Реактивная артиллерия других стран. Немецкая установка ванюша


«Лука» и «Катюша» против «Ванюши»

Рассказ о том, как «Катюша» стала «Катюшей» и вытеснила из истории немаловажного героя «Луку» с неприличной, но вполне фронтовой «фамилией»О «КАТЮШАХ» — реактивных установках залпового огня, написано у нас, пожалуй, больше, чем о любом другом виде оружия. Тем не менее, поскольку до сих пор, несмотря на все законы и указы, архивные документы периода Великой Отечественной войны недоступны независимому исследователю, вместе с объективной информацией читатель получает изрядную дозу полуправды, откровенного вранья и сенсаций, высосанных из пальцев недобросовестных журналистов.

Тут и поиски отца «Катюши», и разоблачение «лжеотца», бесконечные рассказы о массовом расстреле из «Катюш» немецких танков, и мутанты на постаментах — пусковые установки реактивных снарядов, кой-как смонтированные на автомобилях ЗИС-5, на которых они никогда не воевали, или вообще на послевоенных автомобилях, выдаваемых за боевые реликвии.

На самом деле в Великой Отечественной войне использовались десятки типов неуправляемых ракет и пусковых установок. Название «Катюша» в официальных документах не использовалось, а было придумано солдатами. Обычно «Катюшами» называли 132-мм снаряды М-13, но часто это название распространялось на все PC. Но и снаряды М-13 имели несколько разновидностей и несколько десятков типов пусковых установок. Так что здесь не тот случай, чтобы искать «гениального прародителя».

С X века китайцы применяли в боевых действиях ракеты с пороховыми двигателями. В первой половине XIX века ракеты довольно широко использовались в Европейских армиях (ракеты В. Конгрева, А. Д. Засядько, К. К. Константинова и другие). Но к концу века снимаются с вооружения (в Австрии в 1866 г., в Англии в 1885 г., в России в 1879 г.). Это было связано с успехами в развитии нарезной артиллерии и господством доктрины, по которой все задачи полевой войны вполне может решать 75—80-мм дивизионная пушка. В конце XIX — начале XX века на вооружении русской армии осталась только осветительная ракета.

Принципиально новым было использование в ракетах бездымного медленно горящего пороха. 3 марта 1928 г. произведен первый в мире пуск такой 82-мм ракеты конструкции Тихомирова-Артемьева.

Дальность полета составила 1300 м, а в качестве пусковой установки использован миномет.

Калибр наших ракет периода Великой Отечественной войны 82 мм и 132 мм был определен ни чем иным, как диаметром пороховых шашек двигателя. Семь 24-мм пороховых шашек, плотно уложенных в камеру сгорания, дают диаметр 72 мм, толщина стенок камеры — 5 мм, отсюда диаметр (калибр) ракеты 82 мм. Семь более толстых (40-мм) шашек таким же образом дают калибр 132 мм.

Важнейшим вопросом при конструировании PC является способ стабилизации. Советские конструкторы предпочли оперенные PC и придерживались этого принципа до конца войны.

В 30-е годы были испытаны ракеты с кольцевым стабилизатором, не выходящим за габариты снаряда. Такими можно было стрелять из трубчатых направляющих. Но испытания показали, что с помощью кольцевого стабилизатора добиться устойчивого полета невозможно. Затем отстреляли 82-мм ракеты с размахом четырехлопастного оперения в 200, 180, 160, 140 и 120 мм. Результаты были вполне определенные — с уменьшением размаха оперения уменьшались устойчивость полета и кучность. Оперение же с размахом более 200 мм смещало центр тяжести снаряда назад, что также ухудшало устойчивость полета. Облегчение оперения за счет уменьшения толщины лопастей стабилизатора вызывало сильные колебания лопастей вплоть до их разрушения.

В качестве пусковых для оперенных ракет были приняты желобковые направляющие. Опыты показали, что чем они длиннее, тем выше кучность снарядов. Длина для PC-132 являлась максимальной — 5 м из-за ограничений по железнодорожным габаритам.

В декабре 1937 г. 82-м реактивные снаряды (PC) поступили на вооружение истребителей И-15 и И-16, а в июле 1938 г. PC-132 приняли на вооружение бомбардировщиков.

Принятие на вооружение этих же снарядов для наземных войск затянулось по многим причинам, важнейшей из которых была их низкая кучность. По опыту Великой Отечественной войны мы рассматриваем 82-мм и 132-мм реактивные снаряды как осколочно-фугасные, хотя первоначально начинкой являлись зажигательные и отравляющие вещества. Так, в 1938 г. был принят на вооружение 132-мм реактивный химический снаряд РСХ-132. Другой вопрос, что зажигательные снаряды оказались неэффективными, а химические не применялись по политическим соображениям.

Основным направлением совершенствования ракет в ходе Великой Отечественной войны было улучшение кучности, а также — увеличение веса боевой части и дальности полета.

Реактивные снаряды были неэффективны при стрельбе по малоразмерным целям вследствие огромного рассеивания. Поэтому использование PC для стрельбы по танкам практически невозможно. Так, даже по таблицам стрельбы 1942 г. при дальности стрельбы 3000 м отклонение по дальности составляло 257 м, а боковое — 51 м. Для меньших расстояний отклонение по дальности вообще не приводилось, т. к. рассеивание снарядов не поддавалось расчету. Нетрудно представить вероятность попадания PC в танк на такой дистанции. Если же теоретически представить, что боевая машина как-то ухитрится выстрелить в танк в упор, то и тут начальная скорость 132-мм снаряда составляет всего 70 м/с, что явно недостаточно, чтобы пробить броню «тигра» или «пантеры». Здесь недаром оговорен год издания таблиц стрельбы.

По таблицам стрельбы ТС-13 одного и того же PC М-13 среднее отклонение по дальности в 1944 г. составляет 105 м, а в 1957 г. — 135 м, боковое соответственно — 200 и 300 метров. Очевидно, что вернее таблицы 1957 г., в которых рассеивание увеличилось почти в 1,5 раза.

В ходе войны отечественные конструкторы непрерывно работали над улучшением кучности PC с крыльевыми стабилизаторами. Так, например, был создан снаряд М-13 уменьшенной дальности с баллистическим индексом ТС-14, который отличался от классического М-13 (ТС-13) только меньшим весом порохового двигателя, дальностью, но несколько большими кучностью и крутизной траектории (гаубичностью).

Основной причиной низкой кучности PC типа М-13 (ТС-13) был эксцентриситет тяги ракетного двигателя, т. е. смещение вектора тяги от оси ракеты из-за неравномерного горения пороха в шашках. Это явление легко устраняется при вращении ракеты, тогда импульс силы тяги будет всегда совпадать с осью ракеты. Вращение, придаваемое оперенной ракете с целью улучшения кучности, называется проворотом. Ракеты с проворотом не следует путать с турбореактивными.

Скорость проворота оперенных ракет составляла несколько десятков, в лучшем случае — сотен оборотов в минуту, что недостаточно для стабилизации снаряда вращением (причем вращение происходит на активном участке полета (пока работает двигатель), а затем постепенно прекращается. Угловая скорость турбореактивных снарядов, не имеющих оперения, составляет несколько тысяч оборотов в минуту, чем создается гироскопический эффект, и соответственно более высокая точность попадания, чем у оперенных снарядов, как невращающихся, так и с проворотом. В обоих типах снарядов вращение происходит за счет истечения пороховых газов основного двигателя через маленькие (несколько мм в диаметре) сопла, направленные под углом к оси снаряда.

Реактивные снаряды с проворотом за счет энергии пороховых газов у нас называли УК — улучшенной кучности, например М-13УК и М-31УК. Кроме того проворот снаряда мог быть создан и другими способами. Так, например, в 1944 г. на вооружение поступили снаряды М-13 (ТС-46) и М-31 (ТС-47), отличавшиеся от обычных невращающихся ТС-13 и ТС-31 только изогнутым косопоставленным оперением, за счет которого происходил проворот снаряда в полете. Эффективным средством для проворота любых оперенных снарядов стали спиральные направляющие.

Испытания опытных образцов спиральных направляющих начались в середине 1944 г. Помимо вращения снарядов спиральные направляющие обладали большей живучестью по сравнению с прямолинейными направляющими, т. к. были менее подвержены действию пороховых газов.

К апрелю 1945 г. изготовили 100 боевых машин Б-13-СН (СН — спиральные направляющие), сформированы первые подразделения, вооруженные ими. При стрельбе из БМ-13-СН кучность снарядов М-13 и М-13УК была практически одинакова.

Вторым направлением развития отечественных PC было создание мощных фугасных снарядов, поскольку фугасное действие PC М-13 невелико. В июне 1942 г на вооружение приняли фугасный 132-мм снаряд М-20, который отличался от М-13 более тяжелой головной частью и, соответственно, меньшей дальностью стрельбы. Тем не менее фугасное действие М-20 вскоре тоже сочли недостаточным, и в середине 1944 г. его производство было прекращено.

Немецкий солдат осматривает захваченную советскую установку БМ-13-16 («Катюша») на шасси трактора СТЗ-5

Более удачным оказался снаряд М-30, в котором к ракетному двигателю от М-13 присоединялась мощная надкалиберная головная часть, выполненная в форме эллипсоида. Она имела максимальный диаметр 300 мм, За характерную форму головной части М-30 фронтовики называли Лукой М...вым (герой известной одноименной «эротической» поэмы). Естественно, что это прозвище, в отличие от растиражированной «Катюши», официальная пресса предпочитала не упоминать. «Лука», подобно германским 28-см и 30-см снарядам, запускался из деревянного упаковочного ящика, в котором он доставлялся с завода. Четыре, а позже восемь таких ящиков ставили на специальную раму, в результате чего получалась простейшая пусковая установка. Мощная головная часть М-30 имела неудачную аэродинамическую форму, и кучность стрельбы была в 2,5 раза хуже, чем у М-13. Поэтому снаряды М-30 применялись только массированно, на 1 км фронта прорыва было положено сосредотачивать не менее трех дивизионов М-30. Таким образом, на 1000 м линии обороны противника обрушивалось не менее 576 снарядов. По рассказам фронтовиков, часть снарядов М-30 застревала в укупорках и летела вместе с ними. Интересно, что думали немцы, наблюдая летящие на них кувыркающиеся деревянные ящики.

