Юденич Николай Николаевич. Николай юденич


Николай Юденич - биография и семья

Биография

Николай Николаевич Юденич родился 18 июля (30 июля по ст. стилю) 1862 в Москве, в семье коллежского советника Николая Ивановича Юденича (1836 —- 1892). В 1881 окончил Александровское военное училище, а в 1887 — Академию Генштаба. Во время Русско-японской войны (1904—1905) командовал полком. После войны служил начальником штаба Казанского (1912) и Кавказского (1913) военных округов.

С начала Первой мировой войны Юденич стал начальником штаба Кавказской армиии, ведшей бои с войсками Османской империи. На этом посту он одержал разгромную победу над Энвер-пашой в Сарыкамышском сражении. В январе 1915 Юденич был произведён из генерал-лейтенанта в генералы от инфантерии и назначен командующим Кавказской армией. В течение 1915 года подразделения под командованием Юденича вели бои в районе города Ван, который несколько раз переходил из рук в руки. 13-16 февраля 1916 Юденич выиграл крупное сражение под Эрзерумом и захватил город Трапезунд.

После Февральской революции Юденича назначили командующим Кавказским фронтом, но уже через месяц, в мае 1917 г., он был снят с должности как "сопротивляющийся указаниям Временного правительства" и был вынужден уйти в отставку. В 1918 эмигрировал в Финляндию. В 1919 Юденич был назначен А. В. Колчаком главнокомандующим Северо-Западной армией, сформированной русскими эмигрантами в Эстонии, и вошел в состав Северо-Западного правительства. В сентябре 1919 армия Юденича прорвала фронт большевиков и подошла к Петрограду, но была отброшена. Юденич эмигрировал в Англию и впоследствии переселился во Францию, где и умер. Политической деятельностью в эмиграции не занимался.

Гений наступления и маневра

Материал может быть использован при подготовке урока по темам: "Первая мировая война 1914 1918 гг." и "Гражданская война". 9-й класс.

В октябре 2003 г. исполнилось 70 лет со дня смерти одного из выдающихся полководцев Первой мировой войны генерала от инфантерии Николая Николаевича Юденича. Однако в отечественную историю он вошел как белый генерал, безуспешно пытавшийся в 1919 г. взять Петроград. Дополнительную "славу" ему снискал вышедший на экраны страны и ставший очень популярным художественный фильм, посвященный Гражданской войне на Северо-Западе России (хотя сам генерал на экране не появляется) "Мы из Кронштадта". Успех фильма был настолько велик, что эта лента получила даже главный приз на Международной выставке в Париже в 1937 г., а в 1941 г. Сталинскую премию II степени. Вот пожалуй и все, что известно современному читателю об этом генерале. А между тем Н.Н. Юденич, провоевавший всю Первую мировую войну на Кавказском фронте, как и его великий соотечественник А.В. Суворов, не проиграл ни одного сражения противнику.

Родился будущий полководец в Москве 18 июля 1862 г. Его отец происходил из дворян Минской губернии и служил в чине коллежского советника. Первона

чальное образование Н.Н. Юденич получил в кадетском корпусе, а затем продолжил его в 3-м Александровском военном училище в Москве. Каждый год он с нетерпением ожидал выхода на Ходынское поле, где располагался летний лагерь училища. Молодой юнкер любил тактические учения, стрельбы, топографические съемки и другие практические занятия.

Окончив в 1881 г. военное училище в чине подпоручика армейской пехоты, Н.Н. Юденич отправился для прохождения службы в столицу, в лейб-гвардии Литовский полк. Потом он служил в Средней Азии в 1-м Туркестанском, а затем во 2-м Ходжентском резервных стрелковых батальонах. После производства в поручики гвардии в 1884 г. он поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. Окончил ее Н.Н. Юденич в 1887 г. по первому разряду с присвоением звания "штабс-капитан гвардии". Он был причислен к Генеральному штабу и назначен старшим адъютантом штаба 14-го армейского корпуса, дислоцированного в Варшавском военном округе. В дальнейшем (с 1892 г. подполковником, а с 1896 г. полковником) Н.Н. Юденич служил в штабе Туркестанского военного округа, командовал батальоном, был начальником штаба Туркестанской стрелковой бригады. По воспоминаниям сослуживца Юденича Д.В. Филатьева, в те годы молодого полковника отличали "прямота и даже резкость суждений, определенность решений и твердость в отстаивании своего мнения и полное отсутствие склонности к каким-либо компромиссам"1. К этому следует добавить немногословность Н.Н. Юденича. "Молчание, говорил о нем другой его сослуживец А.В. Геруа, господствующее свойство моего тогдашнего начальника"2. Обрел молодой полковник и семейное счастье, женившись на Александре Николаевне Жемчужниковой.

В 1902 г. Н.Н. Юденич вступил в командование 18-м стрелковым полком, входившим в состав 5-й стрелковой бригады 6-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии. С началом русско-японской войны часть, в которой служил Н.Н. Юденич, отправилась в действующую армию. В это же время в штабе Туркестанского военного округа ему предложили занять вакантную должность дежурного генерала. Но он отказался от спокойной штабной службы и отбыл вместе с дивизией к театру военных действий, полагая, что личный пример начальника лучшее воспитательное средство для подчиненных, и стараясь следовать этому как в мирное, так и в военное время. В сражении при Сандепу в январе 1905 г. некоторые военачальники проявили нерешительность, но Юденич выказал смелость и инициативу, возглавив атаку ввере

ного ему полка, и обратил противника в бегство. Инициатива храброго полковника не осталась незамеченной даже скупым на похвалу командующим маньчжурской армией генералом от инфантерии А.Н. Куропаткиным.

В Мукденском сражении в феврале 1905 г. Юденич во главе полка лично участвовал в штыковой атаке. В этом бою он получил два ранения и был отправлен в госпиталь. За героизм, проявленный на полях сражений, его наградили Золотым оружием с гравировкой "За храбрость", а также орденами Святого Владимира 3-й степени с мечами, Святого Станислава 1-й степени с мечами. В июне 1905 г. Юденич был произведен в генерал-майоры.

В 1907 г. он получил должность генерал-квартирмейстера штаба Казанского военного округа. В декабре 1912 г. состоялось еще одно назначение Юденича произвели в генерал-лейтенанты и назначили начальником штаба того же военного округа. Уже в январе 1913 г. он оказался на службе в Кавказском военном округе на той же должности. На новом месте молодой генерал быстро завоевал симпатии сослуживцев. Впоследствии его товарищ по службе генерал Веселозеров вспоминал: "В самый краткий срок он стал и близким, и понятным для кавказцев. Точно он всегда был с нами. Удивительно простой, в котором отсутствовал яд под названием "генералин", снисходительный, он быстро завоевал сердца. Всегда радушный, он был широко гостеприимен. Его уютная квартира видела многочисленных сотоварищей по службе. ...Пойти к Юденичу это не являлось отбыванием номера, а стало искренним удовольствием для всех, сердечно его полюбивших"3. Радушие и приветливость вовсе не означали, что генерал попустительствовал в вопросах службы. Здесь он проявлял требовательность как к себе, так и к другим, стремясь подавать пример в исполнении служебного долга. "Работая с таким начальником, писал Веселозеров, каждый был уверен, что в случае какой-либо порухи он не выдаст головой подчиненного, защитит, а потом сам расправится как строгий, но справедливый начальник"4.

В работе с офицерами Н.Н. Юденич был выдержан и немногословен, не допускал мелочной опеки. Другой его сослуживец генерал Драценко писал об этом: "Он всегда и все спокойно выслушивал, хотя бы то было противно намеченной им программе. Никогда генерал Юденич не вмешивался в работу подчиненных начальников, никогда не критиковал их приказы, доклады, но скупо бросаемые им слова были обдуманы, полны смысла и являлись программой для тех, кто их слушал"5.

В полную силу полководческий талант Н.Н. Юд

нича раскрылся на полях сражений Первой мировой войны. 20 октября 1914 г. в ответ на обстрел турецкими военными кораблями ряда русских портов на Черном море Россия объявила войну Турции. Из частей Кавказского военного округа была сформирована Кавказская армия. Главнокомандующим стал наместник на Кавказе генерал от кавалерии И.И. Воронцов-Дашков, его помощником генерал от инфантерии А.З. Мышлаевский, начальником штаба генерал-лейтенант Н.Н. Юденич.

Кавказская армия занимала полосу от Черного моря до озера Урия протяженностью 720 км. Военные действия для Кавказской армии начались встречным сражением на эрзерумском направлении, где ей противостояла 3-я турецкая армия. 9 декабря 1914 г. турецкие войска перешли в наступление и вскоре оказались в тылу главных сил Кавказской армии. Н.Н. Юденич был назначен командующим Сарыкамышским отрядом. Благодаря тщательно разработанному им плану Сарыкамышской операции, русские войска не только отразили наступление противника, но и перешли в контрнаступление, окружив и пленив главные силы 3-й турецкой армии. Неукротимая воля к победе и твердое управление войсками, личный пример генерала, во все дни напряженного сражения находившегося на передовой, в сочетании со стойкостью и мужеством русских солдат и офицеров принесли полную победу Сарыкамышскому отряду. К 5 января 1915 г. турецкие войска были отброшены в исходное положение. Потери противника составили 90 тыс. убитыми, ранеными и пленными. Следует особо отметить, что уже в этой первой планировавшейся Н.H. Юденичем боевой операции явственно обнаружилась одна из главных черт его полководческого дарования способность идти на разумный риск, принимать смелые тактические решения, основанные на знании обстановки. Оценив по достоинству заслуги Н.Н. Юденича в Сарыкамышской операции, Николай II произвел его в чин генерала от инфантерии, наградил высшим военным орденом России Святого Георгия 4-й степени, а 24 января назначил командующим Кавказской армией. Именно на этом высоком посту началось становление Н.Н. Юденича как одного из выдающихся полководцев Первой мировой войны.

