«Шмайсер»: чем немецкий автомат был хуже советского ППШ . Немецкий шмайсер фото


чем немецкий автомат был хуже советского ППШ — Рамблер/новости

Советский кинематограф сделал этот автомат символом военного времени. Автоматчики, в черных касках маршируют по захваченному городу; партизаны, с характерным треском, расстреливают немецкую колонну.. В каждом образе мелькает легендарный «шмайсер». Автомат, уходящий корнями во времена Первой Мировой войны, привнес новаторские решения в разработку оружия, но оставил множество вопросов в истории.

Переходный период

Предпосылки по созданию пистолетов пулеметов, возникли еще во время Первой мировой войны. Первые образцы были созданы уже в 1915 году, однако по большей части они представляли из себя обычные облегченные пулеметы. В 1917 году немецкий оружейник Хуго Шмайсер (Hugo Schmeisser) запатентовал свой собственный вариант пистолета пулемета— MP-18, который представлял из себя удачное сочетание формы карабина и пистолетной механики, подобное решение легло в основу будущих пистолетов пулеметов. В свою очередь MP-18 был принят на вооружение и успел побывать на полях сражений, однако не долго.

Шмайсер или Формель

Германия потерпела поражение в войне, но разработки пистолетов пулеметов в стране не прекратились. Хотя по условиям Версальского договора производство многих видов вооружения в Германии оказалось под запретом, автоматы продолжали производиться в качестве оружия для полиции. Приход к власти Гитлера дал немецким инженерам новый импульс к разработке. В 1938 году немецкая фирма ERMA получает заказ на разработку автомата для нужд армии. Работа велась под руководством известного конструктора Генриха Фольмера, который уже давно работал над подобным вооружением, в результате появился легендарный «шмайсер», точнее MP38. Примечательно, что при разработке рассматривались идеи других немецких конструкторов, в том числе небезызвестного Хуго Шмайсера, однако сам он не имел прямого отношения к разработке автомата.

Война диктует изменения

На момент своего появления MP38 был настоящим новшеством. Автомат изготавливался исключительно из металла и пластмассы, что снижало его вес и удешевляло производство. Впервые на немецких пистолетах-пулеметах был применен складной приклад, который обеспечивал преимущества десантникам и экипажам боевых машин. Кроме того, автомат обладал относительно небольшим темпом стрельбы, около 600 выстрелов в минуту, что существенно повышало точность и кучность. К 1940 году была проведена модернизация MP 38: новый автомат MP 40 практически не отличался от своего предшественника, однако именно он, с учетом упрощения производства, стал массовым автоматом вермахта с 1940 по 1944 было изготовлено около 750 тысяч единиц оружия.

Достоинства и недостатки

При всех преимуществах Maschinenpistole 40 (MP40) имел и ряд недостатков. Так, используемый в автомате магазин был склонен к перекосам, достаточно капризен к загрязнению и сложен в заряжании, особенно в зимний период. Проявлялись проблемы и со складным прикладом: быстро расшатывался фиксатор. Кроме того, медленный темп стрельбы и девятимиллиметровый патрон проигрывали по показателям советским автоматам ППС, и в особенности ППШ. По надежности и производству, наши автоматы также превосходили MP 40. Несмотря на это немецкий автомат был очень любим немецкими и советскими солдатами: так, до появления ППС, наши разведчики отдавали предпочтение немецкому автомату, ценя его компактность, легкий вес и удобство— ведь в снаряженном состоянии MP 40 весил куда легче габаритного ППШ.

Так был ли Шмайсер?

До сих пор остается открытым вопрос, какое участие принял Хуго Шмайсер в создании MP 40. Все же слава создателя легендарного автомата принадлежит Генриху Фольмеру, хотя судьбы этих людей переплелись очень тесным образом. Еще в период первой мировой Фольмер изобрел портативный шланговый магазин для автомата MP 18, который был рожден руками Шмайсера. В свою очередь магазины используемые в автоматах Фольмера являются запатентованным решением Шмайсера. В 1944 году был создан автомат MP41, который является определенным уходом в сторону от традиционного MP 40. Это был тот же самый автомат, только заключенный в деревянный корпус. Также MP41 получил режим одиночного огня и повышенный темп стрельбы. К сожалению большого распространения этот автомат не получил. Интересен один момент— идея создания этого автомата принадлежала небезызвестному Хуго Шмайсеру, который даже во время работы после войны в СССР оставил целое множество оружейных тайн…

Читайте также

news.rambler.ru

Фото немецкого автомата шмайсер. Мельница мифов: массовое оружие вермахта

Миф о шмайссере / Вооружения / Независимая газета

Сейчас уже невозможно выяснить, кто из журналистов запустил в обиход звучное словечко "шмайссер". Появилось оно в 1970-годы и моментально распространилось в СМИ, проникнув даже в мемуары фронтовиков. Требовалась замена маловразумительному обозначению "немецкий автомат", вот "шмайссер" и пришелся ко двору, хотя никакого отношения пистолеты-пулеметы МП-38 и МП-40, традиционно именуемые у нас автоматами, к конструктору Хуго Шмайссеру не имеют.