Существенным недостатком снаряда М-30 была малая дальность его полета. Этот недостаток частично устранили в конце 1942 г., когда создали новый 300-мм фугасный PC М-31 с дальностью стрельбы в 1,5 раза больше. В М-31 головная часть была взята от М-30, а ракетную — разработали заново, причем в основу ее конструкции положили двигатель экспериментального PC М-14.

В октябре 1944 г. принимается на вооружение дальнобойный PC М-13-ДД. Это был первый снаряд с двухкамерным ракетным двигателем. Обе камеры являлись штатными камерами снаряда М-13 и были последовательно соединены промежуточным соплом, которое имело восемь косонаклонных отверстий. Ракетные двигатели работали одновременно.

Первые установки для стрельбы М-13 имели индекс БМ-13-16 и монтировались на шасси автомобиля ЗИС-6. На этом же шасси монтировали и 82-мм ПУ БМ-8-36.

Автомобилей ЗИС-6 было всего несколько сотен, в начале 1942 г. их выпуск прекратили.

Установка для ракет М-13 (ранний вариант)

Пусковые установки ракет М-8 и М-13 в 1941—1942 гг. монтировали на чем угодно. Так, 6 направляющих снарядов М-8 устанавливали (на станки от пулемета Максим, 12 направляющих М-8 на мотоцикле, санях и аэросанях (М-8 и М-13), танках Т-40 и Т-60, бронированных железнодорожных платформах (БМ-8-48, БМ-8-72, БМ-13-16), речных и морских катерах и т. д. Но в основном ПУ в 1942— 1944 гг. монтировались на автомобилях, полученных по ленд-лизу — «Остин», «Додж», «Форд-Мармон», «Бедфорд» и т. д. За 5 лет войны из 3374 использованных под боевые машины шасси на ЗИС-6 приходится 372 (11%), на «Студебеккер» — 1845 (54,7%), на остальные 17 типов шасси (кроме «Виллиса» с горными ПУ) — 1157 (34,3%). Наконец было решено стандартизировать боевые машины на базе автомобиля «Студебеккер». В апреле 1943 г. такую систему приняли на вооружение под индексом БМ-13Н (нормализованная). В марте 1944 г. принимается самоходная ПУ для снарядов М-31 на шасси «Студебеккера» БМ-31-12.

Но в послевоенные годы о «Студебеккере» велено было забыть, хотя боевые машины на его шасси состояли на вооружении до начала 60-х годов. В секретных наставлениях «Студебеккер» именовался «машиной повышенной проходимости». На многочисленных постаментах вознеслись «Катюши»-мутанты на шасси ЗИС-5 или автомобилей послевоенных типов, которые упорно выдаются экскурсоводами за подлинные боевые реликвии, но подлинная БМ-13-16 на шасси ЗИС-6 сохранилась только в Артиллерийском музее в Санкт-Петербурге.

Тактика применения реактивных снарядов в значительной мере изменилась к началу 1945 г., когда боевые действия перешли с бескрайних русских полей на улицы немецких городов. Бить по малоразмерным целям реактивными снарядами стало почти бесполезно, но они оказывались очень эффективными при стрельбе по каменным строениям. Почти повсеместно боевые машины вводились на улицы городов и в упор расстреливали дома, занятые противником. Появилось огромное количество кустарно изготовленных самодельных одиночных пусковых установок, переносимых солдатами на руках. Такие и стандартные упаковки со снарядами бойцы затаскивали на верхние этажи домов, устанавливали их на подоконниках и стреляли в упор по соседним домам. Двух-трех было достаточно, чтобы полностью разрушить несколько этажей, а то и целый дом.

М-13УК

Снаряд М-31

Советские реактивные минометы — «Катюши» БМ-13 на шасси грузовика ЗИС-12, потерянные в районе Можайска

Ремонт советской машины реактивной артиллерии БМ-13 на шасси американского грузового автомобиля «Студебекер» (Studebaker US6)

БМ-13 на базе грузовика «GMC»

епосредственно для штурма рейхстага выделили два дивизиона БМ-31-12 (288 пусковых) и два дивизиона БМ-13Н (256 пусковых). Кроме того, на подоконниках второго этажа «дома Гиммлера» было установлено множество одиночных снарядов М-30.

В ходе войны в войска поступило 2,4 тысячи установок БМ-8 (потеряно 1,4 тысячи), соответствующие цифры составляют для БМ-13 — 6,8 и 3,4 тысячи, а для БМ-З1-12 — 1,8 и 0,1 тысячи.

Немецкие конструкторы принципиально иначе решили проблему стабилизации реактивных снарядов.

Все германские PC были турбореактивными. Пусковые установки систем залпового огня были сотового типа (28 и 32-см PC), или трубчатого (15, 21 и 30-см).

Первой немецкой реактивной системой залпового огня стал шестиствольный химический 15-см миномет типа «Д», поступивший на вооружение химических полков вермахта в конце 30-х годов. Основным его назначением была стрельба химическими минами (в германской армии реактивные снаряды именовались минами, а трубчатые пусковые установки для них — минометами) весом от 39 до 43 кг. Внешне химические мины отличались от фугасных или дымовых только наличием зеленого или желтого колец. С 1942 г. миномет «Д» немцы начали именовать 15-см Nb.W 41, т. е. дымовой миномет (пусковая) обр. 1941 г. Наши солдаты миномет такого типа называли «Иваном» или «Ванюшей».

В ходе войны химические боеприпасы не применялись и миномет стрелял только осколочно-фугасными и дымовыми минами. Разлет осколков осколочно-фугасной мины составлял 40 м в бок и 13 м вперед. Дымовая мина давала облако диаметром 80—100 м, которое сохраняло достаточную плотность в течение 40 секунд.

Шесть стволов миномета были объединены в один блок с помощью передней и задней обойм. Лафет имел секторный подъемный механизм с максимальным углом возвышения до +45° и поворотный механизм, допускавший поворот ±12°. Боевая ось лафета коленчатая, при стрельбе она поворачивается, колеса вывешиваются, а лафет опирается на сошники развернутых станин и откидной передний упор. Огонь велся залпами по 6 выстрелов за 5 секунд, время перезарядки 1,5 минуты. Вес ПУ составлял 540 кг без боеприпасов.

С апреля 1943 г. немцы стали изготавливать 10-ствольные ПУ на базе полугусеничной бронемашины «Мультир» для стрельбы 15-см минами. Называли их бронированными пусковыми установками 15 см PW. 43. Вес системы около 7,1 тонны, возимых боекомплектов 20 мин, а максимальная скорость по шоссе составляла 40 км/час.

По типу «Ивана» немцы создали две более мощные ПУ («дымовых минометов») на колесных лафетах. Это пятиствольный 21-см миномет 21. см. Nb.W. 42 и шестиствольный миномет 30 см. Nb.W.42. Вес первого составлял 550, а второго 1100 кг.

В 1940 г. началось производство 28-см фугасных и 32 см зажигательных мин (28-см. WK. и 30-см.WK.). Обе имели одинаковый двигатель, но различались весом, размерами и начинкой головной части.

32-см мины в упаковочных ящиках на огневой позиции (Германия)

Зона поражения осколками фугасной мины достигала 800 м. При прямом попадании одной в дом он полностью разрушался.

32-см зажигательные мины снаряжались 50 литрами нефти. При стрельбе по сухому лугу или лесу одна вызывала пожар на площади 200 кв. м с пламенем высотой до двух-трех метров. Взрыв килограммового разрывного снаряда мины создавал добавочное осколочное действие.

Минимальная табличная дальность стрельбы для обеих мин составляла 700 м, но стрелять на дальность менее 1200 м не рекомендовалось из условий собственной безопасности.

Наиболее простой ПУ для 28 и 32-см мин являлся тяжелый метательный прибор обр. 40 г. и обр. 41 г., который представлял собой деревянную или железную раму, на которой в ящиках находились четыре мины. Рама могла устанавливаться под разными углами, что позволяло придавать ПУ углы наведения от +5° до +42°. Укупорочные ящики 28 и 32-см мин представляли собой деревянные рамы с одинаковыми наружными размерами.

Для повышения мобильности шесть метательных приборов обр. 1940 или 41 гг. монтировали на полугусеничных бронеавтомобилях (спецмашина 251).

С 1941 г. в войска стала поступать в больших количествах тяжелая метательная установка обр. 41 г. (28/32 см Nb.W. 41) сотового типа, имевшая в отличие от рамных установок обр. 40 и 41 гг. неотделяемый колесный ход. Установка имела ствольную ферму с 6 направляющими, в которых могли помещаться как 28-см, так и 32-см мины. Ствольная ферма представляла собой двухъярусную конструкцию из прутковой и уголковой стали. Вес ПУ был 500 кг, что позволяло расчету легко перекатывать ее по полю боя.

Особняком стоит 8-см реактивный снаряд, созданный немцами на основе 82-мм советского снаряда М-8. Это был единственный немецкий оперенный снаряд, стрелявший с ПУ балочного типа. Такие ПУ с 48 направляющими устанавливали на трофейных французских танках «Сомуа» (немецкое название 303). Кроме того, ПУ с 24 направляющими устанавливали на уже упомянутых бронемашинах «Мультир».

8-см снаряды использовались в основном войсками СС.

15-см "Иван" на "Мультире"

«Мультир» в момент пуска 15 см мины

Реактивная установка образца 1942 г. на базе бронетранспортера «Мультир»

«Мультир» — трофей Красной Армии

Тяжелая метательная установка калибра 28 см образца 1941 г. (Германия). Захвачена союзниками в Нормандии

Немецкая реактивная установка под оперенный 8-см снаряд — копию советского М-8

И, наконец, принципиально новой системой была 38-см реактивная установка RW. 61 на специальном танке «Штурмтигр». В отличие от всех предыдущих реактивных установок она рассчитана не на залповый огонь по площадям, а на стрельбу одиночными снарядами по конкретной цели. Турбореактивный фугасный снаряд 38 см R. Sprgr. 4581 выстреливался из нарезного ствола длиной 2054 мм с начальной скоростью всего 45 м/с. Затем реактивный двигатель разгонял снаряд до скорости 250 м/ с. Заряжание производилось с казенной части, для чего ПУ (немцы ее иногда называли мортирой) имела горизонтальный клиновой затвор. Подъемный механизм ПУ допускал угол возвышения до +85°.

