На карте мира появилось новое государство. Новое государство


На карте мира появилось новое государство: Общество: Мир: Lenta.ru

Последний абсолютный монарх в Африке, король Свазиленда Мсвати III переименовал свое государство в Королевство Эсватини. Об этом пишет агентство Reuters.

Материалы по теме

00:15 — 26 сентября 2017

AUGUST 30: Young girls wash themselves in a river before a traditional Reed dance ceremony at the stadium at the Royal Palace on August 30, 2009, in Ludzidzini, Swaziland. About 80.000 virgins from all over the country attended this yearly event, which goes on for a week and the biggest in Swazi culture. It was founded to celebrate the beauty of Swazi women and girls. King Mswati III, and absolute monarch, was born in 1968 and he has 14 wives and many children. The king danced with his men in front of the 80.000 girls. Many of the girls hope to get noticed by the king and to be chosen as a future wife, a ticket from poverty and into a life of privilege and luxury. The country is one of the poorest in the world and it is struggling with a high prevalence of HIV-Aids and severe poverty

В переводе с языка свати новое название означает «земля свази».

О своем решении король объявил в ходе праздничной церемонии в честь 50-летия независимости народа свази и 50-летия самого Мсвати III. Он заявил, что одной из причин переименования была путаница в названиях: «Куда бы мы ни ездили, люди называют нас Швейцарией» (Swaziland — Switzerland).

Эсватини находится на юге Африки, между ЮАР и Мозамбиком. Королевство обрело независимость от Великобритании в 1968 году. Население составляет примерно 1,35 миллиона человек, однако данная цифра может быть неточной. Более четверти взрослых жителей страны (26,1 процента) заражены вирусом иммунодефицита.

В 2013 году сообщалось, что Мсвати III выбрал для себя очередную невесту. По информации Independent Online, 18-летняя финалистка конкурса красоты Синдисва Дламини стала 15-й женой короля.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайся!

lenta.ru

Новое государство (Португалия) — Википедия

«Но́вое госуда́рство» (порт. Estado Novo) — политический режим и специфический уклад экономики, существовавшие в Португалии с 1933 по 1974 год и ассоциируемые с личностью Антониу де Оливейру Салазара — экономиста по образованию и консерватора по убеждениям, придававшего первоочередное значение религии, патриотизму и укреплению социальной роли семьи.[1]

Предыстория

Военный переворот, совершенный в Португалии 28 мая 1926 года, покончил с т.н. Первой республикой, описываемой современниками как период «непрерывной анархии, правительственной коррупции, массовых беспорядков и грабежей, убийств, внесудебного заключения под стражу и преследования верующих»[2]. За 16 лет в стране сменилось 8 президентов, 44 правительства и произошла 21 революция.[2][3]

Установившаяся после переворота военная диктатура (Ditadura Militar) во главе которой, в конечном счете, оказался генерал Антониу Оскару ди Фрагушу Кармона, через два года сменилась «Национальной диктатурой» (Ditadura Nacional), являвшейся переходным периодом от военной диктатуры к «Новому государству». Генерал Кармона, ставший сначала временным президентом страны, переизбирался на этот пост в 1928 г., 1935 г., 1942 г. и 1949 г. и умер на этом посту в 1951 г.

В 1926 году основной проблемой португальской экономики был ее огромный государственный долг. С 1926 по 1928 год Салазару несколько раз предлагался пост министра финансов, который он согласился занять только ввиду надвигающегося краха финансовой системы страны и на условии личного контроля всех государственных расходов. 26 апреля 1928 года Салазар стал 81-ым министром финансов Португалии.

Получив практически неограниченные полномочия в сфере государственных финансов, Салазар за один год ликвидировал дефицит бюджета и стабилизировал португальскую валюту. Установив финансовую дисциплину, настойчиво сокращая расходы и неэффективные затраты, новый министр финансов добился беспрецедентного в истории Португалии результата - профицита бюджета.[3] Налоговые реформы Салазара обеспечили увеличение доходов бюджета, государственный долг был сокращён, выделялись значительные средства на экономическое развитие, общественные работы, оборону и социальную сферу.

Видео по теме

Общая характеристика

В 1932 году Салазар был назначен премьер-министром страны и подготовил проект конституции, принятой в 1933 г. на референдуме. Проект новой конституции, составленный под руководством Салазара и Марселу Каэтану,[3] был опубликован за год до референдума для его общественного обсуждения в прессе.[2] За конституцию проголосовали 719 364 человек, 5955 человек проголосовали против, 488 840 голосовавших воздержались, но их голоса были засчитаны как поданные в поддержку конституции.[4] По мнению некоторых исследователей такое большое количество воздержавшихся могло быть обусловлено тем, что новая конституция предусматривала пакет нововведений, который должен был быть либо принят, либо отвергнут гражданами во всей его полноте, без возможности выборочных решений.[2] В референдуме могли участвовать женщины, впервые в истории страны получившие право голоса (чего не было даже во время Первой республики),[5] правда при наличии у них среднего образования, в то время как для мужчин было достаточно умения читать и писать.

Конституция, с принятия которой и началось «Новое государство», была основана на идеологии корпоративизма и была объявлена «первой корпоративной конституцией в мире». По ней президент избирался на 7 лет грамотными мужчинами или теми, кто платил не менее 100 эскудо налогов в год, а также женщинами, имевшими образование не ниже среднего или платившими налоги в размере не менее 200 эскудо ежегодно, поэтому избирательным правом могли воспользоваться лишь 1,2 млн человек из 7 млн жителей. Президент назначал премьер-министра и министров. Правительство формально отвечало перед президентом, а не перед ассамблеей. Ассамблея состояла из 120 депутатов, избиравшихся на 4 года. Законодательной инициативой обладали и правительство, и ассамблея, но ассамблея носила декоративный характер и не могла принимать решения, которые увеличивали бы расходы или снижали доходы. Руководители 18 провинций назначались центральной исполнительной властью. Была создана корпоративная палата — консультативный орган, избиравшийся культурными и профессиональными ассоциациями, созданные режимом и ему же подконтрольными, а также организациями предпринимателей. Свобода слова, собраний, прессы в конституции предусматривались, но была статья, по которой правительство ограничивало эти свободы «для общей пользы».

Португальское корпоративное государство имело некоторое сходство с итальянским фашизмом, однако его подход к моральному обоснованию власти существенно отличался.[2] Салазар дистанцировался от диктатуры фашистского толка, которую расценивал как языческую цезарианскую политическую систему, не признающую ни юридических, ни моральных ограничений. По мнению Салазара, немецкий национал-социализм также пропагандировал некоторые элементы язычества, которые Салазар считал отталкивающими. Накануне Второй мировой войны Салазар сделал следующее заявление: «Мы противостоим всем формам интернационализма, коммунизма, социализма, синдикализма и всему тому, что может посеять раздоры в семье, низвести ее значение до минимума или разрушить. Мы против классовой борьбы, безверия и нелояльности к собственной стране; против рабства, материалистического восприятия жизни и превосходства силы над правдой» («We are opposed to all forms of Internationalism, Communism, Socialism, Syndicalism and everything that may divide or minimise, or break up the family. We are against class warfare, irreligion and disloyalty to one's country; against serfdom, a materialistic conception of life, and might over right».)[2]

Экономические и политические основы

Экономическая система «Нового государства», известная как корпоративизм, основывалась на т.н. католическом социальном учении, основы которого были изложены в папских энцикликах Rerum Novarum и Quadragesimo anno, декларировавших необходимость частной собственности, гарантированного минимального уровня доходов трудящихся, право и необходимость для государства вмешиваться в экономику в роли арбитра и необходимость для церкви использовать свое влияние с целью обеспечения классовой гармонии.

«Пусть трудящийся и работодатель будут свободны в заключении [трудовых] соглашений, в особенности же пусть они свободно договариваются относительно заработной платы; однако, естественная справедливость настоятельно требует… достаточности заработка для обеспечения всем необходимым экономного и добропорядочного работника. Если же вследствие  нужды или страха еще большего бедствия работник соглашается на тяжелые условия, поскольку наниматель или рядчик не предлагают ему никаких иных, то работник становится жертвой насилия и несправедливости»[6].

Католическое социальное учение налагало определенные обязательства на обе стороны трудовых отношений. Например, от работников требовалось полное и добросовестное исполнение работ, а также воздержание от вандализма и насильственных действий; а от работодателя – уважение достоинства работников и поручение им работы, соответствующей способностям каждого работника. Государство же должно было защищать как права рабочих, так и права работодателей, не допуская злоупотреблений своими правами ни с той, ни с другой стороны.

