Немецкие 88-мм зенитки Flak 18/36/37. Часть 2. Немецкие зенитки


Германия во Второй мировой войне: Зенитная артиллерия.

. Это цитата

Малокалиберная зенитная артиллерия Германии во Второй мировой войне

После поражения в Первой мировой войне, Версальским договором Германии было запрещено иметь зенитную артиллерию вообще, а имевшиеся зенитные орудия подлежали уничтожению. Поэтому с конца 20-х годов до 1933 г. немецкие конструкторы работали над зенитными орудиями тайно как в Германии, так и в Швеции, Голландии и других странах. В начале 30-х годов в Германии создаются и зенитные части, которые в целях конспирации до 1935 г. носили название «железнодорожные батальоны». По той же причине все новые полевые и зенитные пушки, спроектированные в Германии в 1928-1933 гг., носили название «обр. 18». Таким образом, в случае запросов правительств Англии и Франции немцы могли ответить, что это не новые орудия, а старые, созданные еще в 1918 г. во время первой мировой войны.

В начале 30-х годов, в связи с бурным развитием авиации, увеличением скорости и дальности полёта, созданием цельнометаллических самолётов и применением авиационной брони, остро встал вопрос прикрытия войск от штурмовой авиации.Имеющиеся зенитные орудия созданные в годы Первой мировой мало соответствовали современным требованиям по скорострельности и скорости наводки, а зенитные пулемёты винтовочного калибра не удовлетворяли по дальности и могуществу действия.

В этих условиях востребованными оказались малокалиберные зенитные автоматы (МЗА), калибра 20-50-мм. Имеющие хорошие показатели скорострельности, дальности эффективного огня и поражающего действия снаряда.

Зенитный автомат 2,0 cm FlaK 30 (нем. 2,0 cm Flugzeugabwehrkanone 30 — 20-мм зенитная пушка образца 1930 года). Разработана фирмой "Рейнметалл” в 1930 году. В Вермахт пушки стали поступать с 1934 г. Кроме того, 20-мм Flak 30 фирма "Рейнметалл” экспортировала в Голландию и Китай. 

Достоинствами 2-см автомата Flak 30 были простота устройства, возможность быстрой разборки и сборки, и сравнительно малый вес. 

28 августа 1930 г. с германской фирмой БЮТАСТ (подставной конторой фирмы "Рейнметалл”) было подписано соглашение о поставке в СССР среди других орудий 20-мм зенитной автоматической пушки. Фирма "Рейнметалл” поставило всю документацию на 20-мм зенитную пушку, два образца пушки и одну запасную качающуюся часть.После испытания 20-мм пушка фирмы "Рейнметалл” была принята на вооружение под названием 20-мм автоматическая зенитная и противотанковая пушка обр.1930 г. Производство 20-мм пушки обр.1930 г. Было передано заводу №8 (г.Подлипки Московской области), где ей присвоили индекс 2К. Серийное производство пушек было начато заводом №8 в 1932 г. Однако качество выпускаемых автоматов оказалось крайне низким. Военная приёмка отказывалась принимать зенитки. В итоге бракоделы с завода им.Калинина (№8) не сумели справиться с производством пушки.

По результатам боевого применения 20-мм Flak 30 в Испании фирма "Маузер” провела ее модернизацию. Модернизированный образец получил название 2,0 см Flak 38. Новая установка имела ту же баллистику и боеприпасы. 

Все изменения в устройстве были направлены на увеличение темпа стрельбы, который возрос с 245 выстр/мин до 420-480 выстр/мин. Имела досягаемость по высоте: 2200-3700 м, дальность стрельбы: до 4800 м. Масса в боевом положении: 450 кг, масса в походном положении: 770 кг.Легкие автоматические пушки Flak-30 и Flak-38 имели в принципе одинаковую конструкцию. Обе пушки устанавливались на легком колесном лафете, обеспечивающем в боевом положении круговой обстрел с наибольшим углом возвышения 90°. 

Принцип действия механизмов автомата обр.38 остался прежним – использование силы отдачи при коротком ходе ствола. Увеличение темпа стрельбы было достигнуто за счет уменьшения веса подвижных частей и увеличения их скоростей движения, в связи с чем были введены специальные буферы-амортизаторы. Кроме того, введение копирного пространственного ускорителя позволило совместить отпирание затвора с передачей ему кинетической энергии.Автоматические построительные прицелы этих пушек вырабатывали вертикальные и боковые упреждения и позволяли наводить орудия непосредственно в цель. Входные данные в прицелы вводились вручную и определялись на глаз, кроме дальности, которая измерялась стереодальномером.

Изменения в лафеты были минимальные, в частности была введена вторая скорость в ручных приводах наведения.Существовала специальная разбирающаяся «вьючная» версия для горных армейских частей. В данном варианте орудие Flak 38 осталось прежним, однако использовался маленький и, соответственно, более легкий лафет. Пушка называлась 2-см горной зениткой Gebirgeflak 38 и являлась орудием, предназначенным для поражения как воздушных, так и наземных целей.В войска 20-мм Flak 38 начала поступать во второй половине 1940 г.

Зенитные пушки Flak-30 и Flak-38 были весьма широко используемым средством ПВО Вермахта, Люфтваффе и войск СС. Рота таких пушек (12 штук) входила в состав противотанкового дивизиона всех пехотных дивизий, такая же рота являлась составной частью каждого моторизованного зенитного дивизиона РГК, придававшегося танковым и моторизованным дивизиям. 

Кроме буксируемых, было создано большое количество самоходных пушек. В качестве шасси использовались грузовики, танки, различные тягачи и бронетранспортёры.Кроме прямого назначения, к концу войны они все больше использовались для борьбы с живой силой и лёгкой бронетехникой противника.

О масштабах использования пушек Flak-30/38 говорит тот факт, что в мае 1944 г. сухопутные войска располагали 6 355 пушками этого типа, а обеспечивающие ПВО Германии части люфтваффе - более чем 20000 пушками калибра 20-мм.

Для увеличения плотности огня на базе Flak-38 была разработана счетверённая установка 2-cm Flakvierling 38. Эффективность зенитной установки оказалась весьма высокой. 

Хотя немцы в течении всей войны постоянно испытывали нехватку этих зенитных установок. Флаквирлинг 38 находили применение в армии Германии, в противовоздушных частях люфтваффе и в немецком ВМФ. 

Для повышения мобильности, на их базе было создано немало различных зенитных самоходок. 

 

Существовала версия, предназначавшаяся для установки на бронепоездах. Разрабатывалась установка, огнем которой предполагалось управлять с применением радара.

Кроме Flak-30 и Flak-38 в ПВО Германии, в меньших количествах применялся 20-мм автомат 2 cm Flak 28.Это зенитное орудие ведёт свою родословную от германской «пушки Беккера», которая была разработана ещё в Первую мировую. Фирма «Эрликон», названная так по месту расположения — пригороду Цюриха, приобрела все права на разработку пушки.К 1927 году фирма «Эрликон» разработала и поставил на конвейер модель, названную Эрликон S (тремя годами позже ставшую просто 1S). По сравнению с первоначальной моделью, она созданна под более мощный патрон 20×110 мм и характеризовалась более высокой начальной скоростью снаряда в 830 м/с. 

В Германии орудие получило широкое применение в качестве средства противовоздушной обороны кораблей, однако существовали и полевые варианты пушки, широко применявшиеся в Вермахте и зенитных войсках Люфтваффе, под обозначением - 2 cm Flak 28 и 2 cm VKPL vz. 36. 

В период с 1940 по 1944 годы объём сделок головной компании Werkzeugmaschinenfabrik Oerlikon (WO) только с державами оси — Германией, Италией и Румынией — составил 543,4 млн шв. франков, и включали поставки 7013 20-мм пушек, 14,76 млн. штук патронов к ним, 12 520 запасных стволов и 40 тыс. патронных ящиков (вот такой швейцарский ”нейтралитет”!).Несколько сотен этих зенитных автоматов было захвачено в Чехословакии, Бельгии и Норвегии.

В СССР слово “Эрликон”, стало именем нарицательным для всей малокалиберной зенитной артиллерии периода Второй мировой войны.

При всех своих достоинствах, 20-мм зенитные автоматы оказались неспособны гарантировать 100% пробитие бронирования штурмовиков Ил-2.Для исправления этой ситуации в 1943 году, фирмой «Маузер», путем наложения 3-см авиационной пушки МК-103 на лафет 2-см автоматической зенитной пушки Flak 38, была создана зенитная установка Flak 103/38. Пушка имела двухстороннее ленточное питание.Действие механизмов автомата было основано на смешанном принципе: отпирание канала ствола и взведение затвора осуществлялось за счет энергии пороховых газов, отводимых через боковой канал в стволе, а работа механизмов подачи производилась за счет энергии откатывающегося ствола.

В серийное производство Flak 103/ 38 запущена в 1944 году. Всего произведено 371 орудие.Кроме одноствольных в небольшом числе были выпущены спаренные и счетверенные 30-мм установки . 

В 1942―1943 гг. предприятие «Ваффен-Верке» в Брюне на базе 3-см авиационной пушки MK 103 создало зенитную автоматическую пушку MK 303 Br. От пушки Flak 103/38 ее отличала лучшая баллистика. Для снаряда весом 320 г начальная скорость его у MK 303 Br составляла 1080 м/с против 900 м/с у Flak 103/38. Для снаряда весом 440 г эти величины составляли 1000 м/с и 800 м/с соответственно.