Вес установки составлял 65 тонн, лобовая броня 150—200 мм. Возимый боекомплект 14 снарядов. Максимальная скорость передвижения до 40 км/час.

В 1944-1945 г. фирма «Хеншель» выпустила 18 установок «Штурмтигр».

В самом конце войны немцы создали 38-см гаубицу на колесном ходу, стрелявшую 680-мм реактивным снарядом.

В начале февраля 1944 г. фирма Круппа начала проектирование сверхдальней ракетной системы R. Wa. 100. Она должна была иметь тонкостенный нарезной ствол, из которого небольшой вышибной заряд выбрасывал турбореактивный снаряд. На расстоянии около 100 м начинал работать маршевый двигатель, разгонявший его до 1000 м/с. Основным назначением системы была стрельба через пролив Ла-Манш. Прорабатывались варианты с 540 и 600-мм стволами, вес взрывчатого вещества в снаряде должен был быть около 200 кг. В качестве ПУ предусматривалось использование переделанного железнодорожного транспортера 24-см пушки «Теодор» или усиленного шасси 60-см САУ «Карл». Немцам удалось довести работы до стадии макетирования. После окончания войны эти проработки были использованы при проектировании в 1945—1946 гг. аналогичной системы 56 см. РАК в советской зоне оккупации Германии.

Данные немецких реактивных снарядов (мин)

Производство германских пусковых установок

Производство реактивных снарядов (мин)

Германский шестиствольный миномет Nebelwerfer 41 «Иван»

Залп батареи немецких реактивных миномётов Nebelwerfer 41 под Демянском

Советские солдаты с трофейным немецким реактивным 150-мм миномётом «Nebelwerfer 41»

Снаряды М-31 в упаковочных ящиках на огневой позиции

Ближе к окончанию войны немецкие конструкторы создали 80-мм реактивную систему залпового огня на базе трофейных французских средних полугусеничных БТРов S303(f) и S307(f) на 48 ракет Raketensprenggranate (8см RSprgr.). Эти машины состояли на вооружении войск СС. Ракеты были почти точной копией советской ракеты М-8, известной как «Катюша». Всего немцами было создано 6 машин для запуска этих ракет. Поначалу эти машины проходили испытания в составе Ваффен СС, а затем были перемещены в Schnelle бригаду Запад (21.PzDiv.).

Гвардейский реактивный миномет БМ-31-12 в Берлине. Это — модификация знаменитой реактивной установки «Катюша» (по аналогии получила название «Андрюша»). Вела огонь снарядами калибра 310 мм (в отличие от 132-мм снарядов «Катюши»), запускавшимися с 12 направляющих сотового типа (2 яруса по 6 ячеек в каждом). Система размещена на шасси американского грузовика «Студебеккер» (Studebaker US6), который поставлялся в СССР по ленд-лизу.

Автор Александр Широкорад, журнал "Техника и вооружение"

источник

Спасибо

feldgrau.info

Немецкий реактивный миномёт Nebelwerfer 41.

 В 1937 г. были начаты испытания шестиствольной установки конструкции инженера Небеля "15-см дымовой миномёт типа Д". В 1941 г. она была переименована в 15-cm Nb.W. 41. Миномёт имел 6 гладких стволов, соединённых в один блок с помощью двух обойм. В обоймах каждый ствол был закреплён отдельно с помощью уголков и мог быть заменён. Лафет взят от 3,7-см противотанковой пушки. Миномёт имел колёсный ход, пружинное подрессоривание. Два колеса с пневматическими шинами надевались на концы коленчатых полуосей. При переходе в боевое положение коленчатые оси поворачивались, колёса вывешивались, а миномёт опирался на три опоры. При стрельбе расчёт уходил в укрытие, чтобы обезопасить себя от продуктов горения пороховых двигателей мин. Из-за характерного звука снарядов, получил у советских солдат прозвище «ишак». Другое разговорное название — «Ванюша» по аналогии с «Катюшей».  Запуск производился дистанционно, по проводам. Залп продолжался около 10 секунд. Оставленный снарядами дымовой след был превосходным ориентиром для артиллерии противника, поэтому расчёту требовалось как можно скорее сменить позицию. Для преодоления этого недостатка миномёт стали устанавливать на полугусеничное шасси Sd.Kfz.4. Такая машина получила название «Panzerwerfer». В конце войны делали вообще одноразовые деревянные пусковые установки. Известен также эпизод когда во время обороны Берлина направляющие пусковую установку ставили на подрывную танкетку Боргвард. Маневренная танкетка с весьма мощным оружием достаточно эффективно показала себя в уличных боях. Тактико-технические характеристики Nebelwerfer 41:

Годы эксплуатации: 1940 - 1945Варианты: Nebelwerfer 41, Nebelwerfer 42, Werfergranate 21ХарактеристикиМасса, кг: 540,0 кгДлина, мм: 1,3 м

Расчёт: четыре человекаКалибр, мм: 150 ммМаксимальная дальность : 6 км

panzer-travelandhistory.blogspot.com

night-panther » «Лука» и «Катюша» против «Ванюши»

 

 Залп гвардейских реактивных минометов БМ-13 «Катюша», на шасси американских грузовиков «Стедебеккер» (Studebaker US6). Район Карпат, западная Украина

 или рассказ о том, как «Катюша» стала «Катюшей» и вытеснила из истории немаловажного героя «Луку» с неприличной, но вполне фронтовой «фамилией»

О «КАТЮШАХ» — реактивных установках залпового огня, написано у нас, пожалуй, больше, чем о любом другом виде оружия. Тем не менее, поскольку до сих пор, несмотря на все законы и указы, архивные документы периода Великой Отечественной войны недоступны независимому исследователю, вместе с объективной информацией читатель получает изрядную дозу полуправды, откровенного вранья и сенсаций, высосанных из пальцев недобросовестных журналистов. Тут и поиски отца «Катюши», и разоблачение «лжеотца», бесконечные рассказы о массовом расстреле из «Катюш» немецких танков, и мутанты на постаментах — пусковые установки реактивных снарядов, кой-как смонтированные на автомобилях ЗИС-5, на которых они никогда не воевали, или вообще на послевоенных автомобилях, выдаваемых за боевые реликвии.

 На самом деле в Великой Отечественной войне использовались десятки типов неуправляемых ракет и пусковых установок. Название «Катюша» в официальных документах не использовалось, а было придумано солдатами. Обычно «Катюшами» называли 132-мм снаряды М-13, но часто это название распространялось на все PC. Но и снаряды М-13 имели несколько разновидностей и несколько десятков типов пусковых установок. Так что здесь не тот случай, чтобы искать «гениального прародителя».С X века китайцы применяли в боевых действиях ракеты с пороховыми двигателями. В первой половине XIX века ракеты довольно широко использовались в Европейских армиях (ракеты В. Конгрева, А. Д. Засядько, К. К. Константинова и другие). Но к концу века снимаются с вооружения (в Австрии в 1866 г., в Англии в 1885 г., в России в 1879 г.). Это было связано с успехами в развитии нарезной артиллерии и господством доктрины, по которой все задачи полевой войны вполне может решать 75—80-мм дивизионная пушка. В конце XIX — начале XX века на вооружении русской армии осталась только осветительная ракета.Принципиально новым было использование в ракетах бездымного медленно горящего пороха. 3 марта 1928 г. произведен первый в мире пуск такой 82-мм ракеты конструкции Тихомирова-Артемьева.Дальность полета составила 1300 м, а в качестве пусковой установки использован миномет.Калибр наших ракет периода Великой Отечественной войны 82 мм и 132 мм был определен ни чем иным, как диаметром пороховых шашек двигателя. Семь 24-мм пороховых шашек, плотно уложенных в камеру сгорания, дают диаметр 72 мм, толщина стенок камеры — 5 мм, отсюда диаметр (калибр) ракеты 82 мм. Семь более толстых (40-мм) шашек таким же образом дают калибр 132 мм.

 Немецкий солдат осматривает захваченную советскую установку БМ-13-16 («Катюша») на шасси трактора СТЗ-5