В первых "Военных киносборниках" Великой Отечественной гитлеровские оккупанты были вооружены чем придется, например, очень похожими на советский ППШ финскими автоматами "суоми" с барабанным магазином. После войны, когда трофейного оружия стало навалом, всех немцев в кино вооружали МП-40. Так в общественном сознании укоренился миф о поголовном вооружении немецкой пехоты автоматами, по этой причине превосходившей советскую пехоту, вооруженную "старыми" "мосинками". На самом деле даже у парашютистов автомат имел только каждый четвертый, остальные в начале Второй мировой войны были вооружены карабинами 98k "Маузер". В подразделениях мотопехоты на отделение полагалось не более 3 автоматов, остальные бойцы вооружались все теми же "Маузерами" 98k образца 1898 года.

Германия всегда славилась своими оружейниками, а в конце XIX - начале XX века в этом отношении с ней никто не мог соперничать. В одном ряду с создателем "парабеллума" Георгом Люгером и тремя братьями Федерле, сконструировавшими легендарный пистолет "маузер" C.96, стоит и автор первого немецкого пистолета-пулемета "Бергман" МП-18 (Bergman MP.18.I) Хуго Шмайссер, работавший на фирме "Теодор Бергман" в Зуле. Буквально в последний день 1917 года Шмайссер получил патент на использование отдачи свободного затвора для перезаряжания оружия, а в апреле 1918 года патент на одновременное использование пружины в качестве возвратной и боевой. Тогда же все германские автоматы получили индекс МП. Немецкое MP - сокращенное Maschinenpistole, "машиненпистоле" - пистолет-пулемет.

Автомат Шмайссера послужил толчком для целого ряда моделей, активно разрабатывавшихся оружейными предприятиями Германии и их дочерними формами за рубежом: "рейнметалл" МП-19, "ЗИГ" мод. 20, ЭРМА мод. 1926, "Фольмер-ЭРМА" мод. 1932, "Бергман" МП-34 и др. Одним из лучших было творение Хуго Шмайссера, наконец-то получившее его имя, "шмайссер" МП-28 (Schmeisser MP.28.I). Характерной особенностью всех автоматов, в том числе и "шмайссера", была дерявянная ложа с прикладом, боковое - слева - расположение магазина и кожух на ствол из стальной трубы с круглыми отверстиями.

Знакомый по фильмам МП-38 калибра 9 мм был сконструирован на фирме ЭРМА в 1938 году как оружие блицкрига для мобильных войск, предназначенных для стремительного прорыва вражеской обороны. Вместо дерева использовалась пластмасса (бакелит) и алюминий, приклад сменился откидным плечевым упором, исчез кожух ствола. Модель постоянно совершенствовалась, особенно повлияла польская кампания. В 1940 году модернизированный автомат получил наименование МП-40. Главные изменения произошли в технологии производства за счет упрощения и удешевления многих рабочих операций. Широко применялась штамповка, точечная сварка, более дешевый металл. В период 1940-1945 гг. было выпущено свыше 1 миллиона МП-40.

Появление автомата в войсках было продиктовано наступательной тактикой вермахта, это было оружие боя на коротких дистанциях, в окопах, на городских улицах, в помещениях, горно-лесистой местности, где большее значение имеет скорострельность, чем точность выстрела на дальние дистанции. Во время атаки автоматчики заливали противника потоком свинца, деморализуя его. В первые месяцы Великой Отечественной войны красноармейцы порой были в шоке от непрерывных автоматных очередей и свиста пуль над головой.

МП-40 позволял вести прицельную стрельбу на дистанциях до 200 м, и, хотя не имел переводчика стрельбы, опытные солдаты умело и точно производили из него одиночные выстрелы. После сравнительных испытаний МП-40 и ППШ советские специалисты отмечали высокие качестве германского пистолета-пулемета, хорошо отработанные элементы конструкции. Кучность боя они оценили равной ППШ, а темп стрельбы в два с половиной раза меньше. Предлагалось использовать немецкие находки при разработке отечественного оружия. И некоторые заимствования были сделаны при создании ППС-42 и ППС-43 Судаева. За рубежом - в США, Испании, Италии и других странах тоже многое заимствовали у конструкторов ЭРМЫ.

МП-38/МП-40 не был идеальным оружием. Но это выяснилось только в России. Здесь в грязи и холоде начались массовые отказы механики. Пришлось ставить более мощную возвратно-боевую пружину, что увеличило темп стрельбы и отразилось на точности и кучности. Но главное, ППШ был все же гораздо проще в производстве. Более 5 млн. "шпагиных", более надежных и простых в обслуживании, сыграли свою роль, особенно когда война из полей переместилась в города Европы.

А Хуго Шмайссер в годы войны создал автоматическое оружие под промежуточный патрон - "штурмгевер" StG.44, штурмовую винтовку. Именно это оружие чаще всего у нас и называют "настоящим шмайссером". Внешне StG.44 напоминает автомат Калашникова АК (АКМ), к которому сейчас прочно привязался натовский индекс АК-47. Из-за этого внешнего сходства некоторые лукавые специалисты заявляют, что Калашников использовал конструкцию и дизайн Шмайссера. Хотя прекрасно знают, что Калашников создал совершенно оригинальное оружие, которое выпускается до сих пор, а "штурмгевер" занял место в музее.

nvo.ng.ru

Автомат "Шмайссер" не был массовым оружием немецкой пехоты времен ВОВ

До сих пор многие считают, что массовым оружием немецкой пехоты времен Великой Отечественной войны был автомат "шмайссер", названный так по фамилии своего конструктора. Этот миф до сих пор активно поддерживают художественные фильмы. Но на самом деле этот автомат создал вовсе не Шмайссер, да и массовым оружием вермахта он тоже никогда не был.

