Бой ножом в средневековой Европе. Ножи средневековые


Чем бы добить беднягу рыцаря? (Мечи и кинжалы Средневековья – часть третья)

22:6 ...взял в руки огонь и нож, и пошли оба вместе...(Бытие)

Подсчитано, что в Библии слово нож встречается всего пять раз, тогда как меч 194. О чем это говорит? Разумеется, о большей значимости последнего перед первым. Нож – это нечто бытовое, хозяйственное, обыденное. Меч – это то, что слабого человека отделяет от сильного. Взял в руки меч – получил определенные права. Ведь недаром, кстати, в Библии не конкретизируется, чем Каин убил Авеля. Скорее всего, он его просто зарезал пастушеским ножом. Но сообщение об этом, будучи записанным, могло бы привести к непредсказуемым последствиям, поэтому-то его и не стали помещать в текст.

Одна из очень примечательных миниатюр своего времени, которая вполне может считаться первоисточником, несмотря на всю мифологичность своего сюжета. А сюжет банален: «Нашел он (то есть Самсон – В.О.) свежую ослиную челюсть и, протянув руку свою, взял ее, и убил ею тысячу человек». Миниатюра взята из манускрипта «Зеркало истории», датируемого 1370 – 1380 гг. (Национальная библиотека Франции, Париж). Однако уберем с нее ослиную челюсть, и перед нами предстанут типичные воины эпохи кольчужно-пластинчатой брони». На головах шлемы-бацинеты без забрала типично французской формы, на одном – «шапель де фер» («железная шляпа»), а сами воины одеты в кольчуги, с трубчатыми доспехами на руках вместе с латными перчатками. Но обратите внимание: один из филистимлян замахивается на Самсона типичным кинжалом рондель! Значит… в это время такие кинжалы уже были в ходу!

Вот и в Средние века свободен был только лишь тот человек, который имел при себе меч и – что самое важное, умел этим мечом пользоваться. Ведь привесить меч на бедро в принципе мог и крестьянин, но без многолетней тренировки он ничего бы не смог им сделать против рыцаря, которому деревянный меч дали в руки в семь лет и с тех пор он только и делал, что обучался искусству мечника.

А вот это миниатюра из знаменитых «Хроник Франции из Сен Дени» и годы практически те же, 1380 – 1400. (Британская библиотека). Опять-таки обратим внимание на детали: на всех воинах шлемы-бацинеты типа «бундхугель», кольчужные оплечья – авентайл, кафтаны джупоны (или жупоны), под которыми скрываются латы на руках, но зато отлично видны латы на ногах, включая петли наголенников. Непонятно почему, но наколенники у всех изображенных на рисунке почему-то показаны позолоченными. И те же жупоны у некоторых подпоясаны, а у некоторых нет. На рисунке явно изображено посвящение в рыцари прямо на поле боя, но интереснее другое – кинжалы рондель, нарисованные в качестве принадлежности костюма двух рыцарей. И тот, и другой висят рукояткой вниз и это так и должно быть, поскольку рукоятка этого кинжала была тяжелее клинка. Но из ножен он не выпадал, значит там присутствовала какая-то «защелка». Кроме того, ни у того, ни у другого воина нет перевязи, на которой висели бы ножны. Значит, они были пришиты прямо к жупону! Но… где же у них мечи? Перевязей-то ведь не видно?

Впрочем, сегодня нас опять-таки интересуют не столько мечи, сколько кинжалы. Причем, если в предыдущем материале источниковой базой нашего исследования послужили непосредственно их артефакты и эффигии, то сегодня мы обратимся к средневековым миниатюрам – т.е. рисункам в манускриптах или «рукописных книгах». К миниатюрам из средневековых книг мы обращались уже неоднократно, и это позволяет нам сделать ряд интересных выводов.

«А вот так их применяли в рукопашной!» Принято считать, что тот же рондель применялся для того, чтобы добивать своих противников. И это притом, что добивать рыцаря означало то же самое, что резать курицу, несущую золотые яйца. Однако на этой миниатюре 1400 – 1425 гг. из Национальной библиотеки Франции в Париже мы видим странную картину: самоубийцу рыцаря на переднем плане, позади которого воин в «железной шляпе» поражает своего противника ударом ронделя в смотровую щель забрала. Шлем-бацинет вроде тех, что изображены на этих миниатюрах из собрания Музея средневековой войны в замке Кастельно в Перигоне, Франция.

Во-первых, средневековые художники-миниатюристы долгое время исторической перспективой не владели. Например, есть масса миниатюр, изображающих распятие Христа, и на всех этих «картинках» мы видим людей, одетых в одежду своего времени, то есть того времени, когда была сделана эта миниатюра. А вот оружие в руках у «римских легионеров» может быть весьма оригинальным и непохожим ни на какое оружие вообще. То есть… художник, очевидно, понимал, что «тогда, это не сейчас» и каким-то образом хотел это подчеркнуть. Проще всего было придумать и нарисовать фантастического вида оружие, тогда как придумывать еще и одежду было и долго, и хлопотно.