 Важнейшим вопросом при конструировании PC является способ стабилизации. Советские конструкторы предпочли оперенные PC и придерживались этого принципа до конца войны.В 30-е годы были испытаны ракеты с кольцевым стабилизатором, не выходящим за габариты снаряда. Такими можно было стрелять из трубчатых направляющих. Но испытания показали, что с помощью кольцевого стабилизатора добиться устойчивого полета невозможно. Затем отстреляли 82-мм ракеты с размахом четырехлопастного оперения в 200, 180, 160, 140 и 120 мм. Результаты были вполне определенные — с уменьшением размаха оперения уменьшались устойчивость полета и кучность. Оперение же с размахом более 200 мм смещало центр тяжести снаряда назад, что также ухудшало устойчивость полета. Облегчение оперения за счет уменьшения толщины лопастей стабилизатора вызывало сильные колебания лопастей вплоть до их разрушения.В качестве пусковых для оперенных ракет были приняты желобковые направляющие. Опыты показали, что чем они длиннее, тем выше кучность снарядов. Длина для PC-132 являлась максимальной — 5 м из-за ограничений по железнодорожным габаритам.В декабре 1937 г. 82-м реактивные снаряды (PC) поступили на вооружение истребителей И-15 и И-16, а в июле 1938 г. PC-132 приняли на вооружение бомбардировщиков.Принятие на вооружение этих же снарядов для наземных войск затянулось по многим причинам, важнейшей из которых была их низкая кучность. По опыту Великой Отечественной войны мы рассматриваем 82-мм и 132-мм реактивные снаряды как осколочно-фугасные, хотя первоначально начинкой являлись зажигательные и отравляющие вещества. Так, в 1938 г. был принят на вооружение 132-мм реактивный химический снаряд РСХ-132. Другой вопрос, что зажигательные снаряды оказались неэффективными, а химические не применялись по политическим соображениям.Основным направлением совершенствования ракет в ходе Великой Отечественной войны было улучшение кучности, а также — увеличение веса боевой части и дальности полета.Реактивные снаряды были неэффективны при стрельбе по малоразмерным целям вследствие огромного рассеивания. Поэтому использование PC для стрельбы по танкам практически невозможно. Так, даже по таблицам стрельбы 1942 г. при дальности стрельбы 3000 м отклонение по дальности составляло 257 м, а боковое — 51 м. Для меньших расстояний отклонение по дальности вообще не приводилось, т. к. рассеивание снарядов не поддавалось расчету. Нетрудно представить вероятность попадания PC в танк на такой дистанции. Если же теоретически представить, что боевая машина как-то ухитрится выстрелить в танк в упор, то и тут начальная скорость 132-мм снаряда составляет всего 70 м/с, что явно недостаточно, чтобы пробить броню «тигра» или «пантеры». Здесь недаром оговорен год издания таблиц стрельбы.По таблицам стрельбы ТС-13 одного и того же PC М-13 среднее отклонение по дальности в 1944 г. составляет 105 м, а в 1957 г. — 135 м, боковое соответственно — 200 и 300 метров. Очевидно, что вернее таблицы 1957 г., в которых рассеивание увеличилось почти в 1,5 раза.В ходе войны отечественные конструкторы непрерывно работали над улучшением кучности PC с крыльевыми стабилизаторами. Так, например, был создан снаряд М-13 уменьшенной дальности с баллистическим индексом ТС-14, который отличался от классического М-13 (ТС-13) только меньшим весом порохового двигателя, дальностью, но несколько большими кучностью и крутизной траектории (гаубичностью).Основной причиной низкой кучности PC типа М-13 (ТС-13) был эксцентриситет тяги ракетного двигателя, т. е. смещение вектора тяги от оси ракеты из-за неравномерного горения пороха в шашках. Это явление легко устраняется при вращении ракеты, тогда импульс силы тяги будет всегда совпадать с осью ракеты. Вращение, придаваемое оперенной ракете с целью улучшения кучности, называется проворотом. Ракеты с проворотом не следует путать с турбореактивными.Скорость проворота оперенных ракет составляла несколько десятков, в лучшем случае — сотен оборотов в минуту, что недостаточно для стабилизации снаряда вращением (причем вращение происходит на активном участке полета (пока работает двигатель), а затем постепенно прекращается. Угловая скорость турбореактивных снарядов, не имеющих оперения, составляет несколько тысяч оборотов в минуту, чем создается гироскопический эффект, и соответственно более высокая точность попадания, чем у оперенных снарядов, как невращающихся, так и с проворотом. В обоих типах снарядов вращение происходит за счет истечения пороховых газов основного двигателя через маленькие (несколько мм в диаметре) сопла, направленные под углом к оси снаряда.

Реактивные снаряды с проворотом за счет энергии пороховых газов у нас называли УК — улучшенной кучности, например М-13УК и М-31УК. Кроме того проворот снаряда мог быть создан и другими способами. Так, например, в 1944 г. на вооружение поступили снаряды М-13 (ТС-46) и М-31 (ТС-47), отличавшиеся от обычных невращающихся ТС-13 и ТС-31 только изогнутым косопоставленным оперением, за счет которого происходил проворот снаряда в полете. Эффективным средством для проворота любых оперенных снарядов стали спиральные направляющие.Испытания опытных образцов спиральных направляющих начались в середине 1944 г. Помимо вращения снарядов спиральные направляющие обладали большей живучестью по сравнению с прямолинейными направляющими, т. к. были менее подвержены действию пороховых газов.К апрелю 1945 г. изготовили 100 боевых машин Б-13-СН (СН — спиральные направляющие), сформированы первые подразделения, вооруженные ими. При стрельбе из БМ-13-СН кучность снарядов М-13 и М-13УК была практически одинакова.Вторым направлением развития отечественных PC было создание мощных фугасных снарядов, поскольку фугасное действие PC М-13 невелико. В июне 1942 г на вооружение приняли фугасный 132-мм снаряд М-20, который отличался от М-13 более тяжелой головной частью и, соответственно, меньшей дальностью стрельбы. Тем не менее фугасное действие М-20 вскоре тоже сочли недостаточным, и в середине 1944 г. его производство было прекращено.

 Гвардейский реактивный миномет БМ-31-12 в Берлине. Это — модификация знаменитой реактивной установки «Катюша» (по аналогии получила название «Андрюша»). Вела огонь снарядами калибра 310 мм (в отличие от 132-мм снарядов «Катюши»), запускавшимися с 12 направляющих сотового типа (2 яруса по 6 ячеек в каждом). Система размещена на шасси американского грузовика «Студебеккер» (Studebaker US6), который поставлялся в СССР по ленд-лизу.

 Более удачным оказался снаряд М-30, в котором к ракетному двигателю от М-13 присоединялась мощная надкалиберная головная часть, выполненная в форме эллипсоида. Она имела максимальный диаметр 300 мм, За характерную форму головной части М-30 фронтовики называли Лукой М…вым (герой известной одноименной «эротической» поэмы). Естественно, что это прозвище, в отличие от растиражированной «Катюши», официальная пресса предпочитала не упоминать. «Лука», подобно германским 28-см и 30-см снарядам, запускался из деревянного упаковочного ящика, в котором он доставлялся с завода. Четыре, а позже восемь таких ящиков ставили на специальную раму, в результате чего получалась простейшая пусковая установка. Мощная головная часть М-30 имела неудачную аэродинамическую форму, и кучность стрельбы была в 2,5 раза хуже, чем у М-13. Поэтому снаряды М-30 применялись только массированно, на 1 км фронта прорыва было положено сосредотачивать не менее трех дивизионов М-30. Таким образом, на 1000 м линии обороны противника обрушивалось не менее 576 снарядов. По рассказам фронтовиков, часть снарядов М-30 застревала в укупорках и летела вместе с ними. Интересно, что думали немцы, наблюдая летящие на них кувыркающиеся деревянные ящики.Существенным недостатком снаряда М-30 была малая дальность его полета. Этот недостаток частично устранили в конце 1942 г., когда создали новый 300-мм фугасный PC М-31 с дальностью стрельбы в 1,5 раза больше. В М-31 головная часть была взята от М-30, а ракетную — разработали заново, причем в основу ее конструкции положили двигатель экспериментального PC М-14.В октябре 1944 г. принимается на вооружение дальнобойный PC М-13-ДД. Это был первый снаряд с двухкамерным ракетным двигателем. Обе камеры являлись штатными камерами снаряда М-13 и были последовательно соединены промежуточным соплом, которое имело восемь косонаклонных отверстий. Ракетные двигатели работали одновременно.Первые установки для стрельбы М-13 имели индекс БМ-13-16 и монтировались на шасси автомобиля ЗИС-6. На этом же шасси монтировали и 82-мм ПУ БМ-8-36.

Автомобилей ЗИС-6 было всего несколько сотен, в начале 1942 г. их выпуск прекратили.

                                                                  Установка для ракет М-13 (ранний вариант)

 Пусковые установки ракет М-8 и М-13 в 1941—1942 гг. монтировали на чем угодно. Так, 6 направляющих снарядов М-8 устанавливали (на станки от пулемета Максим, 12 направляющих М-8 на мотоцикле, санях и аэросанях (М-8 и М-13), танках Т-40 и Т-60, бронированных железнодорожных платформах (БМ-8-48, БМ-8-72, БМ-13-16), речных и морских катерах и т. д. Но в основном ПУ в 1942— 1944 гг. монтировались на автомобилях, полученных по ленд-лизу — «Остин», «Додж», «Форд-Мармон», «Бедфорд» и т. д. За 5 лет войны из 3374 использованных под боевые машины шасси на ЗИС-6 приходится 372 (11%), на «Студебеккер» — 1845 (54,7%), на остальные 17 типов шасси (кроме «Виллиса» с горными ПУ) — 1157 (34,3%). Наконец было решено стандартизировать боевые машины на базе автомобиля «Студебеккер». В апреле 1943 г. такую систему приняли на вооружение под индексом БМ-13Н (нормализованная). В марте 1944 г. принимается самоходная ПУ для снарядов М-31 на шасси «Студебеккера» БМ-31-12.Но в послевоенные годы о «Студебеккере» велено было забыть, хотя боевые машины на его шасси состояли на вооружении до начала 60-х годов. В секретных наставлениях «Студебеккер» именовался «машиной повышенной проходимости». На многочисленных постаментах вознеслись «Катюши»-мутанты на шасси ЗИС-5 или автомобилей послевоенных типов, которые упорно выдаются экскурсоводами за подлинные боевые реликвии, но подлинная БМ-13-16 на шасси ЗИС-6 сохранилась только в Артиллерийском музее в Санкт-Петербурге.Тактика применения реактивных снарядов в значительной мере изменилась к началу 1945 г., когда боевые действия перешли с бескрайних русских полей на улицы немецких городов. Бить по малоразмерным целям реактивными снарядами стало почти бесполезно, но они оказывались очень эффективными при стрельбе по каменным строениям. Почти повсеместно боевые машины вводились на улицы городов и в упор расстреливали дома, занятые противником. Появилось огромное количество кустарно изготовленных самодельных одиночных пусковых установок, переносимых солдатами на руках. Такие и стандартные упаковки со снарядами бойцы затаскивали на верхние этажи домов, устанавливали их на подоконниках и стреляли в упор по соседним домам. Двух-трех было достаточно, чтобы полностью разрушить несколько этажей, а то и целый дом.

