Штурмовые батальоны в Кайзеровской Германии. Немецкая штурмовая


Штурмгевер - история создания винтовки, ее характеристики и модификации

Штурмгевен — прототип всех современных автоматов

Характеристики винтовки

Параметр Значение
Тип патрона 7.92×33 PP Kurz
УСМ Курковый, режим огня одиночный и автоматический
Масса (без патронов), кг 4,6
Скорость пули на выходе из дула, м/с 685
Прицельная дальность, м 800
Длина общая/ствола, мм 940/419
Емкость магазина, шт 30
Скорострельность, выстрелов/мин 500

Убойная сила немецкого качества — штурмовая винтовка Штурмгевер, которая изменила тактику ведения боя. В конце 30-хх годов наиболее сильные армии мира оснащались двумя видами стрелкового оружия: пистолет-пулемет для ближнего боя и разнотипные винтовки и карабины для позиционного боя.

Первые отлично помогали справиться с поставленными задачами военным подразделениям на близкой дистанции, но были бесполезны для ведения огня на расстояние более 500 м. Винтовки имели прицельную и убойную дальность, измеряемую несколькими километрами, но их скорострельность была недостаточной для ведения ближнего боя.

Поэтому возникла необходимость создать оружие, которое заняло бы нишу между ПП и винтовками. И им стала штурмовая винтовка — «штурмгевер» герман, ставшая образцом для подражания при конструировании современных автоматов.

История создания

Дата Событие
Начало 1940 года Создание промежуточного патрона 7,92×33 мм Kurz (короткий)
Середина 1940 года Начало разработок нового стрелкового оружия под промежуточный патрон фирмой Вальтер
Конец 1940 года Создание компанией Шмайссера образца нового оружия под промежуточный патрон
1942 год Полевые испытания двух образцов
1943 год Принятие на вооружение опытных образцов под маркировкой MP-43A (или MP- 431)
1944 год Запуск в серию доработанного варианта Шмайссера под маркировкой StG.44

Винтовочные патроны имеют неудобные габариты для использования в автоматическом оружии. Убойная сила пистолетных патронов на расстоянии более 200 м была недостаточной. Разработка промежуточного патрона позволила перейти к созданию принципиально нового оружия для ведения эффективного боя на средней дистанции.

Промежуточный патрон, давший «зеленый свет» для нового типа оружия

soldats.club

Штурмовые группы Вермахта | Warspot.ru

Известно, что во время Второй мировой войны части Вермахта накопили большой опыт преодоления линий обороны и укрепленных районов. Немецкая армия столкнулась с ними в Польше, Бельгии, Франции, Греции, Югославии. Были немцы знакомы и с укреплениями, которые достались им без боя после оккупации Чехословакии. На чехословацких укреплениях немецкие штурмовые группы отрабатывали слаженность своих действий, что являлось хорошей подготовкой этих частей ко Второй мировой войне.

Солдаты штурмовой группы Вермахта в бою на подступах к Ленинграду. Солдаты вооружены двумя пулеметами MG-34 и ранцевым огнеметом Flammenwerfer 35 Источник – http://waralbum.ru

Штурмовая группа фактически представляла собой сводный взвод, состоявший из солдат различных подразделений. Такие группы формировались при подготовке войск Вермахта к штурму отдельных ДОТов, ДзОТов, линий обороны или укрепленных районов противника. После выполнения поставленных задач группы расформировывались, и солдаты возвращались в свои основные подразделения. Штурмовая группа разбивалась на отряды и группы, каждой из которых вменялись определенные функции.

Командир штурмовой группы должен был осуществлять общее командование группой, фактически являясь командиром взвода. Такой немецкий взводный был вооружен пистолетом-пулеметом МП 38/40, однако мог использовать и трофейное автоматическое оружие. Согласно Уставу 1944 года, он должен был иметь следующее снаряжение: бинокль, ножницы для резки колючей проволоки, ручные гранаты (количество гранат могло быть разным), сигнальный пистолет с ракетами, буссоль, свисток, окопный нож. Ему также могло выдаваться устройство для бесшумной стрельбы.

Отряд по подрыву или уничтожению заграждений состоял из 3-4 солдат саперного пехотного взвода. В их задачу входили подрыв заграждений и создание проходов в минных полях и проволочных заграждениях. Отряд также обеспечивал прохождение через эти проходы частей, следующих за штурмовой группой. Вооружались саперы обычными пехотными винтовками системы Маузер образца 1898 года или трофейными винтовками. При этом у них могло быть и другое стрелковое оружие. Также саперам выдавалось по 3 гранаты, лопаты, ножницы для резки колючей проволоки, топоры с гвоздодерами, мешки для песка, удлиненные подрывные заряды по счету заграждений и штатное холодное оружие – окопные ножи.

Немецкий сапер у ящика Packkiste Nr.14 с килограммовыми подрывными зарядами Sprengbuchse-24 Источник – www.nationaalarchief.nl

В группу по уничтожению огневых точек и ДзОТов обычно входили 2-3 солдата, в основном из пехотного саперного взвода. Они вооружались, как правило, пистолетами, хотя им была положена и одна винтовка. Также им выдавались 10 мешков для песка. В задачу группы входило блокирование амбразур ДОТа мешками с песком или грунтом, выведение из строя пулеметов и пулеметчиков гарнизона ДОТа. Для этого саперы должны были забрасывать амбразуры гранатами или подрывать их, используя стандартные килограммовые или трехкилограммовые заряды на шестах.

Немецкая штурмовая группа получает задание. Сталинград, 1942 год Источник – http://waralbum.ru

Группе по уничтожению огневых точек и ДзОТов придавался расчет 37-мм противотанковой пушки, а с 1944 года – один или два расчета противотанковых ружей, вооруженных штатными ПТР (PzB.38, 39) либо трофейными ПТР. Противотанкисты вооружались пистолетами и гранатами, а также снабжались подрывным зарядом (3 кг), детонаторами и шестами. Заряд использовался, если группа не могла справиться с амбразурой с помощью одних гранат.

Расчет 37-мм противотанковой пушки Рак 35/36 опускает ствол орудия на -8°, чтобы обстрелять советский ДОТ с малого расстояния. Один из бойцов орудийной прислуги расставляет сошки шире, чтобы придать пушке больше устойчивости на бетонной поверхности Источник – plan-barbarossa.ru

Группа прикрытия состояла из двух или трех отрядов по 2-3 человека. Солдаты группы вооружались штатным или трофейным стрелковым оружием, большим запасом гранат. Им также выдавались дополнительные бронебойные патроны, дымовые гранаты или шашки, флажки для обозначения переднего края и сигнальные флаги для указания целей своей авиации. В группу могли включаться один или два расчета пулеметов MG-34. Группа прикрытия обеспечивала фланги группы по уничтожению огневых точек и ДзОТов, а также должна была прикрывать ее в случае отступления.

Расчет немецкого ПТР PzB. 39 Источник – sporting-ru.ru

Отряд постановки дымовых завес, как правило, состоял из 2-3 человек, однако мог и не формироваться. В таком случае для постановки дымовых завес могли привлекаться солдаты саперных, специальных войск (Nebeltruppen) или артиллерия. В штатное вооружение отряда постановки дымовых завес входили стрелковое оружие, 4 ручные гранаты, 8 дымовых гранат или дымовых шашек, 1 шанцевый инструмент, 1 ножницы для резки проволоки. Не исключалось наличие другого оружия и снаряжения в зависимости от обстановки.

Штатный саперный немецкий 3-килограммовый заряд взрывчатки (Geballte Ladung 3 Kg) с отверстиями в ящике, предназначенными для детонаторов Источник – trizna.ru

Отряд обеспечения – его численность не регламентировалась. Это были солдаты, которые следовали за остальными группами и несли на себе:

  • 2-3 дополнительных подрывных заряда (3 кг) с детонаторами и шестами;

  • оставленное штурмовой группой обмундирование, экипировку, лишнее вооружение, дополнительное боепитание, бронебойные патроны, и т. д.;

  • ручные гранаты, дымовые гранаты или шашки и прочее оружие и снаряжение.

По необходимости мог также формироваться резервный отряд.

Штурмовая группа Вермахта атакует входной блок ДОТа №179 Киевского укрепленного района Источник – фотоархив МАИФ «Цитадель», г. Киев. Сайт relicfinder.io.ua

Штурмовой группе мог выделяться гужевой транспорт (двуколка) или автотранспорт для доставки группы и ее снаряжения к линии фронта. Штурмовые группы могли также усиливаться специальными саперными подразделениями – штурмпионерами (Sturmpioniereinheiten; Sturmpioniere), то есть, специально обученными саперами и солдатами, подготовленными к штурму хорошо укрепленных инженерных сооружений противника. В штатное вооружение штурмпионеров могли входить специальное вооружение (огнеметы, ружейные гранаты, ручные противотанковые гранатометы), специальная экипировка, специальные средства подрыва, мощная взрывчатка и т. д.

Штурмовые группы взаимодействовали с авиацией, указывая флажками цели для бомбометания и сигналя ракетницами о своем местоположении. При необходимости штурмовые группы могли поддерживаться танками, самоходками, прочей бронетехникой, а также артиллерией.

warspot.ru

Немецкая штурмовая винтовка STG 44: история и фото

Новости и общество 29 октября 2017

За всю историю человечества было создано немало образцов огнестрельного стрелкового оружия. По мнению военных экспертов, среди большого разнообразия подобных изделий на особом месте стоят такие модели, как немецкая штурмовая винтовка STG 44 и автомат Калашникова. Это оружие широко использовалось враждующими сторонами в Великую Отечественную. Между немецкой штурмовой винтовкой STG 44 и АК много общего. Обо всех конструктивных особенностях обеих моделей осведомлены преимущественно профессионалы. Не каждому известно, что предшественница бельгийской разработки FN FAL, взятой на вооружение NATO и ставшей главным конкурентом многим современным образцам огнестрельного оружия, в том числе и АК-47, – немецкая штурмовая винтовка STG 44.

Этот факт дает основания проявить больший интерес к оружию солдат вермахта. Информация об истории создания, устройстве и технических характеристиках немецкой штурмовой винтовки STG 44 представлена в статье.

Знакомство с оружием

Штурмовая винтовка STG 44 (Sturmgewehr 44) – немецкий автомат, созданный в годы Второй мировой. Всего промышленностью Германии было выпущено 450 тыс. единиц. Как утверждают специалисты, немецкая штурмовая винтовка STG 44 является первым производившимся массово образцом автоматов. По сравнению с пистолетами-пулеметами, использовавшимися в военные годы, для винтовки характерен улучшенный показатель эффективной стрельбы. Это стало возможным благодаря использованию в немецкой штурмовой винтовке STG 44 (фото оружия представлено в статье) более мощных боеприпасов. Такой патрон еще называется «промежуточным». В отличие от пистолетных патронов, используемых в пистолетах и пистолетах-пулеметах, винтовочный боеприпас обладает улучшенными баллистическими свойствами.

Об истории немецкой штурмовой винтовки STG 44

Разработки промежуточных патронов, осуществляемые в 1935 году магдебургской оружейной компанией Polte, положили начало созданию германской винтовки. Калибр боеприпасов 7,92 мм давал возможность производить эффективную стрельбу на дистанциях не более тысячи метров. Данный показатель соответствовал требованиям, предъявляемым к патронам от Управления вооружений вермахта. Ситуация изменилась в 1937 году. Теперь после многочисленных исследований, проведенных немецкими оружейниками, руководство Управления пришло к выводу, что нужен более эффективный патрон. Поскольку конструктивно имеющееся оружие оказалось неприспособленным под тактико-технические возможности нового боеприпаса, в 1938 году была сформулирована концепция, согласно которой основной упор делался на легкие автоматические стрелковые модели, которые бы стали достойной заменой пистолетам-пулеметам, магазинным винтовкам и ручным пулеметам.