О том, что все так и было, говорит частота повторений миниатюр в манускриптах разных стран. Например, на этой миниатюре их «Хроники» 1410 года (Национальная библиотека Нидерландов) мы видим схватку рыцарей из Фландрии, и они тоже одеты в жупоны, причем у кого-то они не подпоясаны, и они точно также дерутся кинжалами-ронделями.Миниатюра из манускрипта 1380 – 1400 гг. из Британской библиотеки. Здесь изображено, как победители добивают побежденных. Добивают их мечами, топорами, кинжалами и боевыми молотками. Интересно, что кинжал у воина в центре висит на поясе почему-то слева, вместо меча, а сам он «работает» топором! То есть на меч этот «товарищ» еще не заработал?

Во-вторых, изображения оружия служили определенной цели. Например, очень часто сарацины изображались с жуткого вида «кривыми мечами», реально никогда не существовавшими. Нет их и на собственно арабских миниатюрах – там мечи у всех прямые. То есть этим самым подчеркивалось их несходство с воинами-христианами. Но такие же мечи мы нередко видим и в руках у воинов-европейцев. Как это объяснить? Понятно, что это не трофеи, нельзя взять в качестве трофея то, чего нет. Тогда что? А это злая сатира!!! «Наши» изображены как положено, а вот противник – вооружен оружием неверных. То есть – «они плохие». И, кстати, этот прием применяется в пропаганде и сегодня.

Примером изображения оружия, которого археологи еще не нашли, а может быть, и не найдут уже никогда, является вот эта миниатюра из манускрипта «Ab Urbe Condita» 1400–1425 гг. (Национальная библиотека Франции, Париж). Здесь мы видим фелчен, а также две какие-то совершенно жуткие секиры, в то время как остальные дерутся копьями и топорами. Кинжалов на одежде нет ни у кого. Зато все в типичных для того времени шлемах-бацинетах и жупонах.

Так что средневековым миниатюрам как источнику доверять можно, но при условии, что миниатюры с изображением Троянской войны из манускрипта XIII века мы не станем записывать в источники именно по Троянской войне, равно как и миниатюры из «Романа об Александре» (имеется ввиду Александр Македонский). Далее – им можно доверять, если изображения на них коррелируются с дошедшими до нас артефактами. То есть щиты с выпуклым изображением человеческого лица скорее всего следует признать фантазией миниатюриста. А вот щиты с оковками и умбоном – реальность, поскольку мы видим их и на барельефах, и в руках у эффигий, и целых ряд таких щитов нашли в болотах и… даже сейчас можем подержать некоторые из них, сохранившиеся в стенах замков и монастырей.

Странная какая-то сценка. Один рыцарь пронзает другого мечом, а тот почему-то держит в руке кинжал…Очень занятная сцена поединка. «Блуждающий рыцарь» 1400 г. (Национальная библиотека Франции, Париж). На рыцаре слева типичная бригандина, причем с двумя цепями и крюком для копья. Корона на шлеме может означать все, что угодно – это может быть и король, и барон, и просто положительный персонаж, такая была мода. Восточный рыцарь справа имел удивительный (судя по ножнам) меч, но где-то его потерял. Судя по мифическому щиту и ножнам от меча это… «не наш человек», «плохой». Но все остальное снаряжение у него аналогичное «герою» слева. Ну не видел миниатюрист восточных рыцарей и как его «по-восточному» изобразить? Вот он и пририсовал ему меч и щит, а так даже кинжал ему дал в руку обычный – привычный всем рондель!

То же самое касается и оружия. Частотность находок и изображений должна коррелироваться, то есть примерно совпадать. А если этого не происходит, то можно предполагать, что мы имеем дело с… живописной модой, данью времени, или даже необузданной фантазией художника.

А вот на этой серии миниатюр с сайта «военная миниатюра» показана «судьба» рыцаря, пораженного именно кинжалом.

Аминь!

topwar.ru

Боевые ножи и кинжалы средневековья. |

Содержание.

Крестьянские боевые ножи

Кинжалы средневековья

Анатомия кинжала

Немного фотографий

Крестьянские боевые  ножи.

Для обозначения средневековых ножей используются термины Хаусвер (от нем Hauswehre - защитник жилищ) и Бауэрснвер (от нем. Bauersnwehr - защитник крестьян) в которых прямо подчеркивается низкий класс людей использующих это оружие. Есть терминологическое разделение Корд - боевой нож. Корделяс - длинный боевой нож с расширяющимся к острию клинком, аналог фальчиона и гроссмейстера.

Вне зависимости от формы и габаритов нож  имеет одностороннюю заточку. Только с 19 века с легкой руки полковника Боуи острие клинка тяжелого ножа становится скошенным и заостренным на одну треть.  Собственно боевых ножей известно немного. От хозяйственных они отличаются  более массивным клинком и чем-то наподобие гарды. Для низ характерны клинки типа “Дроп поинт”, но также встречаются клинки “Спир поинт”.