                                                                                                               М-13УК

                                                                                                           Снаряд М-31

 Советские реактивные минометы — «Катюши» БМ-13 на шасси грузовика ЗИС-12, потерянные в районе Можайска

 Ремонт советской машины реактивной артиллерии БМ-13 на шасси американского грузового автомобиля «Студебекер» (Studebaker US6)

                                                                                             БМ-13 на базе грузовика «GMC»

Непосредственно для штурма рейхстага выделили два дивизиона БМ-31-12 (288 пусковых) и два дивизиона БМ-13Н (256 пусковых). Кроме того, на подоконниках второго этажа «дома Гиммлера» было установлено множество одиночных снарядов М-30.В ходе войны в войска поступило 2,4 тысячи установок БМ-8 (потеряно 1,4 тысячи), соответствующие цифры составляют для БМ-13 — 6,8 и 3,4 тысячи, а для БМ-З1-12 — 1,8 и 0,1 тысячи.Немецкие конструкторы принципиально иначе решили проблему стабилизации реактивных снарядов.Все германские PC были турбореактивными. Пусковые установки систем залпового огня были сотового типа (28 и 32-см PC), или трубчатого (15, 21 и 30-см).Первой немецкой реактивной системой залпового огня стал шестиствольный химический 15-см миномет типа «Д», поступивший на вооружение химических полков вермахта в конце 30-х годов. Основным его назначением была стрельба химическими минами (в германской армии реактивные снаряды именовались минами, а трубчатые пусковые установки для них — минометами) весом от 39 до 43 кг. Внешне химические мины отличались от фугасных или дымовых только наличием зеленого или желтого колец. С 1942 г. миномет «Д» немцы начали именовать 15-см Nb.W 41, т. е. дымовой миномет (пусковая) обр. 1941 г. Наши солдаты миномет такого типа называли «Иваном» или «Ванюшей».В ходе войны химические боеприпасы не применялись и миномет стрелял только осколочно-фугасными и дымовыми минами. Разлет осколков осколочно-фугасной мины составлял 40 м в бок и 13 м вперед. Дымовая мина давала облако диаметром 80—100 м, которое сохраняло достаточную плотность в течение 40 секунд.

Шесть стволов миномета были объединены в один блок с помощью передней и задней обойм. Лафет имел секторный подъемный механизм с максимальным углом возвышения до +45° и поворотный механизм, допускавший поворот ±12°. Боевая ось лафета коленчатая, при стрельбе она поворачивается, колеса вывешиваются, а лафет опирается на сошники развернутых станин и откидной передний упор. Огонь велся залпами по 6 выстрелов за 5 секунд, время перезарядки 1,5 минуты. Вес ПУ составлял 540 кг без боеприпасов.С апреля 1943 г. немцы стали изготавливать 10-ствольные ПУ на базе полугусеничной бронемашины «Мультир» для стрельбы 15-см минами. Называли их бронированными пусковыми установками 15 см PW. 43. Вес системы около 7,1 тонны, возимых боекомплектов 20 мин, а максимальная скорость по шоссе составляла 40 км/час.По типу «Ивана» немцы создали две более мощные ПУ («дымовых минометов») на колесных лафетах. Это пятиствольный 21-см миномет 21. см. Nb.W. 42 и шестиствольный миномет 30 см. Nb.W.42. Вес первого составлял 550, а второго 1100 кг.В 1940 г. началось производство 28-см фугасных и 32 см зажигательных мин (28-см. WK. и 30-см.WK.). Обе имели одинаковый двигатель, но различались весом, размерами и начинкой головной части.

 32-см мины в упаковочных ящиках на огневой позиции (Германия)

 Зона поражения осколками фугасной мины достигала 800 м. При прямом попадании одной в дом он полностью разрушался.32-см зажигательные мины снаряжались 50 литрами нефти. При стрельбе по сухому лугу или лесу одна вызывала пожар на площади 200 кв. м с пламенем высотой до двух-трех метров. Взрыв килограммового разрывного снаряда мины создавал добавочное осколочное действие.Минимальная табличная дальность стрельбы для обеих мин составляла 700 м, но стрелять на дальность менее 1200 м не рекомендовалось из условий собственной безопасности.Наиболее простой ПУ для 28 и 32-см мин являлся тяжелый метательный прибор обр. 40 г. и обр. 41 г., который представлял собой деревянную или железную раму, на которой в ящиках находились четыре мины. Рама могла устанавливаться под разными углами, что позволяло придавать ПУ углы наведения от +5° до +42°. Укупорочные ящики 28 и 32-см мин представляли собой деревянные рамы с одинаковыми наружными размерами.Для повышения мобильности шесть метательных приборов обр. 1940 или 41 гг. монтировали на полугусеничных бронеавтомобилях (спецмашина 251).С 1941 г. в войска стала поступать в больших количествах тяжелая метательная установка обр. 41 г. (28/32 см Nb.W. 41) сотового типа, имевшая в отличие от рамных установок обр. 40 и 41 гг. неотделяемый колесный ход. Установка имела ствольную ферму с 6 направляющими, в которых могли помещаться как 28-см, так и 32-см мины. Ствольная ферма представляла собой двухъярусную конструкцию из прутковой и уголковой стали. Вес ПУ был 500 кг, что позволяло расчету легко перекатывать ее по полю боя.Особняком стоит 8-см реактивный снаряд, созданный немцами на основе 82-мм советского снаряда М-8. Это был единственный немецкий оперенный снаряд, стрелявший с ПУ балочного типа. Такие ПУ с 48 направляющими устанавливали на трофейных французских танках «Сомуа» (немецкое название 303). Кроме того, ПУ с 24 направляющими устанавливали на уже упомянутых бронемашинах «Мультир».

8-см снаряды использовались в основном войсками СС.

                                                                                                          15-см «Иван» на «Мультире»

 «Мультир» в момент пуска 15 см мины

 Реактивная установка образца 1942 г. на базе бронетранспортера «Мультир»

                                                                                      «Мультир» — трофей Советской Армии

 Тяжелая метательная установка калибра 28 см образца 1941 г. (Германия). Захвачена союзниками в Нормандии

                       Немецкая реактивная установка под оперенный 8-см снаряд — копию советского М-8

 И, наконец, принципиально новой системой была 38-см реактивная установка RW. 61 на специальном танке «Штурмтигр». В отличие от всех предыдущих реактивных установок она рассчитана не на залповый огонь по площадям, а на стрельбу одиночными снарядами по конкретной цели. Турбореактивный фугасный снаряд 38 см R. Sprgr. 4581 выстреливался из нарезного ствола длиной 2054 мм с начальной скоростью всего 45 м/с. Затем реактивный двигатель разгонял снаряд до скорости 250 м/ с. Заряжание производилось с казенной части, для чего ПУ (немцы ее иногда называли мортирой) имела горизонтальный клиновой затвор. Подъемный механизм ПУ допускал угол возвышения до +85°.Вес установки составлял 65 тонн, лобовая броня 150—200 мм. Возимый боекомплект 14 снарядов. Максимальная скорость передвижения до 40 км/час.В 1944-1945 г. фирма «Хеншель» выпустила 18 установок «Штурмтигр».В самом конце войны немцы создали 38-см гаубицу на колесном ходу, стрелявшую 680-мм реактивным снарядом.В начале февраля 1944 г. фирма Круппа начала проектирование сверхдальней ракетной системы R. Wa. 100. Она должна была иметь тонкостенный нарезной ствол, из которого небольшой вышибной заряд выбрасывал турбореактивный снаряд. На расстоянии около 100 м начинал работать маршевый двигатель, разгонявший его до 1000 м/с. Основным назначением системы была стрельба через пролив Ла-Манш. Прорабатывались варианты с 540 и 600-мм стволами, вес взрывчатого вещества в снаряде должен был быть около 200 кг. В качестве ПУ предусматривалось использование переделанного железнодорожного транспортера 24-см пушки «Теодор» или усиленного шасси 60-см САУ «Карл». Немцам удалось довести работы до стадии макетирования. После окончания войны эти проработки были использованы при проектировании в 1945—1946 гг. аналогичной системы 56 см. РАК в советской зоне оккупации Германии.

 Данные немецких реактивных снарядов (мин)

 Производство германских пусковых установок

 Производство реактивных снарядов (мин)

 Германский шестиствольный миномет Nebelwerfer 41 «Иван»

 Залп батареи немецких реактивных миномётов Nebelwerfer 41 под Демянском

 Советские солдаты с трофейным немецким реактивным 150-мм миномётом «Nebelwerfer 41»

 Снаряды М-31 в упаковочных ящиках на огневой позиции

 Ближе к окончанию войны немецкие конструкторы создали 80-мм реактивную систему залпового огня на базе трофейных французских средних полугусеничных БТРов S303(f) и S307(f) на 48 ракет Raketensprenggranate (8см RSprgr.). Эти машины состояли на вооружении войск СС. Ракеты были почти точной копией советской ракеты М-8, известной как «Катюша». Всего немцами было создано 6 машин для запуска этих ракет. Поначалу эти машины проходили испытания в составе Ваффен СС, а затем были перемещены в Schnelle бригаду Запад (21.PzDiv.).

 Автор Александр Широкорад, журнал «Техника и вооружение

night-panther.com

БМ-13 "Катюша" и ее иностранные аналоги ч.2 - РСЗО - Артиллерия - Каталог статей

НЕМЕЦКАЯ РЕАКТИВНАЯ АРТИЛЛЕРИЯ

После поражения в Первой Мировой войне немцам, согласно условиям Версальского договора, запрещалось вести разработку тяжелых артиллеристских орудий. Но в Версальском договоре ничего не говорилось о ракетах. Так запрет на создание пушек стал толчком для развития немецкой реактивной артиллерии. Работы по созданию реактивного вооружения в Германии были начаты в 1929 г. при Морском министерстве, а в 1931 г. при Военном министерстве был создан специальный отдел, ведавший вопросами реактивного вооружения. Одной из серьезных проблем первых ракет было то, что по мере расходования располагавшегося в хвостовой части реактивного заряда центр тяжести снаряда смещался, и он становился крайне неустойчивым и неточным. Группа генерала Дорнбергера, работавшая в Куммерсдорфе, пришла к революционной для того времени идее: поместить реактивный заряд в головную часть снаряда, а назад вывести только сопло. Там же, сзади, помещался и боевой заряд. Разместив стабилизаторы под углом, они смогли также придать ракете вращение вокруг продольной оси, что дополнительно стабилизировало ее и повысило дальность и точность стрельбы. Так был создан шестиствольный реактивный миномет Do-Great 38. Снаряд калибром 150-мм и массой 40 кг запускавшийся со станка решетчатой формы, оказался неудачным. В качестве метательного заряда использовался черный порох, имевший склонность к детонации прямо на стартовой позиции. В серийный выпуск этот образец не пошел.