Видео по теме

Начало изготовления

История производства немецкой штурмовой винтовки STG 44 начинается с момента заключения договора между Управлением вооружения и фирмой C.G. Heanel, владел которой Хуго Шмайссер. Согласно контракту, оружейная компания должна была изготовить автоматический карабин под новый промежуточный патрон. Таким оружием стала винтовка MKb. В 1940-м первые образцы были переданы заказчику. Подобный заказ получила также и компания Walther. Спустя два года обе фирмы предоставили свои образцы - модели MKbH и MKbW - на рассмотрение Гитлеру. Последняя (винтовка MKbW), по мнению специалистов, оказалась слишком сложной и «капризной». Устройство, предоставленное C.G. Heanel, было признано лучшим. Этому образцу винтовки присущи: прочная конструкция и высокие тактико-технические характеристики. Кроме того, по достоинству были оценены надежность, прочность оружия и легкость разборки. В документации данная модель значится как MKb.42. Министром Управления вооружения вермахта Альбертом Шпеером было выдвинуто предложение после проведения некоторых конструктивных изменений отправить несколько таких образцов на Восточный фронт.

Что было доработано в MKb.42?

  • УСМ заменили курковой системой Вальтера. По убеждению специалистов, такая замена благотворно скажется на кучности боя при одиночной стрельбе.
  • Изменения коснулись конструкции шептала.
  • Винтовку оснастили флажковым предохранителем.
  • Укоротили трубку газовой камеры и оснастили ее 7-мм отверстиями, предназначенными для выхода остатков пороховых газов. Благодаря этому сложные погодные условия перестали быть преградой для использования винтовки.
  • Из возвратно-боевой пружины была изъята направляющая втулка.
  • Был упразднен прилив для монтажа штыка.
  • Упрощена конструкция приклада.

1943-1944 годы

Доработанная модель в документации уже значилась как МР-43А. Вскоре она поступила на вооружение немецкой армии и поставлялась на Восточный фронт для военнослужащих 5-й танковой дивизии СС «Викинг». В 1943 году промышленностью Германии было выпущено свыше 14 тыс. единиц такого оружия. В 1944-м для модели была предусмотрена новая аббревиатура – МР-44. Некоторые историки предполагают, что именно Гитлером МР-44 была переименована в «штумгевер» STG 44.

Характерстики первой немецкой штурмовой винтовки были по достоинству оценены нацистами. Использование такого оружия положительно отразилось на огневой мощи немецкой пехоты. Немецкими штурмовыми винтовками (Sturmgewehr) STG 44 были вооружены отборные части вермахта и Ваффен-СС. К концу войны Германия выпустила не менее 400 тыс. единиц оружия. Однако эти модели широко начали использовать на заключительной фазе Второй мировой. Причиной этому стала нехватка патронов для немецкой штурмовой винтовки STG 44. Фото патронов представлено в статье. Как утверждают военные эксперты, нехватка боеприпасов не позволила оружию оказать большое влияние на ход Второй мировой.

Послевоенное время

Теме немецкой штурмовой винтовки STG 44 немало внимания уделили в своих мемуарах нацистские генералы. Несмотря на нехватку боеприпасов, оружие показало себя с самой лучшей стороны. Даже по окончании Второй мировой первая немецкая штурмовая винтовка STG 44 не забыта. Модель до 1970 года состояла на вооружении полиции и армии как самой Германии, так и нескольких других западных государств. Как утверждают некоторые информационные источники, во время конфликта в Сирии обеими враждующими сторонами использовались немецкие штурмовые винтовки STG 44.

Описание устройства

Для винтовки предусмотрен газоотводный тип автоматики. Пороховые газы выводятся через специальные отверстия в стволе. Запирается ствольный канал путем перекоса затвора. Винтовка оснащена нерегулируемой газовой каморой. При необходимости почистить автомат заглушки каморы и вспомогательный шток выкручиваются. Для данной процедуры предусмотрена специальная выколотка. Немецкая штурмовая винтовка STG 44 оборудована УСМ куркового типа. Оружие приспособлено для стрельбы одиночными и серией. Режим регулируется специальным переводчиком, местом расположения которого стала спусковая скоба. Концы переводчика выведены с двух сторон ствольной коробки и оформлены в виде кнопок с рифленой поверхностью. Чтобы из немецкой штурмовой винтовки STG 44 произвести стрельбу очередями, переводчик следует установить на позиции D. Одиночный огонь возможен на позиции Е. С целью обезопасить владельца от незапланированных выстрелов, конструкторы оснастили оружие флажковым предохранителем, который расположен на ствольной коробке ниже переводчика. Блокировка спускового рычага производится, если предохранитель установлен на позиции F. Местом для возвратной пружины стала внутренняя часть приклада. Такая конструктивная особенность винтовки исключает любую возможность проектирования модификаций, имеющих складной приклад.

О боепитании

Патроны численностью 30 штук содержатся в отъемном секторном двухрядном магазине. Солдаты вермахта оснащали винтовки 25 патронами. Это объяснялось наличием в магазинах слабых пружин, неспособных обеспечить качественную подачу боеприпаса. В 1945 году была изготовлена партия магазинов, рассчитанных на 25 патронов. В том же году немецкие конструкторы изобрели специальные стопорные приспособления, которые ограничивали снаряжение 25 патронами стандартных магазинов.

О прицельных приспособлениях

Немецкая винтовка оборудована секторным прицелом, который обеспечивает результативную стрельбу на дистанциях не более 800 м. Прицельная планка оснащена специальными делениями, каждое из которых равно дистанции 50 м. Прорези и мушки в данной модели оружия имеют треугольную форму. Не исключались варианты винтовок с оптическими и инфракрасными прицелами.

О дополнительных приспособлениях

В комплекте к винтовке прилагались:

  • Шесть магазинов.
  • Специальная машинка, с помощью которой магазины снаряжались боеприпасами.
  • Ремень.
  • Три ствольных чехла.
  • Специальный инструмент, с помощью которого выкручивалась газовая камера. Кроме того, данное устройство использовалось для демонтажа ограждений спускового крючка.
  • Пенал. В нем располагался ершик для чистки ствольного канала.
  • Руководство по эксплуатации.

О гранатометах

В Управлении вооружением вермахта было сформулировано требование, согласно которому штурмовая винтовка должна быть пригодна для стрельбы гранатами. Для первых моделей оружия было характерно наличие специальной резьбы, на которую монтировались пламегасители. Резьбовое крепление решили использовать для установки гранатометов на немецкие штурмовые винтовки STG 44. Характеристики оружия для этого оказались недостаточно надежными. Выяснилось, что подобная конструкция бесперспективна. С целью адаптировать гранатомет к штурмовой модели была разработана партия винтовок (МР 43), у которых передняя часть ствола содержала специальный уступ. Кроме того, переделать пришлось и пьедесталы для мушек.

Установка гранатометов стала возможна лишь после выполнения данных конструкторских доработок. Поскольку боеприпасы к гранатометам, в отличие от гранатометов винтовок, были представлены широким ассортиментом, перед конструкторами возникла проблема из-за отсутствия особого вышибного патрона. Поскольку в ходе использования автоматического оружия пороховые газы расходуются при подаче боеприпаса, то для стрельбы из винтовки гранатой нужного давления оказалось недостаточно. Конструкторам следовало разработать специальное устройство.

В 1944 году были созданы два вышибных патрона: один с зарядом 1,5 г предназначался для стрельбы осколочными гранатами, а второй с зарядом 1,9 г – бронебойно-кумулятивными. В 1945 году оружие было успешно испытано. Тем не менее, как утверждают специалисты, для винтовок, стреляющих гранатами, следовало также разработать специальные прицелы, чего так и не было сделано.

О кривоствольных устройствах

Штурмовые винтовки были приспособлены для стрельбы из окопов и из-за танков. Такое ведение огня стало возможным благодаря наличию специальных кривоствольных насадок. Ресурс таких приспособлений не превышал 250 выстрелов. Изначально планировалось использовать винтовочный боеприпас 7,92х57 мм. Но в ходе тестирования оказалось, что мощность таких патронов слишком большая для кривоствольных насадок, которые выходили из строя уже после ста выстрелов. Оружейниками было принято решение использовать патроны 7,92х33 мм.

1944-й стал годом появления первого кривоствольного устройства для штурмовой винтовки. Насадка была представлена в виде искривленного в 90 градусов нарезного ствола. Для изделия были предусмотрены специальные отверстия, через которые выходили пороховые газы. Ресурс насадки, по сравнению с первыми образцами, конструкторам удалось увеличить до 2 тыс. выстрелов. Был предусмотрен угол скоса в 90 градусов. Однако немецких пехотинцев данный показатель искривленности не устраивал. Конструкторам пришлось изменить угол до 45 градусов. Однако после проведенных испытаний оказалось, что такой угол скоса влечет за собой быстрое изнашивание насадок. В результате показатель искривления пришлось снизить до 30 градусов. При помощи этих приспособлений германские солдаты могли также производить стрельбу гранатами. Специально для этой цели отверстия в насадках зачехлялись, так как для вылета гранаты требовалось большое количество газов. Дальность стрельбы из винтовочного гранатомета составляла 250 м.

В 1945 году была изготовлена кривоствольная насадка Deckungszielgerat45. При помощи данного устройства у немецкого солдата появилась возможность стрелять гранатами из полноценного укрытия. Приспособление представляло собой раму, к которой при помощи специальных защелок крепилась винтовка. Нижняя часть рамы оснащалась дополнительным металлическим прикладом и деревянной рукоятью пистолетного типа. Своим пусковым механизмом она была соединена с УСМ винтовки. Прицеливание осуществлялось при помощи двух зеркал, установленных под углом 45 градусов.

ТТХ

  • STG 44 относится к автоматическому оружию.
  • Вес – 5,2 кг.
  • Размер всей винтовки составляет 94 см, ствола – 419 мм.
  • Стреляет оружие боеприпасом 7,92х33 мм. Калибр 7,92 мм.
  • Весит снаряд – 8,1 г.
  • Выпущенная пуля обладает скоростью 685 м/с.
  • Автоматика использует принцип отвода пороховых газов.
  • Ствольный канал запирается путем перекоса затвора.
  • Показатель дальности прицельной стрельбы – 600 м.
  • Боепитание секторное магазинное.
  • В течение одной минуты можно произвести до 500-600 выстрелов.
  • Страна-производитель – Третий рейх.
  • Винтовка создана конструктором Хуго Шмайссером.
  • На вооружение винтовка поступила в 1942 году.
  • Общее количество выпущенных стрелковых единиц составляет 466 тыс.

О достоинствах и недостатках

Как утверждают специалисты, STG 44 – это революционный образец автоматического стрелкового оружия. Винтовка обладает следующими преимуществами:

  • Отличной кучностью попаданий при стрельбе на ближней и средней дистанции.
  • Компактностью. Винтовка была очень удобна в эксплуатации.
  • Отличной скорострельностью.
  • Хорошими характеристиками боеприпасов.
  • Универсальностью.

Несмотря на наличие неоспоримых достоинств, STG 44 не лишена и некоторых недостатков. К слабым сторонам винтовки можно отнести:

  • Наличие слабой магазинной пружины.
  • В отличие от остальных моделей винтовок STG 44 имеет большую массу.
  • Наличие хрупкой ствольной коробки и неудачных прицельных приспособлений.
  • В немецкой штурмовой винтовке отсутствует цевье.

Как считают военные специалисты, данные недостатки не были критичны. Путем проведения небольшой модернизации слабые стороны немецкой винтовки были бы легко устранены. Однако на это у нацистов уже не осталось времени.

О немецкой винтовке и советском «калаше»

Как утверждают военные специалисты, немецкая штурмовая винтовка STG 44 и АК очень похожи. В 1945 году американцами был занят город Зюль. Именно в этом городе располагалась фирма Х. Шмайссера. Убедившись, что коммерсант не является нацистом, американцы не стали его задерживать, а к STG 44 не проявили совершенно никакого интереса. Солдаты США были убеждены, что их автоматические карабины М1 лучше немецких винтовок.

В Советском Союзе работы по созданию промежуточного патрона велись с 1943 года. Толчком к этому стало появление у советских конструкторов трофейных стрелковых моделей. В 1945 году с предприятий Шмайссера в СССР вывезли всю техническую документацию по штурмовой винтовке.

В 1946 году 62-летний Хуго Шмайссер вместе со своей семьей отправился в Советский Союз, а именно в Ижевск. В этом городе советскими конструкторами велись работы по созданию нового автомата. Немецкий оружейник на предприятие был приглашен в качестве эксперта. Советскими конструкторами была использована техническая документация по немецкой штурмовой винтовке Шмайссера. Именно по этой причине в среде специалистов и любителей автоматического стрелкового оружия до сих пор не утихают споры о происхождении советского «калаша». Некоторые утверждают, что АК является удачной копией STG 44.

В заключение

Используя трофейные образцы немецких винтовок, советские солдаты штурмовали Берлин. STG 44 оказала огромное воздействие на дальнейшее послевоенное развитие автоматического оружия.

Кроме Калашникова, схему немецкой винтовки использовали бельгийские конструкторы во время создания винтовки FN FAL. Специалисты не исключают, что прототипом для американского карабина М4 также стала STG 44, так как конструктивно обе модели очень похожи. В рейтинге лучшего стрелкового автоматического оружия немецкая винтовка занимает 9-е место.

Источник: fb.ru Автомобили Знаменитые итальянские автомобили: марки, история и фото

Италия – весьма небольшая страна. Однако на её территории функционирует несколько крупнейших автомобилестроительных концернов. Названия многих из них на слуху у каждого человека – даже у того, кто не увлек...

Бизнес Самолет ИЛ 62М: технические характеристики, история и фото

Если транспортная система – кровь любой экономики мира, то пассажирские грузоперевозки можно назвать «плазмой» этой самой крови. Чем лучше, быстрее и качественнее государство способно перемещать люде...

Духовное развитие Троицкий собор, Щелково: история и фото

Троицкий собор – главная православная святыня Щелковского благочиния Московской епархии. Многих гостей города, да и самых горожан собор покоряет своей уникальной архитектурой. Очень редко на русских землях мож...

Духовное развитие Покровско-Татианинский собор (Чебоксары): история и фото

Тенденция по восстановлению и строительству памятников архитектуры, стартовавшая в эпоху 90-х, в настоящее время продолжает набирать обороты. Причем возведение церквей, соборов и храмов происходит во многих российских...

Духовное развитие Икона Божией матери Касперовская: история и фото

Эта небольшого размера икона, написанная масляной краской и наклеенная на кусок доски, в течение нескольких веков производит на верующих сильное впечатление.Работа неизвестного художникаНеизвестный авт...

Духовное развитие Спасо-Преображенский монастырь, Муром: история и фото

С вершины холма, на котором расположен Спасо-Преображенский монастырь города Мурома, открывается божественная красота необозримых далей. Эти поистине былинные края помнят многих святых, воссиявших в земле русской. Зде...

Духовное развитие Свенский монастырь (Брянск): история и фото

Недалеко от того места, где в широкую и полноводную Десну впадает её младшая сестра река Свень, высятся на берегу стены монастыря, получившего от неё своё название и известного как мужской Свято-Успенский Свенский мон...

Духовное развитие Храм Владимирской иконы Божией Матери в Мытищах: история и фото

На Ярославском шоссе, именовавшемся когда-то Троицкой дорогой, стоит удивительной красоты храм, возведённый в честь одной из наиболее почитаемых богородичных икон – Владимирской. Многое помнят и многое могли бы ...

Духовное развитие Монастырь Николо-Берлюковский: история и фото

В сорока двух километрах к северо-востоку от Москвы, на берегу реки Вори расположен Николо-Берлюковский мужской монастырь, переживший вместе с большинством святых обителей России и периоды расцвета, и годы запустения....

Закон Тюрьма "Кресты": история и фото

Тюрьма «Кресты» - одна из самых красивых достопримечательностей Града Петрова. О «Крестах» снимают фильмы, ей посвящены песни, она фигурирует во множестве сериалов. Наказание здесь отбывали мно...

monateka.com

Штурмовые отряды НСДАП — Народный комиссариат поисковых дел

ГОДЫ СТАНОВЛЕНИЯ: 1921-1923

В результате унизительного поражения в 1-й Мировой войне в Веймарской республике вначале 20-х годов прошлого столетия сложилась непростая политическая обстановка. Произошёл передел германских колоний. Германская монархия пала, произошел развал государственной машины. Система устоявшегося порядка, к которой немецкий народ привык за последние десятилетия, рухнула. В стране царила безработица и анархия, она медленно погружалась в пучину хаоса. На почве политической нестабильности возникало множество политических партий, течений и организаций. В городе Мюнхене была образована «Рабочая партия Германии», которая ничем не выделялась на фоне других, вплоть до осени 1919 г., пока в нее не вступил Адольф Шикльгрубер (Гитлер), неприметный ефрейтор рейхсвера. К началу лета 1920 г., по указанию А. Гитлера, возглавившего партию, она сменила название и стала называться «Национально-социалистическая немецкая рабочая партия».

Вновь созданная организация росла и крепла, вместе с ней росла и ее популярность в народе. Однако, кроме ораторов и агитаторов партии, требовались крепкие люди со стальными мускулами.

3 августа 1921 года в НСДАП был создан «Гимнастический и спортивный отдел», в нем готовили бойцов НСДАП для проведения специальных мероприятий. Уже через три месяца, 4 ноября, так называемые «спортсмены» приняли участие в массовой драке с семью сотнями сторонников коммунистов в городе Мюнхене. После этой потасовки личным распоряжением А. Гитлера отдел сменил название на «Штурмовые отряды» (СА). Руководителем штурмовых отрядов стал бывший офицер ВМФ Ганс Ульрих Клинч, сменив на этом посту Эмиля Мориса.

Основную часть членов СА, как и самой НСДАП, составляли представители низших слоев населения: бывшие военные, мелкие торговцы, госслужащие, безработные и в меньшей степени пролетарии. Всех их сплотили не столько идеи национал-социализма, сколько ежедневные выплаты, которые они получали, будучи штурмовиками СА, что было весьма немаловажно в условиях экономического кризиса. В задачи штурмовых отрядов СА входило обеспечение безопасности при проведении партийных мероприятий, сбор финансов в кассу партии, распространение агитационных материалов и печатной продукции, а также физическое воздействие на оппозиционные партии, в первую очередь, на коммунистов.В 1922 г. в структуре штурмовых отрядов СА появились молодежные отряды, объединявшие подростков от 14 до 18 лет. Через десять лет из них создали Гитлерюгенд («Молодежь Гитлера).

С появлением у партии своей символики штурмовики постепенно начинают преображаться и уже к осени 1922 г. получают свою форму. В середине осени того же года во время увеселительных праздников в честь «Всегерманского Дня» в Кобурге имела место массовая потасовка между членами СА, прибывшими туда на специальном поезде, и представителями левых сил. В результате побоища левые были выбиты из города, их авторитет в данной местности был потерян. Бесчисленное количество подобных крупных и мелких стычек позволяло нацистам постоянно теснить коммунистов, — сначала лишь в Баварии, а затем, постепенно, и по всем землям Германии.

На 1-м съезде НСДАП, проходившем 28 января 1923 в Мюнхене, перед собравшимися прошли около 6000 членов СА, четыре штурмовых баварских полка и отдельная штурмовая рота СА из Цвикау — первая организация СА за пределами земель Баварии. В марте для того, чтобы усилить своё влияние в СА, Гитлер назначил командующим отрядами Германа Геринга. При непосредственном участии Э. Рема — офицера рейхсвера — штурмовики начинают получать необходимое им оружие.

«ПИВНОЙ ПУТЧ»

8 ноября 1923 г в зале мюнхенской пивной «Бюргербройхауз» послушать политических ораторов собралось около 3000 человек. В зале находились также и члены правительства Баварии: премьер-министр Густав фон Кар, командующий войсками Отто фон Лоссов и начальник полиции. В ходе митинга около 600 бойцов СА окружили питейное заведение. Прибывший туда Адольф Гитлер сделал заявление о свержении правительства Баварии и предложил всем желающим присоединяться к национал-социалистам.

 

Несмотря на арест правительства, воспользовавшись суматохой, его членам удалось скрыться. Путч не был поддержан ни армией, ни немецким народом. На следующее утро более 3000 членов НСДАП и представители правых сил во главе с фюрером, руководством партии и присоединившимся к перевороту генералом Людендорфом, двинулись в центральную часть города. Захватив здание ратуши и военного министерства на Вейн-унд-театинерштрассе они наткнулись на верные правительству войска. Повернув, члены НСДАП вышли на Резиденцштрассе, которая ведет к Одеонплац — историческому центру города. У здания Фельдхернхалле дорогу нацистам преградил малочисленный отряд полиции. Точно неизвестно, кто первым нажал на курок, но в непродолжительной перестрелке было убито шестнадцать нацистов и три служащих полиции.

Результаты «пивного путча» оказались нерадостными: поражение нацистов было явным, указом президента Веймарской республики Фридриха Эберта национал-социалистическая партия и штурмовые отряды СА были запрещены, А. Гитлер арестован и посажен в тюрьму на 5 лет, а иные руководители находились в изгнании.

Однако, попытка переворота дала национально-социалистическому движению большую известность, выделив партию нацистов из большой массы других партий и движений. Несмотря на полный запрет НСДАП продолжила свое существование, кроме этого, на нацистов обратили взор крупные финансовые и военные круги, желавшие вернуть своей стране былое величие и процветание. Через некоторое время НСДАП вновь была разрешена, А. Гитлер выпущен на свободу, а в 1926 г вновь возникли штурмовые отряды.

КОРИЧНЕВАЯ АРМИЯ

Пик расцвета штурмовых отрядов СА наступил, когда их возглавил Эрнст Рем. Этот бывший армейский капитан смог превратить слабодисциплинированных бойцов в настоящую военную структуру НСДАП. Занимаясь политикой еще до знакомства с Гитлером, обладая личными связями с армейскими офицерами и с представителями власти на местах, Рем смог консолидировать бывших членов «добровольческих корпусов» (Freikorps) и влить их в состав штурмовиков (в частности «батальон Россбаха» стал Мюнхенским полком СА). Разделив отряды СА на роты, батальоны и полки, заставив их членов подчиняться жестокой военно-политической дисциплине, Э. Рем быстро достиг оглушительных  успехов.

 

narkompoisk.ru

Штурмовые группы Первой мировой » Военное обозрение

Армии отчаянно пыталась приспособить тактику к новой войне. Хотя наиболее знаменитыми стали немецкие штурмовые части, аналогичные подразделения не менее успешно применялись и другими армиями. Больше того, в русской армии, сполна испытавшей горечь поражения Русско–японской, необходимые выводы были сделаны еще в 1908 г. Цитата из брошюры «Самоокапывание пехоты в наступательном и оборонительном бою»:

«§ 9. Строевые начальники в ночь перед штурмом обязаны произвести ближнюю разведку неприятельского расположения с целью определения: 1) относительного положения участков позиции, расстояний до опорных пунктов и их характера; 2) рода препятствий на пути атакующего и мертвых пространств; 3) характера искусственных препятствий и мест их расположения. Определив род и место искусственного препятствия, надо попытаться устроить в нем проходы.

§10. Разрушение препятствий перед штурмом возможно только в редких случаях. Кроме ночного времени, можно воспользоваться туманом, снегом, сильным дождем, пылью и тому подобными случаями.

Приказания свыше ждать не приходится, так как, пока оно придет, удобный момент может быть упущен, поэтому ротному командиру необходимо проявить личный почин и послать команду охотников–рабочих, которые, подобравшись скрытно к препятствию, например, к проволочной сети, ложатся на спину, подползают под проволоку и режут ее особыми ножницами, которыми снабжаются штурмовые части. Следует попробовать выдернуть и повалить колья.Если при штурмовых частях имеются саперы, то они назначаются в помощь пехоте.

§ 11. Не всегда удается устроить проходы в препятствиях перед штурмом, поэтому надо уметь их преодолевать.

Чтобы успешно преодолеть препятствие и при этом понести возможно меньшие потери от неприятельского огня, необходимо появляться перед препятствием скрытно и неожиданно и преодолевать его без шума и стрельбы.

Способы преодоления должны быть настолько просты и усвоены, чтобы всякий рядовой мог самостоятельно преодолеть препятствие, поэтому крайне необходима практика мирного времени.

Преодолевать препятствие следует быстро и широким фронтом, а не толпиться, иначе атакующий понесет большие потери.

Для облегчения преодоления препятствий штурмовые части снабжаются топорами и ножницами.

§ 12. В тех случаях, когда атакующему удалось окопаться или залечь в мертвом пространстве вблизи препятствия, можно воспользоваться для облегчения преодоления его легкими вспомогательными средствами, доставленными скрытно (ночью или по ходам сообщения) к предштурмовой позиции. Такими вспомогательными средствами служат: легкие мостки, плетни, земляные или набитые соломою мешки для забрасывания препятствий.Во время преодоления препятствия, следует держать гребень укрепления или окопа под пулеметным огнем, а также забрасывать защитников ручными гранатами.

Если штурм не удался, то не следует отходить далеко назад, а залечь и постараться окопаться, чтобы можно было повторять штурмы с возможно близкого расстояния, пока не удастся овладеть позицией противника.

Ворвавшись в укрепление, следует сейчас же приспособить его в свою пользу: заградить выход, занять горжу [тыльную часть укрепления. —Е. Б.], устроить закрытия (траверсы) от флангового огня соседних участков, осмотреть блиндажи, разыскать проводники от фугасов, поставить пулеметы и сделать им закрытия.

Отступающего противника из укрепления преследуют огнем»

Фактически здесь в концентрированном виде излагается многое из последующей тактики штурмовых групп. Тогда почему же русская армия не смогла быстро взять австрийский Перемышль», не самую сильную крепость, и укрепления Восточной Пруссии? Отгадка кроется в самой инструкции — необходимы квалифицированные кадры, надлежащее обучение тактике штурма еще в мирное время и необходимое снаряжение. Как мы увидим в соответствующей главе, Российская империя имела серьезные проблемы по всем трем пунктам. Поэтому русской армии пришлось учиться новым приемам не столько по своим инструкциям, сколько у союзников и у противников. Притом что именно союзники называли закрытую сапу «русской».

Впрочем, британцы еще раньше внимательно наблюдали за боями с японской стороны и также составляли отчеты. Например, полковник Хьюм (Hume), британский атташе в Токио, дал ценную информацию о выкапывании траншей во влажной почве, защите подземных сооружений от газа и минной войне. Многие приемы, как мы видели, отрабатывались на предвоенных учениях в Англии. Но и англичане оказались не готовы к большой войне.

Уже в сражении под Ипром 1914 г. нередко возникали ситуации «слоеного пирога», когда наступающий, перемахнув через линию окопов, бежал дальше, а защитники прятались по блиндажам. При этом штабы теряли оперативную связь с атакующими. Затем обороняющиеся снова занимали стрелковые позиции и отсекали прорвавшихся. Такой «пирог» держался днями и даже неделями. А иногда окруженные на переднем крае даже не подозревали о своей участи. Поэтому стали необходимы «чистильщики окопов», добивавшие спрятавшихся. Например, по данным В. Клембовского, 21 декабря 1915 г. при атаке Гартманвейлерскопфа чистильщики 5–го стрелкового батальона не взяли ни одного пленного, тогда как 21–й батальон соседнего, 153–го полка, где чистильщиков не было, захватил 1300 пленных.

Русские

Первый «рейд» во вражеские траншеи на Западном фронте состоялся уже 4 октября 1914 г., когда английский взвод под командованием лейтенанта Беквита Смита атаковал немецкую траншею. Рейды обычно проводились в целях разведки—изучения рельефа, неприятельских заграждений, войск, захвата пленных, подслушивания разговоров… К тому же они поднимали боевой дух солдат. Пехотинцы учились действовать ночью, использовать ножи, дубинки, кастеты, мягкую обувь и более подходящую для траншей одежду, затемняли лица…

Помимо артиллерийского и минометного огня, наилучшим пехотным средством разрушения проволоки считались удлиненные заряды из шеста с привязанными к нему пироксилиновыми шашками или зарядами тола. Также применялись гранаты, топоры с длинными рукоятями, ручные ножницы, более удобные, чем ружейные, гарпуны, подтягивающие полосы заграждений, брезентовые и проволочные мосты, набрасываемые на проволоку.

Еще в августе, по запискам Я. М. Ларионова, использовались передовые пункты, ложные окопы и дополнительные позиции артиллерии, затрудняющие воздушную разведку.

Бои у Немана, ноябрь: «Расстояние между позициями не превышало 600—700 шагов, но приходилось взять систему проволочных заграждений и скрытыя орудия, и пулеметы в долине, и заграждения перед неприятельскими траншеями на горе и почти неприступные окопы с блиндажами, укрепленные кольями и цементированные. Артиллерия и с той, и с другой стороны находилась за горами, под прикрытием, но сначала не работала, чтобы не выдать своего расположения…

Как бы то ни было, но подойти к заграждениям большим колоннам оказалось невозможно и пришлось готовиться к атак и переходу на дно долины к проволочным заграждениям при помощи «сапов», винтообразных, змейкой, окопов по склонам горы, которыя бы привели значительныя наши силы к первому ряду проволочных заграждений».

Внезапная атака оказалась удачной: «В 5 1/2 час. утра один из сибирских стрелковых полков ринулся на приступ. Быстро смяли первыя полуразрушенныя проволочный заграждения, на дне долины захватили тяжелыя орудия и пулеметы, так и не успевшие выстрелить, и бросились на разрушенныя артиллерией заграждения у блиндажей, проникли в превосходный несколько–ярусныя окопы, выбивали оттуда немцев штыками, затем попали в коридоры, соединявшие окопы, взяли штыками превосходные кольцевые блиндажи (вокруг всей горы) и зашли в тыл немецким батареям…

Взято совершенно целых 21 тяжелое орудие, причем 15 перевез я сам, 16 пулеметов (многия орудия и пулеметы были заряжены), тысячи снарядов, много пулеметных лент, прожектор, я нашел прибор для пускания ракет в вид большого револьвера, заряжающагося патроном, как наш дробовой, трубы Цейса, много телефонов с микрофонами, перевязочный пункт в окопах с материалами и пр.».

Однако в приказе войскам 4–й армии 1 мая (18 апреля) 1915 г. № 668 отмечалось, что русские войска все еще недостаточно усвоили уроки Русско–японской войны, отраженные в уставах, и опыт первых месяцев мировой войны: «При обороне все еще замечается стремление к сплошной линии окопов. Даже в тех случаях, когда приходилось занимать заранее подготовленные в инженерном отношении позиции, из ряда опорных пунктов, находившихся в самой тесной огневой связи, войска сейчас же, как бы боясь промежутков, начинали соединять опорные пункты длинными окопами, и опять получалась сплошная линия. Между тем такие сплошные линии укреплений в полевой войне крайне невыгодны. Они не усиливают, а ослабляют обороноспособность позиции, так как окопы поглощают много войск, получается тонкая линия и слабые резервы. В случае прорыва в одном месте легко сдает и вся линия. Из сплошной линии окопов почти невозможно встретить удар противника решительной контратакой, так как приходится выбегать из окопов только по устроенным выходам. Совсем иное дело, когда позиция состоит не из сплошных окопов, а из ряда опорных пунктов, находящихся в тесной огневой связи».

И во Франции 20 августа того же года отмечалась недопустимость, чтобы войска первой линии возводили окопы с посторонней помощью, считая земляные работы ниже своего достоинства.

По итогам боев в Шампани осенью 1915 г., наступая волнами пехоты, при подходе к неприятелю рекомендовалось продвигаться вперед постепенными скачками, задерживаясь в удобных складках местности для восстановления в частях порядка.

16 января 1916 г. появилась новая инструкция генерала Жоффра, в которую были внесены следующие дополнения к ранее изданным инструкциям:1. Наступательная операция должна предусматривать несколько оборонительных полос противника. Не нужно задаваться целями прорыва их всех сразу.2. Без перемены артиллерийских позиций можно овладеть только первой полосой, после чего вести новую подготовку для овладения второй полосой и т. д.3. Наступление ведется по принципу: артиллерия разрушает, пехота наводняет.4. Атака может увенчаться победой, если она ведется при превосходстве материальных и моральных сил наступающего.Отмечалось, что «нельзя бороться людьми против мертвой материи», пехота «очень быстро истощается в бою», «морально она очень впечатлительна».

В то же время капитан Андре Лафарж (или Лафарг, Laffargue) выпустил брошюру «Пехотная атака в настоящем периоде войны. Впечатления и выводы ротного командира». Еще в августе 1914 г., будучи командиром взвода, он практически без потерь провел его под огнем артиллерии, пользуясь укрытиями и перебежками по одному, хотя рядом почти целиком уничтожались роты.

К 1916 г. германские позиции состояли из двух–трех линий траншей, с заграждениями и колючей проволоки перед каждой. Узлы обороны, где устанавливались укрытые пулеметы и орудия, находились на расстоянии 800—1500 м друг от друга.

Поэтому вместо постепенного овладения укрепленными позициями одна за другой Лафарж предложил прорыв по всему фронту на глубину около 3 км, не давая затем противнику времени задержаться в тыловых траншеях и подготовить оборону.

Немцы

«Современная атака — это грандиозный, безграничный штурм, начатый мгновенно на всем фронте наступления, ведомый с бешеной настойчивостью прямо перед собой, могущий остановиться лишь тогда, когда последняя неприятельская линия будет сокрушена». Атака не должна быть методической: «Она состоит из одного неудержимого порыва и должна быть закончена в один день, иначе неприятель своей обороной не даст наступлению восторжествовать над своим губительным, всепожирающим огнем. Нельзя понемногу грызть одну за другой устрашающие оборонительные линии — надо решиться и проглотить их сразу». Вторая волна поднималась бы в тот момент, когда первая обрушивалась бы на первую линию окопов.

Артиллерия поддержки должна была: уничтожать заграждения; нейтрализовать или уничтожать защитников траншей; вести контрбатарейную борьбу; отсекать подкрепления; уничтожать обнаружившие себя пулеметы. Полного уничтожения заграждений не требовалось, т. к. это потребовало бы слишком большого количества снарядов — для прохода пехоты хватило бы и 75–мм снарядов. Для поражения укрывшейся пехоты требовались уже «воздушные торпеды». Для уничтожения пулеметов горные пушки размещались бы непосредственно в траншеях. Предварительно артиллерийские офицеры должны были изучить неприятельские позиции, отыскивая места, подходящие для установки пулеметов.

Пехота для повышения эффективности атаки могла начинать выдвижение во время артподготовки, симулировать атаки, открывая огонь из винтовок после прекращения артиллерийского огня, или выкуривать обороняющихся слезоточивым газом.

Особое внимание уделялось изоляции центра обороняемого участка и защите наступающих от флангового огня. Огонь полевой, тяжелой и траншейной артиллерии по минутам сочетался с движением пехоты.

Если расстояние до вражеских траншей было менее 100 м, атакующие должны были быстро ворваться в окопы раньше, чем противник вылез бы из укрытий. Если расстояние было больше, атака шла волнами рот. Впереди — застрельщики из опытных и хладнокровных солдат, хороших стрелков, огнем из винтовок заставляющие обороняющихся укрыться. Эту роль исполнял и сам Лафарж. Позади линии шли офицеры и унтер–офицеры, управляющие боем, а не бегущие впереди всех. После захвата первой траншеи, позади нес солдаты залегали, формировалась новая линия, обстреливающая, а затем атакующая вторую траншею.

Второй эшелон атакующих снабжался пулеметами, легкими орудиями и батареями поддержки. Он выдвигался в момент, когда первый эшелон достигает траншеи. При этом солдаты второго эшелона не должны были ввязываться в схватки первого. Задачей второго эшелона было подготовить позиции для новой атаки, в т. ч. при помощи мешков с песком, и обеспечить огневое превосходство. Огонь предпочтительно было бы вести лучшим стрелкам из укрытий, а не всем солдатам. Пулеметы и легкие орудия как можно быстрее подтягивались к новой позиции, облегчить задачу могли бы автоматические винтовки.

В прорыв вводились кавалерия, орудия, пулеметы и пехота на автомобилях плюс саперы для расчистки местности.

Таким образом, Лафарж предвосхитил многие действия, легшие в основу последующей пехотной тактики. Оставалось «всего лишь» отработать их на практике.

Н. Е. Подорожный отмечал, что для отработки навыков штурмовых действий в тылу сооружались специальные полигоны, воссоздающие участки укрепленных полос, с окопами, бойницами, ходами сообщений, пулеметными и минометными установками, с укрытиями для легкой и замаскированными позициями для тяжелой артиллерии. Пехота обучалась проходить через проволочные заграждения, двигаться по полуразрушенным окопам противника, очищать их от неприятельских частей, действуя гранатой, штыком и лопатой; «переворачивать» окопы противника, приспосабливая их для ведения огня во вражеский тыл; училась взаимодействовать с артиллерией, поддерживать связь по фронту и в глубину. Так, на занятии по захвату пленного (Герасимов) «сперва изучались движение к месту расположения неприятельского поста и способы прикрытия движения. В эту часть занятия входили все виды передвижения: преодоление проволок, прикрытие огнем, занятие исходного положения для захвата пленного. Затем изучался самый захват неприятельского наблюдателя. Когда разведчики в достаточной степени овладевали всем этим, отрабатывалось возвращение с пленным: проход проволочных заграждений, прикрытие отхода, движение к своему расположению, вынос раненых».

Ночью 16 ноября 1915 г. был проведен рейд канадских пехотинцев, когда обычная и траншейная артиллерии взаимодействовали с пехотой. Сами пехотинцы, по данным Стивена Булла, были разделены на две группы, по 70 человек. В каждой группе были выделены: подгруппа из 5 резчиков проволоки, две подгруппы гранатометчиков и блокировщиков — по 7 человек, две прикрывающие подгруппы — по 3 человека в каждой, группа стрелков из 10 человек, «слухачи» поддержки — 13 и резерв — 22. Гранатометчики атаковали противника, а блокирующие группы защищали их от контратак. Одна из групп была обнаружена и вынуждена отступить, но другая выполнила задачу уничтожить беспокоящую пулеметную точку, захватила пленных и успешно отошла под прикрытием артиллерии. Потери канадцев составили всего одного убитым и одного — раненым. Этот рейд послужил прообразом для многих будущих операций.

К 1917 г. взвод британской пехоты состоял из 36 человек, образуя атакующую группу, группу поддержки и резерв. Пулемет Льюиса при поддержке 8 подносчиков боеприпасов и отделения ружейных гранатометов из 9 человек составлял основную огневую мощь взвода. Атакующая группа состояла из 9 гранатометчиков с ручными гранатами. Смешанный резерв с командиром по необходимости усиливал ту или иную группу.

Британцы

В батальоне группы также делились по задачам. Первые группы — гарнизонные — получали задачу прорваться через позицию противника и закрепиться для отражения контратак противника. Вторые группы — чистильщики — должны были ликвидировать противника в окопах и убежищах и распространиться на флангах захваченного участка немецкой позиции, с тем чтобы установить связь с соседними частями. Третьи группы — блокирующие — предназначались для борьбы с отдельными сильными оборонительными сооружениями, эти группы снабжались огнеметами, дымовыми шашками и усиливались минометами. В зависимости от обстановки блокирующие группы или выдвигались вперед для захвата сооружений, или составляли резерв командира роты.

По описанию капитана Уолдрона, команда гренадеров состояла из передовой шеренги — два стрелка (bayonet man), гранатометчик и командир группы (наблюдатель), и тыльной — по два подносчика гранат и «баррикадира» (barricader). Общая численность, согласно «Notes on grenade warfare», могла меняться от 6 до 16 и более человек. Все члены команды (и взвода) были взаимозаменямы, должны были уметь метать гранаты (сначала учебные, потом боевые) из любых положений — стоя, с колена, лежа, из окопа, через траверсы, а также быстро строить баррикады из мешков с песком и любого другого доступного материала, и т. п. Требовалось не менее 50 % попаданий в стандартную мишень (траншею — ярд шириной и глубиной, 3 ярда длиной), столько же правильных ответов по устройству гранат, их использованию и тактике. Наблюдатель должен был быть экспертом в работе с перископом и давать четкие недвусмысленные указания, чтобы следующая после корректировки граната поражала цель. Чтобы квалифицироваться как гренадер, требовалось не менее 65 %. Эксперт отвечал на вопросы специального курса плюс должен был иметь необходимые, на взгляд комиссии, физические и психические способности. Гренадеры и гренадеры–эксперты (из последних обычно набирались гранатометчики) носили специальный шеврон и получали дополнительную плату.

В боевой траншее стрелки впереди всех пользовались деморализацией противника после взрыва гранат, расчищая дорогу и сообщая об обстановке. Гранатометчик за траверсом, имея обе руки свободными, метал четыре гранаты — в первый участок траншеи, в следующий, за вторым траверсом — дальше всех, снова в первый, но чуть дальше первой гранаты и в колено второго траверса. Командир обычно был за гранатометчиком. Баррикадиры несли мешки, шанцевый инструмент для их заполнения и возможно большее число гранат (гранаты старались нести все члены группы). В коммуникационной траншее, более свободной, гранатометчик метал по гранате в ближний и дальний конец следующего перед стрелками участка. Затем при атаке каждая двойка передвигалась в участок траншеи, занятый предыдущей двойкой (баррикадиры — подносчиками и т. п.). Во избежание потерь в любой момент времени в участке траншеи находились не более трех человек.

Гранатометчики дополнительно вооружались ножом и пистолетом, остальные вешали винтовку за левым плечом. Атака с винтовками для открытой местности при хорошей подготовке была быстрее и «дешевле», тогда как гранаты были полезнее в ближнем бою и в траншеях. В ночной разведке два члена группы имели винтовки со штыками, остальные — только ранцы с гранатами. Двигаться надо было бесшумно и применять гранаты только в экстренном случае. Чтобы не терять направление, солдаты даже связывались друг с другом.

В битве у Амьена, встретив пулеметный огонь, канадские штурмовики залегали, а пулеметчики с помощью разведчиков скрытно выдвигались для огня во фланг, что уменьшало потери. Были случаи уничтожения двух–трех пулеметных гнезд одним–двумя солдатами.

Во французских штурмовых группах солдатам первых волн выдавалось по 150 патронов, ножницы, ручные гранаты и два мешка с землей. Гранатометчики должны быть снабжены мешками для гранат, винтовкой и браунингом, 50 патронами. Чистильщики должны иметь, кроме винтовки, браунинг со значительным количеством патронов и ручные гранаты. Все солдаты должны быть без ранцев, но иметь с собою суточную дачу продовольствия и флягу с водой. На открытой местности штурмовики двигались цепью, стрелки занимали место на флангах, а гранатометчики — в центре. В бою цепь быстро перегруппировывалась для нанесения мощного быстрого удара. По возможности к окопам приближались скрытно и метали гранаты по команде. При зачистке траншей стрелки шли впереди, ведя наблюдение за противником и корректируя огонь гранатометчиков. Гранатометчики уничтожали врага в блиндажах и землянках, за поворотами траншей и в ходах сообщения. Подносчики гранат пополняли боеприпасы и заменяли выбывших из строя гранатометчиков.

К концу 1917 г. в роте из 194 человек 4 унтер–офицера и 28 солдат использовали ручные гранаты, еще 24 — ружейные. В последних сражениях 1918 г. французский взвод пехоты делился на два полувзвода, с двумя ручными пулеметами в каждом, в октябре — на три боевые группы, в свою очередь, делящиеся на команды пулеметчиков и гранатометчиков.

17 октября 1918 г. внезапной атакой французской роты, просочившейся под прикрытием тумана, были захвачены 4 офицера, в том числе командир батальона, 150 рядовых, восемь 77–мм пушек и 25 станковых пулеметов. Французы не потеряли ни одного человека.

Первая немецкая штурмовая группа была создана 2 марта 1915 г. для отработки новой тактики и испытания новых видов оружия, в т. ч. стальных касок — с декабря того же года. Это была группа майора Каслова из 15–го саперного батальона. В августе Каслова сменил капитан Вилли Мартин Эрнст Pop (Rohr). Впервые штурмовики пошли в бой в битве под Верденом 21 февраля 1916 г., и к 1 апреля группа разрослась до батальона.

В мае Верховное командование дало приказ каждой армии откомандировать по два офицера и четыре унтер–офицера в батальон Popa для обучения новой тактике.

В первом эшелоне наступления, или прорывающей волне, шли солдаты, вооруженные винтовками, ручными гранатами, огнеметами и земляными мешками. Винтовки они несли за спиной. Запасные обоймы к винтовке, до 70 патронов, штурмовики несли в матерчатом патронташе, переброшенном через шею.Волна чистильщиков обеспечивала первую волну с тыла и флангов, уничтожая оставшиеся очаги сопротивления, отводя в тыл пленных и отражая контратаки с флангов. Вторая волна следовала за первой на близкой дистанции (около 50 м), чтобы легче миновать завесу огня противника. Солдаты снабжались большим количеством ручных гранат, огнеметами, подрывными шашками и большими лопатами.

Итальянцы

Третья, или подталкивающая волна, усиливала понесшую потери первую волну. Солдаты несли запасы ручных гранат, земляные мешки и щиты.К концу 1916 г. штурмовые батальоны были сформированы во всех армиях западного фронта. В их составе солдаты служили некоторый промежуток времени, а затем возвращались в свои части. К середине 1917 г. почти в любом пехотном батальоне служили офицеры и унтер–офицеры, прошедшие подготовку в штурмовых батальонах. Тактика оттачивалась в отражении наступления Нивеля, Рижской операции, сражении при Капоретто в Италии и строилась на широком использовании ручных гранат, просачивании мелкими группами при поддержке минометов и пулеметов. Эрнст Юнгер так описывал на собственном примере экипировку штурмовиков: «На груди — два мешка с четырьмя ручными гранатами, слева — капсюль, справа — пороховая трубка, в правом кармане мундира — пистолет 08 [Люгера — Е. Б.] в кобуре на длинном ремне, в правом кармане брюк — маузер, в левом кармане мундира — пять лимонок, в левом кармане брюк — светящийся компас и сигнальный свисток, у портупеи — карабинный замок для срыва кольца, кинжал и ножницы для перерезания проволоки… Погоны и «ленту Гибралтара» [отличительный знак дивизии. — Е. Б.] мы сняли, чтобы противник не мог определить нашу принадлежность. В качестве опознавательного знака каждый имел на рукаве белую повязку».

1918 г. стал звездным часом и одновременно лебединой песней германских штурмовиков. Да, они неоднократно прорывали фронт на десятки километров, но не могли обеспечить развитие успеха и несли громадные потери.

А что же было на русском фронте?

После боев 1915 г. было установлено, что оборона, особенно малыми силами на широком фронте, должна строиться не на растягивании «в нитку», а на занятии войсками важнейших узлов сопротивления, эшелонированных в глубину. Промежутки между узлами сопротивления обстреливались бы перекрестным пулеметным и артиллерийским огнем. Тогда стало бы возможным выделить сильные ударные группы и обосновать оборону на контратаках.

К 1916 г., используя французский опыт, в наступлении каждая часть строилась в несколько линий, в затылок. Впереди — редкие цепи разведчиков. С головными ротами двигались команда саперов и 1ренадеры с ручными гранатами. Фронт прорыва корпуса назначался не менее 8 км. По описанию Оберюхтина, при атаке на малом фронте обязательно требовалось глубокое построение пехоты: для пехотной дивизии — 1—1,5 км с двумя полками впереди и двумя — в резерве в 600—800 м; для полка — 0,5—1 км, с двумя батальонами впереди и двумя в затылок в 400—1500 м; для роты — в две линии, до полуторно на дистанции 150—200 м. Глубина исходного плацдарма для полка составляла 300—400 м, по фронту — 1 км. Между щелями — 35—50 м, между батальонами — 100 м. В отличие от французов пехота не располагала собственными огневыми средствами. Атака проводилась волнами, непрерывно и быстро двигающимися вперед. За ними одновременно с головными ротами должны были двигаться резервы в виде непрерывного потока.Внимательно изучалась система обороны противника: «Вот проходы в наших проволочных заграждениях. Видите, некоторые из них имеют красные черточки? Эти проходы обнаружены немцами и пристреляны. Поэтому мы не пользуемся ими. Вот проходы в наших проволоках, отмеченные зелеными штрихами: они закрыты сверху, в них можно проходить только ползком. В пространстве между нашими проволоками и проволоками немцев вы видите ряд кружков и крестиков желтого цвета. Это подготовленные и естественные укрытия, где можно переждать огонь противника. Кружок обозначает, кроме того, удобный наблюдательный пункт. Теперь смотрите на проволоки противника. Проходы в них обозначены тоже красными черточками, так как немцы хорошо прикрывают их пулеметным огнем. А вот эти стрелки в окопах обозначают действующие пулеметы, пунктирные же стрелки, идущие от них, — примерные сектора обстрела. Обратите внимание: некоторые районы между нашими и немецкими окопами заштрихованы. Здесь обычно наблюдались наиболее сильный перекрестный пулеметный огонь и заградительный огонь минометов».

Итальянские штурмовые отряды, ардити, были образованы в июне 1917 г., но эсплоратори (Esploratori, разведчики) набирались и тренировались еще с 1914 г. 15 июля 1916 г., чтобы поднять моральный дух армии, истощенной кровопролитным противостоянием на реке Изонцо и успехами австрийцев, были введены отличительные знаки «смелых солдат» и официальный армейский термин «ардити». В 1917 г. добавились части, вооруженные ручными пулеметами, обычно также использовались карабины, кинжалы, ручные гранаты, огнеметы и артиллерия поддержки — 37–мм и 65–мм горные орудия.

Любопытно, что, по отзыву Альфреда Этгингера, летом 1918 г. в двух дивизиях американской армии во Франции имелись полки, свыше 40 % солдат в которых ни разу не стреляли из винтовки. Даже в августе–октябре пехотинцы США, передвигаясь на поле боя в колоннах по двое или повзводно, неверно выбирая направление, теряя связь, не умея использовать пулеметы и т. п., нередко попадали под уничтожающий огонь артиллерии и пулеметов и вынуждены были лежать до темноты в традициях августа 1914 г. Роты уменьшались до размеров взвода. Один из батальонов в первом же бою потерял 25 офицеров и 462 рядовых. Одна из пулеметных рот потеряла 57 человек, не сделав ни одного выстрела, другая потеряла 61 человека и израсходовала только 96 патронов.

Однако в ряде случаев удавались тактические импровизации. По рассказу лейтенанта Курта Гессе: «Я никогда не видел так много убитых. Я никогда не видел на войне таких ужасных картин. На том берегу американцы уничтожили в ближнем бою две наши роты целиком. Залегшие в пшенице, они подпустили наши подразделения на 30—50 м, а затем уничтожили их огнем. «Американцы всех убивают!» — таков был крик, ужаса 15 июля, и этот крик еще долго заставлял дрожать наших людей». 26 сентября два полка взяли примерно по пять пленных на каждого вышедшего из строя солдата. Ночью 2 ноября 9–й полк прошел 10 км вглубь вражеских позиций, забирая группы немцев в плен — такова была степень их деморализации к концу войны.

Отрывок из книги "Мифы Первой мировой" Евгения Белаша.

topwar.ru

Штурмовые группы Вермахта.: theosophist

Солдаты штурмовой группы Вермахта в бою на подступах к Ленинграду.Солдаты вооружены двумя пулеметами MG-34 и ранцевым огнеметом Flammenwerfer 35Источник – http://waralbum.ru

Штурмовая группа фактически представляла собой сводный взвод, состоявший из солдат различных подразделений. Такие группы формировались при подготовке войск Вермахта к штурму отдельных ДОТов, ДзОТов, линий обороны или укрепленных районов противника. После выполнения поставленных задач группы расформировывались, и солдаты возвращались в свои основные подразделения. Штурмовая группа разбивалась на отряды и группы, каждой из которых вменялись определенные функции.

Командир штурмовой группы должен был осуществлять общее командование группой, фактически являясь командиром взвода. Такой немецкий взводный был вооружен пистолетом-пулеметом МП 38/40, однако мог использовать и трофейное автоматическое оружие. Согласно Уставу 1944 года, он должен был иметь следующее снаряжение: бинокль, ножницы для резки колючей проволоки, ручные гранаты (количество гранат могло быть разным), сигнальный пистолет с ракетами, буссоль, свисток, окопный нож. Ему также могло выдаваться устройство для бесшумной стрельбы.

Отряд по подрыву или уничтожению заграждений состоял из 3-4 солдат саперного пехотного взвода. В их задачу входили подрыв заграждений и создание проходов в минных полях и проволочных заграждениях. Отряд также обеспечивал прохождение через эти проходы частей, следующих за штурмовой группой. Вооружались саперы обычными пехотными винтовками системы Маузер образца 1898 года или трофейными винтовками. При этом у них могло быть и другое стрелковое оружие. Также саперам выдавалось по 3 гранаты, лопаты, ножницы для резки колючей проволоки, топоры с гвоздодерами, мешки для песка, удлиненные подрывные заряды по счету заграждений и штатное холодное оружие – окопные ножи.

Немецкий сапер у ящика Packkiste Nr.14 с килограммовыми подрывными зарядами Sprengbuchse-24Источник – www.nationaalarchief.nl

В группу по уничтожению огневых точек и ДзОТов обычно входили 2-3 солдата, в основном из пехотного саперного взвода. Они вооружались, как правило, пистолетами, хотя им была положена и одна винтовка. Также им выдавались 10 мешков для песка. В задачу группы входило блокирование амбразур ДОТа мешками с песком или грунтом, выведение из строя пулеметов и пулеметчиков гарнизона ДОТа. Для этого саперы должны были забрасывать амбразуры гранатами или подрывать их, используя стандартные килограммовые или трехкилограммовые заряды на шестах.

Немецкая штурмовая группа получает задание. Сталинград, 1942 годИсточник – http://waralbum.ru

Группе по уничтожению огневых точек и ДзОТов придавался расчет 37-мм противотанковой пушки, а с 1944 года – один или два расчета противотанковых ружей, вооруженных штатными ПТР (PzB.38, 39) либо трофейными ПТР. Противотанкисты вооружались пистолетами и гранатами, а также снабжались подрывным зарядом (3 кг), детонаторами и шестами. Заряд использовался, если группа не могла справиться с амбразурой с помощью одних гранат.

Расчет 37-мм противотанковой пушки Рак 35/36 опускает ствол орудия на -8°,чтобы обстрелять советский ДОТ с малого расстояния. Один из бойцов орудийнойприслуги расставляет сошки шире, чтобы придать пушке больше устойчивости на бетонной поверхностиИсточник – plan-barbarossa.ru

Группа прикрытия состояла из двух или трех отрядов по 2-3 человека. Солдаты группы вооружались штатным или трофейным стрелковым оружием, большим запасом гранат. Им также выдавались дополнительные бронебойные патроны, дымовые гранаты или шашки, флажки для обозначения переднего края и сигнальные флаги для указания целей своей авиации. В группу могли включаться один или два расчета пулеметов MG-34. Группа прикрытия обеспечивала фланги группы по уничтожению огневых точек и ДзОТов, а также должна была прикрывать ее в случае отступления.

Расчет немецкого ПТР PzB. 39Источник – sporting-ru.ru

Отряд постановки дымовых завес, как правило, состоял из 2-3 человек, однако мог и не формироваться. В таком случае для постановки дымовых завес могли привлекаться солдаты саперных, специальных войск (Nebeltruppen) или артиллерия. В штатное вооружение отряда постановки дымовых завес входили стрелковое оружие, 4 ручные гранаты, 8 дымовых гранат или дымовых шашек, 1 шанцевый инструмент, 1 ножницы для резки проволоки. Не исключалось наличие другого оружия и снаряжения в зависимости от обстановки.

Штатный саперный немецкий 3-килограммовый заряд взрывчатки (Geballte Ladung 3 Kg)с отверстиями в ящике, предназначенными для детонаторовИсточник – trizna.ru

Отряд обеспечения – его численность не регламентировалась. Это были солдаты, которые следовали за остальными группами и несли на себе:

  • 2-3 дополнительных подрывных заряда (3 кг) с детонаторами и шестами;

  • оставленное штурмовой группой обмундирование, экипировку, лишнее вооружение, дополнительное боепитание, бронебойные патроны, и т. д.;

  • ручные гранаты, дымовые гранаты или шашки и прочее оружие и снаряжение.

По необходимости мог также формироваться резервный отряд.

Штурмовая группа Вермахта атакует входной блок ДОТа №179 Киевского укрепленного районаИсточник – фотоархив МАИФ «Цитадель», г. Киев. Сайт relicfinder.io.ua

Штурмовой группе мог выделяться гужевой транспорт (двуколка) или автотранспорт для доставки группы и ее снаряжения к линии фронта. Штурмовые группы могли также усиливаться специальными саперными подразделениями – штурмпионерами (Sturmpioniereinheiten; Sturmpioniere), то есть, специально обученными саперами и солдатами, подготовленными к штурму хорошо укрепленных инженерных сооружений противника. В штатное вооружение штурмпионеров могли входить специальное вооружение (огнеметы, ружейные гранаты, ручные противотанковые гранатометы), специальная экипировка, специальные средства подрыва, мощная взрывчатка и т. д.

Штурмовые группы взаимодействовали с авиацией, указывая флажками цели для бомбометания и сигналя ракетницами о своем местоположении. При необходимости штурмовые группы могли поддерживаться танками, самоходками, прочей бронетехникой, а также артиллерией.

http://warspot.ru/507-shturmovye-gruppy-vermahta

theosophist.livejournal.com

Штурмовые батальоны в Кайзеровской Германии | Страница 2

Немецкая армия имела на вооружении два типа винтовочных гранат - Gewehrgranate M1914 и Gewehrgranate M1913. Оба типа весили около одного килограмма и оба выстреливались из стандартной винтовки при помощи специального холостого патрона. Для выстрела гранатой необходимо зарядить в винтовку Маузера обр. 1898 или Манлихера обр. 1895 г. холостой патрон, уперев ее прикладом в землю придать ей наклон около 50 градусов. После этого шомпол вставляется в ствол, наводка уточняется и производится выстрел. Эти гранаты оснащались дополнительным зарядом из дымного пороха, который срабатывал при ударе о землю и подбрасывал гранату в воздух, где она и взрывалась, разбрасывая вокруг осколки. Позже появилась Gewehrgranate M1916. Гранатометы также могли стрелять сигнальными ракетами. Отдача была при этом существенной, точность – минимальной. К 1916 году на вооружение был принят первый гранатомет. При массе 40 кг гранатомет состоял из двух частей: собственно гранатомета (23 кг) и станка (15 кг). Благодаря этому его можно было достаточно быстро переносить. Максимальная дальнобойность гранатомета составляла 300 м, минимальная - 50 м. К 1916 году в каждом пехотном полку было по 12 гранатометов, стрелявшими специальными гранатами. Гранатометом управлял расчет из двух человек. Гранатомет был эффективным оружием, способным поддержать огнем наступающую пехоту с открытой и закрытой позиции. В каждой роте были созданы отряды метателей гранат, которые должны были забрасывать противника для ослепления дымовыми гранатами. По соответствующей команде за дымовыми следовала серия обычных гранат. Затем гранатометчики первыми выходили из окопа, поддерживаемые обычной пехотой и вновь забрасывали противника гранатами, чтобы оттеснить его и обеспечить проникновение во вражеские окопы.

К 1914 году на вооружении германцев было три типа минометов: легкий 76-мм (масса мины 4.7 кг, дальнобойность 1050 м), средний 170-мм (49.5 кг, 900 м) и тяжелый калибра 210-мм (100 кг, 550 м) и более. 76-мм миномет для стрельбы использовал 76 мм снаряды, получаемые из бракованных 77 мм снарядов для полевой пушки, ствол нарезной. Дальность стрельбы варьировалась между 325 (минимальная) и 1425 метрами (максимальная при угле 45 градусов). Огонь велся по навесным траекториям из-за укрытий, из окопов или с обратных скатов возвышенностей, из воронок. Оружие перемещалось расчетом. 170-мм миномет оказался довольно эффективным орудием непосредственной поддержки пехоты, а также для уничтожения полевых укрытий. Дальность огня до полутора километров. На поле боя расчет, взявшись за станины, мог перевозить миномет по полю боя. Расчет состоял из 6 человек. Штурмовые батальоны, как правило, имели в своем составе минометную роту. Отдельные штурмовые роты обычно располагали четырьмя легкими минометами. Гранатометы и легкие минометы размещались либо позади исходной позиции, либо во второй линии атакующих.

18 января 1915 года был сформирован добровольческий саперный отряд для испытания нового оружия – огнемета под командованием майора Реддемана. Вскоре эта часть была переформирована в 3-й гвардейский сапёрный батальон, а затем в резервный гвардейский сапёрный полк («отец» огнеметных частей кайзеровской армии), носивший название Flammenwerfer Abteilung и участвовавший в боях до конца войны. Первоначально батальон состоял из шести рот, но к концу 1917 г. их число увеличилось до 12. В каждой роте было по 20 тяжёлых и 18 ранцевых огнемётов. Впоследствии полк Реддемана стал ударной боевой единицей высокой ценности, обзавелся он и собственным штурмовым подразделением. В боевых условиях проходили испытания два типа огнеметов: переносной, обслуживаемый расчетом из двух человек, и стационарный, способный метать огненную струю на расстояния до 20 метров. Расчет переносного огнемета состоял из бойца, носившего баллон с горючей смесью, и оператора, направлявшего огнеметную трубу на цель. Метание смеси осуществлялось при помощи сжатого азота, а зажигание смеси производилось у трубы. В феврале 1915 года огнемет испытали под Верденом против французов, а в июне против англичан. В обоих случаях огнемет вызвал панику в рядах вражеской пехоты, немцам удалось занять позиции противника с относительно небольшими потерями. В составе каждого штурмового батальона был огнеметный взвод, насчитывавший от четырех до восьми легких огнеметов. Успех огнеметных частей, приравненных к штурмовым, зависел от обстановки и от других факторов. Так, на русском фронте германцы 9 ноября 1916 года впервые пустили в ход ранцевые огнеметы в бою севернее города Барановичи. Однако русские солдаты 217-го и 322-го пехотных полков, предупрежденные о возможности появления огнеметов, не растерялись и сильным ружейно-пулеметным огнем сорвали атаку огнеметчиков и следовавшей за ними немецкой пехоты с большими для противника потерями.

Испытанная в 1915 году крупповская 37-мм траншейная пушка оказалась недостаточно эффективной (37-мм пехотные орудия, будучи легкими и точными, были весьма ограничены в возможностях поражения живых целей, как открытых, так, в особенности, укрытых за складками местности - легкий снаряд мог причинить повреждение материальной части только прямым попаданием, поразить живую цель только при близком разрыве), и вскоре ее заменили на горную гаубицу, которую также можно было передвигать по полю боя на руках. Наконец, в 1916 году на вооружении штурмовых батальонов начала поступать 7,62-мм пехотное орудие. Пехотная пушка представляла собой трофейную русскую трехдюймовую полевую пушку, у которой ствол был укорочен с 2,28 м до 1,25 м. На орудие был установлен прицел, откалиброванный до 1800 м и новые колеса диаметром 1,1 м. Пушка стреляла снарядами немецкого производства массой 5,9 кг. К 1917 году на Западном фронте действовало 50 батарей пехотных пушек (в батарее от 4 до 6 орудий). В каждом штурмовом батальоне была одна такая батарея. Пушки имели большой успех – теперь не было нужды запрашивать артиллерийской поддержки у дивизионной артиллерии в случае выявления одиночных целей. Повысилась оперативность при поражении таких целей, что избавляло пехоту от ненужных потерь в случае неожиданного столкновения с пулеметами противника. Со временем пехотная пушка начала выступать и в качестве противотанкового орудия. В 1917 году немцы сформировали еще около 50 батарей, оснащенных уже «родными» 77-мм полевыми пушками, установленными на особые низкие лафеты, причем ствол крепился не непосредственно к оси, а к цапфе, расположенной перед осью. Эти пушки всегда перемещались по полю боя вручную и со временем стали основными противотанковыми пушками немецкой армии (использовались полубронебойные снаряды). Штурмовые орудия с небольшого расстояния расстреливали малоразмерные цели (части окопов, пулеметные гнезда, посты отборных стрелков и наблюдателей) и участвовали в отбитии неприятельских атак. Таким образом, вооружение штурмовых частей было мощным и достаточно адаптированным к боевой обстановке.

Для боя в траншеях существовало несколько видов оружия, в том числе разнообразные дубинки, окопные ножи, штыки, кинжалы. Последние были отличительным оружием штурмовика и изготавливались им по собственному разумению, зачастую из стандартного штыка. Многие предпочитали действовать остро заточенными саперными лопатками. Одно из боковых ребер лопатки затачивалось, что превращало ее в рубящее оружие. Унтер-офицеры и особенно расчеты тяжелого оружия носили на поясе штык-ножи. Так называемые боевые ножи отличались друг от друга (официально утвержденного образца боевого ножа не было), так как выпускались различными фирмами. Клинки были примерно одинаковыми, рукояти имели различную форму, хотя по конструкции были идентичными: во всех случаях состояли из приклепанных к хвостовику деревянных щечек с глубокими поперечными канавками для предотвращения скольжения в руке. Длина клинка составляла 125-160 мм, ширина 20-22 мм. Этот вид оружия был особенно удобен в условиях ближнего боя окопа. Конструктивно боевой нож состоял из клинка, рукояти и перекрестья. Боевой нож удачно сочетал в себе (в отличие от штыка) режущие и колющие функции: режущая кромка клинка (лезвие) и скосы острия с обоюдной заточкой превращали его в компактное универсальное оружие. Клинки боевых ножей изготавливали из нержавеющей стали штамповкой или из специально прокатанной стального листа соответствующего профиля. Рукояти боевых ножей представляли собой накладные пластины из твердых пород древесины (бука, дуба, граба или ореха), соединявшиеся при помощи заклепок. Рукояти имели удобную для захвата форму, для уменьшения скольжения на них наносились поперечные нарезы. Стандартные металлические ножны для боевого ножа имели специальную скобу для крепления на поясном ремне и окрашивались, как правило, в черный цвет. Кроме стандартных использовались всевозможные самодельные и трофейные ножи. При подобном творчестве штурмовиков клинки штыков укорачивались до удобного размера и затачивались, либо брали металлический прут от проволочных заграждений и обрабатывали и затачивали его до тех пор, пока не получались клинок и рукоятка (так называемый французский гвоздь). Боевой нож затачивался с одной или двух сторон.

Говоря о комплектовании штурмовых частей, следует отметить, чтодо конца 1917 года штурмовые батальоны комплектовались исключительно добровольцами, что было нехарактерно для германской военной системы. Но в любом случае офицеры назначались приказом, что впоследствии стало практиковаться и в отношении нижних чинов. Кроме добровольцев, пополнением штурмового батальона служили и кадры тех или иных частей. Например, при пополнения штурмовых рот 9-го штурмового батальона люди поступали для из депо 50-го пехотного полка, для подразделений легких пулеметов – из 3-го батальона пулеметной школы в Деберице, минометных подразделений – из депо 29-го пионерного батальона. Требования к людям в батальонах были настолько высоки, что когда четыре егерских батальона переформировывали в штурмовые батальоны, более 500 человек отсеяли как негодных. Солдаты и унтер-офицеры были, как правило, моложе 25 лет, неженатые или женатые, но бездетные, и в хорошей физической форме. Солдат отбирали по критерию личной инициативы и храбрости. Как гласил германский приказ: «служба в штурмовой части является большим отличием. Подтверждение тому составляет то обстоятельство, что тяжелое штурмовое дело освобождает от обычной службы в окопах, а также доставляет лучшее содержание и пищу. Награды раздаются более щедро. Тот человек, который не показывает достаточно личных достоинств и старания, должен быть немедленно исключен из штурмовой части». Штурмовые батальоны комплектовались опытным, обстрелянным составом. После того, как штурмовики получили личную поддержку Э. Людендорфа, штурмовые батальоны начали выполнять и учебную функцию. Причем, учебная функция была важнейшей именно для батальонов как постоянных штурмовых частей. Так, учреждение штурмовых батальонов ставило следующие задачи : «1) Облегчить подготовку возможно большего числа офицеров и унтер-офицеров к службе в качестве инструкторов для позиционной войны и главным образом для ближнего боя, 2) Достичь новых усовершенствований в способах атаки укрепленных позиций». Когда штурмовые части находились вне зоны боев, личный состав занимался подготовкой новых штурмовиков. Солдаты и особенно унтер-офицеры армейских частей проходили краткосрочную подготовку в составе штурмовых батальонов, после чего возвращались в свои части, где применяли новые тактические навыки и идеи, полученные во время службы в штурмовых группах. Прежде всего, этим занимался образцовый батальон Рора. Согласно инструкции 1916 года 50% личного состава батальона должны были находиться на линии фронта, а остальные - вести специальные курсы обучения пехотинцев новой тактике. Курсы разместили в Бовиле. Батальон готовил как инструкторов батальонов, так и занимался переподготовкой простых военнослужащих. Так, в декабре 1915 года через батальон Рора прошли сотни офицеров и солдат из 12-й дивизии ландвера. Ландверовцы учились действовать в составе отделений и взводов вместо прежней тактики ротных цепей, их обучали читать тактические карты, штурмовать учебные линии обороны. Унтер-офицеры учились быть самостоятельными командирами, а не простыми исполнителями приказов офицеров, должны были держаться с уверенностью и быть подготовлены к роли младшего командира и для проявления инициативы. Рядовые бойцы должны были знать все способы ведения боя. Обучение бойцов, поступающих в штурмовые части, подразделялось на теоретический и практический курсы. Целью первого являлось ознакомление командированных от частей офицеров и унтер-офицеров с приемами ведения боя на основе последнего боевого опыта, о ведении позиционной войны, о применении боевых средств, о взаимодействии штурмовых сил и средств в бою. Читались лекции о действии германских и вражеских орудий, связи и взаимодействии между пехотой, пулеметами, артиллерией как в наступлении, так и обороне. Главнейшими задачами практического обучения были внедрение железной дисциплины (недаром, именно штурмовики были одним из оплотов порядка в революционной Германии), любви к своему делу, уверенности в своей силе, закаливании и тела и характера, выработки навыков ведения современного боя. Для обучения штурмовиков создавались специальные городки, оснащенные по последнему фронтовому опыту. Особенно большую роль сыграл тренировочный лагерь под Седаном. Штурмовики учились ведению боя в окопах, обращению с отечественными и вражескими пулеметами, метанию отечественных и вражеских гранат, преодолению препятствий, разрушению проволочных заграждений с помощью различных средств, обращению с карабином и автоматическим пистолетом, участвовали в комбинированных маневрах с применением огнеметов. Первоначально осуществлялось индивидуальное, затем групповое обучение бойцов, а потом всего подразделения с применением полного комплекса вооружения штурмового батальона. Во время подготовки на учебных позициях осуществлялись следующие задачи: атака неприятельского окопа, захват нескольких линий позиции противника, контратаки, очистка неприятельских узлов сопротивления, действия против пулеметов и укреплений, отбитие вражеских контратак. В романе Людвига Ренна описан опыт унтер-офицера, направленного зимой 1917 года в штурмовой батальон: «Мы таскали пулеметы, метали гранаты, штурмовали линии траншей, ползали по-пластунски без единого шороха. Первое время было очень тяжело. С меня сходило по семь потов, иногда от усталости земля уходила из-под ног. Но очень быстро это прошло, и с каждым днем служить становилось все легче и легче. Тренировки продолжались с утра до вечера с небольшим дневным перерывом в два-три часа. У меня не было времени для размышлений, я находился в отличной форме». Успех немцев в марте 1918 года объяснялся отличной подготовленностью штурмовиков. Батальоны многократно отрабатывали атаки на учебных линиях обороны, полностью отвечавшим реальным целям. Офицеры и старшие унтер-офицеры имели крупномасштабные детализированные карты, созданные на основе самых новых материалов аэрофотосъемки. При подготовке широко использовали боевые боеприпасы, иногда это приводило к нежелательным результатам : «Мы проводили учебную атаку на оборонительные укрепления со сложной траншейной системой, используя боевые гранаты, учитывая уроки битвы под Камбрэ... при этом наша часть понесла некоторые потери... Пулеметчик из моей роты меткой очередью срезал с лошади офицера из другой роты, наблюдавшего за ходом учений. К счастью раны оказались несмертельными». Ситуация была максимально приближена к боевой, использовался газ и дым, цели в натуральную величину, отрабатывалось взаимодействие всех родов оружия, многократные упражнения по штурму траншей с использованием огнеметов, минометов и пехотных пушек доводили действия бойцов до автоматизма. Бойцы штурмовых подразделений в рамках частей обучались в ближайшем войсковом тылу на специально оборудованных под укрепленные позиции учебных городках. В основу подготовки бойца было положено доведение до совершенства техники движения (броска) в атаку, преодоления искусственных препятствий и техники гранатного боя в траншеях. От рядового солдата требовалось умение наметить для себя заранее весь путь движения в атаку, с учетом всех мельчайших укрытий (воронок, ложбин и пр.), пунктов передышек, техники самого движения. При такой подготовке атака проводилась стремительно и почти не нуждалась в управлении со стороны командиров. В метании гранат требовалось достигнуть такого искусства, чтобы, находясь в одном из изломов окопа или хода сообщения, точно бросать гранату в следующий излом, обороняемый противником.

Визит Э. Людендорфа на фронт в 1916г., когда он увидел в действии штурмовой батальон «Рор», подвиг его издать в начале 1917г. приказ о создании новых частей этого типа, о введении используемой штурмовиками тактики в программу подготовки остальных формирований немецкой армии. Более того, в преддверии последнего наступления германской армии 1918г. он попытался создать и штурмовые соединения в виде т. н. ударных или штурмовых дивизий. Но нарастающая нехватка живой силы вынудила Людендорфа отказаться от планов реорганизовать все пехотные дивизии в штурмовые: зимой 1917/18 годов, планируя последнее наступление на западе, генерал столкнулся с демографической проблемой: слишком много солдат были или старше 30 лет или не имевших нужной физической подготовки для службы в активных частях. Тогда Э. Людендорф решил провести реорганизацию армии, собрав молодых бойцов в рядах ударных дивизий. Ударные дивизии получали львиную долю артиллерии, боеприпасов, снабжения и времени на подготовку. Все это должно было привести к прорыву германцами в 1918 году Западного фронта. Однако на каждую ударную дивизию приходилось в среднем три обычные окопные или позиционные дивизии с гораздо более низкой боевой ценностью. Последние укомплектовывались пожилыми людьми и юнцами, имели минимум оснащения и отличались более низким боевым духом. В ударные части же направлялись самые крепкие солдаты, многие из них оказались в рядах штурмовых батальонов. Но, тем не менее, массовые соединения не обладали элитностью и качеством подготовки штурмовых батальонов.

Униформа и снаряжение.

Немецкая пехота в годы 1-й Мировой войны носила одну из самых практичных униформ. Немецкая униформа образца 1910 года хорошо подходила для маневренных боев 1914 года, но по мере перехода войны в позиционную стадию униформа начала меняться. Шишак, венчавший шлем, не имел никакой практической функции, зато отлично указывал место, где находился немецкий солдат. Поэтому солдаты-фронтовики старались всячески избавиться от этой детали головного убора. В 1915 году появился шлем нового образца, имеющий съемный шишак и матерчатый чехол. Кроме того, новый шлем изготавливался не из кожи, которой становилось все меньше, а из металла, фетра и даже прессованного картона.В 1915 году первые штурмовики носили стандартную униформу. Вообще, в 1915 году униформа солдат на передовой отличалась от единого образца лишь незначительными деталями. По программе, утвержденной еще до войны, вместо штанов цвета фельдграу (полевой серый) вводили штаны цвета штенграу (каменно-серый), поскольку материя цвета фельдграу слишком быстро выцветала. Вместо кителя образца 1907/10 годов ввели новый, более практичный китель, у которого отсутствовали ложные клапаны (на месте отсутствующих карманов), а вместо характерных манжет имелись отвороты. Солдатам было приказано зачернить кожаные предметы экипировки: сапоги, ремни, патронные сумки, но в фронтовых условиях это не всегда удавалось. Егеря и стрелки сохранили униформу характерного серо-зеленого оттенка, в то время как в пулеметных частях униформа стала серо-защитной. Это касалось и штурмовиков, носивших форму «родных частей». Обозначения принадлежности к части ограничили номером на погонах, но полковые галуны также сохранились, хотя теперь нашивались лишь на воротник. Унтер-офицерский галун упростили и стали нашивать его лишь на углах воротника. Манжетный галун превратился в небольшой отрезок, нашиваемый в верхней части манжета. Довоенная шинель уступила место серо-защитной единой шинели, предназначенной для всех военнослужащих, независимо от рода войск.

Начиная с 1915 года в части начал поступать новый предмет экипировки - противогаз. Противогаз образца 1915 года состоял из маски из прорезиненной ткани и съемной фильтрующей коробки (солдаты всегда носили с собой запасную). 21 сентября 1915 года в немецкой армии ввели совершенно новую униформу. Прежний китель заменили блузой, хотя старые кители продолжали носить до конца войны. Блуза имела более свободный покрой, спереди располагались два больших косых кармана. Застегивалась она на металлические пуговицы, выкрашенные в серый цвет. Чтобы обеспечить дополнительную маскировку, пуговичные петли закрывались планкой. Шили блузу из темной ткани цвета фельдграу, а отложной воротник отделывали зеленой тканью. Ранец образца 1895 года с крышкой из телячьей кожи был слишком неудобен для траншей. На востоке ранец продолжали носить до конца войны, а на западе он постепенно уступал место «штурмовому вьюку». Вьюк состоял из шинели и плащ-палатки, свернутых в скатку и обернутых вокруг котелка. Получавшаяся таким образом конструкция была гораздо компактнее и легче. Старые ранцы иногда использовались во время маршей за пределами линии фронта, но чаще всего их сдавали в обоз. Лишь в начале 1916 года штурмовики получили новый предмет экипировки, сразу выделивший их из общей массы солдат. Этот предмет - стальной шлем - со временем стал своеобразной эмблемой немецкой армии. Эту каску немецкие штурмовики испытывали вместе с разными типами бронежилетов на протяжении 1915 года. Немецкая каска, прозванная англичанами «ведерком для угля», изготавливалась из кремний-никелевой стали и весила 1,2 кг. Благодаря заушинам и назатыльнику она гораздо лучше защищала голову солдата, чем французская каска системы Адриана или английская, напоминающая о временах средневековья и именовавшаяся «тазик для бритья». Внутри каски располагался амортизатор, а подбородочный ремень можно было регулировать по длине. По бокам шлема торчали два ушка, позволявшие крепить дополнительный бронелист. Как правило, каску носили снайперы и караульные, а среди обычных пехотинцев она встречалась вначале нечасто, штурмовики же носили ее поголовно. Как отмечает английский документ времен войны : «Германцы очень высокого мнения о своих касках, которые в очень короткое время заслужили большое довериe в армии». Поначалу в батальоне Рора испытывали различные образцы бронежилетов, которые по мысли их конструкторов должны были снизить потери в личном составе. Кроме бронежилетов штурмовики испытывали и щиты. Однако несовершенство технологии начала века привело к тому, что щиты приходилось изготавливать из достаточно толстого стального листа. В результате, щит был слишком тяжелым и неудобным во время атаки. Как следствие, он больше мешал, чем защищал. Бронежилеты также были неудобны и их использовали, в основном, часовые и наблюдатели, то есть бойцы, которым не требовалось много двигаться. Активно использовали «кирасы» и «панцири» отделения ручных пулеметов германских штурмовых групп. К февралю 1916 года - началу наступления под Верденом - немецкие штурмовики внешне уже заметно отличались от обычных пехотинцев. Многие штурмовики носили стальную каску, в то время как большинство пехотинцев продолжали носить шлем-пикельхаубе со снятым шишаком. Солдаты штурмовых отрядов носили снаряжение, приспособленное для их специфических задач. От использования подсумков быстро отказались, а патроны стали распихивать по карманам кителя. Позднее тройной подсумок стали носить на одном боку, а на другом - на ремне - траншейный нож. Винтовки бойцы несли за спиной и не имели поясного ремня с патронными сумками. Запасные обоймы к винтовке штурмовики несли в матерчатом патронташе, переброшенном через шею (можно было переносить до 70 патронов). Штурмовики были вооружены ручными гранатами, каждый имел их не менее десяти штук (столько, сколько мог унести). Гранаты носили в мешках, подвешенных через плечо, некоторые бойцы имели кусачки для проделывания проходов в проволочных заграждениях. Другой отличительной особенностью штурмовиков было то, что они носили вместо сапог ботинки с обмотками. На колени и локти штурмовики нашивали большие кожаные заплаты, усиливая эти проблемные места, иначе униформа быстро протиралась при постоянном ползании. С собой из личных вещей штурмовики носили шинель в скатке и котелок. Германская инструкция 1917г. в качестве обязательных элементов снаряжения штурмовика называет стальной шлем, две сумки для гранат, противогаз, две водяные фляги, вещмешок. Учитывая тот факт, что к концу 1916 года штурмовые батальоны были сформированы во всех западных армиях и в их составе солдаты служили определенное время, а затем возвращались в свои части, к середине 1917 года почти в любом пехотном батальоне служили офицеры и унтер-офицеры, прошедшие подготовку в штурмовых батальонах. Прослужив в штурмовом батальоне, солдаты возвращались в свою часть, принося с собой не только новые тактические идеи, но и характерную униформу. В своем автобиографическом романе «Война» Людвиг Ренн описывает как новый офицер спрашивает унтер-офицера: «Ты носишь обмотки и кожаные заплаты на коленях. Разве это положено по уставу, фельдфебель?» Когда фельдфебель объяснил, что он служил в штурмовом батальоне, капитан удовлетворился объяснением и сообщил, что собирается создать целый штурмовой взвод в своей части. Однако Ренн сообщает, что многим офицерам не нравилось, что унтер-офицеры носят особенную униформу и имеют собственный взгляд на тактику боя.

 

smolbattle.ru