Драгунов, Евгений Фёдорович. Оружейник драгунов


ДРАГУНОВ И ЕГО ВИНТОВКА | Историк

20 февраля 1920 года родился конструктор стрелкового оружия Евгений Драгунов. И, хотя он не столь известен, как его коллега по цеху Михаил Калашников, вклад Евгения Фёдоровича в оружейное дело не менее весом. А его снайперская винтовка, созданная полвека назад, до сих пор стоит на вооружении многих армий мира. Вот десять интересных фактов о винтовке и её создателе.

Евгений Фёдорович Драгунов

1

С юных лет Евгений Драгунов увлекался стрелковым оружием. В 14 лет он уже обзавёлся собственным охотничьим ружьём, переделанным каким-то умельцем из австрийской винтовки образца 1895 года. В 1934 году Евгений без особого труда сдал нормы на ворошиловского стрелка, а потом ещё почти год по вечерам учился в стрелковой школе Осоавиахима. Неудивительно, что, когда молодого человека призвали в армию, его сразу же назначили инструктором по стрельбе — настолько уровень его подготовки был выше, чем у большинства новобранцев.

2

После войны Драгунов пришёл устраиваться на работу на Ижевский машиностроительный завод. Там когда-то работали его дед и прадед. В отделе кадров завода, узнав о том, кем Евгений служил в армии, тут же отправили его на собеседование в отдел главного конструктора. Собеседование Драгунов успешно прошёл и был зачислен в отдел на должность техника-исследователя. С тех пор вся жизнь Евгения Фёдоровича оказалась связана с конструкторским отделом Ижмаша, где он проработал до 1991 года.

Снайперская винтовка Драгунова в полной комплектации

3

В годы войны Ижмаш выступал без преувеличения кузницей стрелкового оружия. Там в массовом порядке производились танковые ружья, авиационные пулемёты, винтовки и карабины системы Мосина, Симонова и Токарева — всего более двадцати наименований. Однако собственных разработок почти не имелось. Руководство предприятия активно искало талантливых молодых оружейников-конструкторов. Драгунов из их числа.

4

Первой самостоятельной разработкой Драгунова как оружейника стал кронштейн для оптического прицела снайперской винтовки образца 1891/1930 годов. Суть изобретения состояла в следующем. Раньше стрелок заряжал магазин патронами, доставая их по одному из обоймы. Новая конструкция кронштейна позволила снаряжать магазин патронами непосредственно из обоймы, что значительно сократило время этой операции.

5

Одновременно с кронштейном Драгунов по поручению руководства завода начал разрабатывать новую снайперскую винтовку. Опытная модель получила название «МС-74» (что означает: «модернизированная снайперская завода № 74» — так официально именовался Ижмаш) и успешно прошла заводские испытания. Однако в серию винтовка тогда не пошла. Дело в том, что как раз в это время на Ижмаше начиналось серийное производство автомата АК-47. С винтовкой пришлось повременить.

Евгений Драгунов на испытательном полигоне

6

Первым оружием, разработанным Драгуновым и запущенным в серию, стала спортивная винтовка С-49. Это первая советская целевая винтовка, предназначенная для спортивной стрельбы на соревнованиях любого уровня. С-49 отлично себя зарекомендовала. Уже в сентябре 1950 года на международных соревнованиях в Болгарии наши спортсмены установили мировой рекорд в стрельбе лёжа, с колен и стоя на дистанции 300 м.

7

В конце 1950-х годов снова остро встал вопрос о серийном выпуске снайперской винтовки для армии и спецслужб. Был объявлен конкурс на лучшую снайперскую винтовку, в котором помимо Драгунова приняли участие Сергей Симонов и конструктор из Коврова Александр Константинов. В начале 1962 года состоялись испытания.

Лучшей была признана винтовка Драгунова. После всесторонней проверки винтовку в 1963 году приняли на вооружение в Советской армии под названием СВД (снайперская винтовка Драгунова).

