Операция «Буря». Уничтожение Республики Сербская Краина. Операция буря


Операция «Буря». Уничтожение Республики Сербская Краина

 

В августе 1995 года войска Хорватии и Боснии и Герцеговины провели совместную военную операцию против Сербской Краины. Она вошла историю как операция «Буря» (хорв. Operacija Oluja, серб. Операција Олуја).

В результате этой операции была ликвидирована Республика Сербская Краина и Республика Западная Босния, созданные в 1991 году. Эта военная операция стала одной из крупнейших этнических чисток в Европе. Около 150 — 200 тыс. сербов стали беженцами.

Группы хорватских военных и полицейский спецназ провели зачистку территории, уничтожая целые селения и убивая тех, кто остался, в основном пожилых людей. Сотни гражданских людей были убиты. В Сербии и некоторые исследователи в России считают организаторов этой операции военными преступниками и ставят хорватских военных в один ряд с функционерами режима усташей (хорватская нацистская организация, отметившаяся геноцидом сербов, цыган и евреев в годы Второй Мировой войны). В Сербии и Республике Сербской день начала операции «Буря» является днем национального траура. В Хорватии же его считают днем победы.

Развал Югославии сопровождался серией военных конфликтов, в которых огромную роль сыграл фактор этнонационализма и религиозной розни (конфликт православия, католицизма и ислама). Началась ожесточенная война в Хорватии и Боснии и Герцеговине. Активными участниками конфликта стали США, НАТО и ООН.

Надо сказать, что югославские и постюгославские проблемы являются не только балканскими, и даже не только европейскими, но и мировыми. Здесь мы наблюдаем столкновение по линии Север — Юг (экспансия исламского проекта) и противостояние Запад — Восток. Сербы стояли на пути строительства Нового Мирового порядка, где нет места основным христианским ценностям, которые поддерживает православие.

Поражение сербов в этих конфликтах было обусловлено ещё политикой Иосипа Броза Тито, который устроил Федерацию по принципу национальных республик и автономных краев (эта же «мина» была заложена и под СССР и продолжает существовать в РФ). При этом нельзя забывать того, что Югославия проводила политику «сидения на двух стульях», являясь «троянским конем» в соцлагере и десятки лет получая помощь от США и НАТО.

Расплачиваться пришлось потерей значительной части сербских территорий, падением морального духа населения, и тем, что Белград в начале 21 столетия практически полностью лёг под Запад. Большую роль в этом сыграл разложившийся югославский партийный аппарат, находившиеся у власти в Сербии люди не захотели защищать государство. Вместо активных действий, включая силовые, они сдавали одну позицию за другой, предавая национальные интересы Сербии. В итоге ситуация дошла до потери «сердца Сербии» — края Косово.

Главным очагом югославской войны стала Хорватия. Это было обусловлено тем, что здесь проходила граница между католическим и православным мирами. Ничем особенным кроме религии, сербы и хорваты не отличались, будучи когда-то единым славянским народом. Кроме того, многие хорваты Далмации, Славонии и Герцеговины были окатоличенными сербами.

Вражда между сербами и хорватами создавалась столетиями, и главнейшую роль в этом процессе сыграл Ватикан. Уже во время Первой Мировой войны последовали первые сербские погромы, концлагеря и карательные экспедиции против сербов, в которых приняли участие многие хорваты. Вена санкционировала преследование сербов из-за конфликта с Сербией.

До второй половины 19 столетия сербы были относительно привилегированной, военизированной группой населения, которая защищала границы империи от турков. Во время Второй Мировой войны было создано Независимое Государство Хорватия и усташи стали решать сербский вопрос по принципу: «треть сербов уничтожить, треть изгнать, треть перекрестить». Сотни тысяч сербов были истреблены в концлагерях, хорвато-мусульманскими войсками, вермахтом, венгерскими и албанскими формированиями.

После завершения Второй Мировой войны в новой Югославии в состав Хорватии включили Восточную Славонию, Баранью, Западный Срем, Лику, Кордун и Далмацию. Предложения о получении местными сербскими общинами в районах, где они составляли большинство, автономии, сходной автономиям Воеводины и Косово, союзная власть отвергла.

Весной 1991 года произошли первые вооружённые столкновения между хорватской полицией и сербскими силами. В апреле 1991 года сербы провозгласили автономию на территориях, где они составляли большинство населения. В Загребе этот шаг сочли за мятеж. Министерство внутренних дел Хорватии санкционировало формирование значительного числа специальных полицейских подразделений. Франьо Туджман подписал указ о создании Национальной гвардии Хорватии, которая стала ядром хорватских вооруженных сил.

Сербы бойкотировали референдум о независимости Хорватии. 25 июня 1991 года хорватские власти приняли декларацию независимости. Через месяц после создания независимой Хорватии около 30% её территории контролировали вооруженные формирования краинских сербов и югославской народной армии. Противостояние переросло в настоящую войну, которая длилась несколько лет. Хорватов активно поддерживали страны НАТО, особенно США и Германия. Помощь также шла через частные военные компании.

В конце 1994 года при посредничестве ООН Книн (столица Сербской Краины) и Загреб заключили экономическое соглашение, которое касалось свободы движения по транспортным коммуникациям, работы нефтепровода и энергосистем. Однако политического соглашения достичь не удалось. Вскоре ситуация снова обострилась. Хорватская сторона не хотела продлевать мандат миротворцев ООН.

В ответ Книн приостановил все контакты с Загребом. Хорваты использовали перемирие для реорганизации и укрепления своих вооруженных сил, было сформировано восемь элитных гвардейских бригад, подготовленных по натовским стандартам. В ходе операции «Зима '94» эти части показали хорошие боевые качества, которые были выше, чем у военных соединений Республики Сербской и РСК.

В начале 1995 года Франьо Туджман потребовал вывести миротворцев ООН с территории Хорватии. ООН предложило план мирного урегулирования — «Z-4» («Zagreb-4»). Он предусматривал вхождение Сербской Краины в Хорватию на правах культурной автономии. Однако Книн отказался обсуждать этот план, пока хорватская сторона не продлит мандат миротворческих сил ООН в Хорватии.

Загреб продлил мандат миротворцев, но весной боевые действия возобновились. Хорватская армия захватила территорию Западной Славонии. 22 июля президенты Боснии и Герцеговины и Хорватии подписали документ о совместных действиях и взаимопомощи хорватских и боснийских войск. Хорватские войска, в ходе кампании «лето 1995», которая завершилась 30 июля, смогли прервать сообщение между Книном и Баня-Лукой, Северная Далмация попала в полуокружение. Для отвлечения внимания сербов, дипломатические переговоры по плану мирного урегулирования продолжались до 3 августа.

Силы сторон, план операции

В конце июля — начале августа в Хорватии провели мобилизацию и подготовили на границах РСК ударную группировку в 150 тыс. человек. Всего хорватские ВС насчитывали в это время около 250 тыс. человек, в МВД было 45 тыс. человек. Кроме того, в операции должен был принять участие 5-й корпус армии Боснии и Герцеговины (25 тыс. человек). Вооружённые силы Республики Сербская Краина насчитывали около 27 тыс. человек, на вооружении армии было 303 танка, около 300 единиц бронетехники, 360 артиллерийских орудий калибром 100-мм и выше. По плану мобилизации, численность вооруженных формирований могли довести до 62 тыс. человек.

Операцию «Буря» («Олуя») хорватское командование начало разрабатывать ещё в конце 1994 года. В планировании операции приняли участие инструктора из американской частной военной компании MPRI, также использовались разведданные НАТО. На главных направлениях сербскую оборону должны были прорвать гвардейские бригады и, не ввязываясь в бои по захвату укрепленных поселений, развивать наступление вгубь территории РСК. Задачу ликвидации оставшихся в тылу узлов сопротивления должны были решить домобранские полки (хорватский аналог территориальной обороны). В результате получался хорватский «блицкриг».

Общий план операции делился на четыре локальные операции, которые должны были провести отдельные корпуса (военные округа). Согласно плану «Олуя-1» части Загребского корпуса (около 30 тыс. человек) под командованием генерал-майора Ивана Башараца должны были уничтожить подразделения 39-го Банийского корпуса СВК под командованием генерал-майора Слободана Тарбука и соединиться с 5-м боснийским корпусом генерала Атифа Дудаковича в районе сел Жировац и Обляй.

Согласно плану «Олуя-2» части Карловацкого корпуса генерал-майора Миленко Црняца (15 тыс. человек) должны были уничтожить войска 21-го Кордунского корпуса под командованием генерал-майора Велько Босанаца (штаб в Войниче). «Олуя-3» предусматривал удар Госпичского корпуса генерал-майора Мирко Нораца (25 тыс. человек) по 15-му Личскому корпусу генерал-майораа Стево Шево и соединение с мусульманским корпусом на линии Кореничка-Капела — Тржачка-Раштела.

«Oluja-4» был подготовлен для Сплитского корпуса генерал-майор Анте Готовина (30 тыс. человек), он должен был вместе с силами спецназа МВД уничтожить 7-й Северодалматинский корпус под началом генерал-майора Слободана Ковачевича и захватить столицу Сербской Краины — Книн. Осиекский корпус должен был сыграть вспомогательную роль, отвлекать своими действиями силы 11-го Восточно-Славонского корпуса.

Полевой штаб ударной группировки под командованием генерал-майора Марьян Марековича располагался в городе Огулин. Операцию планировали реализовать за 4–5 дней. Затягивание операции считалось нежелательным, чтобы не вызвать негативную реакцию мировой общественности.

39-й Банийский корпус имел в своем составе около 7 тыс. человек (по другим данным, около 9 тыс.). В его составе было четыре бригады и самостоятельный отряд. Часть сил держала оборону против 5-го корпуса армии Боснии и Герцеговины. Командиром корпуса был Слободан Тарбук. Он в 1991 году был командиром бригады ЮНА, являлся опытным и инициативным командиром.

Корпус перед операцией «Буря» был мобилизован, приведен в полную боевую готовность, его оборона была хорошо подготовлена. Банийский корпус имел значительное количество бронетехники, даже превосходя по числу единиц противостоящий ему Загребский корпус. Однако уступал в артиллерии, как полевой, так и тяжелой.

Кроме того, его слабым местом было построение войск в одну линию, второй линии обороны не было, да и резервы были незначительными. Если бы хорватские войска прорвали оборону корпуса и захватили город Глина, которых находившийся в 10 км от передовой, линии коммуникаций Банийского корпуса оказались перерезанными. Отразить сильное наступление можно было только при поддержке войск Республики Сербской и Югославии.

На пути Карловацкого корпуса стояли части 21-го Кордунского корпуса. В его составе было три бригады. 21-й корпус был первым по численности бронетехники в ВС РСК (до 100 танков). Против хорватских войск командир корпуса генерал-майор Велько Босанац мог выставить две бригады — около 4 тыс. человек, третья бригада держала оборону в зоне наступления Загребского и Карловацкого корпусов хорватской армии.

21-й Кордунский корпус так же, как и 39-й, не имел оперативной глубины, для организации резервной линии обороны. В резерве корпуса Корпус специальных единиц (КСЕ) генерал-майора Милорада Ступара (около 5 тыс. бойцов). Однако его боеспособность была низкой, он в большинстве своём состоял из отловленных дезертиров. Под удар хорватского Карловацкого корпуса попадала и одна бригада 15-го Личского корпуса (1,5 тыс. человек).

15-й Личский корпус имел в своем составе четыре бригады — всего около 6 тыс. человек. Корпус Стевана Шево держал оборону против хорватов на фронте длинной в 150 км, одна бригада была направлена против мусульман. Столицу Сербской Краины защищал 7-й Северодалматинский корпус.

По численности он был первым в крайинской армии — около 10 тыс. человек. Однако его позиции имели слабое место — в ходе летних операций, хорватские войска захватили долину Ливно и Грахово, вышли в тыл Северодалматинскому корпусу.

В результате войска хорватов нависали с севера над столицей республики, и столичный район стал крайне неудобен для обороны. В случае успеха хорватских войск на других направлениях, Северодалматинскому корпусу необходимо было быстро отступать в строну пограничного городка Срб, чтобы не попасть в «котел».

Перед началом операции была проведена информационная кампания, направленная против РСК. Хорватское телевидение, радио, газеты пропагандировали мощь вооруженных сил Хорватии, говорили о слабости армии Республики Сербская Краина, развале её государственности, скором конце «мятежников». Во многом это была правда.

Главные причины падения РСК были внутренними, «сербскими». Несмотря на переход военного превосходства к хорватам и всестороннюю помощь (от дипломатической до поставок оружия), которую им оказывало «мировое сообщество», у сербов были шансы выстоять. Сыграла свою роль позиция Слободана Милошевича, который не видел будущего у сербских автономий в составе Хорватии. Многие краишники возлагали надежду на Слободана Милошевича, что он спасет Сербскую Краину, между РСК и СРЮ имелся и договор о военной помощи.

Но Милошевич не захотел помогать РСК, Югославия и так находилась под прессингом международных санкций, и Белград не хотел ещё более ухудшать отношения с Западом. В частности, в РСК постоянно располагалось около 1 тыс. офицеров югославской армии, перед нападением хорватской армии они «испарились».

Да и власти РСК словно забыли про идею, о необходимости сражаться за Родину, про национальные интересы. Из-за равнодушия властей РСК к будущему республики, среди краинских сербов царила апатия, люди массово уезжали в различные страны Европы, в Югославию, вооруженные силы были в плачевном состоянии, военных из них массово дезертировали.

Руководство РСК настолько низко оценивало шансы на успех, что уже 3 августа начало эвакуировать гражданское население. Необходимо отметить и условное единство РСК. Все три её части — Книнская Краина, Западная Славония и Восточная Славония были полусамостоятельными областями. Восточная Славония практически всю войну оставалась под контролем Белграда.

Её безопасность обеспечивал Новосадский корпус ЮНА, дислоцированный в соседней Воеводине. Поэтому, местное сербское руководство в Вуковаре не особенно тревожилось из-за падения Книна, когда Западная Славония и Кинская Краина были под ударом, на Восточно-Славонском фронте было относительно спокойно.

В 2 часа ночи 4 августа хорватские власти официально известили командование миротворческого контингента о начале операции. Извещены были и командиры миротворческих секторов, а они, в свою очередь, сообщили о готовящемся нападении сербам. Войска ООН, которые должны были остановить агрессоров, безо всяких препон пропустили хорватские части.

Только в некоторых местах возникли «недоразумения». Некоторых военнослужащих ООН взяли в плен и использовали в качестве «живого щита», наблюдательные пункты подвергались обстрелу, несколько миротворцев из Дании, Чехии, Непала убили и ранили.

В 5.00 утра 4 августа 1995 года хорватская армия начала операцию «Буря». Она началась с массированного артиллерийского обстрела и удара хорватских Военно-Воздушных сил по командным пунктам вооруженных сил Республики Сербской Краина. Кроме того, ряд объектов на границе атаковали диверсионные отряды хорватской армии.

Вечером самолеты ВВС НАТО атаковали позиции сербских ракетных войск и ПВО. За артподготовкой хорватская армия перешла в широкомасштабное наступление по всем основным направлениям. В этот же день хорватский президент обратился «к хорватским гражданам сербской национальности».

