Немецкие многоствольные минометы Nebelwerfer: история и применение. Немецкий шестиствольный миномет


Немецкие многоствольные минометы Nebelwerfer: история и применение

В СССР бытовало мнение, что реактивные системы залпового огня (РСЗО) являлись исключительно советским «ноу-хау», а немцы так и не смогли сделать ничего подобного. Это не совсем правда. «Катюша» не была уникальной, на вооружении немецкой армии стояло несколько различных систем РСЗО, хотя они отличались от советских аналогов.

Самым известными образцами подобного оружия, созданными в Германии, несомненно, являлись многоствольные реактивные минометы Nebelwerfer 41 и Nebelwerfer 42. Советские солдаты называли их «Ванюшами» (по аналогии с БМ-13) или «ишаками» за свой характерный звук.

Немного истории

Работы в области создания реактивных систем залпового огня стартовали в Германии еще в начале 30-х годов. Казалось бы, зачем заниматься неуправляемыми ракетами, которые значительно проигрывают в точности артиллерийским системам? Однако резон в этом был.

Немцы учитывали опыт Первой мировой войны, с массированным применением боевых отравляющих веществ. РСЗО прекрасно подходили для этой цели, к тому же подобное вооружение не попадало под ограничения Версальского договора и немцы могли свободно заниматься его разработкой.

Впрочем, советские «Катюши» также конструировали для доставки боевых газов. Военные того времени были абсолютно уверены, что без химического оружия следующий конфликт не обойдется.

В середине 30-х годов немецкий инженер Небель разработал реактивный снаряд калибра 150-мм и шестиствольную пусковую установку для него. В 1937 году ее начались испытания. Это оружие назвали дымовым минометом типа «d». Он был принят на вооружение немецкой армии в 1940 году, а уже в 1941 получил другое название, которое и является для этого оружия общепринятым: Nebelwerfer 41 (Nb.W 41).

В 1940 году в немецкой армии были созданы особые дивизионы, вооруженные Nebelwerfer 41. Затем появились и полки войск задымления. Согласно официальной версии, они были должны заниматься установкой дымовых завес на фронте, но абсолютно ясно, что так Германия готовилась к химической войне. Однако в арсенале этих подразделений находились и осколочно-фугасные боеприпасы.

Следует отметить, что Германия хотя и проигрывала союзникам по количеству химического оружия, но явно опережала их по его качеству. В 30-х годах немцам удалось совершить настоящий рывок в этой области: они изобрели нервно-паралитические газы. Эти отравляющие вещества и сегодня считаются наиболее мощными и смертоносными. Сначала в Германии был изобретен табун, а затем и еще более опасные зарин и зоман. Это страшное оружие производилось в Германии в промышленных масштабах, и почему Гитлер не применил его, историки спорят до сих пор.

Впервые реактивные минометы были использованы немцами во Франции. Также Nebelwerfer 41 немцы применяли во время высадки на Крит. На Восточном фронте это оружие использовалось практически с первых дней: этот миномет обстреливал защитников Брестской крепости, применялся при осаде Севастополя.

В 1942 году в составе немецкой армии было создано три специальных полка, а также девять отдельных дивизионов, вооруженных реактивными минометами. А начиная с 1943 года шестиствольные минометы Nebelwerfer 41 стали включать в состав артиллерийских полков пехотных дивизий. Обычно каждая дивизия укомплектовывалась двумя (реже тремя) дивизионами минометов.

Это оружие очень хорошо зарекомендовало себя на Восточном фронте: легкие и точные минометы обладали высокой огневой мощью.

Основным недостатком Nebelwerfer 41 и Nebelwerfer 42 являлся хорошо заметный дымный след, который оставляли ракеты в полёте, а также сильный звук, что служил дополнительным демаскирующим фактором. Учитывая не слишком высокую мобильность комплекса, эти два недостатка часто становились фатальными для минометов и их расчетов.

В 1942 году чтобы устранить этот недостаток, была создана самоходная РСЗО 15 cm Panzerwerfer 42. Основой для нее послужил полугусеничный автомобиль Opel Maultier. На нем было размещена пусковая установка из десяти стволов, автомобиль получил противоосколочное бронирование и был вооружен пулеметом.

Машина получилась довольно удачной и активно использовалась вплоть до конца войны.

Также самоходная РСЗО была создана на базе армейского грузовика Opel, но получилась слишком тяжелой и недостаточно маневренной.

В 1943 году начала поступать в войска еще одна аналогичная реактивная установка — Nebelwerfer 42, который имел более высокую огневую мощность. Этот миномет имел пять стволов калибра 210 мм и стрелял снарядами весом 113 кг. Nebelwerfer 42 оснащался съемными 150-мм стволами, которые монтировались внутрь основных.

Также в 1941 году на вооружение вермахта были приняты РСЗО еще большей мощности: 28/32 cm Nebelwerfer 41. Она представляла собой двухъярусную ферму, которая закреплялась на раздвижном лафете. Направляющие имели решетчатую конструкцию и могли вести огонь как 280-мм, так 320-мм реактивными снарядами. Однако увеличенная масса этих боеприпасов сделала дальность стрельбы еще меньше: она составляла примерно два километра. 280-мм ракета содержала 45 кг взрывчатки, и ее попадание могло уничтожить большое строение, а 320-мм заправлялась сырой нефтью и являлась зажигательным боеприпасом.

Иногда эти ракеты запускались прямо с земли: для этого их устанавливали в наклонные ямы, главное было придать ракете правильный угол. Точность запуска ракет подобным способом была крайне низкой.

Описание 6-ти ствольного миномета

Основой для создания минометов Nebelwerfer 41 являлась противотанковая пушка Pak 35/36. На лафет этой пушки было установлено шесть трубчатых направляющих длиной 1,3 метра.

Лафет имел раздвижные сошки и передний упор, на них он опирался в боевом положении. На нем имелись поворотные и подъемные механизмы. В полностью снаряженном положении миномет весил 770 кг, а в походном – 515 кг. На небольшие дистанции реактивный миномет перекатывался силами расчета. Лафет был оборудован пневматическими шинами низкого давления и рессорами.

Реактивные снаряды заряжались с казенной части установки, после заряжания они фиксировались специальным держателем. Запуск ракет происходил дистанционно, из укрытия. Электродетонатор вкладывался в одно из сопел ракеты. Сначала выпускалось три ракеты, затем еще три. Залп совершался за 10 секунд, на перезарядку требовалось 1,5 минуты. Расчет состоял из четырех человек.

Одной из главных проблем для РСЗО в то время (да и в наши дни) являлась стабилизация реактивного снаряда в полёте. Способ стабилизации был основным отличием между советской БМ-13 и немецкими установками Nebelwerfer 41 и Nebelwerfer 42.

Советские ракеты стабилизировались за счет длины рельсовых направляющих и стабилизаторов ракеты. Реактивные снаряды установок Nebelwerfer 41 и Nebelwerfer 42 стабилизировались за счет вращения вокруг собственной оси. В каждом из способов были свои плюсы и минусы.