8

В 1960–1980-е годы на Ижмаше под руководством Евгения Драгунова или при его участии создано более 40 моделей охотничьего и свыше 50 моделей и модификаций высокоточного спортивного оружия. Драгуновские винтовки помогли советским спортсменам завоевать на международных соревнованиях самого высокого уровня свыше 300 медалей, в том числе полторы сотни золотых.

9

Американские военные эксперты назвали СВД лучшей снайперской винтовкой XX века. Такого же высокого мнения о винтовке Драгунова и швейцарцы. По мнению аналитиков швейцарского военного журнала Schweizer Waffen Magazin, СВД уверенно перекрывает самые жёсткие нормативы НАТО. Что же касается надёжности, драгуновской винтовке вообще нет равных: она может функционировать в самых сложных погодных условиях и не требует тщательного ухода.

10

Евгений Фёдорович Драгунов создал самую крупную в России династию конструкторов-оружейников. В разное время на Ижмаше в отделе главного конструктора трудились и продолжают трудиться его сыновья, внуки и две снохи.

Альберт СЕРГЕЕВ

xn--h1aagokeh.xn--p1ai

Драгунов, Евгений Фёдорович — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Евге́ний Фёдорович Драгуно́в (20 февраля 1920 (1920-02-20) — 4 августа 1991) — советский конструктор-оружейник, создатель многочисленных образцов стрелкового спортивного и боевого оружия. Лауреат Ленинской премии и Государственной премии Российской Федерации.

Биография

Родился в Ижевске в семье потомственных оружейников[1]; отец в то время был партийным работником, мать — учительницей[2].

В 1934 году после окончания средней школы поступил в индустриальный техникум; в 1938 году окончил его с квалификацией техника-технолога[2], по окончании техникума работал на заводе.

В 1939 году был призван в ряды Красной Армии и направлен в школу младшего командирского состава, а позже — в школу оружейного мастерства. В годы Великой Отечественной войны старший оружейный мастер Драгунов, служивший на Дальнем Востоке, на фронт не попал. В дальнейшем, до демобилизации в 1945 году, работал старшим оружейным мастером.

В декабре 1945 года Евгений Драгунов в звании старшего сержанта артиллерии[3] вернулся на Ижевский машиностроительный завод, где вновь продолжил работу старшим оружейным мастером в отделе главного конструктора. Уже через год работал самостоятельно, занимаясь модернизацией трёхлинейной винтовки Мосина. В 1949 году была запущена в серийное производство его первая спортивная винтовка С-49[3].

Всемирную известность получил за создание различных образцов стрелкового спортивного и боевого оружия, в частности — снайперской винтовки Драгунова (СВД).

Умер Евгений Фёдорович 4 августа 1991 года. Похоронен на Хохряковском кладбище г. Ижевска.

Видео по теме

Разработки

Всего Евгением Драгуновым созданы около 27 различных конструкций стрелковых систем[3], например:

Награды

Память

Примечания

Литература

  • Пономарёв Ю. Конструктор СВД (рус.) // журнал «Калашников». — 2000. — № 1. — С. 24—25.
  • Драгунов М. Следуя принципам (рус.) // журнал «Калашников». — 2015. — № 3. — С. 8—11.
  • Лови А. Три Драгунова (рус.) // Оружие : журнал. — 2000. — № 07. — С. 2-11. — ISSN 1728-9203.
  • Болотин Д.Н. История развития советского стрелкового оружия (рус.) // Оружие : книга. — 1995.

Ссылки

www.wikipedia.green

Драгунов, Евгений Фёдорович — Википедия

Статья из Википедии — свободной энциклопедии

Евге́ний Фёдорович Драгуно́в (20 февраля 1920 (1920-02-20) — 4 августа 1991) — советский конструктор-оружейник, создатель многочисленных образцов стрелкового спортивного и боевого оружия. Лауреат Ленинской премии и Государственной премии Российской Федерации.