В обращении сообщалось, что хорватская армия вынуждена провести операцию по возвращению «оккупированных территорий» в состав Хорватии и восстановлению там «контитуционно-правового порядка», так как возможности решения проблемы дипломатическим путем исчерпаны. Сербским военным предлагали сложить оружие, а гражданским лицам оставаться в домах и спокойно ожидать установления законной власти. Одновременно Загреб уверял мировое сообщество, что это — не война, а восстановление единства Хорватии.

Удары хорватской авиации и ВВС не дали ожидаемых результатов. В целом в первый день боевых действий сербские войска на передовой достойно встретили противника, несмотря на его значительное численное преимущество. Командир Загребского корпуса Башарац изменил первоначальный план, по которому должны были действовать подчиненные ему силы, и дал приказ 2-й гвардейской бригаде штурмовать позиции сербов в Петринье.

Хотя гвардейцы были должны окружить город и продвигаться дальше. Штурм хорошо укрепленных позиций 31-й пехотной бригады 39-го Банийского корпуса (БК) СВК не принёс успеха. Сербская артиллерия уничтожила несколько танков, значительные потери были у хорватской пехоты. 153-я пехотная бригада, атаковавшая позиции 24-й бригады, также не добилась успеха. Ещё одну вспомогательную атаку на Костайницу отбили бойцы 26-й бригады БК.

21-й Кордунский корпус (КК) отразил все атаки частей Карловацкого корпуса. 11-я пехотная бригада пресекла попытку хорватских войск форсировать реку Купа к востоку от Карловаца. 13-я пехотная бригада остановила наступление Домобранских полков к юго-западу от Карловаца. Бригада занимала оборону по реке Корана. Сербы также отбили попытки хорватов окружить город Плашки. При этом часть хорватских войск нарвалась на минные поля.

15-й Личский корпус оказался в более тяжелой ситуации. В районе Госпича сербские войска смогли отбить удар врага. Сильная атака 9-й гвардейской бригады, при поддержке двух Домобранских полков Госпичского корпуса натолкнулась на яростное сопротивление 18-й пехотной бригады под Любово. Сербская 9-я моторизованная бригада отбила удар противника у Медака.

1-я гвардейская бригада Госпичского корпуса смогла пробить брешь в сербской обороне на стыке двух бригад Личского корпуса, у подножия гряды Капела. Но сербский резерв — Корпус специальных единиц, смог остановить хорватский прорыв у Личка-Ясеницы. На других направлениях хорватские войска только смогли несколько потеснить сербов, не прорвав их оборонительные порядки.

Наибольших успехов хорватская армия достигла в районе Книна. Как и ожидалось, потеря боснийскими сербами Грахова в июле, привела к тому, что части 7-го Северодалматинского корпуса оказались в полуокружение, которое оставалось только замкнуть. Сербским войскам в этом районе приходилось сдерживать удары врага, ведущееся одновременно с южного, западного, северо-западного и восточного направлений.

Чистым от войск противника оставалось только северное направление. Книн подвергся массированному артобстрелу. По городу было выпущено около 5 тыс. снарядов. Со стороны Грахова по Книну нанесли удар 4-я и 7-я гвардейские бригады, она к вечеру смогли пробить оборону 3-й Оперативной Группы, тесня её силы к Книну. На других направлениях части Северодалматинского корпуса отразили атаки противника. Но к вечеру стало известно, что батальон 9-й гвардейской бригады и хорватский спецназ МВД в схватке за перевал Мали Алан смогли проломить оборону 9-й моторизованной бригады 15-го Личского корпуса.

Хорватские войска развили наступление в направление Свети Рока и горы Челавац, вдоль дороги ведущей в Грачац. Как уже отмечалось, сербские войска не имели резервных позиций и в условиях быстрого наступления противника, не успели закрепиться на новых рубежах. 9-я моторизованная бригада стала отходить на восток, Северодалматинский корпус и столица РСК оказались под угрозой окружения. Ночью части 7-го корпуса начали отступление к столице. Оборона Северодалматинского корпуса стала рушиться. Многие солдаты бросили подразделения, чтобы спасти свои семьи.

Сербы начали эвакуацию ещё 3 августа. 4 августа эвакуация приобрела официальный и тотальный характер. Верховный совет обороны республики во главе с президентом Миланом Мартичем из-за угрозы потери большей части территории Северной Далмации и части Лики, начал эвакуацию гражданского населения общин Книн, Бенковац, Обровац, Дрниш и Грачац.

Отвод населения планировали проводить по маршруту Книн — Отрич — Срб — Лапац. Ночью военно-политическое руководство РСК переехало из Книна в Срб, город в 35 км от столицы. Последним из столицы отступил утром 5 августа батальон 75-й моторизованной бригады. Утром хорватские солдаты заняли Грачац и 7-й Северодалматинский корпус, под угрозой полного окружения, оставил район Бенковац-Обровац-Кистанье.

Колонны беженцев забили все дороги, но эвакуироваться удалось довольно организованно. Сербы знали, что Хорватии нужна их территория, но без них, поэтому уходили почти всем народом. Зная, что пощады не будет, бежал целый народ. Это была настоящая трагедия.

Отступление 7-го Северодалматинского корпуса и военно-политического руководства республики резко осложнили ситуацию и на других направлениях. А главное — парализовали волю к сопротивлению. 5 августа против 15-го Личского корпуса выступили войска исламистов из Боснии и Герцеговины, которые ударили с тыла. Все сербские войска участвовали в отражении хорватского наступления, поэтому боснийская граница в районе Бихача была прикрыта очень слабо.

В ночь на 5 августа 502-я горная бригада армии Боснии и Герцеговина начала наступление и без особого сопротивления заняла город Личко Петрово Село. К обеду хорваты и мусульмане соединились у местечка Тржачки Раштела, РСК была разрезана надвое. Южные и северные сербские соединения потеряли связь. Другая бригада 5-го корпуса армии Боснии и Герцеговины пробивалась к Кореницам, где был штаб 15-го Личского корпуса.

9-я гвардейская бригада Госпичского корпуса преодолела сопротивление сербов под Любово. Сербам пришлось эвакуировать все свои самолеты с базы ВВС Краины в Удбине в Баня Луку. Хорваты стали пробиваться к Кореницам. В итоге 15-й Личский корпус была раздроблен на три очага сопротивления: в Врховине — 50-я пехотная бригада, в Буниче — 18-я пехотная бригада, в районе Доньи- Лапац — 103-я легкая пехотная бригада. 21-й Кордунский корпус продолжал отражать атаки хорватских войск, но удар 505-й бригады 5-го корпуса заставил ввести в бой последние резервы.

6—7 августа сербская оборона окончательно развалилась. Военнослужащие и жители бежали в Республику Сербскую. Были уничтожены последние очаги сопротивления 15-го Личского корпуса. Хорваты захватили Отрич. 6 августа хорватский президент прибыл в столицу РСК и произнес поздравительную речь. Фактически это была победа хорватской армии.

В ночь на 6 августа сербские войска оставили Петриню. Хорваты также заняли Глину, поставив под угрозу окружения остатки сил Кордунского корпуса. 7 августа хорватские войска захватили Двор, в городе Топуско в окружение попало около 6 тыс. сербских солдат и десятки тысяч беженцев. В этот же период 5-й корпус ликвидировал союзную РСК Западную Боснию.

После разгрома армии Краины, большая часть солдат Автономной области Западной Боснии разбежалась или перешла на сторону противника. Исламисты заняли Велику-Кладушу практически без сопротивления. 8 августа хорваты уничтожили последние очаги сопротивления, захватив Срб и Доньи Лапац. Командир 21-го Кордунского корпуса Чедомир Булат, подписал капитуляцию (прежний командир корпуса, генерал Босанац пропал без вести под Карловацем). Сербы сдали все тяжелое вооружение, а хорваты пропустили военных и гражданских беженцев, под гарантии миротворцев ООН, а территорию Югославии.

Заключение

Республика Сербская Краина были ликвидирована за 4 дня. Также была уничтожена союзная РСК — мусульманская Республика Западная Босния. Более 200 тыс. сербов лишились своей Родины, бежав в Югославию и в Республику Сербскую. Хорватские власти и их покровители с Запада реализовали свою задачу — очистили Хорватию от сербов. Хорватские военные провели настоящую «зачистку» — убивали оставшихся людей, в том числе женщин, детей, стариков, уничтожали целые поселения, культовые сооружения.

Вину за военные преступления хорватских властей разделяют с ними США, которые консультировали хорватскую армию по вопросу проведения военной операции на РСК, помогали Загребу против «восставших сербов». Американские военные советники вели подготовку хорватской армии. НАТО делилось разделывательной информацией и даже наносило авиаудары по сербским позициям.

Более того Вашингтон в рамках стратегии переписывания истории и применения принципа двойных стандартов, обвинил сербскую сторону в провоцировании хорватов. По мнению американцев, сербы сами спровоцировали вторжение хорватской армии. Среди виновников трагедии сербского народа — Германия, которая оказывала военно-материальную и дипломатическую поддержку Хорватии.

Необходимо отметить и отрицательную роль «миротворцев» ООН, которые не только не защитили сербов, но и своим присутствием подорвали их боевой дух (до их прибытия сербы защищали себя сами). Деятельность ООН заключалась в словах о мире, а не реальных делах в защиту мирных граждан.

Нельзя забывать и про действия самих сербов. Боевой дух сербских военных и населения области был подорван равнодушием к будущему РСК — собственного руководства Республики и руководства Югославии. Виноват и лично Слободан Милошевич, который постоянно озирался на Запад и не вмешался, несмотря на соглашение о совместной обороне с Краиной.

Тот, кто не хочет сам себя защищать, обречён. Десятки тысяч сербов, которые могли с оружием в руках биться за своё будущее, защищать Родину, отстаивать честь предков, которые поколениями жили на этой земле и оставили её за собой, бежали. Как говорили древние, горе побеждённым! Если бы все сербы дрались как вьетнамцы, их бы пришлось уничтожать поголовно. А это нельзя делать в центре Европы, слишком много шума.

ruskline.ru

Операция «Буря». Уничтожение Республики Сербская Краина » Военное обозрение

В августе 1995 года войска Хорватии и Боснии и Герцеговины провели совместную военную операцию против Сербской Краины. Она вошла историю как операция «Буря» (хорв. Operacija Oluja, серб. Операција Олуја). В результате этой операции была ликвидирована Республика Сербская Краина и Республика Западная Босния, созданные в 1991 году. Эта военная операция стала одной из крупнейших этнических чисток в Европе. Около 150 – 200 тыс. сербов стали беженцами. Группы хорватских военных и полицейский спецназ провели зачистку территории, уничтожая целые селения и убивая тех, кто остался, в основном пожилых людей. Сотни гражданских людей были убиты. В Сербии и некоторые исследователи в России считают организаторов этой операции военными преступниками и ставят хорватских военных в один ряд с функционерами режима усташей (хорватская нацистская организация, отметившаяся геноцидом сербов, цыган и евреев в годы Второй Мировой войны). В Сербии и Республике Сербской день начала операции «Буря» является днем национального траура. В Хорватии же его считают днем победы.

Предыстория

Развал Югославии сопровождался серией военных конфликтов, в которых огромную роль сыграл фактор этнонационализма и религиозной розни (конфликт православия, католицизма и ислама). Началась ожесточенная война в Хорватии и Боснии и Герцеговине. Активными участниками конфликта стали США, НАТО и ООН. Надо сказать, что югославские и постюгославские проблемы являются не только балканскими, и даже не только европейскими, но и мировыми. Здесь мы наблюдаем столкновение по линии Север - Юг (экспансия исламского проекта) и противостояние Запад – Восток. Сербы стояли на пути строительства Нового Мирового порядка, где нет места основным христианским ценностям, которые поддерживает православие.

Поражение сербов в этих конфликтах было обусловлено ещё политикой Иосипа Броза Тито, который устроил Федерацию по принципу национальных республик и автономных краев (эта же «мина» была заложена и под СССР и продолжает существовать в РФ). При этом нельзя забывать того, что Югославия проводила политику «сидения на двух стульях», являясь «троянским конем» в соцлагере и десятки лет получая помощь от США и НАТО. Расплачиваться пришлось потерей значительной части сербских территорий, падением морального духа населения, и тем, что Белград в начале 21 столетия практически полностью лёг под Запад. Большую роль в этом сыграл разложившийся югославский партийный аппарат, находившиеся у власти в Сербии люди не захотели защищать государство. Вместо активных действий, включая силовые, они сдавали одну позицию за другой, предавая национальные интересы Сербии. В итоге ситуация дошла до потери «сердца Сербии» - края Косово.

Главным очагом югославской войны стала Хорватия. Это было обусловлено тем, что здесь проходила граница между католическим и православным мирами. Ничем особенным кроме религии, сербы и хорваты не отличались, будучи когда-то единым славянским народом. Кроме того, многие хорваты Далмации, Славонии и Герцеговины были окатоличенными сербами. Вражда между сербами и хорватами создавалась столетиями, и главнейшую роль в этом процессе сыграл Ватикан. Уже во время Первой Мировой войны последовали первые сербские погромы, концлагеря и карательные экспедиции против сербов, в которых приняли участие многие хорваты. Вена санкционировала преследование сербов из-за конфликта с Сербией. До второй половины 19 столетия сербы были относительно привилегированной, военизированной группой населения, которая защищала границы империи от турков. Во время Второй Мировой войны было создано Независимое Государство Хорватия и усташи стали решать сербский вопрос по принципу: «треть сербов уничтожить, треть изгнать, треть перекрестить». Сотни тысяч сербов были истреблены в концлагерях, хорвато-мусульманскими войсками, вермахтом, венгерскими и албанскими формированиями. После завершения Второй Мировой войны в новой Югославии в состав Хорватии включили Восточную Славонию, Баранью, Западный Срем, Лику, Кордун и Далмацию. Предложения о получении местными сербскими общинами в районах, где они составляли большинство, автономии, сходной автономиям Воеводины и Косово, союзная власть отвергла.

Весной 1991 года произошли первые вооружённые столкновения между хорватской полицией и сербскими силами. В апреле 1991 года сербы провозгласили автономию на территориях, где они составляли большинство населения. В Загребе этот шаг сочли за мятеж. Министерство внутренних дел Хорватии санкционировало формирование значительного числа специальных полицейских подразделений. Франьо Туджман подписал указ о создании Национальной гвардии Хорватии, которая стала ядром хорватских вооруженных сил. Сербы бойкотировали референдум о независимости Хорватии. 25 июня 1991 года хорватские власти приняли декларацию независимости. Через месяц после создания независимой Хорватии около 30% её территории контролировали вооруженные формирования краинских сербов и югославской народной армии. Противостояние переросло в настоящую войну, которая длилась несколько лет. Хорватов активно поддерживали страны НАТО, особенно США и Германия. Помощь также шла через частные военные компании.

В конце 1994 года при посредничестве ООН Книн (столица Сербской Краины) и Загреб заключили экономическое соглашение, которое касалось свободы движения по транспортным коммуникациям, работы нефтепровода и энергосистем. Однако политического соглашения достичь не удалось. Вскоре ситуация снова обострилась. Хорватская сторона не хотела продлевать мандат миротворцев ООН. В ответ Книн приостановил все контакты с Загребом. Хорваты использовали перемирие для реорганизации и укрепления своих вооруженных сил, было сформировано восемь элитных гвардейских бригад, подготовленных по натовским стандартам. В ходе операции «Зима '94» эти части показали хорошие боевые качества, которые были выше, чем у военных соединений Республики Сербской и РСК.

