Причина смерти Олега Куваева. Олег куваев биография причина смерти


Причина смерти Олега Куваева | Tizer42

Всесоюзную известность советскому писателю  Олегу Куваеву принесла экранизация его раннего рассказа «Берег принцессы Люськи», снятый на киностудии «Беларусьфильм». Сам автор относился к этому фильму довольно прохладно. Кроме того, у него в наличии есть более интересные произведения. Творчество Куваева, посвящённое, преимущественно, Крайнему Северу и людям, обживающим его, имеет своё особое важное место в отечественной и мировой литературе. Причиной смерти Олега Куваева стало сердечное заболевание.

Он родился в 1935 году на железнодорожной станции Поназырево, Костромской области, а вырос – в Кировской области. В 1952 году  Олег поступил в МГРИ им Серго Орджоникидзе, на факультет геофизики. Время его учёбы растянулось до 1958 года: в ходе изучения предмета Куваев побывал в нескольких экспедициях на Тянь-Шане, Киргизии и верховьях Амура. В одном из этих путешествий был опубликован первый рассказ Куваева «За козерогами». Перед защитой диплома, он попал на Чукотку и навсегда влюбился в эти дикие неизведанные места.

Олег добился в 1958 году распределения на Чукотку, где 3 года проработал начальником партии геологического управления в посёлке Певек на берегу Обской губы. Там он стал литсотрудником местной газеты «Полярная звезда», публикуя свои рассказы. В 1969 году Куваева перевели с повышением в Магадан, но он, заскучал на кабинетной работе и уехал в Москву. Олег Михайлович ещё работал после этого на Севере, но в конце 60-х осознал, что его основное призвание – писательский труд. Позже этот выбор нашёл отражение в его романе «Правила бегства».

Его произведения оказались «ко времени» романтического отношения молодёжи к профессии геолога и привлекли огромное количество читателей, а также – кинематографистов. Сам Куваев предпринял несколько одиноких сложнейших путешествий по Чукотке, а потом отправился на Памир. Ему были необходимы свежие впечатления, отражаемые в книгах. В 1966-1975 годах автор романа «Территория», повестей и рассказов, прославивших его далеко за пределами СССР, жил в Калининграде (Королёв) Московской области.

Особенностями творческого стиля Олега Куваева были реалистичное и ёмкое изложение событий великолепным выразительным языком, правдивость и точность изображение характеров, законченность художественных образов, уважение и восхищение коренными жителями Севера, вера в человека. Опыт его путешествий в суровых природных условиях до сих пор используется в современном экстремальном туризме.

Его произведения, изданные на многих иностранных языках, сделали писателя мировой знаменитостью. Только роман «Территория» был издан в 17 европейских издательствах, а на родине переиздавался более 30 раз. Он экранизирован режиссёром Александром Суриным в 1978 году, уже после смерти автора.Олег Михайлович Куваев умер в 1975 году в Подмосковье. У него случился инфаркт – вот почему умер Олег Куваев в возрасте 40 лет.

Он похоронен на Большевском кладбище города Королёва в 30 км. от Москвы

 

tizer42.ru

Территория Олега Куваева

Фильм неоднозначный, вызывающий противоречивые чувства. Тем не менее, отрадно, что существенно возросло внимание к роману и его автору. А между тем, мало кому известно, что Олег Куваев с 1966 по 1975 год жил и работал в подмосковном Калининграде (ныне город Королёв) в доме № 20 по улице Дзержинского, где в память о нём установлена мемориальная доска.

Он родился 12 августа 1934 г. на железнодорожной станции Поназырево Костромской области в семье железнодорожника и учительницы. Детство и отрочество Куваева прошли в Свечинском районе Кировской области. В Кузьмёнках Олег пошёл в первый класс, семь классов окончил в Юмской школе, а среднее образование получил уже в Котельниче. В 1952 г. Олег Куваев, сдав экзамены на «отлично», поступил на геофизический факультет Московского геологоразведочного института и поселился у сестры Галины Михайловны в подмосковном Калининграде. Позднее он вернётся сюда после скитаний по Северу и напишет здесь многие свои произведения.

«Там я сформировался как личность»

«Моя биография и моих друзей связана с Севером», — признавался писатель. Когда в начале 1970-х гг. Магаданское телевидение попросило местного писателя Альберта Мифтахутдинова сделать передачу о Куваеве, он написал письмо Олегу Михайловичу в Калининград с просьбой ответить на анкету из 15 вопросов. Был среди них и такой: «Охарактеризуйте своё отношение к Чукотке и к Северу в нескольких словах».

Куваев ответил:

«Отношение к Чукотке самое простое. Там я сформировался как личность и посему считаю её родиной, не меньшей, чем то место, где родился. Отношение к Северу? Я не поэт. А, наверное, только они могут столетиями перекладывать одни и те же эмоции. Уж очень много написано об отношении к Северу. Проще сказать, что моя биография связана с Севером, — и это всё»

Территория Олега КуваеваВ полевом лагере. Чукотка. 1960-е гг.

Территория Олега КуваеваУчастники экспедиции вытягивают трактор. Второй слева - Олег Куваев. Чукотка. 1960-е гг.

Территория Олега КуваеваЭти тракторы вручную уже не вытащить. Чукотка. 1960-е гг.

После окончания института он работал на Севере в геологических партиях. Изобилие впечатлений, по словам самого Куваева, требовало какого-то выхода, и он стал писать. К тому же, как отмечал магаданский писатель Александр Бирюков, «на Чукотку Олег Куваев приехал уже отравленным ядом сочинительства, его первые «геологические истории» были уже напечатаны». Ещё в бытность студентом, Куваев, по его словам, «как-то незаметно написал рассказ «За козерогами». Типичный охотничий и очень слабый рассказ, — отмечал писатель впоследствии. — Но его опубликовали (в 1957 г. в третьем номере журнала «Охота и охотничье хозяйство». — Л.Г.), я не придал этому никакого значения». Олег Михайлович в 1959 г. писал своему старшему товарищу, геологу Андрею Петровичу Попову, поддержавшему начинающего прозаика: «Я вполне согласен с вашим тезисом о том, что не важно сразу печататься — важно научиться писать хорошо, так хорошо, чтобы в любом обывателе разбудить дремлющую в нём душу кочевника. Вот что главное...»

В 1959 г. в альманахе «На Севере Дальнем» был напечатан рассказ Олега Куваева «По земле чаучу и кавралинов», а в 1960-м — два рассказа: «Зверобои» и «Гернеугин, не любящий шума». «Занятия литературой становились чем-то вроде второй профессии», — признавался Куваев в очерке «О себе».