Самыми ранними боевыми ножами были всевозможные саксы. Более поздние ножи от них мало отличались, поэтому саксом могут назвать большой нож скажем 14 века.. Но под закат средневековья появляются ножи вполне похожие на современные тактические. Боевой нож на войне используется не только как оружие, но и как инструмент для разделки туш животных, для обтачивания деревянных кольев и т. п. Многие боевые ножи имеют значительный вес около 400 грамм и длину клинка около 50 см. такие большие ножи-тесаки иногда относят к фальчионам.

www.armour.com.ua

Бой ножом в средневековой Европе

Первые фехтовальные трактаты появились в Европе уже в 13 веке. Они были написаны по-немецки, писались от руки и распространялись в тех странах, где говорили по-немецки. Поэтому средневековье часто называют золотым веком Fechtbuch (учебник фехтования). Только в 16 веке, вместе с началом использования рапиры и появлением итальянской школы, эта ситуация изменилась в пользу итальянских мастеров.

Наиболее известной книгой о средневековом боевом искусстве является "Talhoffers Fechtbuch", написанная Хансом Тальхоффером. Она содержит двести семьдесят таблиц с рисунками, на которых изображены способы ведения боя разным средневековым оружием, на коне и пешим, а так же приемы рукопашного боя.  

Отдельный раздел (двадцать таблиц) посвящен бою средневековым стилетом. Те, кто сегодня изучает бой ножом, увлекшись фехтованием и филиппинскими БИ, будут разочарованы, если надеются найти в этой книге какие-то "интересные мысли" или хитрые "штучки". Техники, описанные Тальхоффером, на первый взгляд не имеют ничего общего с тем, что мы называем "Высоким Искусством". Большинство представленных там техник проводятся на ближней дистанции и в захвате, клинче. Найдем мы здесь болевые рычаги и узлы на локоть, плечо и запястье, которые проводятся с помощью стилета и без него, разного рода зацепы и броски, и даже удушения - одним словом, это скорее борьба с помощью ножа, чем фехтование на ножах.  

Теперь давайте займемся более серьезно этим текстом и анализом размещенных в нем техник. Если говорить о хвате оружия, то на гравюрах преобладает хват клинком вниз, т.н. "реверсный", хотя встречаются уколы и некоторые другие техники, которые проводятся на прямом, "форхэндовом", хвате. Часто используется так же так называемый "двойной хват" - одна рука на рукояти, а другая на клинке, что сегодня практически не встречается.

Техники атаки, показанные на гравюрах, это преимущественно укол по линии 1-2 (хват "реверсный") и укол-тычок по линии 5 (хват как "реверсный", так и "форхэндовый").

Из оборонительных техник очень характерными являются верхний и нижний "щит" (schild), т.е. защита, выполняемая тем "двойным хватом", что упоминался выше. Основывалась она на подставке горизонтально расположенного стилета под удар по линии 1 и 2 (верхний щит) и 5 (нижний щит), а с нее могли выходить выворачивание запястья и разоружение противника.

Другой часто используемой техникой были "ножницы" - тоже двойной хват, но руки скрешены, как при крестообразном блоке дзюдзи-уке. Служила она для блокировки, выворачивания руки после парирования и смене хвата на "двойной", а также для душений и бросков. Крестообразный блок выполняли также, держа стилет только в одной руке, а после блока такими "ножницами", как пишет Тальхоффер, появляется возможность парировать либо перехватывать как одной, так и другой рукой.  

 

То, что фехтование пятнадцатого века не было примитивным "мочиловом", мы понимаем, изучая книгу "Flos Duellatorum" итальянского мастера Fiore Dei Liberi, написанную в 1410 году. Трактат этот, правда, показывает только использование стилета, как оружия для левой руки, и как средство против вооруженного мечом противника, а не стилет против стилета, но внимательный анализ всей книги, в том числе той ее части, что посвящена фехтованию мечом, делает ее интересной и для любителей ножевого фехтования. Оказывается, люди того времени располагали целой гаммой средств, которые мы сегодня определяем словом "trapping", столь характерных для филиппинских боевых искусств или вин-чун.

В книге "Flos Duellatorum" мы находим:

  • "checking hand" - при парировании стилетом атаки противника, а так же при сокращении дистанции
  • "pak sao" с одновременной атакой по линии 1
  • "двойной "pak sao" с той же атакой
  • "foot trapp", только наступая на конец меча, а не на стопу, как принято сегодня в Кали или Джит Кун До

О том, что попытки овладеть вооруженной рукой противника в том фехтовании были нормой, а не чем-то исключительным, могут свидетельствовать такие книги, как "Uber die Fechtkunst und den Ringkampf" 1538 года, "Der Altenn Fechter anfengliche Kunst" 1529 года, или хотя бы "Codex Wallerstein" второй половины 15 века. Во всех этих трактатах мы найдем техники, характерные для "trapping range".

Средневековым фехтовальщикам известны были также использование против атакующего острия его же собственного оружия, примеры чего можно найти в "Gladiatoria" и "Codex Wallerstein". Использовались так же повороты корпуса, как уход с линии атаки - в "Flos Duellatorum" это помогает защититься от укола мечом по линии 5, а в "Der Altenn Fechter anfengliche Kunst" от укола ножом по той же линии.  