В начале 1995 года Франьо Туджман потребовал вывести миротворцев ООН с территории Хорватии. ООН предложило план мирного урегулирования - «Z-4» («Zagreb-4»). Он предусматривал вхождение Сербской Краины в Хорватию на правах культурной автономии. Однако Книн отказался обсуждать этот план, пока хорватская сторона не продлит мандат миротворческих сил ООН в Хорватии. Загреб продлил мандат миротворцев, но весной боевые действия возобновились. Хорватская армия захватила территорию Западной Славонии. 22 июля президенты Боснии и Герцеговины и Хорватии подписали документ о совместных действиях и взаимопомощи хорватских и боснийских войск. Хорватские войска, в ходе кампании «лето 1995», которая завершилась 30 июля, смогли прервать сообщение между Книном и Баня-Лукой, Северная Далмация попала в полуокружение. Для отвлечения внимания сербов, дипломатические переговоры по плану мирного урегулирования продолжались до 3 августа.

Силы сторон, план операции

В конце июля – начале августа в Хорватии провели мобилизацию и подготовили на границах РСК ударную группировку в 150 тыс. человек. Всего хорватские ВС насчитывали в это время около 250 тыс. человек, в МВД было 45 тыс. человек. Кроме того, в операции должен был принять участие 5-й корпус армии Боснии и Герцеговины (25 тыс. человек). Вооружённые силы Республики Сербская Краина насчитывали около 27 тыс. человек, на вооружении армии было 303 танка, около 300 единиц бронетехники, 360 артиллерийских орудий калибром 100-мм и выше. По плану мобилизации, численность вооруженных формирований могли довести до 62 тыс. человек.

Операцию «Буря» («Олуя») хорватское командование начало разрабатывать ещё в конце 1994 года. В планировании операции приняли участие инструктора из американской частной военной компании MPRI, также использовались разведданные НАТО. На главных направлениях сербскую оборону должны были прорвать гвардейские бригады и, не ввязываясь в бои по захвату укрепленных поселений, развивать наступление вгубь территории РСК. Задачу ликвидации оставшихся в тылу узлов сопротивления должны были решить домобранские полки (хорватский аналог территориальной обороны). В результате получался хорватский «блицкриг».

Общий план операции делился на четыре локальные операции, которые должны были провести отдельные корпуса (военные округа). Согласно плану «Олуя-1» части Загребского корпуса (около 30 тыс. человек) под командованием генерал-майора Ивана Башараца должны были уничтожить подразделения 39-го Банийского корпуса СВК под командованием генерал-майора Слободана Тарбука и соединиться с 5-м боснийским корпусом генерала Атифа Дудаковича в районе сел Жировац и Обляй. Согласно плану «Олуя-2» части Карловацкого корпуса генерал-майора Миленко Црняца (15 тыс. человек) должны были уничтожить войска 21-го Кордунского корпуса под командованием генерал-майора Велько Босанаца (штаб в Войниче). «Олуя-3» предусматривал удар Госпичского корпуса генерал-майора Мирко Нораца (25 тыс. человек) по 15-му Личскому корпусу генерал-майораа Стево Шево и соединение с мусульманским корпусом на линии Кореничка-Капела — Тржачка-Раштела. «Oluja-4» был подготовлен для Сплитского корпуса генерал-майор Анте Готовина (30 тыс. человек), он должен был вместе с силами спецназа МВД уничтожить 7-й Северодалматинский корпус под началом генерал-майора Слободана Ковачевича и захватить столицу Сербской Краины – Книн. Осиекский корпус должен был сыграть вспомогательную роль, отвлекать своими действиями силы 11-го Восточно-Славонского корпуса. Полевой штаб ударной группировки под командованием генерал-майора Марьян Марековича располагался в городе Огулин. Операцию планировали реализовать за 4-5 дней. Затягивание операции считалось нежелательным, чтобы не вызвать негативную реакцию мировой общественности.

39-й Банийский корпус имел в своем составе около 7 тыс. человек (по другим данным, около 9 тыс.). В его составе было четыре бригады и самостоятельный отряд. Часть сил держала оборону против 5-го корпуса армии Боснии и Герцеговины. Командиром корпуса был Слободан Тарбук. Он в 1991 году был командиром бригады ЮНА, являлся опытным и инициативным командиром. Корпус перед операцией «Буря» был мобилизован, приведен в полную боевую готовность, его оборона была хорошо подготовлена. Банийский корпус имел значительное количество бронетехники, даже превосходя по числу единиц противостоящий ему Загребский корпус. Однако уступал в артиллерии, как полевой, так и тяжелой. Кроме того, его слабым местом было построение войск в одну линию, второй линии обороны не было, да и резервы были незначительными. Если бы хорватские войска прорвали оборону корпуса и захватили город Глина, которых находившийся в 10 км от передовой, линии коммуникаций Банийского корпуса оказались перерезанными. Отразить сильное наступление можно было только при поддержке войск Республики Сербской и Югославии.

На пути Карловацкого корпуса стояли части 21-го Кордунского корпуса. В его составе было три бригады. 21-й корпус был первым по численности бронетехники в ВС РСК (до 100 танков). Против хорватских войск командир корпуса генерал-майор Велько Босанац мог выставить две бригады – около 4 тыс. человек, третья бригада держала оборону в зоне наступления Загребского и Карловацкого корпусов хорватской армии. 21-й Кордунский корпус так же, как и 39-й, не имел оперативной глубины, для организации резервной линии обороны. В резерве корпуса Корпус специальных единиц (КСЕ) генерал-майора Милорада Ступара (около 5 тыс. бойцов). Однако его боеспособность была низкой, он в большинстве своём состоял из отловленных дезертиров. Под удар хорватского Карловацкого корпуса попадала и одна бригада 15-го Личского корпуса (1,5 тыс. человек).

15-й Личский корпус имел в своем составе четыре бригады – всего около 6 тыс. человек. Корпус Стевана Шево держал оборону против хорватов на фронте длинной в 150 км, одна бригада была направлена против мусульман. Столицу Сербской Краины защищал 7-й Северодалматинский корпус. По численности он был первым в крайинской армии – около 10 тыс. человек. Однако его позиции имели слабое место – в ходе летних операций, хорватские войска захватили долину Ливно и Грахово, вышли в тыл Северодалматинскому корпусу. В результате войска хорватов нависали с севера над столицей республики, и столичный район стал крайне неудобен для обороны. В случае успеха хорватских войск на других направлениях, Северодалматинскому корпусу необходимо было быстро отступать в строну пограничного городка Срб, чтобы не попасть в «котел».

Перед началом операции была проведена информационная кампания, направленная против РСК. Хорватское телевидение, радио, газеты пропагандировали мощь вооруженных сил Хорватии, говорили о слабости армии Республики Сербская Краина, развале её государственности, скором конце «мятежников». Во многом это была правда. Главные причины падения РСК были внутренними, «сербскими». Несмотря на переход военного превосходства к хорватам и всестороннюю помощь (от дипломатической до поставок оружия), которую им оказывало «мировое сообщество», у сербов были шансы выстоять. Сыграла свою роль позиция Слободана Милошевича, который не видел будущего у сербских автономий в составе Хорватии. Многие краишники возлагали надежду на Слободана Милошевича, что он спасет Сербскую Краину, между РСК и СРЮ имелся и договор о военной помощи. Но Милошевич не захотел помогать РСК, Югославия и так находилась под прессингом международных санкций, и Белград не хотел ещё более ухудшать отношения с Западом. В частности, в РСК постоянно располагалось около 1 тыс. офицеров югославской армии, перед нападением хорватской армии они «испарились».

Да и власти РСК словно забыли про идею, о необходимости сражаться за Родину, про национальные интересы. Из-за равнодушия властей РСК к будущему республики, среди краинских сербов царила апатия, люди массово уезжали в различные страны Европы, в Югославию, вооруженные силы были в плачевном состоянии, военных из них массово дезертировали. Руководство РСК настолько низко оценивало шансы на успех, что уже 3 августа начало эвакуировать гражданское население. Необходимо отметить и условное единство РСК. Все три её части – Книнская Краина, Западная Славония и Восточная Славония были полусамостоятельными областями. Восточная Славония практически всю войну оставалась под контролем Белграда. Её безопасность обеспечивал Новосадский корпус ЮНА, дислоцированный в соседней Воеводине. Поэтому, местное сербское руководство в Вуковаре не особенно тревожилось из-за падения Книна, когда Западная Славония и Кинская Краина были под ударом, на Восточно-Славонском фронте было относительно спокойно.

Территориальная организация армии РСК. 18-й Западно-Славонский корпус был разгромлен во время хорватской операции "Молния" и его в мае 1995 года расформировали.

Продолжение следует…

topwar.ru

Операция «Буря» — Традиция

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»

Операция «Буря»

Конфликт: Война в Хорватии, Боснийская война Место: Книнская Краина, Цазинская Краина Дата: 4 августа –7 августа 1995. Итог: Победа Хорватии Ликвидация Республики Сербская КраинаЛиквидация Республики Западная Босния

Стороны:

Командующие Силы Потери
Flag of Croatia.svg Звонимир Цервенко Атиф Дудакович Миле МркшичWestern Bosnia1995.gif Фикрет Абдич
Flag of Croatia.svg около 200 тысяч солдат регулярной армии по одной версии и 100 тысяч - по другой350 танков, 800 артиллерийских орудий, 30 самолётов и вертолётов 40.000 солдат,250 танков, 600 артиллерийских орудий и минометов, по 20 самолётов и вертолётов[2]
Flag of Croatia.svg 196 убитых,1100 раненых (1) 700 солдат и 677 гражданских лиц убито, 5,000 пленных, 90,000 беженцев(Хорватские источники)

(2) 742 солдата убито, от 1000 до 2000 гражданских лиц погибли и пропали без вести,[3][4] 250,000 беженцев(Сербские источники)Некоторыми западными СМИ была дана оценка в 200,000 беженцев[5]

Western Bosnia1995.gif Около 30000 беженцев

Операция Буря (хорв. Operacija Oluja, сербск. Операција Олуја) — совместная военная операция армии Хорватии и пятого корпуса Армии Боснии и Герцеговины, проведённая в августе 1995 года при поддержке воздушных сил НАТО и пособничестве двенадцатитысячного контингента миротворцев ООН против Республики Сербская Краина. Результатами этой операции стали геноцид краинских сербов и ликвидация республик Сербская Краина и Западная Босния.

Согласно данным профессора университета г. Калгари Генриха Эльбаума подготовка к уничтожению непризнанного сербского государства началась в сентябре 1994 года.[6] В сентябре США заключают с хорватами договор о военном сотрудничестве, консультируют их и начинают подготовку к операции. Американская военная разведка создаёт на острове Брач специальный центр, откуда производятся разведывательные полёты над Краиной.[7] В течение года хорватская армия была перестроена из ополченческой в двухсоттысячную регулярную армию по образцу армии США. Вопреки действующему эмбарго, принятому ООН и запрещающему поставку оружия всем воюющим в Югославии сторонам, США, Германия и бывшие страны Варшавского договора поставили хорватам огромное количество военной техники, в том числе вертолёты МИ-24, истребители МИГ-21 и бронетранспортёры советского производства. Американцы также предоставили также полный комплект разведданных о положении сербских сил.[8]

За три месяца до нападения на Книнскую Краину хорваты безнаказанно осуществили этническую чистку другого региона непризнанной Республики Сербская Краина — Западная Славония (Операция «Блеск»). Так как Западная Славония находилась под защитой миротворцев ООН, которые беспрепятственно пропустили хорватскую армию, — это вызвало возмущение сербов, и по признанию Момчило Краишника, в качестве ответного удара сербы атаковали Сребреницу и Жепу — мусульманские анклавы, также находившиеся под защитой ООН.

В конце июля 1995 года, боснийские хорваты, воспользовавшись тем, что основная часть сербских сил во главе с Ратко Младичем сосредоточена в районе Жепы развили широкое наступление в юго-западной Боснии. В результате краинские сербы были вынуждены снять осаду Бихача, а хорваты захватили Босански-Грахово и Гламоч. Таким образом, к началу операции «Олуя» пути сообщения между Республикой Сербской и Республикой Сербская Краина были перерезаны, что сделало положение краинских сербов безнадёжным.

Повод для нападения[править]

Поводом для операции стал срыв переговоров известных под названием «Z-4» о включении Республики Сербская Краина в состав Хорватии как культурной автономии.[9] По мнению сербов, положения предлагаемого договора не гарантировали сербскому населению защиту от притеснений по национальному признаку.[3] Не сумев интегрировать территорию РСК политически Хорватия приняла решение сделать это военным путём.

Силы и позиции сторон[править]

Хорваты[править]

  • Загребский корпус (Иван Башарац)
  • Бьеловарский корпус (Лука Джанко)[10]
  • Карловацкий корпус (Миленко Црняц)
  • Госпичский корпус (Мирко Норац)
  • Сплитский корпус (Анте Готовина)
  • Осиекский корпус был задействован в Восточной Славонии и принимал участие в небольших оборонительных боях в этом районе.

По версии сербского сайта Krajinaforce в боях хорваты задействовали в операции около 200 тысяч солдат и офицеров.[11] Военный обозреватель Ионов пишет, что четыре хорватских корпуса, принимавших участие в операции, насчитывали 100 тысяч солдат и офицеров. Но в эти цифры не входят Бьеловарский и Осиекский корпуса.[3] Общий контроль над операцией осуществлялся в Загребе. Полевой штаб, который возглавил генерал-майор Марьян Марекович, находился в городе Огулин, к юго-востоку от Карловаца.

Бошняки[править]

5 корпус Армии Боснии и Герцеговины в составе

Общий контроль над операцией осуществлял генерал Атиф Дудакович.

Сербы[править]

  • 39-й Баньский корпус (четыре пехотных бригады, 9 000 чел. под командованием генерал-майора Слободана Тарбука), штаб в Глине .
  • 21-й Кордунский корпус (две пехотных бригады 4000 чел., третья бригада на стыке Загребского и Карловацкого корпусов, командир генерал-майор Велько Босанац), штаб в Войниче.
  • Пехотная бригада 15-го Личского корпуса.
  • Резервный Корпус Специальных Единиц (КСЕ) генерал-майора Милорада Ступара в составе 4 бригад, 5000 чел.

Это соединения были сведены в оперативную группу «Паук» под командованием генерала Миле Новаковича.

  • 15-й Личский корпус (три бригады, командующий корпусом, генерал-майор Стеван Шево), штаб в Коренице.
  • 7-й Северодалматинский корпус (10 000 чел, командир генерал-майор Слободан Ковачевич), штаб в Книне.

Эти два корпуса были сведены в оперативную группу «Вьюга».

  • 11-й корпус находился в Восточной Славонии. С началом «Бури» этот корпус ограничился небольшими боевыми действиями и артиллерийскими обстрелами.

При этом, как отмечают сербские источники, среди краинских сербов царила апатия, армия находилась в плачевном состоянии, а солдаты и офицеры массово дезертировали.[3]

В 3 утра 4 августа хорваты официально оповестили ООН о начале операции.