В июне июле 1915 г. под его руководством была проведена Алашкертская операция, в результате которой удалось сорвать план турецкого командования прорвать оборону Кавказской армии на карском направлении. За ее успешное проведение командующий был удостоен ордена Святого Георгия 3-й степени.

Осенью того же года резко ухудшилась обстановка в Персии (Иране).

Там целенаправленно действовали многочисленные германо-турецкие агенты и сформированные ими диверсионные отряды. Антироссийские элементы имели большое влияние в Персии, страна вот-вот должна была бы вступить в войну на стороне Германского блока. Чтобы не допустить втягивания Персии в войну, главнокомандующий Кавказским фронтом великий князь Николай Николаевич (сменивший на этом посту И.И. Воронцова-Дашкова) добился от Ставки разрешения на проведение операции, получившей название Хамаданской. Ее разработку поручили Н.Н. Юденичу. Для проведения операции был создан экспедиционный корпус. Командование им было возложено на хорошо зарекомендовавшего себя в боях генерал-лейтенанта Н.Н. Баратова. Корпус перебросили из Тифлиса (Тбилиси) в Баку, где он был погружен на корабли и переправлен к персидскому берегу. 30 октября 1915 г. части корпуса внезапно высадились в порту Энзели. В течение следующего месяца корпус совершил ряд военных экспедиций в глубь Персии, разгромив несколько диверсионных отрядов. Были заняты города Хамадан, Кум, а также ряд других населенных пунктов на подступах к столице страны Тегерану. Одновременно были пресечены попытки проникновения вражеских вооруженных формирований в восточную часть Персии и в Афганистан. В результате этой четко спланированной операции удалось обезопасить левый фланг Кавказской армии и устранить угрозу вступления Персии в войну на стороне Германского блока. Немалая заслуга в ее успешном проведении принадлежала ее главному разработчику Н.Н. Юденичу.

К концу осени 1915 г. турецкое командование полагало, что в горной местности, не приспособленной для активных крупномасштабных военных действий зимой, русское наступление невозможно. Тем не менее Н.Н. Юденич все больше склонялся к переходу войск в наступление к концу декабря. Упор делался на внезапность и тщательность подготовки войск. Основная идея предстоящей Эрзерумской операции, сформулированная командармом на совещании штаба Кавказской армии 18 декабря, заключалась в прорыве обороны противника на трех направлениях эрзерумском, ольтынском и битлисском. Главный же удар Н.Н. Юденич предлагал нанести в направлении Кёприкёй. Конечной целью операции ставился разгром 3-й турецкой армии и овладение важным узлом коммуникации сильно укрепленной крепостью Эрзерум. Окруженная горами и мощными фортификационными сооружениями, крепость эта, особенно зимой, когда горы покрыты льдом и снегом, казалась неприступной. Поэтому Н.Н. Юденич

добившись разрешения на проведение операции, взял на себя всю ответственность за ее последствия. Это было смелое решение, здесь был немалый риск, но разумный риск полководца, а не авантюриста. Эту черту характера нашего героя служивший в разведке штаба Кавказской армии подполковник Б.А. Штейфон писывал так: "В действительности каждый смелый маневр генерала Юденича являлся следствием глубоко продуманной и совершенно точно угаданной обстановки. И главным образом духовной обстановки. Риск генерала Юденича это смелость творческой фантазии, та смелость, какая присуща только большим полководцам"6. Командарму понадобилось всего три недели чтобы провести перегруппировку войск. За это время для непосредственного участия в штурме Эрзерума он сосредоточил две трети сил Кавказской армии. Подготовка операции проводилась с максимальной секретностью, отличалась продуманностью, точным распределением сил и средств, хорошим материально-техническим обеспечением.

Начавшееся 28 декабря 1915 г. наступление стало для турецкого командования полной неожиданностью. Прорвав оборону 3-й турецкой армии на участке Маслахат-Кёприкёй, войска под командованием Н.Н. Юденича штурмом с севера, востока и юга 3 февраля 1916 г. овладели крепостью Эрзерум и отбросили противника на 70 100 км на запад. В самой крепости было пленено около 8 тыс. солдат и 137 офицеров противника. Результатом операции стала вторичная утрата (после Сарыкамышской операции 1914 г.) боеспособности 3-й турецкой армии, лишившейся более половины личного состава 60 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными. "Этот успех, отмечал начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал от инфантерии М.В. Алексеев, приобрел на Ближневосточном театре особую значимость на фоне неудач Дарданельской операции и наступления англичан в Месопотамии"7. Оценивая действия Н.Н. Юденича в Сарыкамышской и Эрзерумской операциях, генерал-квартирмейстер Кавказской армии Е.В. Масловский особенно подчеркивал, что "Юденич обладал необычайным гражданским мужеством, хладнокровием в самые тяжелые минуты и решительностью. Он всегда находил в себе мужество принять нужное решение, беря на себя и всю ответственность за него, как то было в Сарыкамышских боях и при штурме Эрзерума. Обладал несокрушимой волей. Решительностью победить во что бы то ни стало, волею к победе весь проникнут был генерал Юденич, и эта его воля в соединении со свойствами его ума и характера являли в нем истинные черты полков

дца"8.

За блестяще проведенную Эрзерумскую операцию командарм был удостоен ордена Святого Георгия 2-й степени. Этой высочайшей наградой за все годы Первой мировой войны, кроме Н.Н. Юденича, были отмечены только три полководца Верховный главнокомандующий генерал от кавалерии великий князь Николай Николаевич, главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта генерал от артиллерии Н.И. Иванов и главнокомандующий армиями Северо-Западного, а затем Северного фронтов генерал от инфантерии Н.В. Рузский. Как видно из приведенного списка кавалеров 2-й степени ордена Святого Георгия, только один Н.Н. Юденич был всего лишь командармом. В высочайшем приказе о его награждении говорилось: "В воздаяние отличного выполнения, при исключительной обстановке, блестящей боевой операции, завершившейся взятием штурмом Деве-Бойнской позиции и крепости Эрзерума 2 февраля 1916 года"9.

Отметим попутно, что эту победу Н.Н. Юденич одержал в трудной борьбе и с собственным начальством. Так, после взятия Кёприкёйской позиции главнокомандующий войсками Кавказского фронта великий князь Николай Николаевич предписал отвести армию от Эрзерума и стать на зимние квартиры, полагая, что штурм сильнейшей крепости в жестокую стужу, по грудь в снегу и без осадной артиллерии осуществить невозможно. Но командарм не сомневался в успехе, т.к. видел ежечасно, сколь высок боевой дух воинов Кавказской армии, и взял на себя смелость напрямую сноситься с Верховным главнокомандующим Николаем II. Ставка, не без нажима со стороны начальника штаба Верховного главнокомандующего генерала от инфантерии М.В. Алексеева, дала добро.

Вскоре после взятия Эрзерума главнокомандующий войсками Кавказского фронта великий князь Николай Николаевич отправил в Ставку телеграмму: "Господь Бог оказал сверхдоблестным войскам Кавказской армии столь великую помощь, что Эрзерум после пятидневного беспримерного штурма взят"10.

Этот успех, сравнимый разве что с Измаильским штурмом А.В. Суворова в 1790 г., произвел сильное впечатление как на союзников России, так и на ее противников. Перед русской армией с овладением Эрзерумом открывался путь через Эрзинджан в Анатолию центральную область Турции. И не случайно спустя всего месяц, 4 марта 1916 г., было заключено англо-франко-русское соглашение о целях войны Антанты в Малой Азии. России был обещан Константинополь, Черноморские проливы и северная часть турецкой Армении.

Умер в 1933 г. Похоронен на кладбище Кокад, г. Ницца, Франция

facecollection.ru

Юденич Николай Николаевич

Генерал Юденич – краткая биография

Непобедимый генерал Первой мировой и Главнокомандующий антибольшевистского Северо-Западного фронта родился 18 июля 1862 года в Москве в семье гражданского чиновника, чей род происходил из потомственных дворян Минской губернии. После успешного окончания Московской городской гимназии Юденич поступает в Межевой институт, но мечтая о военной карьере, через год переводится в Александровское Военное училище, из которого выпустился в 1881 в чине унтер-офицера. Был прикомандирован в Лейб-гвардии Литовский полк, расположенный в Варшаве. С 1884 по 1887 годы учился в Николаевской Академии Генерального Штаба, по ее окончании произведен в штабс-капитаны. С 1892 года Юденич на должности старшего адъютанта штаба Туркестанского военного округа. В том же году произведён в подполковники. В 1902 году назначен командиром 18-го стрелкового полка.

С началом русско-японской войны в 1904 году Юденич отказался от предложенной тыловой должности генерала в Штабе Туркестанского военного округа и отправился со своим полком на фронт. Участвуя в боях в составе 2-й Маньчжурской армии, проявил незаурядные командирские способности. Получил ранение во время Мукденского сражения. По окончании войны награжден орденами Святого Владимира 3-й степени с мечами и орденом Святого Станислава 1-й степени с мечами и произведен в генерал-майоры с назначением командиром 2-й стрелковой бригады. С 1907 года Юденич несет службу на Кавказе в должности сначала генерал-квартирмейстра, а позже начальника Штаба Кавказского Военного округа.