Стабилизация вращением позволяла сделать реактивный миномет более компактным как по ширине, так и по длине. Немецкому миномету не нужны были слишком длинные направляющие (как на БМ-13), также он обходился без стабилизаторов, что позволило сделать снаряды более компактными.

Однако вращение в полёте отнимало часть энергии пороховых двигателей, что негативно сказывалось на дальности стрельбы.

Реактивный двигатель ракеты находился в передней части, а боевая часть – в задней. Она представляла собой цилиндр со взрывчатым веществом, сквозь который проходили сопла. В ракете 28 сопел, каждая из них имела угол наклона к оси оружия 14 градусов. После запуска они раскручивали снаряд и стабилизировали его полет. Следует сказать, что Nebelwerfer 41 и Nebelwerfer 42 отличались довольно неплохой точностью.

Такая же система стабилизации ракеты используется и на многих современных боеприпасах РСЗО.

Отдельно следует остановиться на порохе, который использовался в минометах. Еще одним советским мифом является тот факт, что немцам не удалось захватить ни одну из советских «Катюш». Это неправда. В 1942 году немцы захватили БМ-13 вместе с боекомплектом. Ничего хитрого в конструкции ракеты, а тем более направляющих «Катюши» не было: скопировать их не составляло особого труда. Проблемой было изготовление пороховых шашек из бездымного пороха, который использовался на БМ-13. Повторить советскую технологию у немцев так и не получилось, им пришлось придумывать свою.

К концу 1943 года немецкие конструкторы (вернее, чешские, которые работали на немцев) создали аналог советской «Катюши», они даже умудрились его существенно усовершенствовать. Запуск производился с рельсовых направляющих, но при этом ракета вращалась в полёте за счет стабилизаторов, установленных под углом. Точность такого реактивного снаряда была выше, чем БМ-13, а габариты пусковой установки гораздо меньше.

Однако запустить свои «Катюши» в производство у немцев просто не хватило времени.

В Nebelwerfer 41 в качестве топлива на первых этапах использовался спрессованный черный дымный порох, но горение его было неравномерным, он давал очень много дыма, что являлось демаскирующим фактором. Поэтому позже в качестве топлива стали использовать шашки из бездымного пороха.

Технические характеристики ТТХ

Ниже указаны ТТХ реактивного миномета Nebelwerfer 41.

Калибр, мм158,5
Вес в боевом и походном положении, кг510
Максимальная дальность стрельбы, м6100
Эффективная дальность стрельбы, м4000-6000
Углы вертикального обстрелаот -100 до +800 делений прицела
Углы горизонтального обстрела±210 делений

Видео о миномете

militaryarms.ru

150-мм шестиствольный реактивный миномет Nb.W 41 обр. 1941 г. (Германия)

«немецкий 150-мм шестиствольный реактивный миномет Nb.W 41 обр. 1941 г. История создания и боевого применения»

150-мм шестиствольный реактивный миномет Nb.W 41 обр. 1941 г. (Германия)

Страна: Германия
Тип: Реактивный миномет
Дата выпуска: 1941 г.
Расчет: 4 человека
Калибр: 150-мм
Длинна: 1,3 м
Ширина: Нет сведений
Вес: 540 кг. (без зарядов)
Скорострельность: залп из 6 выстрелов за 10 секунд, на перезарядку и изготовку к следующему залпу уходит примерно полторы минуты
Дистанция стрельбы: 6,9 км по дальности
Начальная скорость снаряда: Нет сведений
Боекомплект: 6 реактивных мин

История создания 150-мм шестиствольного реактивного миномета Nb.W 41 обр. 1941 г.

Реактивные минометы СССР и Германии

Работы по созданию реактивных минометов велись в СССР и Германии параллельно, начиная со второй половины 1920-х г.г. Однако если в СССР приняли за основу стабилизацию ракеты в полете с помощью крыльев, то немцы пошли по другому пути и стремились стабилизировать реактивные снаряды с помощью быстрого вращения в полете.

Результатом стали две «ракетные школы» 1930-х .г.г. «Советская школа» предполагала запуск оперенных снарядов с длинных балочных направляющих, а «немецкая школа» упирала на неоперенные снаряды, запускавшиеся из сравнительно коротких трубчатых направляющих или стволов.

Как результат: советские «ракеты» имели большую дистанцию поражения, а немецкие отличались большей кучностью. Соответственно различались и способы боевого применения — советские ракеты предполагалось использовать для массированных ударов по площадям (что потом с блеском демонстрировали БМ-13, всем известные «Катюши»), а немецкие — для точечного поражения целей, что, по логике, больше соответствовало понятию «миномет».

150-мм шестиствольный реактивный миномет Nb.W 41 обр. 1941 г.

Немецкий реактивный «Ванюша»

В конце 1930-х г.г. немецким инженером Небелем был спроектирован 150-мм реактивный снаряд и шестиствольная трубчатая установка к нему, которую немцы называли шестиствольным минометом. Испытания миномета были начаты в 1937 году. Система получила наименование 150-мм дымовой миномет типа «Д».

В 1941 году миномет переименовали в 150-мм Nb.W 41 (Nebelwerfer), то есть «150-мм дымовой миномет обр. 1941 г.», а чуть позже, от советских солдат, он получил и прозвище «Ванюша», по аналогии с советским же реактивным минометом «Катюша».

Интересный факт: основным назначением «дымовых минометов» была вовсе не постановка дымовых завес и даже не стрельба фугасными минами. Истинный смысл «Ванюши» был в ведении огня химическими боеприпасами, то есть начиненными боевыми отравляющими веществами. Поэтому и состояли 150-мм Nb.W 41 (Nebelwerfer) на довольствии не «линейной» армии, а т.н. «войск задымления»(Nebeltruppen).

И только для обеспечения возможности использования этих войск в войне в том случае, если химической войны как таковой не будет, «войска задымления» получили на вооружение и снаряды для реактивных минометов с обычным разрывным зарядом.

Расчет заряжает 150-мм шестиствольный реактивный миномет Nb.W 41 обр. 1941 г. Обратите внимание — на боковине миномета хорошо видны кабели электрозапала

Боевая эксплуатация и производство 150-мм шестиствольного реактивного миномета Nb.W 41 обр. 1941 г.

На практических стрельбах реактивных минометов быстро выяснилось, что и советский и немецкий варианты обладают очень относительным понятием точности — угадать куда именно попадет мина (даже с учетом хорошей кучности немецких минометов) было подчас довольно сложно. Вся надежда оставалась на залповую стрельбу и количество дивизионов, участвующих в залпе.

И вот по этому показателю, немцы советам уже существенно уступали. Более того, командование Вермахта выбило из рук реактивных минометчиков Германии и главный козырь — в бою им предписывалось вести огонь без пристрелки, чтобы не демаскировать позиции, соответственно кучность падения мин была уже не важна — нет разницы как близко произойдут разрывы, если огонь ведется по принципу «на кого бог пошлет».