Удивил меня факт, что в большинстве доступных мне трактатов порезы - как по внешней стороне атакующей руки, так и по внутренней, - практически не рассматриваются. Единственный Fechtbuch, в котором попалась пара гравюр с порезом запястья, был "Solothuner Fechtbuch", остальные авторы того времени обошли молчанием эту технику. Порезов на шею или затылок я вообще не нашел, хотя во многих ситуациях они просто сами напрашиваются.

Может, это произошло из-за формы средневекового стилета? В те времена его использовали как "запасное" оружие, дополняющее копье, алебарду, меч или топор, и служил он для ближнего боя. Более серьезное значение он приобрел только с развитием защитного снаряжения. В 12 и 13 веках появились "misericordiae" (по-немецки Gnadgott или Panzerstecher) - тонкий стилет с трех-четырехгранным клинком, без острого конца, который служил для "последнего удара", проникая сквозь кольчугу, глазницу в шлеме или щели между плитами доспеха. Примеров такого использования стилета найти можно много, и порезы таким оружием запястья не имели бы смысла. Отсутствие режущего края объясняет также использование "двойного хвата" в ножницах, щите или некоторых болевых приемах и бросках.

Ага... на иллюстрациях в большинстве трактатов показан "Rondel Dolch", иначе "Rondel Dagger", а у него как раз клинок был острый...

С этой проблемой я обратился к членам общества Freifechter, которые занимаются реконструкцией средневекового фехтования на основе дошедших до нас трактатов. Полученный ответ объяснил, по-крайней мере частично, средневековое предпочтение уколов при использовании стилета. В кратце, и по пунктам:

  • укол легче, чем порез, проникает сквозь несколько слоев одежды 
  • укол вызывает более опасные раны, чем порез
  • резаные раны и в те времена умели достаточно неплохо лечить, а чего нельзя сказать о колотых ранах
  • укол можно выполнить быстро и с огромной силой, т.е. быстро вбить стилет в тело, выдернуть его и сражаться дальше 

  • хват "реверсный", который доминирует в "fechtbuch", позволяет удобно колоть, но не резать. Для порезов больше подходит хват "форхэндовый", зато "реверсный" позволяет удержать оружие в руках даже при мощных ударах, и удобна при разного рода болевых

Что касается "двойного хвата", то, оказывается, что такие техники, как щит или ножницы, можно выполнять даже острым стилетом. Оружие ранит только при режущем движении, а когда его сделать, решает сам хозяин.

Трудно не согласиться с этими аргументами... Уколы всегда более опасны, чем порезы, особенно, когда мы имеем дело с противником, одетым в толстый кафтан, не вспоминая уж о таких элементах средневекового "костюма", как кольчуга или броня.

Если предположить, что стилет действительно использовался, как оружие для боя на ближней дистанции (а большинство гравюр представляют именно такую ситуацию), то хват "реверсный" идеально подходит для такого варианта боя.

Остается вопрос, почему ни в одном из доступных трактатов не нашлось порезов горла или шеи противника? Ведь на ближней дистанции при таком хвате они проводятся довольно легко... Может, авторы просто обошли вниманием техники "простые и очевидные", известные современникам по бою на мечах, и сконцентрировались на более сложных вещах, таких, как grappling?

Не имею понятия.

Резюме. Изучая средневековые фехтовальные трактаты, приходишь к выводу, что по крайней мере на "немецкоязычной" территории царил единый стиль боя, характерный мощным хватом оружия, предпочтением уколов над порезами, а так же разнообразием техник разоружения и борьбы в захвате. Корни многих приемов и боевых принципов, известных нам сегодня, например, из филиппинских стилей, найти можно в средневековой Европе.  

Chris перевод статьи с польского : Syrin

P.S: от себя решил приложить к этой статье 3 скана упоминавшихся здесь книг:

 

steel-knife.ru

Средневековое оружие и броня: распространённые заблуждения

? LiveJournal
  • Find more
    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

p-i-f.livejournal.com

Ножны для бытового ножа 13-14 века

Небольшой нож в ножнах был важной деталью средневекового костюма, как мужского, так и женского. В основном такие ножи использовали при еде или как универсальный инструмент. Формы как ножей, так и ножен были весьма разнообразны, но одной из самых интересных на мой взгляд являются формованные ножны 13-14 века, закрывавшие часть рукояти ножа. Много таких ножен было найдено при раскопках в Лондоне.

Вот как описывает Джейн Ковджил (Jane Cowgill) технологию изготовления ножен в книге «Knives and Scabbards» («Ножи и Ножны») из серии «Археология средневекового Лондона». Хотя именно эта книга использовалась как основной источник, в ходе работы стало понятно, что автор приведенного отрывка не провел ни одного натурного эксперимента, а технологический процесс реконструирован не совсем правильно.