Юденич Н.Н.  на Кавказском фронте первой мировой  1914 - 1917 гг.

С началом боевых действий на Кавказском фронте Первой Мировой, назначен начальником штаба начальником штаба Кавказской армии. С первых же дней войны проявился полководческий талант Юденича. Пользуясь значительным численным преимуществом, турки под командованием Энвер-Паши атаковали расположение русских войск в районе Сарыкамыша. В почти безнадежном положении, будучи в окружении русские под руководством Юденича не только вышли из критического положения, но и одержали блестящую победу. За это в январе 1915 года он был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени, произведен в чин генерала от инфантерии и назначен Командующим Отдельной Кавказской Армией.

Следующий орден Святого Георгия 3-й степени вместе с орденом Белого Орла с мечами он получил в июне 1915 года за спланированную им Ефратскую операцию, в результате проведения которой была наголову разбита 3-я турецкая армия Абдул Керим Паши. В начале 1916 Кавказская Армия, преследуя противника, вышла к считавшейся неприступной крепости Эрзурум. Юденич настоял на штурме и через пять дней Эрзерум пал. За этот подвиг ему был пожалован орден Св. Георгия 2-й степени, он был последним кавалером этого ордена, награжденным в Российской Империи. В апреле 1916 года был захвачен Трапезунд, а к лету, русские войска контролировали почти всю Западную Армению. В истории Первой Мировой войны генерал Юденич был единственным полководцем, который не знал поражений и за свой полководческий талант, незадолго до свержения монархии получил редкий почётный орден Александра Невского с мечами.

Юденич в годы Гражданской войны

Как убежденный монархист он враждебно воспринял Февральскую революцию. В апреле 1917 года Юденич Временным правительством был назначен Главнокомандующим Кавказским Фронтом, но в мае отозван с должности “за сопротивление указаниям”. С этого времени живет в Петрограде как частное лицо, а после Октябрьского переворота переходит на нелегальное положение. В ноябре 1918 года он под чужими документами выезжает в Финляндию. Там, в Гельсингфорсе, организацией русских эмигрантов в январе 1919 года Юденич провозглашен лидером Белого движения на Северо-Западе России с диктаторскими полномочиями. Приказом Адмирала Колчака от 5 июня 1919 года генерал Юденич назначается Главнокомандующим Северо-Западного Фронта.

В июле на территории Латвии и Эстонии на основе разрозненных антибольшевистских соединений была сформирована Северо-Западная Армия. В сентябре 1919 года заручившись поддержкой Великобритании и Эстонии, СЗА при поддержке двух эстонских дивизий начала наступление на Петроград. Уже в средине октября бои шли в его предместье, но прибывшие подкрепления Красной Армии во главе с Троцким отбросили Юденича от города и сами перешли в наступление. Вследствие предательства союзников Юденич потерпел поражение, Эстония заключила мир с большевиками, а СЗА была интернирована и разоружена на ее территории. 22 января 1920 года Юденич объявил о роспуске Северо-Западной армии, а сам через Скандинавские страны выехал во Францию. Там он поселился в Ницце, где и прожил до своей смерти 5 октября 1933 года, в политической жизни более не участвуя.

Как обладателя всех трех степеней ордена Святого Георгия имя Юденича выбито в золоте на беломраморной доске Георгиевского зала в Московском Кремле.

..

Георгиевские кавалеры 1 Мировой войны:

ordenrf.ru

Николай Юденич. Биография

Грюнвальд Л.

Почти в каждом номере «Часового» мы читаем воспоминания о наших национальных, главным образом, военных героях; о их деятельности, их биографии или иногда об отдельном каком-нибудь важном эпизоде из их жизни, и это, в большинстве случаев, тогда, когда подходит какой то юбилей или его подвига, его службы или рождения или смерти.

Вот и теперь мы отмечаем маститого юбиляра, о котором было бы недостойно нам не вспомнить. Это Генерал от инфантерии Николай Николаевич Юденич, тот выдающийся деятель нашего времени на поприще военного искусства, который, будучи Командующим Отдельной Кавказской Армии в первую мировую войну, не только спас Кавказ от взятия турками, но рядом замечательных сражений уничтожил силы врага, взял такие важные его опорные пункты, как неприступную крепость Эрзерум и Трапезонд.

Свое военное искусство Ген. Юденич показал уже на Русско-Японской войне под Сандепу и в Манчжурии. Можно также с уверенностью сказать, что, если бы не политические интриги, которые забирали у Командующего почти все его время для внешней и внутренней политики, как со стороны английской миссии, игравшей по распоряжению правительства Ллойд-Джорджа двуликую роль Януса, так и со стороны либерально настроенных русских деятелей в лице, созданного по требованию той же английской миссии, Русского правительства Северо-Западной Области, и здесь замечательный талант Ген. Юденича помог бы ему взять Петроград во время его борьбы с большевиками во главе Северо-Западной Добровольческой Армии осенью 1919 г. Ведь эта, малая по количеству, но сильная духом, Армия была уже на границах нашей родной столицы.

18-го июля сего года исполнилось сто лет со дня рождения Ген. Юденича, Вот почему мне и хотелось бы вспомнить вместе с читателями «Часового» об этом замечательном полководце нашего времени. Я позволю себе коротко коснуться его биографии, которая, вероятно, известна большинству читателей, но за то я поделюсь с ними теми, мало известными читателями, фактами из его жизни и деятельности, о которых пишет в своих воспоминаниях покойная Генеральша Александра Николаевна Юденич. Эти воспоминания Александра Николаевна передала мне с правом их огласить после ее кончины.

Родился Николай Юденич 18 июля 1862 года в Москве в семье Директора Землемерного Училища. Мать его урожденная Даль, двоюродный брат которой был знаменитым составителем сборника русских пословиц и поговорок.

В 1879 году Н. Юденич поступил в Александровское Военное Училище, которое окончил портупей-юнкером. После производства в офицеры в 1881 году вышел Лейб-гвардии Литовский полк. В 1884 году окончил одним из первых Академию Генерального Штаба. Начал службу по Генеральному Штабу в 14-м армейском корпусе, а в 1892 году был переведен в Штаб Туркестанского Военного Округа. В 1895 году Н. Юденич женился на Александре Николаевне Жемчужниковой, потомственной дворянке гор. Казани.

В 1902 г. Полковник Юденич получает в командование 18-й стрелковый полк в Сувалках, с которым в 1904 году выходит на Русско-Японскую войну. Здесь Полковник Юденич получает первое боевое крещение и в боях под Сандепу и в Манчжурии под Чжантаньхенань и Янсытунь проявил впервые свои незаурядные полководческие способности. В этих тяжелых боях Полк. Юденич был ранен в руку, оставаясь в строю, и тяжело вторично в шею, но сразу же по выздоровлении вернулся в полк. Вернулся Юденич с Русско-Японской войны Генерал-майором с золотым Георгиевским Оружием, а полк его с Георгиевским Знаменем.

В 1907 году Ген. Юденич назначается Генерал - Квартирмейстером Штаба Кавказского Округа, а вскоре и Начальником Штаба. В октябре 1914 года, с момента объявления войны Турции, назначается Начальником Штаба Отдельной Кавказской Армии, а в декабре принимает командование 2-м Туркестанским корпусом.

Вместо отступления, как было приказано штабом фронта, Ген. Юденич своим корпусом начинает наступление и в течение месяца своими частями разгромил турецкую армию Энвер Паши. За эту победу Ген. Юденич награждается Орденом Св. Георгия 4 ст. и назначается Командующим Кавказской Армией. В июле 1915 г. он разбивает армию Абдул Керим Паши, подошедшую к нашей границе. За это он награждается орденом Св. Георгия 3 ст.

30 декабря 1915 года Ген. Юденич начинает наступление. Удачно сломив сопротивление противника, преследует его и 3-го февраля 1916 года, после пятидневного штурма берет неприступную крепость Эрзерум. За взятие этой крепости Ген. Юденич награждается Орденом Св. Георгия 2-ой степени. Таким образом, Ген. Юденич оказался третьим кавалером Ордена Св. Георгия 2-ой степени во всей Русской Армии. За эту победу Ген. Юденич получил от Англии Орден Св. Георгия и Михаила и от Франции Большой Крест Почетного Легиона.

4-го апреля 1916 года Ген. Юденич овладевает крепостью Трапезондом и, продолжая борьбу с противником, который пытается овладеть потерянными крепостями, в июне 1916 года уничтожает 3-ю турецкую армию, а в сентябре того же года ломит сопротивление прибывшей с Галипполи 2-ой турецкой армии так, что на долго делает ее неспособной к активной деятельности.

5-го марта 1917 года Ген. Юденич назначается Командующим Кавказским фронтом, но в апреле 1917 года отзывается Временным Правительством в Петроград и остается не у дел.

В ноябре 1918 года Ген. Юденич тайно переходит границу Финляндии с намерением создания нового Белого Фронта на ближайших путях к Петрограду. Финляндия, как плацдарм, отпадает после ухода от власти там Ген. барона Маннергейма, который в переговорах с Ген. Юденичем сочувственно относился к идее последнего. Ген. Юденич выезжает в Эстонию, где и начинает формировать Северо-Западную Армию, получив на это согласие и официальное назначение от Адмирала Колчака.

28-го сентября 1919 года, по просьбе Адм. Колчака поддержать общее наступление Белых, Ген. Юденич начал наступление своей Армией на Петроград. Части армии подходят к Петрограду, но провокационные действия частей Бермонта в Латвии, увод с фронта эстонских частей и отказ английского флота в Финском заливе поддержать наступление приводят положение к тому, что Армии пришлось отступать. Эстония подписывает мир с большевиками, с условием не давать приюта белым воинам. Это был конец белой борьбы на Северо-Западе России. Тысячи белых воинов гибнут от тифа в Коппеле под Нарвой, куда были пропущены Эстонией русские части по требованию Международного Красного Креста.