Я думаю, все помнят кадры из советских художественных фильмов про Великую Отечественную войну, посвященные атакам немецких солдат наших позиций. Бравые и подтянутые "белокурые бестии" (их обычно играли актеры из Прибалтики) шагают, почти не пригибаясь, и ведут на ходу огонь из автоматов (а точнее, из пистолетов-пулеметов), которые все называли "шмайссерами".

И, что самое интересное, совсем никого, пожалуй, кроме тех, кто действительно был на войне, не удивлял тот факт, что огонь солдаты вермахта вели, что называется, "от бедра". Также никто не считал художественным вымыслом то, что, согласно кинофильмам, эти "шмайссеры" прицельно стреляли на то же самое расстояние, что и винтовки бойцов Советской армии. Кроме того, после просмотра подобных кинофильмов у зрителя возникало впечатление, что пистолетами-пулеметами во время Второй Мировой войны был вооружен весь личный состав немецкой пехоты — от рядовых до полковников.

Однако все это — не более чем миф. На самом деле и оружие это называлось вовсе не "шмайссер", и в вермахте не был столь распространен, как об этом рассказывали советские фильмы, и "от бедра" из него стрелять было нельзя. Кроме того, атака подразделения таких автоматчиков на траншеи, в которых сидели бойцы, вооруженные магазинными винтовками, была явным самоубийством — до траншеи просто никто бы не дошел. Однако давайте обо всем по порядку.

То самое оружие, о котором я сегодня хочу рассказать, официально называлось пистолет-пулемет MP 40 (МР — это сокращение от слова "Maschinenpistole", то есть автоматический пистолет). Он представлял собой очередную модификацию автомата МР 36, созданного еще в 30-е годы прошлого века. Предшественники этого оружия — пистолеты-пулеметы МР 38 и МР 38/40 весьма хорошо зарекомендовали себя на самом первом этапе Второй Мировой войны, поэтому военные специалисты Третьего Рейха решили продолжить совершенствование данной модели.

Читайте также: Американская пуля перестала быть дурой

"Родителем" же MP 40, вопреки расхожему мнению, являлся вовсе не знаменитый немецкий оружейник Хуго Шмайссер, а не менее талантливый конструктор Генрих Фольмер. Так что эти автоматы логичнее все-таки называть "фольмерами", а вовсе не "шмайссерами". Но почему же в народе утвердилось именно второе название? Наверное, из-за того, что Шмайссеру принадлежал патент на магазин, использовавшийся в этом оружии. И, соответственно, чтобы соблюдать авторские права, на приемнике магазинов первых партий MP 40 красовалась надпись PATENT SCHMEISSER. Ну, а солдаты армий союзников, которым данное оружие попадало в качестве трофея, ошибочно посчитали, что Шмайссер является создателем данного автомата.

С самого начала германское командование планировало вооружить MP 40 только командный состав вермахта. В пехотных частях, например, эти автоматы должны были иметь лишь командиры отделений, рот и батальонов. Впоследствии данные пистолеты-пулеметы стали также популярны среди танкистов, водителей бронемашин и десантников-парашютистов. Однако массово ими пехоту ни в 1941, ни после никто не вооружал.

Фото: AP

Хуго Шмайссер

По данным из архивов германской армии, в 1941году непосредственно перед нападением на СССР в войсках было всего лишь 250 тысяч единиц MP 40 (притом, что в то же самое время в войсках Третьего рейха числилось 7 234 000 человек). Как видите, ни о каком массовом использовании MP 40 не могло быть и речи, особенно в пехотных частях (где больше всего солдат и было). За весь же период с 1940 по 1945 год было выпуще

infwar.ru

Ху из, герр Шмайссер? - Мастерок.жж.рф

Достаточно появиться статье с упоминанием автомата Калашникова, как не позже чем в десятом комментарии к ней будет упомянуто имя «талантливого», а то и «гениального» немецкого конструктора, «предвосхитившего целую эпоху», «заложившего основы», «предопределившего» и т.д. Причем роль этого гения не ограничивается «предвосхищением». Абсолютное большинство таких комментаторов приписывает ему ни много ни мало как авторство АК-47. Аргументы, конечно, бесспорные — внешнее сходство АК-47 с Stg-44 и, особенно, факт в биографии, по которому этот «талантливый конструктор» работал на одном заводе с подлинным автором.

Удивительное дело: человек прославился за счет оружия, которого не разрабатывал. Глава фирмы ERMA Бертольд Гайпель, используя разработку Генриха Фольмера, поставил на производство пистолет-пулемет MP-40, но называется он и до сих пор называется «шмайссером». Автомат АК-47 известно кто разрабатывал, но «ботва» упорно приписывает авторство этого оружия Шмайссеру. Тем не менее, на базе двух этих парадоксов зиждется слава «великого» немецкого оружейника. Ни одна конструкция Шмайссера не выпускалась в количестве более нескольких десятков тысяч, за исключением штурмгевера, который достиг к концу войны 420000 штук. Немецкая оружейная мысль имела несомненно замечательные успехи в виде пистолета Вальтера P-38, пистолет-пулемета MP-40 Фольмера, пулемета MG-42 Грюнера, винтовок и карабинов Маузера 98 и другие.

Вот только о Грюнере, Штанге, Фольмере, Вальтере никто не говорит в превосходных степенях. Да и фамилии их известны не каждому, а тому, кто интересуется историей оружия. Давайте узнаем почему так ...