Очевидно, что в такой системе, призванной сплотить общество и предотвратить классовую борьбу, не было места политическим партиям, как инструментам политической борьбы различных классов и социальных слоев за свои групповые интересы. Отсюда логически следовал антипарламентаризм «Нового государства» и его общая авторитарность, которые были  приняты – с разной степенью поддержки – большинством населения страны после политического хаоса и беззакония Первой республики. В католической Португалии широко распространилось убеждение в том, что либерализм не соответствовал ни национальному характеру, ни культуре страны.[3]

Салазар был настолько последовательным в своем подавлении любых политических партий, что объявил о «ненужности» даже католической политической партии Centro Católico, аргументируя это тем, что церковь должна играть социальную, а не политическую роль. Это вызвало противодействие со стороны Кардинала-патриарха Португалии Сережейры, остановленное лишь личным указанием Папы Пия XI Сережейре уделять основное внимание делам общественным, а не политическим. Статья 45 Конституции 1933 года предусматривала свободу публичного и частного исповедания любых религий вместе с правом создания церковных организаций и ассоциаций с соблюдением норм закона и порядка.[2]

Вопреки широко распространенной классификации «Нового государства» как политического режима фашистского толка, португальские сторонники радикального фашизма подвергались не меньшим преследованиям, чем португальские коммунисты[3]; Португалия сохраняла нейтралитет в ходе Второй мировой войны; в отношении Салазара к Третьему Рейху основополагающим было его восприятие не как союзника, а как бастиона антикоммунизма; идеологии «Нового государства» был чужд антисемитизм[7]. По мнению американского историка Роберта Пакстона, Салазар «раздавил португальский фашизм после того, как скопировал некоторые из его методик мобилизации общественной поддержки».[8]

Португалия в условиях «Нового государства»

С 1933 г. фактически управлял Португалией Антониу де Салазар. Правящей и единственной партией являлся Национальный союз. Видную роль играла государственная военизированная организация Португальский легион (LP). Главы Португальского легиона — профессор-экономист Жуан Кошта Лейте (первый президент LP) и адмирал флота Энрике Тенрейру (последний президент LP) — являлись ведущими идеологами режима.

Проводились выборы, но они всегда оспаривались оппозицией, которая обвиняла власти в фальсификации результатов и пренебрежении принципом пропорциональности.

Согласно Национальному статуту о труде, введённому в действие 23 сентября 1933 г., забастовка каралась заключением в тюрьму, а позже и в концентрационный лагерь Таррафал на Островах Зелёного Мыса. В тот же день другим декретом была введена государственная система ассоциаций работодателей, которые стали называться гремиу (gremios). В отношении крестьян и рыбаков режим ограничился организацией так называемых народных домов и домов рыбаков в сельских местностях, которые не пользовались у населения популярностью, и даже в 1956 г. едва охватывали 20 % крестьян.

Несмотря на то, что в 1930-е гг. XX в. 70 % населения страны было неграмотным, Салазар заявил в 1932 г.: «Я считаю более важным делом создание элиты, чем обучение народа чтению». Поэтому неграмотность уменьшалась медленно: в 1950 г. неграмотных было 40 %, в 1970 г. — 15 %. Однако, по сравнению с Первой республикой, одним из главных лозунгов которой была ликвидация неграмотности, «Новое государство» добилось гораздо больших успехов в этом деле. При Первой республике (с 1911 по 1930 годы) количество грамотных среди подростков в возрасте от 7 до 14 лет увеличилось с 26 до 33 процентов, а при «Новом Государстве» этот показатель составлял 56% в 1940 году, 77% — в 1950 г. и 97% — в 1960 г.[9]

Отделение церкви от государства хотя и сохранялось, но государство восстанавливало почти все привилегии церкви, существовавшие при монархии, включая финансовую поддержку. 7 мая 1940 г. был заключён конкордат с Ватиканом, согласно которому государство оплачивало 30 % стоимости строительства храмов, если верующие собирали остальные 70 %. В 1940 г. офицерам и другим госслужащим были запрещены гражданские браки, они были обязаны венчаться в храме. Другим указом офицерам было запрещено жениться на женщинах без университетского образования.

Действовала жёсткая цензура, даже президент США Джон Кеннеди был в списке запрещённых авторов. Салазар часто делал два разных заявления по одному и тому же поводу — для заграницы и для Португалии.

Действовала политическая полиция, PIDE (порт. Polícia internacional e de Defesa do Estado — Полиция по международным делам и защите государства), а позднее DGS (Direcção Geral de Segurança — Генеральное управление безопасности), которая начиналась как PVDE (Polícia de Vigilancia e Defesa do Estado — Полиция надзора и защиты государства), преследовавшая любую оппозицию. Директора ПИДЕ — Агостиньо Лоренсу, Антониу Невиш Граса, Омеру ди Матуш, Фернанду Силва Паиш — являлись ближайшими сподвижниками Салазара, принадлежали к ключевым фигурам режима и во многом определяли государственную политику. Тем не менее в Португалии во время режима Нового государства отсутствовала смертная казнь, отменённая в этой стране ещё в 1867 году.

Во время гражданской войны в Испании на стороне Франко воевал Легион Вириата из португальских добровольцев. Во время Второй мировой войны Португалия сохраняла нейтралитет, хотя в 1943 г. она предоставила Великобритании военные базы на Азорских островах. В 1949 г. она вступила в НАТО.

Серьёзная оппозиция Салазару впервые проявилась на президентских выборах 1958 г., когда победил адмирал Америку Томаш, поддерживаемый Салазаром, но генералу Умберту Делгаду, возглавлявшему оппозицию, удалось набрать четверть всех голосов. В результате в 1959 г. прямые выборы президента были отменены, а право выбора президента было передано избирательной коллегии. В 1965 году ПИДЕ организовала убийство Умберту Делгаду.

В 1961 г. португальские территории Гоа, Даман и Диу в Индии были оккупированы индийскими войсками и присоединены к Индии. В 1960-е годы начались антиколониальные восстания в Анголе, Мозамбике и Португальской Гвинее, принадлежавших Португалии. В результате Португалия направила в эти колонии значительную часть армии и тратила большие средства на борьбу с повстанцами. Одним из последствий колониальных войн стала эмиграция 1,6 млн португальцев, которые не желали служить в армии и в поисках работы выехали в разные страны мира.

В сентябре 1968 г. у Салазара произошло кровоизлияние в мозг после падения со сломавшегося под ним стула, и премьер-министром стал Марселу Каэтану (при этом президент Томаш и влиятельная экономка премьера Мария ди Жезуш поддерживали у Салазара иллюзию, будто он остаётся главой правительства). Каэтану продолжил политический курс в несколько смягчённом виде.

В сентябре 1973 г. возникло подпольное «Движение капитанов», образованное средними и младшими офицерами, у руководства которым со временем оказались сторонники левых политических взглядов, добившихся внесения в программу движения поправки, гласившей, что Португалия сделала «социалистический выбор».[10] 25 апреля 1974 г. армия, возглавляемая «Движением капитанов», свергла правительство Каэтану.

В 1973 году Португалия была самой бедной страной Западной Европы, занимая 39-е место по уровню жизни населения. Охранительная политика режимов Антониу Салазара и Марселу Каэтану за полвека превратила страну в одно из самых отсталых аграрных европейских государств. Но и в сельском хозяйстве уровень механизации был минимален, производство продукции фактически не росло, а, к примеру, урожайность зерновых была в 5 раз ниже, чем в странах Западной Европы. Сельское население было почти полностью неграмотным и практически нищим по сравнению с фермерством Франции или ФРГ[11].

В то же время, страна ввозила в основном промышленную продукцию, расплачиваясь за неё тем, что производило сельское хозяйство. Это не способствовало развитию собственной промышленности, хотя Португалия обладала огромными сырьевыми ресурсами в своих африканских колониях. Правительство предпочитало отправлять сырьё за рубеж, не вкладывая денег в развитие страны. Даже обладая запасами нефти в Анголе, правящие круги Португалии не озаботились её освоением и переработкой и, когда через 15 лет после её открытия арабские страны объявили Западу нефтяное эмбарго, Португалия, «сидя на нефти», осталась без бензина.

Но торговля сырьём, за счёт которой португальское правительство хотело обеспечить стране спокойствие, оказалась под ударом, когда в африканских колониях — Анголе, Мозамбике, Португальской Гвинее и др. — началась партизанская война против метрополии. Огромные военные расходы только ухудшили положение Португалии. Последними политическими аргументами режима Каэтану стали «борьба с коммунизмом в колониях» и «атлантическая солидарность» в рамках НАТО, за счёт которых он пытался привлечь максимальную военную и экономическую помощь.

