Насаждая «орднунг», немцы насиловали медсестер армии Самсонова. Насилуют немцы


Как немцы насиловали русских женщин

Красная звезда, смерть немецким оккупантам

"Красная звезда", СССР."Известия", СССР."Правда", СССР."Time", США."The Times", Великобритания."The New York Times", США.

Досье-шпаргалка: Выписки об издевательствах немецких солдат и офицеров над советскими женщинами на временно оккупированных территориях в зеркале сводок Советского Информбюро.

идеология фашизма, что творили гитлеровцы с русскими прежде чем расстрелять, что творили гитлеровцы с русскими женщинами, зверства фашистов над женщинами, издевательства фашистов над мирным населением

06.07.43: Немецко-фашистские мерзавцы продолжают кровавые злодеяния над мирными жителями оккупированных советских районов. В лесу за деревней Белой, Витебской области, гитлеровцы расстреляли 86 стариков, женщин и детей. В селении Старина немцы сожгли живьем 24 колхозника. Фашистские мерзавцы в этом же селе изнасиловали нескольких девушек, а затем убили их. (Совинформбюро)*

АПРЕЛЬ 1943:

20.04.43: Жители освобожденных от немецких захватчиков сел и деревень Ленинградской области рассказали о чудовищных зверствах гитлеровцев. В деревне Пески немецко-фашистские убийцы повесили колхозника Ивана Морозова и сожгли его дом за то, что он спрятал свою дочь от немецкого офицера, который хотел ее изнасиловать. Шестнадцатилетняя девушка Настя Земскова ударила пристававшего к ней немецкого офицера и сказала: «Не видать вам ни Москвы, ни Ленинграда, как свинье не видать неба». Гитлеровцы схватили девушку и увезли. С тех пор о ее судьбе ничего не известно. В селе Черный Ручей до немецкой оккупации было 250 жителей. Свыше 100 человек немцы угнали на каторгу в Германию. Несколько десятков мирных жителей гитлеровцы замучили и расстреляли. Многие колхозники и колхозницы умерли от голода и лишений. В настоящее время в селе осталось только 39 жителей. (Совинформбюро)

07.04.43: Немецко-фашистские мерзавцы опустошили и разорили деревню Подмошье Смоленской области. Гитлеровцы не щадили ни женщин, ни детей. В деревне нет ни одной семьи, которая не пострадала бы от гитлеровских убийц. Учительницу Анну Конюхову бандиты расстреляли за то, что она оказала сопротивление немцу, пытавшемуся ее изнасиловать. Палачи замучили и убили мирных жителей Михаила Степаненко, Александра Степаненко, Бориса Барсукова и его дочь, Василия Феоктистова, 12-летних ребят — Алексея Игнатова и Дмитрия Иванова. Зверским мучениям подвергли немцы 85-летнего старика Кожурова и его жену. На допросах немцы избивали их, требуя указать местонахождение партизан. Советские патриоты стойко перенесли все пытки, приняли мученическую смерть, но не выдали партизан и связанных с ними односельчан. (Совинформбюро)*

07.03.43: Ниже публикуется акт о зверствах немецко-фашистских мерзавцев в селе Кубань, Орловской области: «С того дня, как немецкие захватчики ворвались в село Кубань, для нас началась каторжная жизнь. Немцы без всяких причин расстреляли колхозников: Ивана Марохина, Алексея Якушина, Фому Мельникова, Ивана Писарева и многих других. Гитлеровские гады изнасиловали Варвару Ж., надругались над Мариной Мельниковой, а затем убили ее. Свыше 200 жителей села перебывали в подвалах немецкой комендатуры, где они подверглись порке и всяческим издевательствам. Фашисты изуродовали наше село, разрушили школу, молочно-товарную ферму, колхозные постройки и много домов колхозников. Во всем селе нет ни одного человека, которого бы не ограбили гитлеровские бандиты, нет ни одного дома, в котором не осталось бы следов немецкого разбоя и разрушения. Мы уверены, что Красная Армия отомстит немецко-фашистским убийцам за наши мучения и очистит родную советскую землю от фашистской падали». Акт подписали: член сельского совета Иван Королев, учительница Анисья Рудакова, колхозники — Александр Хохаев, Оксана Лаврухина и другие. (Совинформбюро)*

24.12.42: Немецко-фашистские мерзавцы учинили кровавую расправу над мирным населением деревни Снорки и Головицы, Смоленской области. В деревне Снорки гитлеровцы сожгли 16 домов вместе с находившимися в них людьми. Заживо сгорели 70 жителей. Фашистские изверги изнасиловали 17-летнюю колхозницу Александру Гвардейцеву. После гнусных издевательств они отрезали ей груди и расстреляли. В деревне Головицы немецкие бандиты расстреляли колхозницу Марию Заболотскую с тремя детьми в возрасте от одного года до шести лет. Годовалый ребенок был убит выстрелом на руках у матери. Расстреляна вся семья Денисенковой, состоявшая из пяти взрослых и двухлетнего ребенка. Всего в этих деревнях гитлеровцы расстреляли, зверски замучили и сожгли 166 ни в чем не повинных женщин, детей и стариков. (Совинформбюро)

НОЯБРЬ 1942:

17.11.42: Немецко-фашистские изверги совершили дикое и гнусное преступление в селе Тросна, Курской области. Гитлеровцы согнали в это село из окружающих деревень группу девушек для отправки их на каторжные работы в Германию. Здесь всех девушек заперли в сарай. Ночью через село проходила немецкая воинская часть. Фашистские мерзавцы ворвались в сарай и надругались над находившимися в нем советскими девушками. (Совинформбюро)

06.11.42: Немецко-фашистские мерзавцы разрушили и сожгли дотла село Солтановку, Орловской области. Огнем уничтожено 450 домов колхозников, школа, больница, молочно-товарная ферма и другие общественные постройки. Немцы замучили и расстреляли десятки жителей села. 19-летнюю колхозницу Анну Матюшкину гитлеровские изверги изнасиловали, а потом вырезали ей груди, отрезали уши и пристрелили. Врача местной больницы Александру Алексеевну Малиновскую бандиты сожгли живьем. (Совинформбюро)*

16.07.42: Немецко-фашистские людоеды истребляют мирное население оккупированных советских районов. В селе Лугань Орловской области гитлеровцы замучили 20 местных жителей. Палачи расстреляли учительницу Анну Федосеевну Коротченко 23 лет, ее сына Вячеслава двух с половиной лет и мать Прасковью Ивановну 53 лет. Фашистские мерзавцы изнасиловали учительницу Анну Константиновну Кожанову, а потом расстреляли ее вместе с 5-летним сыном Виктором и 7-летней дочерью Людмилой...