Часть первая. Теодор Бергман и Луис Шмайссер

В чём не ошибается история, так это в том, что Хуго Шмайссер действительно был «потомственным» оружейником. Его отец Луис Шмайссер, по воспоминаниям современников, был человеком скромным, доброжелательным и даже сердечным. Стремление к обогащению не было его самоцелью. Как любого творческого человека, его больше интересовала практическая реализация своих творческих идей. Для этих целей он организовал свою мастерскую. Но каким бы гениальным не было изобретение, оно так и останется на бумаге и не принесет славы своему автору, пока не выйдет массовым тиражом на рынок. А для этого нужны не только производственные мощности и оборотные средства, нужны инженеры и технологи для разработки оснастки, техпроцессов. Нужны коммерсанты. В общем, если у конструктора есть предпринимательская жилка, способная не только изобретать, но и организовывать производство, то тогда и появляются фирмы, имеющие торговую марку изобретателя — Маузеры, Вальтеры. Но если нет, то нужно хотя бы уметь договориться с такими людьми, как Теодор Бергман. В этом случае конструктор получит возможность увидеть свое произведение на прилавках, но под торговой маркой той фирмы, которая его произвела. Именно таким было взаимодействие двух знаменитых для своего времени людей, но инсинуации вокруг фамилии «Шмайссер» начинаются именно с их взаимоотношений. Вот типичная картина:

«В 1902-1903 годах отец и сын Шмайссеры разрабатывают удачный самозарядный пистолет «Марс»... Этот пистолет получил патент по фамилии владельца фирмы — Бергмана, что, в свою очередь, обескураживает его реального создателя Луиса Шмайссера, но сделать он так и нечего не сможет, Бергман дает понять, что он всего лишь наемный работник, хоть и из числа незаменимых. Именно в это время Хуго понимает как жадно, цинично и самое главное без особых угрызений совести Бергман присваивал себе чужие изобретения, зарабатывая себе имя чужим трудом. Несмотря на то, что образцы оружия, разработанного Луисом Шмайссером, принимались на вооружение в Дании, Бельгии и Испании, он сам официально его разработчиком не считался и практически не был никому известен, оставаясь в тени «великого Бергмана». Это сильно затрагивало самолюбие Шмайссера-старшего, и в 1905 году Луис окончательно разрывает все деловые отношения со своим работодателем и покидает город Зуль, передав техническое руководство оружейной фабрикой своему сыну, числившемуся оружейным техником. Бергман не возражает».

А. Ручко «Хуго Шмайссер — от Бергмана до Калашникова»

 

Я понимаю, хочется возвысить Шмайссеров, этих пролетариев умственного труда, но зачем походя марать достойного человека, называя его действия жадными, циничными и бессовестными? Теодор Бергман был известным предпринимателем. Его талант заключался в первую очередь в том, что он умел определять передовые направления в машиностроении, умел подобрать кадры и, самое главное, организовать производство в новых, еще только осваиваемых областях. Одним из первых Бергман освоил производство пневматического оружия и даже сам был его конструктором. Организовал производство первых торговых автоматов. В 1894 году осваивает производство первых «самодвижущихся экипажей», занимается производством гоночных автомобилей и авиамоторов. На родине его называют четвертым номером в немецкой автоиндустрии. Освоив автомобилестроение, Теодор Бергман увлекается новой идеей — автоматическим оружием. Он продает своё автопроизводство, которое через некоторое время становится известно под маркой «Бенц» и начинает вплотную заниматься автоматическими пистолетами.

В отличие от нынешних «эффективных менеджеров», умеющих с равным успехом рулить торговой сетью и министерством обороны, Теодор Бергман не только держал в руках оружие, но и сам занимался конструированием, был превосходным инженером, прекрасно и досконально разбирался в той области машиностроения, в которой ему приходилось работать. Ну, а к кому лучше всего применить эпитеты «жадность», «нахрапистость» и «циничность», мы скоро узнаем.

В 1884 году Бергман вместе с Луисом Шмайссером приступают к разработке автоматического оружия. В 1887 году Бергман открывает оружейный филиал своей компании в Зуле и назначает его техническим директором Луиса Шмайссера. В 1891 году семейство Шмайссеров постигает несчастье — умирает жена Луиса. Дети остаются без матери, а ребенок, лишенный материнской ласки и внимания отца, занятого производством, вырастает, как правило, эгоистичным. Становясь взрослыми, такие люди продолжают страдать из-за отсутствия к ним внимания со стороны окружающих.

 

Часть вторая. О патентах

Есть патенты и есть патенты. Патент имеет смысл, если его невозможно обойти другим инженерным решением, или такой обход существенно дороже. Например, отверстие у острия иголки в швейной машине Зингера, или отверстие в лезвии складного ножа Spyderco. Но когда получают патент на расположение возвратной пружины под стволом, если ее можно разместить и над, и за, и вокруг ствола, то это не патент. Это тщеславие, а автор патента — патентный тролль.

Программа Андрея Малахова «Пусть говорят» многое потеряла из-за несвоевременной кончины Луиса Шмайсера и Теодора Бергмана. История о том, как проклятый капиталист Бергман щемит талант непризнанного гения, приписывая себе все его изобретения, а бедный Луис Шмайссер весь в слезах уходит работать и изобретать на другую фирму, наверняка вошел бы в сокровищницу его сюжетов. Обратимся лучше к двум аргументам и двум фактам.