Сама операция началась в 5.00. Хорватская артиллерия и авиация нанесли массированный удар по войскам, командным пунктам и коммуникациям сербов. Затем началась атака практически по всей линии фронта. Территория Сербской Краины была зоной под защитой ООН. Вдоль всей линии фронта находились наблюдательные пункты международных сил. Мандат миротворцев заключался в защите всех проживающих в них лиц от опасности вооружённых нападений.[12] Однако действия хорватской армии были скоординированы с миротворцами. В момент нападения, ооновцы безо всякого препятствования пропустили хорватские войска — лишь в нескольких случаях возникли недоразумения, но в этом случае хорваты действовали решительно и жёстко. Так, несколько наблюдательных пунктов было обстреляно прямой наводкой, несколько десятков военнослужащих ООН были «взяты в плен», а в ряде мест использовались в качестве «живого щита». В итоге, в ходе «Олуи» было убито и ранено несколько миротворцев из Дании, Чехии, Непала.

Тактика хорватского наступления заключалась в прорыве обороны гвардейскими частями, которые не ввязываясь в бои должны были развивать наступление, а ликвидацией оставшегося сопротивления занимались т. н. Домобранские полки.

К середине дня сербская оборона была прорвана во многих местах. В 16 часов был дан приказ на эвакуацию гражданского населения из Книна, Оброваца и Бенковаца.

Приказ об эвакуации сербского населения

К вечеру 4 августа 7-й корпус сербов оказался под угрозой окружения, а хорватский спецназ МВД и батальон 9-й гвардейской бригады разбили 9-ю моторизованную бригаду 15-го Личского корпуса и захватили ключевой перевал Мали Алан. Отсюда было развернуто наступление на Грачац. 7-й корпус отступил к Книну.

В 19.00 2 самолёта НАТО с авианосца «Теодор Рузвельт» атаковали сербские ракетные позиции под Книном. Ещё два самолёта с итальянской авиабазы бомбили сербскую авиабазу в Удбине.

В 23.20 штаб вооружённых сил Сербской Краины был эвакуирован в город Срб в 35 километрах от Книна.

Утром 5 августа хорватские войска заняли Книн и Грачац.

В ночь на 5 августа в сражение вступили силы 5 корпуса армии Боснии и Герцеговины. 502-я горная бригада ударила тыл 15-го Личского корпуса сербов к северо-западу от Бихача. В 8.00 предолев слабое сопротивление сербов 502-я бригада вышла в район Плитвицких озёр. К 11 часам на соединение с ними вышел отряд из 1-й гвардейской бригады хорватской армии во главе с генералом Марьяном Марековичем. Таким образом территория Сербской Краины была разрезана на две части. 501-я бригада армии Боснии и Герцеговины захватила радар на горе Плешевица и подошла к Коренице.

Продвижение хорватских войск к Удбине заставило сербов передислоцировать остатки авиации на аэродром Баня-Лука. Наступление хорватов в районе Медака позволило разбить оборону сербов на этом участке и 15-й корпус оказался разделён на три части: 50-я бригада в Врховине, остатки 18-й бригады в Буниче и 103-я легкопехотная бригада в районе Доньи Лапац-Кореница.

На севере 39-й Баньский корпус сербов оборонял Глину и Костайницу, однако под напором войск противника начал отходить к югу. В это время в тыл корпуса в направлении на Жировац нанесла удар 505-я бригада 5-го корпуса армии Боснии и Герцеговины. В ходе наступления погиб командир 505-й бригады полковник Изет Нанич. Командующий 39-м корпусом генерал Торбук для отражения атаки 505-й бригады задействовал свои последние резервы. Корпус продолжал отступать.

21-й Кордунский корпус продолжал оборонять город Слунь и отражал атаки южнее Карловаца.

В ночь с 5 на 6 августа части Сплитского корпуса хорватской армии вошли в Бенковац и Обровац. 6 августа оборона частей 7 и 15 корпусов развалилась и после соединения хорватов и боснийцев под Кореницей последние очаги сопротивления сербов в этом секторе были подавлены.

Под атаками с юга и запада 21-й корпус отступил с боями к Карловацу. Вечером 6 августа хорваты заняли Глину поставив под угрозу окружения 21-й корпус. Сербский генерал Миле Новакович, руководивший всей оперативной группой «Паук» на севере, запросил хорватскую сторону о перемирии, чтобы провести эвакуацию солдат 21-го и 39-го корпусов и беженцев. Перемирие продолжалось лишь одну ночь.

7 августа части 21-го и 39-го корпусов с боями отступали на восток в сторону Боснии чтобы избежать окружения. Днем 505-я и 511-я бригады армии Боснии и Герцеговины соединились с наступавшей от Петрини 2-й гвардейской бригадой хорватской армии. В окружение в городе Топуско попали две сербских пехотные бригады 21-го корпуса и остатки Корпуса Специальных Единиц (около 6 000 человек).

Арьергард 39-го корпуса был вытеснен в Боснию.

После этого части 5 корпуса армии Боснии и Герцеговины вошли в Западную Боснию, почти без сопротивления заняли её столицу Велику Кладушу, изгнав Фикрета Абдича и тридцать тысяч его сторонников, которые бежали в Хорватию.[13]

В 18.00 7 августа министр обороны Хорватии Гойко Шушак объявил об окончании операции «Олуя». В течение вечера 7 августа хорватские войска взяли под контроль последнюю полосу территории вдоль границы с Боснией — Срб и Доньи Лапац. На севере в районе Топуско полковник Чедомир Булат, подписал капитуляцию остатков 21-го корпуса.

Хорваты и бошняки[править]

По данным хорватской стороны 174 солдата погибло и 1430 были ранены.[14][15] Известно, что, как минимум, 12 бошняков погибли.

Мусульмане-автономисты[править]

Сербы[править]

По данным организации краинских сербов в изгнании «Веритас» число погибших и пропавших без вести мирных жителей за август 1995 года (то есть во время операции и сразу после неё) составляет 1042 человека, 726 военнослужащих вооружённых сил и 12 милиционеров. Число раненых составляет ориентировочно от 2500 до 3000 человек.[3]

Миротворцы[править]

В ходе боёв был убит один датский и два чешских военнослужащих из контингента миротворческих сил ООН.[3]

После операции[править]

Сербские источники сообщают, что во время эвакуации хорватская армия и ВВС обстреливали колонны беженцев, хорватская сторона эти обвинения отрицает.

По разным оценкам, от 150 тыс. до 250 тыс. сербского населения бежали в Сербию и Республику Сербскую Боснии и Герцеговины. Из оставшихся сербов было убито по данным хорватских источников 100—300 человек.[16]

За военные преступления во время и после операции «Буря» был арестован Гаагским трибуналом хорватский генерал-майор Анте Готовина. Он обвиняется в убийстве по меньшей мере 15 мирных жителей и депортации от 150 тыс. до 200 тыс. сербов. 11 марта 2008 года начался судебный процесс, на котором кроме Готовины в качестве обвиняемых по тем же преступлениям предстали два других хорватских генерала — Иван Чермак и Младен Маркач. Все трое не признают своей вины.[17]3 апреля 2009 года Гаагский трибунал по итогам обвинительной части процесса признал их виновными в совершении военных преступлений и преступлений против человечности. В дальнейшем их дело будет рассматриваться в ходе защитной части процесса[18]

Неурегулированая до сих пор проблема сербских беженцев является одним из препятствий для вступлении Хорватии в Евросоюз. При этом, основную часть беженцев из Сербии направили в Республику Сербскую (Босния и Герцеговина) для занятия пустующих там после бегства боснийских жителей земель. Фактически между этими двумя территориями произошёл частичный обмен населением.

После 1995 года 100 тысяч сербских беженцев вернулись в Хорватию[19], однако проблема ещё 100 тысяч сербских беженцев пока остаётся не решённой.[16] Согласно заявлению премьер-министра Сербии Мирко Цветковича, в Хорватии существует около 900 секретных обвинений против сербов из бывшей Краины, что также затрудняет возвращение беженцев.[20]

Оценки и последствия[править]

Мгновенное падение РСК оставило много вопросов. Население республики в рекордно короткий срок покинуло Краину (уже 4 августа в 16:45 был подписан приказ о полной эвакуации). В падении РСК многие обвиняют руководство Краины, погрязшее в политических скандалах и взаимных обвинениях, а также разучившихся воевать под защитой миротворцев. Некоторые считают, что сдачу Сербской Краины заранее спланировал Белград, в обмен на отмену экономических санкций и восстановление отношений с Загребом.

В настоящее время, несмотря на то, что прошло уже более 10 лет, нет единой точки зрения на это событие. Источники в Сербии и некоторые источники за пределами Сербии считают хорватских солдат военными преступниками, и ставят Операцию «Буря» в один ряд с преступлениями режима усташей. В Хорватии, напротив, чествуют участников операции как народных героев, и торжественно отмечают годовщину окончания войны за независимость. При этом, после смерти Ф. Туджмана, политика новых хорватских властей стала более гибкой, в частности они поддерживают требования Международного Трибунала по бывшей Югославии о выдаче военных преступников (так, один из руководителей операции «Буря» генерал Анте Готовина был арестован в 2005 году).

Также через 5 лет после операции активизировался процесс возвращения сербских беженцев, однако он затруднён тем, что зачастую их бывшие жилища или разрушены или заняты хорватами.

Ховатская сторона считает, что это была успешная операция по реинтеграции захваченных сербами районов Хорватии. Сербская сторона полагает, что целью операции было изгнание сербов, проживающих на этой территории.[16]

Реакция России[править]

Государственная Дума на внеочередном заседании приняла законы «О выходе России из режима санкций против Югославии» и «О мерах России по предотвращению геноцида сербского населения в Краине». Однако Борис Ельцин наложил вето на эти законы.[21] Россия направила в ООН три протеста по поводу действий Хорватии и оказала сербам существенную гуманитарную помощь.[22]

Реакция Запада[править]

Снимок окрестностей Сребреницы (Нова Касаба), на котором по утверждению Мадлен Олбрайт могли быть захоронены 2700 человек. Снимок был продемонстрирован послом США в ООН 10 августа 1995 года (в разгар массового исхода краинских сербов)

В подготовительные меры к крупнейшей наземной операции в Европе после Второй мировой войны, входила и шумиха, намеренно поднятая в ООН и в мировых СМИ американцами о так называемом «геноциде в Сребренице». На снимках, сделанных с американского спутника-шпиона и продемонстрированных послом США в ООН, видны дорога, лесополоса и поле с двумя белесыми участками свежевырытой земли — следами, как утверждала Мадлен Олбрайт, захоронений «пропавших без вести мусульман».[23] Впоследствии в этих местах в ходе раскопок было найдено не более 33 тел, но мощнейшая антисербская пропаганда отвлекла внимание мировой общественности от геноцида краинских сербов и подавила появившиеся было в западной прессе высказывания, в которых нападение на Краину сравнивалось с преступлениями усташей и геноцидом сербов в годы Второй мировой войны.

ЦИТАТА «...теперь Белый дом осуществляет пропагандисткое прикрытие хорватской агрессии по всем правилам психологической войны. Разжигая межнациональные конфликты на Балканах, Вашингтон вместе с тем проливает крокодиловы слёзы — нет, совсем не о судьбе попавшей в объектив репортёра АП беженки из Сербской Краины и других сербок с такой же судьбой. Белый дом, видите ли, очень озабочен, что часть сербских беженцев из Краины прибыла в исконно сербский район Косово с преобладающим ныне албанским населением. А ещё проливаются такие же крокодиловы слёзы об уезжающих из Баня-Луки хорватах и мусульманах: сербов обвиняют в насильственном их вытеснении, хотя совершенно очевидно, что к этому нелёгкому решению людей подтолкнула ситуация, возникшая после хорватского блицкрига в Краине»

Британский журналист Джон Суинни, в статье для Гардиан Манчестер от 20 августа 1995 указывал, что спутниковые снимки были введены в оборот для нейтрализации «позитивной пропаганды» в пользу сербов, картины «страданий краинких сербов, которых изгоняла хорватская армия: людская лавина, вынужденная бежать из домов, в которых жила поколениями; сожжённые здания; забрасываемые камнями сербы, на которых спокойно взирает хорватская полиция».[25]

Во франкфуртской «Нови» за март-апрель 1996 в статье под заголовком «Недостающие доказательства», британский журналист Линда Райан сделал следующий вывод о практической пользе загадочных снимков: «В то время как медии занимались снимками, судьба сербов из Краины была забыта. Поиск массовых захоронений усилился прошлой осенью. Журналисты со всего мира приехали в Боснию в поиске за телами. Команды из CNN, CBS, BBC, France 2, итальянского ТГ1, Голландского телевидения и других мест приехали в течение августа 1995. Однако очень мало что нашли. Некоторые команды даже не пытались найти футбольное поле со снимками, п.ч. журналисты и так пришли к выводу, что там не было никаких массовых захоронений. Однако об этом они не послали извещений. Более того, упомянутая фотография употребляется как возможное доказательство о существовании массовых захоронений во многих статьях и сегодня».

Профессор Эд Герман из Университета Пенсильвании следующим образом подытожил феномен Сребреницы: «Неустанное привлечение внимания к Сребренице американскими должностными лицами, было направлено на то, чтобы отвлечь внимание от того факта, что и до, и после захвата Сребреницы, США оказывали материально-техническую поддержку хорватским военным для нападения на сербское гражданское население, проживавшее в Западной Славонии и Краине — регионах, охраняемых ООН»[26]

Сценарий операции «Буря» на Кавказе[править]

Ряд аналитиков и обозревателей указывают на сходство военных операций против непризнанного сербского государства в Хорватии и непризнанного осетинского государства в Грузии, считая нападение Грузии на Южную Осетию имитацией-гибридом майской операции «Блесак» и операции «Буря».[27]

Обозреватель РБК daily Анатолий Поморцев так прокомментировал это сходство: «…также как в случае с Осетией, у Хорватии была отдельная область, Западная Славония., это изолированный анклав, чьё население и военная мощь вполне сопоставимы с югоосетинскими. Операция началась с того, что они сломили сопротивление Западной Славонии. Само вторжение началось 1 мая 1995 года с расчётом на то, что всё внимание в это время было уделено этому празднику. Кроме того, шла подготовка к празднованию полувекового юбилея Победы СССР во второй мировой войне. Вся операция заняла несколько часов. Когда всё дошло до Совбеза ООН, говорить уже было не о чём. Западная Славония перестала существовать. Очевидно, что грузины применяют ту же самую тактику. Активная фаза нападения на Осетию совпала с открытием Олимпийских Игр в Пекине, когда все ждут, когда запустят в небо воздушные шары и мало кому интересно, что происходит в какой-то непонятной Южной Осетии».[28]

Общим для операция «Буря» и «Чистое поле» стала поддержка со стороны Запада: для обучения военных были привлечены военные советники MPRI, поставлено огромное количество оружия, предоставлены разведданные. Разница была в настрое миротворцев. Если ооновские миротворцы в Краине (также как и наблюдатели от ОБСЕ в Южной Осетии) ушли с линии конфликта перед агрессией, то российские миротворцы в Цхинвале и российская армия готовы были воевать. Таким образом, сценарий операции «Буря» на Кавказе провалился, а абхазы и южные осетины были спасены от геноцида.

traditio.wiki

Операция Буря - это... Что такое Операция Буря?

