Немного из истории русских ножей. Нож древнерусский


Немного из истории русских ножей

История кузнечного дела у славян, реконструируемая по археологическим данным, уходит вглубь веков, возникая задолго до летописных времен. Чтобы не лезть в такие дебри, обратимся лучше к временам летописным и перенесемся в Древнюю Русь. Необычные национальные ножи более характерны для небольших народов, живущих в каких-либо специфических природных условиях. Таков, например, традиционный многофункциональный эскимосский нож улу, изначально изготавливавшийся из камня (обычно из сланца) или большой малайский нож паранг, необходимый для прорубания себе дороги в джунглях. Наши же славянские предки, жившие в средних широтах, предпочитали иметь под рукой многофункциональные ножи простой конструкции и средних размеров.

Ножи новгородских мастеров

Если вспомнить основные исторические события, происходившие на рубеже X–XIII веков, не приходится удивляться, что расцвет ремесел (в том числе кузнечного дела) связан прежде всего с северными землями Руси. С освоением пашенного земледелия, пришедшего на смену огневому, или подсечному земледелию, резко возрастает значение кузнечного ремесла.Здесь уместно вспомнить, как производилась в те далекие времена ковка железа и все предшествующие этому операции. Процесс превращения бурой массы болотного железа в ножи, топоры и мечи овеян мифами и легендами от первого и до последнего шага. Найти скопление железных руд было непросто. Сначала вбивали кол в болотную зыбь и по специфическому звуку определяли свою удачу. Приставшую к колу массу пробовали на язык. Наличие кисловатого привкуса подтверждало находку. Содрав мох, снимали рудоносный слой и загружали его в заплечные корзины, чтобы перенести на сухое место. Потом массу, сочащуюся ржавой жидкостью, сушили, дробили, просеивали, обогащали и загружали в домницу с древесным углем. Так получали крицу. Кузнец многократно проковывал железо, выжимая из него шлаки и уплотняя его внутреннюю структуру. Путем насыщения кричного железа углеродом его превращали в сталь.

Изучение кованых изделий из новгородских раскопов позволяет сделать вывод о высоком технологическом уровне обработки металла. Существует гипотеза, согласно которой эти технологии были освоены новгородскими мастерами не без помощи скандинавов. Но это только гипотеза, а неоспоримым фактом остается то, что именно новгородская Русь стала крупнейшим центром обработки металла, влияние которого распространяется затем на все окрестные регионы, включая Волго-Камское междуречье.Ведущей технологической схемой обработки клинков можно считать трехслойный пакет, когда сваривались три полосы металла – две (железные) по бокам и одна (стальная) в центре. При многократной заточке на острие всегда выходит более твердая сталь. Новгородские мастера умело применяли кузнечную сварку и термообработку (то есть закалку). В подавляющем большинстве сварочные швы тонкие и свободны от шлаковых включений. Для того чтобы качественно сварить железо и сталь с различным содержанием углерода, необходимо знание температурных режимов сварки. До сих пор сварка клинка, когда сталь проковывается в пакете, считается одной из сложных технологических операций.Внешне ножи новгородских мастеров были просты и узнаваемы. Однако их форма отрабатывалась в течение длительного времени, что позволило создать практически универсальный инструмент для любых хозяйственных работ. Большинство найденных в Новгороде ножей имеют клинок длиной около 70–80 мм и шириной 18–25 мм, при этом толщина обуха составляет 3–4 мм. В поперечном сечении клинок имеет форму прямого клина (отсюда и происходит слово «клинок»). Обух клинка выдержан либо по прямой линии, либо приспущен к острию. Рукоять, как правило, изготовлена из дерева или кости, повсеместно применялось крепление рукояти внасад.

Древнерусский нож

Типичный древнерусский нож X-XI века выглядел примерно так. Длина клинков таких ножей составляла от 4 до 20 сантиметров. Рукоятка деревянная, несколько реже – костяная, очень редко – металлическая.

Древнерусский боевой нож того же периода отличался от обычного древнерусского ножа более длинным клинком, более длинной костяной рукояткой и такой заточкой клинка, которая по современной ножевой терминологии очень близка к «полуторной заточке». Такая заточка значительно увеличивает проникающую способность ножа.

Существует еще два типа боевых древнерусских ножей, заслуживающих упоминания:

Во-первых, засапожный нож (засапожник), упоминаемый в русских летописях с XII века. Это узкий и изогнутый нож, который древнерусские пешие воины и кавалеристы предположительно носили в сапоге как холодное оружие последнего шанса. Альтернативная версия заключается в том, что засапожные ножи крепились в ножнах на седле (позади сапога кавалериста).

Во-вторых, интерес представляет подсаадачный нож (подсайдашный нож), который русские воины носили под сайдаком (чехлами для лука и стрел), то есть на поясе сбоку. В исторических источниках эти ножи упоминаются с XVI века, но возможно данный термин был в ходу уже XV веке. С формой подсаадачных ножей дела обстоят неоднозначно. Наиболее убедительной выглядит версия, что так, по месту ношения, называли вообще большие боевые ножи, носимые на поясе. И, соответственно, подсаадачными ножами могли называть боевые ножи, как с изогнутыми, так и с прямыми клинками – все зависело от личных вкусов и финансовых возможностей владельца.

Косарь

Косарь, иногда называемый еще «бабий топор» – большой хозяйственный нож с широким и толстым клинком. Его делали обычно из обломка косы (отсюда и название), а когда косы упорно не хотели ломаться – из любого подвернувшегося под руку металлолома.

Косарь смело назвать русским аналогом мачете – этот огромный грубый нож успешно используется для обрубки ветвей со срубленных деревьев, расчистки покосов от поросли, рубки костей и даже для скобления пола в доме.

Охотничий «Медвежий нож Самсонова» (конец XIX века)

Автором дизайна «медвежьего ножа Самсонова» является известный охотник-медвежатник (проживал в С.-Петербурге) Андриевский Михаил Владимирович (1849-1903 гг.), егермейстер Высочайшего двора (великого князя Николая Николаевича младшего). В 1894 г. в журнале «Природа и охота» он опубликовал статью «По поводу вновь изобретенной механической рогатины», в которой подробно описал историю создания медвежьего» ножа: «Самым удобным ножом я считаю нож американской системы с небольшими, сделанными лично мною, изменениями в форме. Этот нож имеет обоюдоострый клинок, который заострен к концу. С выямками по бокам, шесть вершков длины (26,7 см), один вершок ширины (4,45 см) и восемь миллиметров толщины. Лезвие ножа отделяется от рукояти стальной перекладиной, рукоятка изготовлена из крепкопородного дерева держится но клинке широким винтом. Носится этот нож на черном поясном ремне в деревянных, обтянутых черной кожей ножнах, концы которых обделаны вороненой сталью. Размеры ножа и его баланс рассчитан так, что он удобно держится в руке и им отлично можно рубить, резать, колоть и вспарывать брюхо натиском кверху или книзу. Первый такой нож отлично изготовил мне тульский мастер Егор Самсонов, а затем такие ножи стали делать на Златоустовском казенном заводе». В дневнике за апрель 1887 г. имеется запись о ноже, послужившем Андреевскому за образец: «Всегда ношу с собой охотничий американский нож, которым можно и рубить, и колоть, им соорудили плот».

Свои ножи Егор Самсонов изготовлял из «английских каретных рессор» — такой же стали. Известно описание технологического процесса изготовления этой стали. «Рессорная сталь расскалялась в кузнечном горне где горел дубовый или березовый уголь. Воздух нагнетался ручными мехами. После этого раскаленные листы правились на наковальне. Затем из них слесарным способом изготавливались клинки, все делалось в ручную. После этого клинки подвергались ряду процессов: цементации, регенерации, затем закалке и отпуску и наконец старению. В канавку, проделанную в угле горна, выкладывались заготовки клинков. Сверху и снизу они засыпались катализатором и древесным углем. Это нагревалось до 900-925 градусов по Цельсию и выдерживалось в таком жаре в течение 4-5 часов. Такое время обусловлено расчетом, что углерод за 1 час проникает на 0.1 мм в сталь. Затем загтовки охлаждались, и снова нагревались, но уже без присутствия катализатора. Этот процесс занимал 3 часа, и производился он для равномерного распределения углерода по стали. После трех часов заготовки погружались в масло. Наполовину остывшие в масле заготовки держались на воздухе до охлаждения в 300-325 градусов (синего цвета стали), после чего их окончательно охлаждали в масле. Как только заготовка полностью охлаждалась, ее нагревали до 175-150 градусов и снова давали остыть в масле. Такой процесс длился на протяжении 12 часов. После чего заготовки вытирались насухо, и уже проходили окончательную заточку.

Паренский нож

Название его соответствует месту происхождения – камчатскому поселку Парень. По конструкции паренский нож очень схож с изделиями, распространенными в Финляндии. В настоящее время под термином «паренский нож» подразумевают выкованный вручную нож с клинком из разнородного композитного материала – говорят, что паренскими ножами можно было даже снимать стружку с лезвий обычных столовых ножей.

На сегодняшний день поселок Парень стал глухой деревней, а технология изготовления ножей считается утраченной – так что, те самые паренские ножи остались в людской памяти лишь в виде легенд. Изготавливаемые сейчас под этим названием ножи имеют мало общего с этими легендами.

Богородский нож

Название этого инструмента для резьбы пришло от поселка Богородское – центра традиционной резьбы по дереву, чьим символом является всем известная игрушка – «Кузнецы», изображающая мужика и медведя, которые по очереди колотят молотами по наковальне, стоит лишь потянуть за подвижную планку.

Богородский нож имеет прямой короткий клинок. Успешно используется как для грубой, так и для тонкой резьбы. Часто изготавливается резчиками под себя, поэтому конструкция, форма рукояти и стоимость таких ножей может сильно разнится.

Якутский нож

Без традиционного якутского ножа – быхаха, конструкция которого не менялась на протяжении многих веков, не обходится ни одна сфера хозяйственной деятельности народа саха. Его форма идеальна для долгой кропотливой работы, позволяя выполнять ее с минимальными затратами энергии. Профиль клинка асимметричен.

Заточке подвергается чуть выпуклая левая (если держать рукоятью к себе) сторона клинка, в отличие от других ножей с несимметричным профилем, у которых, как правило, заточка производится на правой стороне. Этому есть логичное объяснение: выпуклость на клинке облегчает обработку древесины, упрощается резка мяса и рыбы (в том числе мороженой), снятие шкур с животных.

Финка

В России нож, пришедший к нам из Финляндии, долгое время считался исключительно оружием криминальных элементов и даже находился под запретом до 1996 года. Однако его истинное предназначение заключается совсем в другом. Финский нож – многофункционален, он прекрасно подходит для разделки мяса, чистки рыбы, незаменим в походе и для бытовых нужд. Для финки характерен короткий прямой клинок, скос обуха типа клип-пойнт или по-русски «щучка» и всадная рукоять.

---

Конечно не все традиционные ножи, дизайн которых сформировался на территории России, являются русскими ножами. На мой взгляд, мы должны справедливости ради вынести за скобки традиционные кавказские ножи (Северный Кавказ), якутские ножи, бурятские ножи, и другие этнические типы ножей, сформировавшиеся у коренных народов, живущих на территории России. Есть как минимум одно серьезное исключение, а именно финский нож (финка), так широко распространившийся в России/СССР в первой половине XX века, что он действительно стал русским национальным ножом. Впрочем, многие русские модели финских ножей имеют существенные конструктивные отличия от традиционных финских ножей (пуукко), бытующих в Финляндии.

toomth.livejournal.com

Ножи древнерусские, кавказские, восточные » SwordMaster

загрузка...

Нож в самом общем понимании этого слова, т. е. просто как пластинка с заостренным краем, появился на ранней ступени развития человеческого общества и имел многоцелевое, или универсальное назначение. Древние орудия, писал Ф. Энгельс, «представляют собой орудия охоты и рыболовства: первые являются одновременно и оружием». Наиболее ранние ножи изготовлялись из камня, кости. Затем на смену этим материалам пришел металл.

Эпоха бронзы,железный век и последующие этапы развития человечества позволили создать более надежные и более совершенные орудия, необходимые человеку в быту, труде и военном деле. Однако проследить специфику этих предметов, отделить орудие труда от орудия войны того времени очень трудно. Характерно, что даже археологи, занимающиеся изучением истории материальной культуры, не спешат произвести разделение находимых ими ножей на орудия и оружие. Вместе с тем именно ножи, особенно для сравнительно позднего с точки зрения археологии времени, т.е. для Х-ХШ вв., являются одной из наиболее часто встречающихся археологических находок. При раскопках одного только древнего Новгорода найдено около 8000 клинков ножей.

Судя по имеющимся находкам, ножи того времени мало чем отличались по форме от современных кухонных. Изготавливались они в основном двух видов — клинок с изгибающимся к острию лезвием и прямым обухом или клинок с таким же лезвием и изгибающимся к острию обухом. Рукоятки ножей были деревянные или костяные, реже металлические. Длина клинков 4 - 20 см (рис. 1). Характерным отличием этих ножей являлось то, что обух у них всегда был толще, чем остальная часть клинка. В поперечном сечении клинки этих ножей имели клинообразную форму. Угол клинка, а следовательно, заточки лезвия составляли 15—25°.