 

Аргумент первый: если Бергман что-то и патентовал из изобретений, сделанных лично Луисом Шмайссером, то цена этих патентов была нулевая. Откровенно провальная модель пистолета 1894/96 года. Это оружие проектировалось без представления о физике процесса в автоматике со свободным затвором, поэтому было ненадежным и неудобным. Другие модели были надежнее, но большими тиражами похвастаться не могли. Более успешная модель «Марс» принимала участие в конкурсе на поставку в кайзеровскую армию в период с 1902 по 1904 года, но проиграла Люгеру. Как инженеры, Бергман и Шмайссер не могли не понимать, что модели Браунинга, Маузера, Люгера имеют гораздо лучшие перспективы на рынке, чем разработки Шмайссера. Слабым утешением был заказ на опытную партию «Марсов» из Испании. Но тут Бергмана постиг еще один удар. Он заключил договор на производство пистолетов с субподрядчиком, который через некоторое время его банально «кинул», после чего Бергман продал лицензию на производство «Марсов» бельгийцам и на этом решил пока завязать с пистолетами.

Бергману не привыкать. А каково Шмайссеру? Десять лет работы, и всё коту под хвост? Правда, есть еще пулемет, над которым Шмайссер с Бергманом работают с 1901 года. Но конструктору уже 57 лет. Для начала двадцатого века это — срок. Его самый способный сын Хуго, уже достаточно зрелый и самостоятельный инженер, готовый взять на себя ответственность за разработки нового оружия. Поэтому вполне логично, что Луис Шмайссер отправился дорабатывать пенсионный стаж во Франкфурт, где ему предоставили возможность продолжать заниматься пистолетами, а его место занял сын.

 

Аргумент второй: итак, Бергман «жадно и цинично…» Надо полагать, на фирме «Рейнметалл» с Луисом Шмайссером обходились по-другому. Но, тем не менее, пистолеты Шмайссера благополучно патентовались и выпускались, но теперь уже под торговой маркой Дрейзе. Кстати, такие же далекие от технического совершенства, но с гораздо более ощутимым коммерческим успехом.

 

Факт первый (на уровне слухов). Говорят, ко всему еще сын Бергмана по уши влюбляется в дочь Шмайссера, а Бергман отказывает ему в кумовстве. Шмайссер расстроился и ушел от Бергмана. Не знаю, свечку не держал. Но во всяком случае, аргумент более весомый, чем обида за приписывание патентов.

 

Факт второй.

Луис Шмайссер уезжает в город Эрфурт на фирму «Рейнметалл». Его семья остается в Зуле, и техническим директором у Бергмана становится сын Шмайссера Хуго, занимающийся разработками, которые начал его отец. Папа освободил место сыну и сохранил техническую преемственность на предприятии. Бергман выпускал оружие под своей торговой маркой. И все были счастливы.

 

Ремарка 1

В 1907 году 19-летний Луис Штанге поступает в ученики Луису Шмайссеру. Посадить дерево, построить дом и вырастить сыновей — это удел каждого мужчины. Иметь собственных учеников — это вершина достижений творческой личности. Но и дается она не каждому. Штанге стал достойным учеником и состоявшимся конструктором и после смерти Луиса Шмайссера, стал его преемником на «Рейнметалле». Таким образом, Луис Шмайссер воспитал двух технических директоров — своего сына, работающего у Бергмана, и Луиса Штанге, работающего на «Рейнметалл», будущего разработчика первого единого пулемета MG-34 и автоматической винтовки FG-42.

 

Ремарка 2

Через год после рождения Хуго Шмайссера, в немецкой деревне Альтдорф, в семье немецких крестьян Фольмеров родился четвертый ребенок, которого назвали Генрихом. Мальчик вырос, получил образование в ремесленном училище и устроился на работу слесарем-механиком. Четыре года учился в воскресной школе и наконец поступил в конструкторский отдел фирмы по производству станков. Свое первое изобретение он сделал в 1908 году. Это была машинка для разводки пил. Далее патент, своя фирма. К началу Первой мировой войны у Фольмера уже было солидное предприятие, производившее машинки для заточки и разводки пил, детали для пулеметов, пропеллеры для аэропланов. Как видите, перед нами редкий случай, когда конструктор и предприниматель совмещаются в одном лице. Забегая вперед, скажу, что фирма Фольмера существует до сих пор.

 

Часть третья. Рождение пистолетов-пулеметов

Анализ боевых действий первого года Первой мировой войны заставил напрячься лучшие штабные умы воюющих стран: необходимость создания легкого автоматического оружия под менее мощный, чем винтовочный, патрон, стала очевидной. В России полковник Фёдоров пришел к идее создания ружья-пулемета с винтовочным патроном уменьшенной мощности, которую и реализовал в своем автомате в 1916 году. В Германии и Италии к пониманию необходимости патрона уменьшенной мощности, возможно, пришли позже, а пока решили ограничиться автоматическим огнём пистолетным патроном. Причем итальянцы и немцы подошли к постановке задачи с совершенно разных позиций. В Италии подходили к решению с оборонительной позиции. Майор Абель Ревелли разработал в 1915 году тяжелый двуствольный пулемет под пистолетный патрон для ведения оборонительного огня, который через некоторое время вполне логично трансформировался в первый полноценный пистолет-пулемет Beretta M1918.