Операция Буря Стороны Командующие Силы сторон Потери
Война за независимость Хорватии, Боснийская война
Хорватия

Босния и ГерцеговинаНАТО (ограниченно)

Р. С. Краина

Республика Западная Босния

Марьян Марекович

Атиф Дудакович

Миле Мркшич

Фикрет Абдич

100.000 солдат,350 танков, 800 артиллерийских орудий, 30 самолётов и вертолётов 40.000 солдат,200 танков, 350 артиллерийских орудий, по 20 самолётов и вертолётов[1]
174 убитых,1430 раненых (1) 700 солдат и 677 гражданских лиц убито, 5,000 пленных, 90,000 беженцев(Хорватские источники)

(2) 742 солдата убито, от 1000 до 2000 гражданских лиц погибли и пропали без вести,[2][3] 250,000 беженцев(Сербские источники) Около 30000 беженцев

Операция Буря (серб., хорв. — Oluja/Олуjа) — совместная военная операция армии Хорватии и пятого корпуса Армии Боснии и Герцеговины, проведённая в августе 1995 года против Республики Сербская Краина. Результатами этой операции стала победа Хорватии и ликвидация республик Сербская Краина и Западная Босния.

Причины

Причиной операции стал срыв переговоров известных под названием «Z-4» о включении Республики Сербская Краина в состав Хорватии как культурной автономии.[4] По мнению сербов, положения предлагаемого договора не гарантировали сербскому населению защиту от притеснений по национальному признаку.[2] Не сумев интегрировать территорию РСК политически Хорватия приняла решение сделать это военным путём.

Силы и позиции сторон

Хорваты

  • Загребский корпус (30 000 чел., генерал-майор Иван Башарац).
  • Карловацкий корпус (15 000 чел., генерал-майор Миленко Црняц).
  • Госпичский корпус (25 000 чел., генерал-майор Мирко Норац).
  • Сплитский корпус (30 000 чел., генерал-майор Анте Готовина).

Общий контроль над операцией осуществлялся в Загребе. Полевой штаб, который возглавил генерал-майор Марьян Марекович, находился в городе Огулин, к юго-востоку от Карловаца.

Боснийцы

5 корпус Армии Боснии и Герцеговины в составе

  • 501-я бригада, район Бихача.
  • 502-я бригада, район Бихача.
  • 505-я бригада, полковник Изет Нанич, район Жировац.
  • 511-я бригада, район Жировац.

Общий контроль над операцией осуществлял генерал Атиф Дудакович.

Сербы

  • 39-й Баньский корпус (четыре пехотных бригады, 9 000 чел. под командованием генерал-майора Слободана Тарбука), Глина
  • 21-й Кордунский корпус (две пехотных бригады 4000 чел., третья бригада на стыке Загребского и Карловацкого корпусов, командир генерал-майор Велько Босанац), Войнич – Плитвицкие озёра.
  • Пехотная бригада 15-го Личского корпуса.
  • Резервный Корпус Специальных Единиц (КСЕ) генерал-майора Милорада Ступара в составе 4 бригад, 5000 чел.

Это соединения были сведены в оперативную группу «Паук» под командованием генерала Миле Новаковича.

  • 15-й Личский корпус (три бригады, командующий корпусом, генерал-майор Стеван Шево), Удбина
  • 7-й Северодалматинский корпус (10 000 чел, командир генерал-майор Слободан Ковачевич), Книн.

Эти два корпуса были сведены в оперативную группу «Вьюга».

  • 11-й корпус находился в Восточной Славонии.
  • 18-й корпус — в Западной Славонии (Пакрац, полковник Лазо Бабич).

При этом, как отмечают сербские источники, среди краинских сербов царила апатия, армия находилась в плачевном состоянии, а солдаты и офицеры массово дезертировали.[2]

Ход операции

В 3 утра 4 августа хорваты официально оповестили ООН о начале операции.

Сама операция началась в 5.00. Хорватская артиллерия и авиация нанесли массированный удар по войскам, командным пунктам и коммуникациям сербов. Затем началась атака практически по всей линии фронта. В начале операции хорватскими войсками были захвачены посты миротворцев ООН, убиты и ранены несколько миротворцев из Дании, Чехии, Непала.

Тактика хорватского наступления заключалась в прорыве обороны гвардейскими частями, которые не ввязываясь в бои должны были развивать наступление, а ликвидацией оставшегося сопротивления занимались т. н. Домобранские полки.

К середине дня сербская оборона была прорвана во многих местах. В 16 часов был дан приказ на эвакуацию гражданского населения из Книна, Оброваца и Бенковаца.

Приказ об эвакуации сербского населения

К вечеру 4 августа 7-й корпус сербов оказался под угрозой окружения, а хорватский спецназ МВД и батальон 9-й гвардейской бригады разбили 9-ю моторизованную бригаду 15-го Личского корпуса и захватили ключевой перевал Мали Алан. Отсюда было развернуто наступление на Грачац. 7-й корпус отступил к Книну.

В 19.00 2 самолёта НАТО с авианосца «Теодор Рузвельт» атаковали сербские ракетные позиции под Книном. Ещё два самолёта с итальянской авиабазы бомбили сербскую авиабазу в Удбине.

В 23.20 штаб вооружённых сил Сербской Краины был эвакуирован в город Срб в 35 километрах от Книна.

Утром 5 августа хорватские войска заняли Книн и Грачац.

В ночь на 5 августа в сражение вступили силы 5 корпуса армии Боснии и Герцеговины. 502-я горная бригада ударила тыл 15-го Личского корпуса сербов к северо-западу от Бихача. В 8.00 предолев слабое сопротивление сербов 502-я бригада вышла в район Плитвицких озёр. К 11 часам на соединение с ними вышел отряд из 1-й гвардейской бригады хорватской армии во главе с генералом Марьяном Марековичем. Таким образом территория Сербской Краины была разрезана на две части. 501-я бригада армии Боснии и Герцеговины захватила радар на горе Плешевица и подошла к Коренице.

Продвижение хорватских войск к Удбине заставило сербов передислоцировать остатки авиации на аэродром Баня-Лука. Наступление хорватов в районе Медака позволило разбить оборону сербов на этом участке и 15-й корпус оказался разделён на три части: 50-я бригада в Врховине, остатки 18-й бригады в Буниче и 103-я легкопехотная бригада в районе Доньи Лапац-Кореница.

На севере 39-й Баньский корпус сербов оборонял Глину и Костайницу, однако под напором войск противника начал отходить к югу. В это время в тыл корпуса в направлении на Жировац нанесла удар 505-я бригада 5-го корпуса армии Боснии и Герцеговины. В ходе наступления погиб командир 505-й бригады полковник Изет Нанич. Командующий 39-м корпусом генерал Торбук для отражения атаки 505-й бригады задействовал свои последние резервы. Корпус продолжал отступать.

21-й Кордунский корпус продолжал оборонять город Слунь и отражал атаки южнее Карловаца.

В ночь с 5 на 6 августа части Сплитского корпуса хорватской армии вошли в Бенковац и Обровац. 6 августа оборона частей 7 и 15 корпусов развалилась и после соединения хорватов и боснийцев под Кореницей последние очаги сопротивления сербов в этом секторе были подавлены.

Под атаками с юга и запада 21-й корпус отступил с боями к Карловацу. Вечером 6 августа хорваты заняли Глину поставив под угрозу окружения 21-й корпус. Сербский генерал Миле Новакович, руководивший всей оперативной группой «Паук» на севере, запросил хорватскую сторону о перемирии, чтобы провести эвакуацию солдат 21-го и 39-го корпусов и беженцев. Перемирие продолжалось лишь одну ночь.

7 августа части 21-го и 39-го корпусов с боями отступали на восток в сторону Боснии чтобы избежать окружения. Днем 505-я и 511-я бригады армии Боснии и Герцеговины соединились с наступавшей от Петрини 2-й гвардейской бригадой хорватской армии. В окружение в городе Топуско попали две сербских пехотные бригады 21-го корпуса и остатки Корпуса Специальных Единиц (около 6 000 человек).

Арьергард 39-го корпуса был вытеснен в Боснию.

После этого части 5 корпуса армии Боснии и Герцеговины вошли в Западную Боснию, почти без сопротивления заняли её столицу Велику Кладушу, изгнав Фикрета Абдича и тридцать тысяч его сторонников, которые бежали в Хорватию.[5]

В 18.00 7 августа министр обороны Хорватии Гойко Шушак объявил об окончании операции «Олуя». В течение вечера 7 августа хорватские войска взяли под контроль последнюю полосу территории вдоль границы с Боснией — Срб и Доньи Лапац. На севере в районе Топуско полковник Чедомир Булат, подписал капитуляцию остатков 21-го корпуса.

Потери

Хорваты

По данным хорватской стороны 174 солдата погибло и 1430 были ранены.[6][7]

Боснийцы

Сербы

По данным организации краинских сербов в изгнании «Веритас» число погибших и пропавших без вести мирных жителей за август 1995 года (то есть во время операции и сразу после неё) составляет 1042 человека, 726 военнослужащих вооружённых сил и 12 милиционеров. Число раненых составляет ориентировочно от 2500 до 3000 человек.[2]

Миротворцы

В ходе боёв был убит один датский и два чешских военнослужащих из контингента миротворческих сил ООН.[2]

После операции

Сербские источники сообщают, что во время эвакуации хорватская армия и ВВС обстреливали колонны беженцев, хорватская сторона эти обвинения отрицает.

По разным оценкам, от 150 тыс. до 250 тыс. сербского населения бежали в Сербию и Республику Сербскую Боснии и Герцеговины. Из оставшихся сербов было убито по данным хорватских источников 100-300 человек.[8] По другим данным от 2500 до 5000 мирных жителей.

За военные преступления во время и после операции Буря был арестован и осуждён Гаагским трибуналом хорватский генерал-майор Анте Готовина.

Неурегулированая до сих пор проблема сербских беженцев является одним из препятствий для вступлении Хорватии в Евросоюз. При этом, основную часть беженцев из Сербии направили в Республику Сербскую (Босния и Герцеговина) для занятия пустующих там после бегства боснийских жителей земель. Фактически между этими двумя территориями произошёл частичный обмен населением.

В 1995 году 100 тысяч сербских беженцев вернулись в Хорватию[9], однако проблема около 100 тысяч сербских беженцев пока остаётся не решённой.

Оценки и последствия

Мгновенное падение РСК оставило много вопросов. Население республики, готовившееся три года к её защите, в рекордно короткий срок покинуло Краину (уже 4 августа в 16:45 был подписан приказ о полной эвакуации), практически не оказав сопротивления. В падении РСК многие обвиняют руководство Краины, погрязшее в политических скандалах и взаимных обвинениях, а также разучившихся воевать под защитой миротворцев. Некоторые считают, что сдачу Сербской Краины заранее спланировал Белград, в обмен на отмену экономических санкций и восстановление отношений с Загребом.

В настоящее время, несмотря на то, что прошло уже более 10 лет, нет единой точки зрения на это событие. Источники в Сербии и некоторые источники за пределами Сербии считают хорватских солдат военными преступниками, и ставят Операцию «Буря» в один ряд с преступлениями режима усташей. В Хорватии, напротив, чествуют участников операции как народных героев, и торжественно отмечают годовщину окончания войны за независимость. При этом, после смерти Ф. Туджмана, политика новых хорватских властей стала более гибкой, в частности они поддерживают требования Международного Трибунала по бывшей Югославии о выдаче военных преступников (так, один из руководителей операции «Буря» генерал Анте Готовина был арестован в 2005 году).

Также в последние годы активизировался процесс возвращения сербских беженцев, однако он затруднён тем, что зачастую их бывшие жилища или разрушены или заняты хорватами.

Ховатская сторона считает, что это была успешная по реинтеграции захваченных сербами районов Хорватии. Сербская сторона полагает, что целью операции было изгнание сербов, проживающих на этой территории.[8]

Реакция России

Государственная Дума на внеочередном заседании приняла законы «О выходе России из режима санкций против Югославии» и «О мерах России по предотвращению геноцида сербского населения в Краине». Однако Борис Ельцин наложил вето на эти законы.[10] Россия направила в ООН три протеста по поводу действий Хорватии и оказала сербам существенную гуманитарную помощь.[11]

Примечания

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Операция "Буря" - это... Что такое Операция "Буря"?

Операция Буря Стороны Командующие Силы сторон Потери
Война за независимость Хорватии, Боснийская война
Хорватия

Босния и ГерцеговинаНАТО (ограниченно)

Р. С. Краина

Республика Западная Босния

Марьян Марекович

Атиф Дудакович

Миле Мркшич

Фикрет Абдич

100.000 солдат,350 танков, 800 артиллерийских орудий, 30 самолётов и вертолётов 40.000 солдат,200 танков, 350 артиллерийских орудий, по 20 самолётов и вертолётов[1]
174 убитых,1430 раненых (1) 700 солдат и 677 гражданских лиц убито, 5,000 пленных, 90,000 беженцев(Хорватские источники)

(2) 742 солдата убито, от 1000 до 2000 гражданских лиц погибли и пропали без вести,[2][3] 250,000 беженцев(Сербские источники) Около 30000 беженцев

Операция Буря (серб., хорв. — Oluja/Олуjа) — совместная военная операция армии Хорватии и пятого корпуса Армии Боснии и Герцеговины, проведённая в августе 1995 года против Республики Сербская Краина. Результатами этой операции стала победа Хорватии и ликвидация республик Сербская Краина и Западная Босния.

Причины

Причиной операции стал срыв переговоров известных под названием «Z-4» о включении Республики Сербская Краина в состав Хорватии как культурной автономии.[4] По мнению сербов, положения предлагаемого договора не гарантировали сербскому населению защиту от притеснений по национальному признаку.[2] Не сумев интегрировать территорию РСК политически Хорватия приняла решение сделать это военным путём.

Силы и позиции сторон

Хорваты

  • Загребский корпус (30 000 чел., генерал-майор Иван Башарац).
  • Карловацкий корпус (15 000 чел., генерал-майор Миленко Црняц).
  • Госпичский корпус (25 000 чел., генерал-майор Мирко Норац).
  • Сплитский корпус (30 000 чел., генерал-майор Анте Готовина).

Общий контроль над операцией осуществлялся в Загребе. Полевой штаб, который возглавил генерал-майор Марьян Марекович, находился в городе Огулин, к юго-востоку от Карловаца.

Боснийцы

5 корпус Армии Боснии и Герцеговины в составе

  • 501-я бригада, район Бихача.
  • 502-я бригада, район Бихача.
  • 505-я бригада, полковник Изет Нанич, район Жировац.
  • 511-я бригада, район Жировац.

Общий контроль над операцией осуществлял генерал Атиф Дудакович.

Сербы

  • 39-й Баньский корпус (четыре пехотных бригады, 9 000 чел. под командованием генерал-майора Слободана Тарбука), Глина
  • 21-й Кордунский корпус (две пехотных бригады 4000 чел., третья бригада на стыке Загребского и Карловацкого корпусов, командир генерал-майор Велько Босанац), Войнич – Плитвицкие озёра.
  • Пехотная бригада 15-го Личского корпуса.
  • Резервный Корпус Специальных Единиц (КСЕ) генерал-майора Милорада Ступара в составе 4 бригад, 5000 чел.