Ген. Юденич назначает Ликвидационную Комиссию во главе с графом Паленом, командование передает Ген. Глазенапу и, после долгих трудностей со стороны Эстонского правительства, выезжает через Швецию во Францию, на юге которой и поселяется вместе со своей супругой. Ген. Юденич, отойдя от активной политической деятельности, всю свою эмигрантскую жизнь посвящает помощи материальной и моральной бывшим своим соратникам белым воинам и их семьям и созданной А. Н. Яхонтовым в Ницце Русской школы, в которой Ген. Юденич довольно часто читал лекции о Русской Культуре.

5-го октября 1933 года Ген. Юденич скончался на руках своей супруги. Похоронен он в Ницце на кладбище «Кокад».

Таково короткое жизнеописание или, как принято говорить, биография нашего национального героя Генерала от инфантерии Н.Н. Юденича. Короче ее написать, мне кажется, нельзя. Я и так опасаюсь, что у читателей могут появиться при чтении ее вопросы, требующие разъяснений, которые я охотно дам через журнал «Часовой» или лично [1].

А теперь перейду к выборкам из «Воспоминаний» А. Н. Юденич. В них А. Юденич очень часто ставит только инициалы «Н. Н.», говоря о муже - Генерале Юдениче, что я и оставляю в редактированных мною выборках.

Девиз Н. Н. Юденича: «Только тот достоин жизни этой, кто на смерть всегда готов».

У Н.Н. были две сестры, Александра Н. по мужу Лаврентьева и Клавдия Н. по мужу Паевская. Обе они очень любили своего брата Николая, а в особенности Клавдия Н. Во время Маньчжурских боев, в которых участвовал Н.Н. и где был сильно ранен в шею, Клавдия Н., сидя у себя дома, видела странное видение: «Поле сражения, масса раненных, среди которых и Н.Н., а над ним Пресвятая Богородица, покрывающая его Своим Омофором». И было чудо. Пуля прошла около сонной артерии, не затронув ее. Н.Н. был замертво доставлен на перевязочный пункт, а затем в госпиталь в Мукден. Богородица действительно покрыла его Своим Омофором и он вернулся к своему полку, как только смог держаться на ногах.

Н. Н. был единственным в роду Юденичей военным.

Временное Правительство отозвало Н.Н. в Петроград. Когда Н.Н. спросил А.Ф. Керенского о причинах отозвания, последний ответил: «Вы слишком популярны в своей Армии».

При прощании Кавказская Армия преподнесла Н. Н. на память чудную золотую шашку, осыпанную драгоценными камнями.

После захвата власти большевиками мы перебрались на квартиру, в то время свободную, Адмирала Хоменко на Каменоостровском проспекте, в доме Страхового Общества «Россия». В доме была масса различных большевицких учреждений. Соседство было не из приятных. Но старший дворник, когда мы переезжали, сказал Н.Н.: «Генерал, будьте покойны, мы Вас убережем».

По приезде в Петроград Н.Н. пошел в Государственный Банк, чтобы взять какую то сумму денег из своих сбережений. Чиновники, узнав, что пришел Генерал Юденич, обступили его, горячо его приветствовали и посоветовали немедленно взять все деньги на руки, где бы они не были, продать, недвижимость и сохранять все у себя. Тогда мы продали дом в Тифлисе и земли в Кисловодске. Насколько был полезен их совет, мы поняли только впоследствии, когда оказались в эмиграции. Средства эти дали возможность и нам жить и многим... многим помочь.

Н.Н., назначив Ликвидационную Комиссию и передав командование Сев. Западной Армии Ген. Глазенапу, приехал из Нарвы в Ревель за мною, чтобы уехать из Эстонии. Накануне нашего отъезда в Гельсингфорс, вечером собрались наши друзья. Когда они ушли, распрощавшись с нами и пожелав нам счастливого пути, вдруг раздался стук в двери. Я не хотела открывать, но слышу голос хозяйки гостиницы: «Госпожа Юденич, Вам надо открыть дверь, так как здесь прокурор и эстонская полиция». Я открыла дверь, и в комнату ворвалось с десяток партизан Балаховича с ним во главе, в эстонской форме, так как они в свое время дезертировали из Северо-Западной Армии к эстонцам. Я спросила, что им нужно. Балахович на это ответил: «Мы приехали просить Генерала проехать с нами в ближайшее имение, дня на 2 или 3, для получения от него нужных нам справок, после чего он вернется к Вам». Я сказала, что буду сопровождать мужа. Н.Н. шепнул мне: «Оставайся». Очень медленно я собрала ему вещи, вложив туда и револьвер, после чего мы все спустились вниз. Там в зале ждал адъютант Н.Н. Капитан Покотило с револьвером, который заявил, что будет сопровождать Генерала, Балахович на это заметил: «Очень хотел бы иметь такого адъютанта». Все вышли из гостиницы, разместились по саням, и Балахович приказал ехать на вокзал. Бывшие с этой бандой дезертиров эстонские полицейские заявили, что по закону они обязаны заехать сначала в комендатуру. Там они звонили Министру Внутренних Дел Галату и получили в ответ: «Делать, что приказано». Все это взяло известное время, что оказалось очень важным, так как, приехав на вокзал, уже не застали там поезда идущего прямо на Москву. Пришлось взять стоящий на вокзале, идущий только до границы. Н.Н. и его адъютанта посадили в разных купе под охраной вооруженных эстонских солдат.

Поезд был уже много часов в движении, когда внезапно его остановили, не доехав до пограничной станции, откуда шел путь на Москву и... картина переменилась. Охрана была снята с купе, в которых были Н.Н. и его адъютант, а под охрану были взяты Балахович и его окружение. Поезд вернулся до ближайшей станции, где вагон с Н.Н. и арестованным Балаховичем был отцеплен и через несколько минут был прицеплен к поезду идущему в Ревель.

Что же произошло за это время в Ревеле?

Гостиница, где я осталась, была окружена эстонскими солдатами, которые никого не впускали и не выпускали из нее. Капитан Алексеев, бывший в то время в той же гостинице, служивший во французской миссии переводчиком, вышел из гостиницы, так как он был во французской форме и его эстонцы пропустили. Выходя, он мне сказал, что постарается сделать все возможно, чтобы вырвать Н.Н. из рук Балаховича. Он сейчас же ночью поехал к Командующему Армией Эстонии Ген. Лайдонеру, но тот его не принял. Тогда кап. Алексеев зашел к сыну Ген. Щербачева, присланного отцом к Н.Н. из Румынии в его штаб, и они вместе поехали в Миссии: французскую, английскую и американскую, и довели до сведения о происшедшем с Н.Н. Представителей этих Миссий. Представители этих трех государств, в то же утро, потребовали созвания Совета Эстонских Министров и заявили им, что требуют немедленного возвращения Ген. Юденича и, если к 6 часам вечера он не будет в Ревеле, то они все покинут Эстонию. Эстонцы, видимо, поняли, что перестарались.

Не трудно себе представить, в каком я была состоянии, когда мне утром, после бессонной ночи, доложили, что меня хочет видеть Представитель Английской Миссии, Полковник Александер. Он приехал ко мне с предложением немедленно переехать в Английскую Миссию и рассказал о требовании Представительств, предъявленном Эстонскому правительству о возвращении Генерала Юденича не позже 6 часов вечера в Ревель. Я поблагодарила его за приглашение, сказав, что охотно им воспользуемся, как только вернется мой муж. Через несколько минут после его ухода, докладывают, что Начальник Штаба Эстонских Войск просит принять его. Он мне предложил не покидать гостиницы, говоря, что я буду здесь находиться под охраной Эстонского Штаба и Правительства. Я ответила, что только что приняла приглашение Представителя Английской Миссии, у них мне будет спокойней, а доверять эстонцам не могу после того, что случилось с мужем.

Тяжело тянулось время до 6-ти часов вечера, когда, действительно, вернулся Н.Н. с адъютантом, Представителями Миссий, Адм. Пилкиным и Ген. Глазенапом. С общего одобрения решили переночевать в этой злополучной гостинице, как это и было неприятно, раз нам гарантировал безопасность Эстонский Штаб. Утром мы переехали в Английскую Миссию к гостеприимному хозяину Полковнику Александер.

Так Эстонскому Правительству и не удалось или выполнить один из пунктов мирного договора с большевиками или что-то выторговать от них ценою выдачи Генерала Юденича.

Однако выехать из Эстонии не было так просто. Эстонское Правительство, не имея средств, требовало от Н. Н. передачи им всех средств, находящихся в Лондонском Банке, переведенных Адм. Колчаком на нужды Северо-Западной Армии. Но хотя этот план эстонцев и был разрушен союзными Миссиями, однако Эстонское Правительство настаивало на выдаче Ген. Юденичем обязательства, что «все капиталы и имущество, где бы они не находились, находящиеся сейчас и в будущем в его распоряжении, он обязан сдать Эстонскому Правительству сейчас и в будущем». Только по получении такого обязательства Эстонское Правительство обещало дать Н.Н. разрешение на выезд. Н.Н. категорически отказался дать такое обязательство. Это нахальство Эстонского Правительства очень поразило Полк. Александер и его Штаб.

Надо было найти выход и спасаться. Н.Н. убедил меня выехать одной в Финляндию, так как ему с Кап. Покотило будет удобнее самим найти возможность покинуть Эстонию. После долгих хлопот, Совет Министров дал мне право на выезд, а я переехала Финский залив.