Автоматика работала как за счет энергии газов, отводимых из канала ствола, так и за счет отдачи ствола при его коротком ходе. Затвор — клиновой. Досылка патронов производилась досылателем на всем пути движения патрона в камору. Дульный тормоз имел эффективность 30 %.Производство пушек MK 303 Br началось в октябре 1944 г. Всего до конца года было сдано 32 пушки, а в 1945 г. — еще 190.

30-мм установки были значительно эффективней 20-мм, однако развернуть широкомасштабное производство этих зенитных автоматов немцы не успели.

В нарушение «Версальских» соглашений, фирмой «Рейнметалл» в конце 20-х начались работы по созданию 3,7-см автоматической зенитной пушки.Автоматика пушки работала за счет энергии отдачи при коротком ходе ствола. Стрельба велась с тумбового лафета, опиравшегося с помощью крестообразного основания на грунт. В походном положении орудие устанавливалось на четырехколесную повозку.

37-мм зенитная пушка предназначалась для борьбы летящими на небольших высотах (1500-3000 метров) самолётами и для борьбы с наземными бронированными целями. 

3,7-см пушка фирмы «Рейнметалл» вместе с 2-см автоматической пушкой в 1930 г. были проданы конторой БЮТАСТ Советскому Союзу. Фактически были поставлены только полная технологическая документация и комплект полуфабрикатов, сами же пушки не поставлялись.В СССР пушка получила наименование «37-мм автоматическая зенитная пушка обр. 1930 г.». Иногда ее называли 37-мм пушкой «Н» (немецкой). Производство пушки было начато в 1931 г. на заводе № 8, где пушка получила индекс 4К. В 1931 г. были предъявлены 3 пушки. На 1932 г. план составлял 25 пушек, завод предъявил 3, но военная приемка не приняла ни одной. В конце 1932 г. систему пришлось снять с производства. В РККА не попало ни одной 37-мм пушки обр. 1930 г.

3,7-см автоматическая пушка фирмы «Рейнметалл» поступила на вооружение в 1935 г. под названием 3,7 cm Flak 18. Одним из существенных недостатков была четырехколесная повозка. Она оказалась тяжелой и неповоротливой, поэтому на смену ей был разработан новый четырех станинный лафет с отделяющимся двухколесным ходом.3,7-см зенитная автоматическая пушка с новым двухколесным лафетом и рядом изменений в устройстве автомата получила название 3,7 cm Flak 36. 

Существовал еще один вариант, 3.7-cm Flak 37, отличавшийся только сложным, управлявшимся прицелом со счётно-решающим устройством и упреждающей системой.

Кроме штатных лафетов обр. 1936 г., 3,7-см автоматы Flak 18 и Flak 36 устанавливались на железнодорожных платформах и различных грузовиках и бронетранспортёрах, так же на танковые шасси. 

Производство Flak 36 и 37 велось до самого конца войны на трёх заводах (один из них находился в Чехословакии). К концу войны в люфтваффе и вермахте имелось около 4000 37-мм зениток.

Уже в ходе войны на базе 3,7 cm Flak 36 фирма «Рейнметалл» разработала новый 3,7-см автомат Flak 43. 

Автомат обр. 43 имел принципиально новую схему автоматики, когда часть операций производилась за счет энергии отводимых газов, а часть — за счет откатывающихся частей. Магазин Flak 43 вмещал 8 патронов, а у Flak 36 он был рассчитан на 6 патронов. 

3,7-см автоматы обр. 43 устанавливались как на одиночных, так и на двухорудийных установках.

Во время Второй мировой войны существовал «трудный» для зенитных орудий уровень высот от 1500 м до 3000. Здесь самолеты оказывались мало досягаемыми для легких зениток, а для пушек тяжелой противовоздушной артиллерии эта высота была слишком мала. В целях разрешения проблемы казалось естественным создать зенитки некоего промежуточного калибра.

Немецкие конструкторы фирмы «Рейнметалл» предложили военным пушку, известную под индексом 5-cm Flak 41. 

Действие автоматики основано на смешанном принципе. Отпирание канала ствола, экстракция гильзы, отбрасывание затвора назад и сжатие пружины накатника затвора происходили за счет энергии пороховых газов, отводимых через боковой канал в стволе. А подача патронов осуществлялась за счет энергии откатывающегося ствола. Кроме того, в автоматике использовался частичный фиксированный выкат ствола.Канал ствола запирался клиновым продольно скользящим затвором. Питание автомата патронами боковое, по горизонтальному столу подачи с помощью обоймы на 5 патронов.В походном положении установка перевозилась на четырехколесной повозке. В боевом положении оба хода откатывались.

Первый экземпляр появился в 1936 г. Процесс доработки шел весьма неспешно, в результате орудие было запущено в серийное производство лишь в 1940 году.Всего было выпущено 60 зениток данной марки. Как только первые из них поступили в действующую армию в 1941 г., выявились крупные недостатки ( как будто их не было на полигоне).Основной проблемой являлись боеприпасы, которые были мало приспособлены для использования в зенитном орудии. 

Несмотря на относительно большой калибр, 50-мм снарядам не хватало мощности. Кроме того вспышки выстрелов ослепляли наводчика, причем даже в ясный солнечный день. Лафет оказался слишком громоздким и неудобным в реальных боевых условиях. Механизм горизонтальной наводки был слишком слабым и работал медленно.

Flak 41 выпускался в двух версиях. Мобильная зенитка передвигалась на двухосном лафете. Стационарная пушка предназначалась для обороны стратегически важных объектов, таких, как Рурские дамбы. Несмотря на то, что орудие получилось, мягко говоря, неудачным, оно продолжало нести службу до конца войны. Правда, к тому времени их осталось всего 24 единицы.

Справедливости ради стоит сказать, что орудия такого калибра так и не были созданы ни в одной из воюющих стран.Зенитная 57-мм С-60 была создана в СССР В.Г. Грабиным уже после войны.

Оценивая действия немецкой малокалиберной артиллерии, стоит отметить её исключительную эффективность. Зенитное прикрытие германских войск было значительно лучше советского, особенно это относится к начальному периоду войны.

Именно зенитный огонь погубил большую часть потерянных по боевым причинам Ил-2.Сами же высокие потери Ил-2 следует объяснить, прежде всего, спецификой боевого применения этих штурмовиков. В отличие от бомбардировщиков и истребителей, они работали исключительно с малых высот – а значит, чаще и дольше, чем другие самолеты, находились в сфере действительного огня малокалиберной зенитной артиллерии немцев.Чрезвычайная опасность, которую представляли для нашей авиации немецкие малокалиберные зенитки, была обусловлена, во-первых, совершенством материальной части этого оружия. Конструкция зенитных установок позволяла очень быстро маневрировать траекториями в вертикальной и горизонтальной плоскостях, каждое орудие было оснащено прибором управления артиллерийским зенитным огнем, который выдавал поправки на скорость и курс самолета; трассирующие снаряды облегчали корректировку огня. Наконец, немецкие зенитки обладали высокой скорострельностью; так, 37-мм установка Flak 36 выпускала 188 снарядов в минуту, а 20-мм Flak 38 – 480.Во-вторых, насыщенность этими средствами войск и ПВО тыловых объектов у немцев была очень высокой. Количество стволов, прикрывавших объекты ударов Ил-2, непрерывно возрастало, и в начале 1945 г. по штурмовику, работающему в полосе немецкого укрепленного района, в секунду (!) могло выпускаться уже до 200—250 20– и 37-мм снарядов.Очень небольшим было время реакции, с момента обнаружения, до открытия огня. Первый прицельный выстрел малокалиберная зенитная батарея была готова дать уже через 20 секунд после обнаружения советских самолетов; поправки на изменение курса Ил-2, угла их пикирования, скорости, дальности до цели немцы вводили в течение 2—3 секунд. Применявшаяся ими концентрация огня нескольких орудий по одной цели также увеличивала вероятность поражения

timemechanic.livejournal.com

Германия. Зенитные башни Люфтваффе — Всё о Второй мировой

Зенитные башни Люфтваффе (Flakturm) — высотные наземные бетонные сооружения, вооружённые средствами ПВО, использовавшиеся Люфтваффе в годы Второй мировой войны для защиты стратегически важных городов от воздушных бомбардировок антигитлеровской коалиции. Также они применялись для координации воздушной обороны и служили бомбоубежищами для населения.

Начав войну немецкое военное командование, несмотря на заверения Геринга о недопущении падения на территорию рейха ни одной бомбы, осознавало неизбежность налётов британской авиации на территорию Германии, особенно на крупные промышленные города. В связи с этим возникла необходимость в создании сильной ПВО таких городов. Выполнить задачу одной истребительной авиацией представлялось невозможным, учитывая ночные и погодные условия, препятствующие действиям истребителей. Возникла необходимость организовать комплексную ПВО, состоящую как из истребительной авиации, так и из зенитных батарей. К 1940 году Люфтваффе располагали зенитками всех калибров, начиная от 20 мм и заканчивая 105 мм. Уже к 1941 году на вооружение поступили орудия калибром 128 мм.