В начале 1960-х гг. повести и рассказы Олега Куваева стали регулярно печататься в альманахе «На Севере Дальнем» и журнале «Вокруг света», а в 1964 г. в Магадане была издана первая книга молодого писателя «Зажгите костры в океане». В очерке «О себе» Куваев отмечал: «Вышла книга, готовилась к печати вторая, и потребность писать забирала всё большую власть». И он решил вернуться на материк с намерением профессионально заниматься литературным трудом.

Нелёгкий путь

«Этот первый отрезок своей литературной судьбы, — писал Александр Бирюков в статье «Неприятности принцессы Люськи», — Куваев прошёл столь стремительно и победно, что, казалось, не встречал он никаких препятствий и преград у издателей — всё шло в печать прямо из-под пера. Однако препятствия были». Александр Бирюков рассказал, как он увидел («было это, наверное, в 1962 году») на столе своего коллеги по «Магаданскому комсомольцу» Вадима Кузнецова «несколько уже истрепавшихся листиков папиросной бумаги (копий, видимо, было сделано порядочно)» с рассказом Олега Куваева «Берег принцессы Люськи». Александр отнёс его редактору газеты Владимиру Новикову. 

«Через тридцать с лишним лет, — продолжал Бирюков, — я, конечно, не вспомню точно, как сформулировал Новиков свой приговор. Видимо, речь шла о красивостях, которые присутствовали в рассказе, о некотором пижонстве героев. Но итог был без вариантов: печатать этот рассказ не стоит»

Спустя много лет Александру Бирюкову попадут в руки протоколы заседаний редколлегии альманаха «На Севере Дальнем», и он прочитает записи, касающиеся судьбы рассказа «Берег принцессы Люськи» на магаданской земле. Приведём только одно выступление. «Несомненно, Куваев — человек способный, — говорил сотрудник газеты «Магаданская правда» Николай Козлов. — Но я против публикации этого рассказа в альманахе. Рассказ написан не с наших позиций. Герои рассказа живут и действуют вне нашей действительности. Этот рассказ космополитический. Эти парни свысока смотрят на человеческую цивилизацию. Они держатся подальше от этой цивилизации, считая, что в этом их спасение. Автор зовёт назад, к предкам. А как автор пишет о нашем коммунистическом обществе? С насмешкой...»

Тогда, в сентябре 1961 г., редколлегия решила: «Рассказ О. Куваева "Берег принцессы Люськи" отклонить». Видимо, зная, какие резкие возражения встретил этот рассказ на редколлегии альманаха «На Севере Дальнем», Владимир Новиков, по предположению Александра Бирюкова, и отказался печатать его.

Впоследствии рассказ «Берег принцессы Люськи» был опубликован во многих книгах Олега Куваева, по нему была снята кинолента. Помимо желания заниматься литературной работой были у Куваева и другие основания для возвращения в Подмосковье — личного и творческого плана. С конца 1962-го до 1964 г. он и тележурналист Алла Федотова (впоследствии инициатор создания в Магадане Фонда памяти Олега Куваева), по её словам, были вместе: «Мы не были расписаны, но жили одним домом». Обстоятельства заставили Олега Куваева покинуть Магадан. И причиной тому не только пережитая драма (попытка Федотовой покончить с собой, к счастью, не удавшаяся). «Первую книжку Олег ждал очень мучительно, — вспоминала Алла Николаевна. — "Зажгите костры..." не пускали, выпуск тормозили. Держали по идеологическим соображениям». Это, по её мнению, и стало «предпосылкой бегства Куваева в Калининград».

Быт и бытие в Болшево

Расставшись с профессией геолога в 1965 г., Олег Куваев окончательно поселился в подмосковном Калининграде, в комнате сестры Галины Михайловны, которая в то время жила с семьёй в Тбилиси.

Галина Михайловна Куваева

Олег Михайлович наведывался в Подмосковье и раньше. Побывав весной 1964 г. в Москве, он дважды заезжал в Костино (село, а затем город, вошедший в 1959 г. в состав подмосковного Калининграда, историческая часть нынешнего Королёва. – Л.Г.), о чём сообщал Галине Михайловне в письме: «Я хотел оформить бронь, привёз все документы на это дело. Но начальник ЖКО, такой симпатичный дядя, сказал — хошь возиться, возись, а вообще — ни к чему. Создал иллюзию, что мы просто ведём с тобой бродячую жизнь, периодически уезжая на два-три месяца». А 30 октября 1964 г. Олег Михайлович писал сестре: «Какой-то дурацкий инстинкт гонит снова в Костино. Уж там, в комнате Митрофановна навела вообще лоск, и долгожданная шкура лежит на полу (всё-таки Юрка привёз мне и тюк со шкурой, и ружья, и самые ценные книги, намучился бедняга)».

«Живу я очень один, — писал Олег Куваев 26 декабря 1966 г. геологу Вилю Якупову. — С литературной шоблой не вожусь, помимо чисто деловых контактов. Скушно мне с ними, самовлюблённый какой-то, легкопенный народ. Получил приличную комнату в 19 метров, поставил диван, стол, постелил на пол шкуру... вот и всё». Далее Куваев сообщал, что пишет книгу: «Толстенькая будет книжка, вся из нового. По сдаче книги намечаю вояжи». Делился планами: «На книге должен заработать приличную сумму — может вступлю в кооператив, грохну трёхкомнатную буржуазную келью и оставлю на экспедицию на Таймыр в лето 68-го года». Завершил так: «Буду рад Вашему письму. Получаю я сейчас на свой домашний адрес: Калининград-5 Московской обл., Дзержинского 20, кв. 23 (это всё та же деревня, только переименованная). А дом мой напротив больницы. В случае Вашего визита в Москву — буду весьма рад встретиться. Я частенько уезжаю, но кинуть в ящик открытку — труда особого Вам не составит».

Критик Владимир Дробышев, знавший писателя, бывавший у него в Болшево, оставил описание его жилья: «Олег Куваев занимал просторную, светлую комнату в коммунальной квартире. И весь вид его комнаты отражал характер и пристрастия хозяина. На стене — громадная шкура медведя, на трёх-четырёх полках — книги. Их не так много, зато подобраны такие, к которым владелец обращался не раз, перечитывал их. Большей частью это были специальные труды по геологии, записки полярников и исследователей Севера.

