Чем НАТО собирается сбивать «Калибр». Нато калибры


Стрелковое оружие выбирает калибр НАТО :: Армия

При создании новых образцов стрелкового оружия российские производители выбирают натовский калибр. За этим стоит стремление улучшить баллистические показатели винтовки, а также выйти на мировой рынок

При создании новых образцов стрелкового оружия российские производители выбирают натовский калибр. За унификацией патрона с западными образцами стоит стремлением улучшить баллистические показатели винтовки, а также выйти на мировой рынок.

 Фото: en.wikipedia.org

С 2017 года на "Ульяновском патронном заводе" откроется цех по производству двух новых калибров для снайперских винтовок. Патрон стандарта НАТО 7,62 x 51мм (.308 "винчестер") используется в 80 моделях иностранных образцов. Имеет максимальную дальность до 900 метров при использовании снайперских винтовок. Патрон 8,6 x 69мм (.338 "лапуа магнум") предназначен для стрельбы на 1500 и более метров.

Пресс-служба администрации города Ульяновска в общих чертах озвучила предназначение патронов - силовым ведомствам РФ. Действительно, Минобороны с 2011 года закупала австрийские винтовки Steyr Manlicher SSG для армейской разведки под патрон 8,6 x 69мм. Но новое производство и цех за 600 млн руб на 150 сотрудников открывали не ради  снабжения 800 австрийских винтовок. Два натовских калибра должны обеспечить собственным производством патронов новую российскую винтовку Т-5000 (ОРСИС) частной компании "Промтехнологии".

С 2012 года разработчики Т-5000 мечтают выйти на госзаказ Минобороны РФ, но без своих патронов это не возможно. Ради этого "Промтехнологии" пошли на покупку Тульского и Ульяновского заводов. Впрочем, это не гарантирует им заказ, поскольку в конкурентах объявился концерн "Калашников" со своей новой инициативной разработкой.

Почему же отечественная современная винтовка создавалась под натовский образец? Авторы проекта пошли по пути наименьшего сопротивления и коммерческой выгоды. Поскольку предприятие не государственное, то основная цель - получение прибыли и продажа на мировом рынке. Как отметил бывший генеральный директор "Промтехнологии" Алексей Сорокин, "если вы продаете в США, вы будете продавать во всем мире".

Натовский калибр 7,62х51мм поселился в России еще со времен СССР благодаря любви генсека Леонида Брежнева к охоте. В 1973 году президент США подарил Леониду Ильичу карабин "Винчестер 308" с патронами. Генсек оценил подарок и дал команду производить оружие в СССР. Тогда научный институт ЦНИИТочмаш начал разработку полуоболочечной пули 7,62х51мм. В то же время Ижмаш развернул производство карабинов "Медведь-3" и "Лось-4" под винчестерный патрон. Но патрон до 1990-х годов отличался от оригинала калибра  .308 "Винчестер". Только когда в Россию начали поступать западные охотничьи карабины, владельцы обнаружили, что патроны не соответствуют патронникам иностранных образцов оружия.

Различия устранили, назвав патрон 7,62х51M (модернизированный), который начал выпускать барнаульский завод ОАО "БЗС". Ижмаш под этот патрон освоил еще один карабин "Лось-7".

Почему Леонид Брежнев выбрал натовский патрон для производства, когда в СССР существовал отечественный аналог - 7,62x54R мм, созданный еще под трехлинейку Мосина? Неужели западный патрон превосходил российский?

Отечественный патрон сегодня используется на снайперских винтовках Драгунова СВД и пулеметах АЕК-999. Его достоинством являются низкие требования к параметрам и состоянию патронника, геометрии самого патрона. Большой объем гильзы позволяет использовать длинные пули с сохранением достаточного места для пороха. Это позволило сделать массовый бронебойный и со стальным сердечником патроны путем увеличения пороха. К недостаткам можно отнести наличие закраины (шляпки гильзы с выемкой). По мнению ряда военных, это снижает плотность боеукладки, усложняет подачу патрона из магазина, ленты пулемета. На этом недостатки заканчиваются.

Если говорить о натовском калибре 7,62x51, то он является самым массовым и популярным в мире. Патрон короче "мосиного", но требования к нему выше. Ключевой недостаток - малый объем гильзы, а значит и пороха. Пока используется свинцовая пуля, баллистика выстрела и механика подачи в стволе работает идеально. Но при использовании длинной пули (свинцовой или со стальным сердечником), то возникают проблемы с "навесом" и давлением в стволе.

Если тяжелая пуля нужна охотникам, то военные нуждаются в бронебойной. Калибр вынуждает жертвовать дальностью, выбирая легкую пулю. В итоге мы видим, что очевидных преимуществ натовский патрон перед "мосиным" имперским практически не имеет.

Запуск производства в СССР схожего калибра носило не продуманный, а эмоциональный характер со стороны генсека. Ну правда, не гоже главе Советской империи просить каждый раз перед охотой патроны у американцев для подаренного карабина. Таким образом, американцы внедрили, возможно, случайно, свой стандарт патронов в СССР. В 1995 году АО "Молот" выпускает карабины "Вепрь-51" под винчестерный патрон. Сегодня калибр 7,62x51 производит Новосибирский патронный завод для охотников.

Если говорить о калибре 8,6 x 69мм (.338 "лапуа магнум"), то ему нет аналогов в отечественной баллистике. Очень мощный патрон, способный бить до 1800 метров, был разработан в США в 1987 году совместно с финской компанией Nammo Lapua по заказу Пентагона. В настоящее время в России выпуском .338 Lapua Magnum занимается Новосибирский патронный завод. Когда директор Ульяновского завода Александр Вотяков сообщил, что они станут первыми в России производителями двух калибров большой дальности, то вероятно он не знал о существовании аналогичного предприятия в столице Сибири и многолетнем выпуске этих патронов.

Можно сказать, что магнумовский калибр 8,6x69мм набирает популярность в России. Вот уже на выставке "Армия-2016" концерн "Калашников" анонсировал образец дальнобойной винтовки ВСВ-338. Как не сложно догадаться, в названии почему-то стоят цифры калибра, который и будет использоваться в патронах. Правда, производители смогли предложить дальность менее 1500 метров в силу модульной конструкции винтовки. Винтовка является инициативной разработкой концерна, и скорее всего, она создана для противостояния с "частной" винтовкой ОРСИС Т-5000 в борьбе за госзаказ и рынок вооружения. Отсутствие отечественных разработок новых калибров и принципиально новых стрелковых образцов, приведет к постепенному замещению отечественных образцов западными. Если Россия планирует вступать в НАТО, то это будет позитивная тенденция в баллистике.

utro.ru

5.56x45 NATO

Дальнейшие наблюдения показали высокую эффективность подразделений, оснащенных винтовками под новый патрон. 660 патронов в 20 зарядных магазинах М16 весили столько же, сколько 280 патронов в 20 зарядных магазинах М14. Это существенно увеличивало огневую мощь подразделений.

В 1970 году члены НАТО подписали соглашение о принятии патрона 5.56х45 на замену 7.62 НАТО. Однако американский вариант патрона M193 Ball с пулей 55 гран был отвергнут в пользу бельгийского SS109 с пулей 62 гран производства FN. Пуля имела меньшую начальную скорость, что обеспечивало лучшую кучность на больших дистанциях.

Современный патрон 5.56х45 М855 имеет следующие параметры:

Вес патрона 190 гран, длина 2.26 дюйма, порох WC844, навеска 26.1 гран, вес пули 62 гран, развиваемое давление 55,000psi, скорость у дульного среза 922 м\с.

Патрон 5.56х45 имеет большое количество модификаций.

Cartridge, Ball, F1 (Australia): 5.56x45mm аналог FN SS109 производства Australian Defence Industries(ADI).

Cartridge, Blank, F3 (Australia): 5.56x45mm холостой патрон производства Australian Defence Industries(ADI).

Cartridge, Ball, C77 (Canada): 5.56x45mm аналог FN SS109 используемый в винтовках C7, C8 и C9.

Cartridge, Blank, C79 (Canada): 5.56x45mm холостой патрон используемый в винтовках C7, C8 и C9.

Cartridge, Tracer, DM21 (Germany): 5.56x45mm патрон с трассирующей пулей производства RUAG Ammotec.

Cartridge, Ball, L2A1 (United Kingdom): 5.56x45mm копия FN SS109 производства Radway Green.

Cartridge, Tracer, L1A1 (United Kingdom): 5.56x45mm трассирующий производства Radway Green.

Cartridge, Caliber 5.56 mm, Ball, M193 (United States): 5.56x45mm патрон с пулей 55 гран в цельнометаллической оболочке.

Cartridge, Caliber 5.56 mm, Grenade, M195 (United States): 5.56x45mm патрон для выстрела винтовочной гранатой.

Cartridge, Caliber 5.56 mm, Tracer, M196 (United States): 5.56x45mm патрон с трассирующей пулей 54 гран. Красный носик.

Cartridge, Caliber 5.56 mm, Blank, M200 (United States): 5.56x45mm холостой патрон. Фиолетовый носик.

Cartridge, Caliber 5.56 mm, Ball, M202 (United States): 5.56x45mm патрон с пулей 58 гран FN SSX822.

Cartridge, Caliber 5.56 mm, Ball, XM287 (United States): 5.56x45mm патрон с пулей 68 гран производства Industries Valcartier, Inc.

Cartridge, Caliber 5.56 mm, Tracer, XM288 (United States): 5.56x45mm патрон с трассирующей пулей 68 гран производства Industries Valcartier, Inc.

Cartridge, Caliber 5.56 mm, Grenade, M755 (United States): 5.56x45mm патрон для выстрела винтовочной гранатой для гранатомета М234.

Cartridge, Caliber 5.56 mm, Ball, M855 (United States): 5.56x45mm патрон с пулей 62 гран FN SS109, со стальным наконечником и свинцовым сердечником. Зеленый носик.

Cartridge, Caliber 5.56 mm, Ball, M855 Lead Free (United States): патрон с пулей 62 гран с вольфрамовым наконечником и стальным сердечником. Зеленый носик. В основном применяется на учениях в странах с жестким экологическим законодательством.

Cartridge, Caliber 5.56 mm, Ball, M855A1 (United States): патрон с пулей 62 гран со стальным наконечником 19 гран и медным сердечником. Зеленый носик. Ранее в этом патроне применялась висмут-оловянная оболочка, оказавшаяся впоследствии неустойчивой к высоким температурам.

Cartridge, Caliber 5.56 mm, Tracer, M856 (United States): 5.56x45mm патрон FN L110 с трассирующей пулей 64 гран.

Cartridge, Caliber 5.56 mm, Armor Piercing, M995 (United States): 5.56x45mm патрон с бронебойной пулей 52 гран. Черный носик.

Cartridge, Caliber 5.56 mm, Tracer, XM996 (United States): 5.56x45mm так называемый "Dim Tracer" трассирующая пуля с уменьшенной видимостью, для применения с приборами ночного видения.

Cartridge, Caliber 5.56mm, Special Ball, Long Range, Mk 262 Mod 0/1 (United States): 5.56x45mm патрон с экспансивной пулей 77 гран.

Cartridge, Caliber 5.56mm, MK318 MOD 0 enhanced 5.56mm ammunition (United States): 5.56x45mm патрон с экспансивной пулей 62 гран.

Cartridge, Caliber 5.56mm, M862 Short Range Training Ammunition (United States): тренировочный патрон для малых дистанций.

Cartridge, Caliber 5.56mm, М199 (United States): учебный дезактивированный патрон.

Пуля стандартного патрона SS109 обладает очень эффективной терминальной баллистикой. При попадании в мягкие ткани на скорости 820 м/с и выше пуля фрагментируется, создавая обширное поражение внутренних органов. В то же время, патрон удовлетворяет требованиям Гаагской конвенции по ограничению применения деформирующихся боеприпасов, так как имеет пулю с цельнометаллической оболочкой и без насечек.

В настоящее время патрон 5.56х45 НАТО является стандартным для штурмовых винтовок стран НАТО в соответствии со STANAG 4172. Однако конфликт в Афганистане показал недостаточную его эффективность в условиях боевых действий в горах. Эту проблему призваны решить новый патроны, такие как 6.8 Rem SPC или 6.5 Grendel, однако до принятия их на вооружение (если оно вообще состоится) еще далеко.

Источник

spec-naz.org

Патрон .223 - второй стандарт НАТО

Для самих США, по сути дела ввязавшихся в войну, принятие нового патрона было жизненно необходимым. Но по отношению к их союзникам по блоку НАТО это выглядело в некоторой степени некорректно, т.к. предшествовавшее активное лоббирование Америкой «своего» патрона 7,62х51 фактически «заморозило» в разных странах собственные программы разработок перспективных боеприпасов.

В дальнейшем это обстоятельство привело к длительному периоду принятия патрона 5,56х45 странами альянса НАТО, растянувшемуся на много лет. Причин этому было несколько: некоторые государства начали разработки в области конструирования собственного малокалиберного оружия и боеприпасов под него, другие руководствовались соображениями экономического характера, ведь перевооружение армии в течение одного десятилетия сначала на патрон 7,62х51, а потом и на 5,56х45 не всем оказалось под силу. Тем не менее, в 1980 г. альянс стандартизировал новый патрон, и с этого времени основное развитие происходит в рамках утвержденного боеприпаса.

США

В США действия по разработке новых малокалиберных патронов получили основной импульс еще в 1952 г. после ряда исследований по целесообразности замены патронов калибра 7,62 мм (.30 калибр) на патроны калибра 5,6 мм (.22), проведенных несколькими военными комиссиями. Опыт прошедшей Второй мировой и текущей Корейской войн показал, что основные огневые контакты проходят на дистанции до 300 м, а непосредственное поражение видимых целей — до 100 м. Большее преимущество оказалось на стороне того, кто обладал большей огневой мощью.

Соответственно предполагалось запустить программы по отработке новой легкой пехотной винтовки с возможностью ведения автоматической стрельбы и разработке нового малокалиберного патрона, позволявшего при своих массогабаритных размерах в 2-3 раза увеличить носимый боезапас, сравнительно с патронами калибра 7,62 мм.