Это соединения были сведены в оперативную группу «Паук» под командованием генерала Миле Новаковича.

  • 15-й Личский корпус (три бригады, командующий корпусом, генерал-майор Стеван Шево), Удбина
  • 7-й Северодалматинский корпус (10 000 чел, командир генерал-майор Слободан Ковачевич), Книн.

Эти два корпуса были сведены в оперативную группу «Вьюга».

  • 11-й корпус находился в Восточной Славонии.
  • 18-й корпус — в Западной Славонии (Пакрац, полковник Лазо Бабич).

При этом, как отмечают сербские источники, среди краинских сербов царила апатия, армия находилась в плачевном состоянии, а солдаты и офицеры массово дезертировали.[2]

Ход операции

В 3 утра 4 августа хорваты официально оповестили ООН о начале операции.

Сама операция началась в 5.00. Хорватская артиллерия и авиация нанесли массированный удар по войскам, командным пунктам и коммуникациям сербов. Затем началась атака практически по всей линии фронта. В начале операции хорватскими войсками были захвачены посты миротворцев ООН, убиты и ранены несколько миротворцев из Дании, Чехии, Непала.

Тактика хорватского наступления заключалась в прорыве обороны гвардейскими частями, которые не ввязываясь в бои должны были развивать наступление, а ликвидацией оставшегося сопротивления занимались т. н. Домобранские полки.

К середине дня сербская оборона была прорвана во многих местах. В 16 часов был дан приказ на эвакуацию гражданского населения из Книна, Оброваца и Бенковаца.

Приказ об эвакуации сербского населения

К вечеру 4 августа 7-й корпус сербов оказался под угрозой окружения, а хорватский спецназ МВД и батальон 9-й гвардейской бригады разбили 9-ю моторизованную бригаду 15-го Личского корпуса и захватили ключевой перевал Мали Алан. Отсюда было развернуто наступление на Грачац. 7-й корпус отступил к Книну.

В 19.00 2 самолёта НАТО с авианосца «Теодор Рузвельт» атаковали сербские ракетные позиции под Книном. Ещё два самолёта с итальянской авиабазы бомбили сербскую авиабазу в Удбине.

В 23.20 штаб вооружённых сил Сербской Краины был эвакуирован в город Срб в 35 километрах от Книна.

Утром 5 августа хорватские войска заняли Книн и Грачац.

В ночь на 5 августа в сражение вступили силы 5 корпуса армии Боснии и Герцеговины. 502-я горная бригада ударила тыл 15-го Личского корпуса сербов к северо-западу от Бихача. В 8.00 предолев слабое сопротивление сербов 502-я бригада вышла в район Плитвицких озёр. К 11 часам на соединение с ними вышел отряд из 1-й гвардейской бригады хорватской армии во главе с генералом Марьяном Марековичем. Таким образом территория Сербской Краины была разрезана на две части. 501-я бригада армии Боснии и Герцеговины захватила радар на горе Плешевица и подошла к Коренице.

Продвижение хорватских войск к Удбине заставило сербов передислоцировать остатки авиации на аэродром Баня-Лука. Наступление хорватов в районе Медака позволило разбить оборону сербов на этом участке и 15-й корпус оказался разделён на три части: 50-я бригада в Врховине, остатки 18-й бригады в Буниче и 103-я легкопехотная бригада в районе Доньи Лапац-Кореница.

На севере 39-й Баньский корпус сербов оборонял Глину и Костайницу, однако под напором войск противника начал отходить к югу. В это время в тыл корпуса в направлении на Жировац нанесла удар 505-я бригада 5-го корпуса армии Боснии и Герцеговины. В ходе наступления погиб командир 505-й бригады полковник Изет Нанич. Командующий 39-м корпусом генерал Торбук для отражения атаки 505-й бригады задействовал свои последние резервы. Корпус продолжал отступать.

21-й Кордунский корпус продолжал оборонять город Слунь и отражал атаки южнее Карловаца.

В ночь с 5 на 6 августа части Сплитского корпуса хорватской армии вошли в Бенковац и Обровац. 6 августа оборона частей 7 и 15 корпусов развалилась и после соединения хорватов и боснийцев под Кореницей последние очаги сопротивления сербов в этом секторе были подавлены.

Под атаками с юга и запада 21-й корпус отступил с боями к Карловацу. Вечером 6 августа хорваты заняли Глину поставив под угрозу окружения 21-й корпус. Сербский генерал Миле Новакович, руководивший всей оперативной группой «Паук» на севере, запросил хорватскую сторону о перемирии, чтобы провести эвакуацию солдат 21-го и 39-го корпусов и беженцев. Перемирие продолжалось лишь одну ночь.

7 августа части 21-го и 39-го корпусов с боями отступали на восток в сторону Боснии чтобы избежать окружения. Днем 505-я и 511-я бригады армии Боснии и Герцеговины соединились с наступавшей от Петрини 2-й гвардейской бригадой хорватской армии. В окружение в городе Топуско попали две сербских пехотные бригады 21-го корпуса и остатки Корпуса Специальных Единиц (около 6 000 человек).

Арьергард 39-го корпуса был вытеснен в Боснию.

После этого части 5 корпуса армии Боснии и Герцеговины вошли в Западную Боснию, почти без сопротивления заняли её столицу Велику Кладушу, изгнав Фикрета Абдича и тридцать тысяч его сторонников, которые бежали в Хорватию.[5]

В 18.00 7 августа министр обороны Хорватии Гойко Шушак объявил об окончании операции «Олуя». В течение вечера 7 августа хорватские войска взяли под контроль последнюю полосу территории вдоль границы с Боснией — Срб и Доньи Лапац. На севере в районе Топуско полковник Чедомир Булат, подписал капитуляцию остатков 21-го корпуса.

Потери

Хорваты

По данным хорватской стороны 174 солдата погибло и 1430 были ранены.[6][7]

Боснийцы

Сербы

По данным организации краинских сербов в изгнании «Веритас» число погибших и пропавших без вести мирных жителей за август 1995 года (то есть во время операции и сразу после неё) составляет 1042 человека, 726 военнослужащих вооружённых сил и 12 милиционеров. Число раненых составляет ориентировочно от 2500 до 3000 человек.[2]

Миротворцы

В ходе боёв был убит один датский и два чешских военнослужащих из контингента миротворческих сил ООН.[2]

После операции

Сербские источники сообщают, что во время эвакуации хорватская армия и ВВС обстреливали колонны беженцев, хорватская сторона эти обвинения отрицает.

По разным оценкам, от 150 тыс. до 250 тыс. сербского населения бежали в Сербию и Республику Сербскую Боснии и Герцеговины. Из оставшихся сербов было убито по данным хорватских источников 100-300 человек.[8] По другим данным от 2500 до 5000 мирных жителей.

За военные преступления во время и после операции Буря был арестован и осуждён Гаагским трибуналом хорватский генерал-майор Анте Готовина.

Неурегулированая до сих пор проблема сербских беженцев является одним из препятствий для вступлении Хорватии в Евросоюз. При этом, основную часть беженцев из Сербии направили в Республику Сербскую (Босния и Герцеговина) для занятия пустующих там после бегства боснийских жителей земель. Фактически между этими двумя территориями произошёл частичный обмен населением.

В 1995 году 100 тысяч сербских беженцев вернулись в Хорватию[9], однако проблема около 100 тысяч сербских беженцев пока остаётся не решённой.

Оценки и последствия

Мгновенное падение РСК оставило много вопросов. Население республики, готовившееся три года к её защите, в рекордно короткий срок покинуло Краину (уже 4 августа в 16:45 был подписан приказ о полной эвакуации), практически не оказав сопротивления. В падении РСК многие обвиняют руководство Краины, погрязшее в политических скандалах и взаимных обвинениях, а также разучившихся воевать под защитой миротворцев. Некоторые считают, что сдачу Сербской Краины заранее спланировал Белград, в обмен на отмену экономических санкций и восстановление отношений с Загребом.

В настоящее время, несмотря на то, что прошло уже более 10 лет, нет единой точки зрения на это событие. Источники в Сербии и некоторые источники за пределами Сербии считают хорватских солдат военными преступниками, и ставят Операцию «Буря» в один ряд с преступлениями режима усташей. В Хорватии, напротив, чествуют участников операции как народных героев, и торжественно отмечают годовщину окончания войны за независимость. При этом, после смерти Ф. Туджмана, политика новых хорватских властей стала более гибкой, в частности они поддерживают требования Международного Трибунала по бывшей Югославии о выдаче военных преступников (так, один из руководителей операции «Буря» генерал Анте Готовина был арестован в 2005 году).

Также в последние годы активизировался процесс возвращения сербских беженцев, однако он затруднён тем, что зачастую их бывшие жилища или разрушены или заняты хорватами.

Ховатская сторона считает, что это была успешная по реинтеграции захваченных сербами районов Хорватии. Сербская сторона полагает, что целью операции было изгнание сербов, проживающих на этой территории.[8]

Реакция России

Государственная Дума на внеочередном заседании приняла законы «О выходе России из режима санкций против Югославии» и «О мерах России по предотвращению геноцида сербского населения в Краине». Однако Борис Ельцин наложил вето на эти законы.[10] Россия направила в ООН три протеста по поводу действий Хорватии и оказала сербам существенную гуманитарную помощь.[11]

Примечания

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Операция «Буря» - это... Что такое Операция «Буря»?

Дата Место Итог Стороны Командующие Силы сторон Потери
Операция «Буря»
Война в Хорватии, Боснийская война

4 августа — 9 августа 1995[1] .

Книнская Краина, Цазинская Краина

Победа ХорватииЛиквидация Республики Сербская КраинаЛиквидация Республики Западная Босния

около 200 тысяч солдат регулярной армии по сербской версии, 150 тысяч по хорватской версии[2]350 танков, 800 артиллерийских орудий, 30 самолётов и вертолётов около 27 тысяч солдат[3],250 танков, 600 артиллерийских орудий и минометов, по 20 самолётов и вертолётов[4]
174—178 солдат погибли и 832—1430 были ранены.[5][6][7] Сербская Краина: 742 солдата убито, от 1000 до 2000 гражданских лиц погибли и пропали без вести,[8][9] 200—250 тысяч беженцев[10]. По версии организации «Веритас» погибли 1042 мирных жителя, 726 военнослужащих вооружённых сил и 12 милиционеров[11]. Западная Босния: Около 30000 беженцев

Опера́ция «Бу́ря» (хорв. Operacija Oluja, серб. Операција Олуја) — совместная военная операция армии Хорватии и пятого корпуса Армии Республики Босния и Герцеговина, проведённая в августе 1995 года против Республики Сербская Краина. Результатами этой операции стала победа Хорватии и ликвидация республик Сербская Краина и Западная Босния.

Также в результате операции существенно изменилась этническая карта современной Хорватии, оттуда бежали по разным оценкам, от 200 000 до 250 000 тысяч сербов, убиты были ещё несколько тысяч гражданских сербов[12]. За военные преступления против гражданских сербских лиц МТБЮ осудил хорватских генералов Готовину и Маркача, а действия хорватского политического и военного руководства расценил как совместный преступный сговор, целью которого было изгнание сербов. Однако 16 ноября 2012 года хорватские генералы были оправданы апелляционным вечем трибунала[13]. Подобной решение и оправдание этнических чисток[12] вызвало возмущение в Сербии[14].

Причины

Причиной операции стал срыв переговоров, известных под названием «Z-4», о включении Республики Сербская Краина в состав Хорватии как культурной автономии[15]. Предложенный послом США в Хорватии Питером Гэлбрейтом план не отвечал интересам конфликтующих сторон. Принятие данного плана хорватский президент Туджман для себя счел политическим самоубийством, однако под давлением американских дипломатов пообещал рассмотреть его в отдаленной перспективе[16]. По мнению сербов, положения предлагаемого договора не гарантировали сербскому населению защиту от притеснений по национальному признаку[8]. Не сумев интегрировать территорию РСК политически, Хорватия приняла решение сделать это военным путём.

Поводом для начала операции послужило успешно развивающееся совместное наступление войск Республики Сербской и Сербской Краины на мусульманский анклав в Бихаче и прилегающих к нему населенных пунктах. В случае победы сербов позиции Сербской Краины упрочнялись, она избавлялась от угрозы удара с тыла и могла использовать на других фронтах те подразделения, которые прикрывали границу с Бихачским карманом.

Подготовка операции

26 июня 1995 года хорватский Генштаб отправил план операции в войска. По каждому из направлений был предусмотрен отдельный план проведения операции — «Oluja-1», «Oluja-2», «Oluja-3» и «Oluja-4». Его разработка началась еще при генерале Янко Бобетко, затем процесс возглавил новый начальник хорватского Генштаба Звонимир Червенко, назначенный на должность 15 июля. Подразделения, которые предполагалось привлечь к участию в «Буре», должны были закончить все приготовления к 15 июля.

Силы и позиции сторон

Хорваты

Хорватская армия получила итоговую структуру в 1994 году, после масштабной военной реформы. Она состояла из Главного штаба, Сухопутных войск, ВВС и ПВО, а также ВМФ. Основной оперативной единицей хорватских сухопутных войск был корпус постоянного состава. Как правило корпус включал в себя штаб, от 3 до 6 бригад, от 3 до 6 домобранских полков, тыловую базу, артиллерийский дивизион, противотанковый дивизион, дивизион ПВО и т.д. Некоторые корпуса в своем составе также имели гвардейскую моторизованную бригаду. Часть подразделений подчинялась напрямую Главному штабу. Особой единицей был корпус гвардии. Также боевые подразделения были в составе МВД Хорватии.

В конце 1994 года численность хорватской армии составляла 96 000 солдат и офицеров, однако перед операцией «Молния» она начала расти. Перед итоговым наступлением на Сербскую Краину в каждом населенном пункте Хорватии была проведена мобилизация. Общая численность хорватских сил, непосредственно атаковавших Краину — более 150 000 человек. Всего численность хорватской армии после мобилизации перед «Олуей» составляла 248 000 солдат и офицеров. В МВД было около 45 000 человек. На вооружении Хорватии на тот момент было 393 единицы бронетехники, в том числе 232 танка, а также 320 артиллерийских орудий калибром 105-мм и выше. В авиации было 40 самолетов (26 боевых) и 22 вертолета (10 боевых)[18].

Боснийцы

5 корпус Армии Боснии и Герцеговины в составе

  • 501-я бригада, район Бихача.
  • 502-я бригада, район Бихача.
  • 505-я бригада, полковник Изет Нанич, район Жировац.
  • 511-я бригада, район Жировац.

Общий контроль над операцией осуществлял генерал Атиф Дудакович.

Сербы

Армия Сербской Краины итоговую структуры получила осенью 1992 года, после объединения подразделений Территориальной Обороны, бригад отдельных подразделений милиции и ополченцев. В дальнейшем крупные изменения в организации армии произошли только в 1995 году, когда был уничтожен 18-й корпус и был создан Корпус специальных единиц. Армия Сербской Краины состояла из Главного штаба, штабных подразделений, армейских корпусов и ВВС и ПВО. В основном, краинский корпус состоял из штаба, нескольких пехотных бригад, артиллерийского дивизиона, противотанкового дивизиона, дивизиона ПВО и тыловой базы. Некоторые корпуса имели специальные отряды, а в 7-м корпусе был бронепоезд.