Но в 1973 году бегство капиталов из Португалии приняло больший размах. Теперь в экономику не вкладывалось вообще ничего, а за рубеж были переправлены 1,4 миллиарда эскудо. Премьер-министр Каэтану решил проблему тем, что запретил публиковать эту статистику[12].

Тем временем неизменная политическая система страны не отражала настроений общества, спектра политических взглядов и тщательно изолировала население от управления страной. В этих условиях в Португалии нелегально или полулегально распространялись радикальные политические взгляды от нацизма Гитлера до теорий Мао Цзэдуна. Марксизм и социалистические учения проникли даже в традиционную опору режима — в офицерский корпус, значительную часть которого правительство самоубийственно унижало своей социальной и кадровой политикой.

Экономические последствия ликвидации «Нового государства»

Для Португалии

С начала 1960-х и до середины 1970-х годов (переворота 1974 года) в экономике Португалии наблюдался устойчивый рост (среднегодовые показатели: ВВП – 6.9%, промышленное производство – 9%, потребительские расходы населения – 6.5%, валовое накопление основного капитала – 7,8%)[13] с инфляцией, не превышающей 4% в год. За этот период ВВП вырос на 120%. После переворота, вскоре за которым последовала национализация промышленности и земельная реформа, а также широкомасштабное регулирование цен, начался длительный период экономических неурядиц с падением среднегодовых показателей экономического роста (ВВП – 2.7%, промышленное производство – 4.8%, потребительские расходы населения – 2.7%, валовое накопление основного капитала – 3,1%). Среднегодовая инфляция в 1980-х годах составляла 18%.[13][14]

В 1960 году до начала структурных преобразований в экономике страны её показатель ВВП на душу населения составлял 38% от среднего для ЕЭС. В 1968 году этот показатель достиг 48%, а в 1973 – накануне переворота – составил 56.4%. В 1975 году он снизился до 52.3% и к 1991 году смог вырасти лишь до 54.9%.[13]

За период с 1973 по 1988 годы соотношение государственного долга к ВВП Португалии выросло в четыре раза и достигло показателя в 74%.

При сходных значениях инвестиционного коэффициента (24% и 26.7% ВВП до переворота и в 1980-х годах соответственно) их эффективность, как отношение роста ВВП к инвестиционному коэффициенту, до переворота была почти в три раза выше (28.6% против 10.1%).[13]

После переворота 1974 года в Португалию хлынули беженцы – португальские граждане, проживавшие до этого в «заморских провинциях» (в основном, в Анголе и Мозамбике) и оказавшиеся без средств к существованию.[15][16] Их численность превысила 1 миллион человек при населении метрополии в 8.66 миллиона человек (1970 год).

Имевшая место до переворота эмиграция пацифистски настроенной части португальской молодежи после него сменилась эмиграцией (в основном, в Бразилию) управленческого и квалифицированного технического персонала, вызванная политикой «выравнивания доходов» и «антифашистскими чистками».

В принятой после переворота (1976 год) конституции страны национализация португальской экономики провозглашалось необратимой победой трудящихся классов. После изменений конституции, внесенных в 1982 и 1989 годах, из неё исчезли упоминания об «обобществлении средств производства», «бесклассовом обществе» и иные положения марксистского характера.

Для «заморских провинций»

До переворота экономический рост также наблюдался в «заморских провинциях» Португалии, даже во время длительной войны с партизанскими силами антиколониального движения национального освобождения. Такому росту во многом способствовала преференциальная тарифная политика в рамках начатой в 1961 году интеграционной программы. Согласно этой политике были отменены таможенные пошлины на импортируемые в Португалию товары, произведенные на заморских территориях, в то время как сами эти территории сохранили право облагать португальский импорт пошлинами, величина которых, в большинстве случаев, составляла 50% от величины таможенных пошлин на товары, ввозимые из других стран.[13]  Такая система, с одной стороны, существенно облегчала доступ португальской продукции к рынкам ее заморских территорий, а с другой – способствовала быстрому росту таких секторов экономики заморских территорий, как сельское хозяйство, рыболовство, добыча полезных ископаемых (нефти, алмазов и руд металлов), производство цемента и текстиля.

После получения этими странами независимости от Португалии в них началась гражданская война, длившаяся более 15 лет в Мозамбике и более 25 лет в Анголе.

См. также

Примечания

  1. ↑ Gallagher, Tom, 1954-. Portugal : a twentieth-century interpretation. — Manchester: Manchester University Press, 1983. — xii, 278 pages с. — ISBN 071900876X, 9780719008764.
  2. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 Kay, Hugh (1970). Salazar and Modern Portugal. — NY, USA: Hawthorn Books, 1970.
  3. ↑ 1 2 3 4 5 Wiarda, Howard J., 1939-. Corporatism and development : the Portuguese experience. — Amherst: University of Massachusetts Press, 1977. — xiii, 447 pages с. — ISBN 0870232215, 9780870232213.
  4. ↑ Elections in Europe : a data handbook. — 1st ed. — Baden-Baden, Germany: Nomos, 2010. — xxxi, 2070 pages с. — ISBN 3832956093, 9783832956097.
  5. ↑ doi:10.1080/00467600500221315
  6. ↑ Rerum novarum, p. 45
  7. ↑ Milgram, Avraham, 1951-. Portugal, Salazar, and the Jews. — Jerusalem: Yad Vashem, 2011. — 324 pages с. — ISBN 9789653083875, 9653083872.
  8. ↑ Robert O. Paxton. The five stages of fascism // Journal of Modern History 70.1. — 1998. — С. 1-23, quotes at pp 3, 17.
  9. ↑ António Candeias, Eduarda Simões. Alfabetização e escola em Portugal no século XX: Censos Nacionais e estudos de caso // Análise Psicológica. — March 1999. — Т. 17, вып. 1. — С. 163–194. — ISSN 0870-8231.
  10. ↑ Виктор Иванович Суханов. "Революция гвоздик" в Португалии: страницы истории. — Мысль, 1983. — 237 с.
  11. ↑ Суханов В. И. «Революция гвоздик» в Португалии: Страницы истории — М., «Мысль», 1983 — С. 19.
  12. ↑ Ермаков В., Поляковский В. «Перекрёстки португальской революции» / М., 1978 — С. 85.
  13. ↑ 1 2 3 4 5 Portugal - Economic Growth and Change. countrystudies.us. Проверено 7 мая 2018.
  14. ↑ .. S E D E S ... www.sedes.pt. Проверено 7 мая 2018.
  15. ↑ Flight from Angola (англ.). The Economist. Проверено 7 мая 2018.
  16. ↑ MOZAMBIQUE: Dismantling the Portuguese Empire (англ.) // Time. — 1975-07-07. — ISSN 0040-781X.

Литература

Ссылки

wikipedia.green

Новое государство (Португалия) - это... Что такое Новое государство (Португалия)?

«Но́вое госуда́рство» (порт. Estado Novo) — политический режим, установившийся в Португалии вследствие военного переворота 28 мая 1926 года.

После переворота руководство страной перешло к генералу Антониу Оскару ди Фрагушу Кармоне, который сначала стал временным президентом, а затем избирался президентом в 1928 г., 1935 г., 1942 г. и 1949 г. и умер на этом посту в 1951 г. В 1928 г. Кармона пригласил на должность министра финансов Антониу ди Оливейру Салазара. Налоговые реформы Салазара обеспечили увеличение доходов бюджета, государственный долг был сокращен, выделялись значительные средства на экономическое развитие, общественные работы, оборону и социальную сферу.

В 1932 Салазар стал премьер-министром и подготовил проект конституции, принятой в 1933 г. на референдуме. За конституцию проголосовали 719 364 человек, 5955 человек проголосовали против, 488 840 голосовавших воздержались, но их голоса были засчитаны как поданные в поддержку конституции. Конституция была основана на идеологии корпоративизма и была объявлена «первой корпоративной конституцией в мире». По ней президент избирался на 7 лет грамотными мужчинами или теми, кто платил не менее 100 эскудо налогов в год, а также женщинами, имевшими образование не ниже среднего или платившими налоги в размере не менее 200 эскудо ежегодно, поэтому избирательным правом могли воспользоваться лишь 1,2 млн человек из 7 млн жителей. Президент назначал премьер-министра и министров. Правительство формально отвечало перед президентом, а не перед ассамблеей. Ассамблея состояла из 120 депутатов, избиравшихся на 4 года. Законодательной инициативой обладали и правительство, и ассамблея, но ассамблея носила декоративный характер и не могла принимать решения, которые увеличивали бы расходы или снижали доходы. Руководители 18 провинций назначались центральной исполнительной властью. Была создана корпоративная палата — консультативный орган, избиравшийся культурными и профессиональными ассоциациями, созданные режимом и ему же подконтрольными, а также организациями предпринимателей. Свобода слова, собраний, прессы в конституции предусматривались, но была статья, по которой правительство ограничивало эти свободы «для общей пользы».