Первые варианты опытных патронов 50-х гг. рассматривались в рамках нескольких последовательных программ по развитию стрелкового вооружения, описание которых достойно целых книг, но в нашем случае будет представлено лишь крайне поверхностно. Начиная с 1952 г. опытные разработки ведутся сразу несколькими армейскими ведомствами и частными фирмами. По программе создания высокоскоростных малокалиберных патронов — SCHV (small-caliber, high-velocity) планировалось использование малокалиберного патрона, как с оружием традиционной конструкции, так и с многоствольными системами.

Первоначально в опытах по программе SCHV предполагалось использование охотничьего патрона .222 Remington, но с укороченной с 43 мм до 33,5 мм гильзой. Разработанный в 1950 г. конструктором Мерлом «Майком» Уолкером базовый патрон .222 Remingtonбыл запущен в коммерческий оборот фирмой «Ремингтон» в качестве охотничьего, но приобрел популярность и как отличный вариант для варминтинга и бенчреста. По проекту Salvo в одном варианте предполагалось использование боеприпасов «залпового» принципа действия с несколькими десятками стреловидных поражающих элементов на базе гильзы охотничьего 12-го калибра, а в других — в вариантах стреловидных патронов на базе штатного боеприпаса Remington 7,62х51 и с использованием многоствольных систем. На базе гильзы патрона 7,62х51 отрабатывались сразу несколько малокалиберных вариантов патронов — в калибрах 5,56х51, 6,35х51 и 6,8х51. Компанией Aircraft Armaments Inc. (AAI) отрабатывается и патентуется вариант опытного стреловидного боеприпаса на базе гильзы собственной конструкции — патрон XM110 (5,6x53), а Франкфордский арсенал представляет собственный аналогичный стреловидный боеприпас XM144 (5,6х44). Оба они еще долго участвовали в различных опытах, несмотря на то, что на вооружение был принят патрон 5,56х45. Оружейными фирмами Winchester и Springfield Armory создаются опытные образцы оружия с несколькими стволами (до 5 штук!), а патронные фирмы активно экспериментируют как с двухпульными и трехпульными патронами с метательными элементами «традиционной конструкции, так и с трехпульными патронами по типу Dardick. Патрон конструкции Дэвида Дардика отличался необычной формой, которая представляла собой цельно-пластиковый корпус треугольного профиля с закругленными гранями. Внутри корпуса патрона находилось сразу три пули, а инициация порохового заряда осуществлялась единым центральным капсюлем-воспламенителем.

После отказа от армейских опытных вариантов патрона конструктор сосредоточил работы на 20- зарядном оригинальном револьвере собственной разработки со схожим по конструкции патроном .38 калибра, но в «однопульном» исполнении. В 1962 г. дополнительно начинаются работы по программе «Специального индивидуального оружия» — SPIW (Special Purpose Individual Weapon), в рамках которой также отрабатываются образцы патронов со стреловидными элементами, но включенных в состав стрелково-гранатометного комплекса. Проводятся опыты с подствольными гранатометами.

.223

В окончательной отработке 5,56х45 в конце 50-х первоначально участвовали сразу несколько крупных патронных фирм. «Винчестер» представила свой опытный патрон .224 Winchester E2(с длиной гильзы 45,2 мм), «Ремингтон» отдельно представила образец на базе гильзы охотничьего патрона . 222 Remington, а в кооперации с фирмой «Спрингфильд» (создававшей свою опытную винтовку) представила патрон .224 Springfield, который, в свою очередь, был разработан на базе патрона .222 Remington, но с удлиненной до 47 мм гильзой. Что характерно, опытные патроны .224 Springfield не имели маркировки на донном клейме, а на картонной укупорке калибр обозначался как .22 Experimental, и фактическим производителем значилась фирма «Ремингтон» Arms Co., Inc. Параллельное участие «Спрингфильд» в программе по разработке 7,62 мм винтовки М14 и предполагаемые разногласия между двумя программами вынуждают руководство фирмы пойти в 1957 г. на отказ от дальнейших опытов с винтовкой под патрон .224 Springfield и сосредоточить усилия на доводке образца под 7,62 мм патрон. В том же году винтовка М14 принимается на вооружение. Но наработки по патрону калибра .224 не пропали даром, а были реализованы в 1958 г. вводом компанией «Ремингтон» в коммерческий оборот патрона .224 Springfield под новым названием .222 Remington Magnum. Опытные варианты фирмы «Винчестер» — легкая винтовка LWMR(Light Weight Military Rifle) и патрон .224 Winchester Е2 также не вышли за рамки экспериментальных выпусков 1957-1958 гг. И лишь Юджину Стоунеру (Eugene Stoner), конструктору AR15, с участием фирмы «Ремингтон» удается представить прототип будущего патрона, который, будучи разработанным более 50 лет назад, все еще остается основным боеприпасом половины мира. Стоунеру в финальной доводке патрона в 1957 г. помогал его товарищ, технический редактор раздела релоадинга в журнале Guns&Ammo Роберт Хаттон (Robert Hutton), который предло-жил свой вариант гильзы, основанный на удлиненной до 1,76” (44,7 мм) версии гильзы патрона .222 Remington. Также Хаттон занимался опытами с порохами и баллистическими расчетами новой 55-грановой пули, ТТХ которой были рассчитаны совместно со специалистом фирмы Sierra Френком Сноу (Frank Snow). Первоначальное обозначение патрон получает как .222 Remington Special (также .222 SPL), однако позже для исключения путаницы с несколькими типами патронов семейства .222 калибра в 1959 г. Фирмой «Ремингтон» принимается решение о замене обозначения калибра на .223 Remington, что и отражено в коммерческих маркировках бо еп рипаса до сих пор. Что удивительно, винтовка М14 еще только год как состояла на вооружении, а начиная с 1958 г. во множестве отчетов военных опытная AR15 уже значится как основной перспективный образец, способный прийти на замену М14.

Принятие в США

В 1963 г. в США патрон официально классифицируется как Cartridge, 5.56 mm, Ball, M193 и ограниченно принимается с новой штурмовой винтовкой на вооружение некоторых подразделений (ВВС, десантных и специальных). «Некоторых» потому, что разные военные ведомства и рода войск производили собственные исследования и тесты нового вооружения, что привело в итоге не к общему и единовременному, а постепенному принятию нового комплекса «оружие-патрон» на вооружение. Одним из проблемных моментов в данной ситуации стал сам факт единоличного принятия малокалиберного комплекса, т.к. противоречил текущим договоренностям между США и странами НА ТО по программам стандартизации, в рамках которых на тот момент отрабатывались образцы под патрон 7,62х51. А невозможность быстро создать адекватную замену в системе вооружений пулемету М60 также не способствовала быстрому общему принятию в качестве единого боеприпаса патрона 5,56х45.

Как бы там ни было, но первая партия штурмовых винтовок AR15 в количестве 8500 штук заказывается ВВС США в1962 г. с присвоением новому патрону «авиационной» кодировки Cartridge, 5.64 Millimeter Ball MLU-26/P., а в 1963 г. планируется заказать еще 19 000 штурмовых винтовок, уже под обозначением М16. В 1964 г. в качестве временной меры до окончания работ по программе SPIW армейское руководство закупает новые винтовки в количестве 85 000 экземпляров под обозначением по системе опытных образцов и оружия ограниченного стандарта —ХМ16Е1. Первым же подразделением, которое в 1965 г. Прибывает во Вьетнам, полностью вооруженное винтовками ХМ16Е1, является 173-я воздушно-десантная бригада. С тех пор происходит непрерывное наращивание заказов различными ведомствами на винтовки М16/ХМ16Е1, что приводит в 1967 г. к их окончательному принятию на вооружение в качестве основного оружия ВС США. Винтовка приобретает привычное теперь обозначение М16А1 и официальное название Rifle, 5.56mm, M16A1. Отметим также, что еще в 1961 г. военными производилась закупка опытной партии АR- 15 в количестве 1000 штук для поставки войскам Южного Вьетнама и оценки эксплуатации оружия в условиях реальных боевых действий, а подразделением по контролю над боеприпасами Госдепартамента США в том же 1961 г. санкционировалась продажа 1250 винтовок AR15 армии Индонезии.

Основным боеприпасом, как уже было указано, принимается патрон с пулей М193 с небольшими изменениями в ее конструкции сравнительно с ранее применявшейся в патроне .222 Special.

Специалисты фирмы «Ремингтон» несколько изменяют оживальную часть пули и незначительно уменьшают начальную скорость пули с 3300 футов до 3250 (990 м/с). Эта пуля массой 56 гран (3,63 г) и длиной 19,3 мм со свинцовым сердечником в томпаковой оболочке и принимается под обозначением М193. Однако в процессе эксплуатации выя вился ряд недостатков, связанных как с надежностью оружия, так и с новой пулей, заключавшихся в низкой стабильности и неудовлетворительной точности во время проводившихся на Аляске арктических испытаний при низких температурах. Часть проблем, связанная с настильностью траектории полета пули, была решена изменением шага нарезов в сторону уменьшения с 1 к 14”до 1 к 12”, т.е. с 355 мм до 305 мм. Второй проблемой оказался винтовочный порох IMR4475 производства фирмы DuPont, аналогичный пороху патрона 7,62х51, создающий чрезмерное загрязнение всех узлов и механизмов новой штурмовой винтовки и приводящий к постоянным задержкам в стрельбе. Дюпоновский порох не обеспечивал стабильных показателей в рамках принятых спецификаций по максимальному давлению в патроннике. Проблемы с порохом марки IMR 4475 привели к череде замен нескольких типов порохов за короткий промежуток времени. Было представлено сразу несколько новых марок порохов. DuPont представляет свою марку CR 8136, фирма «Геркулес» представляет HPC-10, а «Олин Корпорейшн» — WC846. С 1964 г. снаряжение патронов 5,56x45 маркой IMR 4475 окончательно прекращается. По итогам испытаний марка НРС-10 отклонена из-за чрезмерного давления во время использования при низких температурах, а дельнейшие партии патронов снаряжаются CR 8136 и WC846. Летом 1966 г. патроны с пулями М193 и М196 (трассер) начинают снаряжаться дюпоновским опытным порохом марки EX 8208-4. К 1967 г. порох марки WC846 временно выходит из применения, а вместо него патроны с трассирующими пулями снаряжаются дюпоновским IMR 8208M (бывший опытный EX 8208-4). Но после доводки в 1970 г. пороха WC846 его вариант под маркой WС844 окончательно утверждается как основ-ной для патронов 5,56, состоявших на тот момент на вооружении. Начиная с 1963 г. Модельный ряд нового патрона активно пополняется и получает соответствующие спецификации. В 1963 г. спецификации получают боеприпасы, разработанные Франкфордским арсеналом — патрон высокого давления ХМ197 (после принятия М197) и учебный ХМ199(М199). В 1965 г. составляются спецификации на патрон с трассирующей пулей ХМ196. В 1964 г. фирмой «Ремингтон» отрабатывается вышибной патрон для метания гранат — ХМ195.

В 1969 г. канадская фирма IVI (Industries Valcartier Inc., Valcartier, Quebec) начинает эксперименты с новой утяжеленной пулей весом 68 гран (4,4 г) и новой трассирующей пулей с дальностью трассирования до 800 м. Оба патрона с новыми пулями тестируются и в США, где получают опытные обозначения ХМ288 и ХМ287. В 1975 г. в связи с собственными разработками патронов с обыкновенной и трассирующей пулями ХМ777 и ХМ778 канадские боеприпасы переименовываются в последовательной нумерации в ХМ779 и ХМ780. В Канаде оба образца принимаются на вооружение в 1980 г. как ХС77 и ХС78. Американские варианты, как известно, не выдерживают конкурентной борьбы с бельгийскими пулями SS109 и L110 и не выходят за рамки опытных образцов. Их спецификации окончательно отменяются в 1997 г.

Второй стандарт

Общая стандартизация патрона альянсом НАТО в рамках Соглашения по стандартизации (Standardization Agreement) происходит в октябре 1980 г. под обозначением STANAG 4172, и патрон 5.56х45 принимается в качестве калибра второго стандарта НАТО. За основной образец боеприпаса принимается вариант патрона с пулей бельгийской разработки SS109, а в качестве трассирующего — патрон с бельгийской пулей L110. Для других стран НАТО в рамках принятых патронов допускалось использование аналогичных по конструкции патронов собственного производства, адаптированных под собственные производственные мощности. Так, американскими аналогами боеприпасов с обыкновенной пулей SS109 стал патрон с пулей ХМ855, а аналогом трассирующей пули L110 — ХМ856.

По вооружению единые стандарты выработаны не были, и каждая страна делала собственный выбор в пользу того или иного образца. Лишь конструкцию магазина от М16 многие взяли за основу для использования в своих образцах, среди них Канада, Великобритания, Италия и другие. Более длинная и тяжелая (62 грана) пуля бельгийского патрона заставила пойти на еще одну модификацию М16А1 и сократить шаг нарезов еще на несколько дюймов — до более крутого 1 к 7” (178 мм), что позволило добиться большей стабилизации пули. Модифицированная винтовка под названием М16А2 принимается на вооружение с 1982 г. Патрон с конструкцией пули по типу бельгийской SS109 в Америке поступает на вооружение в 1982 г. и получает армейский индекс М855. Для отличия от пули М193 вершина новой пули М855 маркируется зеленым цветом.

Развитие

В качестве трассирующего первоначально принимается патрон с пулей М196 с длиной пули 23,1 мм, массой пули — 54 грана (3,5 г) и зарядом пороха марки WC844 массой 28,5 гран (1,84 г). Пуля состоит из томпаковой оболочки, свинцового сердечника и трассирующего состава, запрессованного непосредственно в оболочку. С 1982 г. принимается модифицированный вариант трассирующего патрона М856, который предназначен для использования только в винтовках М16А2 и в комбинации с патроном М855. Пуля нового патрона, являющаяся американским вариантом бельгийской пули L110, была удлинена до 29,3 мм, масса пули увеличена до 63,7 гран, тогда как заряд пороха уменьшен — до 27,4 гран. Отличительная окраска патрона — оранжевая вершина пули.

