – известный советский инженер в области оружия. Благодаря техническим навыкам Владимира Григорьевича, для Российской империи было усовершенствовано лучшее оружие тех лет – автомат. Однако, несмотря на безусловный талант оружейника, выпуск его военного оружия постоянно прекращался из-за каких-либо обстоятельств. Именно поэтому имя Владимира Федорова, который участвовал в создании стрелкового оружия Второй мировой войны, для многих россиян до сих пор остается не столь известным. Однако данная статья расскажет многое о биографии оружейника.

Биография Федорова Владимира Григорьевича

Великий инженер и конструктор родился 15 мая 1874 года в культурной столице России – Санкт-Петербурге.

Отец Владимира Григорьевича Федора работал на должности смотрителя Императорского правоведческого здания.

Биография Владимира Федора крайне многообразна по своим событиям, что говорит о том, что инженер действительно был выдающимся механиком.

Образование Владимира Федорова

Сначала Владимир Григорьевич Федоров учился в Петербургской государственной гимназии, где получил свое среднее образование, а после ее окончания поступил в Михайловское училище артиллерии, по окончании которого имел уже специальное образование. Именно по окончании училища Владимир поступил на службу в ряды армии Российской империи в 1895 году, где служил на протяжении двух лет командиром взвода.

Но на полученном образовании Владимир Григорьевич Федоров решил не останавливаться. В 1897 году он поступил в Академию артиллерии в том же Михайловске. Свою практику по производству Владимир Федоров проходил на оружейном заводе, который находился в Сестрорецке. Именно там он и познакомился с начальником завода – Сергеем Мосиным, который уже в то время был известным оружейным конструктором. Самой известной работой Мосина стала трехлинейная винтовка, которая была взята на вооружение русской армией в 1851 году.

Первые шаги в службе Федорова

Окончив академию уже в 1900 году, Владимир Григорьевич Федоров был принят на должность докладчика в оружейном отделе Главного артиллерийского управления. Именно там Владимир Федоров получил доступ ко многим материалам, хранящимся в архивах и несущим служебный характер. В этих документах было множество информации о вооружении русской армии и армий других стран.

Первый инженерный опыт

Уже в 1906 году Федоров закончил первый проект по созданию автоматической винтовки, который опирался на чертежи винтовки Мосина. К такому решению пришел Федоров потому, что в это время на вооружении было около пяти миллионов «мосинок», а их переделка под автоматическое оружие была гораздо дешевле, чем создание новой.

В 1906 году проект Владимира Григорьевича был официально одобрен. Именно с этого момента и началась карьера Федорова в области инженерии.

Серьезные изменения в оружии

В 1911 году Федоров начал другой проект, который предусматривал патроны с меньшим калибром, что изменило всю конструкцию винтовки. С началом Первой мировой войны было выпущено около двухсот винтовок Федорова новой конструкции, но вскоре сборку данной модели оружия прекратили.

Уже в 1916 году по предложению Федорова были официально взяты на вооружение автоматические винтовки, которые могли вести беспрерывную стрельбу. Именно это оружие и стало называться автоматом Федорова.

В сентябре этого же года оружейному заводу в Сестрорецке был сделан заказ на сборку двадцати пяти тысяч автоматов Федорова. Несмотря на столь отличное развитие событий, из-за бедности и нехватки материала в военные годы заказ сначала был сокращен до десяти тысяч экземпляров, а после и вовсе отменен.

Дальнейшая жизнь Федорова

В начале 1918 года Владимиру Григорьевичу Федорову предложили место главного инженера на пулеметном заводе в Коврове. Благодаря технике изготовки и сборки деталей Федорова, уже в 1920 году было готово 100 автоматов. А в 1921 году, благодаря навыкам Владимира Григорьевича, изготовление автоматов набрало значительные обороты – 50 штук в месяц. Именно в это время Федоров работает над созданием и развитием нового стрелкового оружия, использовавшегося впоследствии во времена Второй мировой войны. Стрелковое оружие, над которым Федоров работал уже тогда, немало помогло в победе советских войск над фашистскими захватчиками.

В 1920-х годах Федоров, вместе со Шпагиным и Симоновым, создал несколько вариаций пулеметов для танков.

Уже по окончании Гражданской войны Федорову все-таки удалось внести огромное множество различных изменений в конструкцию своего автомата. В 1924 году его более совершенное оружие прошло все испытания и стало выпускаться оружейными заводами. Однако, несмотря на все новшества, автомат с еще более мелким калибром перестал выпускаться. Но к этому времени уже было создано более двух с половиной тысяч единиц.

Писательская деятельность

После окончания Второй мировой войны Владимир Григорьевич Федоров написал научную книгу, которая рассказывала о появлении артиллерийского оружия на Руси. Именно в своих трудах он пишет о том, что данный вид вооружения появился и впервые был использован еще в конце 1300-х годов.

Кроме своей огромной работы о создании оружия, Владимир Григорьевич пишет несколько книг о «Слове о полку Игореве...», в котором рассматривает все события исключительно взглядом военнослужащего, оценивая их с военной точки зрения.

Смерть великого оружейника

В 1953 году Владимир Григорьевич Федоров уходит в отставку.

В 1966 году великий инженер и оружейник Федоров умирает в столице Советского государства. Похоронен Владимир Григорьевич там же, в Москве, на Головинском кладбище.