При решении вопроса о противовоздушной обороне специалисты столкнулись с проблемой защиты центральной части крупных городов, имеющих большую площадь. При размещении зенитных батарей на окраине города радиус действия огня орудий оставлял центр города не защищённым от самолётов, преодолевших позиции зенитной артиллерии на подступах к городу. Следовательно, необходимо было размещать часть средств ПВО внутри города. Однако, при этом возникала проблема размещения зенитных батарей среди городских строений. Зенитным орудиям необходим был круговой  сектор обстрела и угол  подъёма ствола орудий не ниже 30-40 градусов, чему критично мешали окружающие дома. Следует отметить, что для всех крупных городов Германии характерна очень плотная застройка. Улицы узкие, с малыми промежутками между домами, крайне малые по размерам дворы. Батареи возможно размещать только на достаточно открытых площадках, таких как стадионы, городские площади, парки, которых не много, да и там зениткам мешают окружающие дома и деревья.

Зенитные башни в Аугартене, Вена.

К этому прибавлялись проблемы работы радиолокаторов, первые образцы которых у Люфтваффе появились ещё в 1939 году. Для их чёткой работы требовались отсутствие каких-либо объектов между приёмо-передающей антенной и целью. Радиолокаторы дальнего обнаружения типа «Mammut» (дальность обнаружения до 300 км), располагавшиеся за пределами городов, давали направление на цель лишь до момента приближения бомбардировщиков к городу, тогда как зенитчикам было необходимо получать непрерывные данные для стрельбы (азимут и угол места цели, из которых можно было определить курс, скорость и высоту полёта цели) на дальностях от 30 км до, практически, нуля. Эти данные могли удовлетворительно выдавать радиолокаторы типа FuMG 39 «Würzburg», но при условии, что антенна находится выше городских крыш.

Наличие свободной зоны было необходимо и для зенитных прожекторов и звукопеленгаторов, для последних особенно, поскольку отражённый от высоких местных предметов звук моторов вражеских самолётов приводил к ошибкам в азимуте цели (направлении на летящий самолёт. Открытое пространство требовалось и оптическим дальномерам, на которые делалась основная ставка в условиях ясной погоды, зрительным трубам, биноклям и т. п.

Решение проблемы лежало в установке средств ПВО на крышах домов и высотных зданий, однако их перекрытия и крыши не позволяли установить орудия калибром выше 37 мм, как и многие другие средства ПВО. Было решено строить специальные сооружения, которые обеспечивали бы как размещение крупнокалиберных зенитных орудий выше уровня крыш домов, так и средств обнаружения, целеуказания, вычисления данных для стрельбы и командных пунктов. Кроме того, эти сооружения должны были обеспечивать стопроцентную защиту обслуживающего персонала, в том числе и от химического оружия, полную автономность снабжения электричеством, водой, канализацией, врачебной помощью, питанием. В процессе выработки решения Гитлер пришёл к выводу о том, что эти сооружения будут одобрены населением только в том случае, если гражданские люди смогут получать в них укрытие от бомбардировщиков врага, что также отразилось в техническом задании.

Основные требования к этим сооружениям были готовы к середине лета 1940 года. Зенитные башни должны были решать пять задач:

— Обнаружение и определение координат воздушных целей,  выдача данных для стрельбы зенитных орудий как собственных, так и наземных батарей данного сектора.

— Командование всеми средствами ПВО сектора и координация действий всех средств ПВО. При этом одна из башен руководила ПВО всего города и координировала действия зенитных батарей с истребительной авиацией.

— Поражение воздушных целей, оказавшихся в зоне досягаемости орудий боевой башни, зенитным огнём.

— Укрытие гражданского населения от авиационных средств поражения (бомбы, снаряды, пули).

— При помощи лёгких зениток обеспечивать самооборону от низколетящих штурмовиков.

Профессор архитектуры Фридрих Таммс под руководством Альберта Шпеера спроектировал эти сооружения, попытавшись при этом вписать их в архитектуру городов. Последним доводом к строительству башен явился первый налёт на Берлин 29 британских бомбардировщиков в ночь на 26 августа 1940 года, после которого Гитлер немедленно утвердил проекты и санкционировал строительство зенитных башен в трёх крупнейших городах рейха — Берлине, Гамбурге и Вене. Проектирование и сооружение зенитных башен было поручено Организации Тодта. Предполагалось в дальнейшем построить подобные башни и в других крупных городах, среди которых на первом плане стояли Бремен, Вильгельмсхафен, Киль, Кёльн, Кёнигсберг.

Башни строились как комплекс сооружений. Каждый комплекс состоял из двух башен:

— G-башня (Gefechtsturm) —  боевая башня, или оружейная башня, или большая зенитная башня;

G-башня.

— L-башня (Leitturm)  — главная башня,  или башня управления огнём, командирская башня, или малая зенитная башня.

L-башня.

Боевые башни предназначались для концентрации на себе огневых средств, башни управления — средств управления огнём. При этом боевые башни и башни управления располагались на удалении друг от друга от 160 до 500 м для нивелирования воздействия артиллерийского огня на системы управления ими, такими как задымление, ослепление вспышками при ночной стрельбе и т. п. Между собой башни были связаны подземными линиями связи, электрокабелями, водопроводами.

Боевая башня оснащалась четырьмя тяжёлыми зенитными установками. Первоначально это были одноствольные калибра 105 мм (10,5 cm FlaK 38/39), позднее заменённые спаренными установками калибра 128 мм (12,8 cm Zwillingflak 42) и ещё позднее их модификацией (12,8 cm Zwillingflak 44). Кроме того, каждая боевая башня имела до восьми 20-мм счетверенных зенитных установок (2 cm Flakvierling 38) и до двенадцати 20-мм одноствольных зениток (2 cm FlaK 38) для собственной защиты от низколетящих штурмовиков.

Крупнокалиберные зенитные орудия.

Малокалиберная зенитная артиллерия башни.

Радар «Wüzburg-Riese» на крыше зенитной башни.

Башня управления предназначалась для размещения командного пункта, вычислительного центра, вспомогательных служб, а главное, для установки на боевой платформе в верхней части башни радиолокатора типа FuMG 39(Т) «Würzburg» с дальностью обнаружения до 40 км. Позднее ставился радиолокатор FuMG 65 «Wüzburg-Riese» с дальностью обнаружения до 80 км. Кроме того, на башне размещались оптические дальномеры, посты визуального наблюдения, а по некоторым данным и зенитные прожектора типа Flakscheinwerfer 40 с диаметром рефлектора 200 см, типа Flakscheinwerfer 37 или Flakscheinwerfer 35 с диаметром рефлектора 150 см.

Данные для стрельбы передавались на орудия с прибора управления огнём Kommandogerät 40, установленного на командном пункте башни управления, который в хорошую погоду использовал данные оптического дальномера, а в плохую данные радиолокатора. Кроме того, при необходимости прибор управления огнём мог автоматически получать данные с башен управления других зенитных комплексов города. Для этого имелся специальный прибор под названием Flak-Umwerte-Gerät «Malsi». Башни управления для защиты от атак низколетящих штурмовиков располагали собственными четырьмя -двенадцатью 20-мм одноствольными или счетверёнными зенитными установками.

Принцип работы комплекса строился на том, что башня управления по линиям автоматизированной связи получала данные от постов радиолокационного наблюдения, располагаемых на удалении до 40 км от города и оснащённых радиолокаторами типа «Freya» с дальностью обнаружения до 120-160 км. Полученные данные использовались для наведения радиолокатора типа «Würzburg», расположенного на башне управления. Выдаваемые им данные об азимуте на цель и углу места цели (при хорошей видимости с оптического дальномера, поскольку он давал более точные данные) обрабатывались вычислительным центром и наносились в виде отметок на планшет, что давало возможность определять курс, скорость и высоту полёта вражеских бомбардировщиков. Командный пункт принимал решение об обстреле целей, и выдавал данные для стрельбы по автоматизированным линиям связи непосредственно на орудия.

Позиция расчета дальномера и зенитного орудия на боевой башне. На заднем плане видна башня управления с радаром «Würzburg».

Малокалиберные зенитки получали лишь самые общие сведения по телефону, обнаруживали вражеские самолёты визуально, данные для стрельбы готовили сами с помощью ручных оптических дальномеров, и открывали огонь по целям, оказавшимся в зоне своего эффективного огня, обычно на дальностях до 2 км.

Как и любое техническое сооружение, зенитный комплекс модернизировался с учётом опыта эксплуатации предыдущего. В итоге, 8 построенных комплексов относились к 3-м разным поколениям, имеющим одинаковые характеристики, но конструктивно отличающимся. В основном эти изменения касались боевых башен.

Макеты трех поколений G-башен.

К первому поколению  башен  относились четыре построенных комплекса: 3 в Берлине, сооруженных в  1940-1943 гг.  и 1 в Гамбурге, построенный в 1942 г. При этом обе башни одного комплекса возводились одновременно. До наших дней из них сохранилась башни в Берлине и боевая башня в Гамбурге. Остальные были снесены после окончания войны.

Боевая башня 1-го поколения в Гамбурге сегодня.