Тут же геологические образцы, собранные им в маршрутах. Ещё одна медвежья шкура — на полу перед кроватью. А над входом — могучие рога горного барана. Всё это — его личные охотничьи трофеи. Несколько охотничьих ружей и ножей. Всё в отличном состоянии: блестит, смазано и протёрто. Видно, что и они висят не для украшения, что владелец их — страстный охотник. Ружьями он особенно гордился...

На маленьком столике удобно расположена пишущая машинка, лежит стопка чистой бумаги, карандаши и другие мелочи писательской работы.

Что ещё? Цейсовский бинокль. Несколько курительных трубок и пачек табака. Старинная подзорная медная труба...

По всему видно, что здесь держатся только самые необходимые вещи и такие, которые дороги хозяину, как воспоминания о каких-то памятных днях его жизни».

Территория Олега КуваеваОбстановка комнаты О.М. Куваева, восстановленная в его семейном доме-музее

Территория Олега КуваеваКурительные трубки О.М. Куваева

 

Территория Олега КуваеваСтатуэтка медведя из моржового клыка. Принадлежала О.М. Куваеву

Для полноты картины следует добавить, что над письменным столом был приколот листок со стихотворением Киплинга «Заповедь»: «...Верь сам в себя наперекор Вселенной и маловерным отпусти их грех...». И всюду — фотографии. Среди них — групповые походные снимки, большой увеличенный портрет Олега Куваева, портрет его друга, о котором в повести «Дом для бродяг» написано: «Он был крупный седоголовый и, если можно так сказать, настоящий». Это путешественник и писатель Виктор Николаевич Болдырев. 

В этой команте Олег Куваев прожил до конца своих дней, так и не обзаведясь своей квартирой, хотя такая возможность предоставлялась. В одном из писем Алле Федотовой он писал:

«Я тут сдуру с богатых кинематографических гонораров полез в кооператив. В районе Аэропортовской строился писательский кооператив. С каминами! Голубая ванна вделана в пол. Ну и прочие интеллектуально-мещанские радости. Слава Богу, где-то вышла осечка. А пока осечка тянулась, я опомнился. Куда ты, Олег, лезешь? Ты меня можешь представить в голубой ванной? Я не могу. А возле камина в пунцовом халате можешь? Я от смеха умру. Тут (в Болшево. — Л.Г.) у меня лес рядом. На велосипед прыгнул, педалями покрутил — и лес. Сосны стоят над тобой, хохочут, белки прыгают, ухмыляются. Всё встаёт на свои места»

«Я слишком люблю литературу...»

Из подмосковного Калининграда по всей стране разлетались письма Олега Куваева. Он писал друзьям с высочайшей искренностью, «обнажая душу». Именно так — «Обнажая душу» — названа книга писем, вошедшая в третий том сочинений Олега Куваева (М.: Издательство «Престиж Бук», 2013). Некоторые письма с большими сокращениями или отрывки из них печатались в периодических изданиях, включались в третий том «Избранного» (Магадан: Книжное издательство, 2000). Но в упомянутом издании практически без купюр впервые печатаются письма из обширного эпистолярного наследия писателя (пока ещё, к сожалению, не собранного в полном объёме).

Среди адресатов — журналист Борис Ильинский. Он познакомился с Олегом Куваевым в Магадане осенью 1963 г., а расстался с ним весной 1965 г., когда Олег уехал в Подмосковье. С того времени и до последних дней его жизни они переписывались. У Ильинского сохранились сорок пять писем Куваева. Эти письма он передал сестре писателя Г.М. Куваевой. В них Олег Михайлович делился своим литературным опытом, давал советы.

«...И название. Очень важно. Для меня, например, название даёт знамя. А следовательно, и стремя. Название должно или информировать читателя, или утверждать. Я перебрал названия всех любимых романов, и так оно и есть. Для моего романа идеально название из двух слов, которое что-то утверждает... У меня есть штук шесть-семь, а это значит, что нет ни одного. Название должно быть единственным». (Калининград, июнь 1971 г.) «Пойми, если ты ещё не понял, что литература — дело безжалостное... Но пока ты не должен ничего бояться. Не оглядывайся на редактора, а оглядывайся на внутренний вкус и мотивировку действий.

Я, к счастью, начинаю понимать, что деньги, карьера, преуспевание — ценности второго плана. Уют, мир — должен быть не снаружи, а в душе. Я не знаю панацеи, как этого добиться, но пока знаю одно верное средство — хорошо сделанная работа. Она приводит в гармонию личность и внешний мир... Живём мы, к сожалению, один раз, и надо провести остаток лет в ясности духа и постижении мудрых ценностей бытия. Всё остальное — суета: слава, бабы, имущество, звания всякие — мишура всё это, Боря. Думаю, что и ты придёшь к такому же выводу». (Калининград, октябрь 1971 г.)

Территория Олега КуваеваПишущая машинка О.М. Куваева

Примечательно, что Олег Куваев никогда не давал советов, которым не следовал сам. «Работал он, казалось, легко, празднично, летящим пером, — писал его друг прозаик Виктор Смирнов. — Так это выглядело внешне. Но те, кто был близок Олегу, знали, как истязал он себя собственной строгостью, как был придирчив в поисках образа, как мучительно вырабатывал свой лаконичный, ёмкий, выразительный стиль. Он терпеть не мог неряшливости, безликости фраз, плоскостного перечислительного описания, холодности стиля, он хотел превратить слово в глоток чистой, свежей воды. Для этого, помимо природного дара, нужна была высокая культура, безупречный вкус и постоянное напряжение».

Олег Куваев работал много и напряжённо, писал новые рассказы и повести. На вопрос анкеты Мифтахутдинова о лучших из написанных произведений Куваев ответит строго и лаконично: «Из написанного лучшим считаю рассказы "Через триста лет после радуги", "Чуть-чуть невесёлый рассказ" и "Два выстрела в сентябре"... Если говорить в единственном числе, то — первый из названных рассказов. Достаточно "на уровне" сделаны повести "Весенняя охота на гусей" и "Азовский вариант"».

При жизни писателя вышли семь книг. Им написаны два романа, девять повестей, более двадцати рассказов и очерков.