Дальность стрельбы осколочно-фугасной миной 150-мм Nb.W 41 (Nebelwerfer) составляла 6900 м., при этом радиус разлета осколков этой мины равняется 40 м в стороны и 13 м вперед. Дымовая мина при благоприятных метеоусловиях была способна образовать дымовое облако диаметром до 100 м, сохраняющее высокую плотность в течение 40 секунд.

Более качественный снимок правой части реактивного миномета Nb.W 41 обр. 1941 г.

Огонь из шестиствольного миномета велся залпами 6 выстрелов в течение 10 секунд. Таким образом, дивизион этих минометов в составе трех батарей по 6 минометов в каждой в течение 10 секунд мог выпустить 108 мин. Практически обеспечивалась скорострельность в 3 залпа в каждые 5 минут, однако длительная стрельба с одной и той же позиции как правило не применялась из-за демаскировки позиции практически трехсотметровым дымовым следом реактивных мин.

Стрельба с начала открытия огня велась на поражение по площадям, так как из-за большого рассеивания мин миномет не мог использоваться для обстрела одиночных целей вблизи расположения собственных войск.

На всем протяжении Второй Мировой войны, 150-мм шестиствольные минометы обр. 41 г. были весьма эффективным средством повышения огневой мощи германских войск и производились до мая 1945 г., выполняя функции схожие с советскими «гвардейскими минометами» и применяясь Вермахтом и войсками СС на направлениях главных ударов или в критические моменты боя.

Не очень удачной считалась лишь конструкция осколочно-фугасного снаряда «Ванюши»: из-за слишком тонких стенок он давал мало осколков, а вследствие малого веса разрывного заряда сильно снижалось и его фугасное действие.

После окончания Второй Мировой войны, реактивные минометы 150-мм Nb.W 41 закончили боевую карьеру, хотя ограниченно применялись корейскими и китайскими войсками в ходе Корейской войны 1950-1953 г.г.

150-мм реактивный миномет Nb.W 41 обр. 1941 г. ведет огонь

Конструкция 150-мм шестиствольного реактивного миномета Nb.W 41 обр. 1941 г.

150-мм шестиствольный реактивный миномет Nb.W 41 обр. 1941 г. конструктивно представлял собой шесть направляющих-стволов, соединенных в единый блок, а также лафета и прицельных приспособлений. При выстреле реактивный пороховой заряд мины воспламеняется посредством электрозапала, вставляемого в одно из сопловых отверстий. В свою очередь электрозапал приводится в действие электрозапальной машинкой с ручным приводом.

150-мм реактивный миномет Nb.W 41 обр. 1941 г., хорошо видна внутреняя часть стволов-направляющих с направляющими планками

На казенной части каждого ствола смонтированы захваты для мин и вытяжные пружинные контакты. На передней обойме закреплена планка с контрольной площадкой для установки контрольного уровня при проверке прицельных приспособлений. Справа на блоке расположена штепсельная коробка для подключения семижильного кабеля. На внутренней поверхности каждого ствола закреплены по три направляющие планки. Диаметр ствола по полям планок равняется 158,5+0,4 мм.

Расчет реактивного миномета Nb.W 41 обр. 1941 г. на позиции

Стрельба из миномета велась 158,5-мм реактивными осколочно-фугасными и дымовыми минами весом по 35 кг, устойчивость в полете которых обеспечивалась своеобразной турбиной, имевшей по окружности 28 сопловых отверстий с минимальным диаметром 5,5 мм, наклоненных под углом 14°.

Под действием пороховых газов реактивного заряда, истекающих через сопловое отверстие, мина получает не только поступательное, но и вращательное движение (несколько тысяч оборотов в минуту), стабилизирующее ее в полете. Несмотря на то, что, на вращение расходуется часть энергии реактивного заряда, турбореактивные мины эффективнее мин со стабилизацией посредством оперения, так как обладают большей точностью.

Немецкий реактивный миномет на бронемашине 15cm Panzerwerfer-42

Все эти виды миномёта устанавливались на лёгком двухколёсном лафете с пневматическими шинами, заимствованным от противотанковой пушки Pak 35/36, но для установки на бронетехнику использовались и установки несколько иной конструкции — с десятью стволами, расположенными в два ряда.

Источник: компиляция на основе сведений находящихся в открытом доступе сети интернет, а также книг: Широкорад А., «Бог войны Третьего Рейха», АСТ, Транзиткнига, 2003, Мощанский И., «У ворот Берлина. 3 февраля – 15 апреля 1945 года. Часть 1», ООО «БТВ-МН», 2006, Шунков В., «Вермахт», Харвест, 2003

armedman.ru

Немецкий шестиствольный миномет фото | Лучшие армии мира Россия стратегия войны вооружение победы конфликты поражения

Немецкий шестиствольный миномет фото. Существовало три типа ракетных подразделений вермахта:

Массовый запуск ракет

  1. ракет­ные гранатометные бригады (мо­торизованные Weгferabteilung Мot, вооруженные 150-мм Nbw 41)
  2. бригады тяжелых ракет­ных гранатометов (моторизован­ные) schwere Weгfегаbtеiluпg (Mot), вооруженные 210-мм Nbw 42 или 280/320-мм Nbw 42 или 56
  3. горные гранатомет­ные части (Gebiгgsweгferabteilung). Ракетные гранатометные бри­гады состояли из общего личного состава части и штата батарей, включающего три батареи с шес­тью ракетными установками.

Реактивный миномет«Nebelwerfer 41». четко видно шесть стволов

немецкий миномет вермахта 210 мм

Штат состоял из бригадного шта­ба, разведывательно-наблюдательного взвода, топографическо­го отделения, подразделения по обслуживанию ракетных устано­вок и сигнальщиков. Для само­обороны противотанковые под­разделения дополнительно вооружались четырьмя 37-или 75-мм противотанковыми пушками.

  • Всего в части служило 14 офицеров,
  • 101 человек из числа младше­го командного состава
  • и 440 сол­дат.
  • В их распоряжении были 109 автомобилей и девять мото­циклов.

Бригада предназначалась для закрытия фронта шириной 1200 м, хотя в действительности каждая батарея вместо 200 м за­крывала 800-900 м. Огневой бата­льон бригады 150-мм установок располагал боезапасом в 1728 фу­гасных снарядов и 432 дымовых.Таким образом, каждая батарея имела 432 фугасных снаряда и 108 дымовых. Бригады объединялись вместе, образуя полк (Weгferregimenter).

Расчет из состава дивизиона реактивных минометов СС Nebelwerfer 41 производит зарядку дымовой миной

Обычно он состоял из полкового штаба или штаба батарей, двух ба­тapeй 150-мм ракетных установок, одной - 210-мм ракетной уста­новки и колонны легких гранатометчиков (обычно отделение 150-мм гранатометов), предназначенных для выполнения специ­альных задач. Полк имел 1876 че­ловек личного состава, 12 противотанковых пушек, 54 ракетные установки, 374 автомобиля и 37 мотоциклов.