Схема башни, где: 1 – вход, 2 — бронированные ставни, 3- хранилища боеприпасов, 4 — основная боевая платформа, 5 — командный пункт и дальномер, 6 — орудийные башни, 7 — 128-мм сдвоенное зенитное орудие, 8 —  легкое 20-мм зенитное орудие.

Вид башни с высоты.

Боевая башня представляла собой квадратное в плане сооружение с размерами сторон 70 м и высотой 39 м, стены и крыша которого изготавливались из железобетона. Толщина стен составляла 2,5 м в основании с постепенным утоньшением до 2 м к нижней боевой платформе. Толщина крыши составляла 3,5 м, что позволяло выдержать прямое попадание авиабомбы массой до 1000 кг.

Башня имела подвал, цокольный этаж и пять верхних этажей. Она стояла на поверхностном фундаменте в виде плиты толщиной 2 м, ниже которой был сделан подвал. На уровне пятого этажа за пределы стен выступала нижняя боевая платформа, предназначавшаяся для вспомогательной малокалиберной зенитной артиллерии. Над пятым этажом имелась одноэтажная надстройка, крыша которой являлась верхней боевой платформой. По углам этой надстройки были расположены башенки для основных зенитных орудий. Этажи были связаны винтовыми лестницами в углах здания, лестничной клеткой, проходившей в центре башни и запасной лестничной клеткой. Кроме того, имелись два грузовых лифта работающими до пятого этажа, которыми, пользовались расчёты зениток, а также эвакуировались раненые. В каждую башенку к орудийным платформам с цокольного этажа, на котором были размещены снарядные погреба, вёл цепной подъёмник для механизированной подачи снарядов к основным орудиям. С трёх сторон с нижней платформы на верхнюю вели открытые лестницы. На четвёртой стороне был установлен подъёмный кран. Помимо этого, на боевые платформы можно было попасть только по тесным винтовым лестницам внутри башенок, что являлось существенным недостатком данного поколения башен.

Первый этаж предназначался для убежища 8 тыс. гражданских лиц, однако фактически при налётах это число обычно значительно превышалось.

Второй этаж был отведён для хранения музейных ценностей, в помещениях общей площадью 1500 м².

На третьем этаже был размещён военный госпиталь на 95 коек с двумя операционными.

На четвёртом этаже размещался весь военный персонал зенитной башни.

На уровне пятого этажа вокруг башни имелась окаймлявшая всю башню нижняя боевая платформа для лёгких зенитных пушек. Эта платформа по углам вокруг башенок для тяжёлых зенитных орудий имела барбеты для счетверённых 20-мм установок. В помещениях непосредственно пятого этажа размещались снаряды для лёгких зенитных орудий и укрытия для личного состава всех зенитных орудий.

В подвале хранились запасные стволы тяжёлых зенитных пушек и другие запчасти, и ремонтные материалы орудий.

В цокольном этаже находился склад снарядов для тяжёлых зениток, а также входы с трёх сторон башни с размерами 4х6 м.

Боевая башня имела собственную водяную скважину и полностью автономный водопровод. В одном из помещений имелся дизельный электроагрегат с большим запасом горючего. По боевой тревоге башня отключалась от городской сети и переходила на автономное электропитание. В башне также имелась кухня и хлебопекарня.

Башня управления1-го поколения.

Башня управления представляла собой прямоугольник с длинами сторон 70х35 м. В дальнейшем, эти размеры также уменьшались, и например, башня 3-го комплекса в Берлине имела размеры 50х23 м. Соответственно средства лёгкой зенитной артиллерии имелись в примерно двое уменьшенном количестве. На боевой платформе башни размещались оптический дальномер, поисковой радиолокатор FuSE 65 «Würzburg-Riese» и локатор точного наведения FuMG 39T «Würzburg». В башне управления, как и в боевой башне, были предусмотрены убежища для гражданского населения на 8 тыс. мест, которые активно использовались во время воздушных налётов.

Несмотря на всю свою функциональность и автономность, башни первого поколения имели серьёзные недостатки, такие как:

— открытое расположение орудий, соответственно плохая защита от пулемётно-пушечного огня самолётов-штурмовиков, ударных волн соседних орудий, близких бомбовых разрывов;

— отсутствие укрытых проходов к орудийным платформам;

— недостаточное количество входов для гражданского населения в убежище и их узость, что резко увеличивало время наполнения убежищ;

— чрезмерные размеры башни в плане, что значительно повышало стоимость сооружения и время его строительства, а также повышало вероятность поражения авиабомбами.

Устранение этих недостатков привело к появлению башен второго поколения.

Строительство боевой башни  2-го поколения.

Фрагмент башни сегодня.

По проекту 2-го поколения были построены 2 комплекса: по одному в Вене (1942 г.) и Гамбурге (1944 г.). От башен 1-го поколения данные башни отличались уменьшенными в плане размерами и увеличенной высотой. Особенно заметны были различия между боевыми башнями. Башни второго поколения были восьмиэтажными, размером 57х57 м и высотой в 42 м. Толщина бетонных стен была уменьшена и составляла 2 м у основания и метр у перекрытий. Сами перекрытия остались прежними — толщиной 3,5 м. В башнях 2-го  поколения отказались от многочисленных окон, закрываемых бронеставнями, поскольку они снижали  прочность сооружения, повышали стоимость строительства и увеличивали трудоёмкость работ. Башни оснастили, кроме лифта и основной лестничной клетки, также запасной лестничной клеткой, что вдвое повышало скорость заполнения людьми бомбоубежища.

128-им орудие на позиции в башне 2-го поколения.

Счетверенный 20-мм зенитный автомат на башне.

В боевой башне 2-го поколения отказались от запасного командно-наблюдательного пункта, что повлияло на уменьшение размеров башни и позволило расположить установки ближе друг к другу. Для изолирования расчетов от ударной волны соседних орудий платформы окружили кольцевыми бетонными стенами (ротондами) и накрыли сверху плоской бетонной крышей, оставив лишь в центре круглое отверстие для столов орудий и узкую щель, позволяющую опускать ствол в горизонтальное положение для чистки и обслуживания. Это повысило защищённость расчётов орудий от осколков и ударных волн близких разрывов бомб. В свою очередь это потребовало создать дополнительную вентиляцию для очистки воздуха от пороховых газов (в башнях 1-го проекта газы просто уносились ветром) и герметично закрывать двери, ведущие в нижние этажи, поскольку тяжёлые пороховые газы начинали опускаться на нижние этажи, грозя отравить находящихся там людей.

Башни управления 2-го поколения отличались от башен управления 1-го поколения ещё меньшими в плане размерами и большей высотой, равной высоте боевых башен. Их размеры были 23х39 м, высота — 42 м.

Башня имела 8 этажей и подвал. В цокольном этаже было три входа (для гражданских лиц, укрывающихся в башне) с одной длинной стороны и один въезд с противоположной длинной стороны (для военнослужащих и автотранспорта).

На первом этаже хранили боеприпасы для зенитных пушек, располагался медпункт с помещениями для врачебных кабинетов, вспомогательного персонала, госпитальных палат, учебный класс, туалеты. На этот этаж можно было попасть только через служебную лестничную клетку или на лифте.

Второй этаж практически полностью был отведён под бомбоубежище. На этот этаж люди попадали по лестничным маршам, ведущим с цокольного этажа от трёх входов.

Третий этаж занимала мощная фильтровентиляционная установка, снабжавшая все помещения башни очищенным и подогретым воздухом и удалявшая отработанный воздух. Здесь же устанавливался дизель-генератор, резервуар для воды, электрощитовая с трансформаторами высокого и низкого напряжения.

Четвёртый этаж был отведён под бомбоубежище, также располагал военным госпиталем на 800 коек.

Пятый этаж также был отведён под бомбоубежище. Всего в башне управления могли укрываться от авианалётов до 15 тыс. человек.

Шестой этаж частично был отведён под бомбоубежище. Кроме того, на этом этаже располагалась телефонная станция, склад боеприпасов для лёгких зенитных пушек, часть электрохозяйства башни  (аккумуляторы, выпрямители, реле, стабилизаторы), вычислительные устройства системы управления огнём.

Седьмой этаж имел нижнюю боевую платформу, которая как галерея огибала всю башню и имела четыре барбета для лёгких зенитных пушек. В помещениях этого этажа располагались жилые помещения личного состава башни, подъёмник с платформой для подъёма на верхнюю боевую платформу радиолокатора «Wuerzrburg Riese», помещения для командного пункта и вычислительных устройств, помещение для дегазации и душевая, а также лестница на 8 этаж.

Восьмой этаж являлся собственно боевой платформой. На ней располагались командный пункт, приборы управления огнём, подъёмный кран, большой радиолокатор, оптический дальномер, наблюдательные пункты и малый радиолокатор «Wuerzrburg». Из 8-го этажа также можно было выйти на нижнюю боевую платформу, на которой располагалась лёгкая зенитная артиллерия, предназначенная для защиты от низколетящих самолётов.

В подвале хранились сменные орудийные стволы. 5-8 этажи также использовались для средств обслуживания, военного имущества, средств управления и связи. На этих же этажах было размещено производство малоразмерных деталей и узлов вооружения, авиационных моторов, приборов и боеприпасов.

Боевая башня 3-го поколения в Аугартене.

Вид башни с высоты.