 

Рис.1 Нож древнерусский

Интересно отметить, что древнерусские кузнецы, изготовляя ножи, применяли пять технологических приемов: 1. Сварка клинка из трех полос таким образом, что в середине оказывалась полоса более твердого металла, а по краям — полосы более мягкого металла. 2: Наварка на металлическую полосу стального лезвия. 3. Комбинированная сварка с изготовлением узорчатого обуха. 4. Цементация железного клинка ножа. 5. Изготовление цельностальных ножей.

Из археологических источников известно, что ножи, обнаруживаемые в курганах и могильниках, встречаются с мужскими и женскими останками. Отсюда следует, что они были необходимой принадлежностью в равной степени мужчин и женщин и не разделялись по назначению на бытовые и военные. Вместе с тем многие исторические документы позволяют сделать вывод о том, что среди ножей были и такие, которые предназначались именно для военных целей. Один из древнейших исторических документов «Слово о полку Игореве», относящийся к XII веку, содержит прямое указание на применение определенной группы ножей в боевых действиях: «...а ведь они без щитов с ножами засапожными, кликом полки побеждают, звеня прадедовой славой». Подобных указаний на применение ножей в качестве оружия можно привести довольно много. Однако стремясь не загружать текст работы многочисленными литературно-историческими отступлениями, ограничимся здесь только следующими свидетельствами. Один из старейших русских исследователей истории материальной культуры П. Саваитов писал: «В битвах, при схватках с неприятелем пускались в ход ножи». В этой работе автор приводит название ножей засапожных. Это название относилось к ножам особой формы, носившимся за голенищами сапог, онучами и т. п.

Внешнее отличие таких ножей сводилось в основном к несколько изогнутому клинку с долами, утолщенному обуху и удлиненной рукоятке. Так, если у обычных ножей отношение ширины клинка к толщине обуха колебалось в 4–6 кратном размере, то у ножей этой группы оно было уменьшено до 2,0—2,5 крат. Рукоятка, как и у остальных типов ножей, была цельной, насаживающейся на хвостовик клинка, или наборной, состоящей из ряда чередующихся пластин, насаженных на хвостовик, или из широкого хвостовика с прикрепленными к нему по бокам двумя щечками.

Если обратить внимание на порядок перечисления типов ножей в работе Саваитова, то следует отметить, что засапожному ножу отводится не первое, а только третье место, после ножей поясных (запоясных) и подсаадачных (подсаадашных). Характеризуя поясные ножи, автор пишет, что они имели короткий клинок с двумя лезвиями. Такие ножи достаточно хорошо известны по археологическим находкам в Москве, Новгороде и других местах. Клинки этих ножей длиной до 9-15 см при ширине у пятки 2 0—2,5 см. Рукоятка такой же конструкции, как и у остальных типов. Обычно такой нож носился в ножнах у пояса, откуда и произошло его название. Если принять во внимание количество археологических находок ножей этого типа и сопоставить его с порядком перечисления ножей в названной работе, то можно придти к выводу, что по частоте встречаемости поясные ножи, по-видимому, были наиболее распространены.

Нож подсаадашный получил свое название от комплекта вооружения, называвшегося саадаком, состоявшего из лука с налучьем и стрел, носившихся в колчане. Боевое назначение этого ножа вытекает из самой принадлежности его к комплекту вооружения: он находился в специальном гнезде, имевшемся в колчане. Конструкция этого типа ножа отличалась от остальных тем, что его однолезвийный клинок был более длинным - около 40 см - и широким, а конец клинка изгибался несколько вверх. Такая форма клинка наиболее эффективно обеспечивала пробивание кольчуги.

Четвертый тип ножа — нож полевой — имел однолезвийный клинок длиной 20-25 см с плавным переходом лезвия в острие. В поперечном сечении клинок имел клинообразную форму. Рукоятка ножа плоская, сужающаяся в сторону клинка, и заканчивалась металлической шляпкой. Если три рассмотренные выше типа ножей использовались в равной степени в качестве боевого и охотничьего оружия, то четвертый тип ножа имел преимущественно охотничье назначение.

Ряд авторов высказывает отрицательное мнение о боевом назначении рассматриваемых ножей. А. Н. Кирпичников поддерживает мнение А. В. Арциховского, который, ссылаясь на документы, утверждает, что летопись свидетельствует о применении ножей только в «показание неслыханной ожесточенности боя», что, по летописи, употребление ножей, как правило, связано не с борьбой организованных масс людей, а с единоборством богатырей, убийством или увечением поверженного и безоружного человека.

По нашему мнению, приведенные аргументы свидетельствуют не cтолько против, сколько за боевое применение ножей. Нож ни в то время, ни в последующее не являлся основным предметом вооружения, используемым в сражениях массового характера. Основным оружием профессионального воина — дружинника древней Руси — были меч и стрелы. Массовым же оружием, которым вооружался для боя рядовой воин-смерд, были копье и топор. Однако это вовсе не означает, что нож вообще не включался в число предметов вооружения. Даже в более поздние времена при появлении оружия значительно большей мощности нож в той или иной его модификации продолжал оставаться средством нападения и активной защиты в тех случаях, когда остальные виды оружия оказывались недостаточно эффективными: при единоборстве, схватках в тесных помещениях, внезапных и бесшумных нападениях и т. п. В период Великой Отечественной войны нож также никогда не упоминался в официальных сообщениях о средствах вооружения, техники, трофеях, хотя в известных модификациях он состоял на вооружении всех армий. Точно так же, по-видимому, обстояло дело и в прежние времена. Переписная книга 1638 г., составленная с единственной целью — выяснить, сколько людей и с каким оружием может явиться для защиты Москвы в случае нападения неприятеля, свидетельствует о том, что хозяева 75 дворов «не сказали у себя никакого оружия». Это тем более интересно, что все 75 дворов принадлежали кузнецам, т. е. людям, непосредственно связанным с изготовлением металлических изделий.

Исходя из частоты встречаемости ножей как археологических находок, трудно предположить, чтобы ни у кого из этих дворохозяев или их родственников в момент переписи не оказалось ни одного поясного, засапожного или иного ножа. Остается предположить, что наличие такого ножа было явлением настолько обыденным, что на него просто не обращали внимания. В той же работе автор специально обращает внимание читателя на то, что ножи «носили всегда при себе, обычно на поясе в кожаных ножнах, и употребляли для разных надобностей, в том числе и для разрезания пищи».

Аналогичное отношение к ножу имело место и у других народов. Нож многоцелевого назначения носили чаще всего на поясе и употребляли по мере необходимости в процессе всей деятельности.

В силу географических, климатических условий и национальных традиций у каждого народа с течением времени выработался свой тип ножа, отличающийся от ножей других народов. Такие ножи в соответствии с национальными традициями получили название национальных. К ним относятся ножи абхазские (рис. 2), азербайджанские (рис. 3), бурятские (рис. 4), карякские (рис. 5), лапландские (рис. 6), нанайские (рис. 7), ненецкие (рис. 8), таджикские (рис. 9), туркменские (рис. 10), узбекские (рис. 11), финские (рис. 12), якутские (рис. 13), японские (рис. 14) и др.

Различие между такими ножами заключается не только в их форме, соотношении элементов конструкции и размерах, но также и в материале, из которого изготавливаются одноименные детали, в способах и характере украшения, ношения и т.п. Если, например, у якутских или финских ножей рукоятки обычно деревянные, то у ненецких они, также как и ножны, бывают костяными; лапландские ножи обычно украшаются изображением северных ландшафтов, японские — изображением горы Фудзи или обезьяны, которая считается священным животным. Кроме того, поскольку в Японии исстари развит акулий промысел, рукоятки ножей и ножны нередко обтягиваются кожей акулы. В то же время именно этот материал, естественно, не характерен для национальных ножей контитентальных народов.

Национальные ножи в пределах одного и того же типа не являются совершенно одинаковыми. Они отличаются и по времени, и по месту изготовления. Например, среди узбекских национальных ножей можно различить ножи старого и современного изготовления, прямые, что наиболее типично, и изогнутые. Некоторые различия в конструкции наблюдаются также и у ножей, изготовленных в одно время, но в разных географических пунктах, расположенных на территории Узбекистана (Чует, Кара-Сув и т. п.). Особенности места изготовления могут проявляться не только в формах клинков, но также и в некоторых других деталях. Среди одних и тех же таджикских ножей душанбинские ножи, например, отличаются тем, что рукоятка расширяется в верхней части и несколько изогнута в сторону лезвия. Кроме того, на нее наносятся украшения в виде правильно чередующихся колец и глазков. У уратюбинских же ножей чередование аналогичных колец и глазков менее правильное.

Национальные ножи, являясь одним из предметов материальной культуры народа, существовали и развивались, естественно, с развитием других предметов материальной культуры того же народа, в частности одежды. А поскольку и ножи, и одежда постоянно находились у человека «при себе», то ножи нередко причисляют к принадлежностям национального костюма. По нашему мнению, наличие подобных ножей правильнее было бы связывать не с одеждой людей, а в целом с УЛОВИЯМИ их существования. Этим, по-видимому, можно объяснить и то, что внешние особенности национальных ножей в некоторых случаях получали распространение у людей другой национальности, проживающих в сходных климатических условиях, на практически достигаемом расстоянии и ведущих примерно такой же образ жизни (ножи бурят и монголов, финнов, карелов и эстонцев, чукчей и каряков, ненцев и ханты-мансийцев). В некоторых случаях по определенным историческим причинам один и тот же тип ножа распространялся среди многих народов. Так, нож общей длиной более 400 мм (рис. 15) изготавливался во многих странах Южной Америки.

Разделение труда требовало и специализации его орудий. Поэтому, наряду с рассмотренной группой ножей, возникла другая группа — ножи, используемые только для определенных целей, прежде всего хозяйственно-бытового назначения. Например, промысел морского зверя у народов, населявших прибрежную территорию, потребовал специального инструмента для разделки добытых туш. Этим требованиям отвечали большие массивные ножи длиной 400—500 мм, которые стали применять чукчи и каряки( рис. 16). У тех же народов женщины при рукоделии пользовались ножами общей длиной примерно 100 мм (рис. 17). Специфические ножи появились в домашнем хозяйстве. К ним можно отнести так называемые женские ножи, употреблявшиеся нанайцами (рис. 18), нивхами (рис. 19) чукчами, каряками (рис. 20). К той же группе национальных хозяйственно-бытовых ножей могут быть отнесены узбекские ножи (длиной около 400 мм) для разрубания мяса (рис. 21), осетинские ножи (около 300 мм), изготовленные целиком из рога и служившие для перебивания утка при ткачестве, а также для разглаживания швов при шитье одежды (рис. 22), афганские ножи для разрезания мяса (рис. 23) и т. п.

Другая группа национальных ножей приобрела более выраженный характер предметов вооружения, которые применялись в основном при боевых действиях. Характерно, что ножи этой группы, широко использовавшиеся еще в прошлом веке, а в ряде случаев и сейчас, имеют ярко выраженные национальные особенности. Например, те же афганские ножи отличаются массивным, достаточно длинным (около 200—300 мм), почти с прямым обухом, несколько расширяющимся к пятке клинком при толщине 5—6 мм (рис. 24). В целом они характеризуются типич¬ной среднеазиатской формой. Ножны деревянные, оклеены кожей, с металлическим прибором, состоящим из устья с портупейным кольцом и наконечника. Клинки среднеазиатских ножей подобного типа обычно с прямым утолщенным обухом, постепенно сужающимся к острию. Рукоятка в ножны не убирается, в поперечном сечении круглая или овальная, по форме напоминает рукоятку среднеазиатской шашки, часто утолщенная к концу или изогнутая в сторону лезвия. Такие же ножи хивинские (рис. 25), бухарские (рис. 26, 27), персидские, или иранские (рис. 28, 29), и др. Ножны их обычно оклеиваются кожей. В некоторых случаях они сплошь оковываются золотом, серебром, украшаются драгоценными камнями и орнаментом, характерным для той местности, где они изготовлены. Турецкие ятаганные ножи имеют клинок длиной около 300 мм при толщине около 3 мм с прямым обухом. Костяная рукоятка расширяется и раздваивается в верхней части наподобие рукояти ятагана (рис. 30), откуда и произошло их название. Арабские ножи имеют прямой (рис. 31) или изогнутый (рис. 32) клинок длиной около 400 мм при толщине 5—6 мм. Резная рукоятка не убирается в ножны, а вся находится снаружи. Ножны деревянные, оклеены кожей или тканью, имеют металлический прибор, состоящий из нескольких колец, устья и наконечника.

Аналогичные ножи народов Юго-Восточной Азии также отличаются своеобразием форм. На рис. 33, 34 представлены малайские ножи с длиной клинков 300—400 мм при толщине 5—7 мм. На рис. 35 показан боевой нож гурков — одной из народностей Непала. Его клинок имеет длину 400 мм и более при толщине у обуха до 10 мм. Рукоятка обычно из твердых пород дерева или роговая. Нож носит название «кукри», что в переводе означает большой кривой нож. Своеобразием форм и украшений характеризуются также индийские (рис. 36—38), испанские (рис. 39, 40) и другие ножи. Национальные ножи некоторых народов в соответствии с их традициями имеют узко специфическое назначение.

Известен, например, японский нож, служащий для совершения церемонии самоубийства (рис. 41). В целом он соответствует обычной традиционной форме японских национальных ножей, его отличает тщательность изготовления. Рукоятка и ножны из лакированного вишнево¬го дерева. Общая длина ножа около 300 мм. На рукоятке иероглифами изображено кредо самураев: «Смерть с честью».