Зверскую расправу учинили немецко-фашистские мерзавцы в селе Боярке, под Киевом. Гитлеровцы загнали в помещение школы 15 девочек-подростков, надругались над своими жертвами, а потом повесили их на телеграфных столбах. (Совинформбюро)

13.06.42: Пленный обер-ефрейтор 171 полка 56 немецкой пехотной дивизии Густав Ланц сообщил: «Я был свидетелем зверств, которые совершали солдаты полка «Великая Германия». В начале апреля мы сменили этот полк в селениях Ржевка и Мелехово. В Ржевке я видел 15 сгоревших трупов местных жителей. Среди замученных были старики, женщины и дети. В одном доме на окраине села Мелехова лежали шесть мертвых женщин. Солдаты надругались над ними, а потом задушили». (Совинформбюро)*

19.04.42: На окраине освобожденной от немецко-фашистских захватчиков деревни Червинская Лука Ленинградской области обнаружено 63 трупа стариков, женщин и детей. Все трупы облиты водой и заморожены. Медицинским освидетельствованием установлено, что все эти мирные жители были расстреляны гитлеровскими извергами. Несколько женщин были изнасилованы, а потом заколоты штыками. У многих трупов отрублены пальцы на руках, вывернуты ноги. У двух женщин отрезаны груди. Немецкие бандиты сожгли все дома и общественные здания деревни. Оставшиеся в живых крестьяне угнаны в тыл немецкой армии. (Совинформбюро)*

ЯНВАРЬ 1942:

27.01.42: В селе Мясоедово, Курской области, немцы сожгли все дома, а население угнали в тыл. Во время пожара одна крестьянка вынесла из горящего дома двух своих детей, положила их на улице, а сама побежала спасать остальных. Проходившие по улице гитлеровцы схватили обоих детей и бросили их в прорубь реки. Перед отступлением из этого села немецкие бандиты изнасиловали 12 женщин и девушек, а затем расстреляли их. (Совинформбюро)

20.01.42: Отступая под натиском частей Красной Армии, немецкие бандиты угнали с собой всех жителей деревень Никитки и Маслово. Большинство домов в этих селениях сожжено гитлеровцами. В деревне Никитки сгорело 69 домов из 70, в Маслове — 68 из 69. В деревне Маслово немцы сожгли заживо Морозова Ф.А., его дочь Марию и колхозниц Котову Г., Кузнецову В. и Петровскую В...

В деревне Черная Грязь, Угодско-Заводского района, Московской области, гитлеровские мерзавцы расстреляли 30 крестьян, а трупы развесили на деревьях вдоль дороги. Три недели, до занятия деревни частями Красной Армии, немцы не разрешали родственникам похоронить расстрелянных. В этой же деревне фашистские бандиты изнасиловали, а затем зверски убили двух женщин — Солонинкову Е. и Ерохину К. (Совинформбюро)

16.01.42: В деревне Слободино, Московской области, гитлеровцы из карательного отряда собрали группу девушек и молодых женщин, поголовно изнасиловали их и расстреляли 15 своих жертв. (Совинформбюро)

11.01.42: В деревне Перешеек, Лядского района, Ленинградской области, немецкие оккупанты устроили дикий погром. Они забрали у населения весь хлеб, скот, кур, всю одежду и домашнюю утварь. После грабежа немцы изнасиловали нескольких девушек, а затем сожгли всю деревню. (Совинформбюро)

09.01.42: Отступая из села Мазикино, немецко-фашистские изверги сожгли все хаты, а крестьян, пытавшихся тушить пожар, расстреливали. У крестьянки этого села Шмаковой Д.М. немцы сожгли четырех детей. В селе Мясоедово гитлеровцы загнали в сарай 12 женщин, изнасиловали и расстреляли их. (Совинформбюро)

03.01.42: Отступая из села Павлово-Лужецкое, Истринского района, Московской области, немецко-фашистские мерзавцы расстреляли 70-летнего колхозника Прохорова. И.А., сожгли женщину вместе с двумя малолетними детьми и изнасиловали многих девушек...

В деревне Маслено, после оставления ее фашистами, обнаружены трупы 8 женщин и одного 14-летнего мальчика. Женщины были изнасилованы, а затем убиты. У несчастных обрезаны носы, изрезаны лица, у одной женщины распорот живот. (Совинформбюро)

01.01.42: 60-летний крестьянин Аркатов, проживающий в ныне освобожденной от немцев деревне Слобода, Новопетровского района, Московской области, сообщил: «Как только фашисты вошли в нашу деревню, начался повальный грабеж. У нас забрали коров, овец, кур, все запасы муки, крупы, овощей. Немецкие грабители отняли у нас всю теплую одежду, валенки, белье. Встретив меня на околице деревни, немецкий солдат приказал мне снять валенки и шубу, и я босой шел до своего дома. За грабежами начались расстрелы. Немцы расстреляли крестьян Белянкина К.И., Белянкина Н.А., Капустина Н.В., Кадильщика Н.А., Баранова Е.И., Рыжова М.И., Осипову и других. Беременную Евдокию Т. гитлеровцы изнасиловали за две недели до родов». (Совинформбюро)

ДЕКАБРЬ 1941:

25.12.41: В селе Вороньки немцы поместили 40 раненых пленных красноармейцев и советских медицинских сестер в помещение бывшей больницы. Медсестер гитлеровцы изнасиловали и расстреляли, а к больнице поставили часовых и никого туда не пускали. Через 4 дня часть больных умерла. Оставшихся в живых изверги утопили в реке. (Совинформбюро)

16.12.41: Жители сел и городов Московской области, освобожденных частями Красной Армии от гитлеровских оккупантов, рассказывают о чудовищных зверствах немецко-фашистских мерзавцев. В деревне Белый Раст немецкие солдаты поставили в качестве мишени 12-летнего мальчика Володю Ткачева и открыли по нему стрельбу из автоматов. Тело Володи было прострелено 21 пулей. В этой же деревне фашисты расстреляли без всякой причины мать четырех малолетних детей колхозницу Мосолову Ирину Васильевну. В селе Зарамушки фашисты расстреляли колхозницу Метлову — 67 лет, Голощекину Екатерину — 60 лет, Соколову Аграфену — 40 лет, Корднова Якова — 58 лет и других. В деревне Овсянниково немцы захватили в плен несколько раненых красноармейцев. Всех их раздели, разули и заперли в холодный сарай. Уходя из деревни, изверги расстреляли всех пленных. Трем бойцам фашисты выкололи глаза, перебили голени, на щеках вырезали звезды и прокололи горло штыком. По деревне Пучки, шел колхозник Терехин Иван Гаврилович со своей женой Полиной Борисовной. Несколько немецких солдат схватили Полину и на глазах у мужа поочередно ее изнасиловали, а затем убили. Колхозник Терехин, пытавшийся защитить свою жену, был также застрелен. Немецкие захватчики ограбили население, они забирали все, что попадалось на глаза. Так, например, у гражданки села Никольское Сергеевой Аграфены Сергеевны гитлеровские разбойники забрали матрац, самовар, чайник, чайную посуду, лукошко с мукой, спички, сахар, дамский жакет, топор, пилу, детские игрушки и даже сетку для процеживания молока...