Для стрельбы в ночных условиях и для уменьшения засветки при стрельбе с приборами ночного видения используется трассирующий патрон, находящийся в стадии опытной эксплуатации — ХМ996 Dim Tracer. В 1992 г. начинаются работы по программе расширения возможностей бойца Soldier Enhancement Program (SEP), в результате которой в 1996 г. принимается патрон с бронебойной пулей М995 — Cartridge, 5.56 mm. Armor Piercing (AP), M995. Пробивная способность легкобронированных целей пулей массой 52 грана (3,37 г) обеспечивается наличием в конструкции пули вольфрамового сердечника. Сердечник фиксируется внутри томпаковой оболочки в алюминиевом стакане. Масса заряда пороха марки WCR845 — 27,5 гран (1,78 г). Отличительная окраска патрона — черная вершина пули. Патрон разработан шведской фирмой «Карл Густав», которая в 1998 г. вошла в состав более крупного объединения по производству различных боеприпасов — норвежской Nammo AS. При этом старая аббревиатура завода CG (Carl Gustav) продолжает использоваться в маркировочных обозначениях и присутствует на донных клеймах гильз патронов, принятых на снабжение в частях американской армии.

Для обучающей стрельбы на короткие дистанции, не превышающие 100 м, с 1984 г. Принимаются специальные коротко бойные патроны с пластиковой пулей, которые обозначаются индексом М862. Иногда еще дополнительно используется сокращенная аббревиатура для данных патронов SRTA — Short-Range Training Ammunition — тренировочные для коротких расстояний. Основное требование, предъявляемое к такого класса патронам — это сопряжение траектории пластиковой пули массой 3,6 грана (0,23 г) с траекторией обыкновенной пули на расстоянии до 25 м. Заряд пороха мар-ки WPR260 составляет 8,7 гран. С 1985 г. на снабжение американских войск, расквартированных на европейском континенте, принят короткобойный патрон производства немецкой фирмы DAG (Dynamit A.G.). Применяется аналогично американскому М862 для стрельбы на дистанцию до 25 м и как максимум на дистанцию до 50 м. Позднее в германской армии данный патрон с несколько видоизмененной формой пули был принят под индексом DM38.

В качестве штатного холостого патрона М200 принята конструкция с обжатием 7-лучевой «звездой» дульца гильзы и окраски места обжатия для герметизации. Заряд пороха марки НРС 13 составляет 7 гран (0,45 г).

Опытный вариант холостого патрона ХМ200, разработанный в 1966 г. Франкфордским арсеналом, с окраской обжимки дульца белым цветом приводил к засорению газовой трубки остатками окиси титана, входящими в состав белой краски. В последующем эта проблема была решена использованием фиолетового красителя. Аналогичным по конструкции с холостым является и вышибной патрон М195, предназначенный для метания гранат с использованием специального переходника-адаптера. Вес вышибного патрона — 8,17 г, а масса пороха марки IMR4475 — 25 гран (1,62 г). Для стрельбы из М16А1 специальными резиновыми шарами М742 и М743 с целью подавления беспорядков используется холостой патрон М755. Стрельба патроном с зарядом пороха в 12 гран производится с помощью специального адаптера М234.

В качестве учебных применяются несколько вариантов патронов, различающихся по внешнему виду. Патрон М199 изготовляется с глубокими продольными выдавками на гильзе, что визуально сразу определяет предназначение патрона, а корпус более позднего варианта учебного патрона М232 полностью химически зачерняется. В 1988 г. военные спецификации на учебные патроны М199 и М232 отменяются.

Современные тенденции присутствия в армейской номенклатуре боеприпасов матчевых патронов не обошли стороной и калибр 5,56 мм. Силами специального назначения ВМС США для использования с винтовкой Mk 12 с 1999 г. применяются патроны, снаряженные 77-грановыми (4,5 г) пулями с отверстием в головной части. Производством и поставкой данных боеприпасов занимается американская фирма Black Hills Ammunition, которая снаряжает патроны Mk 262 Mod 0 пулями Sierra Matchking, а патроны Mk 262 Mod 1 — пулями Sierra Matchking или же Nosler Custom Competition).

IБIС

weaponland.ru

Чем НАТО собирается сбивать «Калибр» » Военное обозрение

Стремясь к мировой гегемонии, Вашингтон навязывает своим союзникам размещение на их территории своих оборонительных и наступательных вооружений, в числе которых имеется система ПРО. По мнению Пентагона, она призвана защитить Европу от ракетной угрозы с Востока. Однако трезвомыслящие западные политики уже начали задавать вопрос: Так ли эффективна эта система ПВО, как ее рекламирует США или это делается для обеспечения все большей военной зависимости от Вашингтона?

Я, конечно, извиняюсь, но просто вынужден вернуться к этой теме. Как ни удивительно, но так и не увидел логичного анализа сути происшедшего.

Давайте, как водится, «от печки». Печка в данном случае – крылатая ракета «Томагавк». Напоминаю, что это такое. BGM-109 Tomahawk – американская многоцелевая высокоточная дозвуковая крылатая ракета (далее – КР) большой дальности, тактического и стратегического назначения. Совершает полет на предельно малых высотах с огибанием рельефа местности. Находится на вооружении подводных лодок и надводных кораблей ВМС США с 1983 года. Вдаваться в технические подробности слишком глубоко смысла нет, нужно просто помнить ключевые понятия. 1) 1983 год; 2) сверхмалые высоты; 3) на кораблях и подлодках – то есть вдоль всего побережья когда-то СССР, теперь – России; 4) дальность полета современной модификации RGM/UGM-109E Tomahawk Block IV – до 2 500 км.

Почему достаточно? Хватает, чтобы понять ответную реакцию ВПК СССР и ВПК РФ. Все зенитно-управляемые ракеты, все системы РЛС уже с 70-х годов («Томагавки» стали разрабатывать с 1972 года, а агенты КГБ не только в телевизоре живут) изначально, еще на стадии НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ) учитывали существование КР и насущную необходимость умения их уничтожать.

Медленно, по буквам: ПВО СССР училось уничтожать КР с конца 70-х годов теоретически, с 1983 – практически. Ваш покорный слуга (автор — Константин Борисов, прим.ред.) 2 года срочной службы провел в ЗРВ (зенитно-ракетные войска) с 1984 по 1986. В силу этого имею право отрапортовать: по КР умели стрелять даже старенькие, вьетнамской войны СНР-75, которые к тому времени дошагали до модернизации под названием «Десна». По КР стреляли СНР-125, СНР-200. С 1986 года в ПВО пришли СНР-300 – они КР сбивали еще лучше. Пишу «СНР» по солдатской привычке – «станция наведения ракет», хотя намного чаще две последние буквы не используются.

С-300, С-400 – это то, что создавалось и ставилось на вооружение на глазах даже самых молодых читателей, а сейчас речь идет уже и о С-500. Уверяю вас – вся эта техника умеет сбивать КР. Как оператор наведения я и сейчас помню, что за ужас для нас эти КР были на полигонах… Они метались по монитору, норовя выскочить за его пределы, они «влетали» в фон от рельефа, могли развернуться чуть не на 180 градусов и выскочить из сектора захвата. А реагировали мы только глазами и руками – против бортовых компьютеров «Томагавков». Наш коэффициент поражения – 0,1 в лучшем случае. 1 из 10! Потому ЗРВ ПВО, прикрывавшая стратегические объекты, стояли в три эшелона. Потому ЗРВ были усилены истребителями-перехватчиками, а впритык к объектам стояли фронтовые ПВО – те, которые предназначены для уничтожения всего, что летит выше бруствера окопа.

Эта многослойная система, еще раз повторю, выстраивалась с начала 80-х. Усовершенствовалась системами АСУ (автоматическая система управления), радиотехнические войска ставили в строй все новые и новые РЛС, модернизировались ракеты, «злее» становились истребители-перехватчики, «Шилки» выстраивали стены огня даже ночью… В том виде, в котором ПВО России существует на день сегодняшний – это настоящее произведение военного искусства. Красивое, надежное, совершенное. И – очень дорогое. Очень. Почему про цену вдруг вспомнил? Сейчас поясню.

Разворачиваемся лицом к вероятному противнику. Что такое НАТО в Европе на день сегодняшний? Нам все уши прожужжали, что есть в уставе этой организации «знаменитый пункт 5», по которому «при нападении на одну страну НАТО на ее защиту враз встанут все остальные». Потому «бояцца, сранаярашка – мы враз вас всех поубиваем и растерзаем!». Слышали, конечно? Во времена исторического материализма партия учила нас не воровать по мелочам изучать первоисточники. Посему – читаем оригинал. Вот она, та самая статья № 5:

«Договаривающиеся стороны соглашаются с тем, что вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом, и, следовательно, соглашаются с тем, что в случае если подобное вооруженное нападение будет иметь место, каждая из них, в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону, признаваемого Статьей 51-й Устава Организации Объединенных Наций, окажет помощь Договаривающейся стороне, подвергшейся, или Договаривающимся сторонам, подвергшимся подобному нападению, путем немедленного осуществления такого индивидуального или совместного действия, которое сочтет необходимым, включая применение вооруженной силы с целью восстановления и последующего сохранения безопасности Североатлантического региона.»

Прочитали? Выделяю главное:

«… каждая из них … окажет помощь … которую сочтет необходимой»

Переводим с бюрократического на общечеловеческий. Вот напали зеленые марсианские человечки на … ну, например, Латвию. Все прочие страны НАТО, как только весть об этом ужасном ужасе до них дошла, начинают … что, воевать? Неа. За-се-дать. Заседать штабами, парламентами, правительствами, чтобы решить: а что мы, братцы, считаем необходимым? Эстония считает необходимым … обосра крепить стены блиндажей. Турция считает, что лучше жевать урюк. Кипр считает, что надо бы сходить в магазин за новым географическим атласом, потому что на его штабных картах Латвия все еще часть СССР. Через пару дней-недель заседаний страны НАТО начинают … что, воевать? Индейская изба вам! Надо ведь созвониться друг с другом, согласовать, кто выступает первым, кто вторым, кто согласен только стирать памперсы и складывать КокаКолу в холодильник. «Мужики, кто подвезет снаряды? Ау, у кого как с авиакеросином? Ух ты, у канадцев полным-полно?! Ну, подвози, мы пока взлетку подметем…»

Не является статья 5 никакой гарантией немедленного мощного совместного ответа. Кто решит, что необходимо впрягаться – впряжется. Ну, когда согласует, в каком месте, какими силами и когда именно. Кто решит, что лучшая тактика – спрятаться в домике – спрячется. И наказать за это – никак нельзя, нет в уставе НАТО карательных мер к тем, кто посчитает необходимым использовать тактику «Как бы чего не вышло».

А чего, спрашивается, тогда надо это НАТО бояться? Да потому, что есть морем-океаном окаянная державушка, в которой тоже статью 5 читать умеют. И очень хорошо знают, что все эти «союзники по НАТО» и «братья по оружию» воевать будут только после мощных пинков и подзатыльников. Но и на пинки с затрещинами время требуется, а зеленые марсианские человечки, как показал минувший год, времени не дадут. Они ребята, конечно, вежливые, но какие-то быстрые. Не эстонцы ни разу. Значит, все, что заморским демократам остается – впрягаться первыми, пока дипломаты пинки и затрещины раздают. А как впрячься первыми? Ответ только один: надо иметь свои собственные военные базы на территориях ВСЕХ союзников по НАТО. И держать там технику. И держать там людей. И быть готовыми реально воевать. Грустно американцам, но таковы «европейские ценности».

И давайте перестанем удивляться тому, что американцы норовят регулярно чистить карманы всей Европы – именно американцы и являют собой первый эшелон обороны, военный кулак НАТО. Хотите экономить на обороне, держать сугубо марионеточные армии с набором консервных банок, которые называете «бронированной армадой»? Да ноу проблем, но… «Если ты не хочешь кормить свою армию – будешь кормить чужую» — это раз. Два – «Кто девушку ужинает, тот ее и танцует». Потому а) корми, чего стоишь?! и б) нагнись и задери подол, не так это и больно…

Ладно, хватит лирики. Давайте изучим списочек американских баз за пределами США. Нет, не весь – мы уже видели зоны поражения «Калибрами», вот в них и посмотрим.

ВВСБахрейн – авиабаза в ИсеБельгия – авиабаза ChieveresБельгия – авиабаза Kleine BrogelБолгария – авиабаза БезмерБолгария – авиабаза Граф-ИгнатьевоВеликобритания – RAF Lakenthealth, Brandon, SuffolkВеликобритания – RAF Menwith Hill, Yorkshire DalesВеликобритания – RAF Mildenhall, MildenhallВеликобритания – RAF Croughton, Upper HeyfordВеликобритания – RAF Alconbury, OxfordshireГермания – AnsbachГермания – Airbase GeilenkirchenГермания – РамштайнГермания – Spangdahlem Air baseГренландия – Tule ABГренландия – Гуам – Andersen Air Force BaseИспания – база 1 в АндалусииИспания – база 2 в АндалусииИталия – Aviano Air BaseИталия – San Vito dei Normann Air StationКатар – база Аль-УдейдНидерланды – Joint Force Command BrunssumНорвегия – база в СтавангереОбъединенные Арабские Эмираты – база в Аль-ДафреОман – авиабаза в МазиреОман – авиабаза в ТумрейтеПортугалия – Lajes FieldСаудовская Аравия – авиабаза Eskan VillageТурция – авиабаза Incirlik

ВМФБахрейн – Naval Support Activity BahrainБахрейн – Naval Detacment DubaiГреция – бухта СудаИспания – Rota Naval StationИталия – Naval Support Activity Naples (6-й флот США)Италия – Naval Air Station Siginella, SicilyИталия – Naval Support Activity Gaeta

Я не рассматриваю сухопутные базы, базы морской пехоты. Авиация и флот – это носители стратегического оружия, оружие первого удара. То, что должно быть готово к бою 24 часа в сутки, чтобы успеть ответить на гипотетическую атаку России или нанести превентивный удар в случае агрессии. И это – объекты, повторюсь, находящиеся в зоне поражения «Калибров». Если эти объекты будут уничтожены, выведены из строя – будет нарушен стратегический баланс в пользу России. Следовательно, эти объекты должны быть надежно защищены, в том числе и от воздушных атак. Кажется, логика размышлений нигде пока не нарушена?

Минимум – 36 объектов. Остается понять – они прикрыты ПВО от атаки «Калибрами» или нет? Да-да, я действительно вопросом задаю ответ, все верно. До 7 октября 2015 года на вооружении России крылатых ракет – не было. Мог ли психически нормальный американский конструктор зенитно-управляемых ракет заложить в свои творения запас прочности на случай нападения того-чего-нет? Изучаем.