Наряду с ножами в качестве оружия использовались также кинжалы. На Кавказе издавна существовали кинжалы двух типов: с прямым (рис. 42) и изогнутым клинком (рис. 43) длиной 400—600 мм. Наибольшее распространение получили кинжалы кама с прямым клинком. Их лезвия расположены параллельно, к концу клинка сближаются. На клинках обычно имеются ребра жесткости и долы. Рукоятки кинжалов небольшие по размеру, узкие, с резкими расширениями в обе стороны. Изготавливаются они из кости или рога, иногда оковываются металлом. Ножны деревянные, обтянутые кожей или окованные металлом.

Кинжал бебут по сравнению с кинжалом кама имеет несколько изогнутый конец клинка. Кинжалы народов Кавказа отличаются некоторыми особенностями конструкции, орнаментом и способом его выполнения. Так, у грузинских кинжалов (рис. 44) относительно короткий и широкий клинок, небольшая головка рукоятки. Кроме того, на рукоятке часто находятся загвоздки с полусферическими шляпками и прокладками под ними. Края прокладок вырезаются в форме лепестков цветка. На пятке клинка часто делаются фигурные прорези. Хевсурские кинжалы обычно имеют общекавказскую или приближенную к грузинской форму. Детали прибора рукояток и ножен изготавливаются из латуни, украшаются простым орнаментом, выполненным медной насечкой. Армянские кинжалы отличаются от общекавказских удлиненной головкой рукояти, по форме напоминающей восточную арку. Прокладки под шляпки загвоздок имеют ромбовидную форму. Азербайджанские кинжалы отличают в основном по орнаменту. Дагестанские кинжалы ценятся за мастерство их художественного исполнения. Клинки их часто изготавливаются по типу лезгинских, т. е. со смещением долов в противоположные стороны от средней линии клинка. Рукоятка, металличекий прибор ножен или сплошная металлическая оковка украшаются мелким стилизованным растительно-цветочным орнаментом.

В Турции получили распространение кинжалы также двух типов: прямые (рис. 45) и изогнутые (рис. 46). У прямых кинжалов с длиной клинков 300—400 мм рукоятка сравнительно толстая, обычно костяная, иногда окованная металлическими накладками из меди, серебра. Ножны, как правило, сплошь окованы металлом с гравированным или чеканным орнаментом. Клинок также может быть орнаментирован. Клинки изогнутых кинжалов имеют длину 200 мм и более. Они редко орнаментируются, но если украшаются, то обычно золотой или серебряной насечкой. Рукоятка тонкая с резкими плоскими расширениями у ее обоих концов. Рукоятки и ножны изготавливаются из дерева и часто сплошь покрываются металлом (медь, серебро), на который способом чеканки или гравировки наносится орнамент. Кроме того, кинжалы иногда украшаются драгоценными и полудрагоценными цветными камнями.

Иранские кинжалы (рис. 47) по конструкции сходны с турецкими изогнутыми, но клинок имеет более резкий изгиб и более выраженное расширение у пятки. Кроме того, клинки у острия часто делают утолщенными для усиления боевых качеств. По своим размерам они несколько меньше турецких, однако рукоятки (костяные или роговые) несколько толще. Ножны деревянные, оклеенные кожей или покрытые металлом. Металлический прибор обычно отсутствует. Даже портупейное колечко делается не всегда. Иногда ножны сплошь оковываются металлом и украшаются растительно-цветочным орнаментом с расписной или перегородчатой цветной эмалью.

Длина сирийских кинжалов (рис. 48) по сравнению с турецкими и иранскими несколько меньше, клинок изогнут незначительно. Зато ножны отличаются резким изгибом у конца, доходящим до 180° и более. Если у турецких и иранских кинжалов вершина рукоятки почти плоская, то у сирийских она имеет иную форму. Сама рукоятка обычно толще рукояток турецких кривых кинжалов, но тоньше иранских.

Шотландские кинжалы (рис. 50) общей длиной около 500 мм имели клиновидный клинок и черную плетенную рукоятку. Ножны с двумя дополнительными гнездами, в которых помещались нож и вилка, прикреплялись к кожаному поясу. Весь этот комплект украшался серебром и янтарем.

Для большинства народов африканского континента кинжал не являлся характерным оружием, для этой цели горазде чаще использовалось копье. Тем не менее кинжалы известны и в этой части света. Наиболее типичная форма клинка для районов центральной Африки — листовидная РИС. 51, для районов Северной Африки — менее симметричная (рис. 52). Размеры таких кинжалов, по-видимому, колеблются в значительных пределах. По имеющимся в нашем распоряжении материалам, длина их клинков 200—250 мм.

Среди арабских племен был известен другой тип кинжала длиной около 500 мм с изогнутым клинком и вычурной рукояткой (рис. 53). Он служил знаком высокого положения, занимаемого его владельцем, и являлся оружием шейхов, вождей.

В Индии существовали кинжалы различной формы: с прямыми и кривыми клинками длиной примерно 170—300 мм при толщине 3— 5 мм. Характерным представителем кинжалов с прямыми клинками является кутар — оружие для левой руки (рис. 54), для кинжалов с кривыми клинками наиболее типичны кинжалы с двойным изгибом (рис. 55, 56). Клинки у кутаров прямые и широкие, иногда клиновидные узкие. Рукоятка расположена перпендикулярно к продольной оси клинка. По концам рукоятки параллельно клинку расположены две металлические пластины, способствующие правильному положению кинжала в руке и одновременно предохраняющие руку от ударов противника сверху и снизу. У некоторых кутаров, в основном их маратской разновидности, имеется дополнительная широкая пластина, защищающая тыльную часть кисти руки. Характерно, что рукоятки и клинки индийских кинжалов изготовляются из одного и того же материала — стали и булата. Рукоятка может быть также деревянная или из различных сортов нефрита. По нефриту обычно режется крупный цветочный орнамент, дополнительно украшаемый вставками и накладками из драгоценных металлов и камней. Острие может иметь утолщение. Ножны обычно деревянные, оклеенные кожей или тканью, устье с портупейным колечком и наконечник — металлические. Иногда ножны сплошь покрываются драгоценным металлом, украшаются растительно-цветочным орнаментом и драгоценными камнями.

Своеобразной формой отличаются кинжалы афридиев — одного из небольших афганских племен, живущего на северо-западной границе Индии. Клинки их кинжалов имеют листовидную изогнутую форму с резко выраженными ребрами жесткости, расположенными по средней линии. По сторонам ребер жесткости расположены широкие пологие долы. У пятки клинок резко сужается. Рукоятка кинжала костяная, в верхней части украшается головой льва (рис. 57).

Японские кинжалы (рис. 58) имеют прямые клинки длиной 250 мм и более с ребром жесткости в средней части. Между клинком и рукояткой находится защитная пластина — «цуба». Рукоятка обычно деревянная, закрепляется на клинке с помощью небольшой деревянной шпильки. Ножны также деревянные. Рукоятка и ножны покрываются разноцветным многослойным лаком, инкрустируются костяными или перламутровыми вставками, иногда обтягиваются кожей акулы, поверх которой прикрепляются металлические детали. Кроме того, рукояти нередко перевиваются цветной тесьмой темных тонов. Орнаментируются кинжалы в характерном японском стиле.

Характерными кинжалами Индонезии являются крисы (рис. 59). Клинки имеют длину 300 мм и более и отличаются волнистой формой, символизирующей мифического змея Нага. Считается, что чем извилистее клинок, тем он ценнее. У пятки клинки резко расширяются обычно больше в одну сторону. В этом месте они часто украшаются насечкой или прорезным орнаментом. Рукоятки делаются из дерева, слоновой кости, рога, серебра, золота. По форме они представляют собой по большей части стилизованное туловище человека с головой животного или птицы, а также их разнообразные вариации на эту тему.

Являясь одним из предметов материальной культуры, национальные ножи и кинжалы, как и другие вещи, естественно, были тесно связаны со всем образом жизни данного народа, сего обычаями, традициями, верованиями, зачастую непонятными или кажущимися неестественными для людей другой национальности. Проявлялось это самым различным образом — в количестве ножей или кинжалов, их месте нахождения и т.п. Так, яванец, соблюдающий традиции, носит с праздничной одеждой не только свой собственный крис, но и крис, унаследованный от отца. Жених, кроме того, носит и третий крис, который преподносится ему тестем. Первый и второй крисы носятся справа, а третий — слева. В обществе высокопоставленных, уважаемых лиц крис носится только за поясом сзади таким образом, чтобы его рукоятка находилась у правого плеча владельца. В случае ожидаемой опасности все имеющиеся крисы носятся слева. В некоторых случаях национальным ножам и кинжалам приписывается проявление неких магических сил. Существует, например, поверье, что одна из разновидностей туркменских ножей «джоухар-пчак» избавляет своего владельца от козней нечистой силы. Подобные особенности относятся и к другим национальным образцам. Но широкие обобщения здесь неприемлемы, поскольку каждая из таких особенностей должна рассматриваться прежде всего в связи с обычаями и традициями только определенного народа. Вместе с тем именно тесная связь рассматриваемых предметов с материально-духовным образом жизни каждого народа и является основной причиной относительной стабильности каждого образца, сохранения его во времени при смене целого ряда поколений.

Говоря о национальных ножах и кинжалах, мы намеренно обращаем внимание на их характерные черты и своеобразие, поскольку среди тех же народов в силу естественной миграции, торговли, обмена информацией и иных причин существовали и существуют по сей день также н другие ножи. Однако свои национальные образцы каждым народом всегда широко использовались во всех областях деятельности.

По книгам:

Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие. М.-Л., 1966.Устинов А. И. Холодное оружие и бытовые ножи. М. изд. ВНИИ МВД СССР, 1978.

загрузка...

swordmaster.org

Немного из истории русских ножей :: NoNaMe

История кузнечного дела у славян, реконструируемая по археологическим данным, уходит вглубь веков, возникая задолго до летописных времен. Чтобы не лезть в такие дебри, обратимся лучше к временам летописным и перенесемся в Древнюю Русь. Необычные национальные ножи более характерны для небольших народов, живущих в каких-либо специфических природных условиях. Таков, например, традиционный многофункциональный эскимосский нож улу, изначально изготавливавшийся из камня (обычно из сланца) или большой малайский нож паранг, необходимый для прорубания себе дороги в джунглях. Наши же славянские предки, жившие в средних широтах, предпочитали иметь под рукой многофункциональные ножи простой конструкции и средних размеров.

----------------------<cut>----------------------

Ножи новгородских мастеров

Если вспомнить основные исторические события, происходившие на рубеже X–XIII веков, не приходится удивляться, что расцвет ремесел (в том числе кузнечного дела) связан прежде всего с северными землями Руси. С освоением пашенного земледелия, пришедшего на смену огневому, или подсечному земледелию, резко возрастает значение кузнечного ремесла.Здесь уместно вспомнить, как производилась в те далекие времена ковка железа и все предшествующие этому операции. Процесс превращения бурой массы болотного железа в ножи, топоры и мечи овеян мифами и легендами от первого и до последнего шага. Найти скопление железных руд было непросто. Сначала вбивали кол в болотную зыбь и по специфическому звуку определяли свою удачу. Приставшую к колу массу пробовали на язык. Наличие кисловатого привкуса подтверждало находку. Содрав мох, снимали рудоносный слой и загружали его в заплечные корзины, чтобы перенести на сухое место. Потом массу, сочащуюся ржавой жидкостью, сушили, дробили, просеивали, обогащали и загружали в домницу с древесным углем. Так получали крицу. Кузнец многократно проковывал железо, выжимая из него шлаки и уплотняя его внутреннюю структуру. Путем насыщения кричного железа углеродом его превращали в сталь.

Изучение кованых изделий из новгородских раскопов позволяет сделать вывод о высоком технологическом уровне обработки металла. Существует гипотеза, согласно которой эти технологии были освоены новгородскими мастерами не без помощи скандинавов. Но это только гипотеза, а неоспоримым фактом остается то, что именно новгородская Русь стала крупнейшим центром обработки металла, влияние которого распространяется затем на все окрестные регионы, включая Волго-Камское междуречье.Ведущей технологической схемой обработки клинков можно считать трехслойный пакет, когда сваривались три полосы металла – две (железные) по бокам и одна (стальная) в центре. При многократной заточке на острие всегда выходит более твердая сталь. Новгородские мастера умело применяли кузнечную сварку и термообработку (то есть закалку). В подавляющем большинстве сварочные швы тонкие и свободны от шлаковых включений. Для того чтобы качественно сварить железо и сталь с различным содержанием углерода, необходимо знание температурных режимов сварки. До сих пор сварка клинка, когда сталь проковывается в пакете, считается одной из сложных технологических операций.Внешне ножи новгородских мастеров были просты и узнаваемы. Однако их форма отрабатывалась в течение длительного времени, что позволило создать практически универсальный инструмент для любых хозяйственных работ. Большинство найденных в Новгороде ножей имеют клинок длиной около 70–80 мм и шириной 18–25 мм, при этом толщина обуха составляет 3–4 мм. В поперечном сечении клинок имеет форму прямого клина (отсюда и происходит слово «клинок»). Обух клинка выдержан либо по прямой линии, либо приспущен к острию. Рукоять, как правило, изготовлена из дерева или кости, повсеместно применялось крепление рукояти внасад.

Древнерусский нож

Типичный древнерусский нож X-XI века выглядел примерно так. Длина клинков таких ножей составляла от 4 до 20 сантиметров. Рукоятка деревянная, несколько реже – костяная, очень редко – металлическая.