Полк. Александер предложил Н.Н. быть готовым ежеминутно к отъезду. И, действительно, благодаря его содействию, Н.Н. был переправлен в Ригу с адъютантом в специальном поезде Английской Миссии.

Неоценимую услугу оказал Полк. Александер Н.Н., но за это его не поблагодарило его начальство...

В Латвии чины Английской Миссии преподнесли Н.Н. чудный старинный кубок с выгравированным на нем гербом 16 века и надписью по-английски: «От некоторых офицеров Английской Миссии в Прибалтике». Кубок этот хранится в Русском Военном музее в Сан-Франциско, США.

Будучи в Копенгагене, Н.Н. был принят Вдовствующей Императрицей Марией Федоровной. Императрица много расспрашивала Н.Н. о его службе в Армии и о Белом Движении. При прощании Императрица выразила желание встретиться со мною. На другой день я представилась Императрице.

Будучи в Лондоне, Н.Н. считал себя туристом, почему и не делал никаких официальных визитов и отказался встретиться с репортерами, что их очень огорчило. Единственно, кому Н.Н. сделал визит, это сэр Уинстон Черчилль, так как он единственный, кто старался помочь Белому Движению, и, видимо, предугадывал опасность коммунизма для всего мира. Н.Н. не считал англичан союзниками, так как они были противниками восстановления России. Это не было в их интересах.

В Париже Н. Н. сделал визит Русскому Послу Сазонову. На вопрос Сазонова, почему не удалось наступление на Петроград со стороны Финляндии, Н.Н. ответил: «Благодаря Вам». Сазонов вскочил удивленный. Н.Н. сказал: «Вы помешали моему соглашению с Генералом Маннергеймом, который за содействие Белому Движению требовал признания независимости Финляндии. Ведь мое обещание, которым Ген. Маннергейм готов был удовлетвориться, не имело бы силы закона, а Вы и в этом меня не поддержали».

В Русском Консульстве Н.Н. узнал от г-на Базили о крушении Южного Фронта, о Ген. Врангеле и его ответе на телеграмму Н.Н. с предложением в его распоряжение себя, остатков военных сил, материала и денежного Фонда в Лондоне.

Там же Н.Н. узнал, что «Совет Послов» во главе со Львовым, куда вошел и Савинков, впоследствии перешедший к большевикам, потребовал, чтобы все остатки средств, ассигнованных Вождям Белого Движения были переданы этому Совету и что посол Гулькевич, не сообщив ничего Н.Н. и не получив от Н.Н. указаний, сдал этому Совету остаток от фонда для Сев.- Западной Армии.

Через несколько лет, направленной Н.Н. с письмом к этому Совету в Париже, г-же Кальпш, обратившейся за помощью для устроенных ею в Эстонии госпиталей для русских изувеченных воинов, в этом Совете ответили, что денег у них больше не осталось и на удивленный вопрос ее добавили: «Так между пальцами и разошлись».

Похоронен Н.Н. был с воинскими почестями и бесконечным количеством венков, сначала в Каннах в Нижней Церкви, но потом я гроб его перевезла в Ниццу и похоронила на кладбище «Кокад». При похоронах Н.Н., как Кавалера Ордена Почетного Легиона, полагалось воздание воинских почестей от Французской Армии, но г-н Даладье, бывший тогда Военным Министром, запретил их. Да будет это на его совести... Военные французы, кавалеры этого Ордена, были возмущены до глубины души таким запрещением.



biofile.ru

Николай Юденич: генерал, не знавший поражений

154 года назад родился Николай Юденич, один из руководителей белого движения. Он избрал военное дело главным в своей жизни, и его карьера стремительно шла в гору. В годы Первой Мировой Николай Николаевич был одним из самых успешных российских генералов, его называли гением наступления и маневра. «Только тот достоин жизни этой, кто на смерть всегда готов», — таким был девиз Юденича.

После прихода к власти большевиков в стране развязалась кровопролитная гражданская война, и Юденич принял решение воевать против красных. О том, как складывалась судьба белого генерала, читайте в материале diletant.media.

Родители прочили Николаю карьеру по гражданской линии, однако для юноши не было сомнений: его призвание — военное ремесло. Он поступил в 3-е Александровское военное училище и непременно получал высшие оценки по всем дисциплинам. На этом образование Юденича не закончилось: он получил направление в Николаевскую академию Генштаба.

Генерал Николай Юденич. Художник М. Мизернюк, 1916 год

В 1892-м Юденич назначен старшим адъютантом штаба Туркестанского военного округа. Спустя 4 года он становится полковником, чему обязан исключительно своему таланту и трудоспособности — никакая протекция Николаю Николаевичу не оказывалась. По воспоминаниям современников, Юденич был прост в общении, в нем не было и тени высокомерия. Он никогда не повышал голоса на своих подчиненных и отличался гостеприимством: в его квартире почти каждый вечер собирались сослуживцы.

В ходе русско-японской войны Юденич составил себе блестящую репутацию. Так, он отличился в битве под Мукденом, отразив несколько массированных ударов врага и лично возглавив контратаку. Для руководства стало ясно, что Юденич способен принимать смелые тактические решения, исходя из конкретной ситуации — качество для военачальника очень ценное. За свои успехи Николай Николаевич был удостоен ордена св. Владимира 3-й степени с мечами, орденом св. Станислава 1-й степени с мечами. В ходе военных действий он получил тяжелое ранение и находился в госпитале до 1907 года.

В годы Первой Мировой Юденич командовал Кавказской армией. За взятие турецкой крепости Эрзерум он получил орден Святого Георгия.

После февральской революции Юденич назначен командующим Кавказским фронтом, однако эту должность он занимал всего месяц. Николай Николаевич встал в оппозицию по отношению к Временному правительству, и его отозвали в Петроград. Тучи над ним сгущались: было ясно, к чему приведет несогласие с официальным курсом.

Как-то Юденич зашел в банк; сотрудники узнали его и посоветовали снять все сбережения и немедленно продать недвижимость. Он последовал этому совету, что позволило ему обеспечить свою семью во время предстоящей опалы.

Грянула Октябрьская революция, и теперь Юденич проживал в Петрограде нелегально. Выехать за рубеж ему удалось только в 1919 году — вместе с семьей он отправился в Финляндию по поддельным документам.

Военачальник категорически не принял новую власть. Своей главной целью он видел изгнание большевиков. Члены «Русского комитета» в Хельсинки предложили Юденичу стать лидером белого движения на северо-западе России. Он отправился в Эстонию, где начал формировать войска, пытаясь заручиться поддержкой (в том числе, финансовой) иностранных союзников. Впрочем, он прекрасно понимал, что особенно рассчитывать на этих союзников не приходится. «Дело-то ведь не русское; до России, до ее границ товарищам дела нет: это ведь только кажется, что они восстанавливают Россию. Победи они — и Россия погибнет», — говорил Николай Николаевич. Стратегические цели сторон были разными: так, армия Эстонии стремилась выбить красноармейские части из страны, русские хотели одержать победу над захватившими власть большевиками.

В мае 1919 года Юденич руководил наступлением белых частей (включая финские и эстонские отряды) на Петроград, закончившимся неудачей. В сентябре он возглавил второй поход, который был обречен на провал из-за трений с союзниками — эстонцами, англичанами, финнами. Юденич оказался вынужден отвести войска назад; на территории Эстонии они были интернированы союзниками. Генерала арестовали, однако затем освободили по требованию Антанты.

Он выехал в Англию, где избегал внимания журналистов и жил затворником. Последние годы жизни Юденич провел во Франции: в этот период он отошел от политики и принимал участие в работе русских просветительских организаций.

Рекомендовано вам

diletant.media

Николай Николаевич Юденич – выдающийся «белый» генерал

Николай Юденич – один из видных полководцев Белой армии времен Гражданской войны. В качестве генерала от инфантерии Юденич отметился в сражениях во время Первой мировой войны.

Начало и развитие военной карьеры

Будущий «белый» полководец родился в семье коллежского советника, но избрал путь не гражданской службы, а военных свершений. Отец генерала – Николай Иванович – был дворянского происхождения.

Образование Юденич получил в Александровском военном училище и был направлен на службу в Литовский полк в лейб-гвардию. После училища последовало обучение в Академии Генерального штаба – престижное учебное заведение, которое окончили многие известные полководцы. После обучения служит в Литовском полку, Туркестанском военном округе. В качестве начальника штаба участвовал в Памирской экспедиции в 1894 году. С 1896 года – полковник.

В начале XX века назначен командиром стрелкового полка – в этой должности он участвовал в сражениях Русско-японской войны. В боях Юденич получил не одно ранение, а войну с Японией завершил в чине генерал-майора. За особые заслуги в битве Юденич получит Золотое оружие.

Участие в Первой мировой войне

В промежутке между революционными годами начала XX столетия и Первой мировой войной служил в Казанском и Кавказском военных округах.

Крупный и масштабный конфликт мирового масштаба встретил Николая Николаевича в чине начальника штаба в Кавказском военном округе. Главной задачей военачальника было отбивать атаки Османской империи, которая воевала на стороне Четверного союза. Юденич успешно отразил нападение во время Сарыкамышского сражения. 1914 год продемонстрировал военные таланты Юденича он был повышен в звании и стал главнокомандующим Кавказской армией. С 1915 года, в звании генерала от инфантерии, сражался в районе Вана, в феврале 1916 года – благодаря военным талантам генерала, враги были разбиты под Эрзерумом, а весной того же года – армия Юденича захватила Трапезунд. За это выдающееся сражение Юденич получил орден Святого Георгия второй степени – генерал стал последним, кто получил эту награду.