 

В вопросе стабилизации снаряда в полете русские пошли по пути применения крыльев для снаряда, а немцы предпочли стабилизацию реактивных снарядов вращением и отказались от крыльевых стабилизаторов. Так, русские ракеты летели дальше, но немецкие аналоги выигрывали в кучности.  Устойчивость самой распространенной мины 15-cm-Nb.W.41 в полете обеспечивалась своеобразной турбиной, имевшей по окружности 28 сопловых отверстий с минимальным диаметром 5,5 мм, наклоненных под углом 14°

 

Накануне начала войны с СССР в 1940 году на вооружение поступил 15-cm Nb.W. 41, он же  15-см Nebelwerfer («метатель дыма»), он же Wurfgerat 41 («метающее оружие»). Это тип оружия немцы называли также «химическими минометами». Русские же солдаты иронично прозвали его «ванюша», по аналогии с «катюша». Также их называли «Ишак» за характерный звук запуска. Немцы же уважительно называли его Stuka zu Fuss — «сухопутная „Штука"»

 

Изначально планировалось применять их для газовых атак, но так как до химической войны дело так и не дошло, на вооружение поступили снаряды с фугасной боевой частью и дымовые.

Конструктивно 150-мм миномет обр.41 состоит из блока стволов, лафета (взятого от 37-мм пушки РАК-36\37) и прицельных приспособлений. Миномёт имел колёсный ход, пружинное подрессоривание.

При выстреле реактивный пороховой заряд мины воспламеняется посредством электрозапала, вставляемого в одно из сопловых отверстий. В свою очередь электрозапал приводится в действие электрозапальной машинкой с ручным приводом. Стрельба из миномета велась 158,5-мм турбореактивными осколочно-фугасными и дымовыми минами. Дальность стрельбы осколочно-фугасной миной составляет 6 900 м. Радиус разлета осколков этой мины равняется 40 м в стороны и 13 м вперед. Дымовая мина при благоприятных метеорологических условиях образует дымовое облако диаметром 80-100 м, которое сохраняет достаточно высокую плотность в течение 40 секунд. Огонь из шестиствольного миномета велся залпами 6 выстрелов в течение 10 секунд. Таким образом, дивизион этих минометов в составе трех батарей по 6 минометов в каждой в течение 10 секунд мог выпустить 108 мин. Вслед за 15-cm-Nb.W.41 последовали и другие конструкции миномётов и реактивных снарядов различных калибров вплоть до 320 мм.

 

Практически обеспечивалась скорострельность в 3 залпа в каждые 5 минут, однако длительная стрельба с одной и той же позиции как правило не применялась из-за демаскировки позиции дымовым следом турбореактивных мин.

Малая мобильность иногда играла злую шутку с расчетами этих минометов – противник засекал позицию, откуда велся огонь и накрывал ее ответным огнем. Выпуск этих реактивных минометов начался в 1940 году и продолжался до конца войны.  Всего было изготовлено 5769 15-cm Nb.W. 41. К 1 марта 1945 г. в войсках еще находилось 2295 миномётов. Невысокие характеристики снаряда объясняются меньшей силой примененного дигликолевого пороха, энергетически менее выгодной стабилизацией вращением по сравнению с оперением, меньшей степенью расширения газов в сопле и т. д. Он был трудоемок в изготовлении.

 

Относительно слабое фугасное действие 15-см мины заставило немецких конструкторов разработать сходный по конструкции, но более мощный 21-см пятиствольный реактивный миномёт 21-cm Nebelwerfer 42. В боекомплект миномёта входил только один тип мин - 21-см реактивная осколочная мина обр.42 (21-cm Wgr.42 Spr). 6 установок составляли батарею, 3 батареи - дивизион, 3 дивизиона - полк. Некоторые полки сводились в бригады по 2 полка в бригаде. Итого в бригаде было 108 пятиствольных 21-см миномётов. Всего с 1942 по 1945 гг. было изготовлено 1487 установок 21-cm Nebelwerfer 42.

 

Как и советские РСы, 210-мм снаряды применялись в авиации. Они запускались из обычных труб, подвешенных под крылом истребителей типа Fw-190 и Me-109G (по два снаряда под крылом). Для вооружения двухмоторного истребителя Me-410B-2 была создана опытная шестизарядная пусковая установка револьверного типа, стрелявшая 210-мм снарядами Wgr.42. Вращающийся барабан со снарядами размешали в специальной нише в нижней части фюзеляжа

 

Как говорилось выше, в мобильности буксируемые «Небельверферы» проигрывали «катюшам».  Было принято решение о создании пусковой установки на базе грузовика. Как база был выбран хороший по проходимости полугусеничный Opel-Maultier, который, к тому же, защитили 6-8 мм броней. Прототип был изготовлен в начале 1943 года. В серийное производство запустили сразу два варианта: боевую машину 15cm Panzerwerfer 42 Sf (Sd.Kfz.4\1) и транспортёр боеприпасов Munitionskraftwagen fur Nebelwerfer (Sd.Kfz.4), в котором размещалось  20-30 реактивных мин. К марту 1944 года было выпущено 300 установок и 289 транспортеров боеприпасов.  Также «Панцерверфер» вооружался одним 7,92-мм пулеметом MG-34 или MG-42. Экипаж-4 человека. 10 труб с реактивными снарядами находились на крыше на поворотном станке. Вертикальные углы наведения пакетов стволов миномёта колебались в пределах от -12° до +80°. Горизонтальный угол наведения составлял 270°. В принципе бронекупол мог поворачиваться на 360°, но ведение прицельной стрельбы с помощью дальномера RA-35 ограничивала кабина водителя. Полная масса установки составляла 8450 кг

 

На восточный фронт эти реактивные установки попали в марте 1943-го года. Надо сказать, что 10-ствольный «Панцерверфер» представлял собой достаточно удачную боевую машину. Её проходимость и защищенность была лучше, чем у советских установок. Меньшее количество мин компенсировалось большой точностью за счёт использования турбореактивного эффекта. К числу достоинств можно отнести и второй боекомплект, возимый непосредственно на боевой машине, и наличие бронированного транспортёра боеприпасов. Однако никакого заметного влияния на ход боевых действий самоходные «ванюши» в отличие от «катюш» не оказали, их было слишком мало. С конца 1944 года вместо Opel-Maultier  базой для пусковой установки служил новый БТР sWS, что позволяло улучшить проходимость и увеличить возимый боекомплект.

 

Существовал ещё один вариант самоходной пусковой установки, разработанной в академии войск СС в Брюнне. Пакет направляющих рельсового типа для запуска 24 реактивных 80-мм снарядов был смонтирован на шасси трофейного французского полугусеничного тягача Somua S303(f). Всего изготовили 13 машин этого типа. Их использование было менее удачным, чем у Panzerwerfer 42 , как по причине маленького калибра, так и из-за большого рассеивания снарядов. Немецкие солдаты прозвали эсэсовскую установку «Орган Гиммлера».

 

Также существовали реактивные минометы на базе БТРа Sd.kfz 251/1. На бортах машины устанавливались шесть пусковых рам (пять для ракет калибром 280 мм и одна для 320 мм.). Также машина вооружалась двумя пулеметами. Наводка на цель производилась благодаря повороту всей машины. Экипаж составлял 7 человек. Все ракеты выпускались за 10 секунд на дальность 1,9 км (для фугасной ракеты) и 2,2 км (для зажигательной).  По непроверенным данным, этих машин было выпущено около 340 единиц.

В начале 1944 года немцы изготовили снаряд, скопированный с советского РС-82. Он имел 4 направляющих штифта, как у советских образцов до 1940 года, когда лишняя пара была исключена. Немцы слепо повторили советский снаряд, захваченный в начале войны. Испытания показали его явное превосходство над вдвое большим по калибру 158,5 мм снарядом. Однако завершить работу не удалось, несмотря на все усилия гитлеровских конструкторов. Это лишний раз характеризует сложность проблем, решенных советскими ракетчиками при создании «катюши».

Американская и британская ракетная артиллерия

Широкого распространения в сухопутных войсках США реактивная артиллерия не получила. В основном это были установки на базе танка М4 «Шерман». В 1943 году на вооружение поступили 114,3- мм (4,5") и 182-мм (7,2") пусковые установки на шасси среднего танка М4 "Шерман". Неуправляемый 114,3-мм реактивный снаряд М8 имел длину 900 мм. и массу 16 кг., из которых 1,8 кг. приходилось на заряд ВВ (тротил) и 2,1 кг. на пороховой двигатель. Стабилизация снаряда в полете обеспечивалась за счет вращения вокруг его продольной оси, вызванного истечением части пороховых газов ракетного двигателя через боковые наклоны сопла. Ракетный двигатель разгонял снаряд до 260 м/с, обеспечивая дальность стрельбы 3,8 км. Стабилизация снаряда за счет турбореактивного эффекта, как и у немцев, позволила добиться достаточно высокой кучности, благодаря чему М8 до конца войны оставался основным неуправляемым снарядом американской реактивной артиллерии.

Кроме установки Т34 «Каллиоп» для американской армии были сконструированы еще две пусковые установки, позволявшие вести огонь реактивными снарядами М8 - Т27 "Ксилофон" (на шасси 2,5-тонного грузового автомобиля) и Т23 (на легковом автомобиле "Виллис").

182-мм пусковая установка Т40 монтировалась на танках М4, М4А1, М4А2, М4А3 и М4А6. Артиллерийская часть пусковой установки - пакет из 20 направляющих сотового типа, в отличие от пусковой установки Т34 был смонтирован не на корпусе танка, а на башне.