Древнерусский боевой нож того же периода отличался от обычного древнерусского ножа более длинным клинком, более длинной костяной рукояткой и такой заточкой клинка, которая по современной ножевой терминологии очень близка к «полуторной заточке». Такая заточка значительно увеличивает проникающую способность ножа.

Существует еще два типа боевых древнерусских ножей, заслуживающих упоминания:

Во-первых, засапожный нож (засапожник), упоминаемый в русских летописях с XII века. Это узкий и изогнутый нож, который древнерусские пешие воины и кавалеристы предположительно носили в сапоге как холодное оружие последнего шанса. Альтернативная версия заключается в том, что засапожные ножи крепились в ножнах на седле (позади сапога кавалериста).

Во-вторых, интерес представляет подсаадачный нож (подсайдашный нож), который русские воины носили под сайдаком (чехлами для лука и стрел), то есть на поясе сбоку. В исторических источниках эти ножи упоминаются с XVI века, но возможно данный термин был в ходу уже XV веке. С формой подсаадачных ножей дела обстоят неоднозначно. Наиболее убедительной выглядит версия, что так, по месту ношения, называли вообще большие боевые ножи, носимые на поясе. И, соответственно, подсаадачными ножами могли называть боевые ножи, как с изогнутыми, так и с прямыми клинками – все зависело от личных вкусов и финансовых возможностей владельца.

Косарь

Косарь, иногда называемый еще «бабий топор» – большой хозяйственный нож с широким и толстым клинком. Его делали обычно из обломка косы (отсюда и название), а когда косы упорно не хотели ломаться – из любого подвернувшегося под руку металлолома.

Косарь смело назвать русским аналогом мачете – этот огромный грубый нож успешно используется для обрубки ветвей со срубленных деревьев, расчистки покосов от поросли, рубки костей и даже для скобления пола в доме.

Охотничий «Медвежий нож Самсонова» (конец XIX века)

Автором дизайна «медвежьего ножа Самсонова» является известный охотник-медвежатник (проживал в С.-Петербурге) Андриевский Михаил Владимирович (1849-1903 гг.), егермейстер Высочайшего двора (великого князя Николая Николаевича младшего). В 1894 г. в журнале «Природа и охота» он опубликовал статью «По поводу вновь изобретенной механической рогатины», в которой подробно описал историю создания медвежьего» ножа: «Самым удобным ножом я считаю нож американской системы с небольшими, сделанными лично мною, изменениями в форме. Этот нож имеет обоюдоострый клинок, который заострен к концу. С выямками по бокам, шесть вершков длины (26,7 см), один вершок ширины (4,45 см) и восемь миллиметров толщины. Лезвие ножа отделяется от рукояти стальной перекладиной, рукоятка изготовлена из крепкопородного дерева держится но клинке широким винтом. Носится этот нож на черном поясном ремне в деревянных, обтянутых черной кожей ножнах, концы которых обделаны вороненой сталью. Размеры ножа и его баланс рассчитан так, что он удобно держится в руке и им отлично можно рубить, резать, колоть и вспарывать брюхо натиском кверху или книзу. Первый такой нож отлично изготовил мне тульский мастер Егор Самсонов, а затем такие ножи стали делать на Златоустовском казенном заводе». В дневнике за апрель 1887 г. имеется запись о ноже, послужившем Андреевскому за образец: «Всегда ношу с собой охотничий американский нож, которым можно и рубить, и колоть, им соорудили плот».

Свои ножи Егор Самсонов изготовлял из «английских каретных рессор» — такой же стали. Известно описание технологического процесса изготовления этой стали. «Рессорная сталь расскалялась в кузнечном горне где горел дубовый или березовый уголь. Воздух нагнетался ручными мехами. После этого раскаленные листы правились на наковальне. Затем из них слесарным способом изготавливались клинки, все делалось в ручную. После этого клинки подвергались ряду процессов: цементации, регенерации, затем закалке и отпуску и наконец старению. В канавку, проделанную в угле горна, выкладывались заготовки клинков. Сверху и снизу они засыпались катализатором и древесным углем. Это нагревалось до 900-925 градусов по Цельсию и выдерживалось в таком жаре в течение 4-5 часов. Такое время обусловлено расчетом, что углерод за 1 час проникает на 0.1 мм в сталь. Затем загтовки охлаждались, и снова нагревались, но уже без присутствия катализатора. Этот процесс занимал 3 часа, и производился он для равномерного распределения углерода по стали. После трех часов заготовки погружались в масло. Наполовину остывшие в масле заготовки держались на воздухе до охлаждения в 300-325 градусов (синего цвета стали), после чего их окончательно охлаждали в масле. Как только заготовка полностью охлаждалась, ее нагревали до 175-150 градусов и снова давали остыть в масле. Такой процесс длился на протяжении 12 часов. После чего заготовки вытирались насухо, и уже проходили окончательную заточку.

Паренский нож

Название его соответствует месту происхождения – камчатскому поселку Парень. По конструкции паренский нож очень схож с изделиями, распространенными в Финляндии. В настоящее время под термином «паренский нож» подразумевают выкованный вручную нож с клинком из разнородного композитного материала – говорят, что паренскими ножами можно было даже снимать стружку с лезвий обычных столовых ножей.

На сегодняшний день поселок Парень стал глухой деревней, а технология изготовления ножей считается утраченной – так что, те самые паренские ножи остались в людской памяти лишь в виде легенд. Изготавливаемые сейчас под этим названием ножи имеют мало общего с этими легендами.

Богородский нож

Название этого инструмента для резьбы пришло от поселка Богородское – центра традиционной резьбы по дереву, чьим символом является всем известная игрушка – «Кузнецы», изображающая мужика и медведя, которые по очереди колотят молотами по наковальне, стоит лишь потянуть за подвижную планку.

Богородский нож имеет прямой короткий клинок. Успешно используется как для грубой, так и для тонкой резьбы. Часто изготавливается резчиками под себя, поэтому конструкция, форма рукояти и стоимость таких ножей может сильно разнится.

Якутский нож

Без традиционного якутского ножа – быхаха, конструкция которого не менялась на протяжении многих веков, не обходится ни одна сфера хозяйственной деятельности народа саха. Его форма идеальна для долгой кропотливой работы, позволяя выполнять ее с минимальными затратами энергии. Профиль клинка асимметричен.

Заточке подвергается чуть выпуклая левая (если держать рукоятью к себе) сторона клинка, в отличие от других ножей с несимметричным профилем, у которых, как правило, заточка производится на правой стороне. Этому есть логичное объяснение: выпуклость на клинке облегчает обработку древесины, упрощается резка мяса и рыбы (в том числе мороженой), снятие шкур с животных.

Финка

В России нож, пришедший к нам из Финляндии, долгое время считался исключительно оружием криминальных элементов и даже находился под запретом до 1996 года. Однако его истинное предназначение заключается совсем в другом. Финский нож – многофункционален, он прекрасно подходит для разделки мяса, чистки рыбы, незаменим в походе и для бытовых нужд. Для финки характерен короткий прямой клинок, скос обуха типа клип-пойнт или по-русски «щучка» и всадная рукоять.

---

Конечно не все традиционные ножи, дизайн которых сформировался на территории России, являются русскими ножами. На мой взгляд, мы должны справедливости ради вынести за скобки традиционные кавказские ножи (Северный Кавказ), якутские ножи, бурятские ножи, и другие этнические типы ножей, сформировавшиеся у коренных народов, живущих на территории России. Есть как минимум одно серьезное исключение, а именно финский нож (финка), так широко распространившийся в России/СССР в первой половине XX века, что он действительно стал русским национальным ножом. Впрочем, многие русские модели финских ножей имеют существенные конструктивные отличия от традиционных финских ножей (пуукко), бытующих в Финляндии.

---

Ссылки по теме:

Боевые ножиОтечественные боевые ножиКакой нож не является оружием?

txapela.ru

Ножи древнерусские и других народов

1. Русские и другие национальные ножи древних типов Нож в самом общем понимании этого слова, т. е. просто как пластинка с заостренным краем, появился на ранней ступени развития человеческого общества и имел многоцелевое, или универсальное назначение. Древние орудия, писал Ф. Энгельс, «представляют собой орудия охоты и рыболовства: первые являются одновременно и оружием». Наиболее ранние ножи изготовлялись из камня, кости. Затем на смену этим материалам пришел металл.Эпоха бронзы,железный век и последующие этапы развития человечества позволили создать более надежные и более совершенные орудия, необходимые человеку в быту, труде и военном деле. Однако проследить специфику этих предметов, отделить орудие труда от орудия войны того времени очень трудно. Характерно, что даже археологи, занимающиеся изучением истории материальной культуры, не спешат произвести разделение находимых ими ножей на орудия и оружие. Вместе с тем именно ножи, особенно для сравнительно позднего с точки зрения археологии времени, т.е. для Х-ХШ вв., являются одной из наиболее часто встречающихся археологических находок. При раскопках одного только древнего Новгорода найдено около 8000 клинков ножей.Судя по имеющимся находкам, ножи того времени мало чем отличались по форме от современных кухонных. Изготавливались они в основном двух видов — клинок с изгибающимся к острию лезвием и прямым обухом или клинок с таким же лезвием и изгибающимся к острию обухом. Рукоятки ножей были деревянные или костяные, реже металлические. Длина клинков 4 - 20 см (рис. 1). Характерным отличием этих ножей являлось то, что обух у них всегда был толще, чем остальная часть клинка. В поперечном сечении клинки этих ножей имели клинообразную форму. Угол клинка, а следовательно, заточки лезвия составляли 15—25°.

Рис.1 Нож древнерусский

Интересно отметить, что древнерусские кузнецы, изготовляя ножи, применяли пять технологических приемов: 1. Сварка клинка из трех полос таким образом, что в середине оказывалась полоса более твердого металла, а по краям — полосы более мягкого металла.2: Наварка на металлическую полосу стального лезвия.3. Комбинированная сварка с изготовлением узорчатого обуха. 4. Цементация железного клинка ножа. 5. Изготовление цельностальных ножей.Из археологических источников известно, что ножи, обнаруживаемые в курганах и могильниках, встречаются с мужскими и женскими останками. Отсюда следует, что они были необходимой принадлежностью в равной степени мужчин и женщин и не разделялись по назначению на бытовые и военные. Вместе с тем многие исторические документы позволяют сделать вывод о том, что среди ножей были и такие, которые предназначались именно для военных целей. Один из древнейших исторических документов «Слово о полку Игореве», относящийся к XII веку, содержит прямое указание на применение определенной группы ножей в боевых действиях: «...а ведь они без щитов с ножами засапожными, кликом полки побеждают, звеня прадедовой славой». Подобных указаний на применение ножей в качестве оружия можно привести довольно много. Однако стремясь не загружать текст работы многочисленными литературно-историческими отступлениями, ограничимся здесь только следующими свидетельствами. Один из старейших русских исследователей истории материальной культуры П. Саваитов писал: «В битвах, при схватках с неприятелем пускались в ход ножи». В этой работе автор приводит название ножей засапожных. Это название относилось к ножам особой формы, носившимся за голенищами сапог, онучами и т. п.Внешнее отличие таких ножей сводилось в основном к несколько изогнутому клинку с долами, утолщенному обуху и удлиненной рукоятке. Так, если у обычных ножей отношение ширины клинка к толщине обуха колебалось в 4–6 кратном размере, то у ножей этой группы оно было уменьшено до 2,0—2,5 крат. Рукоятка, как и у остальных типов ножей, была цельной, насаживающейся на хвостовик клинка, или наборной, состоящей из ряда чередующихся пластин, насаженных на хвостовик, или из широкого хвостовика с прикрепленными к нему по бокам двумя щечками.Если обратить внимание на порядок перечисления типов ножей в работе Саваитова, то следует отметить, что засапожному ножу отводится не первое, а только третье место, после ножей поясных (запоясных) и подсаадачных (подсаадашных). Характеризуя поясные ножи, автор пишет, что они имели короткий клинок с двумя лезвиями. Такие ножи достаточно хорошо известны по археологическим находкам в Москве, Новгороде и других местах. Клинки этих ножей длиной до 9-15 см при ширине у пятки 2 0—2,5 см. Рукоятка такой же конструкции, как и у остальных типов. Обычно такой нож носился в ножнах у пояса, откуда и произошло его название. Если принять во внимание количество археологических находок ножей этого типа и сопоставить его с порядком перечисления ножей в названной работе, то можно придти к выводу, что по частоте встречаемости поясные ножи, по-видимому, были наиболее распространены.Нож подсаадашный получил свое название от комплекта вооружения, называвшегося саадаком, состоявшего из лука с налучьем и стрел, носившихся в колчане. Боевое назначение этого ножа вытекает из самой принадлежности его к комплекту вооружения: он находился в специальном гнезде, имевшемся в колчане. Конструкция этого типа ножа отличалась от остальных тем, что его однолезвийный клинок был более длинным - около 40 см - и широким, а конец клинка изгибался несколько вверх. Такая форма клинка наиболее эффективно обеспечивала пробивание кольчуги.Четвертый тип ножа — нож полевой — имел однолезвийный клинок длиной 20-25 см с плавным переходом лезвия в острие. В поперечном сечении клинок имел клинообразную форму. Рукоятка ножа плоская, сужающаяся в сторону клинка, и заканчивалась металлической шляпкой. Если три рассмотренные выше типа ножей использовались в равной степени в качестве боевого и охотничьего оружия, то четвертый тип ножа имел преимущественно охотничье назначение.Ряд авторов высказывает отрицательное мнение о боевом назначении рассматриваемых ножей. А. Н. Кирпичников поддерживает мнение А. В. Арциховского, который, ссылаясь на документы, утверждает, что летопись свидетельствует о применении ножей только в «показание неслыханной ожесточенности боя», что, по летописи, употребление ножей, как правило, связано не с борьбой организованных масс людей, а с единоборством богатырей, убийством или увечением поверженного и безоружного человека.По нашему мнению, приведенные аргументы свидетельствуют не cтолько против, сколько за боевое применение ножей. Нож ни в то время, ни в последующее не являлся основным предметом вооружения, используемым в сражениях массового характера. Основным оружием профессионального воина — дружинника древней Руси — были меч и стрелы. Массовым же оружием, которым вооружался для боя рядовой воин-смерд, были копье и топор. Однако это вовсе не означает, что нож вообще не включался в число предметов вооружения. Даже в более поздние времена при появлении оружия значительно большей мощности нож в той или иной его модификации продолжал оставаться средством нападения и активной защиты в тех случаях, когда остальные виды оружия оказывались недостаточно эффективными: при единоборстве, схватках в тесных помещениях, внезапных и бесшумных нападениях и т. п. В период Великой Отечественной войны нож также никогда не упоминался в официальных сообщениях о средствах вооружения, техники, трофеях, хотя в известных модификациях он состоял на вооружении всех армий. Точно так же, по-видимому, обстояло дело и в прежние времена. Переписная книга 1638 г., составленная с единственной целью — выяснить, сколько людей и с каким оружием может явиться для защиты Москвы в случае нападения неприятеля, свидетельствует о том, что хозяева 75 дворов «не сказали у себя никакого оружия». Это тем более интересно, что все 75 дворов принадлежали кузнецам, т. е. людям, непосредственно связанным с изготовлением металлических изделий.Исходя из частоты встречаемости ножей как археологических находок, трудно предположить, чтобы ни у кого из этих дворохозяев или их родственников в момент переписи не оказалось ни одного поясного, засапожного или иного ножа. Остается предположить, что наличие такого ножа было явлением настолько обыденным, что на него просто не обращали внимания. В той же работе автор специально обращает внимание читателя на то, что ножи «носили всегда при себе, обычно на поясе в кожаных ножнах, и употребляли для разных надобностей, в том числе и для разрезания пищи».Аналогичное отношение к ножу имело место и у других народов. Нож многоцелевого назначения носили чаще всего на поясе и употребляли по мере необходимости в процессе всей деятельности.