По проектам 3-го поколения были построены два комплекса в Вене и оба сохранились до настоящего времени. Строительство первого из них началось в мае 1943 года и закончилось в июле 1944. Строительство второго началось в середине лета 1944 года и закончилось в конце января 1945 года. При этом строительство данных комплексов велось не квалифицированными рабочими, как при строительстве башен 1-го поколения, а руками военнопленных.

Боевые башни снова разительно отличались от башен предыдущего поколения и представляли из себя шестнадцатиугольники, почти круглые на вид, с диаметром в 43 м. Бетонные башенки для орудий на них были сдвинуты тесно между собой, накрыты общей крышей, их высота уменьшена. При этом сами башни обоих комплексов по высоте отличались. Первый был 9-этажным, высотой 45 м, второй имел 12 этажей, достигнув высоты в 55 м. Толщина стен достигала 2,5 м, толщина перекрытий осталась стандартной  — 3,5 м. Отверстия в бетонных крышах ротонд вокруг орудий прикрывались стальными куполами, что обеспечивало защиту расчётов как от осколков и пламени выстрелов других позиций, так и от пушечно-пулемётного огня самолётов-штурмовиков. В башнях отсутствовали лифт и подъёмники для снарядов, что потребовало устройства артпогребов для боеприпасов, в отличие от предыдущих проектов, на верхнем этаже.

Как в боевых башнях, так и в башнях управления по 2-3 этажа были отведены под бомбоубежища для гражданского населения. В цокольном этаже находились 4 входа. У башен в середине была основная лестничная  клетка. В целом внутреннее оснащение башен 3-го поколения повторяло предыдущие.

Башни управления 2-го и 3-го поколения были очень схожи между собой. Различались они тем, что у башни второго поколения барбеты для зенитных малокалиберных пушек располагались вдоль длинных сторон башни (по два барбета с каждой стороны), тогда как у башен третьего поколения барбеты разнесены по углам платформы. В цокольном этаже находились входы для гражданского населения, а на противоположной стороне для гарнизона башни. В отличие от боевых башен, в башнях управления сохранился лифт. На верхней платформе размещались подъёмный кран и обычный комплект радиолокаторов, дальномер, измерительные приборы.

При общем проекте башен управления 3-го поколения между ними всё же были различия помимо высоты. У башни 2-го комплекса под барбетами были сделаны консольные откосы, повышающие прочность барбетов, а в стенах под платформой бетонные технологические балки, которые использовались при строительстве для поддержки строительных лесов и которые предполагалось использовать в этом же качестве в случае ремонта башни.

Зенитчики по тревоге бегут на свои позиции.

Эффективность противовоздушных крепостей так и не была выяснена, точнее не подсчитано количество сбитых самолетов противника. Нет и сравнительной статистики результативности ПВО в городах имевших башни, и городах без таковых. Очевидно, что пропагандистский эффект был значительно выше оборонного – громадные сооружения, да еще и вооруженные до зубов – вызывали у гражданского населения неизбежное уважение и гордость за военных, чувство защищенности. Вероятно, что имевшегося количества башен было бы достаточно для отражения атак небольших групп самолетов, прорвавших внешнее, загородное кольцо ПВО. В сложившейся же ситуации, преимущество союзников в бомбардировщиках оказалось не соизмеримым с возможностями ПВО Германии в целом. Сравнение данных по разным городам везде показывает примерно одинаковую картину — союзники бомбили, когда хотели, сколько хотели и как хотели. Их ограничивала только погода и проблемы с навигацией, но не зенитная артиллерия и уж тем более не зенитные башни.Так 24 июля 1943 года англо-американская бомбардировочная авиация начала бомбить Гамбург. К 3 августа погибло почти 43 тысячи жителей и 37 тысяч получили ранения. Город был полностью разрушен. За один только налет в ночь на 3 февраля 1945 года в Берлине погибло 25 тысяч человек. 26 февраля Берлин переживал уже сороковой массированный авианалет. Масштабы бомбардировок оказались такими, что ничего всерьез им противопоставить Люфтваффе не смогла.

Когда советские войска подошли к Одеру, готовясь к решающему штурму, на немецкую столицу стали совершать налеты не только англо-американские высотные бомбардировщики, но и низколетящие штурмовики с красными звездами. Пытаясь отбить атаки советских пилотов, немецкие зенитчики были вынуждены стрелять по траектории, близкой к горизонтальной, и из-за разрывов зенитных снарядов на малой высоте гражданское население Берлина понесло дополнительные жертвы. Потери же штурмовиков при таком виде огня были скорее случайными, нежели закономерными.

Примечательно, что во время штурмов городов, имеющих зенитные башни, ни одна из них не подвергалась атакам, не из-за их неприступности, а из практической безвредности. Все гарнизоны капитулировали самостоятельно.

Таким образом, развитие авиации оказалось значительно быстрее фортификационной науки, тем самым превратив бесполезные  дорогостоящие фортификационные сооружения в музейных монстров для потомков.

 

wwii.space

Немецкие 88-мм зенитки Flak 18/36/37. Часть 2 | Артиллерия, минометы и метательные машины

Номер журнала НиТ: 

Зенитка Flak 18, установленная на бетонном основании на стационарной позиции

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Чтобы лучше понимать историю развития конструкции и боевого применения орудий «восемь-восемь», необходимо сделать экскурс в довольно непростую систему организации и подчиненности зенитных подразделений III Рейха.

В 1935 году, после принятия Закона о создании вооруженных сил и реанимации германской военной авиации, большинство подразделений зенитной артиллерии было выведено из состава Рейхсвера и включено в состав вновь образованных Люфтваффе (военно-воздушных сил). Таким образом, войска ПВО Германии стали частью Люфтваффе, а их бессменный командующий Герман Геринг объединил в своих руках все средства для отражения налетов авиации противника — и воздушные (истребительную авиацию), и наземные (зенитную артиллерию, прожекторы, аэростаты заграждения, службу воздушного наблюдения и т.д.). На территории III Рейха были образованы так называемые Авиационные Округа (Luftgau-Kommando), которым принадлежала вся зенитная артиллерия. Тогда же (в ноябре 1935 года) зенитчики поменяли свою форму одежды, надев серо-синюю униформу Люфтваффе с красными артиллерийскими петлицами. Только важнейшие объекты Германии — как, например, территория Большого Берлина, Гамбург или Рурский промышленный район — имели специальную систему зенитной обороны. Меньшие цели защищались отдельными мелкими подразделениями — батареями и дивизионами. В конце 1939 года в ПВО Рейха прошла реорганизация. Подразделения зенитной артиллерии сводились в более крупные соединения — корпуса, а позднее также в дивизии и бригады.

До начала Второй мировой войны (сентябрь 1939 года) почти вся зенитная артиллерия, или около 10000 орудий (из которых около 30% составляли орудия калибра 88 мм), оставалась под командованием авиационных округов и служила для прикрытия промышленных районов, мостов, коммуникаций и, конечно же, аэродромов. Только с началом боевых действий Люфтваффе все же передало небольшую часть зенитных подразделений под контроль Вермахту, Кригсмарине (военно-морской флот), а позже и Ваффен СС.Вермахт и Кригсмарине располагали очень ограниченным количеством собственных дивизионов зенитной артиллерии, в подавляющем большинстве легких, вооруженных автоматическими пушками калибра 20 мм (2 cm Flak 30/38). Так, например, Кригсмарине, кроме зенитных орудий на кораблях, располагал только 12 дивизионами тяжелой зенитной артиллерии, которые использовались для защиты морских баз и укреплений.

Командование наземных войск на сентябрь 1939 года распоряжалось 47 батареями легких зенитных орудий. По мере продолжения боевых действий зенитные батареи начали сводить в дивизионы и батальонные группировки (вообще в наземных войсках вместо определений дивизион и батарея употребляли для зенитных подразделений «сухопутные» названия  — рота, батальон). В июне 1941 года Вермахт имел 10 батальонов и 29 зенитных рот, а годом позже уже только 18 зенитных батальонов. В более поздний период их количество продолжало уменьшаться: в июле 1943 года оставалось только 6 зенитных батальонов. В их состав входило 3 роты по 12 пушек 2 cm Flak 38 и рота из 9 зенитных пушек калибра 37 мм или 8 четырехствольных установок 2 cm Vіerlingflak 38. Всего на май 1944 года наземные войска располагали 6355 зенитными пушками калибра 20 мм, 925 четырехствольными установками 2 cm Vіerlingflak 38 и 775 зенитными пушками калибра 37 мм. Свои собственные 88-мм зенитки сухопутные войска впервые получили только в 1941 году (126 орудий). В 1942 году было получено еще 176 пушек, в 1943 году — 296, в 1944 году — 549 и в 1945 году — 23 установки. На май 1944 года в составе Вермахта имелось 574 таких орудий. Эти цифры выглядят не слишком впечатляюще, принимая во внимание, что в тот же самый период Люфтваффе имело около 10000 орудий Flak 18/36/37 калибра 88 мм и 20000 орудий калибра 20 мм!