Рассматривать ЗУР американских кораблей не вижу ни малейшего смысла – «Калибры» не брали капиталистического обязательства не лететь к цели над сушей, что мы наглядно видели при ударах по сирийским басмачам. Скорость у «Калибров» — 0,8 М (Маха), что в пересчете на привычное – 989 км/час, на цель они шли в 50 метрах от земли. Поскольку речь идет о современном бое, давайте пересчитаем скорость поточнее. 989км/час = 16,48 км/минута = 0,274 км/сек.

Основной зенитно-ракетный комплекс дальнего обнаружения США на сегодняшний день – Patriot PAC-3, принятый на вооружение в 2001 году. Новее ничего нет. Согласно его ТТХ «вероятность поражения тактической ракеты – 0,6-0,8.» Как бы при удаче всего 2 ракеты из 10 смогут дойти до цели. Неплохо? Читаем еще раз: речь идет о тактической ракете. Что такое эта самая тактическая ракета, очевидно из ее более точного названия: фронтовая баллистическая ракета. Баллистическая. То есть траектория у нее – не как у крылатой ракеты, по баллистической траектории она идет. Следовательно, замечательный коэффициент в ТТХ «Патриота» – это не про КР «Калибр». И удивляться причин нет: последняя модификация «Патриота» поставлена на вооружение в 2001, Калибр стартовал в этом месяце.

Но, будучи скептиком, я стал вчитываться в ТТХ компонентов «Патриота». Ну, мало ли: просто забыли написать про КР, а на самом деле сбить их «Патриоту» – как два … байта отослать. Вот РЛС «Патриота»: AN/MPQ-65. Читаем:

«РЛС устанавливается в направлении ожидаемой угрозы и сохраняет это положение в процессе стрельбы.»

То есть – если направление «прилета» Калибра известно заранее – работаем, если надо реагировать в режиме импровизации – «осуществляем поворот всей РЛС относительно прицепа». Время такого поворота, уж извините, найти пока что не смог. Пусть, предположим, 10 секунд. Калибр за это время пролетит, как мы только что посчитали, 2,7 км. Читаем дальше.

«Время наведения – 8-10 секунд»

Пусть 8 – будем добрее! Калибр за это время прошел еще 2,2 км. То есть за то время, пока крутится и наводится РЛС, Калибр приблизился на 5 км. А вот и еще одна характеристика этой РЛС:

«дальность обнаружения ЭПР цели в 0,1 кв.м (головная часть ракеты) – 70 км».

Итого: пока РЛС поймала и стала сопровождать, Калибр очутился уже в 65 км от цели. РЛС «взяла» цель, пошла команда ракете «Патриота». Ракета – MIM 104. Хорошая ракета, нет слов – скорость у нее до 1,7км/сек, то есть аж в 6 раз быстрее Калибра. Нет проблем сбить? Есть. Минимальная высота – 60 метров. Калибр летит на 50. Нда… Но, как зенитчик зенитчику, докладываю – можно и на 50 метрах попасть. Надо, чтобы этот самый MIM перехватил Калибр на стадии набора своей высоты – тюк, и попал. Мы на СНР 75 – попадали. 1 раз из 10, но попадали! Главное – угол пусковой установки успеть подобрать так, чтобы зенитная ракета и КР пересеклись на той самой гипотенузе. И вот тут… ТТХ ПУ «Патриота»:

«Угол старта ракет фиксированный — 38° от линии горизонта»

Это не я сочинил, честное слово! Фик-си-ро-ван-ный. Тригонометрию помните? Имеем катет в 50 метров и противолежащий угол 38 градусов. Гипотенуза – катет, деленный на синус противолежащего угла. Сами можете сосчитать, можете на слово поверить – как угодно. Синус 38 градусов = 0,615. 50/0,615 = 81,3 метра. Это не я, это Пифагор виноват в том, что «Патриот» способен сбить Калибр на расстоянии 81,3 метра от пусковой установки. Боевая часть Калибра весит, напоминаю, 450 кг. Знаете, комментировать взрыв 450 кг тротила в 80 метрах от меня я как-то не хочу. А после прохождения 81,3 метра все, что может MIM 104 – идти на 10 метров выше Калибров. Боевая часть может быть подорвана прямо над Калибром, но пучок поражающих элементов не может быть направлен вертикально вниз. Получается, что коэффициент поражения при изумительной работе операторов «Патриота» (а дать сигнал на подрыв конкретно НАД Калибром при скорости последнего почти 1000км/час – это нечто грандиозное) выше 0,1 не поднимется.

С «Патриотом», вроде бы, разобрались. Какие варианты есть еще? Средства РЭБ – радиоэлектронной борьбы. Ставим мощнейшие помехи, обрываем связь с ГЛОНАСС, Калибры сходят с ума и улетают в разные стороны, не добираясь до цели. Логично? Казалось бы да, но Калибр во многом – аналог «Томагавка». А «Томагавки» помехами наших радиотехнических войск в сторону не сбивались: в бортовых компьютерах есть координаты цели. На помехи «Томагавки» реагировали до предела просто – переставали воспринимать вообще любые сигналы и шли по командам бортового компьютера. Конечно, про компьютеры Калибров из открытой печати мы ничего не узнаем, но не вижу причин предполагать, что они «глупее» тех, что стоят на «Томагавках».

Гипотетически продолжаем отслеживать приближение Калибров к цели. 70 км – включились «Патриоты», но ничего поделать не смогли. Есть ли что-то на вооружении НАТО, что может уничтожить Калибры на меньшей дистанции? Искал достаточно долго, но все-таки нашел.

Norwegian Advanced Surface-to-air Missile System – NASAMS. «Передвижной зенитный ракетный комплекс средней дальности предназначен для поражения воздушных целей на малых и средних высотах в любых погодных условиях.» Модернизированный до индекса II, он с 1994 года прикрывает все авиабазы на территории Норвегии. Его ТТХ позволяют «схватить» цель в 40 км от пусковых установок, причем в 30 метрах от земли как минимальной высоты. Вспоминаем, что такое 40 км при скорости Калибра. 2 минуты 25 секунд полета. Время реакции комплекса (от мгновения, когда РЛС «схватила» цель до старта противоракеты с пусковой установки) – 10 секунд, за это время Калибры становятся ближе почти на 3 км. Вот стартовала ракета комплекса NASAMS II, имеющая скорость 1020 км/час.

Красивая картинка – в воздухе на встречу друг другу несутся две ракеты, скорость сближения – 2 000 км/час! 1 минута 11 секунд до «встречи», то есть Калибр может быть сбит на расстоянии 17,5 км от цели. Только я собрался порадоваться за НАТО, как глаза уперлись в ТТХ РЛС этого самого NASAMS II. Называется эта РЛС AN/TPQ-64 – это изделие входит в состав комплекса с 1999 года. Есть у РЛС такой показатель, как период обновления данных боевой обстановки – скорость, с которой РЛС фиксирует изменения положения цели и своей ракеты. Так вот у этой AN/TPQ-64 он составляет … 2 секунды. А две секунды при скорости сближения в 2000 км/ч – это, извините, больше километра! Вот и вся причина, по которой этот комплекс пока стоит только в Норвегии: РЛС не позволяет вывести зенитную ракету на КР.

Разработка норвежцев, само собой, была замечена американцами. С начала 2000-х к норвежцам подключилась американская фирма-производитель комплексов «Патриот» –«Raytheon». В октябре 2006 появилось сообщение о том, что закончена разработка их совместного ЗРК — SLAMRAAM (Surface Launched Advanced Medium Range Air-to-Air Missile). Звучит красиво, но единственная новость по поводу этого – то, что летом 2009 года этот комплекс успешно сбил на расстоянии 30 км на предельно низкой высоте … беспилотник. С той поры новостей не поступало, как не поступил на вооружение и сам комплекс SLAMRAAM, что было намечено на 2012 год. Причины не озвучиваются – вероятнее всего, он так, что называет и «не доведен до ума». Избиение беспилотников – это одно, а вот попадание в Калибр с его 1000 км/час и способностью маневрировать – нечто совсем иное…

Продолжаем «следить» за полетом Калибра. 70 км до цели – пролетел «Патриот», 40 км – пролетел NASAMS и пока гипотетический SLAMRAAM. Что еще есть в запасе?

Зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) ближнего действия «Avenger» предназначен для поражения воздушных целей на дальностях 0.5-5.5 км, высотах 0.5-3.8 км на встречных курсах и вдогон. Стал я вчитываться в описание этого «Мстителя». Добрался вот до такой фразы:

«Оператор сопровождает цель визуально, используя оптический прицел, или с помощью тепловизора»

…да и перестал читать. Визуально сопровождать цель, которая за 1 секунду перемещается на 270 метров, да еще и выполняет маневр «Змейка», когда у тебя в запасе всего 5,5 км (20 секунд) могут только герои Голливуда. Да и тот, если Калибры пойдут «стаей», как на сирийских басмачей, косоглазие заработает…

Давайте подведем итоги. 36 стратегических объекта армии США, расположенные в зоне поражения ракет «Калибр» от удара этих ракет не прикрыты ни-чем. Базы флота и авиации ничем не защищены. И да – для меня эти слова звучат, как музыка.

Давайте прикинем, что получилось. Если США хотят сохранить эти объекты – им, грубо говоря, надо бросить все свои силы на НИОКР и суметь создать в кратчайшие сроки то, чего у них никогда раньше не было: зенитно-ракетные комплексы, способные уничтожать КР. Сколько на это уйдет времени – я предсказать не способен. «Патриоты» были разработаны и изготавливаются компанией Raytheon, как там у нее идут дела – понятия не имею. В 70-е годы, когда разрабатывалась система, получившая название «Патриот», на НИОКР, пробные пуски, отладку ушло 6 лет. Обошлось это в 2,3 млрд тогдашних долларов. В нынешних долларах 1 дивизион Patriot стоит 1млрд долларов, а это всего 4 пусковых установки. Сколько стоят новые Калибры – никто не скажет. Экспортный вариант (до 300 км дальности) продается по 3.6 млн долларов, но какая там норма прибыли – опять неизвестно. Пусть 3,0 – жалко, что ли. Пусть новый ЗРК американцам будет обходиться в тот же 1 млрд – ужмутся, сэкономят, краску у китайцев купят. Пусть – по российской традиции – 100 млн долларов украдут. На выходе все равно получится 300 Калибров на 1 дивизион из 4 ПУ…

Год тому назад некто Б. Обама говорил о российской экономике, «разорванной в клочья». После 7 октября это слова человека, у которого просто нет баз ВВС в Европе и на Ближнем Востоке. В удивительное время живем, господа!.. Гонка вооружений, в числе прочих причин, некогда развалила СССР – есть такая, вполне обоснованная версия. 36 стратегических объекта, не защищенные ничем. 5-6 лет, которые нужны на то, чтобы их закрыть от Калибров. 5-6 лет у России на то, чтобы клепать, клепать и клепать эти самые Калибры и носители для них.

На сегодня Калибры могут стартовать с крошечных «Буянов-М», с подлодок класса 636.3, со сторожевых кораблей класса 11661. «Томагавки» умеют стартовать и с самолетов, про то, что это умеют делать Калибры, мы пока не слышали. Но, собственно говоря, чем КР воздушного базирования отличается от КР морского базирования? Тем, что для воздушной КР не нужен первый, разгонный, двигатель – из-под крыла самолета ракета стартует со скоростью самолета. Длина Калибра – 8 метров, без одной ступени двигателя она станет короче, чтобы разместиться на подвеске. Если неизвестные нам конструкторы сумели, не меняя габаритов Калибров (по сравнению с экспортными вариантами), «научить» их летать на расстояние в 10 раз большее, чем у экспортного варианта, поверить в то, что они одолеют Калибры воздушного базирования – можно.

Почему я заговорил об экономике? Подписывая в 1987 году договор о РСМД американцы сознательно вывели из поля его действия свои «Томагавки». В зоне их поражения – огромная часть России и то, что стратегические объекты надежно прикрыты эшелонированной системой ПВО – наследство времен СССР, но не разваленное, а усиленное новейшими С-300 третьего поколения, С-400 и «Панцирями». Сколько это стоило, каких усилий потребовало – знают детально наши военные и работники ВПК. С 7 октября в эту шкуру придется влезать США и НАТО – вряд ли американцам улыбается в одиночку прикрывать даже свои объекты. А «не своих», а чисто европейских – в десятки раз больше. Ровно так же, как некогда Союзу, европейским странам НАТО теперь нужно думать о том, как закрыть свои АЭС, ТЭЦ, химические производства, НПЗ, плотины ГЭС, свои столицы и крупные города.

Россия сумела сделать тот самый асимметричный ответный ход: Калибры и носители, которые способны донести их до любой точки Европы и Ближнего Востока многократно дешевле несуществующей на сегодня эшелонированной системы ПВО НАТО, способной справиться с этим наступательным вооружением. Хитрость, примененная американцами при подписании договора по РСМД, бьет их по лбу – лбам предстоит разработать и научиться производить ЗРК, способные уничтожать КР. Эта хитрость бьет их по кошельку: создание сотен комплексов это ведь не размножение долларов на компьютерах ФРС, да и биржи никакие тут не помогут.

Означает ли это, что Россия добилась полного и окончательно перелома военно-стратегической обстановки? Нет. Мы не видели, способны ли Калибры справляться с надводными целями, а авианосные группировки США никто не «отменял». Но удар получился сильным: НАТО вынуждено будет тратить массу своих ресурсов на создание ПВО. Это дает России фору по времени на создание нового щита против авианосных групп, против подводного флота США. Это огромная, тяжелая работа, особенно с учетом невеселого состояния экономики. Но то, что Россия оказалась способна на такой красивый и эффективный маневр, как создание новейших Калибров – позволяет смотреть на обстановку с несколько большим оптимизмом.

topwar.ru

5,56 × 45 мм НАТО — WiKi

Предыдущим стандартным патроном НАТО был 7,62×51 мм, созданный в начале 1950-х годов на основе ружейного патрона .300 Savage. В США патрон 7,62×51 заменил американский .30-06 Springfield (7,62×63 мм).

Патрон калибра 7,62×51 критиковался как слишком мощный для современных автоматических винтовок и излишне тяжёлый, из-за чего носимый боезапас был недостаточным для ведения боя в изменившихся условиях ведения войны.