Биография

Родился в Ижевске в семье потомственных оружейников[1]; отец в то время был партийным работником, мать — учительницей[2].

В 1934 году после окончания средней школы поступил в индустриальный техникум; в 1938 году окончил его с квалификацией техника-технолога[2], по окончании техникума работал на заводе.

В 1939 году был призван в ряды Красной Армии и направлен в школу младшего командирского состава, а позже — в школу оружейного мастерства. В годы Великой Отечественной войны старший оружейный мастер Драгунов, служивший на Дальнем Востоке, на фронт не попал. В дальнейшем, до демобилизации в 1945 году, работал старшим оружейным мастером.

В декабре 1945 года Евгений Драгунов в звании старшего сержанта артиллерии[3] вернулся на Ижевский машиностроительный завод, где вновь продолжил работу старшим оружейным мастером в отделе главного конструктора. Уже через год работал самостоятельно, занимаясь модернизацией трёхлинейной винтовки Мосина. В 1949 году была запущена в серийное производство его первая спортивная винтовка С-49[3].

Всемирную известность получил за создание различных образцов стрелкового спортивного и боевого оружия, в частности — снайперской винтовки Драгунова (СВД).

Умер Евгений Фёдорович 4 августа 1991 года. Похоронен на Хохряковском кладбище г. Ижевска.

Разработки

Всего Евгением Драгуновым созданы около 27 различных конструкций стрелковых систем[3], например:

Награды

Память

Примечания

Литература

  • Пономарёв Ю. Конструктор СВД (рус.) // журнал «Калашников». — 2000. — № 1. — С. 24—25.
  • Драгунов М. Следуя принципам (рус.) // журнал «Калашников». — 2015. — № 3. — С. 8—11.
  • Лови А. Три Драгунова (рус.) // Оружие : журнал. — 2000. — № 07. — С. 2-11. — ISSN 1728-9203.
  • Болотин Д.Н. История развития советского стрелкового оружия (рус.) // Оружие : книга. — 1995.

Ссылки

wiki.sc

Михаил Евгеньевич Драгунов — Циклопедия

Михаил Евгеньевич Драгунов

Место рождения город Ижевск
Род деятельности конструктор стрелкового оружия
Награды и премии

Драгунов Михаил Евгеньевич (род. 12 марта 1947 года) — конструктор стрелкового оружия, заслуженный деятель науки Удмуртской республики, кандидат технических наук.

Потомственный ижевский оружейник. Родился в семье конструктора Евгения Федоровича Драгунова. В 1965 году окончил Ижевский индустриальный техникум. В 1972 году закончил учебу в Ижевском механическом институте с красным дипломом и начал работу в отделе главного конструктора.

Работал под руководством Геннадия Николаевич Никонова и Юрия Константиновича Александрова. Принимал участие в работе над пулеметом ПУ-21 с комбинированным питанием под патрон 5,45х39 по теме Поплин.

В 1983 году М.Е.Драгунов перешёл на преподавательскую работу в Ижевский механический институт на кафедру «Проектирование автоматических машин», где проработал 10 лет. В 1993 г. получил учёное звание доцент.

С осени 1989 работает экспертом отдела главного конструктора Ижевского механического завода по анализу развития оружейной тематики.

С сентября 1991 работал на освоении в производстве пистолета-пулемета ПП-71 КЕДР конструкции своего отца. Курировал постановку на производство этого образца на Златоустовском механическом заводе.

Под руководством и по концепции М.Е.Драгунова разработан и поставлен на производство карабин модульного типа МР-142.

Имеет шесть изобретений, более двадцати научных работ. Автор ряда публикаций по истории советского оружия и разработкам Ижевского механического завода в специализированных журналах РФ и ФРГ.

Владеет немецким и английским языками.