Для стрельбы использовались принятые на вооружение в 1943 году 182-мм неуправляемые реактивные снаряды М17 и М25. Длина снаряда составляла 880 мм, масса 27,5 кг, из которых 2,34 приходилось на заряд ВВ. Стабилизация снаряда в полете осуществлялось при помощи хвостового оперения. За время работы ракетного двигателя снаряд разгонялся до 210 м/с. Дальность стрельбы составляла около 3,2 км.

Снаряд М25 представлял собой усовершенствованный вариант М17. Он имел головную часть другой конструкции, длина была увеличена до 1250 мм, а вес уменьшен до 26 кг.

«Каллиоп» Т34 впервые был применен 2-й бронетанковой дивизией во Франции в августе 1944 года. Использовалась очень ограничено. Вероятно, этот факт обусловлен достаточным количеством ствольной артиллерии в армии США и полным господством авиации союзников в небе Европы в 1944 году.

Работы над неуправляемыми реактивными снарядами в Великобритании начались в 1939 году и уже через два года на вооружении английской армии и флота состояли 57-мм, 76,2-мм, 127-мм и 178-мм реактивные снаряды, которые использовались как средство усиления зенитного огня.

Разработанный в начале 1941 года 127-мм реактивный снаряд имел длину 1830 мм и массу 49,5 кг. Осколочно-фугасная головная часть весила 13,5 кг, из которых 3,18 кг приходилось на мощное ВВ, и имела ударный взрыватель. Стабилизация снаряда в полете- как у немцев и американцев.

 

В ходе десантной операции на Сицилии в 1943 году англичане впервые использовали 30-ствольную буксируемую пусковую установку для 127-мм (5") реактивных снарядов. Установка состояла из смонтированного на одноосном колесном ходу пакета из 30 трубчатых направляющих (пять рядов по шесть направляющих в каждом), подъемно-поворотного механизма и 3 откидных сошников - одного переднего и двух задних. При помощи подъемного и поворотного механизмов лафета пакету направляющих можно было придать угол возвышения от +20° до +45°, а в горизонтальной плоскости угол 40°. Дальность стрельбы из пусковой установки составляла 7300 метров. Управление огнем осуществлялось с помощью выносного пульта. На марше установка буксировалась обычной армейской грузовой машиной.

Английская трехдюймовая (76,2-мм) ракета была разработана в середине 30-х годов в качестве более дешевой альтернативы трехдюймовой зенитной пушке. Она имела почти такую же массу, как 76-мм снаряд, примерно такую же начальную скорость и дальность полета. Данное оружие весьма неплохо зарекомендовало себя, пусковые установки этих ракет размещались во многих морских портах и военных базах на территории Великобритании и за ее пределами. В 1944 году  английские инженеры разработали 32-ствольную реактивная пусковая установка "Лэнд Матресс". Эта английская 57-мм ракета, по сути, являлась экспериментальной моделью, созданной в процессе разработки другой, более известной 76-мм зенитной ракеты, но и сама она оказалась вполне боеспособным противовоздушным оружием. Стволы были собраны в единый блок и размещались на двухколесном лафете. Сам реактивный снаряд представлял собой двигатель от 3-х дюймовой зенитной ракеты и боеголовку от морской 5-дюймовой (127-мм) ракеты, начиненную чудовищной мощности фугасным зарядом с ударным взрывателем. Впервые подобные установки были использованы канадскими подразделениями при штурме Вальхерена (устье Шельды), для защитников острова это явилось ужасным.

 

 

 

Если сравнивать наши «катюши» и немецкие аналоги, то советская техника предстает в более выгодном свете. Во-первых, технология производства советских реактивных снарядов намного проще, сами снаряды  менее чувствительны к заводскому браку, что являлось одним из важнейших факторов в условиях тотальной войны, хотя кучность у немцев была в основном выше. Также буксируемые пусковые установки значительно проигрывали в мобильности советским установкам на шасси грузовиков.

У немцев в ходе войны появились мобильные РСЗО, но их было слишком мало.

 

 

Итак, накануне Второй Мировой войны произошла реабилитация ракетного оружия. Новые виды вооружения отлично дополняли ствольную артиллерию, и современная артиллерия развивалась именно под влиянием опыта боевых действий на фронтах Второй Мировой. «Катюша» положила начало особому виду артиллерии - мобильным РСЗО (РСЗО - реактивная система залпового огня), которые могут двигаться с войсками, эффективно сопровождать их огнем и быстро менять позицию. Сама же «катюша» стала символом победы нашего народа, покрыв неувядаемой славой советских оружейников и простых солдат.

warfront.ucoz.ru

Nebelwerfer - это... Что такое Nebelwerfer?

Nebelwerfer 42 Panzerwerfer Рамы, смонтированные на Sdkfz 251

«Nebelwerfer» — германский буксируемый реактивный миномёт времён Второй мировой войны. За характерный звук, издаваемый снарядами, получил у советских солдат прозвище «ишак». Другое разговорное название — «Ванюша»[1] по аналогии с разговорным же названием «Катюша» (также «Ванюша» — это название скопированных с трофейных систем и использовавшихся в осаждённом Ленинграде реактивных установок). Солдаты союзных войск называли это оружие по-своему: дикий вой вращающихся со скоростью порядка 60 000 оборотов/мин[источник не указан 284 дня] снарядов породил не менее дикую мыслеформу — «Стонущий Микки»[2].

Согласно советской послевоенной историографии, «Nebelwerfer» появился как скопированное нацистами оружие, ответ немецкой промышленности на советские реактивные миномёты залпового огня «Катюша». На самом деле «Небельверфер», как и «Катюша» были реактивными миномётами изначально ориентированными на применение химического оружия. Буквальный перевод названия с немецкого «Туманомёт» наводит на предположения, что первоначально орудие предполагалось использовать в качестве мортиры для создания химических и дымовых завес. В ходе военных действий были захвачены и химические снаряды для этого оружия, подтверждавшие его первоначальное назначение[3]. Однако фактически оно использовалось для стрельбы осколочно-фугасными минами. По штатам военной техники вермахта проходил под названием «реактивная пушка».

Низкая дальность всего в 6.8 км компенсировалась мощью снарядов и применением войскового прикрытия.

Конструкция

Реактивный миномёт «Nebelwerfer 41» имел шесть 150-мм стволов и стрелял 39-килограммовыми снарядами на расстояние 6,8 км. Более поздняя версия, «Nebelwerfer 42», имела пять 210-мм стволов. Для неё применялись значительно более тяжёлые 210-мм снаряды весом 113 кг, дальность стрельбы которыми составляла 8 км. Кроме того, «Nebelwerfer 42» оснащался съёмными направляющими для снарядов калибра 150 мм от «Nebelwerfer 41», которые монтировались внутри стволов. Оба миномёта устанавливались на лёгком двухколёсном лафете.

Стоит отметить тот факт, что с 1940 по 1943 год в вермахте с успехом применялась самоходная версия системы залпового огня. Но она относится не к «Nebelwerfer», а к «Wurfrahmen 40» (смонтированной на штатном бронетранспортёре «SdKfz 251/1», и прозванного солдатами «пехотной штукой», по аналогии с Юнкерс — пикирующим бомбардировщиком). Три рамы крепились с каждого борта и несли пять 280-мм реактивных мин и одну 320-мм зажигательную мину.

Конструкция реактивных мин

Боеприпас реактивного миномёта представляет собой цилиндр калибра 158 мм. Вес всей ракеты составляет 39 кг, из которых до 2 кг идёт на взрывчатое вещество (тротил). Весь цилиндр заполнен шашкой из медленно горящего ди-гликолевого пороха. Скорее всего, столь оригинальная рецептура топлива имела цель выдержки теплового режима работы двигателя. При отладке последнего просто подбирают горючее, балансируя соотношением топлива и негорючего балласта. Платой за достигнутый компромисс было мощное задымление трассы снаряда, демаскирующее огневую позицию, и уменьшение дальности полета мины. В задней части цилиндра расположено несколько сопел, отклонённых от оси на 14 градусов. Всего сопел 28. Они сообщают мине в полете вращение вокруг своей оси, чем достигается высокая точность снаряда (рассеивание на дальности 6000 м: по дальности — 80-100 м, боковое — 60-90 м). Сопла изготовлены заодно с корпусом, и очевидно, при применении более эффективного горючего просто сгорели бы. Изготовление снаряда при столь высоких точностных качествах рекордно дешево и не требует специального оборудования (блокадный Ленинград освоил производство не «Катюш», а германских «Вурфминен» — МТВ, «мина тяжелая вращающаяся», в отечественном исполнении).

На конце цилиндра прикреплен в качестве боевой части небольшой контейнер, который и заполнен взрывчатым веществом. Сквозь него проходит канал основного сопла двигателя, обеспечивающее мине поступательное движение. Там же находится и ударно-инерционный взрыватель.

Типы реактивных мин

«Nebelwerfer» имел 5 типов реактивных мин, предназначенных для широкого круга задач.

Существовали следующие типы реактивных мин:

  • Осколочно-фугасные — предназначенные для поражения живой силы противника и лёгких укреплений.
  • Зажигательные — предназначенные для поражения объектов огнем путём разброса на местности нефтепродуктов и их воспламенения.
  • Газовые — применяемые для постановки дымовых завес (первоначальное применение).
  • Химические — снаряжённые отравляющими веществами.
  • Агитационные — предназначенные для разбрасывания листовок.

Калибр оставался постоянным — 158 мм, но каждый тип ракеты имел собственную конструкцию и разный вес (агитационная мина не имеет заднего цилиндра, как у фугасной, а также имеет 16 сопел против 28 у той же фугасной)

Применение

Первоначальное его применение было под реактивные газовые мины — с химическим оружием или же для дымовых постановок. Впервые был применён на европейских театрах военных действий во время французской кампании, и использовался именно для постановки дымовых завес. Также применялся при десантной высадке на Крит (операция «Меркурий») — уже в качестве ударного оружия, что обусловливается его компактностью и малым весом (также как и безоткатных орудий, использованных в ходе десанта на Крите). При нападении на Советский Союз впервые применён против Брестской крепости в качестве ударного оружия (применён 4-м химическим полком особого назначения), выпустив свыше 2880 реактивных фугасных мин калибра 150 мм (по мощности в 3 раза сильнее стандартного снаряда для 150-мм гаубиц).