Жители сел Ростовской области, освобожденных от немецко-фашистских захватчиков, рассказывают о неслыханных зверствах и повальных грабежах, производимых гитлеровской грабьармией. В селе Новоспасовка, в доме колхозницы Елены Гамовой, поселилось несколько немецких солдат. Вечером они устроили попойку. Двухлетний сын колхозницы, проснувшись, заплакал. Один из фашистских извергов вырвал ребенка из рук матери и сунул его в горящую печь. В этом же селе немцы облили бензином крестьянку Марфу Ковпак и подожгли ее. В селении Генеральская фашисты изнасиловали, а затем замучили и расстреляли Надежду Гуртовую и ее 14-летнюю дочь. (Совинформбюро)*

НОЯБРЬ 1941:

18.11.41: Немецко-фашистские мерзавцы продолжают насилия и издевательства над мирным населением городов и деревень Белоруссии. Отряд немецких солдат, прибывший в селение Костюковка, отнял у крестьян все имущество. Крестьянка Дригулина Ксения попросила немецкого офицера оставить белье ее четырех детей. Озверевший фашист избил женщину, а затем застрелил ее. Всех четверых детей Дригулиной немецкие солдаты бросили в погреб и закидали землей. В деревне Нерки фашисты изнасиловали и замучили насмерть крестьянок Жигалову, Серикову и Урупину. В деревне Холмы фашистские изверги зверски замучили шесть пятнадцатилетних девушек. В городе Ельске фашисты посадили на баржу и вывезли на середину реки Припяти пятьсот местных жителей. Пять дней заключенным не давали пищи. Затем немецкие солдаты затопили баржу вместе с находившимися в ней людьми. (Совинформбюро)*

04.11.41: Немецко-фашистские мерзавцы продолжают грабить и убивать мирных жителей в оккупированных районах. Захватив село Акимовка, фашисты в первый же день расстреляли Николая Михайлова, Ефтея Ушакова, его 12-летнюю дочь и инвалида Бурцева. Несколько дней спустя оккупанты расстреляли большую группу колхозников: семидесятилетних стариков Якова Романенко и Прохора Торгашова, шестидесятилетнюю Александру Ковалеву, Анну Мускову и других. Зверски надругались фашистские мерзавцы над Агафоновой. Они ее изнасиловали, а потом подвергли мучительнейшим пыткам, отрезали груди, искололи все тело. Фашистские изверги не пощадили даже малолетних детей Агафоновой. Собравшись уходить, гитлеровские бандиты убили ее четырехлетнего сына Васю и двухлетнюю дочку Шуру. (Совинформбюро)

01.11.41: Продолжают поступать сообщения о чудовищных злодеяниях фашистских бандитов. В селении Васильевка Орловской области перепившиеся немецкие солдаты заставили танцовать изнасилованных и избитых ими девушек. В это время по улице шла беременная колхозница Анна Ларионова. Фашисты потребовали, чтобы и она танцовала. Ларионова попыталась отказаться, ссылаясь на беременность. Рассвирепевший детина с нашивками ефрейтора ударил женщину сапогом по животу. Ларионова потеряла сознание. Начались родовые схватки. Фашистские изверги запретили крестьянкам оказать роженице помощь. Несчастная родила мертвого ребенка. (Совинформбюро)*

05.10.41: Гитлеровские людоеды продолжают бесчинства и зверства в захваченных ими советских районах.

В селах Глиняная и Диковка Кировоградской области фашисты забрали у населения все сельскохозяйственные продукты и домашние вещи. Полностью разгромлены села Выползово и Карпиловка Остерского района Черниговской области. Фашистские мерзавцы повсеместно устраивают повальные грабежи и с неслыханной жестокостью расправляются с беззащитными мирными жителями. В селе Слободка Чернобыльского района Киевской области фашисты потребовали у колхозницы Нечуйко молока. В ответ на это т.Нечуйко заявила: «Вы уже забрали корову, где же я вам возьму молока?». За это фашисты избили колхозницу до полусмерти, а затем сожгли ее дом. В селе Бородаевка Верхнеднепровского района Днепропетровской области фашисты изнасиловали всех женщин и девушек. (Совинформбюро)

СЕНТЯБРЬ 1941:

27.09.41: Жители освобожденной от немцев деревни Ново-Васильевки сообщают о злодейских преступлениях фашистских извергов. Колхозница Федосья Матюха рассказывает: «Фашистские душегубы ворвались в мой дом, схватили мужа Ануфрия и увели с собой. На другой день я нашла его труп в канаве. Он лежал весь изрезанный, изуродованный, с выколотыми глазами». Колхозника Василия Шнырева, больного туберкулезом, долго пытали и мучили. Его кололи штыками, резали, а потом расстреляли. Колхозница Мария Прядко говорит: «Немцы разграбили всю деревню. Они, как собаки, рыскали по хатам и забирали все. У меня фашисты вышибли рамы в избе, разбили зеркало, забрали мануфактуру, все чугуны, ведра, растоптали огород. Я и семеро моих детей спрятались от немцев в яме. Один пьяный мерзавец подошел к нам и начал стрелять в яму. Только чудом мы уцелели». У колхозника Петра Козлова солдаты утащили швейную машину, две скатерти, подушки. В других домах фашисты забрали патефоны, велосипеды, одеяла, одежду.

Колхозница Татьяна Галушко рассказывает: «Три дня бесчинствовали немцы в нашей деревне. Сколько лиха они наделали, сколько горя и слез принесли! Они разрушили и сожгли 13 хат. У Ивана Пучко немцы разграбили и подожгли хату. Изверги хватали женщин, насильничали. Они поймали мою дочь и на моих глазах, не обращая внимания на мои крики и слезы, долго над ней измывались. Всех злодеяний гитлеровских разбойников, всего того, что мы видели за эти три дня, мне не перечесть». (Совинформбюро)

16.09.41: Гитлеровские солдаты грабят население оккупированных советских районов, зверски издеваются над стариками, женщинами и детьми... В деревне Захаровка немцы повесили 14 колхозников за отказ сообщить местонахождение своих дочерей. Заняв деревни Юрьево и Березник, к западу от Старой Руссы, немцы конфисковали у населения и забили весь скот и всю домашнюю птицу. Свалив награбленные продукты на подводы, немцы запрягли в них колхозников, в том числе старух и стариков, и заставили везти в соседнюю деревню. В деревне Монино ворвавшийся к крестьянину Николаю Кургаеву пьяный германский солдат пытался изнасиловать хозяйку дома. Муж заступился за жену и был застрелен на месте.