  • 39-й Банийский корпус (четыре пехотных бригады, 9000 чел. под командованием генерал-майора Слободана Тарбука), штаб в Глине .
  • 21-й Кордунский корпус (три пехотных бригады[19] 4000 чел., командир генерал-майор Велько Босанац), штаб в Войниче.
  • Корпус специальных единиц (КСЕ) генерал-майора Милорада Ступара в составе 3 бригад, 5000 чел.
  • Оперативная группа «Паук» в Западной Боснии и прилегающих к ней районах РСК под командованием генерала Миле Новаковича.
  • 15-й Личский корпус (пять бригад[19], командующий корпусом, генерал-майор Стеван Шево), штаб в Коренице.
  • 7-й Северодалматинский корпус (10 000 чел, командир генерал-майор Слободан Ковачевич), штаб в Книне.

7-й и 15-й корпуса были сведены в оперативную группу «Вьюга».

  • 11-й Восточно-Славонский корпус находился в Восточной Славонии. С началом «Бури» этот корпус ограничился небольшими боевыми действиями и артиллерийскими обстрелами.

Точная численность сербских войск в основной части Краины неизвестна. По оценке генерала Милисава Секулича, в ходе «Бури» хорватам противостояли 27 000 сербских солдат и офицеров. На вооружении армии были 303 танка, 295 других единиц бронетехники, 360 артиллерийских орудий калибром 100-мм и выше, несколько боевых самолетов и вертолетов. Во время перемирия весной 1995 года под ружьем были 14 900 человек. По плану мобилизации, численность армии на всех фронтах должна была вырасти до 62 500 человек.

При этом, по мнению российского исследователя Ионова, среди краинских сербов царила апатия, армия находилась в плачевном состоянии, а солдаты и офицеры массово дезертировали[8].

Ход операции

4 августа

В 3 утра 4 августа хорваты официально оповестили ООН о начале операции.

Сама операция началась в 5.00. Хорватская артиллерия и авиация нанесли массированный удар по войскам, командным пунктам и коммуникациям сербов. Затем началась атака практически по всей линии фронта. В начале операции хорватскими войсками были захвачены посты миротворцев ООН, убиты и ранены несколько миротворцев из Дании, Чехии, Непала.

Тактика хорватского наступления заключалась в прорыве обороны на ключевых направлениях гвардейскими частями, которые, не ввязываясь в бои, должны были развивать наступление, а ликвидацией оставшегося сопротивления занимались т. н. «домобранские полки».

К середине дня сербская оборона была прорвана во многих местах. В 16 часов был дан приказ на эвакуацию гражданского населения из Книна, Оброваца и Бенковаца, Дрниша и Грачаца.

Приказ об эвакуации сербского населения

К вечеру 4 августа 7-й корпус сербов оказался под угрозой окружения, а хорватский спецназ МВД и батальон 9-й гвардейской бригады разбили 9-ю моторизованную бригаду 15-го Личского корпуса и захватили ключевой перевал Мали Алан. Отсюда было развернуто наступление на Грачац. 7-й корпус отступил к Книну.

В этот же вечер 4 самолета НАТО атаковали ракетные позиции сербов. Два самолёта EA-6B и два самолёта F-18C ВМС США поразили сербские радары вблизи Книна и Удбины после того как, по их утверждениям, получили предупреждение о наведении на них зенитных ракет[20].

В 23.20 штаб вооружённых сил Сербской Краины был эвакуирован в город Срб в 35 километрах от Книна.

5 августа

Утром 5 августа хорватские войска заняли Книн и Грачац.

В ночь на 5 августа в сражение вступили силы 5 корпуса армии Боснии и Герцеговины. 502-я горная бригада ударила в тыл 15-го Личского корпуса сербов к северо-западу от Бихача. В 8.00 предолев слабое сопротивление сербов 502-я бригада вышла в район Плитвицких озёр. К 11 часам на соединение с ними вышел отряд из 1-й гвардейской бригады хорватской армии во главе с генералом Марьяном Марековичем. Таким образом территория Сербской Краины была разрезана на две части. 501-я бригада армии Боснии и Герцеговины захватила радар на горе Плешевица и подошла к Коренице.

Продвижение хорватских войск к Удбине заставило сербов передислоцировать остатки авиации на аэродром Баня-Лука. Наступление хорватов в районе Медака позволило разбить оборону сербов на этом участке и 15-й корпус оказался разделён на три части: 50-я бригада в Врховине, остатки 18-й бригады в Буниче и 103-я легкопехотная бригада в районе Доньи Лапац-Кореница.

На севере 39-й Баньский корпус сербов оборонял Глину и Костайницу, однако под напором войск противника начал отходить к югу. В это время в тыл корпуса в направлении на Жировац нанесла удар 505-я бригада 5-го корпуса армии Боснии и Герцеговины. В ходе наступления погиб командир 505-й бригады полковник Изет Нанич. Командующий 39-м корпусом генерал Торбук для отражения атаки 505-й бригады задействовал свои последние резервы. Корпус продолжал отступать.

21-й Кордунский корпус продолжал оборонять город Слунь и отражал атаки южнее Карловаца.

6 августа

В ночь с 5 на 6 августа части Сплитского корпуса хорватской армии вошли в Бенковац и Обровац. 6 августа оборона частей 7 и 15 корпусов развалилась и после соединения хорватов и боснийцев под Кореницей последние очаги сопротивления сербов в этом секторе были подавлены.

Под атаками с юга и запада 21-й корпус отступил с боями к Карловацу. Вечером 6 августа хорваты заняли Глину поставив под угрозу окружения 21-й корпус. Сербский генерал Миле Новакович, руководивший всей оперативной группой «Паук» на севере, запросил хорватскую сторону о перемирии, чтобы провести эвакуацию солдат 21-го и 39-го корпусов и беженцев. Перемирие продолжалось лишь одну ночь.

7 августа

7 августа части 21-го и 39-го корпусов с боями отступали на восток в сторону Боснии чтобы избежать окружения. Днем 505-я и 511-я бригады армии Боснии и Герцеговины соединились с наступавшей от Петриньи 2-й гвардейской бригадой хорватской армии. В окружение в городе Топуско попали две сербских пехотные бригады 21-го корпуса и остатки Корпуса Специальных Единиц (около 6000 человек).

Арьергард 39-го корпуса был вытеснен в Боснию, однако на территории Бании оставались колонны беженцев и части корпуса, которые контратаковали хорватские части в районе Двор-на-Уни.

После этого части 5 корпуса армии Боснии и Герцеговины вошли в Западную Боснию, почти без сопротивления заняли её столицу Велику Кладушу, изгнав Фикрета Абдича и тридцать тысяч его сторонников, которые бежали в Хорватию[21].

В 18.00 7 августа министр обороны Хорватии Гойко Шушак объявил об окончании операции «Буря». В течение вечера 7 августа хорватские войска взяли под контроль значительную часть полосы территории вдоль границы с Боснией — Срб и Доньи Лапац. На севере в районе Топуско полковник Чедомир Булат, подписал капитуляцию остатков 21-го корпуса.

8 августа

8 и 9 августа хорватские войска продолжали ликвидацию оставшихся очагов сопротивления и вели упорные бои за город Двор-на-Уни, через который на территорию Республики Сербской выходили колонны беженцев и остатки краинской армии. После окончательной эвакуации сербские подразделения оставили город и его заняли хорватские части.

На протяжении последующих дней хорватские силы проводили зачистку взятой под контроль территории, а спустя неделю после завершения операции начали демобилизацию большей части подразделений, участвовавших в операции.

Потери

По данным хорватской стороны 174—178 солдат хорватской армии погибли и 832—1430 были ранены[5][6][7]. Среди погибших — командир 118-й бригады Иван Цанич[22].

По данным организации краинских сербов в изгнании «Веритас» число погибших и пропавших без вести мирных жителей Краины за август 1995 года (то есть во время операции и сразу после неё) составляет 1042 мирных жителя, 726 военнослужащих вооружённых сил и 12 милиционеров. Число раненых составляет ориентировочно от 2500 до 3000 человек[8].

В ходе боёв был убит один датский и два чешских военнослужащих из контингента миротворческих сил ООН[8].

После операции

Сербские источники сообщают, что во время эвакуации хорватская армия и ВВС обстреливали колонны беженцев, хорватская сторона эти обвинения отрицает.

По разным оценкам, от 150 тыс. до 250 тыс. сербского населения бежали в Сербию и Республику Сербскую Боснии и Герцеговины. Из оставшихся сербов было убито по данным хорватских источников 100—300 человек[23]. Хорватскими солдатами сжигались отдельные дома и целые села. Делалось это с одобрения хорватских властей[24].

За военные преступления во время и после операции «Буря» был арестован Гаагским трибуналом хорватский генерал-лейтенант Анте Готовина. Он обвинялся в убийстве по меньшей мере 15 мирных жителей и депортации от 150 тыс. до 200 тыс. сербов. 11 марта 2008 года начался судебный процесс, на котором кроме Готовины в качестве обвиняемых по тем же преступлениям предстали два других хорватских генерала — Иван Чермак и Младен Маркач. Все трое не признали своей вины[25].

По мнению судей, Готовина и Маркач в 1995 году совершили ряд военных преступлений во время войны против сербов, компактно проживавших на востоке Хорватии и объявивших о создании независимой Республики Сербская Краина, а также участвовали в совместном преступном сговоре, целью которого было изгнание сербов из Хорватии[26]. Генерал Анте Готовина 15 апреля 2011 года был осужден Гаагским трибуналом на 24 года тюрьмы. Вместе с Готовиной был осужден ещё один хорватский генерал — Младен Маркач, он получил 18 лет. Третий подсудимый — генерал Иван Чермак — был признан невиновным по всем пунктам обвинения и освобожден[27]. Позднее, 16 ноября 2012 года, Готовина и Маркач были оправданы апелляционным вечем трибунала. Все обвинения с них были сняты. Освобождение Готовины м Маркача вызвало волну протестов в Сербии и Республике Сербской.

Только до 10 сентября 1995 года МВД Хорватии провело расследование 321 преступления, совершенного в ходе операции. Из них 13 — убийства, 18 — гибель хорватских солдат в результате несчастных случаев, 191 — поджог, 13 — минирование и 86 — другие преступления (в основном — мародерство). Были арестованы 262 мародера[28]. Многочисленные расследования проводились и позднее, некоторые ведутся и в настоящее время. К январю 1996 года под следствием находились уже 1888 хорватов, обвиняемых в преступлениях в Краине во время и после операции[29].

Неурегулированая до сих пор проблема сербских беженцев является одним из препятствий для вступлении Хорватии в Евросоюз. При этом, основную часть беженцев из Сербии направили в Республику Сербскую (Босния и Герцеговина) для занятия пустующих там после бегства в Хорватию боснийских жителей хорватского происхождения земель. Фактически между этими двумя территориями произошёл частичный обмен населением.

После 1995 года 100 тысяч сербских беженцев вернулись в Хорватию[30], однако проблема ещё 100 тысяч сербских беженцев пока остаётся не решённой[23]. Согласно заявлению премьер-министра Сербии Мирко Цветковича, в Хорватии существует около 900 секретных обвинений против сербов из бывшей Краины, что также затрудняет возвращение беженцев[30].

Оценки и последствия

В результате операция «Буря» Республика Сербская Краина перестала существовать. В ноябре 1995 года была принята резолюция ООН, которая определяла статус оставшейся вне границ Хорватии Восточной Славонии, а 12 ноября был подписан и одобрен Советом Безопасности договор о мирной интеграции этого района в Республику Хорватию в течение нескольких лет.

Государственная Дума РФ на внеочередном заседании приняла законы «О выходе России из режима санкций против Югославии» и «О мерах России по предотвращению геноцида сербского населения в Краине». Однако Борис Ельцин наложил вето на эти законы[31]. Россия направила в ООН три протеста по поводу действий Хорватии и оказала сербам существенную гуманитарную помощь[32].

Госсекретарь США Уоррен Кристофер возложил вину за хорватское вторжение на сербов, которые, по его мнению, спровоцировали хорватов наступлением на Бихач.

В настоящее время, несмотря на то, что прошло уже более 10 лет, нет единой точки зрения на это событие. Сербские националисты и некоторые источники за пределами Сербии считают хорватских солдат военными преступниками, и ставят операцию «Буря» в один ряд с преступлениями режима усташей. По мнению сербской стороны сама операция стала актом геноцида. 4 января 2010 года Сербия подала иск против Хорватии в Международный суд в Гааге по обвинениям в геноциде в отношении сербов в ходе вооруженного этнического конфликта[33]. В Хорватии, напротив, чествуют участников операции как народных героев, и торжественно отмечают годовщину окончания войны за независимость[23]. При этом, после смерти Ф. Туджмана, политика новых хорватских властей стала более гибкой, в частности они поддерживают требования Международного Трибунала по бывшей Югославии о выдаче военных преступников.

Также через 5 лет после операции активизировался процесс возвращения сербских беженцев, однако он затруднён тем, что зачастую их бывшие жилища или разрушены или заняты хорватами[23].

Хорватская сторона считает, что это была успешная операция по реинтеграции захваченных сербами районов Хорватии. Сербская сторона полагает, что целью операции было изгнание сербов, живших на этой территории[23]. Схожую версию озвучил и Гаагский трибунал в приговоре генералам Готовине и Маркачу, указав в судебном приговоре, что целью хорватского политического и военного верха было изгнание сербов с территории РСК и заселение ее хорватами[34].

Среди причин быстрого поражения Краины называют распри между руководителями республики, нежелание и неумение договариваться не только с противниками, но и союзниками, а также двойственную политику Белграда[4].