«Ножны делались из выделанной кожи. Внешняя сторона кожи называлась лицевой, или лицом, внутренняя – мездрой. Все ножны пошиты лицевой стороной кожи наружу, поскольку эта сторона более прочная и водостойкая. Для усиления водоотталкивающих свойств на кожу могли наносить защитное покрытие из жиров или масел.Ножны обычно делали из одного куска телячьей кожи толщиной примерно в 2 миллиметра. Похоже, что это была стандартная кожа для ножен, поскольку в 1350 году Гильдия Ремонтников (Furbishers), которые занимались ремонтом и восстановлением доспехов, оружия и одежды) запретила использование какой-либо другой кожи для ножен. Только двое ножен из лондонских находок были сделаны из другой кожи, одни из воловьей, другие из козлиной или овечьей. В Лейчестере большинство средневековых ножен тоже были сделаны из телячьей кожи, но попадались и сделанные из овечьей.

Форма ножен отражает их назначение. Они часто делались асимметричными, выгнутая сторона повторяла форму лезвия. При этом верхняя часть, охватывающая рукоять, была примерно одинаковой по длине, менялся размер только чехла для самого клинка. Эта форма оставалась неизменной с конца 12 по 15 век.Шестнадцать ножен сделаны с подкладкой, в четырех вшиты дополнительные внутренние ножны (для маленького ножа), а в двух случаях у ножен присутствуют как подкладка, так и дополнительные ножны. Самые ранние примеры примеры таких комбинированных ножен датируются концом 13-го века. Для их пошива использовалась или телячья кожа плохого качества (например, с живота), или тонкая овечья/козья кожа.

После нанесения орнамента ножнам придавали форму, растягивая верхнюю часть вокруг рукояти и складывая низ на лезвии...(затем описывается процесс сшивания ножен на болванке или на клинке аналогично сшиванию башмака на колодке). Формовка проходила когда кожа была мокрой и эластичной, возможно для этого использовались деревянные болванки стандартной формы и размера. Некоторые ножны, заказывавшиеся для конкретного ножа, могли формоваться непосредственно вокруг самого клинка.Ножны скорее всего сшивались в мокром виде на болванке. Швы могли проходить в разных местах, но чаще всего они расположены посередине на внутренней стороне ножен. Для сшивания скорее всего использовалась льняная нить. Сшивали в одну, но чаще в две нитки, поскольку в последнем случае получается более аккуратный и прочный шов...Расстояние между стежками иногда было 3-4 миллиметра, иногда достигало 10-12. Средняя длина стежка составляла 5-7 миллиметров»

Процесс изготовления ножен по Ковджилл выглядит так:выкройка заготовки, размачивание заготовки, нанесение орнамента на заготовку, оборачивание заготовки вокруг болванки или ножа, пробивание отверстий под нить и наконец сшивание (не снимая с болванки), при этом на всех стадиях кожа должна была оставаться мокрой и эластичной. Мне кажется, что такое усложнение искусственно и вызвано неверными представлениями о сложности раскроя, заставившими Ковджилл предположить, что выкройка ножен подгонялась по месту. Между тем, благодаря эластичности кожи, даже при отсутствии опыта можно сделать вполне историчные ножны гораздо более простым и естественным способом: выкройка заготовки, подгонка заготовки, сшивание заготовки, формование ножен, пропитка воском, орнаментация. 

Жизнеспособность такой технологической схемы каждый легко доказать экспериментально, заодно сделав себе красивые и историчные ножны.

Материалы и прототипы

Схема ножа с диском - "подпятником"

Ножны делались для простого ножа с всадной рукоятью и металлической пластиной между рукоятью и пяткой клинка. Такая конструкция встречалась довольно редко, но встречалась – на двух ножах конца 13-го века из раскопок в Лондоне сохранились такие пластины. Кроме этого от исторических аналогов нож отличается большей длиной рукояти, пятиугольным, а не клиновидным сечением клинка, и самим многослойным и узорчатым клинком. Однако на технологию изготовления ножен эти детали особого влияния не оказывают.

Сама конструкция ножен и орнамент делались по мотивам ножен номер 475 из раскопок в Лондоне, с некоторыми изменениями: секция для рукояти была удлинена по сравнению с прототипом в три раза, а на чехле для лезвия удалось обойтись без дополнительно шва у острия.

Для изготовления ножен использовалась кожа толщиной 2 миллиметра, выделанная промышленным способом. Необходимо учитывать, что свойства кожи, выделанной промышленным способом значительно отличаются от свойств кожи выделанной с помощью естественных дубильных веществ. В частности, даже после погружения в кипящую воду «промышленная» кожа не сжимается и не «дубеет», и получить жесткие ножны скорее всего не удастся. С другой стороны, даже «промышленная» кожа достаточно хорошо тянется в мокром виде и поддается формовке, пропитке и последующей орнаментации.

Так как кожу чаще всего достают по случаю и через третьи руки, прежде чем приступать к раскрою заготовки ножен, настоятельно рекомендую проверить, как она поведет себя при размачивании и высыхании на небольшом кусочке – чтобы потом не было мучительно больно за безнадежно ссохшиеся ножны.

Ножны номер 475 (Лондон 14 век)

Инструменты и материалы весьма незамысловаты и доступны: кусок кожи достаточного размера, нож для раскроя, шило для прокалывания отверстий, дратва, прочные иглы, подкладная доска на которой можно кроить и прокалывать кожу и которую можно использовать как пресс, тиски (хотя можно обойтись и без них) и кусок воска.