Итог раздумий над жизнью

Первые заметки «к роману о золоте» Олег Куваев сделал в записной книжке в мае 1958 г. Позже появились записи об идее и плане романа, замышлявшегося как роман о молодых современниках. В 1963 г. Куваев пробует писать роман под условным названием «Мы живём в краях отдалённых» (другие варианты названия — «Там, за холмами», «Серая река»), но, по его признанию, «пишется плохо». «Единственное, что мне сейчас надо, — сообщал он в письме к сестре в июне 1964 г., — это жить в какой-нибудь дыре, где меня почти никто не знает, и писать роман, который просится, и есть идея верная. Но пока я ничего не сделал, кроме трёх вариантов начала, и ни черта не сделаю, если не сменю обстановку».

Вскоре, как мы помним, Олег Куваев поселился в подмосковном Калининграде. И работая здесь над рассказами и повестями, он продолжал вынашивать замысел романа «о золоте». «Темой этой я заинтересовался давно, — писал Олег Михайлович в январе 1971 г. геологу, обосновавшему перспективность золотоносности Чукотки, лауреату Ленинской премии Г.Б. Жилинскому. — У каждого литератора есть своя главная цель. Моей целью довольно давно уже было рассказать о ребятах редкой формации — геологах Чукотки... Это должен быть роман о сподвижниках геологии. Произведение сугубо литературное, но основанное на чёткой документальной основе... Я свято верю, что открыватели Колымы и Чукотки были люди особой формации и должны служить примером для молодого поколения нашего времени... Так как законы литературы так же незыблемы, как законы науки, то вся история открытия должна быть как история столкновения характеров, обстоятельств и т.д. Но опять-таки первая моя профессия требует, чтобы тут как можно меньше было бы натяжек... Эпоха освоения Колымы и Чукотки, как всякая героическая эпоха, не должна пропадать в безвестности, люди, которые её делали, — также». Спустя четыре месяца он написал Жилинскому: «Главными в романе, конечно, являются морально-философские категории, которые автор пытается решить. В качестве "реактива" для проявления характеров и эпохи я выбрал историю чукотского золота».

Работал писатель над романом долго и тщательно, несколько раз переделывал его. Осенью 1973 г., когда близилось завершение нового варианта романа, Олег Михайлович писал главному редактору Магаданского книжного издательства Л.Н. Стебаковой: «Всё вожусь с романом и никак всё же не найду окончательного варианта. Переписал я его уже пять раз. Видно, ещё раз перепишу до марта. Был расплывчат. Стал техничен, но сух...» В следующем письме сообщал ей, что роман «придётся перепечатать и ещё раз по нему пройтись для придания лоска».

Роман «Территория» писатель закончил в 1973 г. В том же году отдельные главы романа были напечатаны в альманахе «На Севере Дальнем». Сдав рукопись в журнал «Наш современник», Олег Куваев в начале 1974 г. писал сестре Галине: «Рецензии на роман (внутренние, редакционные) прямо неудобно читать. Утверждают, что я написал «Моби Дик» советского времени». Журнальный вариант романа был опубликован в двух номерах «Нашего современника» за 1974-й год.

Высокую оценку куваевской «Территории» дал Юрий Бондарев в докладе на пленуме правления Союза писателей РСФСР в 1974 г.: «Последний его роман по накопленному опыту, по знанию реальных коллизий, по воплощению жизни в единстве мысли и формы явление весьма и весьма заметное и тем более радостное, что Олег Куваев неповторим и в выборе нестереотипных героев, и в комплексе средств выражения. Молодой и прозрачный стиль его будто наполнен незагрязнённым озоном — от него как бы веет апрельской последождевой свежестью, чистотой и здоровьем». Олегу Куваеву прислали письма Леонид Леонов и Борис Полевой. Первый известил, что желает прочесть его творение, а второй выразил благодарность за роман и предложил писать для журнала «Юность», который он редактировал.

Подержать в руках книгу писателю не довелось: роман был выпущен издательством «Современник» в 1975 г. посмертно. Он выдержал десятки изданий на русском и языках народов СССР, а также на иностранных языках. По роману в 1979 г. был снят фильм «Территория». Роман инсценирован и поставлен в ряде театров страны.

В 1976 г. роман «Территория» был удостоен премии имени Магаданского комсомола, в 1977 г. — первой премии на Всесоюзном конкурсе Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов (ВЦСПС) и Союза писателей (СП) СССР на лучшее произведение о рабочем классе.

Роман «Территория», по мнению критика Владимира Дробышева, — «итог работы писателя, итог раздумий над жизнью и предназначением человека на земле, его лебединая песня».

Поздняя, но верная любовь

Олег Куваев познакомился со Светланой Гринь в Терсколе, где она в то время работала вместе с Галиной Куваевой. Ещё молодые, но уже тёртые жизнью, люди сразу же потянулись друг к другу. Встретились они только в конце его жизни и шли рядом три года и два дня. Находясь в разлуке, едва ли не через день писали друг другу письма, посылали телеграммы. В одном из писем Светлане Олег писал: «Иногда, кажется, кроме работы, должна быть ещё и заинтересованность: семья, дети и круг твёрдых обязанностей. А так ведь отними у меня литературу, так даже пустого места не останется...»

Территория Олега КуваеваСветлана Гринь и Олег Куваев

В другом письме к Светлане (октябрь 1972 г.) он признавался: «Самое главное я очень к тебе отношусь и думаю о тебе уж вовсе хорошо». И, сожалея о вынужденной разлуке, продолжал: «Болшево это меня убивает. И в тоже время в том круговороте, в каком я живу последние годы, я не могу в нём не торчать, и из Эльбруса (там работала Светлана Гринь. — Л.Г.) надо было уехать из-за романа («Территория». — Л.Г.) и так без конца и края».

«Считай женой. Целую. Олег», — такую телеграмму Светлана получила 26 мая 1972 года. Но они так и не оформили свои отношения юридически. Позже Светлана Афанасьевна пришла к твёрдому убеждению: даже лучше, что они с Олегом не расписались, ибо её верность и Богом данная любовь скреплены исключительно велением их сердец, а не узами долга. Каждый Новый год она встречает одна, отвергая приглашения сестры и её мужа: «Я встречаю Новый год не одна, а вдвоём с Олегом».

На могиле Олега Куваева Светлана Гринь поклялась, что никогда не предаст его. И в течение последующей жизни она живёт и трудится во имя памяти любимого человека — писателя, мужа и друга: собирает и систематизирует архив, готовит к изданию его книги, выступает с воспоминаниями о нём в печати и в различных аудиториях.

Живая память

Олег Михайлович Куваев внезапно скончался 8 апреля 1975 года. Похоронен он на Болшевском кладбище. Надгробие на его могиле выполнено из трёх камней разной величины. Самый большой из них привезён друзьями с Чукотки. На камне изображены кирка – символ труда геолога, и гусиное перо – символ труда писателя. Могила окружена мощными металлическими цепям.