Перейти к полному тексту статьи

www.nt-magazine.ru

Немецкие 88-мм зенитки FLAK 18/36/37 — Дом фактов

Чтобы лучше понимать историю развития конструкции и боевого применения орудий «восемь-восемь», необходимо сделать экскурс в довольно непростую систему организации и подчиненности зенитных подразделений III Рейха В 1935 году, после принятия Закона о создании вооруженных сил и реанимации германской военной авиации, большинство подразделений зенитной артиллерии было выведено из состава Рейхсвера и включено в состав вновь образованных Люфтваффе (военно-воздушных сил). Таким образом, войска ПВО Германии стали частью Люфтваффе, а их бессменный командующий Герман Геринг объединил в своих руках все средства для отражения налетов авиации противника — и воздушные (истребительную авиацию), и наземные (зенитную артиллерию, прожекторы, аэростаты заграждения, службу воздушного наблюдения и тд ).

 

На территории III Рейха были образованы так называемые Авиационные Округа (Luftgau-Kommando), которым принадлежала вся зенитная артиллерия. Тогда же (в ноябре 1935 года) зенитчики поменяпи свою форму одежды, надев серо-синюю униформу Люфтваффе с красными артиллерийскими петлицами. Только важнейшие объекты Германии — как, например, территория Большого Берлина, Гамбург или Рурский промышленный район — имели специальную систему зенитной обороны. Меньшие цели защищались отдепьными мелкими подразделениями — батареями и дивизионами.

 

В конце 1939 года в ПВО Рейха прошла реорганизация. Подразделения зенитной артиллерии сводились в более крупные соединения — корпуса, а позднее также о дивизии и бригады. До начала Второй мировой войны (сентябрь 1939 года) почти вся зенитная артиллерия, или около 10000 орудий (из которых около 30% составляли орудия калибра 88 мм), оставалась под командованием авиационных округов и служила для прикрытия промышленных районов, мостов, коммуникаций и, конечно же, аэродромов. Только с началом боевых действий Люфтваффе все же передало небольшую часть зенитных подразделений под контроль Вермахту, Кригсмарине (военно-морской флот), а позже и Ваффен СС.

 

Вермахт и Кригсмарине располагали очень ограниченным количеством собственных дивизионов зенитной артиллерии, в подавляющем большинстве легких, вооруженных автоматическими пушками калибра 20 мм (2 cm Flak 30/38). Так, например, Кригсмарине, кроме зенитных орудий на кораблях, располагал только 12 дивизионами тяжелой зенитной артиллерии, которые использовались для защиты морских баз и укреплений, распоряжалось 47 батареями легких зенитных орудий. По мере продолжения боевых действий зенитные батареи начали сводить в дивизионы и батальонные группировки (вообще в наземных войсках вместо определений дивизион и батарея употребляли для зенитных подразделений «сухопутные» названия — рота, батальон).

 

В июне 1941 года Вермахт имел 10 батальонов и 29 зенитных рот. а годом позже уже только 18 зенитных батальонов. В более поздний период их количество продолжало уменьшаться: в июле 1943 года оставалось только б зенитных батальонов. В их состав входило 3 роты по 12 пушек 2 cm Flak 38 и рота из 9 зенитных пушек калибра 37 мм или 8 четырехствольных установок 2 cm Vierlingflak 38. Всего на май 1944 года наземные войска располагали 6355 зенитными пушками калибра 20 мм, 925 четырехствольными установками 2 cm Vierlingflak 38 и 775 зенитными пушками калибра 37 мм. Свои собственные 88-мм зенитки сухопутные войска впервые получили только в 1941 году (126 орудий). В 1942 году было получено еще 176 пушек, в 1943 году — 296, в 1944 году — 549 и в 1945 году — 23 установки.

 

На май 1944 года в составе Вермахта имелось 574 таких орудий. Эти цифры выглядят не слишком впечатляюще, принимая во внимание, что в тот же самый период Люфтваффе имело около 10000 орудий Flak 18/36/37 калибра 88 мм и 20000 орудий калибра 20 мм! Люфтваффе в 1940 году имело 791 тяжелых батарей, в 1941 году их число выросло до 967. Позже были сформированы зенитные бригады, дивизии и корпуса, входившие непосредственно в состав соответствующих воздушных флотов. Такие формирования, осуществлявшие ПВО внутренних областей Германии, Австрии, Чехии и частично Польши, входили в  состав воздушных округов.

 

К концу 1944 года Германия имела 22 зенитно-артиллерийские дивизии и 6 зенитно-артиллерийских бригад. Распределение этих соединений было таково: на территории воздушного флота «Рейх» (в составе семи воздушных округов) имелось 12 зенитно-артиллерийских дивизий; на Восточном фронте — 7 зенитно-артиллерийских дивизий; на Западном фронте — 3 зенитно-артиллерийские дивизии; в Италии — 3 зенитно-артиллерийские бригады; в Норвегии — одна зенитно-артиллерийская бригада; в Венгрии и на Балканах — 2 зенитно-артиллерийские бригады. Очень существенным является тот факт, что тяжелые зенитные дивизионы (вооруженные 88-мм орудиями Flak 18/36/37) были двух типов — стационарные и моторизованные. Стационарные дивизионы, как правило, входили в состав воздушных округов и осуществляли ПВО тыловых объектов, их орудия устанавливались на стационарных позициях, и собственным транспортом для буксировки орудий эти дивизионы не располагали.

 

Моторизованные дивизионы действовали на фронте в составе сухопутных войск, для буксировки своих орудий батарея моторизованного дивизиона имела 6 тягачей (4 под тяжелые орудия. 1 резервный. 1 командирский), а также 3 легковые машины, 12 грузовых автомашин и 1 мотоцикл. Типичная тяжелая батарея 11-го моторизованного зенитного артиллерийского дивизиона, действовавшего в составе 134-го зенитного артиллерийского полка на Восточном фронте, имела три взвода: приборный взвод, взвод тяжелых орудий и взвод легких орудий. Основное вооружение батареи: четыре 8,8-см орудия, три 2-см орудия, прибор управления огнем и радиолокатор. Личный состав насчитывал 130 человек, в том числе 3-4 офицера. 20-25 унтер-офицеров.

 

 

Примером батареи стационарного зенитного артиллерийского дивизиона может служить тяжелая батарея 605-го дивизиона, входившего в состав 126-го зенитного  артиллерийского полка (группа «Норд»), оборонявшего Берлин. Она имела три взвода (батареи) — орудийный, легкий и приборный. Основное вооружение батареи: восемь 8,8-см орудий, три 2-см орудия, прибор управления огнем и радиолокатор. Личный состав: всего 133 человека, из них 3 офицера и 22 унтер-офицера. Батарея стационарная, орудия закреплены на железобетонных цоколях. Транспортные средства батареи: легковая автомашина (командирская), грузовая автомашина (подвоз боеприпасов), мотоцикл (для связи), повозка с двумя лошадьми (для хозяйственных надобностей).

 

Стационарная батарея ПВО Берлина по своей огневой мощи вдвое превосходила зенитную моторизованную тяжелую батарею. Но, по мнению немцев, увеличение количества тяжелых орудий в тяжелых зенитных моторизированных батареях не являлось тактической необходимостью и в то же время значительно ограничивало маневренность. Впервые в боевых условиях «восемь-восемь» были применены за Пиренеями. Поля битв вспыхнувшей в 1936 году в Испании гражданской войны стали полигоном для испытания различного новейшего оружия, разработанного и в СССР, и в III-м Рейхе. Здесь впервые «понюхали пороха» немецкий пикирующий бомбардировщик Юнкерс Ju-87, советский скоростной бомбардировщик СБ-2, немецкие 37-мм противотанковая пушка Рак 35/36 и 88-мм зенитка Flak 18.

 

 

 7 ноября 1936 года в Испанию прибыло и первое отдельное подразделение зенитной артиллерии Легиона «Кондор». Это артиллерийское подразделение F/88 состояло из четырех тяжелых батарей (пушки калибра 88 мм) и двух легких (первоначально пушки капибра 20 мм, позже — калибра 20 мм и 37 мм). В марте 1937 года 1-я тяжелая батарея. вооруженная пушками 8.8 cm Flak 18, была передислоцирована в Бургос, а 3-я батарея, имевшая такое же вооружение, — в Витторио. Кроме того, еще две тяжелые батареи поддерживали действия артиллерии франкистов к северу от Бургоса. Так как в воздухе достойных целей для этих мощных орудий практически не было, то их основным заданием в тот период стало уничтожение наземных целей. После окончания боев на севере Испании пять батарей зенитной артиллерии было сконцентрировано в окрестностях Бургоса и Сантандер. Во время наступления республиканских войск под Теруалем две батареи из состава F/88 использовались для обороны Бургоса, Альмазаны и Сарагоссы.

 

В марте 1938 года 2-я и 6-я батареи (тяжелая) были передислоцированы в Вилланева де Хева, где использовались для поддержки действий наземных войск. 10 марта 1938 года к востоку от Белхите 6-я батарея F/88 прицельно обстреляла республиканскую батарею, укомплектованную французами из состава Интернациональных бригад и вооруженную советскими зенитными пушками калибра 76.2 мм образца 1931 года. Несколько дней спустя 88-мм пушки легиона «Кондор» были привлечены для уничтожения наземных целей около Азаила. 16 марта 1938 года пушки поддерживали контратаки франкистов. Во время наступления франкистских войск батарея, которой командовал оберлейтенант фон Лихтенбергер, следуя в порядках испанской пехоты, эффективно поддерживала атаку.