[править] Награды и звания

  • Л.Е.Михайлов, И.Е.Дерюшев, М.Е.Драгунов Спортивное оружие. Ижевское оружие.. — Издательство Удмуртского университета , 2002. — Т. 2. — 312 с. — 3000 экз. — ISBN 5-7029-0210-6.
  • Ю.В.Шокарев, С.Е.Плотников, М.Е.Драгунов Огнестрельное оружие.. — Астрель, 2012. — 128 с ил. с. — 7000 экз. — ISBN 978-5-98986-576-5, 978-5-271-40325-5, 978-985-18-0887-4.
  • С.А.Алексеев, М.Е.Драгунов, В.Г.Черный Проектирование пистолетов-пулеметов. — М.: ФГУП НТЦ Информатехника , 2009. — 200 с ил. с. — 500 экз. — ISBN 5-9901722-3-4.

 

cyclowiki.org

Weaponplace.ru - Евгений Федорович Драгунов

Евгений Федорович Драгунов

По семейной традиции Евгений закончил Ижевский Индустриальный техникум и пошел в техники по обработке металлов резанием все на том же оружейном заводе.

Свой первый проект он посвятил технологии доработки штыка к винтовке Мосина. Дело справил грамотно и нестандартно. Был у паренька цепкий ум и умение в оружии видеть то, что не каждому дано. Тут бы и пошел он в гору, но жизнь распорядилась иначе - в 1939 году призвали его в Армию, и направился солдат Евгений Драгунов служить в полковую ремонтную мастерскую. За годы войны Евгений был повышен по службе до звания старшего оружейника. Через его руки прошли тысячи боевых образцов: советские, германские, итальянские, американские, английские - и все-то он примечал, что-то выдумывал, пробовал привнести свое. А уж стрелок-то он был отменный. Сам случая не пропустит, чтобы поучаствовать в полковых соревнованиях. Наукой точной стрельбы овладел он не по чьей-то подсказке, а все постигал своим трудом и смекалкой.

Закончилась война. Драгунов снова возвращается на родной завод. На этот раз его принимают в Отдел главного конструктора - заводу нужны были и опыт, и знания молодого конструктора. Однако Евгений чувствует, что для большого дела ему не хватает образования. Пошел учиться на заочное отделение института.

Между тем, ему поручается проведение усовершенствования механизма перезарядки снайперской винтовки Мосина М1891/30. Хороша была винтовка, и в боях показала она себя как очень надежная, с точным боем. Но вот перезаряжать ее было не совсем сноровисто. Патроны вставлялись в магазин по одному - мешал низко посаженный прицел. У солдата в бою уходило на эту процедуру много драгоценного времени. Вот и придумал Драгунов как облегчить эту задачу. Им был разработан кронштейн новой конструкции, позволявший перезарядку производить сразу обоймой.

Говорят, винтовка Мосина стала для Драгунова своего рода любимым коньком. В конце 40-х и начале 50-х годов, на базе образца 1891 года Драгунов разрабатывает целую гамму спортивных винтовок. Не будет преувеличением, если сказать, что Драгунов является основателем целого направления в создании советских высокоточных винтовок. При его непосредственном участии были созданы 27 (!) образцов: МЦ-50, МЦВ-50, "Зенит", "Стрела", "Тайга", СМ, Биатлон-7-2 и другие, многие из которых не раз приносили нашим спортсменам золото на международных соревнованиях самого высокого разбора.