Выкройка

Выкройка делалась симметричной в расчете на то, что форма будет придана уже после того, как ножны будут сшиты. В ней четко выделены две части: чехол для клинка и для рукояти. Если форму чехла для клинка определить довольно просто – достаточно обвести клинок, добавить напуск на толщину обуха и миллиметра 3-4 с каждой стороны на шов, с частью, закрывающей рукоять придется немного повозиться.

Проще всего измерить охват рукояти в двух местах - у пятки клинка и в месте, где будут кончаться ножны, кожаным шнурком и отмерить эту величину на выкройке, добавив припуск. В данном случае припуск должен быть больше, чем для лезвия, потому что с задней части ножен обычно проходили ремешки для крепления ножен к поясу, продернутые через отверстия в коже ножен.

Выкройка ножен

Вообще, при выкройке заготовки разумеется лучше взять запас побольше, и отрезать лишнее уже после того, как заготовка будет вырезана и ее можно будет обернуть вокруг ножа, и не слишком расстраиваться, если первая попытка окажется неудачной.Здесь же следует упомянуть о том, что нанесение орнамента на этом этапе абсолютно нецелесообразно, потому что почти наверняка он будет поврежден или искажен в процессе формовки, когда форма размоченной заготовки сильно меняется. Поэтому орнамент должен наносится (и скорее всего наносился) после формовки и пропитки кожи, а не до этого.

Сшивание заготовки

Шов "в две нитки"

После того, как была вырезана и подогнана заготовка, в ней аккуратно шилом пробиваются отверстия для сшивания. Ножны сшивали различными способами – в одну или две нитки, встык или через край. Я сшивал заготовку в две нитки, и шов получился действительно ровный, аккуратный и прочный. Но в отличии от технологии, описанной у Ковджилл, пробивание отверстий и сшивание проходило ДО ТОГО, как заготовка была размочена и начата формовка, и это на мой взгляд правильнее, поскольку если ножны формуются на «своем» ноже проколоть дырки для нитки, не повредив рукоять, невозможно, а если для формовки используется «стандартная» деревянная болванка, ее можно будет выбрасывать после изготовления двух-трех ножен – явно нерациональный расход материала.

Сшитые ножны

Формовка

Формовка – самый интересный и ответственный этап. Я формовал ножны, просто размочив сшитую заготовку в теплой воде. Возможно, что для кожи, обработанной естественными дубильными веществами, интересные результаты даст погружение на 20-30 секунд в кипящую воду (при этом кожа должна сжаться и задубеть), но в этом случае напуски должны быть гораздо больше, а результат трудно предсказуем.

Перед началом формовки надо или сделать деревянную копию ножа, или подготовить сам нож для использования в качестве болванки. В последнем случае, чтобы влага не испортила рукоять и клинок, деревянную рукоять необходимо тщательно пропитать воском, а клинок покрыть воском и обмотать изолентой. Обмотка клинка необходима не только для того, чтобы клинок не заржавел, но и для того, чтобы он не порезал ножны при формовке и свободнее ходил в ножнах после того, как формовка будет закончена и изолента снята. Мне кажется, что и средневековые ножны скорее всего формовали похожим способом на «родном» ноже, а не на болванке, используя вместо изоленты, например, хорошо провощенную льняную тряпочку.

Сшитые ножны перед формовкой

Заготовка размачивается в теплой воде 20-30 минут. После этого она натягивается на нож так, чтобы шов проходил посередине тыльной стороны. Если заготовка сшита правильно, нож будет входить с незначительным усилием, но если же нож входит очень туго или вообще не хочет влезать в заготовку, лучше выбросить ее и сделать новую – все равно в этом случае после высыхания кожи достать нож, не разрезав ножны, будет очень сложно. Торопиться не надо, потому что даже если кожа чуть подсохнет, ее всегда можно размочить заново.

Особое внимание на этом этапе надо уделить рукояти. Если она входит впритык, лучше прорезать дырки для крепежных ремешков и вставить их прямо сейчас, чтобы эластичная кожа растянулась вокруг них. Кстати, эластичность кожи позволит сформировать аккуратный кончик даже для несимметричного клинка.

После того, как нож вставлен, шов выровнен и ремешки подогнаны, ту часть ножен, в которой находится клинок, надо поместить под пресс, например зажав в тисках между двумя дощечками или положив на стол, придавить сверху гладкой доской под грузом.Все - теперь нужно оставить нож на 8-10 часов, чтобы дать коже высохнуть.

Сшитые ножны с вставленным ножом перед прессованием

После высыхания ножен надо достать из них нож, снять с него изоленту и несколько раз вставить и вынуть нож, чтобы «разработать» ножны. Если все было сделано правильно, нож будет входить плотно, но не туго.

Пропитка

Скорее всего пропитка была обязательной операцией для большинства ножен, и весьма вероятно что пропитывались ножны не «жирами и маслами», а воском. Дело в том, что для пропитки воском ножны необходимо нагреть, что позволит выпарить остатки влаги. Кроме того, пропитанная воском кожа лучше «держит» продавливаемый орнамент.

Ножны можно нагревать, например, над газовой плитой, не вынимая из них ножа (разумеется, если его клинок не представляет исключительной художественной ценности) Нагретое лезвие прогреет ножны изнутри и поможет сохранить и распределить тепло. Однако часть влаги сконденсируется на клинке, поэтому нож придется несколько раз вынуть и обтереть клинок сухой тряпочкой.Итак, ножны равномерно разогревают до не очень высокой температуры – достаточной, чтобы растопить воск и не обжечь саму кожу - и равномерно промазывают воском. Разогретая кожа очень хорошо впитывает воск и операцию придется повторить неоднократно. Теоретически, должен наступить момент, когда воск больше не впитывается, но я до этой стадии так и не дошел.

Украшение

Самый ответственный этап – украшение ножен узором или рисунком. Как пишет Маргрета де Неергаард (Marghrete de Neergaard) в главе, посвященной украшениям средневековых ножен, «с середины 13-го века на многих украшенных ножнах появляются зооморфные изображения, созданные с помощью какого-то тупого инструмента, часто на фоне из небольших штампованных кружков». В качестве «тупого инструмента» я использовал обыкновенную отвертку, а «небольшие штампованные кружки» продавливались обычным механическим карандашом без грифеля. Разумеется, при нанесении рисунка нож из ножен не вынимался.

Декоративные штампы ножен из раскопок в Лондоне

Как уже говорилось, провощенная кожа очень хорошо сохраняет такой орнамент. Для украшения можно воспользоваться и небольшими штампами, например в виде лилий, львов, групп точек или даже надписей. Вопреки мнению де Неергаард, считающей что «кожа украшалась [штамповкой] когда она была плоской и мокрой, иначе сложно было бы добиться равномерного штампованного узора и проштамповка была бы неровной» такой штампованный орнамент скорее всего наносился на ножны и ПОСЛЕ формовки и пропитки. Нанести орнамент в нужное место на выкройке до формовке практически невозможно, да и не нужно – если можно продавливать узор на ножнах с вложенным внутрь ножом, что вполне возможно для провощенной кожи.

Нож в ножнах

Нож и ножны - оборотная сторона

http://tgorod.ru/

www.catraider.com

Средневековое оружие всего мира | История средневекового оружия

На пересечении античности и средневековья главной заботой человека, как и раньше, было охрана своей жизни. Со временем развивался процесс обработки металла и совершенствовались разные ремесла, в результате чего стали изобретаться более новые и современные разновидности оружия, а с ним появилась усовершенствованная защитная экипировка. Одним из наиболее используемых и известных в начале эпохи Средних веков было средневековое оружие холодного типа. Таковыми считались кинжалы, мечи, а также луки. Еще была специализированная защита в виде щита и доспех.

Защищающая экипировка в эпоху Средних веков

Средневековые доспехи в Западной Европе

Принято считать, что впервые доспехи из кольчуги изобрели кельты в далеком 500 г. до нашей эры. Постепенно, в результате победного движения кельтской армии по просторам Европы, эти доспехи появились во всех поселениях средневекового континента. Со временем этот вид защитной брони значительно усовершенствовали – в состав его конструкции были добавлены пластины из металла, которые защищали владельца от рубящих и проскальзывающих ударов. Отсюда взял свое начало латный доспех.

Однако даже при острой необходимости наличия защиты от оружия врага, иметь средневековое снаряжение защиты могли позволить себе далеко не все воины, проживающие в Средние века. Богатые жители тех времен заказывали себе индивидуальную броню, которые изготавливались исключительно для них. Простые же солдаты приобретали уже готовое снаряжение, а затем подстраивали его под свои параметры.

Надо отметить, что качественные доспехи могли защитить от поражений меча, стрелами, а, порой, и от начальных видов огнестрельного оружия почти в ста процентах случаев. Если говорить о практичности защитной экипировки, то носить его начинали учиться еще в юношеском возрасте, поскольку масса таких доспехов была больше 30 кг.

Виды средневекового оружия

Средневековое оружие

Базовое оружие воина в средневековье был, как и прежде, меч. Данное средневековое оружие было представлено в огромном количестве видов. Меч мог быть острым с двух сторон, с одним лезвием, с острым или плоским концом, иметь ребристую или закругленную форму, различную длину. Каким оружием воспользоваться зависело от того, какую тактику ведения боя выбрал командир, а также от конкретного умения солдат.

Однако даже то, что видов холодного оружия в виде мечей в те далекие времена было множество, у всех них были общие детали, отличающие это оружие от других. Этими особенностями были навершия и набалдашник, а еще крестовина и рукоять

Даже такая широкая известность меча не давала возможность иметь его каждому воину. Они использовались только состоятельными людьми, ведь способ его выполнения был слишком сложный, требовал больших затрат времени, сил и человеческого труда, и поэтому был очень дорогой. Также простому человеку вообще не разрешалось носить это оружие. Следует также отметить, что в средневековье такое оружие, как боевой меч, который предназначался для ведения боевого действия, стало истинным символом доблести и отваги воина.