Северяне не забывают Олега Куваева. Его именем названа горная вершина на Чукотке, улица в Певеке. Его считают своим и на Дальнем Востоке. Лучшие произведения Куваева включены в 15-томную «Антологию литературы Дальнего Востока». Жизненному и творческому пути О. Куваева посвящены многие основательные исследования (книга Александра Шагалова «Олег Куваев: Жизнь. Книги. Мечты», диссертации филологов Николая Минина «Проза Олега Куваева» и Владислава Иванова «Романы О. Куваева "Территория" и "Правила бегства": История создания, духовное и художественное своеобразие», книга Игоря Литвиненко «Территория совести», публикации заслуженного учителя России Анатолия Коняева, сестры писателя Галины Куваевой и др.).

Книги Олега Куваева выдержали десятки изданий, переведены на 30 языков. Замечательно, что они издаются и в наше непростое время, без них сегодня нельзя представить отечественную литературу. Олег Куваев едва ли не единственный советский писатель своего поколения, интерес к творчеству которого у читателей не только не гаснет, а, напротив, растёт. Подтверждением тому — постоянные переиздания его книг. В 2013 г. вышел тиражом три тысячи экземпляров и почти мгновенно разошёлся трёхтомник произведений Олега Куваева. Г.М. Куваева и С.А. Гринь подарили его одной из городских библиотек с надписью: «Землякам Олега Куваева из города Королёва, места, куда писатель всегда возвращался из своих экспедиций и где написаны самые значимые его произведения». В настоящее время Светлана Афанасьевна Гринь продолжает работать над подготовкой к печати четвёртого тома.

Территория Олега КуваеваМемориальная доска на доме, где жил О.М. Куваев

Территория Олега КуваеваМогила О.М. Куваева на Болшевском кладбище

В Королёве чтут память Олега Куваева. На доме по улице Дзержинского, 20, где жил и работал писатель, установлена мемориальная доска. Его имя носит городская юношеская библиотека. Сестра писателя Галина Михайловна Куваева и жена Светлана Афанасьевна Гринь передали в дар библиотеке часть премии ВЦСПС и СП СССР, которой был посмертно удостоен Олег Куваев за роман «Территория». Книги, купленные на эти средства, отмечены специальным «куваевским» экслибрисом. В королёвской школе № 5 много лет существует музей Олега Куваева, созданный заслуженным учителем РСФСР Анатолием Коняевым и его питомцами, проводятся конкурсы творческих работ старшеклассников по произведениям Куваева. Традиционными стали дни памяти Олега Куваева — 12 августа (день рождения) и 8 апреля (день смерти), в которых участвуют проживающие в городе Галина Михайловна Куваева, его родные и друзья. В своё время покойный ныне королёвский писатель и главный редактор альманаха «Болшево» Юрий Тёшкин (как и Куваев, Юрий Александрович по первому образованию геолог) предлагал учредить в городе литературную премию имени Олега Куваева, но его инициатива не нашла поддержки. И всё же такая премия сегодня существует: её учредила администрация Свечинского района Кировской области.

Благодаря усилиям сестры писателя Галины Михайловны Куваевой и её семьи в течение многих лет удавалось сохранять обстановку комнаты Олега Куваева в таком виде, какой она была при его жизни. И эту комнату, по сути, домашний музей, регулярно посещали почитатели творчества писателя. Однако со временем по семейным обстоятельствам комнату, в которой располагалась мемориальная экспозиция, пришлось освободить. К счастью, музей не погиб. По ходатайству Министерства геологии, Союза писателей, Общества охраны памятников и ряда других общественных организаций руководство города выделило участок земли на Болшевском шоссе, на котором сын Г.М. Куваевой Дмитрий Георгиевич Бартишвили (по профессии геолог, как и его дядя) выстроил отдельный дом, в котором была воссоздана мемориальная комната писателя. В другой комнате собраны прижизненные и посмертные издания произведений Олега Куваева, фотографии и документы. Дом-музей Олега Куваева ждёт гостей.

В одном из рассказов писателя есть пронзительная фраза: «...Надо жить так, чтобы люди держали память о тебе бережно, как держат в ладонях трепетную живую птицу». Так и жил Олег Куваев, участвуя в создании «художественной географии нашего Отечества». И потому память о нём жива.

Леонид Михайлович Горовой, журналист (Королёв)

i-podmoskovie.ru

Олег Куваев - биография и семья

Биография

Советский геолог, писатель. Написал романы «Территория», «Правила бегства», повести и рассказы. С 1966 по 1975 год жил в г. Калининграде Московской области (теперь город Королёв) по адресу ул. Дзержинского, д. 20 (там теперь висит мемориальная доска).

Куваев похоронен на старом Болшевском кладбище. Дом-музей находится по адресу: г. Королев, Болшевское шоссе, д. 31 (от ст. Подлипки-дачные минут 10 пешком).

Имя Олега Куваева носит юношеская библиотека г. Королёва (ул. 50 лет ВЛКСМ, д.5/16).

Наверное единственный писатель , после смерти которого, золотоискатели, скинувшись, поставили ему бронзовый памятник.

Олег Михайлович Куваев (1934 - 1975) автор знаменитых романов "Территория", "Правила бегства", повестей и рассказов. Жизнь 40-летнего Олега Куваева оборвалась на самом взлете писательского мастерства. Роман "Территория", как и другой роман - "Правило бегства", Куваев не увидел. Он ворвался в русскую литературу, словно "пуля, выпущенная из ствола" - фраза из "Территории". И не только в русскую, книгу принялись дружно переиздавать и переводить в республиках СССР, а в Европе роман вышел в 17 издательствах. Несчетное число всевозможных публикаций в периодике, исследования, монографии... Роману "Территория" была присуждена премия конкурса ВЦСПС и секретариата правления Союза писателей СССР на лучшее п роизведение художественной прозы о современном рабочем классе за 1974-1976 годы. Совсем недавно в г. Королеве (Болшеве) открыт дом-музей писателя, построенный племянником Олега Куваева... От приглашения на открытие музея вежливо отказались телевизионщики: "Недостаточно обоснованный повод".