В силу географических, климатических условий и национальных традиций у каждого народа с течением времени выработался свой тип ножа, отличающийся от ножей других народов. Такие ножи в соответствии с национальными традициями получили название национальных. К ним относятся ножи абхазские (рис. 2), азербайджанские (рис. 3), бурятские (рис. 4), карякские (рис. 5), лапландские (рис. 6), нанайские (рис. 7), ненецкие (рис. 8), таджикские (рис. 9), туркменские (рис. 10), узбекские (рис. 11), финские (рис. 12), якутские (рис. 13), японские (рис. 14) и др.

Различие между такими ножами заключается не только в их форме, соотношении элементов конструкции и размерах, но также и в материале, из которого изготавливаются одноименные детали, в способах и характере украшения, ношения и т.п. Если, например, у якутских или финских ножей рукоятки обычно деревянные, то у ненецких они, также как и ножны, бывают костяными; лапландские ножи обычно украшаются изображением северных ландшафтов, японские — изображением горы Фудзи или обезьяны, которая считается священным животным. Кроме того, поскольку в Японии исстари развит акулий промысел, рукоятки ножей и ножны нередко обтягиваются кожей акулы. В то же время именно этот материал, естественно, не характерен для национальных ножей контитентальных народов.

Национальные ножи в пределах одного и того же типа не являются совершенно одинаковыми. Они отличаются и по времени, и по месту изготовления. Например, среди узбекских национальных ножей можно различить ножи старого и современного изготовления, прямые, что наиболее типично, и изогнутые. Некоторые различия в конструкции наблюдаются также и у ножей, изготовленных в одно время, но в разных географических пунктах, расположенных на территории Узбекистана (Чует, Кара-Сув и т. п.). Особенности места изготовления могут проявляться не только в формах клинков, но также и в некоторых других деталях. Среди одних и тех же таджикских ножей душанбинские ножи, например, отличаются тем, что рукоятка расширяется в верхней части и несколько изогнута в сторону лезвия. Кроме того, на нее наносятся украшения в виде правильно чередующихся колец и глазков. У уратюбинских же ножей чередование аналогичных колец и глазков менее правильное.

Национальные ножи, являясь одним из предметов материальной культуры народа, существовали и развивались, естественно, с развитием других предметов материальной культуры того же народа, в частности одежды. А поскольку и ножи, и одежда постоянно находились у человека «при себе», то ножи нередко причисляют к принадлежностям национального костюма. По нашему мнению, наличие подобных ножей правильнее было бы связывать не с одеждой людей, а в целом с УЛОВИЯМИ их существования. Этим, по-видимому, можно объяснить и то, что внешние особенности национальных ножей в некоторых случаях получали распространение у людей другой национальности, проживающих в сходных климатических условиях, на практически достигаемом расстоянии и ведущих примерно такой же образ жизни (ножи бурят и монголов, финнов, карелов и эстонцев, чукчей и каряков, ненцев и ханты-мансийцев). В некоторых случаях по определенным историческим причинам один и тот же тип ножа распространялся среди многих народов. Так, нож общей длиной более 400 мм (рис. 15) изготавливался во многих странах Южной Америки.

Разделение труда требовало и специализации его орудий. Поэтому, наряду с рассмотренной группой ножей, возникла другая группа — ножи, используемые только для определенных целей, прежде всего хозяйственно-бытового назначения. Например, промысел морского зверя у народов, населявших прибрежную территорию, потребовал специального инструмента для разделки добытых туш. Этим требованиям отвечали большие массивные ножи длиной 400—500 мм, которые стали применять чукчи и каряки( рис. 16). У тех же народов женщины при рукоделии пользовались ножами общей длиной примерно 100 мм (рис. 17). Специфические ножи появились в домашнем хозяйстве. К ним можно отнести так называемые женские ножи, употреблявшиеся нанайцами (рис. 18), нивхами (рис. 19) чукчами, каряками (рис. 20). К той же группе национальных хозяйственно-бытовых ножей могут быть отнесены узбекские ножи (длиной около 400 мм) для разрубания мяса (рис. 21), осетинские ножи (около 300 мм), изготовленные целиком из рога и служившие для перебивания утка при ткачестве, а также для разглаживания швов при шитье одежды (рис. 22), афганские ножи для разрезания мяса (рис. 23) и т. п.

Другая группа национальных ножей приобрела более выраженный характер предметов вооружения, которые применялись в основном при боевых действиях. Характерно, что ножи этой группы, широко использовавшиеся еще в прошлом веке, а в ряде случаев и сейчас, имеют ярко выраженные национальные особенности. Например, те же афганские ножи отличаются массивным, достаточно длинным (около 200—300 мм), почти с прямым обухом, несколько расширяющимся к пятке клинком при толщине 5—6 мм (рис. 24). В целом они характеризуются типич¬ной среднеазиатской формой. Ножны деревянные, оклеены кожей, с металлическим прибором, состоящим из устья с портупейным кольцом и наконечника. Клинки среднеазиатских ножей подобного типа обычно с прямым утолщенным обухом, постепенно сужающимся к острию. Рукоятка в ножны не убирается, в поперечном сечении круглая или овальная, по форме напоминает рукоятку среднеазиатской шашки, часто утолщенная к концу или изогнутая в сторону лезвия. Такие же ножи хивинские (рис. 25), бухарские (рис. 26, 27), персидские, или иранские (рис. 28, 29), и др. Ножны их обычно оклеиваются кожей. В некоторых случаях они сплошь оковываются золотом, серебром, украшаются драгоценными камнями и орнаментом, характерным для той местности, где они изготовлены. Турецкие ятаганные ножи имеют клинок длиной около 300 мм при толщине около 3 мм с прямым обухом. Костяная рукоятка расширяется и раздваивается в верхней части наподобие рукояти ятагана (рис. 30), откуда и произошло их название. Арабские ножи имеют прямой (рис. 31) или изогнутый (рис. 32) клинок длиной около 400 мм при толщине 5—6 мм. Резная рукоятка не убирается в ножны, а вся находится снаружи. Ножны деревянные, оклеены кожей или тканью, имеют металлический прибор, состоящий из нескольких колец, устья и наконечника.

Аналогичные ножи народов Юго-Восточной Азии также отличаются своеобразием форм. На рис. 33, 34 представлены малайские ножи с длиной клинков 300—400 мм при толщине 5—7 мм. На рис. 35 показан боевой нож гурков — одной из народностей Непала. Его клинок имеет длину 400 мм и более при толщине у обуха до 10 мм. Рукоятка обычно из твердых пород дерева или роговая. Нож носит название «кукри», что в переводе означает большой кривой нож. Своеобразием форм и украшений характеризуются также индийские (рис. 36—38), испанские (рис. 39, 40) и другие ножи. Национальные ножи некоторых народов в соответствии с их традициями имеют узко специфическое назначение.

Известен, например, японский нож, служащий для совершения церемонии самоубийства (рис. 41). В целом он соответствует обычной традиционной форме японских национальных ножей, его отличает тщательность изготовления. Рукоятка и ножны из лакированного вишнево¬го дерева. Общая длина ножа около 300 мм. На рукоятке иероглифами изображено кредо самураев: «Смерть с честью».

Наряду с ножами в качестве оружия использовались также кинжалы. На Кавказе издавна существовали кинжалы двух типов: с прямым (рис. 42) и изогнутым клинком (рис. 43) длиной 400—600 мм. Наибольшее распространение получили кинжалы кама с прямым клинком. Их лезвия расположены параллельно, к концу клинка сближаются. На клинках обычно имеются ребра жесткости и долы. Рукоятки кинжалов небольшие по размеру, узкие, с резкими расширениями в обе стороны. Изготавливаются они из кости или рога, иногда оковываются металлом. Ножны деревянные, обтянутые кожей или окованные металлом.

Кинжал бебут по сравнению с кинжалом кама имеет несколько изогнутый конец клинка. Кинжалы народов Кавказа отличаются некоторыми особенностями конструкции, орнаментом и способом его выполнения. Так, у грузинских кинжалов (рис. 44) относительно короткий и широкий клинок, небольшая головка рукоятки. Кроме того, на рукоятке часто находятся загвоздки с полусферическими шляпками и прокладками под ними. Края прокладок вырезаются в форме лепестков цветка. На пятке клинка часто делаются фигурные прорези. Хевсурские кинжалы обычно имеют общекавказскую или приближенную к грузинской форму. Детали прибора рукояток и ножен изготавливаются из латуни, украшаются простым орнаментом, выполненным медной насечкой. Армянские кинжалы отличаются от общекавказских удлиненной головкой рукояти, по форме напоминающей восточную арку. Прокладки под шляпки загвоздок имеют ромбовидную форму. Азербайджанские кинжалы отличают в основном по орнаменту. Дагестанские кинжалы ценятся за мастерство их художественного исполнения. Клинки их часто изготавливаются по типу лезгинских, т. е. со смещением долов в противоположные стороны от средней линии клинка. Рукоятка, металличекий прибор ножен или сплошная металлическая оковка украшаются мелким стилизованным растительно-цветочным орнаментом.

В Турции получили распространение кинжалы также двух типов: прямые (рис. 45) и изогнутые (рис. 46). У прямых кинжалов с длиной клинков 300—400 мм рукоятка сравнительно толстая, обычно костяная, иногда окованная металлическими накладками из меди, серебра. Ножны, как правило, сплошь окованы металлом с гравированным или чеканным орнаментом. Клинок также может быть орнаментирован. Клинки изогнутых кинжалов имеют длину 200 мм и более. Они редко орнаментируются, но если украшаются, то обычно золотой или серебряной насечкой. Рукоятка тонкая с резкими плоскими расширениями у ее обоих концов. Рукоятки и ножны изготавливаются из дерева и часто сплошь покрываются металлом (медь, серебро), на который способом чеканки или гравировки наносится орнамент. Кроме того, кинжалыиногда украшаются драгоценными и полудрагоценными цветными камнями.

Иранские кинжалы (рис. 47) по конструкции сходны с турецкими изогнутыми, но клинок имеет более резкий изгиб и более выраженное расширение у пятки. Кроме того, клинки у острия часто делают утолщенными для усиления боевых качеств. По своим размерам они несколько меньше турецких, однако рукоятки (костяные или роговые) несколько толще. Ножны деревянные, оклеенные кожей или покрытые металлом. Металлический прибор обычно отсутствует. Даже портупейное колечко делается не всегда. Иногда ножны сплошь оковываются металлом и украшаются растительно-цветочным орнаментом с расписной или перегородчатой цветной эмалью.

Длина сирийских кинжалов (рис. 48) по сравнению с турецкими и иранскими несколько меньше, клинок изогнут незначительно. Зато ножны отличаются резким изгибом у конца, доходящим до 180° и более. Если у турецких и иранских кинжалов вершина рукоятки почти плоская, то у сирийских она имеет иную форму. Сама рукоятка обычно толще рукояток турецких кривых кинжалов, но тоньше иранских.