В деревне Милютино немцы арестовали 24 колхозника и увезли их в соседнее село. Среди арестованных находилась 13-летняя Анастасия Давыдова. Бросив крестьян в темный сарай, фашисты стали пытать их, требуя сведений о партизанах. Все молчали. Тогда немцы вывели из сарая девочку и спросили, в каком направлении угнан колхозный скот. Юная патриотка отказалась отвечать. Фашистские мерзавцы изнасиловали девочку и затем расстреляли. (Совинформбюро)

11.09.41: В селе Ханино группа немецких офицеров устроила пьяную вечеринку, на которую затащили местную учительницу и поочередно ее изнасиловали. 16-летнюю колхозницу Ч. изнасиловали пять немецких солдат. Фашисты собрали из Токарево и прилегающих деревень всех девушек и молодых женщин и угнали их в неизвестном направлении. Ни одна из них до сих пор домой не вернулась. (Совинформбюро)*

09.09.41: На территории захваченных немцами районов Украины фашисты продолжают бесчинствовать, убивать сотни и тысячи советских граждан, насиловать девушек и женщин, грабить население. В селе Селище Каневского района Киевской области, фашисты собрали группу женщин и девушек, увели в лес и там их зверски изнасиловали. В селе Гривени Ржищевского района немцы, издеваясь над 60-летним стариком-колхозником, заставили его бежать под обстрелом. Несчастному старику фашисты прострелили обе ноги. В оккупированных районах Кировоградской и Днепропетровской областей немецкое командование об'явило, что все колхозное имущество принадлежит немцам и что крестьяне, посягнувшие на него, будут расстреляны. В ответ на зверства фашистских мерзавцев каждый день новые и новые сотни крестьян вступают в партизанские отряды. (Совинформбюро)*

АВГУСТ 1941:

14.08.41: Каждый день приносит все новые сообщения о фашистских зверствах и грабежах в захваченных германской армией советских районах. Ворвавшись в село Берестовец на Уманьском направлении, немцы изнасиловали всех женщин и девушек. Надругавшись над колхозницами Ульяной Рыбаловой и Еленой Кожумяк, фашистские офицеры расстреляли их. Среди замученных фашистскими извергами — 70-летний колхозник Левко Корж и его 19-летний сын Данил. (Совинформбюро)

09.08.41: Рабочий гильзовой фабрики «Аида» тов. И.Брянцев пишет: «На моих глазах гестаповцы расстреляли из пистолетов 25 рабочих и служащих фабрики — членов фабкома и других активистов профсоюзной организации. Тридцать стахановок и активисток львовской швейной фабрики № 1 были убиты штурмовиками ночью на квартирах. Пьяные немецкие солдаты затаскивали львовских девушек и молодых женщин в парк Костюшко и зверски насиловали их. 15-летнюю школьницу Лидию С. поочередно изнасиловали семь немецких танкистов. Истерзанный труп несчастной девочки фашисты бросили в помойку дома № 18 на улице Словацкого. Старика-священника В.Л.Помазнева, который с крестом в руках умолял пощадить население и пытался предотвратить насилия над девушками, фашисты избили, сорвали с него рясу, спалили бороду и закололи штыком». (Совинформбюро)

02.08.41: В полевой госпиталь энской части Красной Армии, действующей на юго-западном направлении, доставлена тринадцатилетняя дочь колхозника Зина Г. Девочка была зверски изнасилована немецким офицером. Как показало медицинское освидетельствование, фашистский насильник заразил девочку сифилисом. (Совинформбюро)*

22.07.41: В расположение энской части Красной Армии советские партизаны доставили группу женщин и детей, отбитую во время налета партизанского отряда на захваченное немцами село Ф. Советские женщины рассказали об ужасающих зверствах фашистских офицеров и солдат. Село Ф. фашисты превратили в груды развалин, усеянных изуродованными трупами убитых и заживо сожженных крестьян и членов их семей. Среди доставленных жителей села — восемь девочек в возрасте от 13 до 15 лет, изнасилованных пьяными немецкими солдатами и офицерами. (Совинформбюро)

________________________________________________________________________________________Армия Адольфа Гитлера порхает как балерина ("Time", США)В действительности Семен Буденный - человек ("Time", США)Хромой урод Геббельс своим блудливым языком ("Правда", СССР)Немцы не настолько глупы, чтобы верить ("The New York Times", США)Как бешеный щенок Гитлер грязным носом тщетно ищет ("Красная звезда", СССР)Публичный дом вместо семьи — такова скотская мораль гитлеровцев! ("Красная звезда", СССР)Да, не похожи теперешние речи нацистских жаб на хвастливое кваканье 2 года назад ("Известия", СССР)

0gnev.livejournal.com

Массовые изнасилования немок 1945-ом.

В период оккупации на территории Германии советские войска совершили массовые изнасилования местных жительниц.

«По оценкам двух главных берлинских госпиталей, число жертв изнасилованных советскими солдатами колеблется от девяноста пяти до ста тридцати тысяч человек. Один доктор сделал вывод, что только в Берлине было изнасиловано примерно сто тысяч женщин. Причем около десяти тысяч из них погибло в основном в результате самоубийства»

Сенявская Елена Спартаковна

Последние месяцы войны были трагичны для Германии. История последних защитников Рэйха, убитых русскими мстителями очень печальна, но более печальна участь немецких женщин, которые попадали в руки победоносных русских солдат. Массовые изнасилования проходили методично...с ненавистью и жестокостью . На данную тему редко говорят, потому что это пятно на героический образ героев попедителей Второй Мировой Войны.

Catherine Merridale

А вот что пишет в своём дневнике известный советский драматург Захар Аграненко, проходящий в то время службу в качестве офицера морской пехоты в Восточной Пруссии:

" Я не верю в индивидуальнные интимные отношения между солдатами и немками...Девять, десять...двенадцать человек одновременно, это имело характер групповых изнасилований..."

 21-летняя девушка из разведотряда Аграненко говорила: "Наши солдаты ведут себя с немцами, особенно с немецкими женщинами, совершенно правильно". Кое-кому это казалось любопытным. Так, некоторые немки вспоминают, что советские женщины наблюдали за тем, как их насилуют, и смеялись. Но некоторые были глубоко шокированы тем, что они видели в Германии. Наталья Гессе, близкий друг ученого Андрея Сахарова, была военным корреспондентом. Позже она вспоминала: "Русские солдаты насиловали всех немок в возрасте от 8 до 80. Это была армия насильников". 

 Когда изнасилованные жительницы Кенигсберга умоляли своих мучителей убить их, красноармейцы считали себя оскорбленными. Они отвечали: "Русские солдаты не стреляют в женщин. Так поступают только немцы". Красная Армия убедила себя, что, поскольку она взвалила на себя роль освободительницы Европы от фашизма, ее солдаты имеют полное право вести себя, как им заблагорассудится.

Изнасилования советских женщин сводят на нет попытки объяснить поведение Красной Армии местью за немецкие бесчинства на территории Советского Союза. 29 марта 1945 года ЦК Комсомола уведомил Маленкова о докладе с 1-го Украинского Фронта. Генерал Цыганков сообщал: "В ночь 24 февраля группа из 35 солдат и командир их батальона проникли в женское общежитие в деревне Грютенберг и изнасиловали всех". 

Многие женщины были вынуждены "отдаться" одному солдату в надежде, что он защитит их от других. Магда Виланд (Magda Wieland), 24-летняя актриса, пыталась спрятаться в шкафу, но ее оттуда вытащил молодой солдат из Средней Азии. Он был так возбужден возможностью заняться любовью с красивой молодой блондинкой, что кончил раньше времени. Магда попыталась объяснить ему, что согласна стать его подружкой, если он защитит ее от других русских солдат, но он рассказал о ней своим товарищам, и один солдат изнасиловал ее. Эллен Гетц (Ellen Goetz), еврейская подруга Магды, была тоже изнасилована. Когда немцы пытались объяснить русским, что она еврейка и, что ее преследовали, они получили в ответ: "Frau ist Frau" (Женщина есть женщина - прим. пер.).

3 января с фронта приезжал в отпуск мой сын. Он служил в частях СС. Сын несколько раз говорил мне, что части СС в России творили невероятные дела. Если придут сюда русские, то они не будут вас «обливать розовым маслом». Получилось иначе..Когда пришли русские я решила вскрыть вены своим детям и покончить самоубийством. Но мне было жалко детей, я спряталась в подвал, где мы просидели голодными несколько суток. Неожиданно туда зашли четыре красноармейца. Они нас не тронули, а маленькому Вернеру даже дали кусок хлеба и пачку печенья. Я не верила своим глазам. После этого мы решили выйти на улицу. Нас с детьми никто не тронул...

Елизабет Шмеер

 

Ну хоть кого-то не тронули. ))) 

Конечно никаких миллионов пострадавших не было,лично я в это не верю..Но когда первый раз мы ездили в гости домой..один из моих дедов-ветеранов был ещё жив..и на мой вопрос : насиловали они немок в 45-ом ? ответил : Ну какие-никакие а бабы..при этом заявив,что и своих красивеньких медсестричек хватало..Если учесть,что в 45-ом ему было 23 года и при росте 185,широченных плечах..он был ещё и красавец..то верю,что медсестрички не отказывали. Но кому-то отказывали..а кто-то просто мстил...всё возможно. Но МАССОВЫЕ..это уже слишком. 

Вы вообще верите в то,что говорит этот человек ? Как-то у меня большие сомнения.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

s30246402118.mirtesen.ru

НЕМОК МАССОВО НАСИЛОВАЛИ АНГЛОСАКСЫ. 3.. Миф об «изнасилованной Германии»

Сжечь женщин и изнасиловать хижины. Soviet style.

За последние годы День Победы приобрел еще одну, увы, не очень красивую традицию: чем ближе праздник, тем чаще всевозможные «исследователи» начинают транслировать миф об «бедной изнасилованной Германии».

При этом цифра германских девиц, якобы пострадавших от сексуальных домогательств Красной Армии, с годами только растет. Но кому нужно, чтобы русский солдат остался в народной памяти не освободителем и защитником, а насильником и грабителем? Об этом мы поговорили с ведущим научным сотрудником Института российской истории РАН, доктором исторических наук, профессором Еленой Сенявской.

"Нацистов запугали до того, что они кончали с собой"

- Елена Спартаковна, это все последствие перестройки? Те годы породили много всякой чепухи…

- Не совсем так. Эта мерзкая история началась гораздо раньше, еще с геббельсовской пропаганды, когда населению было объявлено, что Красная Армия зверски насилует всех немецких женщин в возрасте от 8 до 80 лет. И народ был действительно запуган до предела, вплоть до того, что активисты нацистской партии умерщвляли сначала свои семьи, а потом и себя.

- А зачем нужен был такой образ?

- Во-первых, чтобы повысить сопротивление наступающей Красной Армии, во-вторых, чтобы население уходило вместе со своими отступающими частями, чтобы не помогало советским войскам.

Дело Геббельса в том же 1945-м продолжили союзники, тогда появились первые публикации, где Красную Армию уже пытались представить как армию мародеров и насильников, при этом совершенно умалчивая о тех безобразиях, что творились в западной зоне оккупации. С началом «холодной войны» тема муссировалась, но не так агрессивно и массированно, как это стало происходить в последние двадцать лет. Цифры «изнасилованных» сначала были скромные: от 20 тысяч до 150 тысяч по всей Германии. Но в 1992 году, после развала Союза, в Германии вышла книга двух феминисток, Хельке Зандер и Барбары Йор, «Освободители и освобожденные», где впервые и была выведена цифра в 2 миллиона. Причем, выведена она была на основании совершенно некорректной посылки: были взяты стандартные в одной берлинской больнице за 1945-1946, где рождалось где-то по 500 детей в год, и примерно у 15-20 человек в графе «национальность отца» было указано «русский». Причем, в двух или трех таких случаях было указано «изнасилована». Что делают эти «исследовательницы»? Они посчитали, что во всех случаях, когда отец русский, было изнасилование. Потом была взята геббельсовская форма «от 8 до 80» и просто помножили. Однако массовое распространение эта цифра получила с 2002 года, с выходом в свет книги Энтони Бивора «Падение Берлина», которая в 2004 году была издана и у нас. И мифические «2 миллиона», накануне юбилея Победы, пошли гулять по либеральным СМИ…

Немцы устали каяться

- Можно понять тех, кто эту тему нагнетал в годы «холодной войны». Но потом-то Берлинская стена рухнула, и согласно Горбачеву, установились «мир и дружба»...

- Изменились геополитические реалии. С той стороны предпринимались попытки пересмотреть итоги Второй мировой, плюс - стремление вывести СССР (и Россию, как его правопреемницу) из числа победителей, а тут все средства хороши. Это был один из шагов, который привел к тому, что в целом ряде решений европейских организаций, в том числе Европарламента, произошло приравнивание сталинизма и нацизма, когда на одну доску поставили агрессора и ее жертву, подменяя тему вины, ответственности, и заставляя нас каяться за то, чего не было.

- Получается, эти «исследователи» не сами по себе сочинения писали, а получили некий заказ от тех, кто эту новую геополитику выстраивал?..

- Естественно. Вторая причина того, что миф понравился Западу – в психологии немецкого народа, который устал чувствовать свою вину, там последние поколения уже заявляют: а мы-то почему должны каяться за вину предков? У них сейчас поднимается волна настроений, которая при формировании национального самосознания пытается утвердить мысль о том, что их предки не так уж и виноваты, что не было коллективной ответственности немцев… Вот здесь и смыкаются геополитический заказ с настроениями масс.

Отставить месть!

- А что на самом деле было с изнасилованиями?

- Мы не можем говорить, что таких явлений вообще не было. Были, но далеко не в тех масштабах, о которых нам сегодня врут. В документах такие факты рассматривались как «чрезвычайные происшествия и аморальные явления». Само руководство страны и командование считало, что это мало того, что формирует негативный имидж РККА, так еще и расшатывает дисциплину. И с этим боролись всеми средствами, начиная с партийно-политической работы, разъяснений, заканчивая приговорами трибуналов, вплоть до расстрелов мародеров и насильников.

- А есть статистика?

- К сожалению, не все документы пока рассекречены. Но те, что есть, позволяют просчитать масштабы явления. Вот доклад военного прокурора 1-го Белорусского фронта о противоправных действиях в отношении гражданского населения за период с 22 апреля по 5 мая 1945 года. По семи армиям фронта на 908,5 тысяч человек зафиксировано 124 преступления, из которых 72 изнасилования. Всего 72 случая на 908,5 тысяч…

- Ваши оппоненты пишут, что волна изнасилований случилась до взятия Берлина…

- 20 апреля появились директивы об изменении отношения к немецкому гражданскому населению и военнопленным. Так вот наши оппоненты упирают на то, что приказ запоздал, в то время как весь период зимы-начала весны 45-го РККА бесчинствовала безнаказанно. Это неправда. Потому что кроме этого приказа и последующих директив, были приказы на уровне фронтов, армий, отдельных частей, которые выходили перед вступлением Красной Армии на территории других государств. Распространялись брошюры, где рассказывалось об истории той или иной страны, ее культуре, местных традициях. В январе 45-го были приказы на уровне Конева, Рокоссовского, Жукова, которые должны были направить чувство мести в нужное русло и предотвратить негативные явления.

- А солдаты как это воспринимали? Ведь многие потеряли близких, дома, в них воспитывали это чувство мести, вспомнить Илью Эренбурга с его «Убей немца!», а потом они дошли до логова, и вдруг – «отставить мстить»…

- Естественно, что многих те разъяснения о новом чувстве мести не устраивали. В политдонесениях фиксируются разговоры между бойцами, они возмущаются приказами: «сначала одно говорили, теперь другое, и почему мы должны жалеть этих немцев, если они себя вели так на нашей территории»… Но с одной стороны - жесткие дисциплинарные меры, с другой – русское чадолюбие (даже немцы признавались, что наши солдаты очень хорошо относились к немецким детям, кормили их не только в рамках централизованного продовольственного снабжения, а из собственного пайка, подчас отдавая все, что было), не позволили случиться масштабным актам мести. И главная мысль, которую подчеркивали на всех уровнях – в своих действиях «мы не должны уподобляться немцам».

А это для контраста. Вот они какие, зловещие ивано-монголы. Щас бросятся убивАть-насиловАть, точно говорю.

- Историк Юрий Жуков утверждал, что изнасилования и другие преступления по большей части совершались не бойцами Красной Армии, а только что освобожденными из концлагерей бывшими красноармейцами и гражданскими, когда-то угнанными в Германию...

- Да, они в ожидании отправки на родину, были неподконтрольны командованию, там вообще была достаточно пестрая толпа репатриантов. Они сбивались в банды и начинали грабить местных, отыгрываться за те унижения, которые им пришлось пережить. А поскольку это происходило в зоне ответственности советских войск, все это перекладывалось на наших военнослужащих. Есть другие свидетельства: как освобожденные из лагерей союзники, занимались грабежами в Берлине, набивая тачки барахлом, а на выходе из города уже наши требовали вернуть все на место. Еще момент: в тех же донесениях военных прокуроров часто указывается, что случаются оговоры, когда заявленные изнасилования не подтверждались, в то время как командиры успели наказать невиновных. Очень интересный дневник оставил австралийский корреспондент Осмар Уайт, который сопровождал американскую армию, и побывал во всех зонах оккупации. Он не испытывал особых симпатий к нам, но утверждал, что Красная Армия, в отличие от союзнических – очень дисциплинированная, что советская администрация очень эффективно действует не только по борьбе с преступлениями, но и на ниве восстановления городов, и обеспечения населения всем необходимым для жизни. И что все те ужасы, которые рассказывают о наших солдатах – это с одной стороны, слухи и сплетни, с другой – эти преступления по большей части совершаются репатриантами.

Немцы бежали от англо-американцев к русским

- А как вообще женщины с тех территорий относились к нашим солдатам?

- О, на эту тему можно целую диссертацию писать. Во-первых, колоссальная разница менталитетов. Глупости все эти рассказы, что солдатики, особенно с деревенской местности, были расхристанными и блудливыми по определению. Наоборот – в большинстве своем они были воспитаны в патриархальных традициях, и для них было настоящей дикостью то, что у венгерок и австриек в порядке вещей были многочисленные интимные отношения до брака. Кто она такая в понимании русского солдата, говорить не буду, поэтому отсюда вытекала некая брезгливость к таким женщинам. В шоке были и командиры: очень много донесений, в которых сообщается, что едва только соединение заняло какой-то населенный пункт, как к ним приходили отряды женщин, возглавляемых «мамками». Которые тотчас же предлагали свои известные услуги. И во всех случаях реакция наших офицеров была гневной и матерной. Плюс к тому, нередко выявлялось, что гитлеровцы специально оставляли энное количество зараженных вензаболеваниями женщин. Для вывода солдат из строя. Это тоже «изнасилованная Германия»?

В Румынии и Венгрии наши по публичным домам ходили. Но, как правило, не очень многие, из любопытства, да и то потом у них остались неприятные ощущения, чувство брезгливости и непонимания. Сама идея купить другого человека не укладывалась в голове советского человека.

Не забывайте, что было такое очень распространенное явление, как военная проституция. Сохранились дневники немок, где они философски рассуждают, что проституция – вполне почтенная профессия. Это очень сильно было распространено особенно в Западной зоне оккупации, где немцев, кстати, очень скудно снабжали продовольствием (в отличие от советской зоны, где детям до 8 лет даже молоко выдавали). Дневной паек немца был меньше, чем американский завтрак. Естественно, что женщины вынуждены были промышлять известным способом. При этом изнасилований там было хоть отбавляй. И если уж немцам предъявлять претензии по насилиям, то не к нам, а к союзникам, от которых немцы в ужасе массово бежали в советскую оккупационную зону.

Плакат «Польские эротические фантазии»

- А как, кстати, американское командование реагировало на преступления подчиненных?

- Зачастую – предпочитали не обращать внимание. В дневниках того же Осмара Уайта говорится о том, что преступления против немецких женщин были массовыми, что американское командование эти явления ни в коей мере не пресекало, а если и следовали какие-то репрессии, то только в отношении насильников-негров.

- Расизм?

- Да. В сознании американских командиров, негры посмели поднять руку на белую женщину, и распробовав это дело, могли принести эту привычку на американскую землю. Отличались и французские войска. В американском сенате после войны рассказывалось о поведении туземных французских формирований, сенегальцев, в Штутгарте. Приводились цифры изнасилованных в течении одного-двух дней: порядка трех тысяч только в штутгартской подземке. До сих пор итальянцы предъявляют претензии англо-американским военным за марроконат – бесчинства марроканцев, которые развернулись на территории Италии. Эти ребята насиловали не только женщин, но и юношей…

Проституция в Германии времён Второй мировой

http://cripo.info/print.php?sect_id=9&aid=174430

Трофеи – отрезы ткани и иглы

- Нас еще и в мародерстве обвиняют. Те же трофеи, кстати, откуда?

- Здесь очень интересно. Полно документов, где говорится о том, что занимались мародерством, в основном, англо-американцы. Причем, по полной программе. Вывозили имущество кораблями, и далеко не сразу им начали чинить препятствия в портах. В основном, они занимались сбором различных ценностей. Что касается Красной Армии, было такое явление, как «барахольство».

- Что это?

- Речь шла не о грабежах, а о сборе брошенного бесхозного имущества: открытые дома, разбитые магазины, брошенные чемоданы… Но даже с этим боролись, как с явлением расхолаживающим… В какой-то момент командование разрешило отправку посылок на родину. И посылали не часы с бриллиантами, а то, что было необходимо в разоренном войной хозяйстве. Ценились наборы швейных игл, их можно было поменять на хороший набор продуктов... Отрезы ткани, потому что дома одежды не осталось… Очень много отправлялось рабочих инструментов: молотки, пассатижи, рубанки, - бойцы знали, что скоро вернутся и надо будет чем-то отстраивать сожженные деревни. Их нельзя упрекнуть в этом. При этом во всех письмах, вложенных в посылки, солдаты оправдываются перед женами и родными за тряпки и барахло. У них очень брезгливое отношение ко всему этому было…

- Кстати, помните, недавно всем Интернетом обсуждали знаменитое фото с видом Рейхстага, где на одной руке офицера сразу две пары наручных часов?

- Давно разобрались в этом. Там на самом деле часы и компас, полагавшиеся командиру. Или вспомните фото, где советский солдат отнимает у жительницы Берлина велосипед, и как сетевые либералы вопили про мародерство. Но было указание такое: конфисковать велосипеды на нужды армии и боец его исполнял. Понимаете разницу подходов?

История очерняется не бесплатно

- Кстати, про наших доморощенных либералов. Им то какой интерес транслировать вранье о своих предках?

- На самом деле есть люди, которые делают это вполне сознательно. И, скажем так, не бесплатно. Причем речь необязательно идет о денежном вознаграждении, есть и другие способы поощрения – поездки за границу, получение грантов, гражданства… Но есть и большая прослойка интернет-деятелей, которые бездумно повторяют ложь за первой группой. Им настолько замутнили рассудок, что они готовы верить во всякий бред.

- Так это не только сетевые хомячки, этим уже интеллигенция занимается. Вот преподаватель Северо-Кавказского федерального университета Павел Полян в эфире одного очень либерального радио, отвечая на вопрос о судьбах наших женщин, которые оказывались в интимной связи с оккупантами, отвечает: «Изнасилования были, но это не было массовой волной. Во всяком случае, это несоизмеримо с теми массовыми изнасилованиями, которыми злоупотребляла Красная Армия, войдя в Германию…» Между российскими историками много разногласий на эту тему, кстати?

- Не хотелось бы сосредотачивать внимание на конкретных коллегах. Есть историки из профессионального сообщества, а есть люди, которые позиционируют себя таковыми, как мы их называем, folk-history, которые, занимаясь самодеятельностью, пытаются навязать свое мнение обществу. Так вот, среди профессионалов разногласий на эту тему нет и быть не может…

«Это попытка лишить народ истории»

- Мало того, что образ пьяного и сексуально озабоченного русского солдата появляется в западных фильмах, так мы уже сами снимаем подобные фильмы!

- Это не сейчас началось, вспомните сколько было таких фильмов сразу после развала Союза. И первая картина, которая показывала войну не с позиции очернительства, а с патриотической точки зрения, вышла лишь в 2002 году, «Звезда». Все вышедшее до этого было насыщено мифами о сталинской тирании, о «кровавом» НКВД, СМЕРШе, особых отделах, которые, оказывается, только и делали, что стреляли в спину хорошим офицерам и терроризировали бойцов. И подводилась мысль, что Победа далась нам вопреки руководству, а в целом ряде прослеживался завуалированный ответ, что может быть, мы не совсем даже победили…

- Зачем?

- Великая Отечественная война до сих пор остается в нашей истории тем эпизодом, который сплачивает народ, и не только наш, но и другие народы бывшего СССР. И когда 9 мая пытаются вытравить из памяти или очернить, то цель этого вполне очевидна – это попытка лишить народ его истории, и показать, что у нас нет прошлого, которым можно гордиться. Если большинство населения удастся убедить в этом, то у такого народа не будет будущего. Поймите, история Великой Отечественной давно превратилась в масштабное поле информационного боя.

- Мы в нем проигрываем?

- В общем, да.

- Почему нападкам на нашу историю противостоят лишь историки-одиночки? Государство вроде как говорит о необходимости защищать историю от фальши, но фильмы, в которых русский солдат – отмороженное быдло, продолжают сниматься, а либералы преспокойно продолжают вещать о «преступлениях» Красной Армии на госканалах...

- Вы от меня хотите услышать об этом? Потому что на самом деле никакого противодействия фальши на государственном уровне нет. А должно быть и очень жестким. И ставиться вопросы ребром должны именно первыми лицами страны. Один из российских императоров, Николай I, как-то узнав, что в Париже поставлена пьеса, очерняющая русскую армию, потребовал снять ее. И когда французы, сославшись на свободу творчества, отказали, он ответил: хорошо, тогда я пришлю вам миллион зрителей в шинелях, и они вас обшикают… Пьесу моментально убрали.

- Можете представить, что кто-то в США «по велению души» снимает фильм, в котором американские солдатики в Германии только и делают, что насилуют, грабят и пьют?..