Nebelwerfer 41 под Курском 43 год, калибр 280/20

В каждом тяжелом полку (schweres Regimenter) одна, а в не­которых полках и более одной бригады, оснащались 210-мм Nbw 42 или большими. В нор­мальном состоянии в каждое из этих подразделений тяжелого ору­жия входили по две бригады, вооруженные 210-мм или 280/320-мм (позднее 300-мм) ракетными установками, и одна 150-мм бри­гада. Тяжелый батальон распола­гал 900 210-мм фугасными снаря­дами - 10 залпов или по 180 штук на каждую батарею. Батареи 300-мм ракетных минометов име­ли боезапас 600 фугасных снаря­дов, что было достаточно для трех залпов. Батарея 280/320-мм уста­новок имела 450 штук 280-мм фу­гасных снарядов и 150 320-мм зажигательных снарядов.

Убитый солдат у реактивного 150 мм миномета, из-за нехватки мобильности часто накрывался ответным огнем

Установку Nbw 41, снаря­женную 150-мм ракетами, приме­нили в России. Она прошла через всю войну и даже использовалась французской армией после 1945 r.Ракеты были необычной кон­струкции: двигатель располагался впереди боевой части, Это сдела­ли, чтобы при ударе о землю мо­тор гарантированно разлетался на осколки. Ракета содержала семь шашек ракетного топлива WAS-RAG R61 (дигликоль-динитрат), поджигаемых ERZ 39 через 26 ко­сых сопл, расположенных по кольцу примерно на двух третях длины корпуса. Максимальная скорость достигала приличных 340 м/с. Максимальная даль­ность - 6900 м.

  • 28-см ракета с фу­гасным зарядом весила 82 кг и имела максимальную даль­ность стрельбы 1925 м,
  • 320-мм зажигательная ракета весила 79 кг с максимальной дальнос­тью пуска только 2200 м.
  • 28-см снаряд для реактивной установки весил более 80 кг.

Если расчетам случаюсь таскать такие снаряды на себе, то для подобных целей было желательно использовать крепких и привычных к тяжелому физическому труду деревенских парней.

зарядка реактивного миномета была весьма не тривиальная задача, как может показаться на первый взгляд. На солдате поверх полевой формы комбинезон цвета фельдграу с одним нагрудным карманом и другим, расположенным впереди на штанине. Необычно то, что на комбинезоне нет никаких дополнительных знаков различия. август 42-го

Хотя 280/320-мм ракеты NbW 41 были мощным оружием, их сравнительно небольшая даль­ность применения стала причи­ной того, что это оружие не ис­пользовалось в больших количе­ствах. При сравнении с полевыми пушками, ракетная артиллерия имела недостаточ­ные дальность и точность. Шум и дым, образующиеся во время полета снаря­дов, приводили к сравнительно легкому определению противником располо­жения стреляющего подразделения.

Реактивный миномет «Nebelwerfer 42». Изменен калибр и количество стволов стало пять, так что часто используемое сочетание "шестиствольный" не корректно

21O-мм установку "Небельверфер 42", испытали в 1942 r. и передали в эксплуатацию в 1943 r.  В дейст­вительности она была увеличен­ной модификацией 150-мм NbW 41, с пятью большими стволами, установленными на той же уста­новке. При ведении огня по кабе­лю с шестью проводами посылал­ся электрический ток силою 0,3 А от ручного генератора через рас­пределительную коробку, установ­ленную по правому борту маши­ны.

Немецкие реактивные минометы вермахта фото

NbW 42 стреляла только фу­гасными снарядами. Ракета, весящая 112,6 кг, на пусковой уста­новке разгонялась до скорости 320 м/с и имела максимальную даль­ность пуска 7850 м. Темп стрельбы составлял пять ракет за 8 с и три залпа из 5 в течение 5 минут.Установка весила 1100 кг в транс­портном положении. Ракета веси­ла 127 кг, максимальная скорость - 230 м/с, максимальная дальность пуска - 4550 м. Темп стрельбы составлял шесть ракет за 10 с и два залпа из ракет за 5 мин.300-мм установка  "Ракетенвер­фер 56" (Raketenwerfer 56), посту­пившая в эксплуатацию в 1944 г.,Использовала лафет от 50-мм пушки РаК 38. При установке специальных направляющих к пу­сковым peльсам она могла также использовать 15-см ракету.  Систе­ма весила 1004 кг в транспортном положении и имела темп cтрелбы 5-6 ракет за 10 с или 2 залпа из 6 ракет за 5 мин.

Американская система t 34 calliope на базе танка Шерман

Британия и Америка также применяли реактивные минометы для опустошительно эффективных атак по бункерам и укреплениям против­ника.

toparmy.ru

Немецкая реактивная артиллерия в годы войны. Часть 1-я » Военное обозрение

Созданные перед Второй Мировой войной в Германии реактивные системы залпового огня (РСЗО) изначально предназначались для стрельбы снарядами, снаряженными боевыми отравляющими веществами и снарядами с дымообразующим составом для постановки дымовых завес. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что советская РСЗО БМ-13 (прославленная «Катюша») создавалась с аналогичными целями. Это нашло отражение в названии первой германской серийной 150-мм РСЗО — Nebelwerfer или «дымовой миномет типа D». Буквальный перевод названия «Nebelwerfer» с немецкого — «Туманомёт».

15-cm Nebelwerfer 41

Во время Второй Мировой Германия, уступая союзникам по суммарным запасам накопленного химоружия, имела значительное качественное превосходство в этой области. Традиционно высокий уровень развития германской химической промышленности и наличие отличной теоретической базы позволили немецким химикам в конце 30-х годов совершить прорыв в области боевых отравляющих веществ. В ходе исследований по созданию средств по борьбе с насекомыми был открыт самый смертоносный вид отравляющих веществ, состоявших на вооружении — нервно-паралитические яды. Первоначально было синтезировано вещество, ставшее впоследствии известное как «Табун». Позже были созданы и производились в промышленных масштабах ещё более ядовитые: «Зарин» и «Зоман».

К счастью для союзных армий, применение против них отравляющих веществ не состоялось. Германия, обреченная на поражение в войне обычными средствами, не попыталась переломить ход войны в свою пользу с помощью новейшего химического оружия. По этой причине германские РСЗО использовали для стрельбы только осколочно-фугасные, зажигательные, дымовые и агитационные мины.

Испытания шестиствольного 150-мм миномёта начались в 1937 году. Установка состояла из пакета шести трубчатых направляющих, смонтированных на переделанном лафете 37-мм противотанкового орудия 3.7 cm PaK 36. Шесть стволов длиной 1,3 метра объединялись в блок с помощью передней и задней обойм. Лафет снабжался подъемным механизмом с максимальным углом возвышения 45 градусов и поворотным механизмом, обеспечивавшем угол горизонтального обстрела до 24 градусов.В боевом положении колеса вывешивались, лафет опирался на сошки раздвижных станин и откидной передний упор.

Боевая масса в снаряженном положении достигла 770 кг, в походном положении этот показатель равнялся 515 кг. На небольшие расстояния установка могла перекатываться силами расчёта.