В августе 2004 года исполнится 70 лет со дня рождения одного из самых удивительных наших писателей, Олега Михайловича Куваева, автора знаменитых романов "Территория", "Правила бегства", многих замечательных повестей и рассказов. Наверное, мало кто знает, что Олег Куваев жил и похоронен недалеко от Черноголовки, в городе Болшево, где сейчас существует музей писателя. Но так сложились нынешние времена, что за последние почти двадцать лет не издано ни одной книги Олега Куваева, хотя за это время в различных журналах появлялись подборки из его писем, бесчисленного множества записных книжек, не менее интересных, чем его книги. Все это, включая ранее опубликованные его вещи, просится к изданию и переизданию, хотя бы по случаю наступающего юбилея. Но, увы… все это требует соответствующих средств, которых, к сожалению, у семьи так рано ушедшего писателя нет. Поэтому мы обращаемся к вам: Господа бизнесмены, предприниматели, руководители области и города! Если вам знакомо творчество писателя Олега Куваева и вы готовы принять участие в издании юбилейного трехтомника, будем рады получить от вас любую информацию по телефону: (8-252) 48-648, Мельников Александр Сергеевич, член комиссии по подготовке к 70-летию писателя Олега Куваева. Издание трехтомника планируется при частичном (материалы, типография) бюджетном финансировании. Книг Олега Куваева в настоящее время найти практически невозможно, а на них выросло не одно поколение молодых, беспокойных людей, очарованных романтикой произведений этого замечательного писателя.

facecollection.ru

«Я писал «Территорию» ради последнего абзаца…»

Если вы не читали «Территорию»…

Тогда вы не поймете безумной шумихи вокруг романа, который наперегонки рвались снимать-ставить лучшие кинорежиссеры и драматурги СССР. Вы не сможете оценить последнее «прости» огрубелых старателей, доставивших камень на подмосковную могилу Куваева с Чукотки. И уж тем более вам не придет в голову прочитать его впервые изданные письма - друзьям и женщинам, соратникам и завистникам (отдельное спасибо издательству за этот удивительный том).

В письмах и открывает Олег Куваев спустя сорок лет тайну замысла великого романа, ­восторженно, но опрометчиво названного критикой «производственным».

На самом деле они и в семидесятые годы были мало кому интересны, производительные силы золотоносного Севера. И уж тем более производственные отношения начальников управлений, прорабов, бригадиров, шурфовщиков, геологов, взрывников. Но неясное, тревожное беспокойство охватывает тебя, едва открываешь «Территорию» на любой странице…

«Если была бы в мире сила, которая вернула бы всех, связанных с золотом Территории, погибших в маршрутах, сгинувших в «сучьих кутках», затерявшихся на материке, ушедших в благополучный стандарт «жизни как все», - все они повторили бы эти годы. Не во имя денег, так как они знали, что такое деньги во время работы на Территории, даже не во имя долга, так как настоящий долг сидит в сущности человека, а не в словесных формулировках, не ради славы, а ради того непознанного, во имя чего зачинается и проходит индивидуальная жизнь человека».

Олег Куваев полностью переписывал «Территорию» семь раз. Три последних раза - уже после того, как роман приняли в печать. Настоящий геолог, каким он был, обязан перепроверять себя. Настоящий писатель после всесоюзного триумфа пишет другу: «Моя личная оценка романа весьма невысока. Писал я его для последнего абзаца и к этому вел. Видимо, я угадал некую потребность времени, потребность людских душ и совести их - этим и объясняется «популярка».

Он никогда не был доволен собой. Можно только гадать, до какого блеска отшлифовал бы Куваев великолепный и в черновой рукописи роман «Правила бегства» о магаданских бичах и смысле жизни. Но этот черновик он уже не успел переписать ни разу…

Сегодня по «Территории» снимается кино. Уже второе по счету. На сей раз по высшему разряду: натурные съемки на Чукотке, прекрасные актеры, грамотная раскрутка; один шикарный фотокалендарь с цитатами Куваева чего стоит! А он все неуступчиво морщится из своего холодного колымского далека: «По роману будет фильм. Я уже вижу, хотя до выхода его минимум года полтора, что фильм будет дерьмо. Ну да ладно. Может, из миллионов читателей и зрителей хоть пара тысяч задумается. Тогда я своей цели достиг».

Задумается больше: прекрасный, бережно собранный трехтомник Куваева издан не двух-, а трехтысячным тиражом. От первых юношеских рассказов до того главного абзаца.

«День сегодняшний есть следствие дня вчерашнего, и причина грядущего дня создается сегодня. Так почему же вас не было на тех тракторных санях и не ваше лицо обжигал морозный февральский ветер, читатель? Где были, чем занимались вы все эти годы? Довольны ли вы собой?..»

Если вы не читали «Территорию»…

Попробуйте, если не боитесь потерять покой.

И ЕЩЕ ТРИ ЦИТАТЫ ИЗ «ТЕРРИТОРИИ»

- На земле Северстроя слабый не жил. Слабый исчезал в лучший мир или лучшую местность быстро и незаметно. Кто оставался, тот был заведомо сильным.

- Один из них погиб, один стал академиком, другие просто вошли в легенду.

- Среди множества человеческих коллективов есть, наверное, только один, который твой. Если ты нашел его - держись за него зубами.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Олег Михайлович КУВАЕВ.

Геолог, писатель.

Родился 12 августа 1934 года.

Умер 8 апреля 1975 года.

В русскую литературу вошел как автор романов «Территория» и «Правила бегства». Именем Олега Куваева названы несколько горных перевалов (на Чукотке, на острове Врангеля, в Бурятии, Забайкалье).

ПРИГЛАШАЕМ:

На семейный спектакль "Надежда,вера,любовь..."

www.kp.ru

Исполнилось 35 лет со дня смерти автора романа "Территория" Олега Куваева — Российская газета

Восьмого апреля 1975 года Советский Союз задолго до своего полного и окончательного распада потерял значительную Территорию: умер писатель Олег Михайлович Куваев - автор великого романа "Территория".

Я называю этот роман великим, потому что он изменил жизни многих людей, прочитавших его и впавших от него в зависимость. Я и по сей день знаком с некоторыми из них. Не могу сказать, что они слабы духом или, хуже того, инфантильны. Напротив: это сильные, волевые и вполне независимые люди. Но назовите им этот пароль - "Территория" - и вы почувствуете, как некое неразличимое глазом силовое поле развернет их на северо-восток, туда, где узкая, ослепительно лимонного цвета линия горизонта безошибочно указывает путь к этой таинственной земле. Такова мистическая сила текста. Территория, описанная Куваевым - это Шамбала советского человека семидесятых годов, земля, свободная от бесконечной лжи и подлости трусливой и пакостливой власти, от удушливой атмосферы всенародного безразличия и бессовестности. "Это страна мужчин, бородатых "по делу", а не велением моды, страна унтов, меховых костюмов, пург, собачьих упряжек, морозов, бешеных заработков, героизма - олицетворение жизни, которой вы, вполне вероятно, хотели бы жить, если бы не заела проклятая обыденка. Во всяком случае, вы мечтали об этом в юности". Это из Куваевского "Примечания к маршруту" - из самого начала книги.