В конце 1950-х годов различными оружейными фирмами США разрабатывались автоматические винтовки малого калибра и высокой скорострельности, использующие патроны .222 Remington. Когда стало известно, что порохового заряда, используемого в этом боеприпасе, недостаточно, чтобы отвечать требованиям армии США по пробивной способности и начальной скорости, ArmaLite заключила договор с Remington Arms по созданию похожего калибра, который поначалу назывался .222 Remington Special. Одновременно Спрингфилдский арсенал создал боеприпас, известный как .224 Springfield. Он, как и многие другие патроны указанного калибра, был признан чиновниками из отдела разработки стрелкового оружия управления Начальника вооружения Армии США «не отвечающим армейским требованиям» (в действительности, как показало расследование инспекторами Министерства армии, претензии указанной структуры имели отнюдь не технический характер и не были связаны с баллистическими качествами и убойным действием пули), поэтому впоследствии выпускался как патрон для спортивной стрельбы под названием .222 Remington Magnum. Чтобы .222 Remington Special не путали с другими калибрами .222, его переименовали в .223 Remington, который стал использоваться как стандартный 5,56×45 мм в военной винтовке AR-15, прообразе M16.

Собственно говоря, серийное производство патрона .223 Remington (до 1985 года, начала постановки на вооружение M16A2, стандартизированной под НАТОвский боеприпас) было обязано именно принятию на вооружение винтовки M16, без чего, по всей вероятности, патрон выпускался мелкосерийно для охоты или спортивной стрельбы, либо вообще не производился бы. Оружейником-новатором, который спроектировал под указанный патрон практически всё разработанное им стрелковое оружие для вооружённых сил и полицейских структур (включая M16), был Юджин Стоунер, который фактически дал старт производству боеприпасов калибра 5,56 мм в США и странах-сателлитах, в которые либо поставлялись M16 и другие образцы американского вооружения, спроектированные под указанный боеприпас, либо изготавливались лицензионные копии. Поскольку обеспечение требуемым количеством боеприпасов Вооружённых сил США и НАТО требовало задействования значительного количества производственных мощностей и рабочей силы, к производству патронов .223 Remington были привлечены частные патронные заводы трёх коммерческих структур:[1]

  • Federal Cartridge Corp.[en], Ninth & Tyler Street Plant, Анока, Миннесота;
  • Olin Mathieson Chemical Corp., Winchester Western Div., North Shamrock Street Plant, Ист-Олтон, Иллинойс;
  • Remington Arms Company, Inc., Boston Avenue Plant, Бриджпорт, Коннектикут;

Кроме того, были расконсервированы и загружены на полную мощность два казённых патронных завода (в структуре Управления вооружения Армии США), администрируемые теми же частными подрядчиками:

И третий казённый пороховой завод с частным администрированием для снабжения порохом двух предыдущих (порох марки WC 846, разработан в лаборатории Winchester Western):

Производством пороха требуемых сортов (порох марки IMR 8208M, разработан в военных лабораториях DuPont) занимались частные заводы:

В 1970-х годах странами НАТО было подписано соглашение на выбор второго, более малого калибра, который заменит 7,62 мм НАТО. Из представленных калибров был выбран 5,56 мм, но не американского образца (M193 Ball), а бельгийский образец компании Fabrique Nationale SS109. У SS109 была более тяжёлая пуля и более низкая начальная скорость, что позволило ей отвечать требованию пробивать стальной шлем на расстоянии 600 метров.

К началу 1980-х годов патрон был принят на вооружение в десяти странах мира, в том числе в США, Израиле, Индонезии, Малайзии, Сингапуре, Тайване, Таиланде, Южной Корее[2].

К середине 1980-х годов патрон SS109, отличавшийся от М193 более тяжёлой пулей, рассчитанной на меньший шаг нарезов (178 мм вместо 305 мм для М193), был принят в качестве стандартного для всех стран НАТО[3].

В США SS109 был принят на вооружение под обозначением М855 и под него принята на вооружение новая модификация штурмовой винтовки — М16А2 с более тяжёлым стволом с изменённым шагом нарезов. Боеприпас с трассирующей пулей обозначается М856.

Пуля стандартного патрона SS109 обладает очень эффективной терминальной баллистикой. При попадании в мягкие ткани на скорости 820 м/с и выше пуля фрагментируется, создавая обширное поражение внутренних органов. В то же время, патрон удовлетворяет требованиям Гаагской конвенции по ограничению применения деформирующихся боеприпасов, так как имеет пулю с цельнометаллической оболочкой и без насечек[4].

На самом деле это не совсем так. Эта пуля со сплошной металлической оболочкой проходит в тканях расстояние около 12 см головной частью вперед. Затем она разворачивается на 90 градусов, сплющивается и разламывается в районе кольцевой канавки, предназначенной для соединения пули с гильзой. Головная часть пули составляет около 60 % от её первоначального веса. Тыльная часть распадается на множество осколков, которые разлетаются в стороны и проникают в ткани на глубину до 7 см. При попадании в мягкие ткани возникает такой же эффект временной полости, как и при поражении пулей югославского производства для АК. Кроме этого, наблюдается значительный разрыв тканей. Это объясняется тем, что сначала они пробиваются осколками, а затем подвергаются воздействию временной полости. Поэтому отверстия в полых органах, например, в кишках, могут достигать диаметра 7 см.[5] Тем не менее, отстрелы по баллистическому гелю показали, что несмотря на диаметр, сам объём отверстия зачастую сравним с таковым от "обычных" нефрагментирующихся пуль, поскольку фрагментация действует исключительно в горизонтальной плоскости. В целом, этот боеприпас относительно мощный, но он всё ещё является малоимпульсным промежуточным патроном, применяемым в первую очередь в автоматическом оружии с высокой скорострельностью, а также, несмотря на высокую скорость пули, малопригодным для снайперской стрельбы из-за малого веса пули (впрочем, это справедливо для всех промежуточных патронов, поскольку малый импульс отдачи обязательно ведёт за собой отстающий от «настоящих» винтовочных баллистический коэффициент).

Если сравнивать его с советским аналогом 5,45 × 39, выявится примерно одинаковые баллистические характеристики, несколько лучшая настильность боеприпаса M855 является следствием лучшего баллистического коэффициента. При этом бронебойность патрона 5,45 × 39 несколько превышает таковую у 5,56 × 45 — как обычных так и специальных бронебойных версий, а вот по тяжести повреждений по небронированным оппонентам выигрывает 5,56 × 45 за счёт вышеупомянутых эффектов фрагментации, отсутствующих у советского аналога. Что интересно, этот эффект вызван в первую очередь высокой скоростью пули и поэтому присутствует не только у 5,56 × 45, например, боеприпас .17 Remington действует примерно так же, за тем исключением, что скорость пули настолько велика, что фрагментация происходит сразу же после столкновения, нанося лишь внешнее ранение и практически исключая риск повреждения внутренних органов. По той же причине эффект фрагментации при стрельбе из карабинов (например, М4) возникает либо редко, либо при стрельбе на небольших дистанциях.

Следует отметить, что боеприпасы М193 и SS109 в принципе взаимозаменяемы, однако при этом не обеспечиваются табличные баллистические характеристики, так как длина хода нарезов для них различна[6].

Существует мнение, что патрон SS109 ("green tip") является бронебойным вариантом патрона М193, но это не так; пробивная сила SS109, несомненно, выше, чем у М193, но официально бронебойным патроном является вариант M995.

В настоящее время патрон 5,56х45 НАТО является стандартным для штурмовых винтовок стран НАТО в соответствии со STANAG 4172. Однако война в Афганистане показала его недостаточную эффективность в условиях боевых действий в горах по причине невысокой пробивной способности пули и значительной потери убойности при стрельбе на большие дистанции. Эту проблему призваны решить новые патроны, такие как 6,8 × 43 мм Remington SPC или 6,5 × 39 мм Grendel, однако по ряду причин до принятия их на вооружение ещё далеко.

ru-wiki.org

Чем НАТО собирается сбивать «Калибр»

Стремясь к мировой гегемонии, Вашингтон навязывает своим союзникам размещение на их территории своих оборонительных и наступательных вооружений, в числе которых имеется система ПРО. По мнению Пентагона, она призвана защитить Европу от ракетной угрозы с Востока. Однако трезвомыслящие западные политики уже начали задавать вопрос: Так ли эффективна эта система ПВО, как ее рекламирует США или это делается для обеспечения все большей военной зависимости от Вашингтона?

Я, конечно, извиняюсь, но просто вынужден вернуться к этой теме. Как ни удивительно, но так и не увидел логичного анализа сути происшедшего.

Давайте, как водится, «от печки». Печка в данном случае – крылатая ракета «Томагавк». Напоминаю, что это такое. BGM-109 Tomahawk – американская многоцелевая высокоточная дозвуковая крылатая ракета (далее – КР) большой дальности, тактического и стратегического назначения. Совершает полет на предельно малых высотах с огибанием рельефа мастности. Находится на вооружении подводных лодок и надводных кораблей ВМС США с 1983 года. Вдаваться в технические подробности слишком глубоко смысла нет, нужно просто помнить ключевые понятия:

  • 1983 год;
  • сверхмалые высоты;на кораблях и подлодках – то есть вдоль всего побережья когда-то СССР, теперь – России;
  • дальность полета современной модификации RGM/UGM-109E Tomahawk Block IV – до 2 500 км.

Почему достаточно? Хватает, чтобы понять ответную реакцию ВПК СССР и ВПК РФ. Все зенитно-управляемые ракеты, все системы РЛС уже с 70-х годов («Томагавки» стали разрабатывать с 1972 года, а агенты КГБ не только в телевизоре живут) изначально, еще на стадии НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ) учитывали существование КР и насущную необходимость умения их уничтожать.

Медленно, по буквам: ПВО СССР училось уничтожать КР с конца 70-х годов теоретически, с 1983 – практически. Ваш покорный слуга 2 года срочной службы провел в ЗРВ (зенитно-ракетные войска) с 1984 по 1986. В силу этого имею право отрапортовать: по КР умели стрелять даже старенькие, вьетнамской войны СНР-75, которые к тому времени дошагали до модернизации под названием «Десна». По КР стреляли СНР-125, СНР-200. С 1986 года в ПВО пришли СНР-300 – они КР сбивали еще лучше. Пишу «СНР» по солдатской привычке – «станция наведения ракет», хотя намного чаще две последние буквы не используются.

С-300, С-400 – это то, что создавалось и ставилось на вооружение на глазах даже самых молодых читателей, а сейчас речь идет уже и о С-500. Уверяю вас – вся эта техника умеет сбивать КР. Как оператор наведения я и сейчас помню, что за ужас для нас эти КР были на полигонах… Они метались по монитору, норовя выскочить за его пределы, они «влетали» в фон от рельефа, могли развернуться чуть не на 180 градусов и выскочить из сектора захвата. А реагировали мы только глазами и руками – против бортовых компьютеров «Томагавков». Наш коэффициент поражения – 0,1 в лучшем случае. 1 из 10! Потому ЗРВ ПВО, прикрывавшая стратегические объекты, стояли в три эшелона. Потому ЗРВ были усилены истребителями-перехватчиками, а впритык к объектам стояли фронтовые ПВО – те, которые предназначены для уничтожения всего, что летит выше бруствера окопа.

Эта многослойная система, еще раз повторю, выстраивалась с начала 80-х. Усовершенствовалась системами АСУ (автоматическая система управления), радиотехнические войска ставили в строй все новые и новые РЛС, модернизировались ракеты, «злее» становились истребители-перехватчики, «Шилки» выстраивали стены огня даже ночью… В том виде, в котором ПВО России существует на день сегодняшний – это настоящее произведение военного искусства. Красивое, надежное, совершенное. И – очень дорогое. Очень. Почему про цену вдруг вспомнил? Сейчас поясню.

Разворачиваемся лицом к вероятному противнику. Что такое НАТО в Европе на день сегодняшний? Нам все уши прожужжали, что есть в уставе этой организации «знаменитый пункт 5», по которому «при нападении на одну страну НАТО на ее защиту враз встанут все остальные». Потому «бояцца, сранаярашка – мы враз вас всех поубиваем и растерзаем!». Слышали, конечно? Во времена исторического материализма партия учила нас не воровать по мелочам изучать первоисточники. Посему – читаем оригинал. Вот она, та самая статья № 5:

«Договаривающиеся стороны соглашаются с тем, что вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом, и, следовательно, соглашаются с тем, что в случае если подобное вооруженное нападение будет иметь место, каждая из них, в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону, признаваемого Статьей 51-й Устава Организации Объединенных Наций, окажет помощь Договаривающейся стороне, подвергшейся, или Договаривающимся сторонам, подвергшимся подобному нападению, путем немедленного осуществления такого индивидуального или совместного действия, которое сочтет необходимым, включая применение вооруженной силы с целью восстановления и последующего сохранения безопасности Североатлантического региона.»

Прочитали? Выделяю главное:

«… каждая из них … окажет помощь … которую сочтет необходимой»

Переводим с бюрократического на общечеловеческий. Вот напали зеленые марсианские человечки на … ну, например, Латвию. Все прочие страны НАТО, как только весть об этом ужасном ужасе до них дошла, начинают … что, воевать? Неа. За-се-дать. Заседать штабами, парламентами, правительствами, чтобы решить: а что мы, братцы, считаем необходимым? Эстония считает необходимым … обосра крепить стены блиндажей. Турция считает, что лучше жевать урюк. Кипр считает, что надо бы сходить в магазин за новым географическим атласом, потому что на его штабных картах Латвия все еще часть СССР. Через пару дней-недель заседаний страны НАТО начинают … что, воевать? Индейская изба вам! Надо ведь созвониться друг с другом, согласовать, кто выступает первым, кто вторым, кто согласен только стирать памперсы и складывать КокаКолу в холодильник. «Мужики, кто подвезет снаряды? Ау, у кого как с авиакеросином? Ух ты, у канадацев полным-полно?! Ну, подвози, мы пока взлетку подметем…»

Не является статья 5 никакой гарантией немедленного мощного совместного ответа. Кто решит, что необходимо впрягаться – впряжется. Ну, когда согласует, в каком месте, какими силами и когда именно. Кто решит, что лучшая тактика – спрятаться в домике – спрячется. И наказать за это – никак нельзя, нет в уставе НАТО карательных мер к тем, кто посчитает необходимым использовать тактику «Как бы чего не вышло».