Шотландские кинжалы (рис. 50) общей длиной около 500 мм имели клиновидный клинок и черную плетенную рукоятку. Ножны с двумя дополнительными гнездами, в которых помещались нож и вилка, прикреплялись к кожаному поясу. Весь этот комплект украшался серебром и янтарем.

Для большинства народов африканского континента кинжал не являлся характерным оружием, для этой цели горазде чаще использовалось копье. Тем не менее кинжалы известны и в этой части света. Наиболее типичная форма клинка для районов центральной Африки — листовидная РИС. 51, для районов Северной Африки — менее симметричная (рис. 52). Размеры таких кинжалов, по-видимому, колеблются в значительных пределах. По имеющимся в нашем распоряжении материалам, длина их клинков 200—250 мм.

Среди арабских племен был известен другой тип кинжала длиной около 500 мм с изогнутым клинком и вычурной рукояткой (рис. 53). Он служил знаком высокого положения, занимаемого его владельцем, и являлся оружием шейхов, вождей.

В Индии существовали кинжалы различной формы: с прямыми и кривыми клинками длиной примерно 170—300 мм при толщине 3— 5 мм. Характерным представителем кинжалов с прямыми клинками является кутар — оружие для левой руки (рис. 54), для кинжалов с кривыми клинками наиболее типичны кинжалы с двойным изгибом (рис. 55, 56). Клинки у кутаров прямые и широкие, иногда клиновидные узкие. Рукоятка расположена перпендикулярно к продольной оси клинка. По концам рукоятки параллельно клинку расположены две металлические пластины, способствующие правильному положению кинжала в руке и одновременно предохраняющие руку от ударов противника сверху и снизу. У некоторых кутаров, в основном их маратской разновидности, имеется дополнительная широкая пластина, защищающая тыльную часть кисти руки. Характерно, что рукоятки и клинки индийских кинжалов изготовляются из одного и того же материала — стали и булата. Рукоятка может быть также деревянная или из различных сортов нефрита. По нефриту обычно режется крупный цветочный орнамент, дополнительно украшаемый вставками и накладками из драгоценных металлов и камней. Острие может иметь утолщение. Ножны обычно деревянные, оклеенные кожей или тканью, устье с портупейным колечком и наконечник — металлические. Иногда ножны сплошь покрываются драгоценным металлом, украшаются растительно-цветочным орнаментом и драгоценными камнями.

Своеобразной формой отличаются кинжалы афридиев — одного из небольших афганских племен, живущего на северо-западной границе Индии. Клинки их кинжалов имеют листовидную изогнутую форму с резко выраженными ребрами жесткости, расположенными по средней линии. По сторонам ребер жесткости расположены широкие пологие долы. У пятки клинок резко сужается. Рукоятка кинжала костяная, в верхней части украшается головой льва (рис. 57).

Японские кинжалы (рис. 58) имеют прямые клинки длиной 250 мм и более с ребром жесткости в средней части. Между клинком и рукояткой находится защитная пластина — «цуба». Рукоятка обычно деревянная, закрепляется на клинке с помощью небольшой деревянной шпильки. Ножны также деревянные. Рукоятка и ножны покрываются разноцветным многослойным лаком, инкрустируются костяными или перламутровыми вставками, иногда обтягиваются кожей акулы, поверх которой прикрепляются металлические детали. Кроме того, рукояти нередко перевиваются цветной тесьмой темных тонов. Орнаментируются кинжалы в характерном японском стиле.

Характерными кинжалами Индонезии являются крисы (рис. 59). Клинки имеют длину 300 мм и более и отличаются волнистой формой, символизирующей мифического змея Нага. Считается, что чем извилистее клинок, тем он ценнее. У пятки клинки резко расширяются обычно больше в одну сторону. В этом месте они часто украшаются насечкой или прорезным орнаментом. Рукоятки делаются из дерева, слоновой кости, рога, серебра, золота. По форме они представляют собой по большей части стилизованное туловище человека с головой животного или птицы, а также их разнообразные вариации на эту тему.

Являясь одним из предметов материальной культуры, национальные ножи и кинжалы, как и другие вещи, естественно, были тесно связаны со всем образом жизни данного народа, сего обычаями, традициями, верованиями, зачастую непонятными или кажущимися неестественными для людей другой национальности. Проявлялось это самым различным образом — в количестве ножей или кинжалов, их месте нахождения и т.п. Так, яванец, соблюдающий традиции, носит с праздничной одеждой не только свой собственный крис, но и крис, унаследованный от отца. Жених, кроме того, носит и третий крис, который преподносится ему тестем. Первый и второй крисы носятся справа, а третий — слева. В обществе высокопоставленных, уважаемых лиц крис носится только за поясом сзади таким образом, чтобы его рукоятка находилась у правого плеча владельца. В случае ожидаемой опасности все имеющиеся крисы носятся слева. В некоторых случаях национальным ножам и кинжалам приписывается проявление неких магических сил. Существует, например, поверье, что одна из разновидностей туркменских ножей «джоухар-пчак» избавляет своего владельца от козней нечистой силы. Подобные особенности относятся и к другим национальным образцам. Но широкие обобщения здесь неприемлемы, поскольку каждая из таких особенностей должна рассматриваться прежде всего в связи с обычаями и традициями только определенного народа. Вместе с тем именно тесная связь рассматриваемых предметов с материально-духовным образом жизни каждого народа и является основной причиной относительной стабильности каждого образца, сохранения его во времени при смене целого ряда поколений.

Говоря о национальных ножах и кинжалах, мы намеренно обращаем внимание на их характерные черты и своеобразие, поскольку среди тех же народов в силу естественной миграции, торговли, обмена информацией и иных причин существовали и существуют по сей день также н другие ножи. Однако свои национальные образцы каждым народом всегда широко использовались во всех областях деятельности. http://swordmaster.org/2007/08/06/nozhi_drevneruskie_i_drugikh_vostochnykh_narodov.html

donbassrus.livejournal.com

Ножи Древней Руси. Часть первая.

Форма древнерусского ножа

Фото 1

Форма клинка определялась двумя факторами. Первый, это конечно же функция ножа, его назначение. Второй немаловажный фактор, зачастую не принимаемый во внимание, это технология изготовления. Во времена, когда железа было мало, сталь являлась редкостью а приготовление угля отнимало много сил и времени – все было направлено на то, чтобы оптимизировать технологию и свести затраты труда и материалов к минимуму. Северные кузнецы, уж на что мастера, но все равно не составили исключение. В своих стремлениях к изощрению кузнечных технологий знали предел. Поэтому форма клинка часто оказывалась следствием какой-то определенной последовательности кузнечных операций, которая представлялась на тот момент наиболее рациональной.

В принципе, по силуэту основная масса древнерусских ножей напоминает современные. Спинка могла быть прямой, могла загибаться вверх или опускаться вниз, точно так же как и сейчас, в зависимости от назначения и личных предпочтений. Основное отличие древнерусских ножей – это ярко выраженная клиноообразность во всех направлениях: по длине и толщине (Фото 01)

Почему древние ножи так отличались от современных? Сейчас, в большинстве случаев, говоря о кованном ноже, подразумевается расплющенная под пневмомолотом пластина, из которой затем вытачивается с помощью абразивных кругов или фрез конечная форма клинка. В древности такой технологии не существовало (на абразивном круге из песчанника с ручным или ножным приводом особо много металла не сточишь). Но самое главное, мастера стремились, чтобы не пропала зря ни одна крупинка драгоценного железа. Нам трудно это понять, потому что нас окружают горы металлолома. Для древнего кузнеца современный подход к изготовлению ножа равносилен тому, как если бы из бревна делали скалку, а все “остальное” пускали на щепки. Поэтому в древности ножи действительно ковали. Заготовку ножа тянули молотком до самого кончика, придавая ей нужную форму и сечение, так что в конце-концов оставалось лишь слегка ее поправить на мокром точиле (Фото 2). (Справедливости ради нужно заметить, что так поступать с современными легированными сталями достаточно проблематично. Они жесткие и гораздо хуже деформируются при ковке. Кроме того, у современных легированных сталей гораздо более узкий интервал температур нагрева для ковки, чем у той стали, с которой имели дело древние кузнецы. Чуть ее перегрел и “до свидания, пропала железка!”)

Фото 2. Последовательность ковки

Такая клинообразная форма клинка некоторым образом компенсировала мягкость материала, из которого изготавливался нож. А часто это было обычное железо. Клин в сечении клинка соответствовал углу заточки и составлял 15-25 градусов. Таким образом режущая кромка поддерживалась всем сечением клинка, вплоть до обуха. Подавляющее большинство найденных археологами славянских ножей X-XII веков по современным представлениям очень маленькие. Длина их клинков не превышает 10 см, ширина около 2 см, но массивный обух в самом широком месте доходит до 6 мм. (Средний же размер клинка этих ножей лежит в пределах 7-8 см). Такой нож при заточке клался на камень всей боковой плоскостью клинка. Поэтому одновременно с заточкой постоянно осуществлялась и шлифовка боковых граней клинка и, следовательно, его очистка от следов коррозии. Неплохой вариант содержания ножа всегда в отличном состоянии при отсутствии нержавеющих сталей! (Кстати, при таком способе заточки ножа, сечение клинка постепенно приобретало форму выпуклого клина и угол заточки постепенно увеличивался. Происходило это потому, что затачивая свой нож хозяин старался все же сильнее прижимать к камню лезвие).

Фото 3

Рассмотрим ножи с точки зрения их функционального назначения. Б.А. Колчин, на основе доступного ему археологического материала, разделил все древнерусские ножи на восемь типов, в зависимости от их назначения.

Первый тип – это хозяйственные “кухонные” ножи. Рукояти, деревянные и костяные, сугубо функциональные и потому без особых украшений. Характерный признак этих ножей (по Колчину) – ось рукояти параллельна прямому обуху клинка. Мое мнение заключается в том, что этот признак для кухонных ножей второстепенен. Функциональное назначение определяется линией лезвия, а наклон обуха в данном случае вторичен -- чем прямее лезвие, тем больше он уходит вниз (Фото 03).

Фото 4

Второй тип – это хозяйственные “столовые” ножи. Отличаются от первых тем, что были более крупными и длинными, а рукоять у них украшалась различным орнаментом (Фото 4).

Трудно сейчас сказать, насколько это разные по назначению ножи. И теоретическая “кухонно-столовая” направленность применения этих ножей мне кажется в этом случае не совсем уместна. На мой взгляд это один тип – универсальный нож, так называемый “хозбыт” по милицейской классификации, в народе называемый просто “рабочим”. А размеры таких ножей зависели от желания заказчика. Впрочем, такой нож можно было весьма успешно использовать и на охоте, а при необходимости, как холодное оружие. Упоры (перекрестье) на древнерусских ножах не встречаются. Кстати, на финках их тоже нет, но это обстоятельство не мешало финнам свои маленькие ножички успешно применять в качестве боевого оружия. Линия наклона обуха на клинке этих ножей могла быть разной и это так же говорит в пользу того, что эти ножи были универсальными. И еще. Столовый украшенный нож, мне кажется, мало вяжется с образом жизни в древней Руси. Скорее всего такой нож являлся охотничьим.

Фото 5

Фото 6

Фото 7

Третий тип по классификации Б.А. Колчина – это рабочие “столярные” ножи. Для них характерно изогнутое вниз лезвие, напоминающее ятаган (Фото 5). Колчин пишет, что они напоминают современные садовые ножи, но мне такая параллель кажется надуманной (Фото 6). Садовые ножи все же предназначены в основном для обрезки древесных побегов поперечным резом, а не для строгания вдоль волокон древесины. А задача “столярного” ножа и заключалась в строгании, ведь для резки существовала пила по дереву, широко представленная в археологических находках. Вполне возможно, что это просто еще одна разновидность хозяйственного ножа такой формы, для которой характерно прямое лезвие и изогнутый вниз обух А явно выраженная “серповидность” режущей кромки объясняется в данном случае просто сработанностью лезвия. Я показывал ятагановидный нож мастерам, работающим с деревом. Они считают, что им строгать дерево крайне неудобно. Для строгания гораздо больше подходит так называемый “косяк” – нож, у которого лезвие направлено под сорок пять градусов к рукояти и имеет одностороннюю заточку (Фото 7). (Чтобы лично убедиться в функциональной пригодности ножей с прямым лезвием и ятаганобразным я изготовил несколько разных образцов . Строгать дерево изогнутым вниз клинком оказалось действительно крайне неудобно. С другой стороны, “чистить” картошку ножом с прямым лезвием оказалось очень легко (Фото 8). Конечно в те времена на Руси картошки не было, но репа например была излюбленной добавкой к каше – основной пище славян. Наверное овощи в те времена “чистили” так же, как и сейчас. Поэтому я считаю, что первичный признак сугубо кухонных ножей это прямое лезвие и, как следствие этого, опущенная к острию линия обуха. Сработанность лезвия с уходящим вниз обухом создает иллюзию серпообразности, что на мой взгляд и ввело в заблуждение Б.А. Колчина в его классификации. Косвенным подтверждением может быть форма клинка японского кухонного ножа (Фото 9). Линия лезвия у него стремится к выпрямлению и при определенного количестве перезаточек он примет серповидную форму.

Фото 8

Фото 9

Четвертый тип в данной классификации, это рабочие “косторезные” ножи. Про них Колчин упоминает, но рисунков, к сожалению в своих работах не приводит. Я, честно говоря, затрудняюсь представить, какие конкретно образцы из найденного археологического материала ученый отнес к этой группе.