Далее из того же "Примечания": "Там вы постоянно будете чувствовать, что нечто главное идет мимо вас, и оно не умещается ни в рассказы старожилов, ни в кадры слайдов, ни в записные книжки. Возможно, это главное заключается в узкой полоске ослепительно лимонного цвета, которая отделяет хмурое небо от горизонта в закатный час. У вас вдруг сожмет сердце, и вы подумаете без всякой причины, что до сих пор жили не так, как надо. Шли на компромиссы, когда надо было проявить твердость характера, в погоне за мелкими удобствами теряли главную цель, и вдруг вы завтра умрете, а после вас и не останется ничего. Ибо служебное положение, оклад, квартира в удобном районе, мебель, цветной телевизор, круг приятных знакомых, возможность ежегодно бывать на курорте, даже машина и гараж рядом с домом - все это исчезнет для вас и не останется никому либо останется на короткое время. Во всяком случае, бессмертная душа ваша, неповторимое и единственное ваше бытие тут не при чем. Что-то вы упустили".

Масштаб людей, действующих на "Территории" Куваева. По сравнению с ними нынешние романные герои успешных писателей - мелкие золотушные пачкуны. Я и по сей день не могу найти в отечественной литературе человека, сравнимого по масштабу с Куваевским Чинковым Ильей Николаевичем - главным инженером Управления. Современным романным героям со всеми их великими проблемами и размышлениями о жизни хватило бы места и пространства в одном из карманов Чинковского пиджака. А вся современная литературная love с ее "нереальной психологической глубиной" легко уместится в десять минут жизни Куваевского Баклакова.

Не буду пересказывать этот роман. Читайте, если удастся достать книгу (на прилавках ее нет). Лучше обстоят дела с Территорией. Еще есть люди, не забывшие туда дорогу. Я тоже помню. Пока.

rg.ru

Олег Куваев – биография, книги, отзывы, цитаты

Оле́г Миха́йлович Кува́ев (12 августа 1934 — 8 апреля 1975) — советский геофизик, писатель. Выпускник МГРИ.

Вырос в Кировской области. Родился на железнодорожной станции Поназырево , Костромской области. Мать Куваева (в девичестве Ивакина), Павла Васильевна, была учительницей начальной школы, отец железнодорожником. Осенью 1939 года семья переехала в Свечинский район, деревню Ивакины. В Ивакиных семья проживала чуть больше года, а поздней осенью 1941 года переехала в деревню Кузменки, где была открыта начальная школа и куда была переведена Павла Васильевна. Два первых года войны отец работал на одной из железнодорожных станций Котельничского района, а осенью 1944 года был переведен ближе к семье, на разъезд Юма Свечинского района, куда сразу же переехала вся семья. Летом 1952 года Куваев поступил на геофизический факультет Московского геологоразведочного института им. Серго Орджоникидзе, который окончил в 1958 году. За годы учебы в институте побывал в экспедициях на Тянь-Шане, в Киргизии, в верховьях Амура. В 1956 году во время экспедиции на Тянь-Шане был написан первый рассказ «За козерогами», напечатанный в журнале «Охота и охотничье хозяйство» (№ 3). В 1958 году, будучи студентом-дипломником, Куваев попал на Чукотку, экспедиция работала в районах бухты Провидения, бухты Преображения, залива Креста. После защиты диплома Олег добился распределения на Чукотку и в течение 3 лет работал начальником партии геологического управления в поселке Певек, на берегу Чаунской губы. В Певеке Куваев получил первый опыт литературной работы в литобъединении при местной газете «Полярная звезда». Альманах «На севере дальнем» опубликовал рассказы Олега «Зверобой» и «Гареугин, не любящий шума». В 1960 году Олега перевели в Магадан в Северо-Восточное геологическое управление, на должность старшего инженера отряда геофизического контроля. Еще через пять месяцев он стал старшим специалистом по гравиметрии геофизического отдела СВГУ. С середины 1950-х работал геофизиком в Хабаровском крае, на Тянь-Шане, Чукотке, на острове Врангеля, в Магаданской области и на Колыме. В октябре 1961 года О. Куваев осознал, что к руководящей должности в СВГУ, несмотря на успехи, «…не был приспособлен — затосковал и неожиданно для себя уехал в Москву», в отпуск с последующим увольнением. С середины-конца 1960-х, разочаровываясь в профессии, Куваев уходит из геофизики и геологии. В автобиографии 1968 года О. Куваев писал: «…весь мой жизненный опыт пока связан с геологией. Геология ныне — наука и производство, она все более становится четким промышленным комплексом и дальше будет развиваться именно по этому пути. Надуманные истории про… „ахи“ над месторождением… звучат чаще всего оскорбительно для геологии. Все случается в силу житейской необходимости, но это нельзя возводить в ранг сугубо типичного. Вот именно в этом я вижу на ближайшее время свой долг пишущего человека, это долг перед товарищами по профессии, с которыми вместе приходилось работать, радоваться, рисковать и просто жить». Куваев уезжает с Севера, поселяется в средней полосе России, становится профессиональным писателем, пытаясь передать дух и ощущение геологии и людей Севера конца 40-х и 50-х в своих произведениях. Данный этап жизни нашел отражение в неоконченном романе «Правила бегства» (опубликован посмертно в 1980 с некоторыми сокращениями, полностью — в 1988).

Первые его произведения, напечатанные в 1960-е годы, попадают в волну возросшего интереса молодежи к туризму в СССР, романтике дальних путешествий, на гребне данной волны появляется и первая экранизация его произведений — рассказа «Берег принцессы Люськи» на киностудии Беларусьфильм (1969). Данный фильм, по его собственным словам, принес ему первую всесоюзную известность, хотя Куваев считал его откровенно слабым.