А чего, спрашивается, тогда надо это НАТО бояться? Да потому, что есть морем-океаном окаянная державушка, в которой тоже статью 5 читать умеют. И очень хорошо знают, что все эти «союзники по НАТО» и «братья по оружию» воевать будут только после мощных пинков и подзатыльников. Но и на пинки с затрещинами время требуется, а зеленые марсианские человечки, как показал минувший год, времени не дадут. Они ребята, конечно, вежливые, но какие-то быстрые. Не эстонцы ни разу. Значит, все, что заморским демократам остается – впрягаться первыми, пока дипломаты пинки и затрещины раздают. А как впрячься первыми? Ответ только один: надо иметь свои собственные военные базы на территориях ВСЕХ союзников по НАТО. И держать там технику. И держать там людей. И быть готовыми реально воевать. Грустно американцам, но таковы «европейские ценности».

И давайте перестанем удивляться тому, что американцы норовят регулярно чистить карманы всей Европы – именно американцы и являют собой первый эшелон обороны, военный кулак НАТО. Хотите экономить на обороне, держать сугубо марионеточные армии с набором консервных банок, которые называете «бронированной армадой»? Да ноу проблем, но… «Если ты не хочешь кормить свою армию – будешь кормить чужую» — это раз. Два – «Кто девушку ужинает, тот ее и танцует». Потому а) корми, чего стоишь?! и б) нагнись и задери подол, не так это и больно…

Ладно, хватит лирики. Давайте изучим списочек американских баз за пределами США. Нет, не весь – мы уже видели зоны поражения «Калибрами», вот в них и посмотрим.

Базы ВВС США

  • Бахрейн – авиабаза в Исе
  • Бельгия – авиабаза Chieveres
  • Бельгия – авиабаза Kleine Brogel
  • Болгария – авиабаза Безмер
  • Болгария – авиабаза Граф-Игнатьево
  • Великобритания – RAF Lakenthealth, Brandon, Suffolk
  • Великобритания – RAF Menwith Hill, Yorkshire Dales
  • Великобритания – RAF Mildenhall, Mildenhall
  • Великобритания – RAF Croughton, Upper Heyford
  • Великобритания – RAF Alconbury, Oxfordshire
  • Германия – Ansbach
  • Германия – Airbase Geilenkirchen
  • Германия – Рамштайн
  • Германия – Spangdahlem Air base
  • Гренландия – Tule AB
  • Гренландия – Гуам – Andersen Air Force Base
  • Испания – база 1 в Андалусии
  • Испания – база 2 в Андалусии
  • Италия – Aviano Air Base
  • Италия – San Vito dei Normann Air Station
  • Катар – база Аль-Удейд
  • Нидерланды – Joint Force Command Brunssum
  • Норвегия – база в Ставангере
  • Объединенные Арабские Эмираты – база в Аль-Дафре
  • Оман – авиабаза в Мазире
  • Оман – авиабаза в Тумрейте
  • Португалия – Lajes Field
  • Саудовская Аравия – авиабаза Eskan Village
  • Турция – авиабаза Incirlik

Базы ВМФ США

  • Бахрейн – Naval Support Activity Bahrain
  • Бахрейн – Naval Detacment Dubai
  • Греция – бухта Суда
  • Испания – Rota Naval Station
  • Италия – Naval Support Activity Naples (6-й флот США)
  • Италия – Naval Air Station Siginella, Sicily
  • Италия – Naval Support Activity Gaeta

Я не рассматриваю сухопутные базы, базы морской пехоты. Авиация и флот – это носители стратегического оружия, оружие первого удара. То, что должно быть готово к бою 24 часа в сутки, чтобы успеть ответить на гипотетическую атаку России или нанести превентивный удар в случае агрессии. И это – объекты, повторюсь, находящиеся в зоне поражения «Калибров». Если эти объекты будут уничтожены, выведены из строя – будет нарушен стратегический баланс в пользу России. Следовательно, эти объекты должны быть надежно защищены, в том числе и от воздушных атак. Кажется, логика размышлений нигде пока не нарушена?

Минимум – 36 объектов. Остается понять – они прикрыты ПВО от атаки «Калибрами» или нет? Да-да, я действительно вопросом задаю ответ, все верно. До 7 октября 2015 года на вооружении России крылатых ракет – не было. Мог ли психически нормальный американский конструктор зенитно-управляемых ракет заложить в свои творения запас прочности на случай нападения того-чего-нет? Изучаем.

Рассматривать ЗУР американских кораблей не вижу ни малейшего смысла – «Калибры» не брали капиталистического обязательства не лететь к цели над сушей, что мы наглядно видели при ударах по сирийским басмачам. Скорость у «Калибров» — 0,8 М (Маха), что в пересчете на привычное – 989 км/час, на цель они шли в 50 метрах от земли. Поскольку речь идет о современном бое, давайте пересчитаем скорость поточнее. 989км/час = 16,48 км/минута = 0,274 км/сек.

Основной зенитно-ракетный комплекс дальнего обнаружения США на сегодняшний день – Patriot PAC-3, принятый на вооружение в 2001 году. Новее ничего нет. Согласно его ТТХ «вероятность поражения тактической ракеты – 0,6-0,8.» Как бы при удаче всего 2 ракеты из 10 смогут дойти до цели. Неплохо? Читаем еще раз: речь идет о тактической ракете. Что такое эта самая тактическая ракета, очевидно из ее более точного названия: фронтовая баллистическая ракета. Баллистическая. То есть траектория у нее – не как у крылатой ракеты, по баллистической траектории она идет. Следовательно, замечательный коэффициент в ТТХ «Патриота» – это не про КР «Калибр». И удивляться причин нет: последняя модификация «Патриота» поставлена на вооружение в 2001, Калибр стартовал в этом месяце.

Но, будучи скептиком, я стал вчитываться в ТТХ компонентов «Патриота». Ну, мало ли: просто забыли написать про КР, а на самом деле сбить их «Патриоту» – как два … байта отослать. Вот РЛС «Патриота»: AN/MPQ-65. Читаем:

«РЛС устанавливается в направлении ожидаемой угрозы и сохраняет это положение в процессе стрельбы.»

То есть – если направление «прилета» Калибра известно заранее – работаем, если надо реагировать в режиме импровизации – «осуществляем поворот всей РЛС относительно прицепа». Время такого поворота, уж извините, найти пока что не смог. Пусть, предположим, 10 секунд. Калибр за это время пролетит, как мы только что посчитали, 2,7 км. Читаем дальше.

«Время наведения – 8-10 секунд»

Пусть 8 – будем добрее! Калибр за это время прошел еще 2,2 км. То есть за то время, пока крутится и наводится РЛС, Калибр приблизился на 5 км. А вот и еще одна характеристика этой РЛС:

«дальность обнаружения ЭПР цели в 0,1 кв.м (головная часть ракеты) – 70 км».

Итого: пока РЛС поймала и стала сопровождать, Калибр очутился уже в 65 км от цели. РЛС «взяла» цель, пошла команда ракете «Патриота». Ракета – MIM 104. Хорошая ракета, нет слов – скорость у нее до 1,7км/сек, то есть аж в 6 раз быстрее Калибра. Нет проблем сбить? Есть. Минимальная высота – 60 метров. Калибр летит на 50. Нда… Но, как зенитчик зенитчику, докладываю – можно и на 50 метрах попасть. Надо, чтобы этот самый MIM перехватил Калибр на стадии набора своей высоты – тюк, и попал. Мы на СНР 75 – попадали. 1 раз из 10, но попадали! Главное – угол пусковой установки успеть подобрать так, чтобы зенитная ракета и КР пересеклись на той самой гипотенузе. И вот тут… ТТХ ПУ «Патриота»:

«Угол старта ракет фиксированный — 38° от линии горизонта»

Это не я сочинил, честное слово! Фик-си-ро-ван-ный. Тригонометрию помните? Имеем катет в 50 метров и противолежащий угол 38 градусов. Гипотенуза – катет, деленный на синус противолежащего угла. Сами можете сосчитать, можете на слово поверить – как угодно. Синус 38 градусов = 0,615. 50/0,615 = 81,3 метра. Это не я, это Пифагор виноват в том, что «Патриот» способен сбить Калибр на расстоянии 81,3 метра от пусковой установки. Боевая часть Калибра весит, напоминаю, 450 кг. Знаете, комментировать взрыв 450 кг тротила в 80 метрах от меня я как-то не хочу. А после прохождения 81,3 метра все, что может MIM 104 – идти на 10 метров выше Калибров. Боевая часть может быть подорвана прямо над Калибром, но пучок поражающих элементов не может быть направлен вертикально вниз. Получается, что коэффициент поражения при изумительной работе операторов «Патриота» (а дать сигнал на подрыв конкретно НАД Калибром при скорости последнего почти 1000км/час – это нечто грандиозное) выше 0,1 не поднимется.

С «Патриотом», вроде бы, разобрались. Какие варианты есть еще? Средства РЭБ – радиоэлектронной борьбы. Ставим мощнейшие помехи, обрываем связь с ГЛОНАСС, Калибры сходят с ума и улетают в разные стороны, не добираясь до цели. Логично? Казалось бы да, но Калибр во многом – аналог «Томагавка». А «Томагавки» помехами наших радиотехнических войск в сторону не сбивались: в бортовых компьютерах есть координаты цели. На помехи «Томагавки» реагировали до предела просто – переставали воспринимать вообще любые сигналы и шли по командам бортового компьютера. Конечно, про компьютеры Калибров из открытой печати мы ничего не узнаем, но не вижу причин предполагать, что они «глупее» тех, что стоят на «Томагавках».

Гипотетически продолжаем отслеживать приближение Калибров к цели. 70 км – включились «Патриоты», но ничего поделать не смогли. Есть ли что-то на вооружении НАТО, что может уничтожить Калибры на меньшей дистанции? Искал достаточно долго, но все-таки нашел.

Norwegian Advanced Surface-to-air Missile System – NASAMS. «Передвижной зенитный ракетный комплекс средней дальности предназначен для поражения воздушных целей на малых и средних высотах в любых погодных условиях.» Модернизированный до индекса II, он с 1994 года прикрывает все авиабазы на территории Норвегии. Его ТТХ позволяют «схватить» цель в 40 км от пусковых установок, причем в 30 метрах от земли как минимальной высоты. Вспоминаем, что такое 40 км при скорости Калибра. 2 минуты 25 секунд полета. Время реакции комплекса (от мгновения, когда РЛС «схватила» цель до старта противоракеты с пусковой установки) – 10 секунд, за это время Калибры становятся ближе почти на 3 км. Вот стартовала ракета комплекса NASAMS II, имеющая скорость 1020 км/час.

Красивая картинка – в воздухе на встречу друг другу несутся две ракеты, скорость сближения – 2 000 км/час! 1 минута 11 секунд до «встречи», то есть Калибр может быть сбит на расстоянии 17,5 км от цели. Только я собрался порадоваться за НАТО, как глаза уперлись в ТТХ РЛС этого самого NASAMS II. Называется эта РЛС AN/TPQ-64 – это изделие входит в состав комплекса с 1999 года. Есть у РЛС такой показатель, как период обновления данных боевой обстановки – скорость, с которой РЛС фиксирует изменения положения цели и своей ракеты. Так вот у этой AN/TPQ-64 он составляет … 2 секунды. А две секунды при скорости сближения в 2000 км/ч – это, извините, больше километра! Вот и вся причина, по которой этот комплекс пока стоит только в Норвегии: РЛС не позволяет вывести зенитную ракету на КР.

Разработка норвежцев, само собой, была замечена американцами. С начала 2000-х к норвежцам подключилась американская фирма-производитель комплексов «Патриот» –«Raytheon». В октябре 2006 появилось сообщение о том, что закончена разработка их совместного ЗРК — SLAMRAAM (Surface Launched Advanced Medium Range Air-to-Air Missile). Звучит красиво, но единственная новость по поводу этого – то, что летом 2009 года этот комплекс успешно сбил на расстоянии 30 км на предельно низкой высоте … беспилотник. С той поры новостей не поступало, как не поступил на вооружение и сам комплекс SLAMRAAM, что было намечено на 2012 год. Причины не озвучиваются – вероятнее всего, он так, что называет и «не доведен до ума». Избиение беспилотников – это одно, а вот попадание в Калибр с его 1000 км/час и способностью маневрировать – нечто совсем иное…

Продолжаем «следить» за полетом Калибра. 70 км до цели – пролетел «Патриот», 40 км – пролетел NASAMS и пока гипотетический SLAMRAAM. Что еще есть в запасе?

Зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) ближнего действия «Avenger» предназначен для поражения воздушных целей на дальностях 0.5-5.5 км, высотах 0.5-3.8 км на встречных курсах и вдогон. Стал я вчитываться в описание этого «Мстителя». Добрался вот до такой фразы:

«Оператор сопровождает цель визуально, используя оптический прицел, или с помощью тепловизора»

…да и перестал читать. Визуально сопровождать цель, которая за 1 секунду перемещается на 270 метров, да еще и выполняет маневр «Змейка», когда у тебя в запасе всего 5,5 км (20 секунд) могут только герои Голливуда. Да и тот, если Калибры пойдут «стаей», как на сирийских басмачей, косоглазие заработает…

Давайте подведем итоги. 36 стратегических объекта армии США, расположенные в зоне поражения ракет «Калибр» от удара этих ракет не прикрыты ни-чем. Базы флота и авиации ничем не защищены. И да – для меня эти слова звучат, как музыка.