 

В марте 1939 года командование F/88 приняп майор Кретцман, 1-й батареей командовал капитан Бундт. 2-й — капитан Рейтер. Две вновь сформированные батареи — 3-я и 8-я — находились под командованием соответственно капитана фон Яблонского и обер-лейтенанта Хакера. Боевой опыт, полученный в Испании, был впоследствии учтен при модернизации Flak 18/36/37.

 

В начале Второй мировой войны, в ходе Польской кампании, тяжелые зенитные батареи, вооруженные пушками 8.8 cm Flak 18/36. практически не использовались по своему прямому назначению. С летавшими на небольших высотах медленными польскими самолетами прекрасно справлялись и легкие зенитные орудия калибра 20 мм и 37 мм, обеспечивая эффективную защиту своим войскам. За все время кампании в Польше тяжелые зенитные батареи обстреливали польские самолеты всего несколько раз, но зато их широко привлекали для уничтожения наземных целей. Так, утром 8 сентября подразделения кампфгруппы (боевой группы) «Ditfurth» из 3-й легкой дивизии столкнулись под Илжи с сильным сопротивлением польских войск. Пополудни 1-я батарея из состава 22 Flak Regimen! (зенитного полка) подошла к Пилаткам и заняла позиции вдоль дороги. 2-я и 3-я батареи заняли позиции далее к востоку. Спустя несколько часов расчеты пушек «восемьвосемь» помогли отразить яростную контратаку польских войск. Но вечером поляки атаковали снова, дело дошло до штыковой, и во время обороны командного пункта был убит командир кампфгруппы полковник Дитфурц. Следующим утром поляки опять атаковали немецкие артиллерийские позиции. Артиллеристам пришлось защищаться с карабинами в руках. Схватка закончилась рукопашной, в которой погибли командир 1-й батареи майор Вейфтнер и командир 3-й батареи капитан фон Яблонски.

 

Чтобы не допустить подобных потерь в будущем, после окончания кампании в Польше батареи зенитной артиллерии, придававшиеся передовым частям, получали боевое охранение. Восемнадцать артиллерийских батарей, сконцентрированных вокруг Варшавы, принимали участие в обстреле польской столицы. Батареи 88-мм орудий поддерживали и действия немецкой пехоты во время битвы под Бзуром. В Польской кампании приняли участие и 10 самоходок — 8.8 cm Пак 18 на шасси 12-тонного тягача Zugkraftwagen. входившие в состав 1-й роты 8-го противотанкового батальона (Panzer-JagerAbteilung 8). Самоходки продемонстрировали прекрасную подвижность — артиллеристы меняли позиции после 2-3 выстрелов и польские орудия просто не успевали их засечь. Их часто привлекали для поддержки войск, особенно когда тем приходилось атаковать укрепленные позиции. Экипажи самоходок за 21 день с боями прошли более 6000 километров.

 

Пока шли бои в Польше, немецкие зенитчики на Западе тоже не сидели без дела. 4 сентября они сбили два британских бомбардировщика «Веллингтон», которые пытались атаковать немецкие линкоры «Шарнхорст» и «Гнейзенау», стоящие в шлюзе Кильского канала вблизи Брунсбюттля. 3 октября 88-мм зенитки из состава 84-го зенитного дивизиона сбили французский самолет Потез-637. В ночь с 15 на 16 октября их же огнем были уничтожены британский бомбардировщик «Уитли» над Франкфуртом и французский бомбардировщик Amhot-143BN4 из состава GB 1/34 над Майнцем. В конце 1939 года 32 моторизированные зенитные батареи были сведены в 1-й и 2-й (сформирован 1 октября 1939 года, в рамках 2-го Воздушного Флота) зенитные корпуса, которые предназначались для взаимодействия с моторизированными и танковыми частями. В ходе французской кампании 1940 года на Западе эти корпуса использовались на передовой. 1-й корпус осуществлял как воздушное прикрытие, так и противотанковую оборону частей танковой группы «Клейст», а 2-й зенитный корпус — частей 4-й и 6-й армий.

 

Отдельные дивизионы 88-мм зенитных орудий дрались на передовой, обстреливая полевые укрепления. бетонные ДОТы и помогали отражать атаки французских тяжелых танков, причем добиваясь великолепных успехов. Обычно всего нескольких точных выстрелов хватало для уничтожения гарнизона французского или бельгийского бункера или для того, чтобы подбить тяжелый танк. Так 22 мая 1940 года 88-мм пушки из 1-го дивизиона зенитного учебного полка (Flak Lehr Regiment) с близкой дистанции обстреляли тяжелые танки Char В1 bis из состава французской 1-й танковой дивизии. На протяжении нескольких минут было подбито 7 танков. Двумя днями ранее большая группа танков из 29-го драгунского полка и 39-го танкового батальона попала в огневую засаду, устроенную артиллеристами 1-го дивизиона зенитного артиллерийского полка с Генерал Геринг». 20 мая пушки 1-го дивизиона 19-го полка поддержали действия 365-го и 211-го пехотных полков, штурмующих французские укрепления в Малоне. Здесь немецкие 88-мм пушки эффективно уничтожали французские укрепления, а утром 23 мая их огнем было разбито несколько броневых куполов французских ДОТов.

 

Вот цитата из боевого рапорта 7-й танковой дивизии о боевых действиях этого соединения 21 мая 1940 года: «Чрезвычайно мощная атака, проведенная британскими пехотными танками «Matilda» Мк I, была отражена огнем всех батарей 78-го артиллерийского полка. 86-го легкого зенитного дивизиона под командованием майора Дохадера, тремя батареями из состава 59-го попка зенитной артиллерии капитана фон Хиршфильда и батарей 88мм пушек из 23-го зенитного полка. После потери множества танков враг отступил назад к Гобелен». Здесь Пак 18/36 уничтожили четыре танка «Матильда» Мк I из состава 4-го и 7-го королевского танкового полков 28 мая 88-мм пушки из 64-го дивизиона зенитной артиллерии уничтожили несколько тяжелых танков Char В1 bis из 4-й танковой дивизии генерала де Голля.

 

В рамках операции «Kletne Ваг» по прорыву французских фортификационных сооружений на Рейне была сформирована специальная бригада зенитной артиллерии — Flakbhgade «Veith». В состав бригады вошло 17 батарей орудий калибра 88 мм. Большинство батарей «восемь-восемь» было установлено на замаскированных позициях, на берегу Рейна, так. чтобы они могли обстреливать французские казематы прямой наводкой. 15 июня в 9 часов 00 мин немецкая артиллерия начала прицельный огонь. 88-мм пушки обстреливали французские берега в ночь с 15 на 16 июня часть 88-мм пушек была скрытно переправлена через реку и размещена на новых  позициях. Одна пушка открыла огонь по укреплению «Blockhaus 703», добившись нескольких попаданий в главную наблюдательную башенку. Другая башня также была повреждена в результате прямого попадания 88-мм снаряда.

 

Утром 17 июня 1940 года многие орудия обстреливали прямой наводкой амбразуры французских артиллерийских бункеров. Результаты боев по прорыву линии Мажино и взятию цитадели в Булони дали существенный толчок развитию принципов и тактики применения 88-мм пушек против сильно укрепленных вражеских оборонительных позиций. В ходе кампании на Западе 1940 года артиллеристы 1-го зенитного корпуса сбили 372 самолета союзников. 252 самолета уничтожили на земле, подбили 47 танков, разбили 30 бункеров и потопили один корабль. 2-й зенитный корпус, поддерживая действия 4-й и 6-й армий, сбил 214 самолетов, подбил 284 танка, уничтожил 17 бункеров и 7 кораблей. Особенно хорошо проявил себя зенитный полк полковника фон Гилпелема. который за один день 14 мая, защищая понтонные переправы через Маас, сбил 150 вражеских самолетов (во всяком случае, так считали немцы). Этот успех способствовал успешному развитию наступления танкового корпуса Гудериана. За этот бой полковник Гиллелем был награжден Рыцарским крестом.

 

На основании опыта, полученного в ходе французской кампании, командующий 1-м корпусом зенитной артиллерии в своем докладе от 10 июля 1940 года предложил оснастить все зенитные орудия корпуса броневой защитой (Schutzschilden). Конструхция такой стандартной броневой защиты для Flak 18 была разработана в том же 1940 году. Орудия получали броневые щиты общим весом 474 кг. Передний 10-мм лист имел в высоту 1,75 м и ширину — 1,95 м Дополнительную защиту расчету давали 6-мм боковые щитки, в нижней части шириной 55 см. а вверху сужавшиеся до 7,5 см. Во время бадканской кампании пушки «восемь-восемь» привлекались для прорыва греческих укреплений, в том числе так называемой линии Метаксаса. Например, орудия «восемь-восемь» 6-й батареи артиллерийского полка дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» («LSSAH»). сформированной 18 августа 1940 года в Метце, были использованы во время прорыва позиций югославской армии на границе с Грецией и огневой поддержки боевой группы «Witt», действующей на транспортной магистрали из Ники к Виеви. 11 апреля 1941 года 88-мм пушки поддерживали действия 3-го батальона 55-й бригады «LSSAH». После окончания балканской кампании дивизия получила еще одно подразделение 88-мм пушек Flak 36 — 7-ю батарею.