А вот немецкие генералы исходили из атакующих позиций. Они реализовали идею малочисленных штурмовых групп для решения парадокса «позиционного тупика». Такие группы должны были начинать атаку с близкой позиции, по аналогии с абордажным боем. А для такого боя лучшим оружием были мушкетоны с раструбом ствола, стреляющие картечью. Это позволяло компенсировать время на точное прицеливание и давало шанс одним выстрелом поразить не одну цель. Но ведь не будешь в начале прогрессивного 20 века штурмовать окопы с мушкетонами. Поэтому начались поиски нового оружия. Очевидным было применение пистолетного патрона, а вот вопрос с оружием возник. У существующих автоматических пистолетов было два недостатка — малый объем магазина и отсутствие автоматического огня. И вот германский генштаб в 1915 году разрабатывает техзадание на оружие, которое по совокупности показателей уже можно было назвать пистолетом-пулеметом.

Я специально решил немного отвлечься от темы, чтобы показать саму эволюцию появления отдельного класса оружия. Как видите, возникновению класса пистолетов-пулеметов предшествовала коллективная мысль и анализ, а не озарение «гениального конструктора» (одиночки). Идея автоматического огня пистолетным патроном родилась вместе с самим пистолетным патроном. Собственно, авторами идеи оружия были безвестные офицеры германского генштаба, сумевшие грамотно и четко, говоря современным языком, «поставить задачу» конструкторам. А грамотно составленное техническое задание или постановка задачи — это наполовину решенная проблема. Задача конструктора — найти оптимальное решение из огромного числа технических, физических технологических и экономических противоречий, возникающих на этапе конструирования оружия.

Над темой нового оружия по техническому заданию германского управления вооружений начали работу: Хуго Шмайссер у Бергмана, Луис Штанге в «Рейнметалле», Андреас Шварцлозе и конструкторы DMW (Люгер). В итоге заказ достался Бергману, и MP-18 получил пальму первенства серийного пистолета-пулемета. Хотя был еще итальянский Beretta M1918, и насчет пальмы первенства можно бы поспорить…

В MP-18 использовалось два патента, оформленных на имя Хуго Шмайссера, но по сути это были перепевки патентов Браунинга — использование возвратной пружины в качестве боевой и использование отдачи для перезарядки оружия. Как и абсолютное большинство изделий машиностроения, MP-18 представлял из себя компиляцию деталей из других конструкций и систем: патрон пистолетный, приклад деревянный, ствол и магазин от Люгера, принцип автоматики — отдача свободного затвора. Даже защитный кожух на стволе был «элегантно» «взаимствован» от пулеметов. И всё! Причем если говорить о «гениальности» конструкции Шмайссера, нельзя не упомянуть отсутствие предохранителя для затвора в переднем положении. Благодаря такому упрощению выстрел из MP-18 можно было произвести методом товарища Сухова. Затвор ставился на предохранитель в заднем (боевом) положении, оформленный в виде фигурного выреза в затворном кожухе знакомого всем по прототипу обычной оконной щеколды.

А что же Штанге? Он не гнался за славой «первого» и спокойно доводил свое изделие до ума. Его MP-19 в итоге был функциональнее MP-18: имел переводчик огня, более надежный предохранитель, откидную крышку затворной коробки. Разумеется, к кормушке успело более простое изделие Хуго Шмайссера. Но все-таки лучшим пистолетом-пулеметом 30-х годов большинство аналитиков считает Steyr-Solothurn S1-100, изготовленный на основе MP-19. Это к сведению любителей мериться рейтингами, первенствами и длиной пиписек.

А теперь давайте сравним Rheinmetall-Borsig MP-19:

и Bergman MP-18 (на фото MP-28):Было бы удивительно находить между ними много общего, если не знать, что за спинами Луиса Штанге и Хуго Шмайссера маячит тень Луиса Шмайссера!

Мы совсем забыли про Фольмера! В годы Первой мировой войны Генрих Фольмер серьезно стал заниматься оружейной тематикой. Первая его военная разработка — бронежилет — была представлена еще до войны, в 1912 году. Но в 1916 году он представил проект ручного пулемета с магазинным питанием. Эта разработка заинтересовала оружейную комиссию, и Фольмер получил контракт на разработку аналогичного узла питания для пулемётов MG 08 и MG 08/15, а также для крупнокалиберного пулемёта MG 18 TUF. В 1918 году он создал довольно оригинальную разработку — барабанный магазин со шланговым питанием для шмайссеровского MP-18.

Проблему «позиционного тупика» блестяще разрешил русский генерал Алексей Брусилов, и безо всяких пистолетов-пулеметов. Но прежде чем в Компьенском лесу будет объявлена передышка для подведения итогов Первой мировой войны и заложены основы для Второй, давайте констатируем один небольшой факт, который имеет прямое отношение к нашей теме. Чего достигли Хуго Шмайссер и Генрих Фольмер к 1918 году?

К этому времени оба достигли возраста Иисуса Христа, то есть того возраста, когда в полной мере раскрываются творческие способности личности. И в общем-то, мы приходим к выводу, что большим разнообразием творчество Хуго Шмайссера не отличается. Все его разработки относятся к оружию, и большое число работ основано на разработках отца. Появление пистолетов-пулеметов — это дело времени, а не научного предвидения или гениального озарения. А вот творчество Генриха Фольмера просто блещет разнообразием — здесь и оружейная тематика, и сельское хозяйство, и машиностроение. Мало того, Генрих Фольмер создал собственное производство и был совершенно независим от Теодора Бергмана!