Примечания

  1. ↑ Davor Marjan Oluja. — Zagreb, 2007. — P. 107.
  2. ↑ http://www.hrvatskarijec.rs/source/index.php/U-Hrvatskoj-svecanosti-u-Srbiji-parastos-i-prosvjedi.html
  3. ↑ Секулич, Милисав. Книн је пао у Београду. — Bad Vilbel: Nidda Verlag GmbH, 2000. — С. 37.
  4. ↑ 1 2 Поражение сербской стороны в Республике Сербской Краине — политические и военные причины
  5. ↑ 1 2 Operation Storm marked in Croatia
  6. ↑ 1 2 7th August
  7. ↑ 1 2 Gubici Hrvatske vojske u Operaciji Oluja
  8. ↑ 1 2 3 4 5 Операция «Олуя» — падение Сербской Краины
  9. ↑ Prayer for victims of Storm held at St Mark’s Church, Belgrade
  10. ↑ «Evicted Serbs remember Storm» BBC News, 5 Августа 2005 (англ.)
  11. ↑ Операция «Олуя» — падение Сербской Краины
  12. ↑ 1 2 Как Гаагский трибунал притворился Нюрнбергским - Slon.ru
  13. ↑ Готовина и Маркач ослобођени оптужби : Тема дана : ПОЛИТИКА
  14. ↑ Reagovanja: Sramna presuda hrvatskim generalima | Vesti | Tanjug
  15. ↑ Югославская трагедия
  16. ↑ Davor Marjan Oluja. — Zagreb, 2007. — P. 41.
  17. ↑ 1 2 3 4 5 Vojska.net: Hrvatska vojska u Operaciji Oluja  (хорв.)  (англ.)
  18. ↑ Davor Marjan Oluja. — Zagreb, 2007. — P. 35-36.
  19. ↑ 1 2 Tenkovi Srpske Vojske Krajine
  20. ↑ Operation Deny Flight
  21. ↑ Кровь, овцы и миротворцы/«Эхо планеты» № 45 4-10 ноября 1995
  22. ↑ Ivan Čanić — Baja
  23. ↑ 1 2 3 4 5 10 лет с начала хорватской военной операции «Буря»
  24. ↑ Елена Гуськова История югославского кризиса (1990-2000). — Москва: Русское право/Русский Национальный Фонд, 2001. — P. 500. — ISBN 5941910037
  25. ↑ Гаагский трибунал предстал перед Хорватией
  26. ↑ Общие данные о деле и приговор
  27. ↑ Хорватский генерал получил 24 года за массовые убийства сербов
  28. ↑ Marjan D. Oluja. — Zagreb: Hrvatski memorijalno-dokumentacijski centar Domovinskog rata. — 2007, str. 135—136
  29. ↑ Елена Гуськова История югославского кризиса (1990-2000). — Москва: Русское право/Русский Национальный Фонд, 2001. — P. 504. — ISBN 5941910037
  30. ↑ 1 2 Serbia will call on Croatia to withdraw genocide charges
  31. ↑ «Као муве без главе…» Как Козырев будил «балканский политический процесс»//Советская Россия. 15 августа 1995 года
  32. ↑ Падение Республики Сербская Краина
  33. ↑ Сербия подала в Гаагу иск против Хорватии за геноцид // NEWSru.com. — 4 января 2010 года.
  34. ↑ http://icty.org/x/cases/gotovina/cis/bcs/cis_gotovina_et_al_bcs.pdf

Ссылки

 

Югославские войны
(#) — находящиеся под следствием, # — осуждённые за военные преступления

dic.academic.ru

Операция «Буря в пустыне» (1991 год)

Операция «Буря в пустыне» (1991 год)

В конце 80-х годов Ирак превратился в один из самых мощных дестабилизирующих факторов на Ближнем Востоке. Многолетние войны, как внешние (с Ираном), так и внутренние (против курдских повстанцев на севере), не только разорили страну, но и наводнили ее оружием.

С другой стороны, они создали у президента Ирака Саддама Хуссейна убеждение в возможности решать все споры исключительно силой. Один из таких споров очень скоро возник между Ираком и странами Персидского залива. Ирак нуждался в деньгах и поэтому выступил за повышение цен на добываемую в регионе нефть. Однако здесь он натолкнулся на противодействие со стороны Кувейта и Саудовской Аравии. Ответ С. Хуссейна не заставил себя ждать.

18 июля 1990 года Ирак обвинил Кувейт в том, что тот с 1980 года присваивал нефть пограничного с Ираком месторождения Румейла и потребовал в качестве компенсации 2,4 млрд. долларов, а также списания долга в 10 млрд. долларов, которые Кувейт предоставил Ираку во время его войны с Ираном.

31 июля в Джезде (Саудовская Аравия) начались ирако-кувейтские переговоры. Спустя день они были прерваны, а 2 августа иракская армия вторглась на территорию Кувейта. Эмир Кувейта шейх Джабер ас-Сабах бежал в Саудовскую Аравию.

Реакция со стороны стран Запада на оккупацию Кувейта последовала незамедлительно. В первые же дни кризиса на встрече в Аспене (штат Колорадо) премьер-министр Великобритании М. Тэтчер и американский президент Дж. Буш договорились о совместных действиях против Ирака. Было решено, опираясь на Совет Безопасности ООН и действуя в соответствии с его резолюциями, создать возможно более широкий международный вооруженный контингент для отпора С. Хуссейну и восстановления на Ближнем Востоке «статуса кво». Одновременно с целью не допустить возможной агрессии против Саудовской Аравии и продвижения Ирака на юг для захвата богатых нефтью государств Персидского залива США уже с 9 августа начали массированную переброску войск в рамках операции «Щит пустыни».

В течение последующих пяти с половиной месяцев Совет Безопасности ООН принял 12 резолюций в отношении Ирака, в которых требовал вывести войска и объявлял бойкот Ираку: Так ничего и не добившись от С. Хуссейна, Совет Безопасности ООН 29 ноября специальной резолюцией разрешил использовать все средства, в том числе и военные, чтобы вынудить иракские войска уйти из Кувейта. Конечным сроком ультиматума было назначено 15 января 1991 года. Тем временем в состав антииракской коалиции вошло 28 стран. Вслед за США значительные воинские контингента на Аравийский полуостров и район Персидского залива направили Великобритания и Франция; также ряд арабских государств. В частности, против Ирака выступили Египет, Сирия и страны Совета сотрудничества арабских государств в Персидском заливе (Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, Катар и Оман). (См.: Гушев А. Итоги войны в зоне Персидского залива // Зарубежное военное обозрение. 1991. — № 6. С. 8.). Командующим объединенными многонациональными силами стал американский генерал Н. Шварцкопф. Под его руководством была разработана боевая операция по уничтожению иракской группировки в Кувейте и на юге Ирака, которая и получила кодовое название «Буря в пустыне».

К началу боевых действий многонациональные силы в зоне Персидского залива включали в себя до 600 тысяч человек, около 2 тысяч боевых самолетов, свыше 4 тысяч танков и более 3700 стволов орудий полевой артиллерии и минометов. (Там же. С. 8.) Их военно-морские силы насчитывали более 100 боевых кораблей, в том числе 6 многоцелевых авианосцев из состава 6-го и 7-го оперативных флотов США, действующих в Средиземном море и западной части Тихого океана, и два линкора, «Миссури» и «Висконсин», оснащенных современными крылатыми ракетами морского базирования «Томагавк».

Основная ударная группировка многонациональных сил на море действовала в Персидском заливе. В нее вошло более 30 боевых кораблей, в том числе 3 авианосца — «Мидуэй», «Рэнджер» и «Теодор Рузвельт» (с 19 января) и оба линкора. В Оманском заливе и северной части Аравийского моря находилось до 30 кораблей и три атомные подводные лодки с ракетами «Томагавк» на борту. Северную часть Красного моря патрулировало более 20 боевых кораблей, включая авианосцы ВМС США «Джон Ф. Кеннеди», «Саратога» и «Америка» и две подводные лодки. (См.: Погодин С. ВМС США в операциях «Дезертшилд» и «Дезертсторм» // Зарубежное военное обозрение. 1991. № 12. С. 49.)

Вооруженные силы Ирака имели в своем составе по различным данным, от 750 до 900 тысяч солдат и офицеров, более 5 тысяч танков, от 7,5 до 8 тысяч орудий и минометов и свыше 700 самолетов. (См.: Красная Звезда. 1991. 5 января.) Из них до 500 тысяч человек (примерно 40 дивизий), около 4 тысяч танков и свыше 5 тысяч орудий находились в Кувейте и на юге Ирака. (См.: Гушев А. Итоги войны в зоне Персидского залива // Зарубежное военное обозрение. 1991. № 6. С. 8.) Кроме того, на вооружении иракской армии было до 500 установок тактических ракет класса «земля-земля» СКАД с дальностью полета от 400 до 1200 км.

Учитывая возможности иракских вооруженных сил, командование союзников возлагало особые надежды в будущей операции на превосходство в авиации, военно-морских силах, высокоточном оружии, радиоэлектронных средствах борьбы. Потенциально это должно было уменьшить потери в составе многонациональных сил при проведении наземной операции. Приходилось принимать во внимание еще два немаловажных фактора: вероятность попыток втягивания Ираком в конфликт Израиля, что могло спровоцировать выступление на стороне Ирака Иордании и других арабских государств, и возможность применения Ираком химического оружия.

15 января истекал срок ультиматума, и в этот же день начинался период безлунных ночей в районе Персидского залива. 17 января в 00 часов по Гринвичу (3 часа по багдадскому времени) под покровом темноты самолеты ВВС США, Великобритании, Саудовской Аравии и Кувейта подвергли массированным бомбовым и ракетным ударам военные цели в Кувейте и Ираке. Мощные удары были нанесены по Багдаду, центрам связи, промышленным предприятиям и оборонным объектам. Бомбы взрывались на улицах Багдада каждые две минуты.

Налету предшествовал ракетный залп с кораблей ВМС США по системе ПВО Ирака, городам Багдаду и Басре. В районе последнего дислоцировались части республиканской гвардии, отборные войска С. Хуссейна.

Через 3 часа после первого был нанесен второй удар, в ходе которого был выведен из строя атомный центр близ Багдада, разрушены военные заводы и многие правительственные здания. В последующие двое суток удары продолжались с той же интенсивностью. Массированным бомбардировкам союзной авиации подверглась иракская группировка на юге страны и в Кувейте.

К исходу третьего дня воздушная операция союзников была завершена. Однако она не решила всех поставленных задач. Авиации многонациональных сил удалось в полной мере использовать фактор внезапности за счет применения крылатых ракет «Томагавк» и новейших самолетов-невидимок Р117А, построенных по технологии «Стеле».

В результате удары с воздуха стали полной неожиданностью для иракских средств ПВО. Союзники завоевали господство в воздухе и овладели инициативой. В то же время Багдаду удалось сохранить значительную часть своих боевых самолетов, заблаговременно рассредоточенных и укрытых в убежищах. Продолжало действовать и большое количество мобильных пусковых ракетных установок СКАД. Уже с 18 января Ирак начал наносить ракетные удары по Израилю и Саудовской Аравии. Всего с 18 января по 23 февраля было произведено около 130 пусков. (См.: Васильев Г. Военная операция «Буря в пустыне» // Зарубежное военное обозрение. 1991. № 3. С. 13.) Правда, никакого военного эффекта Ирак не добился, так как с целью повышения дальности ракеты были модернизированы, стали тяжелее и соответственно уменьшился их заряд. С другой стороны, довольно действенным оказался американский противоракетный комплекс «Патриот». Уже в первые дни войны несколько установок были размещены в Израиле для защиты его территории, с чем они вполне успешно справлялись. Подводя итоги первых трех дней, командование многонациональных сил пришло к выводу о необходимости продолжать воздушные удары, пока не будут созданы условия для проведения наземной операции. В течение следующих нескольких недель бомбардировки следовали непрерывно, одна за другой. В день авиация союзников совершала в среднем около 2500 боевых вылетов (см.: там же, с. 14.) В самом Багдаде были разрушены все правительственные здания. Невидимым оставался только отель «Рашид», главный центр связи, в котором были размещены иностранные журналисты.

С начала февраля массированные удары с воздуха наносились 1 позициям иракских войск в Кувейте и частям республиканской гвардии на юге Ирака. Одним из важных объектов в этот период стали мосты через Тигр и Евфрат, которые соединяли южную группировку иракских войск с остальной страной. 6 февраля к ударам с воздуха присоединились 406-мм орудия главного калибра линкора «Миссури», тог самого линкора, на котором был подписан акт капитуляции Японии 5 1945 году. На следующий день огонь по иракским позициям в Кувейте открыли орудия второго американского линкора «Висконсин».

На суше активные военные действия в это время практически велись, не считая мелких стычек с иракскими войсками и захватом силами морской пехоты США небольших объектов вдоль побережья Кувейта.

Сопротивление иракских войск становилось все слабее. Непрерывные бомбардировки в конечном итоге полностью деморализовали иракскую армию. Видимо, уже не надеясь удержаться в Кувейте, с конца января иракцы начали уничтожать на оккупированной ими территории нефтяные скважины и хранилища. 30 января скорее с целью поднятия боевого духа, чем достижения практического результата, иракские бригады пытались осуществить прорыв в направлении на Рас-эль-Хафуши, но были отброшены частями американской морской пехоты.

15 февраля Ирак заявил о своей готовности вывести войска из Кувейта. Однако командование союзников уже готовилось к проведению наземной операции. Она началась 24 февраля и имела главной целью окружение и уничтожение иракской группировки в Кувейте и на юге Ирака. Наступление планировалось вести сразу же по трем направлениям. На приморском должны были действовать 1-я и 2-я экспедиционные дивизии морской пехоты США, общевойсковые соединения Саудовской Аравии, Кувейта, Египта и Сирии. На центральном — 7-й армейский корпус США и 1-я бронетанковая дивизия Англии, западном — 4-я аэромобильная и 6-я бронетанковая дивизии Франции. В резерве оставался 18-й воздушно-десантный корпус США.

В 1.00 24 февраля линкор «Миссури» начал бомбардировку побережья Кувейта, имитируя высадку десанта, чтобы отвлечь основные силы иракцев. В 4 часа по местному времени после огневой подготовки началось наступление многонациональных сил в направлении городов Эль-Кувейт, Басра и Насирия. Части 3-й и 7-й иракских армий стали медленно отходить. Попытки иракского командования сдержать продвижение наступавших войск путем проведения контратак успеха не имели, так как выдвигавшиеся из глубины вторые эшелоны несли потери от ударов авиации. Утром того же дня были выброшены крупные парашютные десанты в пригороде Эль-Кувейту для захвата столичного аэропорта и на острова Файлака и Бубиян.

25 февраля оборона 3-й и 7-й иракских армий была прорвана. К Исходу Дня пал Эль-Кувейт. Тем временем американские, английские и французские войска под прикрытием массированного артиллерийского огня прошли по иракской территории восточнее Кувейта и вышли в тыл развернутым на ирако-кувейтской границе подразделениям республиканской гвардии.

27 февраля территория Кувейта была полностью освобождена, началось уничтожение окруженной иракской группировки в райе городов Басра и Насирия. На следующий день в 6 часов боевые действия закончились полным разгромом иракской армии.

Операция «Буря в пустыне» достигла своей цели. Экономический и военный потенциал Ирака был в значительной мере подорван. Оккупация Кувейта в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН ликвидирована. Потери Ирака в ходе проведения операции составили 70 тысяч человек убитых и раненых, около 65 тысяч пленных, более 30 тысяч пропавших без вести, около 360 самолетов, примерно 2700 танков (из них 1850 оказались брошены в ходе наземной операции), пять боевых кораблей, 25 катеров, около 40 пусковых ракетных установок СКАД.

Многонациональные силы потеряли 795 человек убитыми, 69 самолетов, 28 вертолетов, некоторое количество бронетехники. (См. Итоги войны в Персидском заливе // Зарубежное военное обозрение. 1991. № 6. С. 9.)

По числу стран, вовлеченных в конфликт, и по количеству задействованных войск операция «Буря в пустыне» стала крупнейшим сражением со времен второй мировой войны. Одной из существенных особенностей явилось широкое применение новейших типов высокоточного оружия: управляемых авиационных боеприпасов, зенитных ракетных комплексов «Патриот», ракет «Томагавк». Впервые в боевых действиях участвовал самолет-невидимка Р117А, а в качестве средств связи широко использовались спутниковые системы. Возрастание техники в процессе ведения боя позволило некоторым военным экспертам сделать вывод о появлении нового типа «техногенной» войны. Первым ее сражением и стала операция «Буря в пустыне», для которой было характерно применение не только новых видов вооружения, но и новой тактики воздушно-наземного боя.

agesmystery.ru