На восточном фронте установка применялась на важнейших направлениях и только совместно со ствольной артиллерией — за счёт этого в советской историографии появился миф об якобы больших скоплениях тяжёлой артиллерии противника. Наносила довольно точные удары на больших дальностях. Благодаря компактности применялся и в десантных операциях.

При загрузке реактивных мин с казённой части снаряды фиксируются специальными держателями, после чего в одно из сопел втыкается электрозапал. После наведения миномёта на цель расчёт уходит в укрытие и с помощью блока запуска выпускает сперва первые 3 ракеты, потом остальные 3. Запуск системы происходился дистанционно, от аккумулятора транспортного средства, который его и буксирует. Залп продолжался около 10 секунд. Время перезарядки — до 1,5 минут (готовность к следующему залпу).

Оставленный снарядами дымовой след был превосходным ориентиром для артиллерии противника, поэтому расчёту требовалось как можно скорее сменить позицию. Но вследствие того, что на советском фронте «Nebelwerfer» использовался совместно со штатной тяжёлой артиллерией, гаубицами и пушками, такой нужды в скором укрытии не требовалось вплоть до 1943 года.

Реактивные снаряды, используемые для «Nebelwerfer», также применялись на самолётах ПВО Германии для ударов по плотным построениям бомбардировщиков союзников.

Основным недостатком миномёта на поздних этапах войны стала низкая мобильность, из-за которой он мог стать добычей для вражеской авиации господствующей в воздухе. Для бо́льшей подвижности миномёт стали устанавливать на полугусеничное шасси. Такая машина получила название «Panzerwerfer». Транспортёр боеприпасов, в котором размещалось от 20-30 реактивных мин, получил название Munitionskraftwagen fur Nebelwerfer (Sd.Kfz.4). В конце войны производились дешёвые (часто деревянные) одноразовые пусковые установки «Wurfrahmen», которые доставлялись на огневую позицию на тягаче.

Мифы об «Nebelwerfer»

  • Первый миф связан с тем, что «Nebelwerfer» является копией «катюши» и появился в 1942 году в ответ на появление реактивных системы залпового огня. Это не так — «Nebelwerfer» начал разрабатываться еще в 1928 году[источник не указан 700 дней] и впервые принят на вооружение в виде тяжёлых 280-мм «Wurfrahmen», которые первоначально представляли собой деревянную раму для 6 ракет калибра 280 мм, а позже раму, сделанную из металла и принятую на вооружение в 1940 году. В 1940 также появляется прототип «Nebelwerfer», но только под газовые реактивные мины, а в середине 1940 г. и под фугасные реактивные мины. Применялся сначала против Франции, потом на острове Крит совместно с безоткатными орудиями, в начале кампании на Советском фронте применялся с первых дней войны под прикрытием тяжёлых орудий. Первое его использование на территории СССР 22 июня 1941 года при штурме Брестской крепости — это на месяц раньше, чем первое применение «Катюши» под Оршей того же года. По приказу Гиммлера инженеры предприятия «Чешска зброевка» действительно создали аналог советского реактивного снаряда РС-82, но сделано это было заведомо позже. Немецкий «аналог» РС-82 превосходил оригинал как по точности выстрела (чехи играючи избавились от эксцентриситета тяги, вызванного неравномерным горением пороховой шашки закруткой стабилизатора снаряда, заставляющего ракету вращаться вокруг своей оси), так и по массе снаряжения боеголовки. Скорость вращения по сравнению с турбореактивными минами была очень низкой, но указанный недостаток устраняла полностью). Таким образом «Органы Гиммлера» точной копией «Органов Сталина» не являлись. Это была более совершенная система.
  • Миф второй: дальность стрельбы «Nebelwerfer» была низкой вследствие коротких стволов-направляющих. Это не так. Стволы-направляющие «Nebelwerfer» вообще технически нужны только для раскрутки мины и удержания её при буксировке — из-за того, что конструкция реактивной мины «поедала» 25 % КПД реактивного двигателя на раскрутку в полёте, за счёт чего и обусловливается точность миномёта, итого дальность полета составляла для 39-кг мины 6,8 км. «Катюша» имела дальность 8 км, что на 1,2 км больше, чем у «Nebelwerfer», при значительно бо́льшей длине направляющих. «Катюша» использовала самое эффективное из известных на то время горючее — нитроглицериновый порох, намного превосходивший эффективностью ди-гликолевый порох немецкого соперника, выбранный из условий работы двигателя. Неуспех применения «Вурфминен» на самолетах связан с идеей стабилизацией снаряда вращением. Если для советских крылатых ракет повышение стартовой скорости являлось стимулом повышения эффективности стабилизирующих перьев, то немецкие мины со стабилизацией вращением явно проиграли — им скорость старта не помогала.
  • Миф третий: малая манёвренность «Nebelwerfer». Это не так, потому что штатным буксировщиком «Nebelwerfer» был полугусеничный тягач Sd Kfz 6, и полугусеничные бронетранспортеры, от аккумуляторных батарей которых он и работал. То есть до середины 1943 года скорости и манёвренности миномёту хватало. В действительности ему не хватало оперативности - из-за того, что он был смонтирован на отдельном лафете, его приходилось отцеплять, выкатывать на позицию и нацеливать, что требовало немало времени. "Катюша", смонтированная на шасси грузовика, была значительно оперативнее - грузовик сам выходил на позицию, а для подготовки к стрельбе требовалось только опустить опорные домкраты (часто для достаточного упора грузовик просто прислоняли к крупному пню или камню и скорость подготовки к стрельбе немного увеличивалась). Отстрелявшись, "Катюша" могла практически сразу уйти с позиции, что делало ее обнаружение почти невозможным.
  • Миф четвёртый: Германия не производила установки массово. За всю войну только буксируемых установок «Nebelwerfer» было выпущено 7500 единиц. Несколько десятков тысяч одноразовых деревянных «Wurfrahmen» калибра 280 мм и более 5000 «Wurfrahmen» в железных контейнерах (эти могли использоваться многократно).
  • Миф пятый связан со слабостью фугасности реактивной мины «Nebelwerfer» против «Катюши». Калибр «Nebelwerfer» составляет 152 мм и вес ракеты 68 кг из которых 38 кг приходится на подрывной заряд (тротил) то есть равен снарядам тяжелой пушечной артиллерии калибра 100 мм и выше,(в снарядах гаубиц начиная с 100-мм калибра уже 40 кг взрывчатого вещества, тогда как в снаряде пушки калибра 150 мм всего 20 кг взрывчатого вещества)[источник не указан 98 дней]. Реактивная мина «катюши» весит 45 кг из которых 22 кг составляет взрывчатое вещества(тротил) то есть вдвое слабее по фугасному действию чем «Nebelwerfer». Стоит учесть что топливо в ракетных минах советского образца рассчитано максимум на 5 секунд (чаще 3,2), а в немецкой на 10 секунд и при падении советской мины взрывается только боеголовка — тогда как в немецкой мине из-за особенностей конструкции подрываются и остатки топлива. Из-за принципиальной особенности детонации реактивных снарядов «Катюш» (встречная детонация, когда подрыв ВВ осуществляется с двух сторон, то есть спереди и сзади и когда две волны детонации встречаются, то создают гораздо более высокие значения газового давления) осколки имели намного большую начальную скорость и очень сильно разогревались. Поэтому у РС «Катюш» было настолько высокое поджигающее действие (осколки иногда достигали температуры 800°С) и очень высокое травматическое (по утверждениям очевидцев, попадавших под огонь «Катюш» разогретые осколки после попадания в человеческое тело продолжали «прожигать» ткани до полуминуты). Такого до конца войны немецким инженерам так и не удалось достигнуть в том числе и потому, что секрет устройства реактивных снарядов «Катюш» хорошо охранялся (сомнительно, смотри выше). К тому же подрыв реактивной мины немецкого миномёта производился после заглубления её в землю, вследствие чего значительная часть осколков уходила в землю (у РС-132 за счёт носового чувствительного взрывателя эпицентр взрыва фактически находился над или на уровне земли). Сплошь и рядом у немцев первым взрывался именно уткнувшийся в землю реактивный двигатель, он взрывался, подбросив вверх хвостовой контейнер боезаряда и разметав вокруг облаком свои полыхающие останки.

В литературе

Новиков крикнул это, понимая ненужность перевязки, и тотчас сквозь зубы подал другую команду: "К орудию!" - но скрежет, удары и треск, вновь покрывшие высоту, стерли его голос. Солдаты, поднявшие было головы, опять приникли к земле - мины рассыпались вокруг огневой. И сейчас же все вскочили, поднятые вторичной командой Новикова, - он стоял на огневой, не пригибаясь, знал: так надо...

- К орудию! Степанов, заряжай!И только сейчас все поняли, почему Степанов должен заряжать. Наводчик Степанов, вздрогнув широким, конопатым лицом доброго деревенского парня, растерянно озирался на тихо застывшего в неудобной позе Богатенкова, схватив снаряд, ожесточенно втолкнул его в казенник, выговорил грудью:- Насмерть! Товарищ капитан, "ванюши" по нас бьют! Это они!.."Товарищ капитан... Это был его голос, Богатенкова... Что он хотел мне сказать?"- А-а!.. - продохнул Новиков, стискивая зубы, ища панорамой то место, где как бы из разбухшей массы колонны с железным скрипом взметались в разные стороны длинные хвосты огня. Видел: прямо оттуда, из колонны, шестиствольные минометы обрушивали огонь на высоту и на берег озера, где затерялись в пепельной мгле орудия Овчинникова.

— Бондарев Ю.В. «Горячий снег. Батальоны просят огня.» М.: Информпечать ИТРК, 2000, сс.7-398

Примечания

Литература

  • А.Широкорад «Бог войны Третьего Рейха»
  • Главное артиллерийское управление Красной Армии «Справочник по комплектации боеприпасов германской артиллерии», 1943 г.

Ссылки

dic.academic.ru