Вместе с мечом применялось и другое оружие — метательное и ударное. Оружие для осады развивалось наряду со строительными технологиями. В результате изобретения пороха китайцами в 14 веке, появился новый вид, который называется огнестрельным оружием.

Данное открытие совершило колоссальный переворот в деле ведения боевых действий, которые получили абсолютно новые методики.

antichnost-i-srednevekove.ru

Мечи средних веков (Запад)

Мечи средних веков (Запад)

В Европе меч в Средние века получил широкое распространение, имел множество вариаций и активно эксплуатировался вплоть до Нового Времени. На протяжении Средневековья меч претерпевал весьма существенные изменения.

Раннее Средневековье было эпохой упадка военного искусства, забвения традиций классической древности. Численность армий резко сокращается, тактика сильно упрощается; бои ведутся на открытом пространстве, оборонительная тактика используется крайне редко. Доспехи в упадке — только наиболее знатные воины защищены кольчугой или, реже, металлической чешуёй. В таких условиях на первый план выходят индивидуальные качества бойца и его вооружения, из-за чего роль меча в комплексе вооружения значительно повышается. При этом из-за упадка ремесла меч из массового рядового оружия, каковым он был в эпоху расцвета империи, превращается в вооружение элиты.

От эпохи Великого переселения народов до примерно VIII—IX века в Европе господствует так называемый меровингский меч (принятое в современном оружиеведении условное название, от династии Меровингов), который является по сути дальнейшим развитием позднеримской спаты.

Это рубящий меч с плоским или закругленным острием, узкой, но толстой крестовиной, короткой рукоятью и массивным навершием. Сужения клинка от рукояти к острию практически нет, дол достаточно широкий и неглубокий, масса меча не превышает 2 кг.

Наряду с мечами, германцы широко применгяли однолезвийные клинки с хорошими рубящими свойствами (большие ножи или тесаки), такие, как скрамасакс. Скандинавский вариант древнегерманского меча отличается большей шириной и меньшей длиной, поскольку кавалерию древние скандинавы практически не использовали ввиду географического положения, зато много сражались на кораблях.

Около VIII — начала IX века получает распространение каролингский меч, или меч эпохи викингов (также условные современные обозначения). На самом деле мечи данного типа делались во Франкской империи, а к викингам попадали как добыча или товар, однако наибольшее количество находок связано именно со Скандинавией, где сохранялся языческий обряд помещения в могилу погребального инвентаря, включая оружие.

Каролингские мечи очень похожи на меровингские, но более изящны по форме и отделке, имеют более узкие и сильнее сужающиеся клинки с лучшим балансом, что делало их более быстрыми, удобными и гибкими в применении, появляется заточенное остриё.

Сталь для них использовалась лучшего качества, благодаря чему практически выходит из употребления техника сваривания клинка из нескольких заготовок с различным содержанием углерода. Меч всё ещё оставался очень дорогим и сравнительно редким оружием — так, согласно капитуляриям Карла Великого иметь его считалось обязательным только для кавалериста, способного позволить себе содержать боевого коня, пешие бойцы же часто обходились более дешевым вооружением.

Каролингские мечи типа А производились в одном из ремесленных центров Древней Руси.

В Высокое Средневековье (XI—XIV века) происходит рост городов и ремесел, повышается уровень кузнечного мастерства и металлургии. Происходят Крестовые походы и междоусобицы. Улучшаются и получают большее распространение доспехи, возрастает роль кавалерии. Набирают популярность рыцарские турниры, дуэли и бугурты. Бои часто проходят в стеснённых условиях (замки, дома, узкие улицы). Всё это накладывает отпечаток на меч.

Мечи этого периода принято называть романскими (фр. epеe romane), или рыцарскими (англ. knightly sword, arming sword), именно они по внешнему виду в наибольшей степени соответствуют представлению о европейском мече, укоренившемуся в массовом сознании, наиболее часто встречаются на средневековых миниатюрах и скульптурных изображениях. Их лезвие становится более длинным, толстым и узким, дол — узкий и глубокий. Клинок заметно сужается к острию, удлиняется рукоять, а навершие, напротив, становится небольшим, и при этом разнообразным по форме. Крестовина расширяется, обеспечивая лучшую защиту для руки — признак развития искусства фехтования.

В Позднее Средневековье (XV—XVI века) идет экспансия в другие страны. Тактика ведения боевых действий становится всё более изощрённой. Появляются доспехи с высокой степенью защиты. Всё это сильно влияет на эволюцию меча. Разнообразие мечей — колоссально. Помимо одноручных мечей появляются полутораручные и двуручные мечи. Встречаются колющие мечи и мечи с волнистым лезвием. Начинает активно применяться сложная гарда, обеспечивающая максимальную защиту кисти, и гарда типа «корзина». Многообразие европейских мечей:

— бастард;

— кацбальгер;

— цвайхандэр;

— фламберг;

— эспадон;

— клеймор;

— эсток;

— скьявона;

— шотландский корзинчатый меч;

— хаудеген;

— меч палача

Меч с широким лезвием и закруглённым концом.

wartools.ru