Под контролем России к середине 1916 года оказалась практически вся западная часть Армении.

Николай Юденич и его деятельность после революции 1917 года

После революции 1917 года Юденич продолжил командовать Кавказским фронтом. В мае должность военного министра занял А.Керенский. Юденич отказался выполнять приказы нового военного министра, и был отправлен в отставку.

По совету банкиров банка, в котором лежали средства Юденича, генерал снял всю сумму и продал недвижимость – этот совет помог ему и его семье прожить несколько лет, включая годы эмиграции. Николай Юденич с семьей покинули Тифлис и выехали в Петроград.

Во время двоевластия 1917 года Николай Николаевич активно участвовал в работе Государственного совещания. Летнее Корниловское выступление, поддержанное сторонниками антибольшевистского лагеря, Юденич поддержал.

Генерал стал активным сторонником «белого» движения. Его политическая идея «единой и неделимой России» полностью совпадала с взглядами на государственное устройство других членов движения. Кроме того, Юденич считал, что необходимо предоставить право автономии национальным меньшинствам, которые проживали на границах бывшей Российской империи, но при условии, что они поддержат борьбу против большевиков. Генерал высказал идею о необходимости воссоздания бывшего территориального величия России. Главный недостаток его политической программы – отсутствие четкой идеи реформирования аграрного сектора. Решение экономических проблем не стояло на первом месте у «белых» — историки называют этот фактор один из наиболее весомых в их поражении.

В 1919 году, когда поражение «белых» было неотвратимо, Юденич выехал в Финляндию по поддельным документам, где был образован «Русский комитет». Организация была основана еще в 1918 году, но в 1919 комитет признал Юденича лидером движения «белых». Цель генерала была неизменна – борьба с большевиками. Ему удалось наладить связь с армией Колчака. Попытка найти поддержку у стран-союзниц России во время Первой мировой войны успехом не увенчалась. К 1919 году Англия, Франция и США решали проблемы нормализации международных отношений после мировой войны и не видели выгоды в поддержке «белых». Юденич просил помощи в формировании отрядов на территории Финляндии, но получил отказ в помощи.

Поддержал Юденича только французский посланник на встрече, но его мнения было мало. Когда Антанта отказала Николаю Юденичу, он обратился к генералу Маннергейму – эта встреча также не принесла пользы: положительный момент – Маннергейм не был против борьбы с большевиками, отрицательный – условия, которые поставил генерал Маннергейм, не соответствовали интересам «белых» военачальников. Главными требованиями Маннергейма было присоединение ряда территорий и признание независимости Финляндии. Юденич принял предложение, но не смог уговорить Колчака и Сазонова.

Весной 1919 года Колчак финансировал армию Юденича и назначил генерала командующим вооруженными силами Северо-Западного фронта. Военные операции «белых» на третьем этапе Гражданской войны не были успешными. Юденичу удавалось организовать снабжение армии, но второй поход на Петроград подорвал силы «белой» армии. Армия была оттеснена на территорию Эстонии, где Юденич был захвачен бывшими союзниками. В освобождении сыграли роль французская и английская миссии.

После окончательного поражения «белых», Юденич эмигрировал в Великобританию. Но остаток жизни генерал провел во Франции. Деятельность была связана с работой просветительских организаций.

Умер Николай Юденич в 1933 году после продолжительной болезни.

histerl.ru

Юденич Николай Николаевич, подробная биография

российский военачальник (1862-1933)

Николай Юденич происходил из потомственной семьи военных, поэтому, как и его предки, он поступил в Александровское военное училище. Во время учебы он потерял отца, который благодаря своим связям оказывал сыну постоянную помощь. Но матери все же удалось добиться назначения Николая в престижный лейб-гвардии Литовский полк.

Николай Николаевич Юденич проявил себя грамотным и исполнительным офицером и через год получил право продолжить образование: выдержав конкурс, он поступил на учебу в Академию Генерального штаба.

Особое внимание Николай уделял военной теории, поскольку хотел после окончания академии остаться на преподавательской работе. Но по завершении курса офицера направили по месту прежней службы, в Литовский полк. За девять лет он прошел путь от капитана до полковника и в 1902 году был назначен командиром полка.

Когда началась русско-японская война, Литовский полк в числе первых подразделений был переброшен на фронт. Всего через три месяца Юденича тяжело ранило, и он пролежал в госпитале почти год. Врачи хотели отправить его в отставку по состоянию здоровья, но он все же получает разрешение остаться в армии, правда, без права занимать строевые должности. Николай Николаевич Юденич получает назначение в штаб Казанского военного округа и становится генерал-квартирмейстером, т.е. отвечает за снабжение войск продовольствием и фуражом. Восприняв новое назначение как скрытую форму отставки, он тем не менее продолжал заниматься строевой и физической подготовкой и при каждом удобном случае заменял строевых командиров.

В начале 1912 года в судьбе Юденича происходят перемены: он получает назначение на должность начальника штаба Казанского военного округа, реформирует рутинную штабную работу, разворачивает систему подготовки офицеров. По результатам ежегодного смотра округ входит в число лучших территориальных соединений российской армии. После этого Николая Николаевича Юденича переводят на аналогичную должность в Кавказском военном округе. Хотя его и не повысили в чине, он воспринимал переезд в Тифлис как возвращение к активной строевой работе.

Предчувствуя начало войны, Николай Николаевич Юденич пытался реформировать офицерскую подготовку во вверенном ему округе. Но активность молодого генерала привела к серьезному столкновению с командующим округом графом Н. Воронцовым-Дашковым.

Конфликт зашел так далеко, что Юденич со дня на день ждал приказа об отставке или переводе. Однако начавшееся зимой 1914 года наступление турок потребовало решительных действий со стороны русского военного руководства, и когда командующий приграничной группировкой генерал В. Мышлаевский не справился с управлением войсками, граф Воронцов-Дашков отправил на фронт Юденича, полагая, что тот сломит себе шею при выполнении почти невозможного приказа и тем самым конфликт будет исчерпан.

Однако молодому командующему удалось не только парализовать наступление неприятеля, но и переломить ситуацию в пользу России. Он разгадал маневр турецкого командующего Энвера-паши и сорвал планы окружения турками главных сил русской армии. В результате неожиданного маневра у селения Сарыкамыш, Николаю Юденичу удалось окружить вражеский корпус и вынудить его капитулировать — турки потеряли почти 90 тысяч человек.

Победа над турками обеспечила стабильность ситуации на всем Кавказском театре военных действий. За проявленное полководческое искусство Николай Николаевич Юденич был награжден орденом святого Георгия четвертой степени и произведен в чин генерала от инфантерии. Кроме того, по личному распоряжению Николая II его назначили командующим Кавказской армией.

Всего за несколько месяцев он перестроил управление и повысил боеспособность вверенных ему войск. Летом 1915 года Юденич разработал план разгрома 3-й турецкой армии, осуществив ряд смелых маневров. За эту операцию он получил сразу две награды — орден святого Георгия третьей и второй степеней.

В начале 1916 года русская армия неожиданно для турок перешла через занесенный снегом Кавказский хребет, смяла оборону противника и после штурма захватила крепость Эр-зерум — главный опорный пункт неприятеля. Благодаря совершенному маневру Николай Юденич вывел русские войска на оперативный простор, после чего они практически без сопротивления овладели городом Трапезунд. Генерал Николай Николаевич Юденич стал полным георгиевским кавалером.

В середине лета 1916 года русские войска вышли на административные границы Российской империи, почти полностью вытеснив турок с захваченных ими ранее территорий. К началу 1917 года Юденич обеспечил полное стратегическое превосходство русской армии и создал условия для быстрого развития наступления в центр страны. Но в России произошла Февральская революция, к власти пришло Временное правительство, и Юденич получил приказ перейти к стратегической обороне по всему фронту. В знак протеста генерал ушел в отставку с поста командующего Кавказской армией.

Понимая, что он не сможет вернуться на военную службу, Николай Николаевич Юденич принял решение покинуть страну. Летом 1917 года он уехал сначала в Финляндию, а затем поселился в Эстонии. В июле 1919 года Юденич стал командующим Северо-западной белогвардейской армией, которой поручили захватить Петроград. Подойдя практически вплотную к столице России, генерал так и не смог захватить ее из-за массового нежелания солдат воевать против своего народа.

Николай Николаевич Юденич прекрасно командовал, но совершенно не умел вести политическую интригу, лавировать и скрывать свои истинные намерения. Он оказался плохим дипломатом и не смог наладить отношений с союзниками по Антанте.

В октябре-ноябре 1919 года Юденич с остатками своей армии отступил в Эстонию, где она была разоружена эстонскими войсками. Сам командующий ушел в отставку. По приглашению английского правительства он поселился в Лондоне, но тяжелая болезнь легких вскоре вынудила его сменить климат. Юденич перебрался на юг Франции и поселился в Ницце. Там практически безвыездно он прожил почти десять лет.

В отличие от других деятелей русской эмиграции, Николай Николаевич Юденич почти не принимал участия в политических и общественных мероприятиях. Он умер в октябре 1933 года от туберкулеза легких. Остановленный в 1991 году крест на позициях, где когда-то воевал Юденич, стал одним из первых в СССР памятников участникам Гражданской войны со стороны белых.

biografiivsem.ru

Юденич Николай Николаевич. Белые полководцы

Юденич Николай Николаевич

Сражения и победы

Видный русский военачальник, генерал от инфантерии (1915), один из лучших генералов России периода Первой мировой войны. В Гражданскую войну руководил силами белых на Северо-Западном направлении.