Давайте прикинем, что получилось. Если США хотят сохранить эти объекты – им, грубо говоря, надо бросить все свои силы на НИОКР и суметь создать в кратчайшие сроки то, чего у них никогда раньше не было: зенитно-ракетные комплексы, способные уничтожать КР. Сколько на это уйдет времени – я предсказать не способен. «Патриоты» были разработаны и изготавливаются компанией Raytheon, как там у нее идут дела – понятия не имею. В 70-е годы, когда разрабатывалась система, получившая название «Патриот», на НИОКР, пробные пуски, отладку ушло 6 лет. Обошлось это в 2,3 млрд тогдашних долларов. В нынешних долларах 1 дивизион Patriot стоит 1 млрд долларов, а это всего 4 пусковых установки. Сколько стоят новые Калибры – никто не скажет. Экспортный вариант (до 300 км дальности) продается по 3.6 млн долларов, но какая там норма прибыли – опять неизвестно. Пусть 3,0 – жалко, что ли. Пусть новый ЗРК американцам будет обходиться в тот же 1 млрд – ужмутся, сэкономят, краску у китайцев купят. Пусть – по российской традиции – 100 млн долларов украдут. На выходе все равно получится 300 Калибров на 1 дивизион из 4 ПУ…

Год тому назад некто Б. Обама говорил о российской экономике, «разорванной в клочья». После 7 октября это слова человека, у которого просто нет баз ВВС в Европе и на Ближнем Востоке. В удивительное время живем, господа!.. Гонка вооружений, в числе прочих причин, некогда развалила СССР – есть такая, вполне обоснованная версия. 36 стратегических объекта, не защищенные ничем. 5-6 лет, которые нужны на то, чтобы их закрыть от Калибров. 5-6 лет у России на то, чтобы клепать, клепать и клепать эти самые Калибры и носители для них.

На сегодня Калибры могут стартовать с крошечных «Буянов-М», с подлодок класса 636.3, со сторожевых кораблей класса 11661. «Томагавки» умеют стартовать и с самолетов, про то, что это умеют делать Калибры, мы пока не слышали. Но, собственно говоря, чем КР воздушного базирования отличается от КР морского базирования? Тем, что для воздушной КР не нужен первый, разгонный, двигатель – из-под крыла самолета ракета стартует со скоростью самолета. Длина Калибра – 8 метров, без одной ступени двигателя она станет короче, чтобы разместиться на подвеске. Если неизвестные нам конструкторы сумели, не меняя габаритов Калибров (по сравнению с экспортными вариантами), «научить» их летать на расстояние в 10 раз большее, чем у экспортного варианта, поверить в то, что они одолеют Калибры воздушного базирования – можно.

Почему я заговорил об экономике? Подписывая в 1987 году договор о РСМД американцы сознательно вывели из поля его действия свои «Томагавки». В зоне их поражения – огромная часть России и то, что стратегические объекты надежно прикрыты эшелонированной системой ПВО – наследство времен СССР, но не разваленное, а усиленное новейшими С-300 третьего поколения, С-400 и «Панцирями». Сколько это стоило, каких усилий потребовало – знают детально наши военные и работники ВПК. С 7 октября в эту шкуру придется влезать США и НАТО – вряд ли американцам улыбается в одиночку прикрывать даже свои объекты. А «не своих», а чисто европейских – в десятки раз больше. Ровно так же, как некогда Союзу, европейским странам НАТО теперь нужно думать о том, как закрыть свои АЭС, ТЭЦ, химические производства, НПЗ, плотины ГЭС, свои столицы и крупные города.

Россия сумела сделать тот самый асимметричный ответный ход: Калибры и носители, которые способны донести их до любой точки Европы и Ближнего Востока многократно дешевле несуществующей на сегодня эшелонированной системы ПВО НАТО, способной справиться с этим наступательным вооружением. Хитрость, примененная американцами при подписании договора по РСМД, бьет их по лбу – лбам предстоит разработать и научиться производить ЗРК, способные уничтожать КР. Эта хитрость бьет их по кошельку: создание сотен комплексов это ведь не размножение долларов на компьютерах ФРС, да и биржи никакие тут не помогут.

Означает ли это, что Россия добилась полного и окончательно перелома военно-стратегической обстановки? Нет. Мы не видели, способны ли Калибры справляться с надводными целями, а авианосные группировки США никто не «отменял». Но удар подучился сильным: НАТО вынуждено будет тратить массу своих ресурсов на создание ПВО. Это дает России фору по времени на создание нового щита против авианосных групп, против подводного флота США. Это огромная, тяжелая работа, особенно с учетом невеселого состояния экономики. Но то, что Россия оказалась способна на такой красивый и эффективный маневр, как создание новейших Калибров – позволяет смотреть на обстановку с несколько большим оптимизмом.

militaryreview.ru

Чем НАТО собирается сбивать «Калибр»

Стремясь к мировой гегемонии, Вашингтон навязывает своим союзникам размещение на их территории своих оборонительных и наступательных вооружений, в числе которых имеется система ПРО. По мнению Пентагона, она призвана защитить Европу от ракетной угрозы с Востока. Однако трезвомыслящие западные политики уже начали задавать вопрос: Так ли эффективна эта система ПВО, как ее рекламирует США или это делается для обеспечения все большей военной зависимости от Вашингтона?

Я, конечно, извиняюсь, но просто вынужден вернуться к этой теме. Как ни удивительно, но так и не увидел логичного анализа сути происшедшего.

Давайте, как водится, «от печки». Печка в данном случае – крылатая ракета «Томагавк». Напоминаю, что это такое. BGM-109 Tomahawk – американская многоцелевая высокоточная дозвуковая крылатая ракета (далее – КР) большой дальности, тактического и стратегического назначения. Совершает полет на предельно малых высотах с огибанием рельефа местности. Находится на вооружении подводных лодок и надводных кораблей ВМС США с 1983 года.

Вдаваться в технические подробности слишком глубоко смысла нет, нужно просто помнить ключевые понятия. 1) 1983 год; 2) сверхмалые высоты; 3) на кораблях и подлодках – то есть вдоль всего побережья когда-то СССР, теперь – России; 4) дальность полета современной модификации RGM/UGM-109E Tomahawk Block IV – до 2 500 км.

Почему достаточно? Хватает, чтобы понять ответную реакцию ВПК СССР и ВПК РФ. Все зенитно-управляемые ракеты, все системы РЛС уже с 70-х годов («Томагавки» стали разрабатывать с 1972 года, а агенты КГБ не только в телевизоре живут) изначально, еще на стадии НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ) учитывали существование КР и насущную необходимость умения их уничтожать.

Медленно, по буквам: ПВО СССР училось уничтожать КР с конца 70-х годов теоретически, с 1983 – практически. Ваш покорный слуга (автор — Константин Борисов, прим.ред.) 2 года срочной службы провел в ЗРВ (зенитно-ракетные войска) с 1984 по 1986. В силу этого имею право отрапортовать: по КР умели стрелять даже старенькие, вьетнамской войны СНР-75, которые к тому времени дошагали до модернизации под названием «Десна».

По КР стреляли СНР-125, СНР-200. С 1986 года в ПВО пришли СНР-300 – они КР сбивали еще лучше. Пишу «СНР» по солдатской привычке – «станция наведения ракет», хотя намного чаще две последние буквы не используются.

С-300, С-400 – это то, что создавалось и ставилось на вооружение на глазах даже самых молодых читателей, а сейчас речь идет уже и о С-500. Уверяю вас – вся эта техника умеет сбивать КР. Как оператор наведения я и сейчас помню, что за ужас для нас эти КР были на полигонах… Они метались по монитору, норовя выскочить за его пределы, они «влетали» в фон от рельефа, могли развернуться чуть не на 180 градусов и выскочить из сектора захвата. А реагировали мы только глазами и руками – против бортовых компьютеров «Томагавков».

Наш коэффициент поражения – 0,1 в лучшем случае. 1 из 10! Потому ЗРВ ПВО, прикрывавшая стратегические объекты, стояли в три эшелона. Потому ЗРВ были усилены истребителями-перехватчиками, а впритык к объектам стояли фронтовые ПВО – те, которые предназначены для уничтожения всего, что летит выше бруствера окопа.

Эта многослойная система, еще раз повторю, выстраивалась с начала 80-х. Усовершенствовалась системами АСУ (автоматическая система управления), радиотехнические войска ставили в строй все новые и новые РЛС, модернизировались ракеты, «злее» становились истребители-перехватчики, «Шилки» выстраивали стены огня даже ночью… В том виде, в котором ПВО России существует на день сегодняшний – это настоящее произведение военного искусства. Красивое, надежное, совершенное. И – очень дорогое. Очень. Почему про цену вдруг вспомнил? Сейчас поясню.

Разворачиваемся лицом к вероятному противнику. Что такое НАТО в Европе на день сегодняшний? Нам все уши прожужжали, что есть в уставе этой организации «знаменитый пункт 5», по которому «при нападении на одну страну НАТО на ее защиту враз встанут все остальные». Потому «бояцца, сранаярашка – мы враз вас всех поубиваем и растерзаем!». Слышали, конечно? Во времена исторического материализма партия учила нас не воровать по мелочам и изучать первоисточники. Посему – читаем оригинал. Вот она, та самая статья № 5:

«Договаривающиеся стороны соглашаются с тем, что вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом, и, следовательно, соглашаются с тем, что в случае если подобное вооруженное нападение будет иметь место, каждая из них, в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону, признаваемого Статьей 51-й Устава Организации Объединенных Наций, окажет помощь Договаривающейся стороне, подвергшейся, или Договаривающимся сторонам, подвергшимся подобному нападению, путем немедленного осуществления такого индивидуального или совместного действия, которое сочтет необходимым, включая применение вооруженной силы с целью восстановления и последующего сохранения безопасности Североатлантического региона.»

Прочитали? Выделяю главное:

«… каждая из них … окажет помощь … которую сочтет необходимой»

Переводим с бюрократического на общечеловеческий. Вот напали зеленые марсианские человечки на … ну, например, Латвию. Все прочие страны НАТО, как только весть об этом ужасном ужасе до них дошла, начинают … что, воевать? Неа. За-се-дать. Заседать штабами, парламентами, правительствами, чтобы решить: а что мы, братцы, считаем необходимым? Эстония считает необходимым … обосра крепить стены блиндажей. Турция считает, что лучше жевать урюк. Кипр считает, что надо бы сходить в магазин за новым географическим атласом, потому что на его штабных картах Латвия все еще часть СССР.

Через пару дней-недель заседаний страны НАТО начинают … что, воевать? Индейская изба вам! Надо ведь созвониться друг с другом, согласовать, кто выступает первым, кто вторым, кто согласен только стирать памперсы и складывать КокаКолу в холодильник. «Мужики, кто подвезет снаряды? Ау, у кого как с авиакеросином? Ух ты, у канадацев полным-полно?! Ну, подвози, мы пока взлетку подметем…»

Не является статья 5 никакой гарантией немедленного мощного совместного ответа. Кто решит, что необходимо впрягаться – впряжется. Ну, когда согласует, в каком месте, какими силами и когда именно. Кто решит, что лучшая тактика – спрятаться в домике – спрячется. И наказать за это – никак нельзя, нет в уставе НАТО карательных мер к тем, кто посчитает необходимым использовать тактику «Как бы чего не вышло».

А чего, спрашивается, тогда надо это НАТО бояться? Да потому, что есть морем-океаном окаянная державушка, в которой тоже статью 5 читать умеют. И очень хорошо знают, что все эти «союзники по НАТО» и «братья по оружию» воевать будут только после мощных пинков и подзатыльников. Но и на пинки с затрещинами время требуется, а зеленые марсианские человечки, как показал минувший год, времени не дадут. Они ребята, конечно, вежливые, но какие-то быстрые. Не эстонцы ни разу.

Значит, все, что заморским демократам остается – впрягаться первыми, пока дипломаты пинки и затрещины раздают. А как впрячься первыми? Ответ только один: надо иметь свои собственные военные базы на территориях ВСЕХ союзников по НАТО. И держать там технику. И держать там людей. И быть готовыми реально воевать. Грустно американцам, но таковы «европейские ценности».

И давайте перестанем удивляться тому, что американцы норовят регулярно чистить карманы всей Европы – именно американцы и являют собой первый эшелон обороны, военный кулак НАТО. Хотите экономить на обороне, держать сугубо марионеточные армии с набором консервных банок, которые называете «бронированной армадой»? Да ноу проблем, но… «Если ты не хочешь кормить свою армию – будешь кормить чужую» — это раз. Два – «Кто девушку ужинает, тот ее и танцует». Потому а) корми, чего стоишь?! и б) нагнись и задери подол, не так это и больно…

Ладно, хватит лирики. Давайте изучим списочек американских баз за пределами США. Нет, не весь – мы уже видели зоны поражения «Калибрами», вот в них и посмотрим.

ВВСБахрейн – авиабаза в ИсеБельгия – авиабаза ChieveresБельгия – авиабаза Kleine BrogelБолгария – авиабаза БезмерБолгария – авиабаза Граф-ИгнатьевоВеликобритания – RAF Lakenthealth, Brandon, SuffolkВеликобритания – RAF Menwith Hill, Yorkshire DalesВеликобритания – RAF Mildenhall, MildenhallВеликобритания – RAF Croughton, Upper HeyfordВеликобритания – RAF Alconbury, OxfordshireГермания – AnsbachГермания – Airbase GeilenkirchenГермания – РамштайнГермания – Spangdahlem Air baseГренландия – Tule ABГренландия – Гуам – Andersen Air Force BaseИспания – база 1 в АндалусииИспания – база 2 в АндалусииИталия – Aviano Air BaseИталия – San Vito dei Normann Air StationКатар – база Аль-УдейдНидерланды – Joint Force Command BrunssumНорвегия – база в СтавангереОбъединенные Арабские Эмираты – база в Аль-ДафреОман – авиабаза в МазиреОман – авиабаза в ТумрейтеПортугалия – Lajes FieldСаудовская Аравия – авиабаза Eskan VillageТурция – авиабаза Incirlik

ВМФБахрейн – Naval Support Activity BahrainБахрейн – Naval Detacment DubaiГреция – бухта СудаИспания – Rota Naval StationИталия – Naval Support Activity Naples (6-й флот США)Италия – Naval Air Station Siginella, SicilyИталия – Naval Support Activity Gaeta

Я не рассматриваю сухопутные базы, базы морской пехоты. Авиация и флот – это носители стратегического оружия, оружие первого удара. То, что должно быть готово к бою 24 часа в сутки, чтобы успеть ответить на гипотетическую атаку России или нанести превентивный удар в случае агрессии. И это – объекты, повторюсь, находящиеся в зоне поражения «Калибров». Если эти объекты будут уничтожены, выведены из строя – будет нарушен стратегический баланс в пользу России. Следовательно, эти объекты должны быть надежно защищены, в том числе и от воздушных атак. Кажется, логика размышлений нигде пока не нарушена?