Для стрельбы использовались 150-мм турбореактивные мины (ракеты). Боевая часть располагалась в хвостовой части, а в передней — реактивный двигатель, снабженный перфорированным дном с 26 наклонными отверстиями (соплами, наклоненными под углом 14 градусов). На двигатель надевался баллистический кожух. Стабилизация снаряда в воздухе происходила за счёт наклонно расположенных сопел, обеспечивающих вращение со скоростью около 1000 об/сек.

Основным отличием немецких ракет от советских был способ стабилизации в полёте. Турбореактивные ракеты имели более высокую кучность, так как такой способ стабилизации позволял заодно и компенсировать эксцентриситет тяги двигателя. К тому же можно было использовать более короткие направляющие, так как, в отличие от ракет, стабилизируемых оперением, эффективность стабилизации не зависела от начальной скорости ракеты. Но из-за того, что часть энергии истекающих газов тратилась на раскручивание снаряда, дальность его полета была меньше, чем снаряда с оперением.

При заряжании реактивных мин с казённой части снаряды фиксировались специальными держателями, после чего в одно из сопел втыкается электрозапал. После наведения миномёта на цель расчёт уходил в укрытие и с помощью блока запуска вёл огонь сериями по 3 мины. Воспламенение электрозапала при запуске происходит дистанционно, от аккумулятора транспортного средства, буксирующего установку. Залп продолжался около 10 секунд. Время перезарядки — до 1,5 минут (готовность к следующему залпу).

Первоначально в качестве реактивного топлива использовали спрессованный под высокой температурой (в точке плавления серы) черный порох. Невысокая прочность бруска пороха и наличие в нём значительного количества пустот вело к образованию трещин, что приводило к частым авариям при запуске. Кроме того, горение этого топлива сопровождалось обильным дымом. Бруски из черного пороха в 1940 году заменили на трубчатые шашки, изготовленные из бездымного диглеколевого пороха, обладавшего лучшими энергетическими качествами. Как правило, использовалось семь пороховых шашек.

Максимальная дальность полета весящей 34,15 кг (дымовая — 35,48 кг) ракеты составляла 6700-6800 метров при наибольшей скорости полета 340 м/с. Nebelwerfer обладал очень неплохой для РСЗО того времени точностью. На дальности 6000 м, рассевание снарядов по фронту — 60-90 м, по дальности — 80-100 м. Разлет осколков осколочно-фугасной мины составлял 40 метров по фронту и 13 метров вперед от места разрыва. В целях достижения максимального поражающего эффекта предписывалась стрельба только побатарейно или подивизионно.

Первые части, на вооружении которых состояли шестиствольные миномёты, были сформированы в начале 1940 года. Впервые это оружие было применено немцами во время французской кампании. В 1942 году, после поступления на вооружение РСЗО 28/32 cm Nebelwerfer 41, установка была переименована в 15-cm Nb.W. 41(15-cm Nebelwerfer 41).

В 1942 году в составе немецкой армии были развернуты три полка (Nebelwerferregiment), а также девять отдельных дивизионов (Nebelwerfeabteilung). В составе дивизиона числилось по три по 6 ПУ, полк состоял из трех дивизионов (54 «Небельверфера»). С 1943 года батареи 150-мм реактивных минометов (по 6 ПУ) начали включать в состав легких дивизионов артполков пехотных дивизий, заменяя в них 105-мм полевые гаубицы. Как правило, одна дивизия располагала двумя батареями РСЗО, однако в некоторых случаях их численность была доведена до трехбатарейного дивизиона. Кроме усиления артиллерии пехотных дивизий, немцы формировали и отдельные части реактивных минометов.Всего немецкая промышленность сумела произвести 5283 шестиствольные 150-мм установки Nebelwerfer 41 и 5,5 млн. ракет к ним.

Относительно лёгкие, имеющие высокую огневую мощь РСЗО Nebelwerfer хорошо себя проявили во время высадки на Крит (операция «Меркурий»). На Восточном фронте они, находясь на вооружении 4-го химического полка особого назначения, с первых часов войны использовались для обстрела Брестской крепости, выпустив свыше 2880 реактивных фугасных мин.

Из-за характерного звука летящих снарядов Nebelwerfer 41 получил у советских солдат прозвище «ишак». Другое разговорное название — «Ванюша» (по аналогии с «Катюшей»).

Большим недостатком немецкого 150-мм шестиствольного миномёта был характерный, хорошо заметный дымный след при стрельбе, служащий отличным ориентиром для артиллерии противника. Учитывая невысокую мобильность Nebelwerfer 41, часто этот недостаток становился фатальным.

Для повышения мобильности и защищённости расчёта в 1942 году на базе полугусеничного грузового автомобиля Opel Maultier была создана самоходная РСЗО 15cm Panzerwerfer 42 Auf.Sf ли Sd.Kfz.4/1 с боевой массой 7,25 тонны. Пусковая установка состояла из десяти стволов, расположенных в два ряда, соединённых в один блок двумя обоймами и кожухом.

15cm Panzerwerfer 42 Auf.Sf

Panzerwerfer 42 была защищена 6-8-мм противоосколочной бронёй. Для самообороны и стрельбы по зенитным целям над кабиной водителя имеется кронштейн для установки 7,92-мм пулемёта MG-34. Экипаж состоял из четырёх человек: командир машины (он же радист), наводчик, заряжающий и водитель.

В ходе серийного производства в 1943—1944 годах было выпущено 296 боевых машин, а также 251 подвозчик боеприпасов к ним на той же базе. Panzerwerfer активно использовались германскими войсками вплоть до конца войны.

Кроме шасси «Опеля», вариант самоходной РСЗО выпускался на базе стандартного 3-тонного армейского тягача (3-ton schwerer Wehrmachtschlepper), полугусеничного бронетранспортера, применявшегося в войсках для перевозки боеприпасов. Серийное производство велось с 1944 года фирмами «Bussing-NAG» и «Tatra». Оно продолжались до самого конца войны. Машина, защищённая 15-мм бронёй, оказалась маломаневренной и тихоходной, поскольку боевая масса достигла 14 тонн.

150-мм самоходная РСЗО выпускалась так же на базе трофейного французского полугусеничного тягача SOMUA MCG/MCL.

С целью повышения разрушительного действия реактивных снарядов в 1941 году на вооружение была принята шестиствольная установка 28/32 cm Nebelwerfer 41. На колесном лафете, с нераздвижной рамной станиной, крепилась двухъярусная ствольная ферма. Направляющие вмещали в себя как 280-мм фугасные, так и 320-мм зажигательные ракеты. Масса неснаряженной установки достигала всего 500 кг (направляющие имели не трубчатую, а решетчатую конструкцию), что позволяло свободно перекатывать ее на поле боя силами расчета. Боевая масса системы: 1630 кг у миномета, снаряженного 280-мм боеприпасами, 1600 кг — 320-мм. Сектор горизонтального обстрела составлял 22 градуса, угол возвышения — 45 градусов. Залп из 6 ракет занимал 10 секунд, перезаряжание производилось в течение 2 с половиной минут.