 

Часть четвертая. Как братья Шмайссеры провели рейдерский захват фирмы герра Хэнеля

 

Первая мировая война закончилась. В далеком алтайском краю, в семье русского крестьянина Тимофея Александровича Калашникова родился 17-й ребенок, которого назвали Мишей, а на военную промышленность Германии опустился огромный медный таз. Потеряв военные контракты, Фольмер занимается всем, что хоть как-то может принести доход. Он занимается машинами для выпуска цепей, фрезерными станками, замками, свечами зажигания и даже мотоплугом. В 1923 году он создает машину для заточки пил, которую назвал «заточным автоматом». Одним словом крутился как мог, поднимал свое дело, зараба

masterok.livejournal.com

Был ли "шмайссер" массовым оружием вермахта и был ли "шмайссером"?

До сих пор многие считают, что массовым оружием немецкой пехоты времен Великой Отечественной войны был автомат "шмайссер", названный так по фамилии своего конструктора. Этот миф до сих пор активно поддерживают художественные фильмы. Но на самом деле этот автомат создал вовсе не Шмайссер, да и массовым оружием вермахта он тоже никогда не был.

Я думаю, все помнят кадры из советских художественных фильмов про Великую Отечественную войну, посвященные атакам немецких солдат наших позиций. Бравые и подтянутые "белокурые бестии" (их обычно играли актеры из Прибалтики) шагают, почти не пригибаясь, и ведут на ходу огонь из автоматов (а точнее, из пистолетов-пулеметов), которые все называли "шмайссерами".

И, что самое интересное, совсем никого, пожалуй, кроме тех, кто действительно был на войне, не удивлял тот факт, что огонь солдаты вермахта вели, что называется, "от бедра". Также никто не считал художественным вымыслом то, что, согласно кинофильмам, эти "шмайссеры" прицельно стреляли на то же самое расстояние, что и винтовки бойцов Советской армии. Кроме того, после просмотра подобных кинофильмов у зрителя возникало впечатление, что пистолетами-пулеметами во время Второй Мировой войны был вооружен весь личный состав немецкой пехоты — от рядовых до полковников.

Однако все это — не более чем миф. На самом деле и оружие это называлось вовсе не "шмайссер", и в вермахте не был столь распространен, как об этом рассказывали советские фильмы, и "от бедра" из него стрелять было нельзя. Кроме того, атака подразделения таких автоматчиков на траншеи, в которых сидели бойцы, вооруженные магазинными винтовками, была явным самоубийством — до траншеи просто никто бы не дошел. Однако давайте обо всем по порядку.

То самое оружие, о котором я сегодня хочу рассказать, официально называлось пистолет-пулемет MP 40 (МР — это сокращение от слова "Maschinenpistole", то есть автоматический пистолет). Он представлял собой очередную модификацию автомата МР 36, созданного еще в 30-е годы прошлого века. Предшественники этого оружия — пистолеты-пулеметы МР 38 и МР 38/40 весьма хорошо зарекомендовали себя на самом первом этапе Второй Мировой войны, поэтому военные специалисты Третьего Рейха решили продолжить совершенствование данной модели.

"Родителем" же MP 40, вопреки расхожему мнению, являлся вовсе не знаменитый немецкий оружейник Хуго Шмайссер, а не менее талантливый конструктор Генрих Фольмер. Так что эти автоматы логичнее все-таки называть "фольмерами", а вовсе не "шмайссерами". Но почему же в народе утвердилось именно второе название? Наверное, из-за того, что Шмайссеру принадлежал патент на магазин, использовавшийся в этом оружии. И, соответственно, чтобы соблюдать авторские права, на приемнике магазинов первых партий MP 40 красовалась надпись PATENT SCHMEISSER. Ну, а солдаты армий союзников, которым данное оружие попадало в качестве трофея, ошибочно посчитали, что Шмайссер является создателем данного автомата.

С самого начала германское командование планировало вооружить MP 40 только командный состав вермахта. В пехотных частях, например, эти автоматы должны были иметь лишь командиры отделений, рот и батальонов. Впоследствии данные пистолеты-пулеметы стали также популярны среди танкистов, водителей бронемашин и десантников-парашютистов. Однако массово ими пехоту ни в 1941, ни после никто не вооружал.

Хуго Шмайссер

По данным из архивов германской армии, в 1941 году непосредственно перед нападением на СССР в войсках было всего лишь 250 тысяч единиц MP 40 (притом, что в то же самое время в войсках Третьего рейха числилось 7 234 000 человек). Как видите, ни о каком массовом использовании MP 40 не могло быть и речи, особенно в пехотных частях (где больше всего солдат и было). За весь же период с 1940 по 1945 год было выпущено всего два миллиона этих пистолетов-пулеметов (тогда как за тот же период в части вермахта было призвано свыше 21 миллиона человек).

Почему же немцы не вооружили своих пехотинцев этим автоматом (который позже был признан одним из самых лучших за весь период Второй Мировой войны)? Да потому, что им их было просто жалко терять. Ведь прицельная дальность стрельбы у MP 40 по групповым целям составляла 150 метров, а по одиночным — всего-то 70 метров. А ведь бойцам вермахта приходилось атаковать окопы, в которых сидели бойцы Советской Армии, вооруженные модифицированными вариантами винтовки Мосина и автоматическими винтовками Токарева (СВТ).

Прицельная дальность стрельбы из обоих видов данного оружия составляла 400 метров по одиночным целям и 800 метров — по групповым. Вот и судите сами, был ли шанс у немцев уцелеть при таких атаках, если бы они были, как в советских кинофильмах, вооружены MP 40? Правильно, до окопов не дошел бы никто. Кроме того, в отличие от персонажей тех же кинофильмов, реальные обладатели пистолета-пулемета не могли стрелять из него на ходу "с бедра" — оружие столь сильно вибрировало, что при таком способе ведения огня все пули летели мимо цели.