Герой русско-японской войны, в годы Первой мировой он снискал себе славу «нового Суворова», не проиграв ни одного крупного сражения.

Но нам генерал Юденич известен в первую очередь как организатор двух неудачных походов на Петроград в годы Гражданской…

Сын Коллежского советника, казалось, должен был пойти по гражданской линии. Он даже поступил в Межевой институт, однако вскоре бросил его и пошел в Александровское военное училище, по окончании которого (1881) получил распределение в «варшавскую гвардию» — лейб-гвардии Литовский полк. Уже в 1884 г. Юденич выдержал экзамены в элитную Николаевскую академию Генерального штаба, из которой был выпущен «по первому разряду» (и со званием штабс-капитана), что давало серьезные карьерные преимущества.

Затем была служба на штабных должностях в Варшавском и Туркестанском военных округах, а в 1896 г. — производство в чин полковника. Как вспоминал сослуживец Д. В. Филатьев, Николай Николаевич отличался «прямотой и даже резкостью суждений, определенностью решений, твердостью в отстаивании своего мнения и полным отсутствием склонности к каким-либо компромиссам». С таким характером (да при отсутствии серьезных связей в самых верхах) делать карьеру было тяжело, однако война устанавливает собственные критерии, отличные от мирного времени.

Девиз же Н. Н. Юденича был следующим: «Только тот достоин жизни этой, кто на смерть всегда готов»

Русско-японскую войну Юденич встретил командиром 18-го стрелкового полка (5-я стрелковая бригада). Сумел несколько раз отличиться. В бою у Сандепу он лично повел начавшие отступать войска в штыковой бой и сумел отбросить противника. В сражении под Мукденом он также водил войска в бой, активно руководил обороной вверенного ему участка и в итоге был тяжело ранен. За отличия его наградили Георгиевским оружием с надписью «За храбрость».

Неудачная война, как правило, приводит к «массовым чисткам» начальствующих лиц и одновременно к продвижению отличившихся. Среди последних оказался и Н. Н. Юденич, который был произведен в генерал-майоры, а в 1907 г. назначен генерал-квартирмейстером Кавказского военного округа. Через пять лет он получил генерал-лейтенанта и повышение — должность начальника штаба Казанского военного округа. В 1913 г. — начальник штаба округа на Кавказе.

Генерал Н. Н. Юденич. Россия, 1918–1919 гг.

Как вспоминал генерал Б. П. Веселорезов: «В самый краткий срок он стал и близким, и понятным для кавказцев. Точно всегда он был с нами. Удивительно простой, в котором отсутствовал яд под названием «генералин», снисходительный, он быстро завоевал сердца. Всегда радушный, он был широко гостеприимен. Его уютная квартира видела многочисленных сотоварищей по службе, строевое начальство и их семьи, радостно спешивших на ласковое приглашение генерала и его супруги».

Об особой армейской простоте Юденича ходили многие истории. Так, уже в годы Первой мировой служивший при Ставке Верховного главнокомандующего М. К. Лемке оставил в дневниках следующие строчки: «Да, Алексееву не дана поза, как не дана она, по общим отзывам, Жоффру и Юденичу. Последний буквально со всеми держится одинаково. Будучи генерал-квартирмейстером и потом начальником штаба Кавказского воен. округа, он одинаково говорил с графом Воронцовым-Дашковым и с подпоручиком своего штаба».

С началом Первой мировой Турция занимала выжидательную позицию, окончательно выступив на стороне Германии лишь 17 октября 1914 г., предварив это вероломным рейдом германо-турецкой эскадры по нашим черноморским портам. Главнокомандующим Кавказской армией был назначен престарелый И. И. Воронцов-Дашков, фактически же обязанности стал исполнять его помощник А. 3. Мышлаевский, а начальником штаба стал Н. Н. Юденич. Приказ о переходе в наступление был подписан им ночью 31 октября.

Основные силы (Сарыкамышский отряд, находившийся в центре) быстро вышли к стратегически значимому турецкому селу Кеприкей, однако в результате ряда боев середины ноября были вынуждены отойти к границе. Вместе с тем и туркам (3-й армии) ввиду ряда неудач не удалось развить успех. Однако в целом по итогам этих боев турецкое начальство переоценило собственные силы.

Находясь под воздействием первоначальных успехов, Энвер-паша (военный министр, один из членов триумвирата, руководившего тогда страной) хотел разгромить основные русские силы у Сарыкамыша (важнейший опорный пункт нашей Кавказской армии). Противостоя возражениям некоторых генералов, он принял командование 3-й армией и разработал весьма смелый — отдающий авантюрой — план, который предполагал сковывание русских у Сарыкамыша с фронта, в то время как два корпуса должны были обойти правый фланг противника и отрезать пути отхода. Однако Энвер не учел ни особенности местности, ни времени года. В результате в ходе наступления турецкие войска страдали от неустроенности тыла и связи, отсутствия должного обмундирования (учитывая зимние условия), а также недостатка координации между наступавшими частями.

Но первоначально развернутое во второй половине декабря турецкое наступление развивалось успешно. Туркам удалось выйти русским во фланг, поставив Сарыкамышский отряд (два корпуса), возглавляемый генералом Берхманом, в тяжелейшее положение. 24 декабря А. 3. Мышлаевский и Н. Н. Юденич выехали на фронт. Первый принял общее командование операцией на себя, а Николай Николаевич временно возглавил один из корпусов.

Однако положение продолжало ухудшаться. Противник прорвался к Сарыкамышу, и его оборону пришлось спешно организовывать из запасных частей. Более того, была взорвана железная дорога, соединявшая район боевых действий с Карсом. В итоге Мышлаевский вечером 27 декабря вообще приказал пробиваться назад, а сам уехал в Тифлис (под предлогом формирования новой армии), передав командование Берхману. Под его начальством Юденич организовал оборону, получая пополнения и отбивая атаки наседающего противника. Однако и сами турки действовали недостаточно активно, страдая от снежных метелей. Вскоре они потерпели ряд локальных неудач от русских войск, что поставило крест на их грандиозных планах. 2 января русские отряды заняли стратегический перевал Бардус и отрезали тем самым 9-му турецкому корпусу путь к отступлению. А еще через два дня началось контрнаступление, в ходе которого это соединение противника было уничтожено. Преследование разбитых вражеских сил было остановлено лишь 18 января. Общие потери турок составили 70 тыс. человек (включая 30 тыс. обмороженных), у нас — 20 тыс. Успехи русской армии на Кавказе несколько облегчили положение союзников в Ираке и районе Суэца.

Так была одержана крупная победа под Сарыкамышем. И хотя вряд ли ее стоит приписывать исключительно полководческому таланту Юденича (который вступил в командование Сарыкамышским отрядом вместо Берхмана лишь 5 января, когда перелом уже свершился), он сыграл в ее успехе далеко не последнюю роль. Генерал непосредственно руководил войсками в сложнейших условиях, за что и был награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. Вскоре он был произведен в генералы от инфантерии, а в феврале 1915 г. стал главнокомандующим Кавказской армией.

«Командующим армией был назначен генерал Юденич; войска приобрели веру в себя и свое превосходство над противником».

Генерал-майор Е. В. Масловский

Весна 1915 г. ушла на реорганизацию войск армии, а также их пополнение. Правда, Ставка, считая этот фронт второстепенным, направляла на Кавказ практически необученных новобранцев, которые в результате составили более половины всего личного состава. Однако это не мешало Николаю Николаевичу успешно действовать летом 1915 г. Победы, достигнутые им на этом театре боевых действий, особенно ярко смотрелись на фоне Великого отступления на европейском фронте.

В мае в наступление перешел левый фланг Кавказской армии в районе озера Ван и тем самым спас тысячи армян от гибели в ходе устроенного турками геноцида. А в июне туркам было нанесено окончательное поражение в Азербайджане.

Однако попытки в июле развить наступление севернее озера Ван встретили серьезный отпор. Противник сумел сосредоточить крупные силы, которые неожиданно нанесли поражение 4-му кавказскому корпусу и заставили его отступить. Турки углубились в наши тылы: опять создалось критическое положение, которое было исправлено полководческим искусством главнокомандующего армией.

Несмотря на нарастание панических настроений и тревожные донесения командира 4-го кавказского корпуса, Юденич сохранял полное спокойствие: оно стало залогом дальнейших успехов. Он создал сводный отряд под начальством генерала Н. Н. Баратова, который в начале августа нанес точный и мощный фланговый удар по прорвавшимся туркам. Противник дрогнул и отступил, однако добиться его полного разгрома не удалось (в первую очередь ввиду слабой работы наших тылов). Из-за серьезной усталости войск преследование было прекращено в середине августа.

Важнейшим залогом успехов стали твердость генерала Юденича, его умение выстроить надежную систему связи. Отметим и то, что он старался сохранять размер своего штаба относительно небольшим, не допуская его чрезмерного раздувания. За успехи в ходе летней операции (известной как Алашкертская) Юденич был награжден орденом Св. Георгия 3-й ст.

В то же самое время произошли серьезные перемены в руководстве всеми Вооруженными силами России. В начале сентября Верховным главнокомандующим стал император Николай II, а его дядя вл. кн. Николай Николаевич вместе с начальником штаба Янушкевичем (кстати, тоже Николай Николаевич) был отправлен на Кавказ, где возглавил Кавказский фронт (который получил название «фронт трех Николаев Николаевичей»). Несмотря на то что у Юденича появилось еще одно начальство, в действительности он сохранил определенную автономию в руководстве войсками.