28/32 cm Nebelwerfer 41

При создании 280-мм и 320-мм реактивных снарядов был применен хорошо отработанный двигатель от 158-мм ракеты 15cm Wurfgranеte. Так как масса и лобовое сопротивление новых реактивных снарядов были значительно больше, дальность стрельбы уменьшилась примерно в три раза и составляла 1950-2200 метров при максимальной скорости 149-153 м/с. Такая дальность позволяла вести стрельбу только по целям на линии боевого соприкосновения и в ближайшем тылу неприятеля.

280-мм фугасная ракета снаряжалась 45,4 кг взрывчатки. При прямом попадании боеприпаса в кирпичное здание оно полностью разрушалось.

Боевая часть 320-мм зажигательной ракеты наполнялась 50 л зажигательной смеси (сырая нефть) и имела разрывной заряд взрывчатки массой 1 кг.

В ходе войны немцы сняли с вооружения зажигательные ракеты калибра 320-мм по причине их недостаточной эффективности. Кроме того, тонкостенные корпуса 320-мм зажигательных снарядов были не слишком надёжны, они часто давали протечки огнесмеси и переламывались при запуске.

280-мм и 320-мм реактивные снаряды могли применяться и без пусковых установок. Для этого было необходимо выкопать стартовую позицию. Мины в ящиках по 1-4 штуки располагались на выровненных наклонных участках почвы поверх деревянного настила. Ракеты первых выпусков при старте часто не выходили из укупорок и выстреливались вместе с ними. Поскольку деревянные ящики сильно повышали аэродинамическое сопротивление, дальность ведения огня значительно уменьшалась и возникала опасность поражения своих частей.

Рамы, расположенные на стационарных позициях, вскоре были заменены «тяжелыми метательными приборами» (schweres Wurfgerat). Укупорки-направляющие (по четыре штуки) устанавливались на легкий рамный металлический или деревянный станок, раскладывающийся наподобие лестницы-стремянки. Рама могла располагаться под различными углами, что позволило придавать ПУ углы возвышения от 5 до 42 градусов. Боевая масса деревянной sWG 40, заряженной 280-мм ракетами, составляла 500 кг, с 320-мм боеприпасами — 488 кг. Для стальной sWG 41 эти характеристики составляли 558 и 548 кг соответственно.

Залп производился в течение 6 секунд, скорость перезарядки около 2,5 минуты. Прицельные приспособления были весьма примитивными и включали в себя только обычный угломер. Постоянные расчеты для обслуживания этих простых установок не выделялись: огонь из sWG 40/41 мог вести любой пехотинец.

Первое массовое использование пусковых установок 28/32 см Nebelwerfer 41 имело место на Восточном фронте во время германского летнего наступления в 1942 году. Особенно широко они применялись при осаде Севастополя.

Существовал также «самоходный» вариант 28/32 см Nebelwerfer 41. По бортам гусеничного БТР Sd.Kfz.251.1 Auf.D монтировали крепления для подвешивания всех трех же деревянных пусковых рам-контейнеров (по три с каждого борта, на командирских — по два).

Вооружение БТР — два 7,92-мм пулемета (кормовой на зенитной турели) — полностью сохранялось. Рядом с пулемётом на штанге крепился примитивный прицел для грубой наводки. Такие «самоходные» РСЗО поступали преимущественно в войска СС.

Укупорки с крупнокалиберными ракетами устанавливались и на другие шасси. Так, в 1943 году несколько десятков двухместных бронированных тягачей Renault Ue, захваченных немцами в качестве трофеев в 1940 году, были переоборудованы в самоходные РСЗО.

В кормовой части машины монтировались направляющие для контейнеров с реактивными минами, а перед лобовым листом, на вынесенной вперед штанге, крепился примитивный прицел для грубой наводки оружия. Пуск ракет можно было осуществлять изнутри тягача. Экипаж — два человека. Скорость тягача упала до 22 км/ч, но в целом машина оказалась вполне надежной и неприхотливой. Весь комплекс получил наименование 28/32 cm Wurfrahmen 40 (Sf) auf Infanterieschlepper Ue 630.

Также пусковые рамы с 280/320-мм ракетами монтировались на трофейные французские танки Hotchkiss Н39.

Во время войны противоборствующие стороны неоднократно копировали друг у друга отдельные образцы техники и вооружения.

В начале 1942 года в блокадном Ленинграде был налажен выпуск реактивных мин, по своей конструкции повторявших германские 28 cm Wurfkorper Spreng и 32 cm Wurfkorper Flam. Боевые части фугасных, как нельзя лучше подходивших для условий «окопной войны» Ленинградского фронта снарядов, снаряжались суррогатным взрывчатым веществом на основе аммиачной селитры. Зажигательные мины снаряжались отходами нефтепереработки, воспламенителем горючей смеси служил небольшой заряд взрывчатки, помещённый в стакан белого фосфора. Но зажигательных 320-мм реактивных мин было произведено в несколько раз меньше, чем 280-мм фугасных.

Реактивная мина М-28

Всего было выпущено более 10000 280-мм реактивных мин. Будучи детищем блокады, мина М-28 закончила свое существование месте с блокадой.

По материалам:http://forum.guns.ru/forummessage/42/73.htmlhttp://ussrlife.blogspot.ru/2012/10/blog-post_3526.htmlhttp://fs.nashaucheba.ru/docs/270/index-1543563.htmlhttp://strangernn.livejournal.com/892595.html

topwar.ru

Миномет "Небельверфер" 41 | Военное оружие и армии Мира

В 1937 году в Германии на Куммерсдорфском полигоне начались испытания «15-см миномета «d» для стрельбы реактивными химическими снарядами.

Пусковая установка («миномет») была предназначена для применения боевых отравляющих веществ и постановки дымовых завес.

«МЕТАТЕЛЬ ТУМАНА»

До применения боевых отравляющих веществ вермахт дело не довел (зато ОВ немцы широко применяли «в тылу» для уничтожения людей в концлагерях). К «химическому миномету» разработали более «обычные» снаряды — осколочные и осколочно-дымовые. В 1942 году «миномет «d» получил обозначение «Небельверфер» (Nebelwerwer) 41 (буквально — «метатель для постановки туманных завес»).

РЕАКТИВНЫЕ СНАРЯДЫ

Неуправляемый турбореактивный снаряд (в советских документах того периода его именовали «реактивной миной») состоял из головной реактивной части, соплового блока в средней части и корпуса с боевым зарядом в хвостовой части.