Правящей и единственной партией являлся Национальный союз. Проводились выборы, но они всегда оспаривались оппозицией, которая обвиняла власти в фальсификации результатов и пренебрежении принципом пропорциональности.

Согласно Национальному статуту о труде, введенному в действие 23 сентября 1933 г., забастовка каралась заключением в тюрьму, а позже и в концентрационный лагерь Таррафал на Островах Зелёного Мыса.

В тот же день другим декретом была введена государственная система ассоциаций работодателей, которые стали называться гремиу (gremios). В отношении крестьян и рыбаков режим ограничился организацией так называемых народных домов и домов рыбаков в сельских местностях, которые не пользовались у населения популярностью, и даже в 1956 г. едва охватывали 20 % крестьян.

Несмотря на то, что в 1930-е гг. ХХ в. 70 % населения страны было неграмотным, Салазар заявил в 1932 г.: «Я считаю более важным делом создание элиты, чем обучение народа чтению». Поэтому неграмотность уменьшалась медленно: в 1950 г. неграмотных было 40 %, в 1970 г. — 15 %.

Отделение церкви от государства хотя и сохранялось, но государство восстанавливало почти все привилегии церкви, существовавшие при монархии, включая финансовую поддержку. 7 мая 1940 г. был заключен конкордат с Ватиканом, согласно которому государство оплачивало 30 % стоимости строительства церквей, если верующие собирали остальные 70 %. В 1940 г. офицерам и другим госслужащим были запрещены гражданские браки, они были обязаны венчаться в церкви. Другим указом офицерам было запрещено жениться на женщинах без университетского образования.

Действовала жесткая цензура, даже президент США Джон Кеннеди был в списке запрещенных авторов. Салазар часто делал два разных заявления по одному и тому же поводу — для заграницы и для Португалии.

Действовала политическая полиция, PIDE (порт. Polícia internacional e de Defesa do Estado — Полиция по международным делам и защите государства), а позднее DGS (Direcção Geral de Segurança — Генеральное управление безопасности), которая начиналась как PVDE (Polícia de Vigilancia e Defesa do Estado — Полиция надзора и защиты государства), преследовавшая любую оппозицию. Тем не менее, в Португалии во время режима Нового государства отсутствовала смертная казнь, отменённая в этой стране ещё в 1867 году.

Во время гражданской войны в Испании на стороне Франко воевал Легион Вириата из португальских добровольцев. Во время Второй мировой войны Португалия сохраняла нейтралитет, хотя в 1943 г. она предоставила Великобритании военные базы на Азорских островах. В 1949 г. она вступила в НАТО

Серьёзная оппозиция Салазару впервые проявилась на президентских выборах 1958 г., когда победил адмирал Америку Томаш, поддерживаемый Салазаром, но генералу Умберту Делгаду, возглавлявшему оппозицию, удалось набрать четверть всех голосов. В результате в 1959 г. прямые выборы президента были отменены, а право выбора президента было передано избирательной коллегии.

В 1961 г. португальские территории Гоа, Даман и Диу в Индии были оккупированы индийскими войсками и присоединены к Индии. В 1960-е годы начались антиколониальные восстания в Анголе, Мозамбике и Португальской Гвинее, принадлежавших Португалии. В результате Португалия направила в эти колонии значительную часть армии и тратила большие средства на борьбу с повстанцами. Одним из последствий колониальных войн стала эмиграция 1,6 млн португальцев, которые не желали служить в армии и в поисках работы выехали в разные страны мира.

В сентябре 1968 г. у Салазара произошло кровоизлияние в мозг после падения со сломавшегося под ним стула и премьер-министром стал Марселу Каэтану, который продолжил политический курс в несколько смягчённом виде.

В сентябре 1973 г. возникло подпольное «Движение капитанов», образованное средними и младшими офицерами. 25 апреля 1974 г. армия, возглавляемая «Движением капитанов», свергла правительство Каэтану.

См. также

Ссылки

dic.academic.ru

10 гипотетических новых стран в ближайшем будущем

Рождение новой страны - это безумное и волнующее время. С учетом всех мировых исследованных и используемых заявленных земель, новые страны могут появиться только путем слияния или распада старых государств. Это создает эмоциональное напряжение, которое изредка можно заметить в мировых делах.

Посмотрите на рождение Южного Судана в 2011 году и Косово в 2008 году и объединение Германии в 1990 году. Такие моменты редки крайне редки. Только потому, что они нечастые, однако, это не означает, что это совсем не происходит. Также обратите внимание на статью 10 государств, которые перестанут существовать к 2115 году.

В течение следующего десятилетия, большое количество регионов может получить возможность пойти своим собственным путем и создать новые государства. Пока нельзя сказать, какая страна из следующих, обязательно это сделает, перед вами 10 наиболее вероятных новых стран, которые могут образоваться к 2026 году. Возможно, вас заинтересует статья 12 стран, ненавидящих США.

10. Независимая Шотландия

Шотландия НезависимаяВ 2014 году шотландские избиратели уже были на волоске от отделения Шотландии от Великобритании и создания нового государства. Хотя более 55% шотландцев, в конечном итоге решил остаться в рамках Союза, но национальному войску дали волю. В 2015 году на всеобщих выборах в Великобритании, Шотландская Национальная партия (ШНП) заняла почти все места в Шотландии, став 3-ей по величине партией в союзе. С тех пор, угроза повторного референдума стала неясно вырисовываться.

Самым большим пусковым механизмом для независимости Шотландии стало последнее голосование в Великобритании о том, что они покидают ЕС. Так как Британия решила покинуть состав ЕС, не учитывая желание Шотландии, остаться в ЕС, ШНП обещала очередной референдум в течение двух лет. Это сделает Шотландию, скорее всего, новой страной в следующем десятилетии.

Как же независимая Шотландия будет выглядеть? Все зависит от цен на нефть. Большим ресурсом Шотландии будет нефть Северного моря. Если цены стабилизируются, это сможет сделать новую нацию не только очень богатой, но и позволит ШНП стать примером среди либеральных скандинавских государств. Если они упадут, то независимая Шотландия может оказаться безденежной, как Греция.

9. Независимый Лондон

Свободный ЛондонШотландия - не единственная часть Великобритании, которая, по словам аналитиков, имеет шанс раскола в будущем. Добро пожаловать в Лондон, столицу Великобритании и один из самых динамичных городов на Земле. Стоит отметить, что Лондон входит в рейтинг 10 самых шикарных туристических городов в мире.

С населением более 8 миллионов человек (больше, чем Норвегия или Дания) и земельным участком, площадью значительно превышающей города-государства, как Сингапур, Лондон уже культурно и экономически отделен от народа, окружающего его. Почти 40% жителей Лондона - иммигранты. Искусство и культура сосредоточены в Лондоне.

Город обеспечивает почти четверть ВВП всей Великобритании. Лондонская Ассамблея передала полномочия соперникам Уэльса.

Некоторые политики в рамках партий Великобритании уже агитируют за независимый Лондон, и их аргументы достаточно сильные. Городу-государству Лондону выгоднее было бы дольше ставить вопрос о независимости, дабы больше не было необходимости отправлять деньги для остальной части Великобритании. Остальной части Великобритании было бы полезней прекратить политическое господство Лондона.

8. Курдистан

Независимый КурдистанПосле ПМВ было много победителей и побежденных. Из самых проигравших среди всех народов выделяются курды. Они пережили раскол родины между Ираком, Сирией и Турцией. С тех пор они борются за создание независимого курдского государства, что привело к гражданской войне в Турции, и попыткам геноцида против курдов в Ираке. До недавнего времени казалось, что Курдская борьба была обречена и никогда не закончится.

Затем пришла гражданская война в Сирии и подъем ИГИЛ. С курдами в регионе действуют в качестве союзников США, многие теперь открыто говорят о курдской государственности. Курдские силы захватили территорию ИГИЛ из Ирака, и отказались передать ее иракцам. Большие участки Сирии находятся под контролем курдов. Лидер иракского Курдистана заявил, что мировые лидеры должны принять его народ. В нынешнем вакууме власти на северо-востоке Сирии и севере Ирака, курды уже обрели независимость.