Осенью — зимой 1915 г. на Кавказском фронте установилось относительное спокойствие. Наиболее крупным событием стала посылка в ноябре корпуса генерала Н. Н. Баратова в западную Персию. Русские войска (а именно 2 батальона, 2 дружины, 39 сотен при 20 орудиях) разбили сформированные турками и германцами антироссийские военизированные формирования, тем самым не допустив выступления Тегерана на стороне противника.

В конце года произошло еще одно важное событие, а именно поражение союзных войск в ходе их попыток овладеть турецким проливом Дарданеллы. Русское командование обеспокоилось тем, что за счет высвободившихся войск Турция усилит свою 3-ю армию, действующую на Кавказе. Так родился план прорыва вражеского фронта в районе Эрзерума и захвата этой крупнейшей крепости.

Стоит признать, что Н. Н. Юденич мастерски провел подготовку операции и учел недостатки, выявленные в предыдущих сражениях. Он сумел достойнейшим образом наладить работу тыла, создать новые линии связи и подготовить систему дорожных коммуникаций. Особое внимание было обращено на снабжение солдат: все они были обеспечены теплой маскировочной одеждой, специальными очками (которые защищали от блеска снега), а также запасом дров. Создали даже метеорологическую станцию для оперативного мониторинга изменения погоды.

Беспрецедентными были меры по сохранению подготовки войск в секрете: Юденич прибегнул к масштабной дезинформации противника. Он незашифрованной телеграммой передал приказание 4-й дивизии о переброске ее в Персию и снял ее с фронта. Более того, начал раздавать отпуска офицерам с фронта, а также массово разрешать офицерским женам прибывать на театр боевых действий по случаю Нового года. Была инициирована закупка животных с целью убедить противника, будто наступление планируется на Багдадском направлении. До последнего не раскрывалось нижестоящим штабам и содержание планируемой операции. А за несколько же дней до ее начала был полностью закрыт выезд всем лицам из прифронтовой полосы, что помешало турецким разведчикам донести об окончательных приготовлениях русских. Все это возымело воздействие на противника. Незадолго до нашего наступления командующий 3-й турецкой армией вообще уехал в Стамбул.

Смотр войск перед Эрзурумским наступлением

Наступление развернулось в середине января 1916 г. Сначала Юденич нанес отвлекающий удар в Пассинской долине, а затем повел основное наступление на Ольтинском и Эрзерумском направлениях. В прорванный участок фронта оперативно была направлена Сибирская казачья бригада. При этом сам Николай Николаевич успешно маневрировал резервами, наладив жесткое управление войсками и держа ситуацию под контролем. В итоге турки бежали. Только 18 января указанная казачья бригада взяла 1500 пленных из 14 (!) различных полков. Был достигнут крупный успех, и вл. кн. Николай Николаевич уже хотел приказать отступать на исходные рубежи, однако Юденич убедил его в необходимости взять казавшуюся непреступной крепость Эрзерум. Он принял всю ответственность на себя. Конечно, это был риск, но риск продуманный.

Как писал подполковник Б. А. Штейфон: «В действительности каждый смелый маневр генерала Юденича являлся следствием глубоко продуманной и совершенно точно угаданной обстановки. И главным образом духовной обстановки.

11 февраля начался штурм, который был завершен через пять дней. В наших руках оказались 9 знамен, 327 орудий и около 13 тыс. пленных. В ходе дальнейшего преследования противник был отброшен на 70 -100 км к западу от крепости. Общие потери русской армии составили примерно 17 тыс. человек, т. е. примерно 10 % ее численности, у турок они достигали 66 %.

Это была одна из крупнейших побед русской армии, которая заставила противника спешно перебрасывать войска с других фронтов, тем самым ослабив давление на англичан в Месопотамии и Ираке (правда, те так и не воспользовались успехами русских в полной мере). Так, против нашего фронта стала разворачиваться новая 2-я турецкая армия. Как писал советский военный историк Н. Г. Корсун: «В общем Эрзерумская наступательная операция, проведенная в тяжелых зимних условиях нагорном театре, представляет один из примеров доведенной до конца сложной операции, состоявшей из нескольких, вытекавших один из другого, этапов, закончившихся разгромом противника, потерявшего свою основную базу на передовом театре — крепость Эрзерум».

«Риск генерала Юденича — это смелость творческой фантазии, та смелость, какая присуща только большим полководцам»

Под влиянием этой победы между Россией, Великобританией и Францией было подписано соглашение «О целях войны России в Малой Азии», в частности, в нем разграничивались сферы влияния в Турции. Союзники окончательно признали, что проливы и север Турецкой Армении отходят России.

Броневые части Северо-Западной Армии. Танк «Первая помощь» с экипажем. Ноябрь 1919 г.

За взятие Эрзерумской крепости Юденич был награжден высочайшей наградой — орденом Св. Георгия 2-й степени: «В воздаяние отличного выполнения, при исключительной обстановке, блестящей боевой операции, завершившейся взятием штурмом Деве-Бойнской позиции и крепости Эрзерума 2 февраля 1916 года». Думается, к «исключительной обстановке», в которой Юденич готовил и проводил операцию, следует добавить и те интриги, которые плел против него Н. Н. Янушкевич, а также прикомандированный к штабу фронта генерал Хан Нахичеванский. В этом контексте было бы любопытно привести следующую характеристику личности генерала, которую в своем дневнике воспроизвел служивший при Ставке М. К. Лемке: «Юденич, к сожалению, — не типичная фигура в нашей армии, а одно из привлекающих к себе широкие симпатии исключений… С большим чисто военным образованием, он проявил много военно-административных способностей, которые Кавказская армия оценила, как только вступил в дело… Работоспособность этого человека не уступает алексеевской, простота и скромность роднят их еще больше. При дворе его не особенно долюбливают, зная его совершенно независимый характер и органическое неумение кланяться».

Продвижение русской армии в Турции к лету 1916 г. «Нива» № 31,1916 г.

Вместе с тем турецкая армия полностью разбита не была (весенняя распутица не дала в полной мере реализовать зимние успехи), а в ближайшие месяцы все еще ожидались крупные подкрепления. Юденич обеспокоился приданием устойчивости своим войскам. Здесь его взор был обращен на черноморский порт Трапезунд, захват которого облегчал бы положение правого фланга и прерывал бы ближайшую связь 3-й армии со столицей.

Началась операция в начале апреля, когда Приморский отряд начал методичное наступление, продвигаясь с боями до 5 км в сутки. Одновременно благодаря усилиям Черноморского флота происходила переброска двух пластунских бригад с Восточного фронта. И хотя противник узнал о ней, германские корабли и подводные лодки не смогли помешать. В результате 15 апреля город был взят, а русские войска продолжали укрепляться в этом районе.

Попытку переломить ситуацию турки предприняли в июне 1916 г., когда попытались ударить в стык между 5-м Кавказским и 2-м Туркестанским корпусами. Первые их успехи были вовремя ликвидированы, а во второй половине июля Юденич перешел сам в наступление, снова разбив врага и захватив город Эрзинджан. Как писал германский генерал Лиман фон Сандерс (глава немецкой военной миссии в Турции): «После того, как русская конница прорвала фронт в двух местах, отступление перешло в разгром. Объятые паникой, тысячи солдат бежали. Итак, русские предупредили намерения турецкого командования и нанесли 3-й армии полное поражение до окончания концентрации 2-й армии».

Белая армия генерала Н. Юденича атакует Санкт-Петербург, октябрь 1919 г.

Точно так же в августе мощным фланговым ударом были сведены на нет первоначальные успехи 2-й турецкой армии против нашего левого фланга. Турецкие попытки взять реванш привели к очередным отдельным победам войск Юденича.

К началу 1917 г. Кавказская армия была бесспорной победительницей, притягивая к себе большую часть турецких сил. Безусловно, положение наших войск было не идеальным (ввиду тяжелых природных условий, болезней и сложностей с пополнением), но они держали фронт в первую очередь благодаря своим начальникам, среди которых выделялась фигура генерала Юденича. Возможно, он одержал бы и ряд других крупных побед, но все изменилось с Февральской революцией 1917 г. и последующим разложением армии. Хотя Юденич на некоторое время и стал Главнокомандующим фронтом, он не сумел (впрочем, как и все другие военные) справиться с падением дисциплины. Выступая против либеральных реформ в армии, которые объективно вели к ее краху, он встал в жесткую оппозицию Временному правительству, а в середине мая был снят за неподчинение его распоряжениям.

Дальнейшая судьба Юденича сложится печально. После Октябрьской революции Николай Николаевич перейдет на нелегальное положение. Проживая в Петрограде, он будет пытаться создать подпольную военную организацию. Сначала примкнет к прогерманским монархическим кругам, однако после поражения Германии в войне станет выстраивать отношения с союзниками. В начале 1919 г. он становится лидером Белого движения на северо-западе, а в дальнейшем получает признание своих полномочий со стороны А. В. Колчака. По большей части Юденич занимается политическими и организационными вопросами, в то время как в мае-июне генерал А. П. Родзянко развивает первое неудачное наступление на Петроград. Лишь во время осенней попытки взять бывшую имперскую столицу Юденич непосредственно командует частями, но и опять белых ждала неудача. В конце января 1920 г. он издаст приказ о ликвидации Северо-Западной армии, а сам эмигрирует. Скончался Н. Н. Юденич в 1933 г. на чужбине — в Каннах во Франции.

Пахалюк К., руководитель интернет-проекта «Герои Первой мировой», член Российской ассоциации историков Первой мировой войны.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru