Биография и книги автора Некрасов Виктор. Некрасов виктор


Писатель Виктор Некрасов. Биография и творчество

Виктор Платонович Некрасов – фигура, удивительная и значимая в русской литературе. Его первое произведение сразу же получило огромную популярность и одобрение Сталина. Однако спустя три десятилетия писатель оказался в эмиграции и уже больше не вернулся на Родину.

Детские и юношеские годы

Виктор Некрасов, биография которого приводится в статье, родился в 1911 году в Киеве. Но детство его прошло в Швейцарии и Франции, где сначала училась в медицинском, а потом работала Зинаида Николаевна, мать писателя. Платон Федосеевич, отец, являлся служащим банка.

Вскоре после возвращения на Родину (1915), произошел революционный переворот. Он принес в семью Некрасовых несчастье: в 17-м умер отец, а через год петлюровцы запороли до смерти старшего брата Виктора. Какое-то время мать боялась выходить на улицу, но все обошлось. Не тронули семью и в тридцатые, когда были арестованы многие из их знакомых. Возможно, это связано с тем, что Зинаида Николаевна лечила сотрудников НКВД, живших в одном с ними доме.

Образование и работа в театре

Виктор Платонович Некрасов очень любил Киев, особенно его архитектуру. Это было не просто увлечение. В 30-м году он поступает в строительный институт и учится у известного в стране и за рубежом И. Каракиса. Однако диплома по специальности архитектора Некрасов не получил. Руководству института не понравился его проект, разработанный в 36-м году на основе идей конструктивиста Ле Корбюзье.

Не меньше интересовали юношу театр и литература – еще в школе он с товарищами издавал журнал «Зуав». Виктор Некрасов, биография которого в дальнейшем будет связана с этим его увлечением, в 37-м окончил театральную студию. Не став архитектором, он поступил в труппу в Кривом Роге. Затем, вплоть до начала войны, переходил из одного театра в другой. Актер, художник, постановщик, помощник архитектора – это то, чем он занимался в течение четырех лет.

Война и первое произведение

Но на призывной участок Некрасов пришел сам и получил назначение в инженерные войска. За годы войны приходилось командовать батальоном. Бойцы, служившие с ним вместе, вспоминали, что он всегда вел себя с ними на равных и не прятался от пуль. В 43-м получил медаль «За отвагу». Трижды был ранен, последний раз ему перебило правую руку. Так будущий писатель Некрасов оказался в госпитале. По совету врачей начал разрабатывать руку. Результат - записи в форме дневника о пережитом на фронте. Они и составили принесшую ему известность повесть «В окопах Сталинграда».

Полученная травма была несовместима с дальнейшей службой, и Некрасова демобилизовали в чине капитана.

Литературная и общественная деятельность

Повесть «В окопах Сталинграда» (1946) стала далеко не первым произведением о войне. Однако недавние события были показаны настолько правдоподобно, что вызвали шок у многих читателей. Ее основу составило все то, что испытал и пережил сам Виктор Некрасов. Биография главного героя была знакома тысячам вчерашних воинов: отступление от западных границ до самой Волги, жестокие бои за Мамаев курган, массовая гибель товарищей, разочарования и надежды на то, что жертвы не напрасны... В 47-м Некрасов, еще год назад никому не известный, получил Сталинскую премию. Хотя за день до награждения Фадеев вычеркнул произведение из списка. Не трудно представить, благодаря кому оно появилось в нем вновь уже к утру. Нужно сказать, что большую часть премии Некрасов отдал на приобретение инвалидных кресел фронтовикам.

Впоследствии Виктор Некрасов, биография которого тому доказательство, никогда не нарушал принципы справедливости и гуманности. В 60-м он выступил против возведения стадиона рядом с местом Бабий Яр, за что его объявили сионистом. История получила продолжение через шесть лет в связи с речью на митинге, посвященной очередной годовщине расстрела евреев. В 62-м, после поездки в Европу, он поделился впечатлениями в очерках. Это стало началом гонений. Его произведения («В родном городе», «Сенька» и др.) ждали нападки критиков, и они не доходили до массового читателя.

Вынужденная эмиграция

В 74-м на квартире писателя произвели обыск. Еще до этого писатель выступил в поддержку тех, кого преследовали за инакомыслие. Результат – исключение из партии, так как его мнение не совпадало с общепринятым. Теперь же последовали допросы, прослушка телефона. Лишили всех наград, в том числе боевых. Исключили из Союза писателей. Вскоре Виктор Некрасов, творчество которого окончательно оказалось под запретом, обратился к правительству с просьбой дать разрешение на выезд в Швейцарию. С сентября началась эмиграция писателя. Сначала он гостил у родственников, потом перебрался во Францию, где умер в 1987 году. Здесь он был главным редактором журнала «Континент», работал на радио.

«Маленькая печальная повесть» - последнее произведение Виктора Некрасова – наполнена тоской по родине, которая в конце 70-х лишила его гражданства за «деятельность, несовместимую с высоким званием…». А маленький некролог в связи со смертью писателя напечатали только в «Московских новостях».

fb.ru

Некрасов Виктор Платонович — «Чтобы Помнили»

Искусство | Литература

Писатель

"Бог ты мой, как трудно быть русским писателем. Как трудно жить по совести…" Виктор Некрасов

"Виктор Некрасов пришел в литературу отнюдь не как литератор, – он пришел как солдат, видавший будни войны и стремившийся только к тому, чтобы рассказать правду о них..." Е.Эткинд

Виктор Некрасов родился 17 июня 1911 года в Киеве.

Его отец был банковским служащим, мама – врачом. Родители Некрасова были в дружеских отношениях с Лениным и Луначарским. Они много лет прожили за границей. Виктор Некрасов жил с родителями также несколько лет в Париже, потом семья вернулась в Киев.

Некрасов учился на архитектурном отделении Киевского инженерно-строительного института, и одновременно - в театральной студии при театре российской драмы, которую окончил в 1937 году. Два года перед Второй мировой войной Некрасов работал актёром в разных театрах. На фронте Некрасов служил в должности полкового инженера, заместителя командира саперного батальона в Сталинграде, на Украине и в Польше. После Сталинградской битвы Некрасов, как он сам говорил, "с чистым сердцем и помыслами" вступил в партию, но первые сомнения относительно своего решения у Некрасова появились уже в 1946 году после постановления о журналах "Звезда" и "Ленинград".

Некрасов дважды был серьёзно ранен, и оказался в госпитале в Баку. После длительного лечения его комиссовали как инвалида, так как пальцы его правой руки почти не двигались, и врач посоветовал разрабатывать их самостоятельно – например, брать карандаш и ежедневно рисовать или писать. Тогда Некрасов решил создать нечто вроде любимого романа "На Западном фронте без перемен" Ремарка, только события он перенес в Сталинград, где воевал, и где впервые был ранен. Он начал работу в Баку, а окончил в Киеве, назвал роман "На краю земли" и предложил нескольким киевским издательствам. Ему везде отказали, и он отправил ее по почте приятелю в Москву, чтобы тот пристроил написанное, но указал на конверте неправильный номер дома.

В Москве по адресу, который указал Некрасов, жила Мира Соловейчик. Женщина удивилась, получив рукопись от незнакомого киевлянина, и отдала произведение известному тогда литературном критику Владимиру Александрову, с которым дружила. Тот увидел, что из неумелого романа может получиться интересная повесть, если ее сократить и переделать, и с такими рекомендациями вернул рукопись автору.

Некрасов переписывал сочинение ночью на кухне, при свете керосиновой лампы, потому что днем работал журналистом в газете "Радянське мистецтво". Его мама Зинаида Николаевна сетовала на сына за ночное творчество, та как керосин был недешев, а Виктору, чем больше он писал, тем меньше нравился результат. И если бы не требование Александрова показать ему повесть, он бы рукопись не переделывал. Переписав произведение, он снова отправил его в Москву. Александров дал прочитать повесть главному редактору журнала "Знамя" Всеволоду Вишневскому. Так в 1946 году повесть вышла под названием "В окопах Сталинграда".

Это был фронтовой дневник автора, в котором Некрасов описывал тяжелые бои и трудности, с которыми сталкивались солдаты во время войны. В этом произведение нет генералов, политработников и "руководящей роли партии", а есть только солдаты и их командиры, есть сталинградский окоп, мужество, героизм и патриотизм русского народа.

Эта книга определила очень важное направление отечественной военной прозы. Её исключительное значение признали Твардовский и Эренбург. Симонов, Бек, Гроссман и Платонов считали, что эта повесть Некрасова стоит в первом ряду лучших произведений о Великой Отечественной войне, и что это одно из самых высоких достижений нашей литературы. Но руководство Союза писателей отнеслось к повести резко отрицательно. От запланированного разгрома повесть спасла Сталинская премия, которую Некрасов отдал на приобретение колясок для инвалидов войны.

Новоиспеченного лауреата молниеносно приняли в Союз писателей Украины и избрали заместителем руководителя Александра Корнейчука. Поставили в очередь на элитное жилье, вскоре Некрасов получил просторную двухкомнатную квартиру в Пассаже возле Крещатика. Повесть быстро вышла в Москве и Ленинграде, ее переиздали огромными тиражами немало издательств Советского Союза, переведя на многие языки народов СССР.

Как вспоминал друг Некрасова, журналист и писатель Г.Кипнис, Некрасов всю жизнь оставался во власти некоего доброго ребячества. Например, есть автопортрет Некрасова, написанный им в манере Аненского и даже с его "подписью" на полотне. И даже хорошо знавшие этого художника не обнаружили подделки. Еще Некрасов умел подделывать марки и был по-детски счастлив, если почта тоже не обнаруживала подделки.

В 1954 году была опубликована повесть "В родном городе" о драматической судьбе фронтовиков, столкнувшихся при возвращении в долгожданную мирную жизнь, которая оказалась трудной, разоренной, безрадостной, с непробиваемым партийно-бюрократическим бездушием, за публикацию которой был подвергнут суровой партийной критике журнал "Знамя", а главный редактор Всеволод Вишневский снят с работы.

Некрасов очень любил Киев, никогда не уставал показывать свои излюбленные места всем, кто приезжал к нему. Это Некрасов нашёл дом Михаила Булгакова на Андреевском узвозе и рассказал про него, сам он добивался приведения в порядок выявленной им могилы Неизвестного солдата, разыскивал документы по истории белой гвардии в Киеве.

В 1959 году была опубликована повесть "Кира Георгиевна", и Некрасов написал в "Литературной газете" о необходимости увековечить память советских людей, расстрелянных фашистами в 1941 году в Бабьем Яре.

Сначала Некрасов пришел в ужас от того, что Бабий Яр превращают в свалку. И не допустил, чтобы это произошло. Потом, когда прорвались воды на Куреневке, и Бабий Яр решили смыть, а на этом месте построить стадион, Некрасов не дал сооружать стадион на костях погибших. А потом стал бороться за то, чтобы там поставили памятник. Памятник в Бабьем Яре был установлен, и в этом немалая заслуга писателя. За дружбу с деятелями украинской культуры Некрасова ругали как за связи с украинскими националистами. Когда же Некрасов выступил против создания в Бабьем Яре парка отдыха с развлечениями, его обвинили в сионизме.

Некрасова решили задействовать на "международной участке" и отправили в командировку в США, Италию и Францию. Туда пускали только избранных. Для заграницы личность Некрасова была идеальной кандидатурой – из дворянской семьи, в детстве жил в Париже, владеет языками, автор хорошо известной в мире повести. И одновременно свой – фронтовик, член партии. Ожидали, что писатель пройдется по всем порокам капитализма.

Он поехал и написал. Не памфлет, а легкие, немного ироничные путевые очерки. В библиотеках на тот номер журнала "Новый мир", который их напечатал конце 1962 года, читатели записывались в очередь. Потому что это было не единственное честное свидетельство о жизни по ту сторону "железного занавеса".

Командой "Фас!" прозвучало выступление тогдашнего первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева на июньском пленуме: "Меня удивляет в Некрасове другое – он настолько погряз в своих идейных ошибках, так переродился, что не признает требований партии. А это значит идти вразрез с линией партии, это уже другое дело". На следующий день, когда эту речь напечатали газеты, домашний телефон писателя замолчал. Отвернулись от него и многие коллеги-писатели. На партбюро Союза писателей рассмотрели его персональное дело, а на писательских собраниях начали "утюжить". Заклеймить не забыли даже на встрече писателей с рабочими завода "Арсенал". А в июне на пленуме ЦК КПСС Хрущев вновь ударил по Некрасову. Сказал, что тот потерял качества коммуниста, и призвал очистить партию от таких людей. Как результат, Виктор Платонович положил свой партийный билет на райкомовский стол.

О благородстве этого человека говорит и такой факт. Вскоре после отставки Хрущева осенью 1964 года писателя пригласил к себе Петр Шелест, тогдашний первый секретарь ЦК Компартии Украины, и предложил выступить на пленуме ЦК в Москве. Дал понять, что там должны окончательно развенчать свергнутого Хрущева. Некрасов отказался: "Лежачих не бьют!".

После первой волны репрессий против украинской интеллигенции в 1965 году был собран актив из представителей Союза писателей Украины, Президиума Верховной Рады УССР и ЦК КПУ. Во время собраний обсуждалось, точнее, осуждалось творчество И.Дзюбы, Л.Костенко, И.Драча, В.Некрасова и других писателей. Некрасов отвечал, что всегда показывал, показывает и будет показывать правду, за которую воевал в окопах Сталинграда. В зале раздались аплодисменты, и весь президиум во главе с Н.Подгорным принуждён был, как сказал А.Галич, "сдвинуть ладоши". Однако двухтомник Некрасова так и не был опубликован.

В 1966 году Виктор Некрасов подписал письмо 25-ти деятелей науки и культуры Ґенеральному секретарю ЦК КПСС с протестом против реабилитации Сталина, что стало началом его оппозиционной гражданской деятельности. Осенью 1966 года он подписал коллективное обращение в Верховный Совет РСФСР с протестом против новых статей криминального законодательства, введенных для борьбы с инакомыслием. А в 1968 году Некрасов подписал обращение к депутатам Верховного Совета СССР про то, что обвинительный приговор вынесенный демонстрантам,которые вышли на Красную площадь с протестом против введения войск в Чехословакию - нарушение основных прав и свобод граждан.

В 1969 году Некрасов выступил в защиту В.Чорновила в день 25-летия расстрела евреев в Бабьем Яре. Каждый раз его выступления сопровождались проработками, притеснениями и оборачивались запретом публикаций.

Некрасов всегда любил кино. По его сценарию снят фильм "Солдаты". В наитяжелейшие годы, когда его совсем перестали издавать, по сценарию Некрасова был создан документальный многосерийный фильм "Неизвестному солдату", который получил почётную награду на Лейпцигском фестивале документальных фильмов, и хроникальный фильм "Пятьдесят восемь минут в Италии".

В 1970 году произведения Некрасова впервые были напечатаны за рубежом в журнале "Грани". В июле 1972 сотрудники КГБ провели у него обыск, обнаружив самиздат. Некрасов вместе с А.Сахаровым выступил в защиту Л.Пюща, а в 1972 году Некрасов был вновь исключен из партии. Этот день, по его словам, стал называть наисчастливейшим днем в своей жизни. После чего Некрасов сразу попал в "чёрный" список секретаря ЦК КПУ В.Маланчука.

Давление и преследования Некрасова усиливались. В ходе второй волны репрессий против украинской интеллигенции с 1972-го по 1973-й годы многих деятелей культуры принуждали публично осудить Некрасова, а тех, кто отказывался, подвергали преследованиям.

В январе 1974 года у Некрасова был проведен 42-часовой обыск (правда, с перерывом на ночь), в результате которого было изъято семь мешков рукописей, книг, журналов, газет, писем, фотографий и других документов. В марте того же 1974 года Некрасова, гостившего в Москве, принудительно выслали на место проживания в Киев.

Позже в самиздате появилась статья Некрасова "Кому это нужно?" про преследования, которым он подвергался 11 лет, и про то, что, с ведома властей его изолируют от читателей, выталкивая в эмиграцию. Он писал об этом: "Лучше пусть читатель обойдётся без моих книг... Я никогда не унижу своего читателя ложью".

В эмиграции Некрасов, живя в Париже, работал на радио "Свобода" и продолжал писать. В передачах на радио сквозь шум "глушилок" иногда удавалось услышать его хриплый голос. "… Ни о чем не жалею, ни на что не жалуюсь, – говорил он. – Вот и живу… Милый, милый Киев! Как я соскучился по твоим широкими улицами, по твоим каштанам, по желтому кирпичу твоих домов, темно-красными колоннам университета… Умру – отвезут на Сен-Женевьев-де-Буа".

Им был выпущен сборник рассказов "Сталинград" в 1981 году и "Как я стал шевалье" в 1986 году. Последним произведением Некрасова стала "Маленькая печальная повесть".

Выступая по радио, он иронически отозвался о "трилогии" Брежнева, главным образом о военной ее части – "Малой земле", и его лишили советского гражданства. Два с лишним десятилетия на родине его книги не издавались, циркуляром Главлита были изъяты из библиотек, его имя было запрещено упоминать в печати и вычеркивалось даже из библиографических справок. Всего за границей он издал 6 новых книг (проза, дорожные заметки, зарисовки, эссе), однако отсутствие отзывчивой среды и своего читателя очень угнетало Некрасова.

Виктор Некрасов умер 3 сентября 1987 года в Париже и был похоронен на русском кладбище Сен-Женевьев де Буа.

Там же похоронены Бунин, Мозжухин, Мережковский и Галич. Для них родина оказалась мачехой – заставила покинуть ее пределы, грубо выбросила, нисколько не беспокоясь: а как же ей будет без них? На могильной плите надпись: "Виктор Платонович Некрасов. 17.6.1911-3.9.1987". На русском и французском. А еще – ржавый осколок то ли снаряда, то ли мины, который дважды пролил на войне его кровь.

"Он обладал смертоносным обаянием", – говорил режиссер Павел Лунгин и давал точные характеристики поведения Виктора Платоновича. – Он не был сознательным диссидентом, но "естественно дрейфовал в свободу".

"В своей жизни я встречал одного настоящего аристократа – Виктора Некрасова", – признавался Владимир Войнович.

В 2010 году о Викторе Некрасове был снят документальный фильм "Вся жизнь в окопах".

Your browser does not support the video/audio tag.

Текст подготовил Андрей Гончаров

Использованные материалы:

Текст статьи И.РаппаТекст статьи "Как трудно жить по совести..." на сайте www.libozersk.ruТекст статьи "Виктор Некрасов. Опальный лауреат" на сайте www.pda.privet.ru

17 июня 1911 года – 3 сентября 1987 года

Похожие статьи и материалы:

Некрасов Виктор (Документальные фильмы)Николай Некрасов и Авдотья Панаева (Цикл передач «Больше, чем любовь»)

Для комментирования необходимо зарегистрироваться!

Какой вид связи Вас интересует? Номер телефона? Адрес электронной почты? Скайп? Можете оставить свой адрес электронной почты.

Андрей Гончаров [2013-06-18 23:54:16]

ИнформацияПосетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

chtoby-pomnili.net

Биография и книги автора Некрасов Виктор

НЕКРАСОВ Виктор Платонович [4(17).6.1911, Киев — 3.9.1987, Париж] — русский советский прозаик.В последней, написанной в эмиграции, за полтора года до смерти автобиографии рассказывал о себе: «Отец — Платон Федосеевич Некрасов — банковский служащий (1878-1917). Мать — Зинаида Николаевна Некрасова (до брака Мотовилова) — врач (1879-1970). Детство провёл в Лозанне (мать окончила медицинский факультет Лозаннского университета) и в Париже (мать работала в военном госпитале). В 1915 году вернулись в Россию и обосновались в Киеве. После окончания школы учился в железнодорожно-строительной профшколе, в Киевском строительном институте (закончил архитектурный факультет в 1936 г.) и в театральной студии при киевском Театре русской драмы (закончил в 1937 г.). До начала войны некоторое время работал архитектором, потом актёром и театральным художником в театрах Киева, Владивостока, Кирова (бывш. Вятка) и Ростова-на-Дону. С августа 1941 года — в армии. Воевал в Сталинграде, на Украине, в Польше. После второго ранения в Люблине в 1944 г. демобилизовался в звании капитана. Награды — медаль «За отвагу» и орден Красной Звезды. С 1945 по 1947 работал журналистом в киевской газете “Советское искусство”».В 1946 Виктор Некрасов опубликовал в журнале «Знамя» (№ 8-10) повесть «В окопах Сталинграда». В 1947 она была удостоена Сталинской (Государственной) премии; в последующие годы переиздана большинством советских издательств общим тиражом в несколько миллионов экземпляров, переведена на 36 языков, в т. ч. на французский.Основные произведения последующих лет: повести «В родном городе» и «Кира Георгиевна», сборник военных рассказов «Вася Конаков» (все три изданы во Франции). Кроме того, очерки о путешествиях: «Первое знакомство» (1960), «Месяц во Франции» (1965), «По обе стороны океана» (1962). Последняя книга была раскритикована Н. С. Хрущёвым, заявившим, что автору не место в КПСС (Хрущёв Н. С. Речь на Пленуме ЦК КПСС 21 июня 1963 // «Правда», 1963, 29 июня). Последовали «оргмеры»: Некрасова перестали печатать, стали клеймить позором на собраниях, в газетах, по партийной линии ему вынесли строгий выговор.После падения Хрущёва писателя на время оставили в покое. Но в 1969, после того как Некрасов подписал коллективное письмо в связи с процессом украинского литератора Черновола и выступил в день 25-летия расстрела евреев в Бабьем Яре, на него было заведено новое персональное дело, закончившееся вторым строгим выговором. В 1972 «...за то, что позволил себе иметь собственное мнение, не совпадающее с линией партии», как было сказано в решении, Некрасова исключили из КПСС. Его снова перестали печатать, были остановлены съёмки к/ф по его сценарию, отменена публикация статей, посвящённых его творчеству.В 1974 году после продолжавшегося почти двое суток обыска и серии многочасовых допросов в КГБ Некрасову пришлось эмигрировать. Его книги были изъяты из библиотек, имя было запрещено упоминать в печати, оно вычёркивалось даже в библиографических справочниках; писатель был лишён советского гражданства. И даже в годы «перестройки» после его кончины в «Лит. газете» был снят написанный В. Быковым некролог.Некрасов не был, однако, случайной жертвой режима. С самого начала всё, что он писал, никак не вписывалось в рамки одобряемой советскими властями литературы. Его первую повесть «В окопах Сталинграда» от запланированного руководством СП разгрома спас необъяснимый каприз И. Сталина, собственноручно внёсшего имя Некрасова в список лауреатов Сталинской (Гос.) премии. Однако эта «охранная грамота» на дальнейшее его творчество не распространялась. Написанное позже, как правило, подвергалось инспирированной руководящими идеологическими службами резкой уничтожающей критике. Так было с повестью «В родном городе» (1954), рассказывающей о драматической судьбе фронтовиков, столкнувшихся по возвращении в мирную жизнь с непробиваемым партийно-бюрократическим бездушием. Так было и с повестью «Кира Георгиевна» (1961), в которой причины конформизма, душевной опустошённости, нравственных недугов интеллигенции автор видит в разлагающей общество нехватке воздуха свободы (книга пролагала путь т.н. «городской» прозе). Официозная критика встречала в штыки не только художественные произведения Некрасова. Громили и его заметки об искусстве: «Слова "великие" и простые» (Иск-во кино, 1959, № 5), в которых автор выступал против напыщенной героической риторики, котурнов, велеречивой патетики; «О прошлом, настоящем и чуть-чуть о будущем: Заметки об архитектуре» (Лит. газ., 1960, 20 февр.), посвящённые безвкусной монументальности и убогому однообразию тогдашнего советского градостроительства. Его эстетические взгляды квалифицировались как идейно порочные, а потому подлежащие решительному искоренению.В 1974 году писатель эмигрировал во Францию, гражданином которой стал в 1983. Во Франции написаны книги: «Записки зеваки», «Взгляд и нечто» (опубл. франц. изд-ва), «По обе стороны стены», «Из дальних странствий возвратясь...», «Саперлипопет, или Если б да кабы, да во рту росли грибы...», «Маленькая печальная повесть» (опубл. рус. эмигрантские изд-ва). Вёл регулярные передачи на радиостанции «Свобода».В 1957 по повести «В окопах Сталинграда» на Ленинградской киностудии был поставлен фильм «Солдаты» (во франц. кинопрокате — «Четверо из Сталинграда»). Был членом французского Пен-клуба, Баварской Академии искусств.Умер 3 сентября 1987 года в Париже. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Соч.: Вася Конаков: Рассказы. М, 1961; Избр. произв.: Пов., рассказы, путевые заметки. М., 1962; В жизни и в письмах. М., 1971; Из дальних странствий возвратясь... // Время и мы. [Тель-Авив]. 1979. №№48, 49; 1981. № 61; Написано карандашом: Пов. Рассказы. Путевые заметки. Киев, 1990; Маленькая печальная повесть: Проза разных лет / Послесл. А.Берзер «Мамаев курган — Париж». М., 1990; В самых адских котлах побывал...: Сб. пов. и рассказов, восп. и писем. М., 1991; По обе стороны океана, Записки зеваки; Саперлипопет, или Если б да кабы, да во рту росли грибы... М., 1991; Записки зеваки: Ром. Пов. Эссе / Вст. ст. Е. Эткинда. М., 1991.Лит.: Платонов А. В окопах Сталинграда // Огонек. 1947. № 21; Рюриков Б. Окопные будни и их героика // Звезда. 1947. №5; Александров В. Керженцев и его товарищи // Лит. газ. 1947. 7 июня; Эйзенштейн С. Вопросы композиции // Вопросы кинодраматургии. Вып.1. М., 1954; Рюриков Б. Еще о правде жизни: Лит. заметки // Лит газ. 1955. 27 авг.; Виноградов И. На краю земли // Новый мир. 1968. №3; Твардовский А. В. Некрасов: В окопах Сталинграда // Вопросы лит-ры. 1988. №10; О Викторе Некрасове: Восп. Киев, 1992; Есаулов И. Сатанинские звезды и священная война // Новый мир. 1994. №4; Лазарев Л. Былое и небылицы: Полемические заметки // Знамя. 1994. №10.

(Из биографического словаря "Русские писатели XX века")

www.rulit.me

Виктор Некрасов | Умный сайт

     За полтора года до дня, принесшего добрую весть — отзыв собрата-писателя в советской газете, в своем «жизнеописании» Виктор Платонович Некрасов напишет:

«Отец — Платон Феодосьевич Некрасов — банковский служащий (1878–1917). Мать — Зинаида Николаевна Некрасова (до брака Мотовилова) — врач (1879–1970)». В одном из своих «маленьких портретов» — «Памяти Анны Ахматовой» — он ни словом не обмолвится о родстве с известной поэтессой. Только друзьям признается, а один из них запишет в дневнике: «Оказывается, Вика через мать, Мотовилову — дальний родственник Анны Ахматовой. Не знакомился потому, что застенчив. И с Пастернаком постеснялся знакомиться». На похоронах Ахматовой в Комарово, в марте 1966 г., была сделана фотография, где Некрасов повернулся и смотрит в противоположную от тех, кто позади него, сторону. Открыта шея, не застегнуто пальто, в черно-смоляной буйной шевелюре еще редкие белые нитки седины, заметно, что нос с горбинкой.

«Детство провел в Лозанне (мать окончила медицинский факультет Лозаннского университета) и в Париже (мать работала в военном госпитале). В 1915 году вернулись в Россию и обосновались в Киеве. Родился я в самом центре древнего Киевского княжества. И крестился. И начал расти, хотя поп из соседней Десятинной церкви, будучи не слишком трезв, чуть не утопил меня в купели. Мать говорит, пришлось применять искусственное дыхание… Я по местам своего детства часто брожу».

От отца осталось несколько писем в семейном архиве и стол. Брат Николай вдруг возник в повести «Саперлипопед, или Если б да кабы во рту росли грибы…» Некрасов вспоминает о старшем брате Николае, который в 1919 г. трагически погиб: «Ему было восемнадцать лет. Мальчик был на редкость одаренный. Почти всю свою жизнь прожил в Швейцарии и во Франции. Оказался в тот нелегкий год в Миргороде, где жил наш отдаленный родственник-врач… Правительства сменялись одно за другим. В один из приходов красных у него был проведен обыск. Нашли французские книги, решили, что он шпион, и убили, засекли шомполами, бросили в реку.

Мне было тогда восемь лет».

Кончилось золотое детство, началась учеба.

«В 1919 году меня перевели на Большую Подвальную в гимназию Науменко, которая вскоре стала 43-й Единой трудовой школой». Школа, профшкола, институт, театральная студия…

По окончании архитектурного факультета Киевского строительного института (1936) и театральной студии при Киевском театре русской драмы (1938) до начала войны некоторое время работал архитектором, потом актером и театральным художником в театрах Киева, Владивостока, Кирова (бывшей Вятки) и Ростова-на-Дону.

С августа 1941 г. служил в действующих войсках — командиром взвода, полковым инженером, заместителем командира саперного батальона по строевой части — вплоть до июля 1944 г.

Был дважды тяжело ранен. В 1944 г. после второго ранения перешел на инвалидность и был демобилизован.

С марта 1945 по июль 1947 г. работал в газете «Советское искусство» заведующим отделом. Став членом Союза писателей, перешел на творческую работу. За повесть «В окопах Сталинграда» в 1947 г. получил Государственную премию СССР. Был заместителем председателя правления Союза писателей Украины.

Повесть «В окопах Сталинграда» была опубликована в журнале «Знамя» в 1946 г. Тогда она называлась «Сталинград», роман. «Кое-кому из литературную власть предержащих столь обобщающее название показалось кощунственным, и в последующих отдельных изданиях роман превратился в повесть, а „Сталинград", ставший символом и понятием нарицательным, — в менее обязывающее „В окопах Сталинграда"». Не искушенный еще в тонкостях социалистического реализма, автор с некоторым удивлением, но мужественно перенес первый нанесенный ему удар.

Виктор Некрасов пришел в литературу отнюдь не как литератор — он пришел как солдат, видавший будни войны и стремившийся только к тому, чтобы рассказать правду о них, об этих серых, мучительных, кровавых буднях. Между рассказчиком книги и войной нет никакой литературы. Слог некрасовской прозы дневниковый, предельно деловой, аскетичный. «Мир наоборот» — это и есть война. В нормальном мире, например, люди радуются луне, а саперам, укрепляющим оборону, она ненавистна.

Уже в эмиграции, в 1981 г., Некрасов имел полное право говорить: «О правде. Вся ли она? В основном, вся. На девяносто девять процентов. Кое о чем умолчал — один процент».

Началось все с Киевского окружного госпиталя, после ранения правой руки, которая была парализована, — пуля задела нерв. Врач посоветовал ежедневно писать правой рукой. Так Некрасов стал писать о Сталинграде на стадионе (теперь — Центральный республиканский) имени Н. С. Хрущева, который в 1963 г. обрушился на художественную интеллигенцию и избрал чуть ли не главной мишенью «не того» Некрасова.

«Меня тоже били. Сначала не очень больно, так, пошлепывали, потом все больнее и больнее, пока не перестали вообще печатать. Забавно, что первые шлепки (а они начались сразу же после выхода моей первой книги) пресек сам Сталин. Мне присудили премию его имени, и, выяснилось, присудил он ее сам: „… вас сам Сталин вставил. В последнюю ночь. Пришлось срочно переверстывать газеты"».

Книга, переведенная на 36 языков (по сведениям автора), была переиздана большинством советских издательств. Нередко автору приходилось выслушивать: «Все мы, как из гоголевской „Шинели", вышли из твоих „Окопов"».

После «Окопов» вышла повесть «В родном городе». По ней, как и по «Окопам», были сделаны фильмы, у которых не так просто складывалась судьба. Он сделал как сценарист замечательные документальные фильмы, а в «Солдатах», где в роли Фарбера дебютировал И. Смоктуновский, сыграл в массовке пленного немца. Один из его любимых фильмов — «Жил певчий дрозд» О. Иоселиани. Даже фильм своего друга В. Шукшина он, оговариваясь, называет «Жил такой парень» (а не «живет»). Собственно, Н. Хрущев обрушился на Некрасова не столько даже за очерки «По обе стороны океана», а за то, что Некрасов посмел хвалить фильм М. Хуциева, который ему (Хрущеву) не понравился.

Судьба героя повести «В родном городе» Митясова словно предсказывает будущую жизнь самого автора — разбирательство на партийном бюро, решение исключить из партии. Все то, о чем он тогда и не подозревал.

После «Киры Георгиевны» на страницах журнала «Новый мир» появляется «Первое знакомство» — о трех неделях, проведенных в Италии в 1957-м. Подзаголовок был для того времени непривычный: «Из зарубежных впечатлений». Что было главным в его отношении к Западу? Главное — правда: «… не надо глотать аршин… Надо быть самим собой — и в Риме, и в Неаполе…»

«По обе стороны океана» — так назвал Некрасов свои новые зарубежные впечатления. «В Италии» — было напечатано в «Новом мире», во 2-м номере за 1962 г., «В Америке» — в следующем, 12-м номере. Сразу после этого в газете «Известия» появился фельетон «Турист с тросточкой»: «… и даже непонятно, как умудрился советский писатель не увидеть социальных контрастов и классовых противоречий американской жизни, военного психоза, разжигаемого империалистическими кругами. Вот уж, действительно, приехал турист с тросточкой». Тогда это не было пародией. На книгах, подаренных друзьям, он обычно пририсовывал на своей фотографии тросточку, а иногда и цилиндр.

Бабий Яр стал частью собственной жизни Некрасова — личной, общественной, гражданской и писательской. 29 сентября — в годовщину расстрела — Некрасов всегда с цветами приходил в Бабий Яр. От годовщины к годовщине людей становилось все больше. Ася Берзер — его любимый редактор из «Нового мира» — вспоминала, что «женщины целовали ему руки, а он очень стеснялся этого. Камня еще не было, ничего не было, только много цветов».

В 1966 г., как раз 29 сентября, началось новое персональное дело Некрасова. Теперь его обвиняли в том, что он организовал… «массовое сионистское сборище».

И все-таки он писал свои рассказы — «Маленькие портреты», ездил на встречи с друзьями, но при этом чернел лицом и быстро седел.

Судьба его резко и окончательно переломилась после того, как в его киевской квартире, на Крещатике, был произведен возмутительный обыск. Он длился сорок два часа. В протоколе обыска — 60 страниц с перечислением изъятых материалов. Запечатали в семь мешков рукописи, письма, альбомы живописи, журналы… Забрали книги, магнитофон, пишущую машинку, фотоаппарат…

Вся его удивительная, уникальная квартира, где ежедневно бывали друзья, дорогие гости издалека, была разрушена, вся его жизнь была осквернена и оскорблена. Потом шесть дней с утра до вечера — допросы у следователя. Ему сказали, что из «окопов Сталинграда» он перебрался в окопы врагов.

Виктор Платонович — это официально… Чаще — просто Вика, как называла его мама Зинаида Николаевна, как обращались к нему сверстники и даже те, кто был втрое моложе. Он не обижался. Лишь однажды, на приеме в честь приезда французского министра культуры Андре Мальро, который когда-то присутствовал на первом писательском съезде, Некрасов разговаривал с одним из писателей. Тот называл его «Викой». И тут к ним подошла Екатерина Алексеевна Фурцева, тогдашний министр культуры, и тоже сказала: «Вика…»

— Называйте меня Виктором Платоновичем, — сказал он. — Иначе мне придется называть вас Катей.

На это она, правда, ответила: «Пожалуйста». Они были ровесниками.

«Он был ревностный киевлянин», — вспоминает И. М. Дзюба, за которого Некрасов вступился, получив обвинение в украинском буржуазном национализме.

В августе 1974 г. Некрасова на даче у Е. Евтушенко в Переделкино москвичи провожали в дальнюю дорогу. Он уезжал в Швейцарию, к дяде Николаю Ульянову (никоим образом не родственника В. И. Ленина).

В книге Гелия Снегирева «Роман-донос» приведен документ: «25 августа Ве-Пе повесил у себя на стене график. Листок, на нем сверху красным карандашом — крупно: 1974. Ниже разграфлено по дням недели и числам, как в календаре. С 25 августа по 14 сентября. И каждый день вычеркнут косым штрихом красным или черным карандашом. Перечеркнуто 25, 26, 27, до конца августа, перечеркнуто 1, 2, 3 сентября, 9, 10, 11, а к 12 сентября пририсована снизу черная стрелка. 12 сентября Ве-Пе уехал.

Проводили. Вика, Галка, нелепая мохнатая собака Джулька… Было много гэбистов, тайно наводили объективы, подсовывали нелепый ящик с магнитофоном…»

Некрасов обосновался в Париже, много путешествовал по миру, читал лекции, слал посылки с книгами, редко получая ответы (они не доходили).

Однажды в квартире киевского режиссера-документалиста, с которым Некрасов прежде сотрудничал, глубокой ночью раздался звонок. Не междугородный, обычный. Голос Виктора Платоновича нельзя было не узнать. «Ты? Это действительно ты? Вернулся? Вот счастье! Почему не сообщил? Я бы встретил…» В ответ горький смех: «Кого? Меня? Я же в зале для иностранцев. Сюда никого не пускают. Я в Борисполе. Транзит. Лечу в Японию. Но ведь это же безумие! Я почти в Киеве и не могу увидеть родной город. Не могу посетить могилу матери… Я в зале для иностранцев, и на дверях часовой. Извини…» И Некрасов заплакал. Это было страшно: можно ли представить себе его в слезах? И все же, сдерживая волнение, Виктор напоследок горько пошутил: «Там хоть исправно запишут то, что я сказал? Не переврут? Извини и прощай».

1-го июня 1975 г. Виктор Некрасов умирал после приговора парижских врачей, что надежды нет. И тогда Андрей Синявский сказал, что есть одно средство, крайнее средство, и что он попробует… И написал Некрасову некролог. При жизни.

Это была попытка хоть чем-то помочь, мысленно, словесно, заговорить смерть в те роковые часы… Полуплач, полузаклинание. Что-то вроде колдовства. И вместе с тем — попытка сказать самому Некрасову, что такое Некрасов, потому что всякому писателю очень важно знать, что же он написал в жизни свое, незаменимое, за что мы все и чтим, и любим, и помним его, как слово нашей эпохи. Не перечисление заслуг, а уяснение личности, стиля жизни и речи.

«Некрасов… Светскость как определяющее, как положительное начало. Все мы монахи в душе, а Некрасов — светский человек. Мы — закрытые, мы — застывшие, мы засохшие в своих помыслах и комплексах. Некрасов — открыт. Всем дядюшкам и тетушкам, всем клошарам, всем прогулкам по Парижу… Светский человек среди клерикалов…

Солдат, мушкетер, гуляка Некрасов. Божья милость, пушкинское дыхание слышались в этом вольном зеваке и веселом богохульнике…»

К утру Некрасов очнулся и вопреки всем медицинским прогнозам стал поправляться. Он выбрался из лап смерти и прожил еще двенадцать лет.

Некрасов «вешал» на радиостанции «Свобода» и не только по-русски. Сквозь глушилки долетал знакомый голос, говоривший по-украински. Виктор Платонович от передачи к передаче словно вспоминал язык и говорил все лучше, почти без киевского акцента. Способствовало этому, наверное, и то, что у него в эмиграции появилось много знакомых и друзей украинцев, что в Норвегии, например, он читал впервые стихи П. Тычины, осознав, что тот человек, с которым он успел посидеть в президиумах писательских собраний, — совсем уже «не тот», что сочинил «Солнечные кларнеты».

В Киеве, в Москве, в Париже есть «некрасовские» места. Он делал друзьям подарки, а друзьями становились его читатели с той самой книги «В окопах Сталинграда». Ему посвящали стихи поэты. Но если собрать все письма Некрасова, то они составили бы по объему куда больше страниц, чем все написанное им…

Он открыл, подарил всем читателям «Дом Турбиных», где теперь музей Михаила Булгакова — единственный пока в мире. Именно он придумал название «Замок Ричарда — Львиное сердце» для дома № 15 по Андреевскому спуску.

Умер В. П. Некрасов 3 сентября 1987 г. Его похоронили в Сен-Женевьев-де-Буа, под Парижем, где он часто бывал: «Хожу по аллеям тихого зеленого кладбища. Почти как киевское Байковое… Брожу по дорожкам среди берез и плакучих ив… Иван Шмелев, Константин Сомов, Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус… Вот мои будущие соседи».

Четверть века Некрасов прожил в пассаже, в центре Киева. Отсюда начиналась его дорога к друзьям-читателям… Последняя «человеческая», а не «организационная» телефонная книга вышла в Киеве в 1976 г., в ней обозначен абонент «Некрасов В. П., по адресу Крещатик, 15». Табличку со списком жильцов унесли в свое время поклонники писателя. После смерти Некрасова, когда начали печатать произведения, известные только на слух — читанные им по радио — в Киеве готовили экскурсию по некрасовским местам… «Железный» занавес сменился «зеленым».

А в родной город Некрасов вернулся — не только мемориальной доской, сделанной по проекту его друга скульптора Селибера на здании пассажа. Просто он этот город никогда и не покидал, даже пребывая в Париже.

smartwebsite.ru

Некрасов, Виктор Платонович, биография

ИмяНекрасов Виктор Платонович
Дата рождения17.6.1911 (4)
Место рожденияКиев, Российская империя
Дата смерти3.9.1987
Место смертиПариж, Франция
Род деятельностипрозаик
Направлениесоциалистический реализм, реализм
Жанрповесть, рассказ, очерк
Язык произведенийрусский
Премии1947

Ви́ктор Плато́нович Некра́сов (17 июня 1911, Киев — 3 сентября 1987, Париж) — русский советский писатель, диссидент и эмигрант, лауреат Сталинской премии второй степени (1947).

Биография

Родился Виктор Некрасов 4а в Киеве, в семье врача. Отец — Платон Федосеевич Некрасов, мать — Зинаида Николаевна Некрасова, старший брат Коля Некрасов, юношей был запорот до смерти петлюровцами.

В 1936 году Виктор Некрасов окончил архитектурный факультет Киевского строительного института (учился у Иосифа Каракиса, с которым долгие годы поддерживал близкие отношения), параллельно проходил обучение в театральной студии при театре. После окончания института работал актёром и театральным художником (в Вятке, Владивостоке и Ростове-на-Дону).

В 1941—1944 годы Некрасов был на фронте полковым инженером и заместителем командира сапёрного батальона, участвовал в Сталинградской битве, после ранения в Польше, в начале 1945, в звании капитана был демобилизован. Член ВКП(б) с 1944 года (исключен из КПСС в 1973 году).

Повесть «В окопах Сталинграда», опубликованная в 1946 году в журнале «Знамя» 1946, № 8-10, была одной из первых книг о войне, написанных правдиво, насколько это было возможно в то время.

Она принесла писателю подлинную славу: переиздана общим тиражом в несколько миллионов экземпляров, переведена на 36 языков. За эту книгу, после её прочтения Иосифом Сталиным, Виктор Некрасов получил в 1947 году Сталинскую премию 2-й степени. По мотивам повести и по сценарию Некрасова в 1956 году был снят фильм «Солдаты», отмеченный премией Всесоюзного кинофестиваля (в этом фильме сыграл одну из своих первых больших киноролей Иннокентий Смоктуновский).

По сценариям Виктора Некрасова поставлены кинофильмы «Город зажигает огни» (1958) и «Неизвестному солдату» (1961).

В 1959 Некрасов пишет повесть «Кира Георгиевна» и выступает в «Литературной газете» с рядом статей о необходимости увековечить память советских людей, расстрелянных фашистами в 1941 г. в Бабьем Яру. Некрасова стали обвинять в организации «массовых сионистских сборищ». И все-таки памятник в Бабьем Яру был установлен, и в этом немалая заслуга писателя.

После того, как в «Новом мире» (1967, № 8) был опубликован очерк В. П. Некрасова «Дом Турбиных», люди потянулись к этому дому. Дом называют не по фамилии тут жившего автора романа «Белая гвардия», Михаила Булгакова, а по фамилии «живших» здесь его героев. Дом стал современной легендой Андреевского спуска.

В 1966 году подписал письмо 25-ти деятелей культуры и науки генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу против реабилитации Сталина.

www.cultin.ru

Список книг и других произведений Виктор Платонович Некрасов Сортировка manga.sort.type.short.year

"Бог ты мой, как трудно быть русским писателем. Как трудно жить по совести…"

Виктор Платонович Некрасов - русский советский писатель, диссидент и эмигрант, лауреат Сталинской премии второй степени (1947).

Виктор Некрасов родился 4 июня (17 н.с.) в г. Киеве в семье врача. После средней школы поступает на архитектурный факультет Киевского строительного института, который оканчивает в 1936 г. Одновременно учился в театральной студии при театре русской драмы. Работал актером и театральным художником в театрах Киева, Владивостока, Кирова и Ростова-на-Дону.

С началом Отечественной войны Некрасов отказывается от брони, уходит на фронт, пройдя путь от Ростова до Сталинграда. С 1941 по 1944 гг. Некрасов был на фронте полковым инженером и заместителем командира сапёрного батальона, участвовал в Сталинградской битве, после ранения, в начале 1945 г., был демобилизован. В 1945-1947 работал журналистом в киевской газете «Советское искусство».

После войны, в 1946 г., в журнале «Знамя» появилось первое художественное произведение Некрасова «В окопах Сталинграда». Эта повесть была одной из первых книг о войне, написанных объективно и правдиво, и принесла писателю подлинную славу. А. Твардовский писал об этой повести: «Это правдивый рассказ о великой победе, складывавшейся из тысяч маленьких…». В 1947 г. повесть была удостоена Сталинской (Государственной) премии.

«В. Некрасов пришёл в литературу отнюдь не как литератор, – он пришел как солдат, видавший будни войны и стремившийся только к тому, чтобы рассказать правду о них...», - писали о нём критики. И это было правдой, причём весьма нелицеприятной... В 1954 г. в журнале «Знамя» выходит его повесть «В родном городе», за публикацию которой Некрасов был подвергнут «суровой партийной критике», а редактор журнала Вс. Вишневский был снят с работы...

В 1959 г. Виктор Некрасов пишет повесть «Кира Георгиевна» и выступает в «Литературной газете» с рядом статей о необходимости увековечить память советских людей, расстрелянных фашистами в 1941 г. в Бабьем Яре. Некрасова стали обвинять в организации «массовых сионистских сборищ». И все-таки памятник в Бабьем Яре был установлен, и в этом немалая заслуга писателя.

В 60-е гг. прошлого столетия писатель путешествует в Италии, Америки и Франции, впечатления от поездок описаны в серии очерков: «Первое знакомство», «По обе стороны океана», «Месяц во Франции».

Главным для Некрасова было «быть самим собой, не врать, не притворяться, не льстить».

После резких выпадов Никиты Хрущева в адрес писателя, в печати появились статьи, обвиняющие Некрасова в «низкопоклонстве» перед Западом. В киевской квартире писателя был произведён обыск, изъяты все печатные материалы, журналы, фотоматериалы и т.д. В течение шести дней Некрасова допрашивал следователь.

В 1974 г. писатель эмигрировал в Париж, после того как был лишён советского гражданства. Французы наградили его орденом Почётного легиона.

Некрасов тогда очень обиделся: «Суки! Удостоверение вручили, а орден заставляют покупать в магазине».

За границей писал для газет и журналов, для радио, читал лекции о русской литературе. Регулярно вёл передачи на радио «Свобода». Продолжал творческую работу, написал роман «Сталинград» (1981), «Как я стал шевалье» (1986). Последнее произведение Виктора Некрасова – «Маленькая печальная повесть».

Умер Виктор Некрасов 3 сентября 1987 в Париже. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

librebook.me

Некрасов Виктор Платонович

 

 

русский писатель.

Краткая биография

Из интеллигентной семьи: отец - банковский служащий, мать - врач. Раннее детство провёл в Лозанне (там мать получала медицинское образование) и Париже, где она работала в военном госпитале. После окончания школы в Киеве, где обосновалась семья, Некрасов учился на архитектурном факультете Киевского строительного института (закончил в 1936) и в студии при Театре русской драмы (закончил в 1937). До начала войны недолго работал архитектором, потом актером и театральным художником в театрах Киева, Владивостока, Кирова, Ростова-на-Дону. К этому времени относятся первые литературные опыты Некрасова, носившие, однако, «домашний» характер.

С августа 1941 в армии, воевал в должности полкового инженера, заместителя командира сапёрного батальона в Сталинграде, на Украине, в Польше. Дважды был ранен. Как инвалид войны был демобилизован. В 1945-1947 работал журналистом в киевской газете «Советское искусство».

Литературный дебют

В 1946 в журнале «Знамя» была опубликована повесть Некрасова «В окопах Сталинграда» (журнальное название «Сталинград»). Повесть вызвала в литературных кругах неоднозначное отношение. А.Т.Твардовский во внутренней рецензии писал: «Первое очевидное достоинство книги - то, что, лишённая внешне сюжетных, фабульных приманок, она заставляет прочесть себя одним духом. Большая достоверность свидетельства о тяжёлых и величественных днях борьбы накануне «великого перелома», простота и отчётливость повествования, драгоценнейшие детали окопного быта и т. п. - всё это качества, предваряющие несомненный успех книги у читателя. О её существенном содержании можно сказать примерно так. Это правдивый рассказ о великой победе, складывавшейся из тысяч маленьких, неприметных приобретений боевого опыта и морально-политического превосходства наших воинов задолго до того, как она, победа, прозвучала на весь мир. И рассказ этот - литературно полноценный, своеобычный, художнически убедительный...». Высоко оценил повесть и А.П.Платонов: «Некрасов, - писал он, - придаёт описанию войны, всему движению чувств и действиям человека, пребывающего в огне боя, необыкновенно ощутительную, живую, непосредственную конкретность; читатель всё время живёт в том потоке событий, в который вовлёк его автор". Руководство же Союза писателей отнеслось к повести резко отрицательно, были даже проведены два специальных совещания, нацеливавших печать на её разгром. От запланированного разгрома повесть спасла Сталинская премия (1947), присуждённая Некрасову по неожиданному прямому указанию Сталина, так и оставшемуся необъяснимым.

«Мнение, не совпадающее с линией партии»

Однако «охранная грамота» Сталинской премии на дальнейшее творчество Некрасова не распространялась. То, что он писал потом, как правило, подвергалось уничтожающей критике руководящих идеологических служб. Так было с повестью «В родном городе» (1954), рассказывавшей о драматической судьбе фронтовиков, столкнувшихся при возвращении в долгожданную мирную жизнь, которая оказалась трудной, разорённой, безрадостной, с непробиваемым партийно-бюрократическим бездушием. Так было и с повестью «Кира Георгиевна» (1961), в которой причины конформизма, душевной опустошённости, нравственных недугов части нашей интеллигенции автор объяснял разлагающей общество нехваткой воздуха свободы. Официозная критика встретила в штыки и эссеистские выступления писателя по вопросам искусства. Некрасова прорабатывали за статью «Слова «великие» и простые» (1959), в которой он отвергал напыщенную героическую патетику, уводящую от правды, за заметки о современной архитектуре «О прошлом, настоящем и чуть-чуть о будущем» (1960), в которых он критиковал безвкусную монументальность и убогое однообразие тогдашнего советского градостроительства. Его эстетические взгляды квалифицировались как идейно порочные.

После того, как Хрущёв ополчился против зарубежных очерков Некрасова «По обе стороны океана» (1962), заявив, что их автору не место в партии, началась настоящая травля писателя. Его перестали печатать, клеймили позором на собраниях, завели на него персональное дело и вынесли ему строгий выговор. После падения Хрущёва писателя на время оставили в покое. Но в 1969 за то, что Некрасов подписал коллективное письмо в защиту украинского диссидента Вячеслава Черновила и выступил в день 25-летия расстрела евреев в Бабьем Яру, на него опять было заведено персональное дело, закончившееся вторым строгим выговором.

В 1972, как сказано было в решении, «за то, что позволил себе иметь собственное мнение, не совпадающее с линией партии», писателя исключили сначала из партии, а потом из Союза писателей. Им занялось КГБ: слежка, прослушивающийся телефон, унизительный обыск с изъятием книг и рукописей, многочасовые допросы, на которых ему дали понять, что если он не «исправится» или не уедет на Запад, ему придётся отправиться «в места не столь отдалённые». Так, Некрасова в 1974 вытолкнули в эмиграцию, а потом, в 1979, после того как он, выступая по радио, иронически отозвался о "трилогии" Брежнева, главным образом о военной её части - «Малой земле», его лишили советского гражданства. Два с лишним десятилетия на родине его книги не издавались, циркуляром Главлита были изъяты из библиотек, его имя было запрещено упоминать в печати, оно вычёркивалось даже из библиографических справок.

Главная книга

Главной книгой Некрасова стало его первое произведение - повесть «В окопах Сталинграда», она оказалась самым высоким его художественным достижением. Он написал потом несколько очень сильных рассказов о войне, например «Судак» (1958) и «Вторая ночь» (1960), их можно поставить рядом с этой книгой, но не над ней. «В окопах Сталинграда» - первое в нашей литературе произведение не о войне, а изнутри войны, рассказ не наблюдателя, а её участника, находившегося на переднем крае. Она словно бы возвращала «окопникам» незаживающее их прошлое, перечёркнутое официально признанными и сверхобильно тиражируемыми парадными, фанфарными сочинениями. «В окопах Сталинграда» стала книгой, определившей очень важное направление нашей военной прозы, хотя её влияние не ограничивалось рамками этой литературы. Когда на рубеже 1950-х и 1960-х годов заявила о себе литература фронтового поколения или, как её ещё называли, «лейтенантская литература» (хотя среди её авторов были и солдаты), сразу же обнаружилось, что у истоков этой литературы повесть Некрасова была главным её ориентиром, он был её признанным лидером. Это засвидетельствовали многие прозаики того призыва - Г.Я.Бакланов и В.В.Быков, В.О.Богомолов и А.М.Адамович, Б.Ш.Окуджава и В.Л.Кондратьев, В.Ф.Тендряков и В.Н.Сёмин, поддержанные и поэтами фронтового поколения - С.С.Наровчатовым и К.Я.Ваншенкиным, Г.М.Поженяном и Ю.В.Друниной.

Б.А.Слуцкий справедливо заметил: «Повесть В.Некрасова обогнала свою литературную эпоху, во многом предваряя наше время». Писатели фронтового поколения так определили роль повести Некрасова в их творческой судьбе: «Все мы вышли из некрасовских «окопов». Исключительное значение этой книги признали и писатели старшего поколения - Твардовский и И. Г. Эренбург.

К.М. Симонов и А. А. Бек, В. П. Гроссман и А.П.Платонов считали, что она стоит в первом ряду лучших произведений о Великой Отечественной войне, что это одно из самых высоких достижений нашей литературы.

Особенности творческого метода

Автобиографичность, близость к мемуарному жанру придают написанной от первого лица повести «В окопах Сталинграда» особого рода интимную достоверность, резко приближают к читателю события и персонажей, делают его сопереживания главному герою полнее, глубже. Автобиографичность и лиризм, свободно льющееся повествование с то и дело возникающими отступлениями, воспоминаниями героя, его размышлениями, как выяснилось впоследствии, были не просто особенностями повести «В окопах Сталинграда», а органическим свойством художественной манеры и творческой личности Некрасова, отчетливо проступающим во всем, что он написал, в том числе и в тех вещах, что были созданы на чужбине, в эмиграции: путевых очерках «Записки зеваки» (1975), «Взгляд и нечто» (1977), «По обе стороны стены...» (1977), «Из дальних странствий возвратясь...» (1979-81), в повестях «Саперлипопет, или Если б да кабы, да во рту росли грибы...» (1983), «Маленькая печальная повесть» (1986), напоенных печальной любовью, сливающейся с самоиронией, к отрезанной от него родине, к оставшимся там друзьям. И чем полнее и ярче эти свойства реализовались, тем выше был художественный уровень некрасовской прозы, тем значительнее достигнутый результат.

Две повести Некрасова были экранизированы: «В окопах Сталинграда» - фильм «Солдаты» (1957, режиссёр А. Иванов) и «В родном городе» - фильм «Город зажигает огни» (1958, режиссёр В. Венгеров). Некрасов написал несколько сценариев документальных фильмов.

Умер в Париже, похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. 

encyklopedia.narod.ru