Существует еще большие трудности, которые стоят на пути создания единого Курдистана. Иракские курды являются союзниками Турции, а сирийские курды объявлены врагами. Различные курдские группы говорят на разных языках. Но если пыль на Ближнем Востоке оседает на поражениях ИГИЛ, то слабый и измученный Асада и раздробленный Ирак, не смогут препятствовать независимости курдского государства.

7. Каталония

Испанское государствоКаталония - беспокойная испанская провинция. Барселона - главный экономический двигатель Испании, Каталония разнообразна, богата, и имеет свой собственный язык (каталанский). Они также яростно хотят обрести независимость: в 2014 году был проведен не имеющий обязательной силы референдум, на котором более 80% каталонцев проголосовали за отделение от Испании.

С начала 2016 года регион возглавило правительство ярых националистов (несмотря на то, что это правительство фактически распалось во время бюджетного спора, пока писалась эта статья).

Каталония, скорее всего, обретет новый статус и станет новым государством, которое появится в ближайшие годы. Этот регион уже изложил свои амбициозные планы по независимости, которые могут осуществиться уже в 2017 году. Хотя многие считают это нереальной датой, шансы возможного раскола астрономически высоки.

6. Сомалиленд

СомалилендСомалиленд - уже государство. Одна из трех структур современного Сомали (остальные - Пунтленд и Сомали) объявила о своей независимости от Сомали еще в 1991 году. Спустя 25 лет здесь появились свободные выборы, сохранилась вся инфраструктура, а также имеется собственная валюта, в то время как Сомали распалось, а Пунтленд стал логовом пиратов и террористов.

Несмотря на это, страна имеет серьезные притязания на пути к государственности. Она ведет бизнес с США, ЕС, ООН и Лигой арабских государств. Имеет собственную армию и контролирует границы. Сомалиленд уже однажды был независимым государством: в 1960 году он провел пять дней, как нация, прежде чем добровольно вступил в союз с итальянским Сомалилендом (ныне Сомали).

Тем не менее, истинное состояние Сомалиленда зависит от прихода мира в Сомали. Поскольку раскол государства может повторно разжечь напряженность в стране, наблюдатели не готовы взять на себя ответственность по делу Сомалиленда, пока не наступит мир в Могадишо. Так как гражданская война длится с 1991 года, она может продлится еще много лет, прежде чем Сомалиленд получит заслуженное признание.

5. Соединенные Штаты Европы

Объединенная ЕвропаДоговор, созданный современным ЕС, призывает к еще более тесному Союзу. Для многих на континенте это стало означать, что будут созданы Соединенные Штаты Европы с единым правительством, армией и валютой. Несмотря на финансовый кризис, греческие рецессии, и кризис с беженцами, временно все это сделало такие планы непопулярными, но проект все еще находится на пути. Многие утверждают, что это позволит решить все текущие проблемы ЕС.

Призыв к созданию Соединенных Штатов Европы был впервые опубликован никем иным, как Уинстоном Черчиллем. Это было в 1946 году, и Черчилль не мог видеть другого пути, чтобы остановить Европу от коллапса под грузом других потерь войны. С тех пор многие повторяли его призыв. Совсем недавно вице-президент Еврокомиссии призвал к этому 18 сверхгосударств, состоящих из стран, использующих евро, и остальные 10 стран ЕС (включая Великобританию), ставших близкими союзниками.

В настоящее время национализм на подъеме в Европе, идею супер государства ЕС отодвинули на задний план. Но многие эксперты предупреждают, что ЕС просто не может продолжать функционировать в нынешнем виде. Либо необходима тесная интеграция или возвращение к тем временам, когда ЕС был просто торговым блоком. Учитывая то, как сейчас переплетены многие страны Континентальной Европы, разумные деньги на вознесение ЕС к полномасштабной государственности осуществятся до 2030 года.

4. Оркнейские и Шетландские острова

Маленькое государство островаС населением менее 70 000 человек, Шетландские, Оркнейские и Внешние Гебридские острова, может показаться, что это последние места на земле, в которых агитируют за государственность. Но с угрозой Шотландии отделиться от Великобритании, были составлены планы, которые позволяют потенциально создать три новых микросостояния, или одно федеративное островное государство.

За полтора тысячелетия, Шетландские и Оркнейские острова были под скандинавским гнетом, и многие островитяне по-прежнему чувствуют себя более связанными со Скандинавией, чем с Шотландией. Они, как правило, тяготеют к Великобритании, в отличие от шотландцев, и очень сильно голосовали за то, чтобы остаться в союзе во время шотландского референдума.

Если Шотландия проведет второй референдум и отсоединится от Великобритании, хотя несмотря на это, Эдинбург, вероятно, будет претендовать на острова. На такой случай, лидеры Шетландских, Оркнейских и Внешних Гебридских островов сообщили, что они могли бы стать полностью независимыми.

Шетландские и Оркнейские острова являются домом для огромных газовых и нефтяных запасов. Даже с падением цен на нефть, их крошечные общины (Оркнейские острова с населением всего 20 000) могут быстро стать одними из самых богатых на душу населения на Земле.

3. Объединенная Корея

Объединенная КореяИдея о том, что Южная Корея может в один прекрасный день воссоединиться с Северной Кореей похоже на фантазию. Однако, не так маловероятно, как вы думаете. Воссоединение - официальная государственная политика в Северной и Южной Корее.

Расходы на воссоединение будут огромным. Западная Германия получила мощный удар в 1990 году, когда поглотила Восточную Германию, и до сих пор расплачивается за воссоединение. Воссоединение Германии обошлось примерно в $2,5 трлн за последние 25 лет. Южной Корее придется раскошелиться на $1 трлн, чтобы остановить объединенную Корею от мгновенного разрушения.

Экономисты подсчитали, что добыча редких Северных минералов может дать Южной Корее $12 трлн в долгосрочной перспективе. В такой стране, как Северная Корея, воссоединение может произойти как в 2050 году, так и завтра утром.

2. Воеводина и Сербская республика

Новое Сербское ГосударствоРаспад Югославии был одним из самых сложных расставаний государств в истории.

В результате войн, восстания и вторжения войск НАТО, бывшая Республика раскололась на семь разных государств:

  • Словению,
  • Хорватию,
  • Боснию,
  • Косово,
  • Черногорию,
  • Македонию,
  • Сербию.

Существует еще как минимум два кандидата, которые хотят быть независимыми: Воеводина в Сербии и Сербская Республика в Боснии-Герцеговине.

Из них Сербская республика является более вероятной на пути к обретению государственности, а также более вероятно, что может разжечься очередная Балканская война. По окончании Балканской войны Босния была разделена на мусульман и хорватов Боснии и Герцеговины и Сербскую Республику. Обе части нации принципиально не доверяют друг другу.

Сербы утверждают, что их хотят подчинить мусульманскому праву. В декабре 2015 года лидер национально-освободительного движения сербов в Республике, Милорад Додик, призвал к независимости. Референдум должен состояться в 2018 году; он станет нарушением договора мирного урегулирования от 1995 года. Авторитетные учреждения опасаются, что голосование за отделение может легко спровоцировать еще одну гражданскую войну Боснии.

Менее опасной считается Воеводина в Сербии, которая ведет агитацию за независимость с 2009 года, до отвращения сербских националистов. Пока никаких референдумов не назначено, такие события могут поставить под огонь автономное правительство Воеводины. Вполне возможно, что число стран бывшей Югославии возрастет до девяти к 2026 году.

1. Восточная и Западная Ливия

Объединенная ЛивияЛивия находится в состоянии хаоса в результате восстания части населения и вторжения войск США, Франции и Великобритании. С тех пор, как Каддафи свергли, в стране существуют несколько группировок, делящих власть. Ополченцы взяли под контроль большие территории. ИГИЛ обосновался на участке центральной территории. Появилось несколько самопровозглашенных правительств, каждое из которых претендует быть законным. Среди всего хаоса, Восточная и Западная Ливия начали отдаляться друг от друга. То, что они будут разбиты на отдельные государства, выглядит очень вероятным.

В Триполи ООН ,при поддержке Правительства, удалось взять под контроль большую часть Запада. Тобрук, находящийся под контролем лояльного правительства мятежного генерала Кхалифа Хафтара, поддержало большинство на Востоке. Оба правительства утверждают, что это их Ливия. Оба имеют собственную инфраструктуру и центральные банки. Обе недавно выпустили собственные, конкурирующие валюты по всей стране, разжигая опасения по поводу грядущего раскола.

В данный момент все надежды соединиться вместе, вероятнее всего, обречены на неудачу. Если при поддержке ООН правительство получит серьезное западное финансирование, чтобы предотвратить экономический кризис, Ливия может легко пойти вниз по трубе. Скорее всего, это приведет к созданию двух новых государств, каждой из которых грозит массовая борьба с терроризмом и финансовая нестабильность. В данном случае рождение новой нации будет не знаменательным моментом, а скорее геополитическим кошмаром.

Рекомендуем посмотреть:

Политическая карта - дело людей, а вот что произойдет с Землей через 100 лет. Как будут жить потомки? Если интересно кликай по видео.

batop.ru

Новое государство (Португалия) Википедия

←  ↓ 28 мая 1926 — 25 апреля 1974 года Столица Язык(и) Религия Денежная единица Правящая партия Площадь Население Форма правления Главы государства Президент Португалии  • 1933—1951  • 1951  • 1951—1958  • 1958—1974 Премьер-министр  • 1932—1968  • 1968—1974 История  • 19 марта 1933  • 23 сентября 1933  • 1956  • 19 декабря 1961  • 4 февраля 1961 — 15 января 1975  • 25 апреля 1974 Предшественники и преемники
Историческое государство
Новое государство
порт. Estado Novo
Флаг Герб
Гимн: Гимн Португалии
Лиссабон
Португальский
Римско-католическая церковь
Португальский эскудо
Национальный союз (Португалия)
2 168 071 км² (1940)
17 103 400 чел. (1940) 22 521 000 чел. (1970)
корпоративная республика (формально),авторитарная диктатура (фактически)
Антониу Ошкар Кармона
Антониу де Салазар
Франсишку Кравейру Лопиш
Америку Томаш
Антониу де Салазар
Марселу Каэтану
корпоративная конституция Португалии
принятие «Национальной хартии труда»
закон о создании шести корпораций по главным отраслям экономики
Индийская аннексия Гоа
Колониальная война Португалии
Революция гвоздик

ru-wiki.ru

Новое государство (Португалия) Википедия

«Но́вое госуда́рство» (порт. Estado Novo) — политический режим и специфический уклад экономики, существовавшие в Португалии с 1933 по 1974 год и ассоциируемые с личностью Антониу де Оливейру Салазара — экономиста по образованию и консерватора по убеждениям, придававшего первоочередное значение религии, патриотизму и укреплению социальной роли семьи.[1]

Предыстория

Военный переворот, совершенный в Португалии 28 мая 1926 года, покончил с т.н. Первой республикой, описываемой современниками как период «непрерывной анархии, правительственной коррупции, массовых беспорядков и грабежей, убийств, внесудебного заключения под стражу и преследования верующих»[2]. За 16 лет в стране сменилось 8 президентов, 44 правительства и произошла 21 революция.[2][3]

Установившаяся после переворота военная диктатура (Ditadura Militar) во главе которой, в конечном счете, оказался генерал Антониу Оскару ди Фрагушу Кармона, через два года сменилась «Национальной диктатурой» (Ditadura Nacional), являвшейся переходным периодом от военной диктатуры к «Новому государству». Генерал Кармона, ставший сначала временным президентом страны, переизбирался на этот пост в 1928 г., 1935 г., 1942 г. и 1949 г. и умер на этом посту в 1951 г.

В 1926 году основной проблемой португальской экономики был ее огромный государственный долг. С 1926 по 1928 год Салазару несколько раз предлагался пост министра финансов, который он согласился занять только ввиду надвигающегося краха финансовой системы страны и на условии личного контроля всех государственных расходов. 26 апреля 1928 года Салазар стал 81-ым министром финансов Португалии.

Получив практически неограниченные полномочия в сфере государственных финансов, Салазар за один год ликвидировал дефицит бюджета и стабилизировал португальскую валюту. Установив финансовую дисциплину, настойчиво сокращая расходы и неэффективные затраты, новый министр финансов добился беспрецедентного в истории Португалии результата - профицита бюджета.[3] Налоговые реформы Салазара обеспечили увеличение доходов бюджета, государственный долг был сокращён, выделялись значительные средства на экономическое развитие, общественные работы, оборону и социальную сферу.

Общая характеристика

В 1932 году Салазар был назначен премьер-министром страны и подготовил проект конституции, принятой в 1933 г. на референдуме. Проект новой конституции, составленный под руководством Салазара и Марселу Каэтану,[3] был опубликован за год до референдума для его общественного обсуждения в прессе.[2] За конституцию проголосовали 719 364 человек, 5955 человек проголосовали против, 488 840 голосовавших воздержались, но их голоса были засчитаны как поданные в поддержку конституции.[4] По мнению некоторых исследователей такое большое количество воздержавшихся могло быть обусловлено тем, что новая конституция предусматривала пакет нововведений, который должен был быть либо принят, либо отвергнут гражданами во всей его полноте, без возможности выборочных решений.[2] В референдуме могли участвовать женщины, впервые в истории страны получившие право голоса (чего не было даже во время Первой республики),[5] правда при наличии у них среднего образования, в то время как для мужчин было достаточно умения читать и писать.

Конституция, с принятия которой и началось «Новое государство», была основана на идеологии корпоративизма и была объявлена «первой корпоративной конституцией в мире». По ней президент избирался на 7 лет грамотными мужчинами или теми, кто платил не менее 100 эскудо налогов в год, а также женщинами, имевшими образование не ниже среднего или платившими налоги в размере не менее 200 эскудо ежегодно, поэтому избирательным правом могли воспользоваться лишь 1,2 млн человек из 7 млн жителей. Президент назначал премьер-министра и министров. Правительство формально отвечало перед президентом, а не перед ассамблеей. Ассамблея состояла из 120 депутатов, избиравшихся на 4 года. Законодательной инициативой обладали и правительство, и ассамблея, но ассамблея носила декоративный характер и не могла принимать решения, которые увеличивали бы расходы или снижали доходы. Руководители 18 провинций назначались центральной исполнительной властью. Была создана корпоративная палата — консультативный орган, избиравшийся культурными и профессиональными ассоциациями, созданные режимом и ему же подконтрольными, а также организациями предпринимателей. Свобода слова, собраний, прессы в конституции предусматривались, но была статья, по которой правительство ограничивало эти свободы «для общей пользы».

Португальское корпоративное государство имело некоторое сходство с итальянским фашизмом, однако его подход к моральному обоснованию власти существенно отличался.[2] Салазар дистанцировался от диктатуры фашистского толка, которую расценивал как языческую цезарианскую политическую систему, не признающую ни юридических, ни моральных ограничений. По мнению Салазара, немецкий национал-социализм также пропагандировал некоторые элементы язычества, которые Салазар считал отталкивающими. Накануне Второй мировой войны Салазар сделал следующее заявление: «Мы противостоим всем формам интернационализма, коммунизма, социализма, синдикализма и всему тому, что может посеять раздоры в семье, низвести ее значение до минимума или разрушить. Мы против классовой борьбы, безверия и нелояльности к собственной стране; против рабства, материалистического восприятия жизни и превосходства силы над правдой» («We are opposed to all forms of Internationalism, Communism, Socialism, Syndicalism and everything that may divide or minimise, or break up the family. We are against class warfare, irreligion and disloyalty to one's country; against serfdom, a materialistic conception of life, and might over right».)[2]

Экономические и политические основы

Экономическая система «Нового государства», известная как корпоративизм, основывалась на т.н. католическом социальном учении, основы которого были изложены в папских энцикликах Rerum Novarum и Quadragesimo anno, декларировавших необходимость частной собственности, гарантированного минимального уровня доходов трудящихся, право и необходимость для государства вмешиваться в экономику в роли арбитра и необходимость для церкви использовать свое влияние с целью обеспечения классовой гармонии.

«Пусть трудящийся и работодатель будут свободны в заключении [трудовых] соглашений, в особенности же пусть они свободно договариваются относительно заработной платы; однако, естественная справедливость настоятельно требует… достаточности заработка для обеспечения всем необходимым экономного и добропорядочного работника. Если же вследствие  нужды или страха еще большего бедствия работник соглашается на тяжелые условия, поскольку наниматель или рядчик не предлагают ему никаких иных, то работник становится жертвой насилия и несправедливости»[6].

Католическое социальное учение налагало определенные обязательства на обе стороны трудовых отношений. Например, от работников требовалось полное и добросовестное исполнение работ, а также воздержание от вандализма и насильственных действий; а от работодателя – уважение достоинства работников и поручение им работы, соответствующей способностям каждого работника. Государство же должно было защищать как права рабочих, так и права работодателей, не допуская злоупотреблений своими правами ни с той, ни с другой стороны.

Очевидно, что в такой системе, призванной сплотить общество и предотвратить классовую борьбу, не было места политическим партиям, как инструментам политической борьбы различных классов и социальных слоев за свои групповые интересы. Отсюда логически следовал антипарламентаризм «Нового государства» и его общая авторитарность, которые были  приняты – с разной степенью поддержки – большинством населения страны после политического хаоса и беззакония Первой республики. В католической Португалии широко распространилось убеждение в том, что либерализм не соответствовал ни национальному характеру, ни культуре страны.[3]

Салазар был настолько последовательным в своем подавлении любых политических партий, что объявил о «ненужности» даже католической политической партии Centro Católico, аргументируя это тем, что церковь должна играть социальную, а не политическую роль. Это вызвало противодействие со стороны Кардинала-патриарха Португалии Сережейры, остановленное лишь личным указанием Папы Пия XI Сережейре уделять основное внимание делам общественным, а не политическим. Статья 45 Конституции 1933 года предусматривала свободу публичного и частного исповедания любых религий вместе с правом создания церковных организаций и ассоциаций с соблюдением норм закона и порядка.[2]

Вопреки широко распространенной классификации «Нового государства» как политического режима фашистского толка, португальские сторонники радикального фашизма подвергались не меньшим преследованиям, чем португальские коммунисты[3]; Португалия сохраняла нейтралитет в ходе Второй мировой войны; в отношении Салазара к Третьему Рейху основополагающим было его восприятие не как союзника, а как бастиона антикоммунизма; идеологии «Нового государства» был чужд антисемитизм[7]. По мнению американского историка Роберта Пакстона, Салазар «раздавил португальский фашизм после того, как скопировал некоторые из его методик мобилизации общественной поддержки».[8]

Португалия в условиях «Нового государства»

С 1933 г. фактически управлял Португалией Антониу де Салазар. Правящей и единственной партией являлся Национальный союз. Видную роль играла государственная военизированная организация Португальский легион (LP). Главы Португальского легиона — профессор-экономист Жуан Кошта Лейте (первый президент LP) и адмирал флота Энрике Тенрейру (последний президент LP) — являлись ведущими идеологами режима.

Проводились выборы, но они всегда оспаривались оппозицией, которая обвиняла власти в фальсификации результатов и пренебрежении принципом пропорциональности.

Согласно Национальному статуту о труде, введённому в действие 23 сентября 1933 г., забастовка каралась заключением в тюрьму, а позже и в концентрационный лагерь Таррафал на Островах Зелёного Мыса. В тот же день другим декретом была введена государственная система ассоциаций работодателей, которые стали называться гремиу (gremios). В отношении крестьян и рыбаков режим ограничился организацией так называемых народных домов и домов рыбаков в сельских местностях, которые не пользовались у населения популярностью, и даже в 1956 г. едва охватывали 20 % крестьян.

Несмотря на то, что в 1930-е гг. XX в. 70 % населения страны было неграмотным, Салазар заявил в 1932 г.: «Я считаю более важным делом создание элиты, чем обучение народа чтению». Поэтому неграмотность уменьшалась медленно: в 1950 г. неграмотных было 40 %, в 1970 г. — 15 %. Однако, по сравнению с Первой республикой, одним из главных лозунгов которой была ликвидация неграмотности, «Новое государство» добилось гораздо больших успехов в этом деле. При Первой республике (с 1911 по 1930 годы) количество грамотных среди подростков в возрасте от 7 до 14 лет увеличилось с 26 до 33 процентов, а при «Новом Государстве» этот показатель составлял 56% в 1940 году, 77% — в 1950 г. и 97% — в 1960 г.[9]

Отделение церкви от государства хотя и сохранялось, но государство восстанавливало почти все привилегии церкви, существовавшие при монархии, включая финансовую поддержку. 7 мая 1940 г. был заключён конкордат с Ватиканом, согласно которому государство оплачивало 30 % стоимости строительства храмов, если верующие собирали остальные 70 %. В 1940 г. офицерам и другим госслужащим были запрещены гражданские браки, они были обязаны венчаться в храме. Другим указом офицерам было запрещено жениться на женщинах без университетского образования.

Действовала жёсткая цензура, даже президент США Джон Кеннеди был в списке запрещённых авторов. Салазар часто делал два разных заявления по одному и тому же поводу — для заграницы и для Португалии.

Действовала политическая полиция, PIDE (порт. Polícia internacional e de Defesa do Estado — Полиция по международным делам и защите государства), а позднее DGS (Direcção Geral de Segurança — Генеральное управление безопасности), которая начиналась как PVDE (Polícia de Vigilancia e Defesa do Estado — Полиция надзора и защиты государства), преследовавшая любую оппозицию. Директора ПИДЕ — Агостиньо Лоренсу, Антониу Невиш Граса, Омеру ди Матуш, Фернанду Силва Паиш — являлись ближайшими сподвижниками Салазара, принадлежали к ключевым фигурам режима и во многом определяли государственную политику. Тем не менее в Португалии во время режима Нового государства отсутствовала смертная казнь, отменённая в этой стране ещё в 1867 году.

Во время гражданской войны в Испании на стороне Франко воевал Легион Вириата из португальских добровольцев. Во время Второй мировой войны Португалия сохраняла нейтралитет, хотя в 1943 г. она предоставила Великобритании военные базы на Азорских островах. В 1949 г. она вступила в НАТО.

Серьёзная оппозиция Салазару впервые проявилась на президентских выборах 1958 г., когда победил адмирал Америку Томаш, поддерживаемый Салазаром, но генералу Умберту Делгаду, возглавлявшему оппозицию, удалось набрать четверть всех голосов. В результате в 1959 г. прямые выборы президента были отменены, а право выбора президента было передано избирательной коллегии. В 1965 году ПИДЕ организовала убийство Умберту Делгаду.

В 1961 г. португальские территории Гоа, Даман и Диу в Индии были оккупированы индийскими войсками и присоединены к Индии. В 1960-е годы начались антиколониальные восстания в Анголе, Мозамбике и Португальской Гвинее, принадлежавших Португалии. В результате Португалия направила в эти колонии значительную часть армии и тратила большие средства на борьбу с повстанцами. Одним из последствий колониальных войн стала эмиграция 1,6 млн португальцев, которые не желали служить в армии и в поисках работы выехали в разные страны мира.

В сентябре 1968 г. у Салазара произошло кровоизлияние в мозг после падения со сломавшегося под ним стула, и премьер-министром стал Марселу Каэтану (при этом президент Томаш и влиятельная экономка премьера Мария ди Жезуш поддерживали у Салазара иллюзию, будто он остаётся главой правительства). Каэтану продолжил политический курс в несколько смягчённом виде.

В сентябре 1973 г. возникло подпольное «Движение капитанов», образованное средними и младшими офицерами, у руководства которым со временем оказались сторонники левых политических взглядов, добившихся внесения в программу движения поправки, гласившей, что Португалия сделала «социалистический выбор».[10] 25 апреля 1974 г. армия, возглавляемая «Движением капитанов», свергла правительство Каэтану.

В 1973 году Португалия была самой бедной страной Западной Европы, занимая 39-е место по уровню жизни населения. Охранительная политика режимов Антониу Салазара и Марселу Каэтану за полвека превратила страну в одно из самых отсталых аграрных европейских государств. Но и в сельском хозяйстве уровень механизации был минимален, производство продукции фактически не росло, а, к примеру, урожайность зерновых была в 5 раз ниже, чем в странах Западной Европы. Сельское население было почти полностью неграмотным и практически нищим по сравнению с фермерством Франции или ФРГ[11].

В то же время, страна ввозила в основном промышленную продукцию, расплачиваясь за неё тем, что производило сельское хозяйство. Это не способствовало развитию собственной промышленности, хотя Португалия обладала огромными сырьевыми ресурсами в своих африканских колониях. Правительство предпочитало отправлять сырьё за рубеж, не вкладывая денег в развитие страны. Даже обладая запасами нефти в Анголе, правящие круги Португалии не озаботились её освоением и переработкой и, когда через 15 лет после её открытия арабские страны объявили Западу нефтяное эмбарго, Португалия, «сидя на нефти», осталась без бензина.

Но торговля сырьём, за счёт которой португальское правительство хотело обеспечить стране спокойствие, оказалась под ударом, когда в африканских колониях — Анголе, Мозамбике, Португальской Гвинее и др. — началась партизанская война против метрополии. Огромные военные расходы только ухудшили положение Португалии. Последними политическими аргументами режима Каэтану стали «борьба с коммунизмом в колониях» и «атлантическая солидарность» в рамках НАТО, за счёт которых он пытался привлечь максимальную военную и экономическую помощь.

Но в 1973 году бегство капиталов из Португалии приняло больший размах. Теперь в экономику не вкладывалось вообще ничего, а за рубеж были переправлены 1,4 миллиарда эскудо. Премьер-министр Каэтану решил проблему тем, что запретил публиковать эту статистику[12].