Минимум – 36 объектов. Остается понять – они прикрыты ПВО от атаки «Калибрами» или нет? Да-да, я действительно вопросом задаю ответ, все верно. До 7 октября 2015 года на вооружении России крылатых ракет – не было. Мог ли психически нормальный американский конструктор зенитно-управляемых ракет заложить в свои творения запас прочности на случай нападения того-чего-нет? Изучаем.

Рассматривать ЗУР американских кораблей не вижу ни малейшего смысла – «Калибры» не брали капиталистического обязательства не лететь к цели над сушей, что мы наглядно видели при ударах по сирийским басмачам. Скорость у «Калибров» — 0,8 М (Маха), что в пересчете на привычное – 989 км/час, на цель они шли в 50 метрах от земли. Поскольку речь идет о современном бое, давайте пересчитаем скорость поточнее. 989км/час = 16,48 км/минута = 0,274 км/сек.

Основной зенитно-ракетный комплекс дальнего обнаружения США на сегодняшний день – Patriot PAC-3, принятый на вооружение в 2001 году. Новее ничего нет. Согласно его ТТХ «вероятность поражения тактической ракеты – 0,6-0,8.» Как бы при удаче всего 2 ракеты из 10 смогут дойти до цели. Неплохо? Читаем еще раз: речь идет о тактической ракете.

Что такое эта самая тактическая ракета, очевидно из ее более точного названия: фронтовая баллистическая ракета. Баллистическая. То есть траектория у нее – не как у крылатой ракеты, по баллистической траектории она идет. Следовательно, замечательный коэффициент в ТТХ «Патриота» – это не про КР «Калибр». И удивляться причин нет: последняя модификация «Патриота» поставлена на вооружение в 2001, Калибр стартовал в этом месяце.

Но, будучи скептиком, я стал вчитываться в ТТХ компонентов «Патриота». Ну, мало ли: просто забыли написать про КР, а на самом деле сбить их «Патриоту» – как два … байта отослать. Вот РЛС «Патриота»: AN/MPQ-65. Читаем:

«РЛС устанавливается в направлении ожидаемой угрозы и сохраняет это положение в процессе стрельбы.»

То есть – если направление «прилета» Калибра известно заранее – работаем, если надо реагировать в режиме импровизации – «осуществляем поворот всей РЛС относительно прицепа». Время такого поворота, уж извините, найти пока что не смог. Пусть, предположим, 10 секунд. Калибр за это время пролетит, как мы только что посчитали, 2,7 км. Читаем дальше.

«Время наведения – 8-10 секунд»

Пусть 8 – будем добрее! Калибр за это время прошел еще 2,2 км. То есть за то время, пока крутится и наводится РЛС, Калибр приблизился на 5 км. А вот и еще одна характеристика этой РЛС:

«дальность обнаружения ЭПР цели в 0,1 кв.м (головная часть ракеты) – 70 км».

Итого: пока РЛС поймала и стала сопровождать, Калибр очутился уже в 65 км от цели. РЛС «взяла» цель, пошла команда ракете «Патриота». Ракета – MIM 104. Хорошая ракета, нет слов – скорость у нее до 1,7 км/сек, то есть аж в 6 раз быстрее Калибра. Нет проблем сбить? Есть. Минимальная высота – 60 метров. Калибр летит на 50. Нда… Но, как зенитчик зенитчику, докладываю – можно и на 50 метрах попасть. Надо, чтобы этот самый MIM перехватил Калибр на стадии набора своей высоты – тюк, и попал. Мы на СНР 75 – попадали. 1 раз из 10, но попадали! Главное – угол пусковой установки успеть подобрать так, чтобы зенитная ракета и КР пересеклись на той самой гипотенузе. И вот тут… ТТХ ПУ «Патриота»:

«Угол старта ракет фиксированный — 38° от линии горизонта»

Это не я сочинил, честное слово! Фик-си-ро-ван-ный. Тригонометрию помните? Имеем катет в 50 метров и противолежащий угол 38 градусов. Гипотенуза – катет, деленный на синус противолежащего угла. Сами можете сосчитать, можете на слово поверить – как угодно. Синус 38 градусов = 0,615. 50/0,615 = 81,3 метра. Это не я, это Пифагор виноват в том, что «Патриот» способен сбить Калибр на расстоянии 81,3 метра от пусковой установки.

Боевая часть Калибра весит, напоминаю, 450 кг. Знаете, комментировать взрыв 450 кг тротила в 80 метрах от меня я как-то не хочу. А после прохождения 81,3 метра все, что может MIM 104 – идти на 10 метров выше Калибров. Боевая часть может быть подорвана прямо над Калибром, но пучок поражающих элементов не может быть направлен вертикально вниз. Получается, что коэффициент поражения при изумительной работе операторов «Патриота» (а дать сигнал на подрыв конкретно НАД Калибром при скорости последнего почти 1000 км/час – это нечто грандиозное) выше 0,1 не поднимется.

С «Патриотом», вроде бы, разобрались. Какие варианты есть еще? Средства РЭБ – радиоэлектронной борьбы. Ставим мощнейшие помехи, обрываем связь с ГЛОНАСС, Калибры сходят с ума и улетают в разные стороны, не добираясь до цели. Логично? Казалось бы да, но Калибр во многом – аналог «Томагавка». А «Томагавки» помехами наших радиотехнических войск в сторону не сбивались: в бортовых компьютерах есть координаты цели. На помехи «Томагавки» реагировали до предела просто – переставали воспринимать вообще любые сигналы и шли по командам бортового компьютера. Конечно, про компьютеры Калибров из открытой печати мы ничего не узнаем, но не вижу причин предполагать, что они «глупее» тех, что стоят на «Томагавках».

Гипотетически продолжаем отслеживать приближение Калибров к цели. 70 км – включились «Патриоты», но ничего поделать не смогли. Есть ли что-то на вооружении НАТО, что может уничтожить Калибры на меньшей дистанции? Искал достаточно долго, но все-таки нашел.

Norwegian Advanced Surface-to-air Missile System – NASAMS. «Передвижной зенитный ракетный комплекс средней дальности предназначен для поражения воздушных целей на малых и средних высотах в любых погодных условиях.» Модернизированный до индекса II, он с 1994 года прикрывает все авиабазы на территории Норвегии. Его ТТХ позволяют «схватить» цель в 40 км от пусковых установок, причем в 30 метрах от земли как минимальной высоты.

Вспоминаем, что такое 40 км при скорости Калибра. 2 минуты 25 секунд полета. Время реакции комплекса (от мгновения, когда РЛС «схватила» цель до старта противоракеты с пусковой установки) – 10 секунд, за это время Калибры становятся ближе почти на 3 км. Вот стартовала ракета комплекса NASAMS II, имеющая скорость 1020 км/час.

Красивая картинка – в воздухе на встречу друг другу несутся две ракеты, скорость сближения – 2 000 км/час! 1 минута 11 секунд до «встречи», то есть Калибр может быть сбит на расстоянии 17,5 км от цели. Только я собрался порадоваться за НАТО, как глаза уперлись в ТТХ РЛС этого самого NASAMS II. Называется эта РЛС AN/TPQ-64 – это изделие входит в состав комплекса с 1999 года.

Есть у РЛС такой показатель, как период обновления данных боевой обстановки – скорость, с которой РЛС фиксирует изменения положения цели и своей ракеты. Так вот у этой AN/TPQ-64 он составляет … 2 секунды. А две секунды при скорости сближения в 2000 км/ч – это, извините, больше километра! Вот и вся причина, по которой этот комплекс пока стоит только в Норвегии: РЛС не позволяет вывести зенитную ракету на КР.

Разработка норвежцев, само собой, была замечена американцами. С начала 2000-х к норвежцам подключилась американская фирма-производитель комплексов «Патриот» –«Raytheon». В октябре 2006 появилось сообщение о том, что закончена разработка их совместного ЗРК — SLAMRAAM (Surface Launched Advanced Medium Range Air-to-Air Missile). Звучит красиво, но единственная новость по поводу этого – то, что летом 2009 года этот комплекс успешно сбил на расстоянии 30 км на предельно низкой высоте … беспилотник.

С той поры новостей не поступало, как не поступил на вооружение и сам комплекс SLAMRAAM, что было намечено на 2012 год. Причины не озвучиваются – вероятнее всего, он так, что называет и «не доведен до ума». Избиение беспилотников – это одно, а вот попадание в Калибр с его 1000 км/час и способностью маневрировать – нечто совсем иное…

Продолжаем «следить» за полетом Калибра. 70 км до цели – пролетел «Патриот», 40 км – пролетел NASAMS и пока гипотетический SLAMRAAM. Что еще есть в запасе?

Зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) ближнего действия «Avenger» предназначен для поражения воздушных целей на дальностях 0.5-5.5 км, высотах 0.5-3.8 км на встречных курсах и вдогон. Стал я вчитываться в описание этого «Мстителя». Добрался вот до такой фразы:

«Оператор сопровождает цель визуально, используя оптический прицел, или с помощью тепловизора»

…да и перестал читать. Визуально сопровождать цель, которая за 1 секунду перемещается на 270 метров, да еще и выполняет маневр «Змейка», когда у тебя в запасе всего 5,5 км (20 секунд) могут только герои Голливуда. Да и тот, если Калибры пойдут «стаей», как на сирийских басмачей, косоглазие заработает…

Давайте подведем итоги. 36 стратегических объекта армии США, расположенные в зоне поражения ракет «Калибр» от удара этих ракет не прикрыты ни-чем. Базы флота и авиации ничем не защищены. И да – для меня эти слова звучат, как музыка.

Давайте прикинем, что получилось. Если США хотят сохранить эти объекты – им, грубо говоря, надо бросить все свои силы на НИОКР и суметь создать в кратчайшие сроки то, чего у них никогда раньше не было: зенитно-ракетные комплексы, способные уничтожать КР. Сколько на это уйдет времени – я предсказать не способен. «Патриоты» были разработаны и изготавливаются компанией Raytheon, как там у нее идут дела – понятия не имею.

В 70-е годы, когда разрабатывалась система, получившая название «Патриот», на НИОКР, пробные пуски, отладку ушло 6 лет. Обошлось это в 2,3 млрд. тогдашних долларов. В нынешних долларах 1 дивизион Patriot стоит 1 млрд. долларов, а это всего 4 пусковых установки. Сколько стоят новые Калибры – никто не скажет. Экспортный вариант (до 300 км дальности) продается по 3.6 млн. долларов, но какая там норма прибыли – опять неизвестно. Пусть 3,0 – жалко, что ли. Пусть новый ЗРК американцам будет обходиться в тот же 1 млрд – ужмутся, сэкономят, краску у китайцев купят. Пусть – по российской традиции – 100 млн. долларов украдут. На выходе все равно получится 300 Калибров на 1 дивизион из 4 ПУ…

Год тому назад некто Б. Обама говорил о российской экономике, «разорванной в клочья». После 7 октября это слова человека, у которого просто нет баз ВВС в Европе и на Ближнем Востоке. В удивительное время живем, господа!.. Гонка вооружений, в числе прочих причин, некогда развалила СССР – есть такая, вполне обоснованная версия. 36 стратегических объекта, не защищенные ничем. 5-6 лет, которые нужны на то, чтобы их закрыть от Калибров. 5-6 лет у России на то, чтобы клепать, клепать и клепать эти самые Калибры и носители для них.

На сегодня Калибры могут стартовать с крошечных «Буянов-М», с подлодок класса 636.3, со сторожевых кораблей класса 11661. «Томагавки» умеют стартовать и с самолетов, про то, что это умеют делать Калибры, мы пока не слышали. Но, собственно говоря, чем КР воздушного базирования отличается от КР морского базирования? Тем, что для воздушной КР не нужен первый, разгонный, двигатель – из-под крыла самолета ракета стартует со скоростью самолета.

Длина Калибра – 8 метров, без одной ступени двигателя она станет короче, чтобы разместиться на подвеске. Если неизвестные нам конструкторы сумели, не меняя габаритов Калибров (по сравнению с экспортными вариантами), «научить» их летать на расстояние в 10 раз большее, чем у экспортного варианта, поверить в то, что они одолеют Калибры воздушного базирования – можно.

Почему я заговорил об экономике? Подписывая в 1987 году договор о РСМД американцы сознательно вывели из поля его действия свои «Томагавки». В зоне их поражения – огромная часть России и то, что стратегические объекты надежно прикрыты эшелонированной системой ПВО – наследство времен СССР, но не разваленное, а усиленное новейшими С-300 третьего поколения, С-400 и «Панцирями». Сколько это стоило, каких усилий потребовало – знают детально наши военные и работники ВПК.

С 7 октября в эту шкуру придется влезать США и НАТО – вряд ли американцам улыбается в одиночку прикрывать даже свои объекты. А «не своих», а чисто европейских – в десятки раз больше. Ровно так же, как некогда Союзу, европейским странам НАТО теперь нужно думать о том, как закрыть свои АЭС, ТЭЦ, химические производства, НПЗ, плотины ГЭС, свои столицы и крупные города.

Россия сумела сделать тот самый асимметричный ответный ход: Калибры и носители, которые способны донести их до любой точки Европы и Ближнего Востока многократно дешевле несуществующей на сегодня эшелонированной системы ПВО НАТО, способной справиться с этим наступательным вооружением. Хитрость, примененная американцами при подписании договора по РСМД, бьет их по лбу – лбам предстоит разработать и научиться производить ЗРК, способные уничтожать КР. Эта хитрость бьет их по кошельку: создание сотен комплексов это ведь не размножение долларов на компьютерах ФРС, да и биржи никакие тут не помогут.

Означает ли это, что Россия добилась полного и окончательно перелома военно-стратегической обстановки? Нет. Мы не видели, способны ли Калибры справляться с надводными целями, а авианосные группировки США никто не «отменял». Но удар получился сильным: НАТО вынуждено будет тратить массу своих ресурсов на создание ПВО. Это дает России фору по времени на создание нового щита против авианосных групп, против подводного флота США.

Это огромная, тяжелая работа, особенно с учетом невеселого состояния экономики. Но то, что Россия оказалась способна на такой красивый и эффективный маневр, как создание новейших Калибров – позволяет смотреть на обстановку с несколько большим оптимизмом.

/Константин Борисов, tehnowar.ru/

army-news.ru