Реактивная часть включала камеру с пороховым зарядом, баллистический наконечник, устройства воспламенения. Первоначально зарядом двигателя служила сплошная цилиндрическая шашка прессованного дымного пороха, воспламенявшаяся электрозапалом ERZ 39, вставлявшимся перед пуском в одно из сопел. Однако работа такого двигателя была ненадежной и нестабильной. Уже в 1940 году началось производство снарядов с двигателем на нитродикликолевом бездымном порохе. Для его воспламенения кроме электрозапала ERZ 39 служили пиротехнические воспламенители. Заряд прессованного нитродикликолевого пороха в виде единой цилиндрической шашки с девятью каналами (по типу порохового зерна Уолша) был предназначен для стрельбы в нормальных климатических условиях. «Арктический» заряд составляли из семи одноканальных трубчатых пороховых шашек, «тропический» — из 12 пороховых трубок и восьми стержней. Масса заряда двигателя колебалась от 5,76 до 10,15 кг. На открытый (нижний) конец реактивной камеры навинчен сопловой блок («турбина») с расположенными по периметру 26 соплами, выполненными с наклоном к продольной оси снаряда. Наклон сопел обеспечивал придание снаряду как продольной скорости, так и вращения со скоростью около 1000 об/с, что обеспечивало стабилизацию на траектории. Расположение двигателя впереди боевого заряда обеспечило приближение сопел к центру тяжести снаряда — это должно было уменьшить влияние на полет снаряда случайных дестабилизирующих моментов.

Расход пороховых газов на раскручивание снаряда уменьшал дальность стрельбы. Зато неплохой оказывалась ее кучность — на дальности 6000 м рассевание снарядов по фронту составляло 60-90 м, по дальности — 80-100 м. Предполагалось, что вследствие полета снаряда по крутой навесной траектории боевой заряд, расположенный за двигателем, будет срабатывать на большей высоте, что увеличит его поражающее действие. На практике это не оправдалось. Боевой заряд осколочного снаряда состоял из толстостенного корпуса и заряда тротила, в осколочно-дымовом (с белым кольцом на баллистическом наконечнике) стакан с разрывным зарядом окружен дымообразующим составом. Тип отравляющего вещества «химических» снарядов обозначали цветным кольцом.

МИНОМЕТ — ПУСКОВАЯ УСТАНОВКА

Шестиствольный «миномет «d» монтировали на буксируемом двухколесном лафете с раздвижными станинами, выполненным на основе лафета 37-мм пушки Pak 35/36. Шесть стволов (пусковых труб с направляющими планками) объединяли в блок передней и задней обоймами. Снаряды закладывали с казенной части и фиксировали пружинными захватами, электрозапалы подключали через штепсельную коробку. Лафет снабжали секторными подъемным и поворотным механизмами. Колеса с пневматическими шинами крепились на коленчатых полуосях, в боевом положении вывешивались. Лафет опирался на сошники станин и откидной передний упор. Для наводки использовали квадрант-угломер. Электроимпульс для пуска снарядов генерировался подрывной машинкой, соединявшейся с установкой кабелем длиной до 30 м. Простота конструкции позволяла привлекать к производству «миномета» (пусковой установки) различные предприятия, например «Саксонскую фабрику текстильного оборудования» в Хемнице. Всего за время войны выпущено более 5200 шестиствольных «Небельверфер» 41 и около 5,5 млн реактивных снарядов к ним.

НА РАЗНЫХ ФРОНТАХ

Реактивные «минометы «d» состояли на вооружении отдельных химических дивизионов и полков трехдивизионного состава. Дивизион включал три батареи, в каждой — два взвода по три «Небельверфер», в составе дивизиона имелась группа метеообеспечения. Всего в полку было 54 «химических миномета». Для буксировки «минометов» и транспортировки боеприпасов использовали полугусеничные тягачи Sd.Kfz. 10/1 и Sd.Kfz. 11/5 либо просто грузовики. С 1943 года в артполках некоторых пехотных дивизий 15-см «минометами» заменяли 15-см полевые гаубицы. Стрельба снарядами с двигателем на дымном порохе ясно указывала на позицию «минометов» дымной траекторией. Бездымный порох давал менее заметный след. и все же система сильно демаскировала себя при стрельбе. Поэтому стрельба велась короткое время, для достижения максимального поражения предписывалась стрельба только побатарейно или подивизионно. Первое боевое применение «минометов «d» («Небельверфер» 41) состоялось на советско-германском фронте и в Северной Африке. К недостаткам «Небельверфер» 41 относилась малая подвижность. Для ее увеличения с 1942 года пусковые установки «миномета» монтировали на бронированных самоходных полугусеничных шасси (15-ст «Панцерверфер» 42).

    2890      

warfor.me

РЕАКТИВНАЯ АРТИЛЛЕРИЯ ГЕРМАНИИ - За нашу советскую Родину!

Сегодня коллега anry_sokolovподкинул мне идею по поводу создания небольшой фотогалереи по немецкому реактивному оружию. Вопрос интересный, хотя, если честно, я не специалист по нему, поэтому, рассортировав свою коллекцию фото, у меня возникли сомнения в правильности наименований отдельных видов этого оружия. В общем, я начну выкладывать фото, а если вы найдете ошибки - исправляйте.

Говорю сразу, классификатором реактивного вооружения для меня стал вот этот сайт:

http://www.lexikon-der-wehrmacht.de/Waffen/raketenwerfer.htm

Начну я с 15-cm Nebelwerfer 41 и 21-cm Nebelwerfer 42

Восточный фронт. Немецкий шестиствольный миномет позиции

150-мм шестиствольные реактивные минометы «Небельверфер 41»

Солдаты из состава войск СС готовятся открыть огонь

Немецкий шестиствольный реактивный миномет Nebelwerfer

Russland, Nebelwerfer

Итальянский фронт

Russland, Halbkettenfahrzeug mit Nebelwerfer

На дороге

Залп реактивных минометов Nebelwerfer 41 под Демянском

Залп немецких шестиствольных реактивных минометов Nebelwerfer

Немецкие реактивные миномёты ведут огонь. Харьков. Март 1943

РАЗБИТЫЕ, БРОШЕННЫЕ, ЗАХВАЧЕННЫЕ ПРОТИВНИКОМ:

Захваченный у немцев на Курской дуге 6-ствольный трофей. 1943 г.

Отвоевали свое

Погибший немец у миномета «Небельверфер» в Тунисе

Попали в руки американцам

С немецким реактивным 150-мм миномётом Nebelwerfer 41

Как в музее

(Продолжение следует...)

skaramanga-1972.livejournal.com

"Катюша" против немецкого "Ванюши"

"Катюша" — народное название реактивных систем гвардейских минометов БМ-13, находившихся во время войны на вооружении реактивной артиллерии. Появилось оно в начале Отечественной войны. На первых боевых машинах, изготовленных воронежским заводом им. Коминтерна, и с популярной во время войны, одноименной песней М. Блантера на слова М. Исаковского "Катюша", стала первой отечественной мобильной многозарядной реактивной системой залпового огня…

Бытовало убеждение, будто бы Красная Армия первой применила в боях летом 1941 года реактивную артиллерию (по нынешней терминологии — реактивные системы залпового огня, РСЗО).

Это не соответствует действительности, поскольку Германия имела такие системы на вооружении с 1940 года. Аналогичные советские системы появились на вооружении (в первых единичных экземплярах) в июле 1941 года.