Тем временем неизменная политическая система страны не отражала настроений общества, спектра политических взглядов и тщательно изолировала население от управления страной. В этих условиях в Португалии нелегально или полулегально распространялись радикальные политические взгляды от нацизма Гитлера до теорий Мао Цзэдуна. Марксизм и социалистические учения проникли даже в традиционную опору режима — в офицерский корпус, значительную часть которого правительство самоубийственно унижало своей социальной и кадровой политикой.

Экономические последствия ликвидации «Нового государства»

Для Португалии

С начала 1960-х и до середины 1970-х годов (переворота 1974 года) в экономике Португалии наблюдался устойчивый рост (среднегодовые показатели: ВВП – 6.9%, промышленное производство – 9%, потребительские расходы населения – 6.5%, валовое накопление основного капитала – 7,8%)[13] с инфляцией, не превышающей 4% в год. За этот период ВВП вырос на 120%. После переворота, вскоре за которым последовала национализация промышленности и земельная реформа, а также широкомасштабное регулирование цен, начался длительный период экономических неурядиц с падением среднегодовых показателей экономического роста (ВВП – 2.7%, промышленное производство – 4.8%, потребительские расходы населения – 2.7%, валовое накопление основного капитала – 3,1%). Среднегодовая инфляция в 1980-х годах составляла 18%.[13][14]

В 1960 году до начала структурных преобразований в экономике страны её показатель ВВП на душу населения составлял 38% от среднего для ЕЭС. В 1968 году этот показатель достиг 48%, а в 1973 – накануне переворота – составил 56.4%. В 1975 году он снизился до 52.3% и к 1991 году смог вырасти лишь до 54.9%.[13]

За период с 1973 по 1988 годы соотношение государственного долга к ВВП Португалии выросло в четыре раза и достигло показателя в 74%.

При сходных значениях инвестиционного коэффициента (24% и 26.7% ВВП до переворота и в 1980-х годах соответственно) их эффективность, как отношение роста ВВП к инвестиционному коэффициенту, до переворота была почти в три раза выше (28.6% против 10.1%).[13]

После переворота 1974 года в Португалию хлынули беженцы – португальские граждане, проживавшие до этого в «заморских провинциях» (в основном, в Анголе и Мозамбике) и оказавшиеся без средств к существованию.[15][16] Их численность превысила 1 миллион человек при населении метрополии в 8.66 миллиона человек (1970 год).

Имевшая место до переворота эмиграция пацифистски настроенной части португальской молодежи после него сменилась эмиграцией (в основном, в Бразилию) управленческого и квалифицированного технического персонала, вызванная политикой «выравнивания доходов» и «антифашистскими чистками».

В принятой после переворота (1976 год) конституции страны национализация португальской экономики провозглашалось необратимой победой трудящихся классов. После изменений конституции, внесенных в 1982 и 1989 годах, из неё исчезли упоминания об «обобществлении средств производства», «бесклассовом обществе» и иные положения марксистского характера.

Для «заморских провинций»

До переворота экономический рост также наблюдался в «заморских провинциях» Португалии, даже во время длительной войны с партизанскими силами антиколониального движения национального освобождения. Такому росту во многом способствовала преференциальная тарифная политика в рамках начатой в 1961 году интеграционной программы. Согласно этой политике были отменены таможенные пошлины на импортируемые в Португалию товары, произведенные на заморских территориях, в то время как сами эти территории сохранили право облагать португальский импорт пошлинами, величина которых, в большинстве случаев, составляла 50% от величины таможенных пошлин на товары, ввозимые из других стран.[13]  Такая система, с одной стороны, существенно облегчала доступ португальской продукции к рынкам ее заморских территорий, а с другой – способствовала быстрому росту таких секторов экономики заморских территорий, как сельское хозяйство, рыболовство, добыча полезных ископаемых (нефти, алмазов и руд металлов), производство цемента и текстиля.

После получения этими странами независимости от Португалии в них началась гражданская война, длившаяся более 15 лет в Мозамбике и более 25 лет в Анголе.

См. также

Примечания

  1. ↑ Gallagher, Tom, 1954-. Portugal : a twentieth-century interpretation. — Manchester: Manchester University Press, 1983. — xii, 278 pages с. — ISBN 071900876X, 9780719008764.
  2. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 Kay, Hugh (1970). Salazar and Modern Portugal. — NY, USA: Hawthorn Books, 1970.
  3. ↑ 1 2 3 4 5 Wiarda, Howard J., 1939-. Corporatism and development : the Portuguese experience. — Amherst: University of Massachusetts Press, 1977. — xiii, 447 pages с. — ISBN 0870232215, 9780870232213.
  4. ↑ Elections in Europe : a data handbook. — 1st ed. — Baden-Baden, Germany: Nomos, 2010. — xxxi, 2070 pages с. — ISBN 3832956093, 9783832956097.
  5. ↑ doi:10.1080/00467600500221315
  6. ↑ Rerum novarum, p. 45
  7. ↑ Milgram, Avraham, 1951-. Portugal, Salazar, and the Jews. — Jerusalem: Yad Vashem, 2011. — 324 pages с. — ISBN 9789653083875, 9653083872.
  8. ↑ Robert O. Paxton. The five stages of fascism // Journal of Modern History 70.1. — 1998. — С. 1-23, quotes at pp 3, 17.
  9. ↑ António Candeias, Eduarda Simões. Alfabetização e escola em Portugal no século XX: Censos Nacionais e estudos de caso // Análise Psicológica. — March 1999. — Т. 17, вып. 1. — С. 163–194. — ISSN 0870-8231.
  10. ↑ Виктор Иванович Суханов. "Революция гвоздик" в Португалии: страницы истории. — Мысль, 1983. — 237 с.
  11. ↑ Суханов В. И. «Революция гвоздик» в Португалии: Страницы истории — М., «Мысль», 1983 — С. 19.
  12. ↑ Ермаков В., Поляковский В. «Перекрёстки португальской революции» / М., 1978 — С. 85.
  13. ↑ 1 2 3 4 5 Portugal - Economic Growth and Change. countrystudies.us. Проверено 7 мая 2018.
  14. ↑ .. S E D E S ... www.sedes.pt. Проверено 7 мая 2018.
  15. ↑ Flight from Angola (англ.). The Economist. Проверено 7 мая 2018.
  16. ↑ MOZAMBIQUE: Dismantling the Portuguese Empire (англ.) // Time. — 1975-07-07. — ISSN 0040-781X.

Литература

Ссылки

wikiredia.ru

Новое государство - это... Что такое Новое государство?

  • Новое государство (Португалия) — У этого термина существуют и другие значения, см. Новое государство. Новое государство порт. Estado Novo …   Википедия

  • Португалия: Новое государство — «Новое государство» (порт. Estado Novo)  политический режим, установившийся в Португалии вследствие военного переворота 28 мая 1928 г. Оливейра Салазар захватил контроль над страной в начале 1930 х, и его могущество не ослабевало до 1968 г.,… …   Википедия

  • США. ИСТОРИЯ. НОВОЕ ГОСУДАРСТВО — Население. Среди нововведений федеральной Конституции было положение о проведении общенациональной переписи населения каждый десять лет. Первоначально имевшая цель обеспечить основу для периодической коррекции пропорционального представительства… …   Энциклопедия Кольера

  • Государство Дамаск — ← …   Википедия

  • Государство словенцев, хорватов и сербов — Država Slovencev, Hrvatov in Srbov Država Slovenaca, Hrvata i Srba Држава Словенаца, Хрвата и Срба ← …   Википедия

  • Государство Каприви — Caprivi ← …   Википедия

  • Государство — У этого термина существуют и другие значения, см. Государство (значения). Титульный лист сочинения Томаса Гоббса Левиафан (1651 год), посвящённого проблемам государства …   Википедия

  • Государство Бирма — Эта статья о Бирме в период 1943 1945; Общую статью о Бирме см.: Мьянма. Государство Бирма марионеточное государство …   Википедия

  • ГОСУДАРСТВО — 1) политическая целостность, созданная национальной или многонациональной общностью на определенной территории, где с помощью политической элиты, монополизирующей власть, поддерживается юридический порядок, включая законное право применения… …   Философская энциклопедия

  • Новое словенское искусство — (нем. Neue Slowenische Kunst, NSK)  неформальная организация, созданная в 1984 словенским музыкальным коллективом «Laibach» в сотрудничестве с группой художников «Irwin» и театральной труппой «Scipion Nasice Sisters». В 1991 году… …   Википедия

  • dic.academic.ru