Фото 10

Фото 11

Следующий, пятый тип, это рабочие “сапожные” ножи. Они имели массивный широкий и короткий клинок с плавно закругленным концом (Фото 10). В этом случае о назначении спорить не приходится. Эти ножи были найдены в сапожных мастерских.

Существует еще группа ножей для работ с кожей. Они отличаются от вышеупомянутых “сапожных” ножей формой своего заостренного кончика. Это, так называемые, “усьморезные” ножи. Они предназначались для раскроя кожаных изделий. Эти ножи делались цельнометаллическими и на окончании рукояти присутствовал упор для большого пальца (Фото 11). (Упор этот был в виде расклепанного “пятака”, отогнутого в сторону лезвия под прямым углом к рукояти). Надавливая на нож вертикально, сверху – вниз, можно было вырезать из куска лежащей на доске кожи любую фигуру.

Фото 12

Шестой тип -- это по Б.А Колчину “хирургические” ножи. Это заключение было сделано ученым на основе того, что один из найденных ножей был изготовлен целиком из металла, то есть металлическая ручка была выкована вместе с клинком. (Но в отличие от сапожного цельнометаллического “усьморезного” ножа, “хирургические” крупнее и не имеют упора на рукояти). Очень похоже на скальпель. Как утверждает Колчин – этот нож предназначался для ампутаций(Фото 12).

Седьмой тип -- это “малые рабочие” ножи. Они применялись, как специальные инструменты при различных ремесленных работах. Длина их лезвия составляла 30-40 мм. Но это могли наверное быть и детские ножички или просто небольшие резцы.

Восьмой тип – то что ни с чем не спутаешь, “боевые ножи”. Об этом говорит и форма клинка, и тот факт, что они являются частой находкой в курганах дружинников. У этих ножей длинный клинок с массивным обухом. Рукоять, как правило, тоже массивная, с удлиненным черенком. Конец клинка боевого ножа на 20-40 мм имел обоюдоострую заточку, что облегчало нанесение им колющих ударов. Боевые ножи часто носили за голенищем сапога, поэтому их так и называли, “засапожники”. В “Слове о полку Игореве” (XII век) именно “засапожники” – символ доблести славян.

Фото 13

“Тии бо бес щитов, съ засапожникыКликом плъкы побеждаютъ,Звонячи въ прадеднюю славу”.

“Те ведь (славяне) без щитов, с засапожными ножами кликом полки побеждают, звоня в прадедовскую славу” (перевод Д.С. Лихачева).

Фото 14

Особую группу представляют из себя ножи, которые Колчин называет “складными”. Это наверное не совсем правильное определение. Клинки у них не убирались, они заменялись один на другой “легким движением руки”, потому что эта деталь в ноже являлась двухсторонней. В этом двустороннем клинке по середине находилось отверстие, в которое пропускался поперечный штифт, на котором закреплялась костяная рукоять – футляр. В самой рукояти был продольный пропил, куда скрывалось одно из лезвий (Фото 14).

По обе стороны от отверстия для штифта в клинке имелись вырезы для фиксации ножа в одном из рабочих положений. В этот вырез входил второй поперечный штифт, закрепленный в рукояти, таким образом препятствуя дальнейшему провороту двухстороннего клинка. Клинок поворачивался относительно рукояти на 180 градусов и снаружи появилось одно из двух рабочих лезвий, в зависимости от желания хозяина. Одна половинка двухстороннего клинка имела прямой обух с округлым подъемом лезвия к острию, что вероятно было необходимо для работ с кожей или, возможно, для снятия шкуры и ее мездрения. Вторая часть двухстороннего клинка была с опускающимся вниз обухом и менее закругленным лезвием. Этим клинком наверное было удобнее что-то резать. И кончик с этой стороны острее – удобнее прокалывать. Вот такой древнерусский нож “швейцарского офицера”!

Так классифицировал древнерусские ножи Колчин. Региональных различий в форме ножей он не отметил и это было сделано наверное для того, чтобы подчеркнуть культурную однородность Древней Руси, как требовала идеология СССР в те годы. Впрочем, подозреваю, резких отличий не было не только на территории Древней Руси, но и всюду в Европе, где только люди пользовались ножами

Фото 15

А вот в отношении различий во времени Колчин сделал некоторые интересные наблюдения, хотя они относятся исключительно к новгородским находкам. Оказывается, у самого раннего типа новгородского ножа (X-XI в в) лезвие узкое, и не очень длинное (Фото 15). Ширина клинка не превышала 14 мм. Ножи имели ярко выраженное клиновидное сечение за счет довольно толстого обуха. Отношение ширины клинка к толщине обуха составляло пропорцию 3:1. Форма обуха у этих ножей была прямой, либо на конце лезвия немного закруглялась вниз. Длина клинка у большинства ножей не превышала 70-80 мм. Иногда встречались малые ножи с клинком длиной около 40 мм или и наоборот большие, с клинком доходящим до 120мм. Такая форма ножа, по утверждению Колчина, характерна и является единственной для Х-ХI и начала ХII веков. В начале XII века с новгородским ножом начинают происходить резкие метаморфозы. Он становится гораздо шире и значительно тоньше и это при том, что длина клинка увеличилась в сравнении с предыдущим периодом времени. Ширина клинка этих ножей составляет теперь 18-20 мм. Обух у ножа, как правило прямой. В XIII веке клинок новгородского ножа становится еще более тонким, широким и длинным.

По мнению Б А Колчина эволюция древнерусского ножа (на примере новгодских находок) происходила в таком направлении. От древних ножей с небольшим узким клинком, но очень массивным обухом к более крупным и широким клинкам с уменьшающейся шириной обуха. И хотя такая временная зависимость выстраивается в стройную систему, все же я осмелюсь оспорить выводы метра по этому поводу. Но сделать это я попробую немного позже, когда мы познакомимся с древнерусскими кузнечными технологиями. Тогда у меня, как у кузнеца, появится на это право.

В отличие от Новгорода, южная Русь не демонстрировала такой ярко выраженной эволюции формы клинка. Ножи тут выглядели более или менее одинаково на протяжении многих столетий. Разве что древнейшие образцы немного покороче, но вряд ли это вписывается в какую либо систему. Возможно, это связано просто с экономией металла. Ножи древнего Приднепровья близки к современному пониманию того, каким должен быть универсальный нож.

Касаясь способа насадки рукояти нужно отметить что, как правило, она насаживалась на оттянутый на клин хвостовик, как в обычном напильнике. Рукоять чаще всего простой формы, овальная в сечении. Отверстие для хвостовика прожигалось заостренной, нагретой до красна железкой. Никаких тебе сверел, все тут же на кузнице, возле горна. Если на хвостовике насечь зубилом зазубрены (“ерш”), то получается очень надежная насадка. Она сравнима по прочночности с той, где используется эпоксидная смола. К тому же прожженное дерево хорошо противостоит воздействию влаги. Такой способ сборки применялся практически во всех древнерусских ножах, независимо от времени или места изготовления. Изредка использовался монтаж рукояти, при котором к плоскому хвостовику приклепывались деревянные или костяные накладки (щечки). Про монтаж рукояти на хвостовик, когда он пройдя всю ее длину расклепывается в торце на металлической шайбе, я упоминаний не встречал.

Технологии

Удивительно как многое становится понятным, когда перестаешь строить домыслы, а просто идешь в кузницу и начинаешь ковать своими руками нож. На научном языке этот подход называется “экспериментальной археологией”. Но здесь может таиться опасность, поскольку современная кузница с пневмомолотом и горном, работающим на каменном угле или газе, совершенно не подходят. Воссоздавать древние технологии изготовления клинков, пользуясь современными инструментами и материалами – это все равно, что приходить в зал для занятий традиционными боевыми искусствами с автоматом Калашникова. Это совершенно разные вещи, несовместимые друг с другом. Именно поэтому, в свое время, я сознательно отказался от “благ” цивилизации и стал работать в тех же условиях, что и кузнецы древности . Не стану скрывать, этот подход требует усилий и времени, что непросто позволить себе в нашу стремительную эпоху. Но вознаграждением стал бесценный практический опыт, который я с удовольствием вношу в общую копилку знаний. Надеюсь, что он сослужит добрую службу всем, кто готов совместными усилиями способствовать сохранению исторического наследия.Простые технологии

Прежде чем приступить к изложению материала, следует ознакомиться с основными понятиями. Все ножи можно разделить на “сварные” и “цельнокованые”. Двигаясь от простого к сложному, начнем с “цельнокованых” ножей. Что самое простое? Самое простое, это взять полученный в древнерусской домнице кусок железа и придавая ему молотом определенную форму, выковать нож. Так раньше и делалось. Никакая термообработка ничего в этом случае не даст. Разве что холодный наклеп для уплотнения металла сделать (как наклепывают косу). Такие ножи были “мягкими”, быстро стачивались, но все же как-то резали, и поэтому их было огромное множество.

Древнерусская домница представляла собой яму с соплом внизу, через которое подавался воздух. Другими словами это был очень глубокий кузнечный горн. Яма могла быть поднята над поверхностью за счет того, что возводились стенки, и тогда получалась шахта. В эту “яму” слоями загружались древесный уголь и болотная железная руда (Рис.16). Руда представляет собой соединение железа с кислородом. Древесный уголь – это почти стопроцентный углерод. Когда уголь горит, то углерод вступает в химическую реакцию с рудой. Кислород при этом соединяется с углеродом, образуя газообразную окись углерода, и удаляется из железа (это так называемый восстановительный процесс, известный из школьного курса химии). Очень важный момент: железо при этом не плавилось(!), поскольку все происходило при температуре около 1000 градусов, а температура плавления железа – 1539 градусов. Плавилась при этом только пустая порода, которая образовывала шлак, скапливающийся внизу шахты. Само железо имело пористый бесформенный вид и поэтому называлось губчатым. После восстановления в домнице его необходимо было многократно проковать для того, чтобы “выжать” шлак, который поначалу бежит – словно “сок из выжатого лимона”, только сок раскаленный добела. Опасная, но красивая работа. Кстати, в древности этот шлак так и называли – “сок”. Говорили: “Железо пустило сок” .

Следующая ступень усложнения технологии и улучшения качества изделий – это ковка ножа из куска стали. При определенных условиях в древнерусской домнице можно было получить не только “кричное” железо, но и материал с некоторым, весьма небольшим содержанием углерода (порядка 0,5%). Это – так называемая сырцовая сталь. Материл, конечно, весьма посредственный, но все же, если его нагреть и опустить в воду – становится несколько тверже. Происходило это за счет того, что в домнице повышалась температура и несколько увеличивалась пропорция угля по отношению к руде. Избыток углерода не соединялся с кислородом руды, а переходил уже в восстановленное железо. В результате получалась низкосортная сталь.

Сейчас в основном так и делают: берут сталь и выковывают из нее нож. Только сталь берут высококачественную и твердую. Раньше так практически не делали, разве что для небольших ножиков или резцов, которые сваривать бессмысленно из-за их малого размера. Стали было, как я уже упоминал, очень мало и ее экономили.

В современной доменной печи дело заходит еще дальше и восстановленное железо науглероживается до такой степени, что превращается в чугун. Температура его плавления гораздо ниже, чем железа, поэтому он выпускается из домны в жидком виде. После этого лишний углерод “выжигают” при помощи кислорода (так называемый мартеновский или бессемеровский процессы) и, таким образом, получают материал с необходимым количеством углерода. Как видите, – все наоборот!

А если нет стали, есть только кричное железо и необходимо сделать твердый нож? Неужели нет выхода? Оказывается есть!

Наверное, еще в глубокой древности кузнецы заметили, что если мягкий железный предмет, нагретый докрасна, оставить в тлеющих древесных углях на какое-то время, а затем опустить в воду, он становится твердым. Почему это происходит?

Рисунок 17. Цементированное лезвие

Если спросить об этом древнего кузнеца, то он наверняка бы рассказал о волшебстве и магии, происходящих в кузнице (я также придерживаюсь такого взгляда). Но ученые нам все объяснили и разрушили сказку. Все это происходит потому, что углерод из угля переходит в поверхностный слой железа. Таким образом, получается сталь. Называется этот процесс цементацией. Это и есть самый древний и простой способ изготовления стальных предметов. Контролировать процесс при такой технологии весьма сложно, поскольку температура в горне может колебаться и даже упасть ниже уровня, когда происходит переход углерода в железо. А если начать сильно раздувать меха, то начнется обратный процесс, – избыток кислорода начнет “выжигать” углерод из металла. В общем, так: “Сложно, но можно”. И при этом без особых технических премудростей (Рис.17).

Дальнейшее усовершенствование этого “волшебного” процесса состоит в том, что превращаемый в сталь предмет отделяют от изменчивой среды горна путем заключения в контейнер, например горшок, наполненный углем. А можно обмотать кожей и обмазать глиной. Кожа при нагреве превратится в уголь, то есть в углерод. Теперь дуй, сколько хочешь, а внутрь контейнера воздух не попадет, при этом температуру можно “нагнать” изрядную. А при высокой температуре и процесс будет быстрее идти, и концентрация углерода может увеличиться!

Сварочные технологии

Далее перейдем к “сварным” ножам. Сварные клинки состоят из нескольких кусков железа и стали, которые сваривают посредством кузнечной сварки в одно целое. Что такое кузнечная сварка? Это когда металл нагревают, по выражению моего учителя, “до поросячьего визга” (то есть добела), так что он кажется, вот-вот и сгорит. Если два нагретых таким образом куска сложить вместе и постучать по ним молотком, они соединятся в одно целое, так что и шва не будет видно, если хорошо потом проковать. Чудеса, да и только! Было два куска, стал один. Для сварочных технологий могут применяться различные по своим свойствам материалы, например сталь и железо. Основные цели, которые при этом преследовались, следующие:

1. Экономия. На мой взгляд, это самая главная причина, по которой применялась такая технология. Сталь делалась раньше из железа путем цементации. Это был длительный, требовавший определенных затрат труда и материалов, процесс, и сталь стоила гораздо дороже, чем железо. Поэтому ножи и набирались из нескольких кусков различного качества.

2. Для увеличения прочности клинка. Хорошая сталь хоть и твердая, но одновременно хрупкая. Особенно это ярко проявлялось в древности, когда получаемый металл был грязным (в нем всегда присутствовал шлак, ухудшающий качество стали) и в нем не было разнообразных легирующих добавок. А железо наоборот: сгибай его в любые стороны, – не сломаешь. Если делать нож из какого-то одного металла, получалось плохо. Выход был в том, чтобы соединить различные по свойствам металлы вместе.

3. Для красоты. Это, конечно же, любимый ныне всеми дамаск. О дамасской стали разговор особый, я же ограничусь лишь констатацией факта, что основное назначение дамаска декоративное и лишь во вторую очередь – для прочности клинка, но уж никак не для твердости.

Сварочные технологии, применявшиеся при изготовлении древнерусских ножей (кстати, точно такие же технологии применялись во всем мире, так что ничего нового вы здесь не услышите) можно условно разделить на следующие группы:

Рисунок18

hukutocbl4.livejournal.com

Русские ножи » Ножи на Knifeinfo.ru

На фото: Охотничий «Медвежий нож Самсонова» (конец XIX века)

История кузнечного дела у славян, реконструируемая по археологическим данным, уходит вглубь веков, возникая задолго до летописных времен. Чтобы не лезть в такие дебри, обратимся лучше к временам летописным и перенесемся в Древнюю Русь. Необычные национальные ножи более характерны для небольших народов, живущих в каких-либо специфических природных условиях. Таков, например, традиционный многофункциональный эскимосский нож улу, изначально изготавливавшийся из камня (обычно из сланца) или большой малайский нож паранг, необходимый для прорубания себе дороги в джунглях. Наши же славянские предки, жившие в средних широтах, предпочитали иметь под рукой многофункциональные ножи простой конструкции и средних размеров.

Типичный древнерусский нож X-XI века выглядел примерно так. Длина клинков таких ножей составляла от 4 до 20 сантиметров. Рукоятка деревянная, несколько реже – костяная, очень редко – металлическая.

Древнерусский боевой нож того же периода отличался от обычного древнерусского ножа более длинным клинком, более длинной костяной рукояткой и такой заточкой клинка, которая по современной ножевой терминологии очень близка к «полуторной заточке». Такая заточка значительно увеличивает проникающую способность ножа.

Иллюстрации древнерусских ножей, приведенные выше, взяты из книги Виктора Вериютина «Все о холодном оружии. От Древней Руси до наших дней» (2011 год).

На рисунках: Слева – засапожные ножи (черно-белые), справа — подсайдашные ножи (цветные).

Существует еще два типа боевых древнерусских ножей, заслуживающих упоминания.

Во-первых, засапожный нож (засапожник), упоминаемый в русских летописях с XII века. Это узкий и изогнутый нож, который    древнерусские пешие воины и кавалеристы предположительно носили в сапоге как холодное оружие последнего шанса. Альтернативная версия заключается в том, что засапожные ножи крепились в ножнах на седле (позади сапога кавалериста).

Во-вторых, интерес представляет подсаадачный нож (подсайдашный нож), который русские воины носили под сайдаком (чехлами для лука и стрел), то есть на поясе сбоку. В исторических источниках эти ножи упоминаются с XVI века, но возможно данный термин был в ходу уже XV веке. С формой  подсаадачных ножей дела обстоят неоднозначно. Наиболее убедительной выглядит версия, что так, по месту ношения, называли вообще большие боевые ножи, носимые на поясе. И, соответственно,  подсаадачными ножами могли называть боевые ножи, как с изогнутыми, так и с прямыми клинками – все зависело от личных вкусов и финансовых возможностей владельца.

На фото: Слева – пуукко, справа – Финка НКВД (Вачинская финка), разработанная в 1935 году.

Конечно не все традиционные ножи, дизайн которых сформировался на территории России, являются русскими ножами. На мой взгляд, мы должны справедливости ради вынести за скобки традиционные кавказские ножи (Северный Кавказ), якутские ножи, бурятские ножи, и другие этнические типы ножей, сформировавшиеся у коренных народов, живущих на территории России. Возможно, для иностранцев такие ножи и будут русскими, но для нас называть русским ножом, к примеру, традиционный якутский нож было бы как-то странно. Правда и из этого правила есть как минимум одно серьезное исключение, а именно финский нож (финка), так широко распространившийся в России/СССР в первой половине XX века, что он действительно стал русским национальным ножом. Впрочем, многие русские модели финских ножей имеют существенные конструктивные отличия от традиционных финских ножей (пуукко), бытующих в Финляндии.

 

Этот пост написал: grom | Просмотров: | Тэги: русские ножи

knifeinfo.ru

всё о ножах: Русские ножи

Российское холодное оружие имеет богатую историю, ему традиционно отводится немаловажная роль в ближнем бою, при самообороне. Также, ножи – неотъемлемая часть любой охоты на разную дичь, туристического похода. Русский нож ассоциируется с мощностью, твердостью, надежностью и именно благодаря этим качествам он стал так знаменит и широко узнаваем.

 

Русские боевые ножи

Для того чтобы пользоваться этим, в сущности, смертоносным предметом нужно владеть техникой ножевого боя. Ведь в умелых руках и при дистанции в 3 метра он окажется не менее эффективным, чем огнестрельное оружие. Именно поэтому, на приобретение и ношение подобного образца русских ножей потребуется специальное разрешение, их свободная продажа запрещена.

Всему миру известны русские ножи боевого назначения:

  • штык к винтовке М.И.Мосина. Его длина составляла 500 мм, клинок – 430 мм. Это был четырехгранный клинок – орудие для нанесения смертельных колотых ран. Именно благодаря своей значительной эффективности он применялся как дополнение к огнестрельному оружию до конца Второй мировой войны;
  • штык-нож, спроектированный к автомату Калашникова модели «6х4». Представлял собой 150-милиметровый клинок с одним лезвием, конец штыка заточен с двух сторон. Благодаря зубчатой насечке можно было использовать его в качестве пилы. Данная модель, хоть и широко использовалась в ближних боях, но была больше предназначена для хозяйственных нужд армии;
  • армейский нож Уральского добровольческого корпуса НА-40, о котором не понаслышке знали немцы, за что и прозвали их «дивизией черных ножей». Длина клинка – 145 мм, выполнена из легированной стали, твердость достигает 54 HRC.

Хоть эти ножи – достояние истории, они нашли продолжение и в мире современности. На сегодняшний день модель НА-40 выпускается в двух вариантах:

  • «Разведбат». На его приобретение нужно получить разрешение, хоть он и позиционируется, как охотничий нож. Форма выпуска в таких моделях, как: «Морская пехота», «Пограничные войска», «Спецназ ВВ», «ВДВ». Клинок выполнен из стали 95Х18, длина которого составляет 150 мм, твердостью в 58 HRC. Нож очень острый, на весу без проблем разрезает препятствие;
  • «Штрафбат». Эта модель продается без ограничений, поскольку считается гражданской версией предыдущего образца. Имеет меньшую толщину обуха (2.2 мм), за счет чего и не зачисляется в рамки холодного оружия. Также есть стальная гарда, но у него измененная форма рукояти, за счет чего такой нож более эргономичный.

Еще один русский боевой нож носит название - «Гюрза». Имеет кинжальный тип лезвия с серрейторной заточкой. Благодаря такой конструкции он наносит опасные режущие и маховые удары, а также служит подспорьем в перерезании канатов, веревок. Длина клинка – 155 мм, твердость стали от 55 до 60 HRC.

Универсальный нож для силовых ведомств – «Витязь». Представляет собой узкий клинок длиной от 145 до 170 мм, полуторной заточки. Имеет стальной затыльник, которым можно наносить тупые удары.

Также, российские ножеделы разработали специальную модель для полицейских – «Акела», который имеет ряд особенностей, связанных с тактикой ведения ближнего боя в городских условиях. Прежде всего, это маленькие размеры образца, кинжалообразная форма клинка, с двухсторонним лезвием.

Почему так популярны российские охотничьи ножи?

На российские охотничьи ножи ложится немалая нагрузка. Ведь охотничьи - они предназначены не только для поимки зверя (от мелкого до медведя), но и для его разделки, а также для различных бытовых нужд, сопряженных с походом. Порой эти ножи также называются ножами для выживания. В связи с этим главная его составляющая – клинок, который должен быть высокого качества и твердости, дабы не подвезти в решающую минуту. Традиционно для образцов подобного назначения выбирают высокоуглеродистую (присутствие элемента хрома является желательным, но не обязательным условием), а также дамасскую сталь.

Наиболее популярные марки стали, из которых изготавливаются русские охотничьи ножи:

  • 95х18. Самый ходовой вариант в связи с хорошими режущими свойствами клинков, изготовленных из нее, в сочетании с антикоррозийными свойствами. Это обеспечивается высоким содержанием углерода (до 1 %) в сочетании с наличием хрома (18 %). К тому же подобные ножи имеют приемлемую цену;
  • х12мф. Эта сталь уважается охотниками за острую режущую кромку, которая держится достаточно долго. Сталь очень твердая, поэтому пластичность ее лучше на деле не проверять. За таким клинком придется усиленно ухаживать, дабы она (из-за незначительного содержания хрома) не пошла пятнами;
  • хв5. Самая твердая из всех представленных, по Роквеллу достигает 68 HRC. Поэтому ее еще называют алмазной. С ней не придется беспокоиться об остроте лезвия, протирать клинок после каждого соприкосновения с водой, однако при наличии твердых препятствий такой нож с легкостью может сломаться, в чем и заключается его весомый минус;
  • дамасская сталь. Наделяет клинок затейливым узором, превосходными режущими свойствами, однако эта сталь подвержена коррозии, вследствие чего такой нож нуждается в тщательном уходе. Цена такого ножа бывает на порядок выше, чем прочих.

Пожалуй, самый знаменитый русский охотничий нож – «Грибник». Его общая длина – 230 мм, из которых клинок – 113 мм. Лезвие изготавливают, как с нержавеющей стали, так и с дамасской. Вопрос только в цене. Хромированную сталь зачастую подвергают дополнительной зонной закалке для того, чтобы усилить прочность клинка, которая достигает 60 HRC. Главное достоинство этого ножа – его эргономичная форма, он отлично ложится в руке. Этому способствует и материал, используемый для рукояти – береста. Такой нож не будет скользить в ладони, вызывать неприятные ощущения. Среди разных размеров охотничьих ножей, «Грибник» занимает золотую середину, благодаря чему его считают универсальным инструментом, им можно сделать все.

Для добивания подстреленного зверя используют нож «Нарвал». Благодаря сложной форме своего клинка он имеет высокую проникающую способность. Имеет выемки на рукояти и обухе для того, чтобы рука имела надежную фиксацию. Это очень твердый (61 HRC) и надежный нож, общей длиной в 235 мм.

Моделью, которая предназначена для выживания в природных условиях, является нож «Тундра». Это крупный (268 мм) образец, имеющий клинок разделочного типа с вогнутыми линзовидными спусками, за счет чего создается тонкий участок предельно острого лезвия. Строение обуха и лезвия делают из этого ножа универсальный инструмент, с которым можно ходить и на зверя, и зачищать рыбу от шелухи, и готовить обед. Рукоять сконструирована таким образом, что нож будет органично вмещаться в ладони, даже если на ней будет рукавица.

Модели русских разделочных ножей

Не менее популярны и русские разделочные ножи. Например, модель – нож «Филин». Это отличный разделочный нож, скиннер. Для этого обладает равномерной острой заточкой. Клинок выполнен из стали х12мф, а рукоять из бересты, благодаря чему такому ножу не страшна ни влага, ни жир, он будет надежно лежать в руке.

Еще один разделочный нож для любого вида дичи – «Егерский». Представляет собой копьевидный клинок с вогнутой заточкой. За счет этого его удары – точны, им легко орудовать. Учитывая сферу применения, снабжен кровостоком.

Для крупного зверя подойдет модель «Олень». Имеет средние размеры и классическое финское лезвие. Его основное назначение – мягко входить в тело животного, мягко обдирать тушку, при этом долго сохраняя свою заточку. Длина составляет до 270 мм, из них клинок – 130 мм. Твердость – порядка 60 HRC. Рукоять может быть из бересты, венге.

Для работы с мелкой дичью есть специальный разделочный нож – «Кашалот», который отличается небольшими размерами (общая длина 220 мм). Клинок имеет широкую форму, бритвенная заточка с вогнутыми спусками. Обух представляет собой ниспадающий тип. Таким ножом одинаково удобно орудовать для нанесения как колющих, так и режущих ударов, для выполнения мелких работ. Для дополнительного удобства, рукоять снабжена подпальцевыми выемками.

 

«Русские ножи» прочитали 2016 раз(а)

 

 

 

top-nozhi.ru