В 1958 году Драгунову поручается разработка новой полуавтоматической снайперской винтовки. Уже тогда, на годы вперед, советской военной наукой была сформулирована концепция боевой тактики снайперской войны: мобильная, с множественными объектами поражения, где требуется точный и скоростной прицельный огонь. В новых условиях снайпер уже не может работать по одиночной цели, длительное время выжидая ее в заданной точке. Появились новые задачи, которые ставили перед конструкторами жесткие требования. Кроме высокой кучности, винтовка должна обладать легкой, компактной конфигурацией, способной вести полуавтоматический огонь в любых боевых и климатических условиях: из укрытия, из кабины наземного и водного транспортного средства, из вертолета, в жару и мороз, в сушь и проливной дождь. Не каждому они оказались под силу. Уже тогда было ясно, что перед Драгуновым и его командой была поставлена задача создания не просто снайперской винтовки, но высокоточного стрелкового оружия оказания огневой поддержки на удаленных расстояниях. Для сравнения, если разработчики АК делали ставку на массированный автоматический огонь, то в данном случае требовалось оружие иного принципа применения в бою. На одну цель требовалось расходовать один патрон!

Есть такая пословица у снайперов-профи, своеобразная формула оценки оптимальности работы: "One shot - one kill". Война есть война и у нее свои реалии. Кто более точен, у того больше шансов выжить и победить. О том, что это не праздная риторика, а требование, продиктованное самой философией боевых действий, свидетельствует такая статистика: во времена войны во Вьетнаме на одного убитого противника американский солдат тратил в среднем до 17.000 патронов. Вот вам и ответ, почему и кто проиграл эту войну.

Тогда же в 1958, Драгунов понимал, что для достижения столь жестких параметров ему придется искать компромисса путем минимизации допусков между подвижными деталями и сохранения относительно большой массы оружия с длинным стволом, с одной стороны. С другой стороны, допуски должны обеспечивать безотказность работы в сложных условиях: перепады температуры окружающей среды, повышенная влажность, запыленность и т.п. Что же касается повышения маневренности, винтовка, наоборот, должна быть короче и более легкой. Особо важной была оптимизация работы газового двигателя. Для безотказности цикла перезарядки давление газов сгорания порохов должна быть по возможности высокой, но для точности огня, наоборот, более низкой. Вот такие непростые проблемы были призваны решать Драгунов и его коллеги. Снайперскую самозарядную винтовку образца 1958 года Драгунов создает в том же году, когда был объявлен конкурс. Завидная трудоспособность!

Данный образец заметно отличается от привычного нам образца СВД. У ствольных накладок количество вентиляционных отверстий 3, а не 6. Приклад без регулируемой щеки. Ствол и дульное приспособление сильно смахивают на "акашные". Собственно, дульное приспособление отсутствует как таковое и представляет собой муфту на подобии АК47. Заднее прицельное устройство крепится на крышке ствольной коробки и имеет "классическую" компоновку, со скользящей тангентой и диоптрическим отверстием. Данный образец отличает неплохая кучность боя, но общая надежность и особенно живучесть механизмов оставляют желать лучшего.

В данном конкурсе, как известно, кроме Драгунова принимает участие и М.Т. Калашников. Им разработаны две модели, которые в значительной мере копируют своего предшественника - АКМ:

штампосварная коробка;

затворная рама интегрирована со штоком и поршнем;

поворотный затвор оснащен двумя боевыми упорами;

газовый механизм без регулятора;

прицельные приспособления - точная копия АКМ. Образцы явно не "дотягивали" до показателей, предусмотренных условиями конкурса, и конструктор, и без того занятый разработкой нового пулемета РПК, отозвал свои образцы из конкурса.