загрузка...

buk-journal.ru

Владимир Григорьевич Федоров: биография оружейника и инженера

Федоров Владимир Григорьевич – известный советский инженер в области оружия. Благодаря техническим навыкам Владимира Григорьевича, для Российской империи было усовершенствовано лучшее оружие тех лет – автомат. Однако, несмотря на безусловный талант оружейника, выпуск его военного оружия постоянно прекращался из-за каких-либо обстоятельств. Именно поэтому имя Владимира Федорова, который участвовал в создании стрелкового оружия Второй мировой войны, для многих россиян до сих пор остается не столь известным. Однако данная статья расскажет многое о биографии оружейника.

Биография Федорова Владимира Григорьевича

Великий инженер и конструктор родился 15 мая 1874 года в культурной столице России – Санкт-Петербурге.

Отец Владимира Григорьевича Федора работал на должности смотрителя Императорского правоведческого здания.

Биография Владимира Федора крайне многообразна по своим событиям, что говорит о том, что инженер действительно был выдающимся механиком.

Образование Владимира Федорова

Сначала Владимир Григорьевич Федоров учился в Петербургской государственной гимназии, где получил свое среднее образование, а после ее окончания поступил в Михайловское училище артиллерии, по окончании которого имел уже специальное образование. Именно по окончании училища Владимир поступил на службу в ряды армии Российской империи в 1895 году, где служил на протяжении двух лет командиром взвода.

Но на полученном образовании Владимир Григорьевич Федоров решил не останавливаться. В 1897 году он поступил в Академию артиллерии в том же Михайловске. Свою практику по производству Владимир Федоров проходил на оружейном заводе, который находился в Сестрорецке. Именно там он и познакомился с начальником завода – Сергеем Мосиным, который уже в то время был известным оружейным конструктором. Самой известной работой Мосина стала трехлинейная винтовка, которая была взята на вооружение русской армией в 1851 году.

Первые шаги в службе Федорова

Окончив академию уже в 1900 году, Владимир Григорьевич Федоров был принят на должность докладчика в оружейном отделе Главного артиллерийского управления. Именно там Владимир Федоров получил доступ ко многим материалам, хранящимся в архивах и несущим служебный характер. В этих документах было множество информации о вооружении русской армии и армий других стран.

Первый инженерный опыт

Уже в 1906 году Федоров закончил первый проект по созданию автоматической винтовки, который опирался на чертежи винтовки Мосина. К такому решению пришел Федоров потому, что в это время на вооружении было около пяти миллионов «мосинок», а их переделка под автоматическое оружие была гораздо дешевле, чем создание новой.

В 1906 году проект Владимира Григорьевича был официально одобрен. Именно с этого момента и началась карьера Федорова в области инженерии.

Серьезные изменения в оружии

В 1911 году Федоров начал другой проект, который предусматривал патроны с меньшим калибром, что изменило всю конструкцию винтовки. С началом Первой мировой войны было выпущено около двухсот винтовок Федорова новой конструкции, но вскоре сборку данной модели оружия прекратили.

Уже в 1916 году по предложению Федорова были официально взяты на вооружение автоматические винтовки, которые могли вести беспрерывную стрельбу. Именно это оружие и стало называться автоматом Федорова.

В сентябре этого же года оружейному заводу в Сестрорецке был сделан заказ на сборку двадцати пяти тысяч автоматов Федорова. Несмотря на столь отличное развитие событий, из-за бедности и нехватки материала в военные годы заказ сначала был сокращен до десяти тысяч экземпляров, а после и вовсе отменен.

Дальнейшая жизнь Федорова

В начале 1918 года Владимиру Григорьевичу Федорову предложили место главного инженера на пулеметном заводе в Коврове. Благодаря технике изготовки и сборки деталей Федорова, уже в 1920 году было готово 100 автоматов. А в 1921 году, благодаря навыкам Владимира Григорьевича, изготовление автоматов набрало значительные обороты – 50 штук в месяц. Именно в это время Федоров работает над созданием и развитием нового стрелкового оружия, использовавшегося впоследствии во времена Второй мировой войны. Стрелковое оружие, над которым Федоров работал уже тогда, немало помогло в победе советских войск над фашистскими захватчиками.

В 1920-х годах Федоров, вместе со Шпагиным и Симоновым, создал несколько вариаций пулеметов для танков.

Уже по окончании Гражданской войны Федорову все-таки удалось внести огромное множество различных изменений в конструкцию своего автомата. В 1924 году его более совершенное оружие прошло все испытания и стало выпускаться оружейными заводами. Однако, несмотря на все новшества, автомат с еще более мелким калибром перестал выпускаться. Но к этому времени уже было создано более двух с половиной тысяч единиц.

Писательская деятельность

После окончания Второй мировой войны Владимир Григорьевич Федоров написал научную книгу, которая рассказывала о появлении артиллерийского оружия на Руси. Именно в своих трудах он пишет о том, что данный вид вооружения появился и впервые был использован еще в конце 1300-х годов.

Кроме своей огромной работы о создании оружия, Владимир Григорьевич пишет несколько книг о «Слове о полку Игореве...», в котором рассматривает все события исключительно взглядом военнослужащего, оценивая их с военной точки зрения.

Смерть великого оружейника

В 1953 году Владимир Григорьевич Федоров уходит в отставку.

В 1966 году великий инженер и оружейник Федоров умирает в столице Советского государства. Похоронен Владимир Григорьевич там же, в Москве, на Головинском кладбище.

загрузка...

fjord12.ru