В 1941 году немцы использовали пусковые установки ракет калибра 280 мм (фугасные) или 320 мм (зажигательные), и шестиствольные «небельверферы» калибра 158,5 мм (осколочно-фугасные ракеты).

Первые массовые применения на Восточном фронте – ранним утром 22 июня 1941 года (в том числе по Брестской крепости). На тот момент вермахт располагал на Восточном фронте 10-ю полками реактивной артиллерии.

В СССР первая батарея реактивной артиллерии была сформирована 1 июля 1941 года – 7 пусковых установок БМ-13 (по 16 ракет калибра 132 мм). Эта батарея (с боезапасом 600 ракет, на 5 залпов: 1 залп = 112 ракет) была отправлена на Западный фронт, в распоряжение 20-й армии. 16 июля 20-я армия была окружена немцами (39-м и 47-м моторизованными корпусами) в узком мешке от Орши до Смоленска (100х40 км), при этом города Орша и Смоленск в этот день были взяты немцами).

О конкретном месте и времени первого боевого применения советской реактивной артиллерии написал в 1959 году маршал Еременко, в «Военно-историческом журнале» (№ 1, стр. 51):

«Новое оружие мы испытали под Рудней. 15 июля во второй половине дня непривычный рев реактивных мин потряс воздух. Как краснохвостые кометы, метнулись мины вверх. Частые и мощные разрывы поразили слух и зрение тяжким грохотом и ослепительным блеском.»

Следует отметить – это описание сделано как будто бы очевидцем, однако лично Еременко не мог это наблюдать, поскольку 20-я армия была уже почти в окружении, а генерал-лейтенант Еременко – находился в штабе Западного фронта.

Эта красочная картина была зафиксирована в 1961 году в шеститомной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945» (том 2, стр. 66), и таким образом эти дата и место первого применения советской реактивной артиллерии стали официальными. Однако затем стали возникать новые версии.

В 1966 году в том же «Военно-историческом журнале» была опубликована статья полковников Прохоркова и Трусова, в которой было написано (тоже красочно, как будто бы очевидцами):

«Во второй половине дня 15 июля 1941 года на одном из участков обороны 20-й армии в лесу восточнее Орши, словно ураган, взметнулись к небу огненные языки пламени, сопровождаемые непривычным гулом, совсем непохожим на выстрелы артиллерийских орудий.

Над деревьями поднялись облака черного дыма, а в небе с шипением пронеслись в сторону немецких позиций едва заметные стрелы. Вскоре весь район оршанского вокзала, захваченный гитлеровцами, покрылся султанами почти одновременно взорвавшихся нескольких десятков снарядов.

Фашисты были буквально ошеломлены этим огненным смерчем из непонятного для них оружия и в панике стали спасаться бегством. Противнику потребовалось значительное время, чтобы собрать свои деморализованные подразделения.

Другой огневой удар из нового оружия в этот же день был произведен по переправе через реку Оршицу. Результат был такой же. Враг и здесь был потрясен невиданной силой все уничтожающего огня, и его наступление задержалось».

После этой публикации все советские историки и журналисты дружно стали утверждать, что первое применение советской реактивной артиллерии было именно 14 июля (а не 15 июля) и конкретно по вокзалу Орши, занятому немцами. Тот факт, зафиксированный официально в советской истории, что немцы на самом деле заняли Оршу только 16 июля – просто игнорировался. Удар батареи БМ-13 в районе Рудни если и упоминался, то только в качестве третьего по счёту.

Следует отметить, что публикации Еременко и двух полковников не ссылались на какие-либо документы (как и их последователи). А между тем документ о первом применении советской реактивной артиллерии есть.

Это – суточный доклад Главного командования Западного направления (маршалов Тимошенко и Шапошникова) Ставке Верховного Главнокомандования (Сталину) от 24 июля 1941 года (по прямому проводу «Бодо», в 17:00):

«20 армия т. Курочкина, сдерживая атаки до 7 дивизий противника, нанесла поражение двум немецким дивизиям, особенно вновь прибывшей на фронт 5 пехотной дивизии, наступавшей на Рудня и к востоку.

Особенно эффективное и успешное действие в разгроме 5 пехотной дивизии оказала батарея «РС», которая тремя залпами по сосредоточенному в Рудня противнику нанесла ему такие потери, что он целый день вывозил раненых и подбирал убитых, остановив наступление на целый день. В батарее осталось 3 залпа. Просим присылке еще двух-трех батарей с зарядами.» (ЦАМО, ф. 246, оп. 12928 сс, д. 2, лл. 38-41)

Из чёткого упоминания о трёх залпах, сделанных 24 июля по Рудне, и об оставшихся ракетах для трёх залпов – бесспорно следует, что это было первое применение советской реактивной артиллерии.

Русская "Катюша" одолела немецкого "Дурилку - Ванюшу"

Немцы первыми применили реактивные системы залпового огня во Второй мировой войне. 22 июня 1941 года против Брестской крепости было использовано 9 батарей 4-го полка минометов специального назначения. Это были шестиствольные 150-миллиметровые минометы "Небельверфер" (в честь создателя Рудольфа Небеля), много раз описанные в мемуарах советских ветеранов.

Как их у нас только не называли: "Ванюша", "дурилка", "скрипун", "ишак"... Последние два прозвища были даны из-за характерного резкого звука стартующих мин. Еще одна фирменная черта "Небельверфера" - густой дымный шлейф, демаскирующий позиции немецких ракетчиков. Кроме того, немецкий миномет не был самоходным - его буксировали за грузовиком, а в начале войны – и за конной упряжкой.

В отличие от оперенных ракетных снарядов катюши, немецкие ракеты "крылышек" не имели - в полете они стабилизировались за счет вращения, как пуля или артснаряд. Любопытный факт: когда немецкая промышленность в 1943 году получила от войск СС заказ скопировать снаряд катюши, по советским образцам было сделано все, кроме одного - стабилизаторы были поставлены под углом к продольной оси ракеты, что опять-таки придавало ей вращение в полете.

Почему первую отечественную РСЗО так ласково именовали, доподлинно не известно. Ни одна их предлагаемых историками версий не является абсолютной. Самая распространенная легенда такова: название родилось из песни Блантера на слова Исаковского "Катюша", в которой есть строки о том, что она "выходила на берег" и "песню заводила".

Новые РСЗО тоже выходили на позиции и "запевали" своеобразные "музыкальные произведения", при этом катюша могла стрелять с высокой и крутой горы прямой наводкой, поэтому у бойцов тут же возникала ассоциация с высоким крутым берегом из популярной перед войной советской песни, считают сторонники данной версии.

Катюши стали прародительницами современных мощных реактивных систем залпового огня "Град", "Ураган", "Смерч", стоящих в настоящее время на вооружении соединений Сухопутных войск России. А название первого советского РСЗО до сих пор в ходу во многих странах мира. В частности, именно так - katusha missile - в сводках новостей называются палестинские ракеты, которые периодически взрываются на территории Израиля.

Источник

yablor.ru