Однако оставались еще два серьезных конкурента: Александр Константинов и Федор Баринов. Наиболее продолжительное сопротивление оказала команда Константинова. Его образец обладал довольно высокой вероятностью попадания, но зато существенно превосходил в технологичности производства и себестоимости. И вот тут-то сказалось личное мастерство Драгунова-стрелка. Постепенно он внедряет новый принцип независимого крепления ствольных накладок. Если накладки винтовок конкурентов имели типичное жесткое крепление к стволу, то Драгунов делает ствол свободно плавающим. Кроме всего, Драгуновская коробка изготавливается методом горячей ковки с последующей механической обработкой. Соединение ствола с коробкой у него более жесткое, что не может не улучшить параметры стрельбы. Затвор имеет три запирающих упора. Шток и поршень раздельные. Рама довольно короткая и так же не соединена жестко со штоком. Ствол изготавливается по технологии, отличной от штатного автомата. Цилиндрическая заготовка проходит глубокое сверление на специальных станках под высоким давлением масла. Длина сверла при этом довольно большая - примерно 1000 мм. После сверловки, канал проходит двойную развертку, т.е. более точное сверление в два цикла. После этого полученный канал подвергается "гладкой" электрополировке, т.е. от электрода по каналу идет разряд и шлифует поверхность. После этого деталь поступает на участок электроэрозии. Здесь она погружается в рабочую жидкость на основе керосина. Внутрь канала вводится инструмент с точной копией нарезки. Подавая ток, оператор задает такой режим, что от электроразряда поверхность канала ствола приобретает точную копию геометрии инструмента. Таким образом "лишний" металл как бы вымывается и образует нарезы. После этого деталь поступает на участок токарной обработки, где убирается "лишний" металл с внешней поверхности ствола. Ну и конечно же - термообработка ствола и хромирование канала и патронника.

В итоге, армейские спецы приняли верное решение и их выбор пал на СВД. В конце концов, эффективность оружия в бою определяет не столько ее производственная технологичность, сколько надежность и точность. В 1963 году СВД стала штатным оружием армейских снайперов.

Наряду с СВД Драгунов создал мало кому известную, но весьма интересную по конструкции ТСВ-1 - тренировочную снайперскую винтовку под патрон 5,6 мм кольцевого воспламенения. Во многом она копирует СВД, и это понятно, ведь главная ее задача - служить оружием подготовки снайперов до того, как им доведется стрелять из настоящего боевого оружия. У ТСВ-1 привычный рамочный приклад, ствольные накладки с шестью вентиляционными отверстиями с каждой стороны. Коробка более лаконичная, короткая. Ствол укороченный. Принцип работы стреляющего агрегата основан на свободном откате. Штампосварной магазин вмещает 10 малокалиберных патронов. Затвор, детали УСМ, возвратного механизма встроены в крышку ствольной коробки.

С началом военных действий в Афганистане, среди военных пошел разговор о том, что СВД необходимо сделать еще более компактной, т.к. штатная винтовка плохо вписывалась в ограниченное пространство БМП. Драгунов осторожничал. Опыт подсказывал, что складной приклад может негативно повлиять на кучность боя. Тут требовался взвешенный и четко проверенный подход. В качестве решения проблемы, он прелагает укоротить ствол и пламегаситель, однако сам понимает, что выигрыш тут не велик.

Одновременно, был проверен вариант СВД с возможностью автоматического огня. Легкая, СВД с таким мощным патроном при автоматической стрельбе давала большой импульс отдачи. Стрелка буквально откатывало назад вместе с винтовкой. Эту идею пришлось оставить.

Отошедший от активной конструкторской работы, Драгунов уже не смог довести проект по складной модификации. Эту работу завершил коллектив во главе с Азарием Ивановичем Нестеровым - опытнейшим конструктором, проработавшим к тому времени в ВПК около 40 лет.

Сперва появились два рабочих варианта СВДС - снайперской винтовки Драгунова, складной. Один из них, со стволом 620 мм, получил индекс СВДС-А, т.е. "армейский". Другой со стволом, укороченным до 590 мм, назывался СВДС-Д - "десантный". Комиссия приняла решение оставить только десантный вариант с названием СВДС.

СВД в своей обычной конфигурации в последствии также претерпела некоторые изменения. Появился пластмассовый нескладной приклад с пластмассовыми накладками. Драгунов навсегда остался в памяти своих коллег и друзей как человек высокого чувства долга. Как гуру, он щедро передавал свои знания, свой опыт молодым инженерам. И уж кто-кто, а он то в первую очередь заслуживает звания Учителя. Многие из них сегодня сами - первоклассные специалисты, но и по сей день отзываются о Драгунове, как о своем духовном наставнике. Умер Евгений Федорович 4 августа 1991 года. СВД изготовливается в нескольких вариантах:

(а) с деревянным нескладывающимся прикладом и пластмассовыми накладками;

(б) с пластмассовым нескладывающимся прикладом и пластмассовыми накладками; Скоро появятся варианты СВД и СВДС калибров .308 WIN., 9.3 мм и .338 Lapua MAG.

weaponplace.ru

Оружейнику Михаилу Драгунову - 65 лет ⋆ Оружейный клуб

Первая, порученная молодому конструктору работа, — чертёж  приклада к карабину «Изюбр». «Изюбр» разрабатывался в ускоренном темпе, а проектом руководил Геннадий Николаевич Никонов (будущий конструктор АН-94 «Абакан»). Затем была работа под руководством Юрия Константиновича Александрова, непосредственного участника разработки СВД и «правой руки» Драгунова-старшего.

Вскоре в КБ началась проработка идеи 5,45-мм ручного пулемета с комбинированной подачей и Михаил Евгеньевич принял самое активное участие в этом проекте. Кстати, о существовании зарубежного «конкурента» — бельгийского пулемета Minimi специалисты КБ узнали намного позднее и небезынтересно, что та компоновка, к которой, в конечном счёте пришел ижевский коллектив, оказалась схожей с бельгийской. В общей сложности были сделаны четыре образца, из них два — относительно удачных. К сожалению, из-за неопределённого отношения к проекту со стороны военных в 1978 г. работы по пулемёту были прекращены.

После этого М.Е. Драгунов участвовал в работах по  высокоэффективному автомату (впоследствии — тема «Абакан»), а затем в НИОКР по снайперской винтовке СВ К. В 1983 г. конструктор перешёл на преподавательскую работу в институт на кафедру «Проектирование автоматических машин», где проработал в общей сложности 10 лет, в 1993 г. получив учёное звание доцента.

За годы работы на кафедре через курс «Проектирование машин», который читал Михаил Евгеньевич Драгунов, прошло порядка 400 студентов, среди них немало инженеров, добившихся больших успехов на поприще разработки стрелкового оружия и занимающих ведущие должности на предприятиях российской оружейной промышленности.Осенью 1989 г. М.Е. Драгунов стал экспертом отдела главного конструктора «Ижмеха» по анализу развития оружейной тематики. Задатки к этому были: кроме научной квалификации владение двумя иностранными языками (немецким и английским) плюс желание вновь окунуться в знакомую конструкторскую атмосферу.

В сентябре 1991 г., через месяц после смерти Е.Ф. Драгунова, начавшего на «Ижмехе» работу по доведению до серийного образца пистолета-пулемета ПП-71 («Кедр»), М.Е. Драгунов перешёл в 158-й отдел. Он провёл доработку ПП по результатам заводских и внешних испытаний в НИИ спецтехники и курировал постановку на производство на ЗМЗ в Златоусте. С 1995 г. Драгунов сосредоточился в основном на аналитической работе и в настоящее время является ведущим инженером группы предпроектных и маркетинговых исследований. Под руководством и по концепции М.Е. Драгунова на механическом заводе был разработан и выпускается малой серией карабин модульного типа МР-142.

Он активно сотрудничает с отечественными и зарубежными оружейными журналами, является членом Союза журналистов России.В 2002 году в соавторстве с JI.E. Михайловым и И.Е. Дерюшевым Драгунов подготовил книгу «Ижевское спортивное оружие» — наиболее полное издание по истории и технике спортивного оружия «Ижмаша» и «Ижмеха», а 2009 г. стал соавтором учебного пособия «Проектирование пистолетов-пулеметов».

weaponclub.ru