 

Имелись подразделения, вооруженные зенитками Flak 18/36 и в Немецком Африканском Корпусе (DAK). В Африке пушки этого типа проявили себя как смертоносное противотанковое средство. Интересно, что с самого начала и до конца африканской кампании английская армия всегда имела преимущество над немецкими и итальянскими войсками в количестве и качестве танков. Когда в 1941 году войска Роммеля прибыли в Африку, они имели на вооружении только 37-мм противотанковые пушки Рак-36/37 и танки Т-И (20-мм пушка). Т-Ill (37мм пушка) и T-IV (75-мм короткоствольная пушка с низкой начальной скоростью снаряда). Англичане же имели хорошо бронированные танки «Матильда». «Валентайн», «Крусейдер», которые были почти неуязвимы для немецких танковых и противотанковых орудий. Поэтому Flak 18 оказались для немецких войск единственным средством борьбы с танками противника.

 

Первоначально Роммель располагал всего двенадцатью «восемь-восемь», но тем не менее они очень существенно повлияли на ход боев. Так, в начале июня 1941 года, в ходе контрнаступления, первые удары англичане планировали нанести по перевалам Халфайя и Хафрид, на каждом из которых Роммель устроил ловушки, разместив на укрепленных замаскированных позициях батареи 88-мм орудий. Кроме того, в районе перевалов находилось еще 12 пушек калибра 88 мм. Они также были прекрасно замаскированы. и их позиции можно было заметить только с близкого расстояния по стволам, укрытым маскировочными сетями. Двумя передовыми орудиями командовал лейтенант Швабах. Британская разведка не имена никакой информации о замаскированных пушках «восемь-восемь». Результатом стал провал наступления на этих участках. Атака 4-й танковой бригады закончилась погромом хорошо бронированных «Матильд» Мк II. Только эскадрон «В» из 4-го королевского танкового попка потерял 15 из 18 танков, пошедших в атаку.

 

Вот выдержка из книги английского историка Лиддел Гарта, посвященная этому сражению: «Уже было совсем светло, когда батальон танков «Матильда»,  возглавлявший атаку, начал преодолевать последний участок, отделяющий его от противника. Первое же сообщение, поступившее от командира танкового батальона по радиотелефону: «Они разносят мои танки на куски», стало и последним. В танковой ловушке. которую создал Роммель, разместив четыре 88-мм пушки возле перевала, справедливо названного английскими солдатами «перевалом адского огня», из 13 танков «Матильда» уцелел лишь один». Всего после двух дней боев британцы потеряли 64 танка «Матильда». Здесь нужно отметить, что британское командование, располагавшее разведывательной информацией о таком противотанковом способе применения немецких пушек «восемь-восемь» и во время гражданской войны в Испании, и в ходе французской кампании, не сделало из нее необходимых выводов. Но еще более странно, что оно не применило в широких масштабах для подобных же целей и свои зенитные пушки калибра 3.7 дюйма (94 мм), которые совершенно свободно могли уничтожать немецкие танки.

 

Если в начале африканской кампании пушки «восемь-восемь» устанавливались на постоянных боевых позициях, то позже они все чаще использовались и в маневренных действиях, часто ведя огонь непосредственно с колесного шасси. Роммель использовал 88-мм пушки в качестве противотанковых и в наступлении. Перед атакой немцы скрыто выдвигали их на передний край и во время танковой атаки поддерживали свои машины огнем. При этом английские танки поражались с расстояний, которые для них были недосягаемыми, а, видя перед собой немецкие танки, английские танкисты считали, что подбиты вражескими машинами. Им казалось, что их машины были хуже. — и танкисты теряли веру в силу собственного оружия. Хотя это и было совсем не так.

domfaktov.ru

Немецкие 88-мм зенитки Flak 18/36/37 | Артиллерия, минометы и метательные машины

Номер журнала НиТ: 

88-мм зенитное орудие Flak L/45, разработанное фирмой Крупп, в период Первой мировой войны на огневой позиции, со стволом, поднятым на 70 градусов. Орудие установлено на двухосном трейлере. Большие металлические колеса не имеют обрезинки

Многие образцы военной техники не нуждаются в представлении — их имена у всех на слуху. Большинству хорошо известны советский танк Т-34, американский бомбардировщик B-17 «Летающая крепость» или же британский истребитель «Спитфайр». Не менее знаменит и их грозный противник — немецкое 88-мм зенитное орудие, самое известное немецкое орудие периода Второй мировой войны, которое с одинаковым успехом использовалось для уничтожения как воздушных, так и наземных целей. В самой Германии, где калибр орудия обозначался не в миллиметрах, а в сантиметрах, его часто называли просто в соответствии с его калибром — «восемь-восемь» (Acht-comma-acht Zentimeter — 8,8 сантиметра), а полное его наименование было 8,8-cm Flugabwehrkanone (буквально — 8,8-см зенитное орудие).

Реклама: Требуется очистка труб от ржавчины и окислов?

Своим возникновением зенитная артиллерия обязана развитию авиации. Их общая история берет начало в годы Первой мировой войны, когда первые летательные аппараты (самолеты и дирижабли) были еще очень несовершенны. Тем не менее уже в августе 1914 года германские дирижабли безнаказанно бомбили Париж и Антверпен, а через пять месяцев «цеппелины» совершили налет и на Лондон. На фронте же аэропланы постоянно выслеживали войска, сбрасывая на них сначала металлические стрелы, пробивавшие всадника вместе с лошадью, а затем и специально разработанные авиационные бомбы. О том, какое значение постепенно приобрела авиация, красноречиво свидетельствуют две цифры: если летом 1914 года армии России, Англии, Франции, Германии и Австро-Венгрии имели всего 746 аэропланов, то к ноябрю 1918 года в этих странах изготовили 156,1 тыс. боевых самолетов, не считая дирижаблей.

Для борьбы с этой воздушной армадой потребовалось специальное оружие. Острую нехватку зениток артиллеристы восполняли «эрзац-модификацией» обычных 75-77-мм полевых пушек — отрывали яму под сошниками, чтобы повыше «задрать» ствол, или закатывали пушку на поворотный станок, чтобы добиться нужного угла возвышения и кругового обстрела. Например, русские артиллеристы устанавливали трехдюймовки образца 1902 года на поворотные деревянные станки сложной конструкции, позволявшие вести огонь по воздушным целям. Небольшие скорости тогдашних аэропланов вполне позволяли даже таким примитивным зенитным орудиям с невысокой начальной скоростью снаряда и скорострельностью если и не сбивать их, то хотя бы отгонять от своих позиций. Однако эффективная стрельба «прямой наводкой» из полевой пушки того периода была возможна на дистанции максимум 4-5 км (на это были рассчитаны дистанционные трубки снарядов). Пилотам было достаточно подняться на большую высоту — и огонь таких «полевых зениток» был им уже не страшен.

Поэтому во всех странах конструкторы-артиллеристы получили задания на проектирование специальных зенитных пушек с высокой начальной скоростью снаряда. Начальная скорость снаряда — важнейшая баллистическая характеристика зенитного орудия, которая определяет быстроту доставки снаряда к цели, а следовательно, и точность стрельбы. Спешно совершенствовались старые и создавались новые артсистемы. Например, в России уже в 1915 году у зенитной пушки Лендера увеличили начальную скорость снаряда до 588 м/с, угол возвышения ствола до 75° и соответственно дальность стрельбы до 8,5 тыс. м. Такие зенитки прослужили до 1928 года. В Англии выпустили 13-фунтовую (76,2-мм) зенитку, смонтированную на тумбу, обеспечивающую круговой обстрел. После модернизации в 1917 году угол возвышения ее ствола достиг 90°, а расчетная скорострельность — 25 выстрелов в минуту. В кайзеровской армии использовалось несколько образцов 77-мм пушек на различных станках, в том числе и на шасси автомобилей. В 1916 году на фирме Rheinmetall Krupp сконструировали зенитку 8,8 cm K.-Zugflak L/45 (калибра 88-мм), которая могла устанавливаться как на четырехколесном лафете-трейлере, так и на железнодорожной платформе. Использование четырехколесного лафета-трейлера было вызвано не только удобством обеспечения кругового обстрела орудия. Дело в том, что в период Первой мировой войны зенитная артиллерия, в том числе и ввиду незначительной дальности полета тогдашних самолетов, располагалась в основном в прифронтовой полосе. Новые немецкие зенитки обладали, по понятным причинам (высокая начальная скорость снаряда), очень мощной дульной вспышкой. Угол подъема их стволов был большим. Совсем не удивительно, что артиллерийские наблюдатели противника принимали зенитки за «батареи особой мощности», работающие на их участке фронта. Такая ошибка в идентификации влекла за собой немедленный мощный артиллерийский удар по предполагаемым позициям осадной артиллерии. В том числе и поэтому зенитчикам необходимо было иметь возможность быстро менять позиции. До окончания войны предприятия Круппа успели построить 180 таких пушек. Впервые они вступили в бой в 1917 году и применялись не только на фронте, но защищали также и небо над Рурским промышленным районом. Кроме совершенствования самих орудий, для повышения эффективности зенитной стрельбы были также разработаны особые дальномеры, звукоулавливатели, позволявшие своевременно обнаружить самолеты и мощные прожекторы.

Перейти к полному тексту статьи

www.nt-magazine.ru