Стрелять из MP 40 можно было лишь "от плеча", уперев в него разложенный приклад — тогда оружие практически не "трясло". Кроме того, из этих пистолетов-пулеметов никогда не стреляли длинными очередями — он очень быстро нагревался. Обычно били короткими очередями по три-четыре выстрела, или вели одиночный огонь. Так что в реальности достичь техпаспортной скорострельности в 450-500 выстрелов в минуту обладателям MP 40 никогда не удавалось.

Именно поэтому немецкие солдаты всю войну ходили в атаки с винтовками Mauser 98k — самым распространенным стрелковым оружием вермахта. Ее прицельная дальность стрельбы по групповым целями составляла 700 метров, а по одиночным — 500, то есть была близка к таковым винтовки Мосина и СВТ. Кстати, СВТ пользовалась у немцев большим уважением — трофейными винтовками Токарева вооружали лучшие пехотные части (особенно любили ее в Ваффен СС). А "взятые в плен" винтовки Мосина отдавали частям тылового охранения (впрочем, их вообще снабжали всяким "интернациональным" старьем, хотя весьма качественным).

В то же время нельзя сказать, что MP 40 был так уж плох — наоборот, в ближнем бою это оружие было весьма и весьма опасным. Именно поэтому его полюбили немецкие парашютисты из диверсионных групп, а также разведчики Советской Армии и… партизаны. Ведь им не нужно было атаковать вражеские позиции с дальнего расстояние — а в ближнем бою скорострельность, легкий вес и надежность данного пистолета-пулемета давала большие преимущества. Именно поэтому сейчас на "черном" рынке цена MP 40, которые продолжают поставлять туда "черные копатели", весьма высока — этот автомат пользуется спросом у "бойцов" криминальных группировок и даже браконьеров.

Кстати, именно то, что MP 40 использовали немецкие диверсанты, и породило у бойцов Красной Армии в 1941 году психический феномен, называемый "автоматобоязнью". Наши бойцы считали немцев непобедимыми, потому что они вооружены чудо-автоматами, от которых спасения нигде нет. Этот миф не мог возникнуть у тех, кто сталкивался с немцами в открытом бою — ведь солдаты видели, что их атакуют гитлеровцы с винтовками. Однако в начале войны наши бойцы, отступая, чаще сталкивались не с линейными войсками, а с диверсантами, которые возникали из ниоткуда и поливали оторопевших красноармейцев очередями из MP 40.Следует заметить, что уже после Смоленского сражения "автоматобоязнь" стала сходить на нет, а во время битвы за Москву исчезла практически полностью. К тому времени наши бойцы, успев хорошенько "посидеть" в обороне и даже получить опыт контратак немецких позиций, поняли, что никакого чудо-оружия у немецких пехотинцев нет, а их винтовки мало чем отличаются от отечественных. Интересно также, что в художественных фильмах, снятых в 40-50-е годы прошлого века, немцы поголовно вооружены именно винтовками. А "шмайссеромания" в отечественном кино началась намного позже — с 60-х годов.

К сожалению, она продолжается до сих пор — даже в недавних фильмах немецкие солдаты традиционно атакуют русские позиции, стреляя на ходу из MP 40. Этими автоматами режиссеры также вооружают и солдат тыловых охранных частей, и даже полевую жандармерию (где автоматическое оружие не выдавали даже офицерам). Как видите, миф оказался весьма и весьма живуч.

Впрочем, знаменитый Хуго Шмайссер на самом деле был разработчиком двух моделей автоматов, использовавшихся во Второй Мировой войне. Первую из них, MP 41 он представил практически одновременно с MP 40. Но этот автомат даже внешне отличался от знакомого нам по фильмам "шмайссера" — например, его ложе было отделано деревом (чтобы боец не обжегся при нагреве оружия). Кроме того, он был более длинноствольным и тяжелым. Однако этот вариант широкого распространения не получил и выпускался недолго — всего было выпущено порядка 26 тысяч штук.

Считается, что внедрить данный автомат помешал судебный иск от фирмы ERMA, вчиненный Шмайссеру по поводу незаконного копирования ее патентованной конструкции. Репутация конструктора тем самым была запятнана, и вермахт отказался от его оружия. Однако в частях Ваффен СС, горных егерей и в подразделениях Гестапо этот автомат все же использовали — но, опять-таки, только офицеры.

Однако Шмайссер все же не сдался и в 1943 году разработал модель, названную MP 43, которая позже получила название StG-44 (от sturmgewehr — штурмовая винтовка). По своему внешнему виду и некоторым другим характеристикам он напоминал появившийся куда позже автомат Калашникова (кстати, у StG-44 предусматривалась возможность установки 30-мм ружейного гранатомета), и при этом сильно отличался от MP 40.

Однако серийное производство этого оружия началось лишь осенью 1944 года, поэтому им мало кто из немецких солдат успел попользоваться. StG-44 поставляли лишь в самые лучшие части вермахта, а также в подразделения Ваффен СС. В то же время впоследствии эти автоматы использовались в Вооруженных Силах ГДР, а знаменитый Михаил Тимофеевич Калашников при создании своего чудо-автомата кое-что позаимствовал из конструкции StG-44. Так что наши родные АКМ разных моделей являются пусть очень дальними, но все же родственниками "шмайссеров".

maxpark.com