Ордин-Нащокин, Афанасий Лаврентьевич. Ордин нащокин афанасий


Ордин-Нащокин Афанасий Лаврентьевич

1605(1606)-1680.

Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин – выдающийся российский дипломат и государственный деятель, предвосхитивший многие преобразования Петра I.

Год его рождения точно не известен, но скорее всего, он родился в период с января по ноябрь 1606 года. Его отец, Лаврентий Денисович, опочецкий дворянин, был внесен в псковский список служилых людей.

Далекий предок опочецких Ордин-Нащокиных Дмитрий служил у тверского князя Александра Михайловича, который около десяти лет был и псковским князем. Дмитрия прозвали Нащока после битвы с ханским баскаком Чол-ханом (Щелканом), когда он получил сабельную рану на щеке.

Нащокины упоминаются в Псковской писцовой книге 1585-87 годов как опочецкие помещики, а в XVII веке их владения в Псковской земле увеличиваются.

ordin nashchokin portretС ранних лет Афанасий проявил любознательность и тягу к учению, поддержанную отцом. Местный священник научил его русской грамоте, выходец из Польши (возможно, из Полоцка) – польскому и латыни. Афанасий изучал немецкий, математику, риторику. Любовь к учению сохранилась у него на всю жизнь.

В декабре 1621 года, когда Афанасию предположительно исполнилось 15 лет, отец отвез его в Псков и записал в псковский полк на государеву службу как сына боярского (низший чин служилого человека по отечеству) из Опочки.

В середине 30-х годов Афанасий Лаврентьевич женится и окончательно перебирается из Опочки в Псков. Знающему «немецкие нравы» образованному дворянину стали давать дипломатические поручения, среди которых было участие в пограничных съездах, посольстве в Молдавию.

Царю Алексею Михайловичу Ордин-Нащокин стал известен с 1650 года, когда Афанасий Лаврентьевич сыграл большую роль в подавлении псковского восстания. Во время псковского бунта он едва не был убит мятежниками, бежал в свою родовую деревню, потом в Москву. Вернулся в Псков с воеводой Хованским, который поручил ему, как пишет Соловьев "уговаривать крестьян выйти из лесов и обратиться". Хованский писал царю о нем как о человеке, проявившем прекрасные для государственной службы качества. Так впервые от него потребовалось умение вести переговоры и убеждать.

В 1652 году он возглавляет комиссию по размежеванию границы с Швецией. Во время Ливонской войны Ордин-Нащокин назначается воеводой и фактически остается наместником царя в Ливонии, на территориях, занятых русскими. На этом посту он пытался навести порядок, наладить нормальные взаимоотношения с местным населением, готовым в значительной своей части принять власть русских. В донесениях царю он с негодованием писал об отсутствии дисциплины в русских частях, о грабежах, чинимых "ратными людьми", что сводило на нет замирительную работу и позитивные по отношению к московской власти тенденции.

В тяжелой войне с Польшей 1654-67 годов Ордин-Нащокин командует отрядом, полком; был воеводой городов Друи и Кокенгаузен в Ливонии.

В 1658 году Ордин-Нащокин подписал выгодное перемирие со Швецией; вел переговоры с Курляндией и Польшей, добивался союза с последней для успешной борьбы с Турцией и Швецией за выход к морю.

Важный этап деятельности Ордин-Нащокина - воеводство в Пскове в середине 60-х годов. Будучи псковским воеводой проводит реформу с введением элементов самоуправления, пытается создать первый в России банк.

"Устроил я псковское государство, с примера сторонних чужих земель к великой прибыли государевой казне" - писал он царю. Кроме введения выборного самоуправления для решения торговых дел и других административных реформ, он усиленно боролся с мздоимством.

В январе 1667 года Ордин-Нащокин добился значительной победы – подписал Андрусовский мир с Польшей и Московское союзное постановление, закрепив за Россией Смоленск, левобережную Украину с Киевом, за что был пожалован званием ближнего боярина, стал главой Посольского приказа и ряда других, оберегателем большой печати, т.е. канцлером.

ordin nashchokin pechatordin nashchokin pam

Ордин-Нащокин был незаурядным экономистом, сторонником идей меркантилизма. Разработал Новоторговый устав, покровительствовавший отечественной торговле, Устав торговли, ограничивавший торговлю иностранную. Установил через перевод векселей заграничный денежный курс для России, т.е. сделал рубль конвертируемым. Заключил договор с «Армянской компанией» о торговле шелком-сырцом через Россию.

Инициатор «корабельного дела», Ордин-Нащокин руководил созданием судоверфи на Оке и русского боевого корабля «Орёл». Посольский приказ и его глава утвердили первый Морской устав, назначили команду «солдат корабельных» - первое подразделение морской пехоты, разработали рекомендации относительно корабельного трехцветного флага, который позже стал штандартом Петра Великого в настоящее время – государственным флагом России.

Под руководством и по настойчивым предложениям Ордин-Нащокина была создана международная и регулярная русская почта. Он же разработал и форму почтарей с гербом и рожком.

ordin nashchokin stamp

Занимался российский канцлер и многим другим – железоделательными заводами, мануфактурами, торговыми дворами и так далее. Он стремился вывести страну из отсталости, твердо отстаивал государственные интересы, не боясь опалы; был постоянно деятелен и совершенно неподкупен, вел борьбу с канцелярской рутиной. За заслуги перед государством ему был пожаловано боярское звание, наконец, высоко ценивший его способности царь назначил его руководителем Посольского приказа.

Всё это вызывало ненависть родовитых бояр к «худородному» дворянину.

Однако вскоре последовала опала. Царь Алексей Михайлович был не согласен с позицией Ордина-Нащокина относительно некоторых пунктов Андрусовского мирного договора: так, царь считал, что Россия должна оставить за собой Киев, - несмотря на то, что по договору он должен был отойти Польше, а Ордин-Нащокин был сторонником уступок ради сохранения мира. В 1671 году он отказывается вести новые переговоры с Польшей с новых позиций и уходит в отставку.

Будучи уже немолодым человеком, он оставляет все "мирские попечения" и в феврале 1672 года принимает малую схиму с именем Антоний в Крыпецкой обители под Псковом. Однако, после смерти Алексея Михайловича, на некоторое время земные дела оторвали его от монашеского безмолвия: он был призван в Москву для ведения дипломатических дел, но вскоре был устранен от переговоров и вернулся в свой монастырь, где в 1680 году умираетбезвестный инок Антоний.

Среди 109 фигур горельефа памятника «Тысячелетие России» в Новгороде, символизирующих историю нашего государства, есть и фигура опочанина Афанасия Лаврентьевича Ордин-Нащокина. Такого выдающегося политического деятеля и дипломата подобного масштаба в России не было ни в допетровскую эпоху, ни при Петре I. Недаром иностранцы называли Ордин-Нащокина «русским Ришелье».

Книги в ЭБ «Псковиана»:

Лихач Е.

   Ордин-Нащокин Афанасий Лаврентьевич : [биогр. справка] / Лихач Е. // Русский биографический словарь. - М., 1997. - (Репринт. воспроизведение) - Обезьянинов-Очкин. - С. 282-303. - А. Л. Ордин-Нащокин (ок. 1605-1680) - ближний боярин и воевода, дипломат царствования Алексея Михайловича, в 1672 г. постригся под именем Антония в Крыпецком монастыре. - Цифровая копия с разрешением 300 dpi. . - Библиогр. в конце ст.

 

Галактионов Иван Васильевич

   Ордин-Нащокин - русский дипломат XVII века / Галактионов Иван Васильевич , Чистякова Елена Викторовна - М. : Соцэкгиз, 1961. - 134 с. - (Выдающиеся дипломаты нашей Родины). - Цифровая копия с разрешением 300 dpi. - Источники и лит.: с. 132-133; Источники и лит.: с. 132-133.

 

pskoviana.ru

Ордин-Нащокин, Афанасий Лаврентьевич — WiKi

Происхождение, семья

Выходец из скромной помещичьей семьи, Афанасий Лаврентьевич родился в начале XVII в., примерно в 1605 или 1606 году. Фамильное гнездо Нащокиных издавна располагалось на северо-западе России — их немногочисленные и небогатые владения лежали во Псковском и Торопецком уездах[4].

Родословное семейное предание гласит, что дворянский род Нащокиных пошёл от дука (герцога) Велички, выехавшего будто бы из Италии на Русь служить великому князю тверскому Александру Михайловичу. Крестившись, получил имя Дмитрия и прозвище Красный. Его сын, тверской боярин Дмитрий Дмитриевич, был участником знаменитого тверского восстания 1327 года против ордынского посла Шевкала (Щелкана, по древнерусским песням). Был ранен во время боя в щеку: отсюда пошло прозвище Нащока, которое, как исстари водилось довольно часто, стало его фамилией. Нащокин вскоре выехал из Твери в Москву к великому князю Симеону Ивановичу Гордому. От него, первого Нащокина, впоследствии пошли роды Ординых-Нащокиных, Безниных, Олферьевых. Появление двойной фамилии у первого из них связано с прозвищем Орда у Андрея Филипповича Нащокина, убитого в сражении под Оршей 8 сентября 1514 года, в памятную годину «Смоленского взятия». Под Оршей русское войско потерпело поражение, и на поле боя, в числе прочих, пал и предок Афанасия Лаврентьевича[4].

Думских чинов (их было четыре: боярин, окольничий, думный дворянин, думный дьяк) Ордины-Нащокины не достигали: эта честь выпала только одному из Нащокиных — Афанасию. Он стал боярином, а его двоюродный брат Богдан Иванович — думным дворянином.

Сын Афанасия Лаврентьевича — Воин Афанасьевич (точные годы жизни не известны) был стольником (1668) при дворе Алексея Михайловича.

Образование

Отец Афанасия позаботился о том, чтобы сын получил познания в латыни, немецком и математике. Впоследствии Афанасий обучился польскому и молдавскому языкам. «От младых ногтей» юноша отличался любознательностью и упорством. До конца своих дней любил он книги, эти, по его словам, «сокровища, очищающие душу»; знаком был не только с церковными, но и светскими сочинениями, например, по истории, философии. Ко всему этому следует добавить острую наблюдательность, тягу к восприятию нового, неизвестного, стремление узнать и внедрить то лучшее, что имелось в более передовых странах Запада. Некоторые из современников говорили о нём, что он — «человек умный, знает немецкое дело и немецкие нравы знает же», а пишет «слагательно». И друзья, и враги отдавали дань его уму и государственным способностям. Он был, что называется, «говорун и бойкое перо», обладал тонким, острым умом[4].

Карьера Ордина-Нащокина началась в 1642 году, когда он участвовал в разграничении новой русско-шведской границы после Столбовского мира.

В 1656 году Ордин-Нащокин подписал союзный договор с Курляндией, а в 1658 году — крайне необходимое для России перемирие со Швецией. За это Алексей Михайлович удостоил его чина думного дворянина.

Добившись в 1667 году подписания выгодного для России Андрусовского перемирия с Польшей, получил чин боярина и стал во главе Посольского приказа, сменив на этом посту своего предшественника, Думного дьяка, печатника, Алмаза Иванова.

Городовой дворянин по отечеству и происхождению, после заключения упомянутого перемирия он был пожалован в бояре и назначен главным управителем Посольского приказа с громким титулом «царской большой печати и государственных великих посольских дел сберегателя»[5].

Предлагал расширить экономические и культурные связи со странами Западной Европы и Востока, заключить союз с Польшей для совместной борьбы со Швецией за обладание побережьем Балтийского моря.

Резкость и прямота в суждениях приблизила его опалу. В 1671 году, вследствие доносов и интриг, он был отстранён от службы в Посольском приказе, возвратился на родину.

Но он оказался востребованным как эксперт по делам польским: в 1679 Фёдор III Алексеевич прислал за Ординым верных людей, приказав им снова облачить бывшего канцлера в боярское платье и доставить в Москву для участия в переговорах с польскими послами. Ордин чувствовал себя уставшим и не стал прилагать усилий к тому, чтобы вновь закрепиться в столице. Советы его в отношении поляков были признаны устаревшими, самого Ордина отстранили от переговоров и возвратили в Псков. Там он постригся под именем Антония в Крыпецком монастыре и через год — в 1680 году — скончался (в возрасте 74 лет).

Его карьера довольно уникальна для российской истории, так как он был первым мелким дворянином, получившим звание боярина и высокие должности в государстве не благодаря семейным связям, а вследствие личных достижений и способностей.

ru-wiki.org

Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин

 

А.Л. Ордин-НащокинАфанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин в миру был одним из самых образованных при царе Алексее Михайловиче государственных деятелей, реформатором, государевым любимцем.

Родился Афанасий около 1605 – 1607 года в семье мелкопоместного дворянина Лаврентия Денисовича Ордин-Нащокина, служившего по псковскому списку служивых людей в приграничном городке – крепости Опочка.

У Нащокиных давние связи с Псковской землей, их предок боярин Дмитрий Дмитриевич служил в XIV веке у великого тверского князя Александра Михайловича, бывшего около 10 лет псковским князем. Дмитрий был прозван «Нащока» после битвы с ордынским Чоа-ханом (Щелканом) в 1327 году, когда получил сабельный удар по щеке. Нащокины упоминаются в писцовой книге города Опочки в 1585 – 1587 годах и через 100 лет в «Росписи Опочецкого уезда...» (1686 г.).

Детство Афанасия прошло в Смутное время Лжедимитриев и нашествия польско-литовских войск. Это оставило глубокий след в его сознании и сделало убежденным сторонником абсолютной монархии. С ранних лет проявилась его любознательность и тяга к учению, поддержанная отцом. Афанасий получил редкое для того времени образование. Кроме русской грамоты он обучался латвийскому, немецкому и польскому языкам, изучил математику и риторику. Любовь к чтению сохранилась у него на всю жизнь. Будучи боярином, он выписывал из Западной Европы книги на латинском языке, имел личную библиотеку и архив, в 15 лет «Афонка» в Пскове был записан в «полковую службу» как сын боярский (низший чин мелкопоместных дворян городового списка) из Опочки.

В середине 1630-х годов Афанасий женится и перебирается в Псков, где с выгодой ведет торговые дела. Ордин-Нащокин начал свою блестящую дипломатическую и административную деятельность еще при царе Михаиле Федоровиче.

В 1642 году он ездил на шведскую границу для осмотра и исправления пограничной линии по рекам Меузице и Пижве и для принятия Столбовского договора пограничных земель, неправильно захваченных шведами. Уже тогда о нем говорили в Москве, что он знает «немецкое дело и немецкие нравы».

В 1650 году во время псковского бунта Ордин-Нащокин обратил на себя внимание царя Алексея Михайловича своею распорядительностью. С открытием шведской войны он, будучи воеводой, показал себя отличным полководцем и дипломатом: настаивая на полном преобразовании войска и замене дворянской конницы «новыми конными и пешими полками», убедил курляндского герцога Иакова признать покровительство России и заключил с ним договор в 1658 году. Ордин-Нащокин за «радение о делах» был пожалован в думные дворяне и сделан шацким наместником. Высоко ценивший его службу царь Алексей Михайлович писал ему: «а служба твоя забвенна николи не будет». Почти единоличными трудами Ордина-Нащокина было заключено Валиесарское перемирие, сохранившее за Россией все завоевания в Ливонии и обеспечившее ей временный выход к Балтийскому морю.

Важнейшим делом Ордина-Нащокина было заключение Андрусовского мира 3 января 1667 года, который даже поляки приписывали уму и стараниям Ордина-Нащокина. По этому миру Россия возвращала себе Смоленск и Чернигов и получала Левобережную Украину с Киевом. «Гремевшая в Европе слава тринадцатилетнего перемирия, которого желали все христианские державы, – говорит один современник-поляк, – воздвигает Нащокину благороднейший памятник в сердцах потомков». Он был пожалован званием ближнего боярина и дворецкого и получил в управление посольский приказ с титулом «царственный большия печати и государственных великих посольских дел сберегателя», то есть главы правительства – канцлера Российского государства.

Ордин-Нащокин в 1665 – 1666 годах воеводою в Пскове, ввел городское самоуправление и выборное начало, допустил беспошлинную торговлю с иностранцами, устроил торговые компании.

Незаурядный экономист, Ордин-Нащокин разработал «Новоторговый устав» и Устав торговли, установил заграничный денежный курс для России, способствовал строительству мануфактур и заводов, впервые организовал международную и регулярную почтовую связь, сделал безопасным путь в Москву для среднеазиатских купцов, завел газету «Куранты». С его именем связано распространение и улучшение садоводства в России и устройство кораблей на Западной Двине и Волге. Он нередко говаривал: «Учиться доброму неплохо и у своих врагов».

Видимо, земная слава тяготила ближнего боярина. Когда в 1672 году на его государственный пост был назначен Матвеев А.С., Ордин-Нащокин удаляется от мирских дел в Крыпецкий монастырь и 21 февраля того же года принимает постриг в монашество с именем Антоний.

Лишь однажды, в 1679 году, его тревожат светским делом – переговорами с польскими послами. Монах Антоний много занимался благотворительностью, на его средства была устроена больница в Пскове. Свой монашеский и жизненный путь он мирно окончил в 1680 году.

Заметный след оставил в истории Русской Церкви ближний боярин Афанасий Лаврентьевич (в последние годы жизни Крыпецкий монах Антоний) своими неустанными усилиями по преодолению личностного конфликта между царем Алексеем Михайловичем и Патриархом Никоном.

Ордин-Нащокин был сторонником возвращения на Патриарший престол Святейшего Никона (Минина) и воссоздания, таким образом, гармоничной симфонии царской и патриаршей власти, которая оказалась столь благотворна для России в первой трети XVII века в бытность царя Михаила Федоровича и Патриарха Филарета (Романова). Издавна отмечено парадоксальное сходство судеб этих двух великих современников – ярчайших национальных деятелей своей эпохи. Оба они – и Патриарх Никон, и боярин Афанасий – поднялись к высшей власти благодаря редчайшей одаренности и многогранным личностным способностям. Оба известны общим стремлением в союзе с Польшей повернуть внешнюю политику России против Швеции, в чем предвосхитили внешнеполитические приоритеты Петра Великого. Оба из-за неродовитости своей подверглись непримиримой вражде и даже преследованиям со стороны старомосковской знати. Оба завершили служение Отечеству и скончали свой жизненный путь простыми монахами в отдаленных от сердца России монастырях.

Ныне боярин Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин известен серьезным, подробным планом преобразований во всех областях государственной жизни, столь необходимых России, входящей в новую историю века XVIII.

Разработанный под руководством боярина Афанасия Ордин-Нащокина план государственных преобразований был основательно продуман в своей стратегии и тактике, и способствовал бы достижению быстрого расцвета материальной культуры, восприятию достижений науки и техники западной цивилизации, созданию сильной армии и флота, качественной системы народного образования – при этом бережно сохраняя в целости духовные ценности, государственный строй, самобытный уклад и национальный облик России. Словом, полностью соответствовал идеалам Святой Руси и сохранял в неприкосновенности – без революционных повреждений и искажений – все черты Богохранимого святорусского бытия. 

Любятовский Никольский храм, ПсковВ Крыпецкой обители новопостриженный монах Антоний прожил недолго – не более лета. Боголюбивый владыка Арсений, архиепископПсковский и Изборский тех лет, был хорошо знаком и духовно близок с благочестивым боярином Ордином-Нащокиным еще со времен воеводства последнего в Пскове в 1665 – 1666 годах. Потому, вскоре по принятию им монашеского пострига в Крыпецком монастыре, владыка Арсений пригласил монаха Антония в Псков и поставил его монахом-строителем (управляющим) небольшого псковского Никольского монастыря в Любятово, где часто бывал и сам, ценя духовное общение с таким замечательным государственным деятелем в простом монашеском облачении.

От руки Высокопреосвященного архипастыря монах Антоний в свое время – около 1675 года – принял и постриг в великую схиму. И после многих дел благотворения и храмоздательства в Пскове схимонах Антоний опочил в 1680 году и был погребен владыкой Арсением в Любятовском Никольском храме.

Окончание жизненного пути государственного деятеля в монашеском сословии мнится «жизненным поражением» разве что людям, глубоко чуждым Церкви Христовой и духу Православия. Для каждого из тех, в ком «плоти нашея мудрование» не угасило вконец отсветы духовного разумения, крыпецкое монашество Ордина-Нащокина не что иное, как знак высшей оценки и вечного избрания Самим Господом драгоценного духовного достояния этой удивительной личности.

«Блажен, его же избрал и приял еси, Господи. Память его в род и род».

 

Составлено по: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб., 1890 – 1907;

Во славу России. Псков, 2003.

 

 

"Тысячелетие России"

«Тысячелетие России» – памятник в Новгороде. 

Среди изображенных А.Л. Ордин-Нащокин.

Фото. Начало XX века

А.Л. Ордын-Нащокин на русской почтовой марке.

А.Л. Ордын-Нащокин на блоке "100 лет русской почтовой марки". 1958

Блок "100 лет русской почтовой марке"

< Предыдущая Следующая >
 

xn--e1ajpd6a1ad.xn--p1ai

Ордин-Нащокин, Афанасий Лаврентьевич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Ордин-Нащокин.

Афана́сий Лавре́нтьевич Орди́н-Нащо́кин (1605 (1605), Опочка[1][2], Псковский уезд — 1680, там же) — дипломат и политик в царствование Алексея Михайловича, боярин (с 1667 года), глава Посольского приказа.

Ранняя карьера

Происхождение, семья

Выходец из скромной помещичьей семьи, Афанасий Лаврентьевич родился в начале XVII в., примерно в 1605 или 1606 году. Фамильное гнездо Нащокиных издавна располагалось на северо-западе России — их немногочисленные и небогатые владения лежали во Псковском и Торопецком уездах[4].

Родословное семейное предание гласит, что дворянский род Нащокиных пошёл от дука (герцога) Велички, выехавшего будто бы из Италии на Русь служить великому князю тверскому Александру Михайловичу. Крестившись, получил имя Дмитрия и прозвище Красный. Его сын, тверской боярин Дмитрий Дмитриевич, был участником знаменитого тверского восстания 1327 года против ордынского посла Шевкала (Щелкана, по древнерусским песням). Был ранен во время боя в щеку: отсюда пошло прозвище Нащока, которое, как исстари водилось довольно часто, стало его фамилией. Нащокин вскоре выехал из Твери в Москву к великому князю Симеону Ивановичу Гордому. От него, первого Нащокина, впоследствии пошли роды Ординых-Нащокиных, Безниных, Олферьевых. Появление двойной фамилии у первого из них связано с прозвищем Орда у Андрея Филипповича Нащокина, убитого в сражении под Оршей 8 сентября 1514 года, в памятную годину «Смоленского взятия». Под Оршей русское войско потерпело поражение, и на поле боя, в числе прочих, пал и предок Афанасия Лаврентьевича[4].

Думских чинов (их было четыре: боярин, окольничий, думный дворянин, думный дьяк) Ордины-Нащокины не достигали: эта честь выпала только одному из Нащокиных — Афанасию. Он стал боярином, а его двоюродный брат Богдан Иванович — думным дворянином.

Сын Афанасия Лаврентьевича — Воин Афанасьевич (точные годы жизни не известны) был стольником (1668) при дворе Алексея Михайловича.

Образование

Отец Афанасия позаботился о том, чтобы сын получил познания в латыни, немецком и математике. Впоследствии Афанасий обучился польскому и молдавскому языкам. «От младых ногтей» юноша отличался любознательностью и упорством. До конца своих дней любил он книги, эти, по его словам, «сокровища, очищающие душу»; знаком был не только с церковными, но и светскими сочинениями, например, по истории, философии. Ко всему этому следует добавить острую наблюдательность, тягу к восприятию нового, неизвестного, стремление узнать и внедрить то лучшее, что имелось в более передовых странах Запада. Некоторые из современников говорили о нём, что он — «человек умный, знает немецкое дело и немецкие нравы знает же», а пишет «слагательно». И друзья, и враги отдавали дань его уму и государственным способностям. Он был, что называется, «говорун и бойкое перо», обладал тонким, острым умом[4].

Карьера Ордина-Нащокина началась в 1642 году, когда он участвовал в разграничении новой русско-шведской границы после Столбовского мира.

Видео по теме

Дипломатические миссии

В 1656 году Ордин-Нащокин подписал союзный договор с Курляндией, а в 1658 году — крайне необходимое для России перемирие со Швецией. За это Алексей Михайлович удостоил его чина думного дворянина.

Добившись в 1667 году подписания выгодного для России Андрусовского перемирия с Польшей, получил чин боярина и стал во главе Посольского приказа, сменив на этом посту своего предшественника, Думного дьяка, печатника, Алмаза Иванова.

Городовой дворянин по отечеству и происхождению, после заключения упомянутого перемирия он был пожалован в бояре и назначен главным управителем Посольского приказа с громким титулом «царской большой печати и государственных великих посольских дел сберегателя»[5].

Предлагал расширить экономические и культурные связи со странами Западной Европы и Востока, заключить союз с Польшей для совместной борьбы со Швецией за обладание побережьем Балтийского моря.

Банковское дело

В 1655 году Ордин-Нащокин стал основателем первого русского банка в Пскове, имевшего название «Земская изба». Банк существовал один год. К сожалению, эта попытка закончилась неудачно. Нащокин был отозван из Пскова, а новый воевода ликвидировал все его нововведения. Банки как особые экономические институты начали создаваться в России лишь через 100 лет[6][7].

Попытка создания флота

Ордин-Нащокин упоминается также в связи с первыми попытками создать русский флот[8]:

В 1669 году на Оке был спущен на воду первенец русского флота корабль «Орел». Полёт у этого «Орла» оказался, правда, скоротечным, уже на следующий год он попал в руки разинцев и был сожжён. Неудачей закончилась и попытка арендовать за рубежом гавань для русского флота. Такие переговоры в 1662 году велись с Курляндией. В результате, задачу создания русского флота пришлось отложить, но чётко сформулировала этот важнейший для страны вопрос власть уже тогда. И роль в этом канцлера Ордина-Нащокина огромна.

Поздняя карьера

Резкость и прямота в суждениях приблизила его опалу. В 1671 году, вследствие доносов и интриг, он был отстранён от службы в Посольском приказе, возвратился на родину.

Но он оказался востребованным как эксперт по делам польским: в 1679 Фёдор III Алексеевич прислал за Ординым верных людей, приказав им снова облачить бывшего канцлера в боярское платье и доставить в Москву для участия в переговорах с польскими послами. Ордин чувствовал себя уставшим и не стал прилагать усилий к тому, чтобы вновь закрепиться в столице. Советы его в отношении поляков были признаны устаревшими, самого Ордина отстранили от переговоров и возвратили в Псков. Там он постригся под именем Антония в Крыпецком монастыре и через год — в 1680 году — скончался (в возрасте 74 лет).

Его карьера довольно уникальна для российской истории, так как он был первым мелким дворянином, получившим звание боярина и высокие должности в государстве не благодаря семейным связям, а вследствие личных достижений и способностей.

Память

Ордину-Нащокину установлен бюст в Косинском детском морском клубе в микрорайоне Косино Москвы[9]. Ему также посвящены почтовые марки СССР и России:

Интересные факты

22 февраля 1659 года царь Алексей Михайлович дал отправляющемуся за границу Ордину-Нащокину роспись того, что нужно привезти в Москву. Среди прочего, царь потребовал организовать ежемесячную доставку «вестей» из Европы[10]. Афанасию Лаврентьевичу не удалось исполнить государев указ. Тем не менее во многих популярных книгах, школьных учебниках и на почтовых марках ему приписывают организацию русской почты. В реальности такую почту организовал в 1665 году голландец Ян ван Сведен[11].

Примечания

Литература

wikipedia.green

Ордин-Нащокин Афанасий Лаврентьевич Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Ордин-Нащокин.

Афана́сий Лавре́нтьевич Орди́н-Нащо́кин (1605 (1605), Опочка[1][2], Псковский уезд — 1680, там же) — дипломат и политик в царствование Алексея Михайловича, боярин (с 1667 года), глава Посольского приказа.

Ранняя карьера

Происхождение, семья

Выходец из скромной помещичьей семьи, Афанасий Лаврентьевич родился в начале XVII в., примерно в 1605 или 1606 году. Фамильное гнездо Нащокиных издавна располагалось на северо-западе России — их немногочисленные и небогатые владения лежали во Псковском и Торопецком уездах[4].

Родословное семейное предание гласит, что дворянский род Нащокиных пошёл от дука (герцога) Велички, выехавшего будто бы из Италии на Русь служить великому князю тверскому Александру Михайловичу. Крестившись, получил имя Дмитрия и прозвище Красный. Его сын, тверской боярин Дмитрий Дмитриевич, был участником знаменитого тверского восстания 1327 года против ордынского посла Шевкала (Щелкана, по древнерусским песням). Был ранен во время боя в щеку: отсюда пошло прозвище Нащока, которое, как исстари водилось довольно часто, стало его фамилией. Нащокин вскоре выехал из Твери в Москву к великому князю Симеону Ивановичу Гордому. От него, первого Нащокина, впоследствии пошли роды Ординых-Нащокиных, Безниных, Олферьевых. Появление двойной фамилии у первого из них связано с прозвищем Орда у Андрея Филипповича Нащокина, убитого в сражении под Оршей 8 сентября 1514 года, в памятную годину «Смоленского взятия». Под Оршей русское войско потерпело поражение, и на поле боя, в числе прочих, пал и предок Афанасия Лаврентьевича[4].

Думских чинов (их было четыре: боярин, окольничий, думный дворянин, думный дьяк) Ордины-Нащокины не достигали: эта честь выпала только одному из Нащокиных — Афанасию. Он стал боярином, а его двоюродный брат Богдан Иванович — думным дворянином.

Сын Афанасия Лаврентьевича — Воин Афанасьевич (точные годы жизни не известны) был стольником (1668) при дворе Алексея Михайловича.

Образование

Отец Афанасия позаботился о том, чтобы сын получил познания в латыни, немецком и математике. Впоследствии Афанасий обучился польскому и молдавскому языкам. «От младых ногтей» юноша отличался любознательностью и упорством. До конца своих дней любил он книги, эти, по его словам, «сокровища, очищающие душу»; знаком был не только с церковными, но и светскими сочинениями, например, по истории, философии. Ко всему этому следует добавить острую наблюдательность, тягу к восприятию нового, неизвестного, стремление узнать и внедрить то лучшее, что имелось в более передовых странах Запада. Некоторые из современников говорили о нём, что он — «человек умный, знает немецкое дело и немецкие нравы знает же», а пишет «слагательно». И друзья, и враги отдавали дань его уму и государственным способностям. Он был, что называется, «говорун и бойкое перо», обладал тонким, острым умом[4].

Карьера Ордина-Нащокина началась в 1642 году, когда он участвовал в разграничении новой русско-шведской границы после Столбовского мира.

Дипломатические миссии

В 1656 году Ордин-Нащокин подписал союзный договор с Курляндией, а в 1658 году — крайне необходимое для России перемирие со Швецией. За это Алексей Михайлович удостоил его чина думного дворянина.

Добившись в 1667 году подписания выгодного для России Андрусовского перемирия с Польшей, получил чин боярина и стал во главе Посольского приказа, сменив на этом посту своего предшественника, Думного дьяка, печатника, Алмаза Иванова.

Городовой дворянин по отечеству и происхождению, после заключения упомянутого перемирия он был пожалован в бояре и назначен главным управителем Посольского приказа с громким титулом «царской большой печати и государственных великих посольских дел сберегателя»[5].

Предлагал расширить экономические и культурные связи со странами Западной Европы и Востока, заключить союз с Польшей для совместной борьбы со Швецией за обладание побережьем Балтийского моря.

Банковское дело

В 1655 году Ордин-Нащокин стал основателем первого русского банка в Пскове, имевшего название «Земская изба». Банк существовал один год. К сожалению, эта попытка закончилась неудачно. Нащокин был отозван из Пскова, а новый воевода ликвидировал все его нововведения. Банки как особые экономические институты начали создаваться в России лишь через 100 лет[6][7].

Попытка создания флота

Ордин-Нащокин упоминается также в связи с первыми попытками создать русский флот[8]:

В 1669 году на Оке был спущен на воду первенец русского флота корабль «Орел». Полёт у этого «Орла» оказался, правда, скоротечным, уже на следующий год он попал в руки разинцев и был сожжён. Неудачей закончилась и попытка арендовать за рубежом гавань для русского флота. Такие переговоры в 1662 году велись с Курляндией. В результате, задачу создания русского флота пришлось отложить, но чётко сформулировала этот важнейший для страны вопрос власть уже тогда. И роль в этом канцлера Ордина-Нащокина огромна.

Поздняя карьера

Резкость и прямота в суждениях приблизила его опалу. В 1671 году, вследствие доносов и интриг, он был отстранён от службы в Посольском приказе, возвратился на родину.

Но он оказался востребованным как эксперт по делам польским: в 1679 Фёдор III Алексеевич прислал за Ординым верных людей, приказав им снова облачить бывшего канцлера в боярское платье и доставить в Москву для участия в переговорах с польскими послами. Ордин чувствовал себя уставшим и не стал прилагать усилий к тому, чтобы вновь закрепиться в столице. Советы его в отношении поляков были признаны устаревшими, самого Ордина отстранили от переговоров и возвратили в Псков. Там он постригся под именем Антония в Крыпецком монастыре и через год — в 1680 году — скончался (в возрасте 74 лет).

Его карьера довольно уникальна для российской истории, так как он был первым мелким дворянином, получившим звание боярина и высокие должности в государстве не благодаря семейным связям, а вследствие личных достижений и способностей.

Память

Ордину-Нащокину установлен бюст в Косинском детском морском клубе в микрорайоне Косино Москвы[9]. Ему также посвящены почтовые марки СССР и России:

Интересные факты

22 февраля 1659 года царь Алексей Михайлович дал отправляющемуся за границу Ордину-Нащокину роспись того, что нужно привезти в Москву. Среди прочего, царь потребовал организовать ежемесячную доставку «вестей» из Европы[10]. Афанасию Лаврентьевичу не удалось исполнить государев указ. Тем не менее во многих популярных книгах, школьных учебниках и на почтовых марках ему приписывают организацию русской почты. В реальности такую почту организовал в 1665 году голландец Ян ван Сведен[11].

Примечания

Литература

wikiredia.ru

Ордин-Нащокин, Афанасий Лаврентьевич — Википедия

Афана́сий Лавре́нтьевич Орди́н-Нащо́кин (1605(1605), Псков, Псковский уезд — 1680, там же) — дипломат и политик в царствование Алексея Михайловича, глава Посольского приказа.

Ранняя карьера[править]

Происхождение, семья[править]

Выходец из скромной помещичьей семьи, Афанасий Лаврентьевич родился в начале XVII в., примерно в 1605 или 1606 году. Фамильное гнездо Нащокиных издавна располагалось на северо-западе России — их немногочисленные и небогатые владения лежали во Псковском и Торопецком уездах.[1]

Родословное семейное предание гласит, что дворянский род Нащокиных пошёл от дука (герцога) Велички, выехавшего будто бы из Италии на Русь служить великому князю тверскому Александру Михайловичу. Крестившись, получил имя Дмитрия и прозвище Красный. Его сын, тверской боярин Дмитрий Дмитриевич, был участником знаменитого тверского восстания 1327 года против ордынского посла Шевкала (Щелкана, по древнерусским песням). Был ранен во время боя в щеку: отсюда пошло прозвище Нащока, которое, как исстари водилось довольно часто, стало его фамилией. Нащокин вскоре выехал из Твери в Москву к великому князю Симеону Ивановичу Гордому. От него, первого Нащокина, впоследствии пошли роды Ординых-Нащокиных, Безниных, Олферьевых. Появление двойной фамилии у первого из них связано с прозвищем Орда у Андрея Филипповича Нащокина, убитого в сражении под Оршей 8 сентября 1514 г., в памятную годину «Смоленского взятия». Под Оршей русское войско потерпело поражение, и на поле боя, в числе прочих, пал и предок Афанасия Лаврентьевича.[1]

Думских чинов (их было четыре: боярин, окольничий, думный дворянин, думный дьяк) Ордины-Нащокины не достигали: эта честь выпала только одному из Нащокиных — Афанасию. Он стал боярином, а его двоюродный брат Богдан Иванович — думным дворянином.

Сын Афанасия Лаврентьевича — Воин Афанасьевич (точные годы жизни не известны) был стольником (1668) при дворе Алексея Михайловича.

Образование[править]

Отец Афанасия позаботился о том, чтобы сын получил познания в латыни, немецком и математике. Впоследствии Афанасий обучился польскому и молдавскому языкам. «От младых ногтей» юноша отличался любознательностью и упорством. До конца своих дней любил он книги, эти, по его словам, «сокровища, очищающие душу»; знаком был не только с церковными, но и светскими сочинениями, например, по истории, философии. Ко всему этому следует добавить острую наблюдательность, тягу к восприятию нового, неизвестного, стремление узнать и внедрить то лучшее, что имелось в более передовых странах Запада. Некоторые из современников говорили о нём, что он — «человек умный, знает немецкое дело и немецкие нравы знает же», а пишет «слагательно». И друзья, и враги отдавали дань его уму и государственным способностям. Он был, что называется, «говорун и бойкое перо», обладал тонким, острым умом.[1]

Карьера Ордина-Нащокина началась в 1642 году, когда он участвовал в разграничении новой русско-шведской границы после Столбовского мира.

Дипломатические миссии[править]

В 1656 году Ордин-Нащокин подписал союзный договор с Курляндией, а в 1658 году — крайне необходимое для России перемирие со Швецией. За это Алексей Михайлович удостоил его чина думного дворянина.

Добившись в 1667 году подписания выгодного для России Андрусовского перемирия с Польшей, получил чин боярина и стал во главе Посольского приказа, сменив на этом посту своего предшественника, Думного дьяка, печатника, Алмаза Иванова. Городовой дворянин по отечеству и происхождению, после заключения упомянутого перемирия он был пожалован в бояре и назначен главным управителем Посольского приказа с громким титулом «царской большой печати и государственных великих посольских дел сберегателя», то есть стал государственным канцлером.[2]

Предлагал расширить экономические и культурные связи со странами Западной Европы и Востока, заключить союз с Польшей для совместной борьбы со Швецией за обладание побережьем Балтийского моря.

Поздняя карьера[править]

Резкость и прямота в суждениях приблизила его опалу. В 1671 году, вследствие доносов и интриг, он был отстранён от службы в Посольском приказе, возвратился на родину.

Но он оказался востребованным как эксперт по делам польским: в 1679 Фёдор III Алексеевич прислал за Ординым верных людей, приказав им снова облачить бывшего канцлера в боярское платье и доставить в Москву для участия в переговорах с польскими послами. Ордин чувствовал себя уставшим и не стал прилагать усилий к тому, чтобы вновь закрепиться в столице. Советы его в отношении поляков были признаны устаревшими, самого Ордина отстранили от переговоров и возвратили в Псков. Там он постригся под именем Антония в Крыпецком монастыре и через год — в 1680 году — скончался (в возрасте 74-х лет).

Его карьера довольно уникальна для российской истории, так как он был первым мелким дворянином, получившим звание боярина и высокие должности в государстве не благодаря семейным связям, а вследствие личных достижений и способностей.

Интересные факты[править]

А. Л. Ордин-Нащокин (ок.1605-1680) — основатель российской регулярной почты (по версии российской почты). Марка, 2011

22 февраля 1659 г. царь Алексей Михайлович дал отправляющемуся за границу Ордину-Нащокину роспись того, что нужно привезти в Москву. Среди прочего, царь потребовал организовать ежемесячную доставку «вестей» из Европы[3]. Афанасию Лаврентьевичу не удалось исполнить государев указ. Тем не менее во многих популярных книгах и даже школьных учебниках ему приписывают организацию русской почты. В реальности такую почту организовал в 1665 г. голландец Ян ван Сведен[4].

  1. ↑ 1,01,11,2 Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин, В. И. Буганов, Вопросы Истории, 1996-03-31, VPI-No. 003, 60-81.
  2. ↑ В. О. Ключевский, КУРС РУССКОЙ ИСТОРИИ, ЛЕКЦИЯ LVII, А. Л. ОРДИН-НАЩОКИН, [1]
  3. ↑ Шамин C. М. К вопросу о частном интересе русских людей к иностранной прессе в России XVII столетия //Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2007. № 2 (28). С. 44.
  4. ↑ Вести-Куранты. 1656 г., 1660—1662 гг., 1664—1670 гг.: Русские тексты. Ч. 1. М, 2009.

wp.wiki-wiki.ru

ОРДИН-НАЩОКИН, Афанасий Лаврентьевич - это... Что такое ОРДИН-НАЩОКИН, Афанасий Лаврентьевич?

(ум. 1680) - выдающийся русский дипломат.

Сын небогатого псковского помещика, О. получил довольно хорошее для своего времени образование, изучил математику, иностранные языки (латинский и немецкий), ознакомился с порядками в иностранных государствах. Теоретическая подготовка и личная одарённость О. обратили на него внимание русского правительства. Ещё в 1642 ему было поручено проведение пограничного размежевания с Швецией.

Особенно О. отличился как дипломат во время русско-шведской войны 1656-58. После взятия русскими войсками Куконойса О. был назначен туда на воеводство и сделался фактическим управителем Ливонии. О. был сторонником антишведской внешнеполитической программы, считая для Русского государства необходимым утверждение на берегах Балтийского моря и приобретение морских гаваней. Время пребывания О. в Ливонии являлось удобным моментом для осуществления этой цели, т. к. против Швеции образовалась коалиция из Речи Посполитой, Германской империи, Дании и Бранденбурга. Понимая невозможность одновременной войны с Швецией за Ливонию и с Польшей за Украину, О. высказывался sa мирные отношения с Польшей и готов был даже пожертвовать Украиной. Стремясь укрепить русские позиции против Швеции, О. добился официального перехода Курляндии под патронат России. В целях противодействия шведскому флоту О. принял меры к строительству русского флота на Западной Двине. Однако планы О. не получили поддержки в Москве. Во внешней политике Русского государства победила линия сторонников войны с Польшей, поддержанная царём Алексеем Михайловичем. Было решено начать переговоры о мире с Швецией, ведение которых было поручено О. В результате переговоров в декабре 1658 в Валиесаре было заключено перемирие на 3 года, согласно которому Россия сохраняла свои завоевания в Ливонии.

Кардисский мирный договор 1661 вернул Швеции её владения в Ливонии, закреплённые за Россией по Валиесарскому перемирию. Таким образом, дипломатические планы О. были разрушены. Но, несмотря на это, он и в дальнейшем упорно добивался перед царём претворения в жизнь своей программы, предлагая помириться с Польшей и доказывая, что обладание Ливонией выгоднее присоединения Украины.

В 1662 О. ездил в составе русского посольства для мирных переговоров в Польшу; переговоры, однако, не состоялись. В 1664 он был назначен одним из уполномоченных на русско-польские посольские съезды под Смоленском. Перед отъездом О. представил докладную записку царю, настаивая на союзе с Польшей в целях обращения совместных сил обоих государств против Швеции. О. рисовал в своей записке перспективу объединения славянских народов под главенством России и Польши. Посольские съезды 1664 не дали результатов.

В 1666 О. опять был отправлен под Смоленск для участия в новых съездах с польскими уполномоченными, теперь уже в качестве "великого и полномочного посла". Съезды начались в мае 1666 в Андрусове, недалеко от Смоленска. В январе 1657 О. заключил Андрусовский договор (см.), знаменовавший большой дипломатический успех Русского государства.

По возвращении из Андрусова О. был пожалован в бояре, а затем назначен начальником Посольского приказа с титулом "царственные большие печати и государственных великих посольских дел оберегатель". О. очень высоко расценивал задачи Посольского приказа, считая его "оком всей великой России". По мысли О., Посольский приказ должен был иметь "промысел" и "неотступное попечение" о государственном благе. О. прилагал все усилия к тому, чтобы повысить качество личного дипломатического состава. Он подчёркивал, что Посольский приказ должны "хранить яко зеницу ока... беспорочные люди". Они должны обладать опытом, инициативой, самостоятельностью и стремиться к тому, чтобы высоко поставить дипломатическую службу. Качество дипломатической службы, с точки зрения О., определялось не количеством посольских работников, а их талантами и чувством ответственности за своё дело. Будучи противником безоговорочного заимствования иностранного опыта, О. в то же время держался правила, что "доброму не стыдно навыкать и со стороны, у чужих, даже у своих врагов". Для того чтобы держать Посольский приказ в курсе зарубежных событий, переводчики Посольского приказа составляли на основе иностранных газет и ведомостей, поступавших из-за границы, т. н. "куранты", т. е. рукописные сводки иностранных известий. Посольский приказ, таким образом, был осведомлён о том, что делалось в западноевропейских странах. О. принадлежит инициатива создания дипломатической почты между Россией и Польшей.

В качестве главы Посольского приказа и руководителя внешней политики Русского государства О. принимал меры к обеспечению торговых интересов России в сношениях со странами Запада и Востока. Новоторговый устав 1667, тоже связанный с именем О., основанный на меркантилистических принципах, регламентировал торговлю иностранцев в целях устранения конкуренции на русском рынке. При О. был снаряжён с дипломатическими и торговыми целями ряд посольств на Запад: в Испанию, Францию, Венецию, Голландию, Англию, Пруссию, Швецию. В мае 1667 О. заключил торговый договор с армянской "Персидской компанией", ведшей торговлю шёлком. Заботился он и об укреплении торговых связей с Бухарой и Хивой, снарядил посольство в Индию.

Главной проблемой внешней политики Русского государства в бытность О. начальником Посольского приказа являлся украинский вопрос. О. участвовал на съездах с польскими уполномоченными в 1669- 70. В это время наметились политические расхождения между О. и царём. О. стоял за соблюдение условий Андрусовского договора, противники же внешнеполитической линии О. стремились не только к удержанию за Россией Киева по истечении оговорённого перемирием двухлетнего срока, но и к присоединению Правобережной Украины. Это направление поддерживал сам царь. Мирные отношения с Речью Посполитой казались О. необходимыми в целях разрешения более важной, с его точки зрения, внешнеполитической задачи - присоединения побережья Балтийского моря.

Недовольство в правительственных кругах действиями О. скоро привело к его устранению сначала с поста руководителя Малороссийского, а затем и Посольского приказа. В начале 1671 встал вопрос об отправке в Польшу посольства для заключения мира. Полномочным послом был назначен О., но вместе с тем он был отстранён от управления Посольским приказом и лишён титула "оберегателя". Место О. занял его политический противник А. С. Матвеев (см.), которому было поручено изготовление посольского наказа для О. Наказ лишал посла свободы "промысла" (инициативы) и предлагал ему действовать в строго ограниченных рамках, в роли простого исполнителя полученных указаний. О. заявил, что ему на таких условиях "в той посольской службе быть невозможно", и под предлогом болезни отказался от участия в посольстве. После этого он удалился в монастырь. Тем не менее в 1679 он участвовал ещё с успехом в переговорах о продлении Андрусовского перемирия.

О. был дипломатом большого ума и таланта, с хорошей теоретической и практической подготовкой.

Его наиболее характерной чертой было стремление к самостоятельности в проведении внешнеполитической программы: "нельзя во всём дожидаться государева указа". Отсюда происходили его конфликты с царём. Как дипломат он отличался большим искусством в ведении переговоров и вместе с тем большой принципиальностью.

Дипломатический словарь. — М.: Государственное издательство политической литературы. А. Я. Вышинский, С. А. Лозовский. 1948.

dic.academic.ru