После ухода из геологии предпринимает несколько крайне сложных самостоятельных маршрутов по Чукотке, в том числе в поисках легендарного гигантского бурого медведя и «горы из самородного серебра» (Серебряная гора) (оба мифологических объекта присутствуют в преданиях эвенков, чукчей, юкагиров и коряков). Некоторые маршруты, в том числе на Памир, были осуществлены при поддержке журнала Вокруг Света. Этот опыт описал в своих документально-географических произведениях.

Прозу Олега Куваева отличает редкая искренность повествования, гармоничность, тонкая наблюдательность и точность в описании человеческих характеров, законченность образов, вера в человека. Характерной особенностью его творчества также можно назвать глубокое уважение к коренным народам Севера, их опыту выживания и адаптации к природным условиях Заполярья. Олег Куваев — один из авторов нескольких документальных фильмов, посвященных коренным народам Севера.

Наивысшим успехом творчества Олега Куваева принято считать его роман «Территория», повествующий об успешном открытии золота на Чукотке в конце 1940-х—начале 1950-х гг. Начиная с 1975 г. роман выдержал более 30 изданий, в том числе в «Роман-газете» трехмиллионным (два раза по 1,5 млн) тиражом. Издавался он и за рубежом: на французском, немецком, испанском, арабском, английском, японском и польском языках. Книгу переводили в республиках СССР, а в Европе роман вышел в 17 издательствах.

Второй по значимости роман — «Тройной полярный сюжет», созданный в 1971—1973 гг во время работы над написанием сценария к фильму «Идущие за горизонт». В основу романа была положена повесть «Птица капитана Росса» (1968). Роман посвящен нахождению человеком своего предназначения в жизни, умения и воли «жить по мечте», на примере поиска мест обитания легендарной розовой чайки человеком, быстро теряющем зрение в результате спортивной травмы, приведшей к полному краху его спортивной карьеры. Роман был экранизирован режиссером Николаем Калининым в 1972 г., фильм «Идущие за горизонт». В романе цитируется песня Александра Городницкого «Пиратская» (1962).

Наиболее сложным считается последний, неоконченный роман Олега Куваева, названный при посмертной публикации «Правила бегства». Рассматривая сложные проблемы изменения внутренней самоидентификации, этические вопросы, возникающие при бегстве человека, что применимо к широкому кругу ситуаций — от бегства из профессии или социума до вынужденной или добровольной иммиграции, — из той среды, где он больше не может оставаться, автор во многом использует свой личный опыт ухода из геологии и с Севера в 1965—1966 гг («Убегая — ты предаёшь»). К данной тематике романа примыкают рассказ «Кто-то должен курлыкать» и повесть «К вам и сразу обратно».

Другие, во многом более доминирующие темы, поднятые в романе — коллективизация на Чукотке, произошедшая только в 1960-е годы, принявшая там очень своеобразные формы из-за типа общественного уклада чукчей и тема необходимости доверия к людям, находящимся на даже нижней ступени социальной лестницы — например, «бичам». Последняя тема также является основной в рассказах «Анютка, Хыш, свирепый Макавеев», «Через триста лет после радуги» и большой повести «Весенняя охота на гусей».

www.livelib.ru

Куваев, Олег Михайлович, биография

ИмяОлег Михайлович Куваев
Дата рождения12.8.1934
Место рождениястанция Поназырево, Костромская область
Дата смерти8.4.1975
Место смертиПереславль-Залесский
Род деятельностиписатель, геолог
Жанрприключения, драма, поиск себя

Оле́г Миха́йлович Кува́ев (12 августа 1934 — 8 апреля 1975) — советский геолог, геофизик, писатель. Выпускник МГРИ.

С 1966 по 1975 год жил в Калининграде Московской области (теперь город Королёв) по адресу ул. Дзержинского, д. 20 (там теперь висит мемориальная доска).

Биография

Родился на железнодорожной станции Поназырево Костромской области. Вырос в Кировской области.

Отец Михаил Николаевич Куваев родился в 1891 году в деревне Медведица Одоевско - Спиринской волости Ветлужского уезда Костромской губернии. В годы Первой мировой войны служил телеграфистом. Работал экономистом службы движения станции Поназырево, был арестован 16 апреля 1938 года по обвинению в антисоветской деятельности, дело было прекращено 20 января 1939 года. Мать Куваева (в девичестве Ивакина), Павла Васильевна, была учительницей начальной школы. Осенью 1939 года семья переехала в Свечинский район, деревню Ивакины. В Ивакиных семья проживала чуть больше года, а поздней осенью 1941 года переехала в деревню Кузменки, где была открыта начальная школа и куда была переведена Павла Васильевна. Два первых года войны отец работал на одной из железнодорожных станций Котельничского района, а осенью 1944 года был переведён ближе к семье, на разъезд Юма Свечинского района, куда сразу же переехала вся семья.

Летом 1952 года Куваев поступил на геофизический факультет Московского геологоразведочного института им. Серго Орджоникидзе, который окончил в 1958 году. За годы учебы в институте побывал в экспедициях на Тянь-Шане, в Киргизии, в верховьях Амура. В 1956 году во время экспедиции на Тянь-Шане был написан первый рассказ «За козерогами», напечатанный в журнале «Охота и охотничье хозяйство» (№ 3). В 1957 году, будучи студентом-дипломником, Куваев попал на Чукотку, экспедиция работала в районах бухты Провидения, бухты Преображения, залива Креста. После защиты диплома В 1958 году Олег добился распределения на Чукотку и в течение 3 лет работал начальником партии геологического управления в посёлке Певек, на берегу Чаунской губы. В Певеке Куваев получил первый опыт литературной работы в литобъединении при местной газете «Полярная звезда». Альманах «На севере дальнем» опубликовал рассказы Олега «Зверобои» и «Гернеугин, не любящий шума». В 1960 году Олега перевели в Магадан в Северо-Восточное геологическое управление, на должность старшего инженера отряда геофизического контроля. Ещё через пять месяцев он стал старшим специалистом по гравиметрии геофизического отдела СВГУ. В октябре 1961 года О. Куваев осознал, что к руководящей должности в СВГУ, несмотря на успехи, «…не был приспособлен — затосковал и неожиданно для себя уехал в Москву», в отпуск с последующим увольнением. И всё же именно тогда к нему пришло чёткое понимание того, что "главное — это работа, вернее, степень её интересности. Все остальное — сопутствующие явления">. В это время в Магадане организовался Северо-Восточный комплексный научно-исследовательский институт, и Куваева пригласили туда. Он руководил группой, проводившей геофизические исследования на острове Врангеля, на дрейфующих льдах Чукотского и

www.cultin.ru