- Думаю, в карьере таких режиссеров и сценаристов это фильм был бы последним, там очень внимательно следят за подобными проявлениями «свободы». Они понимают, насколько это опасно. Мало того: исследования на эту тему если и ведутся, то особо не афишируются. Кстати, еще в 1989 году была опубликована книга «Другие потери» канадского автора Джеймса Бака, который доказывал, что в лагерях американской зоны оккупации были заморены голодом свыше миллиона пленных немцев. Он был тут же заклеван своими коллегами и объявлен чуть ли не дурачком…

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Очевидцы о Германии 45-го

«… В конце первого моего дня пребывания в Берлине я был уверен, что город мертв. Человеческие существа просто не могли жить в этой ужасающей груде мусора. К концу первой недели мои представления начали меняться. Общество стало оживать среди развалин. Берлинцы начали получать воду и пищу в количествах, достаточных для того, чтобы выжить. Все больше и больше людей были заняты на общественных работах под руководством русских. Благодаря русским, имеющим большой опыт борьбы с подобными проблемами в своих собственных опустошенных городах, распространение эпидемий было поставлено на контроль. Я убежден в том, что Советы в те дни сделали больше для того, чтобы дать Берлину выжить, чем смогли бы сделать на их месте англо-американцы…»

«… После того, как боевые действия переместились на немецкую землю, солдатами фронтовых частей и теми, кто следовал непосредственно за ними, было совершено немало изнасилований. Количество их зависело от отношения к этому старших офицеров… Юристы признавали, что за жестокие и извращенные половые акты с немецкими женщинами, некоторые солдаты были расстреляны, особенно в тех случаях, когда это были негры. Однако я знал, что многие женщины были изнасилованы и белыми американцами. Никаких акций против преступников предпринято не было…»

«… В Красной Армии господствует суровая дисциплина. Грабежей, изнасилований и издевательств здесь не больше, чем в любой другой зоне оккупации. Дикие истории о зверствах всплывают из-за преувеличений и искажений индивидуальных случаев под влиянием нервозности, вызванной неумеренностью манер русских солдат и их любовью к водке. Одна женщина, которая рассказала мне большую часть сказок о жестокостях русских, от которых волосы встают дыбом, в конце концов была вынуждена признать, что единственным свидетельством, которое она видела собственными глазами, было то, как пьяные русские офицеры стреляли из пистолетов в воздух и по бутылкам…»Из дневников австралийского военного корреспондента Осмара Уайта

«… Перебрались в Оберхунден. Цветные ребята устроили здесь черт-те что. Они подожгли дома. Резали всех подряд немцев бритвами и насиловали…»Из дневника связиста армии США Эдварда Уайза

«… Примерно в те же дни пришлось беседовать с одной красивенькой мадьяркой. На ее вопрос, понравилось ли мне в Будапеште, я ответил, что понравилось, только вот смущают публичные дома. «Но почему?» - спросила девушка. Потому что это противоестественно, дико, - объяснял я. – Женщина берет деньги и следом за этим начинает «любить!» Девушка подумала какое-то время, потом согласно кивнула и сказала: «Ты прав: брать деньги вперед некрасиво…»Из мемуаров кавалериста Александра Родина

«… Зашли в какой-то немецкий город, разместились в домах. Появляется «фрау» лет 45-ти и спрашивает «Гера коменданта». Заявляет что является ответственной по кварталу и собрала 20 немецких женщин для сексуального (!!!) обслуживания русских солдат… Реакция офицеров была гневной и матерной. Немку прогнали вместе с ее готовым к обслуживанию «отрядом»….»Из мемуаров минометчика Наума Орлова

«… Чуть дальше, на железнодорожном переезде перед самой деревней, нас встретил «пост по сбору оружия и часов». Я думал, мне это снится: цивилизованные, благополучные англичане отбирают часы у заросших грязью немецких солдат! Оттуда нас отправили на школьный двор в центре деревни. Там уже собралось немало немецких солдат. Охранявшие нас англичане катали между зубов жевательную резинку – что было для нас в новинку – и хвалились друг перед другом своими трофеями, высоко вскидывая руки, унизанные наручными часами…»Из воспоминаний обер-ефрейтора Эгона Кописке

«… Все это приобретено совершенно честным путем и не воображай, что в Германии разбой и грабеж идет. Полный порядок. При наступлении конфисковывали брошенное «тузами» берлинскими и распределяли по-товарищески кому что нравится…»Из письма старшины В.В. Сырлицына жене

Сенявская Елена Спартаковна – ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН, доктор исторических наук, профессор, действительный член Академии военных наук. Специалист по военной истории России XX века, военной психологии, автор более 250 научных работ.

2. НЕМЕЦКИЙ ИСТОРИК-ПРОФЕССОР РАЗВЕНЧАЛА МИФ О «ЗВЕРСТВАХ» КРАСНОЙ АРМИИ: НЕМОК МАССОВО НАСИЛОВАЛИ АНГЛОСАКСЫ

Книга немецкого профессора Мириам Гебхардт «Когда пришли солдаты» вызвала шок в Европе. Историк развенчала старый миф о «зверствах» Красной Армии: Немок массово насиловали британцы и американцы.

Уроки победы над нацистской Германией» - так называлась конференция, которая прошла в Лондоне очень вовремя - перед 70-й годовщиной Победы. Но сколько же ветхозаветных клише вместо объективного анализа выдали британские эксперты! Снова и снова твердили о «решающем вкладе англо-американских союзников в победу». И часто вспоминали «изнасилованную Германию» - естественно, солдатами Красной Армии. Приводилась жуткая цифра - 2 миллиона жертв, - хотя она давно опровергнута рассекреченными документами тех военных лет (см. на сайте kp.ru).

В противовес таким обвинениям автор этих строк, участвовавший в конференции, зачитал отрывки из книги «Когда пришли солдаты», которая только что вышла в Германии. В ней немецкий профессор истории Мириам Гебхардт привела факты и цифры, на которые не закроешь глаза.

«ПОДВИГИ» РЯДОВОГО МАРИАНО

Рядовой американского танкового батальона Блейк Мариано был, несомненно, бравым солдатом. Он сражался с немцами в Африке, Италии и на юге Франции. В марте 1945 года его танк пересек Рейн и двинулся по Германии.

К этому времени 29-летний Блейк уже почти три года не был дома в штате Нью-Мекcико. На Британских островах его ждала подруга. Впрочем, в тот вечер американцу было не до нее. Он решил отпраздновать взятие деревушки Лауф и вместе с еще одним американским солдатом нашел погреб с хорошим коньяком. Основательно набравшись, захотел «продолжить веселье».

В тамошней церкви прятались семнадцать жителей деревни - женщины и дети. Блейк указал автоматом на 20-летнюю Елфриду, вывел ее во двор и изнасиловал. Вернувшись в церковь, выбрал следующую немку. Когда оказалось, что у 40-летней Марты месячные, он выстрелил в нее. В мучениях женщина умерла через сутки. А бравый вояка тем временем занимался с 54-летней Бабеттой.

Рассказывая об этом эпизоде, Мириам Гебхардт констатирует:

- Одна из стойких и излюбленных картин, изображающих Вторую мировую войну, заключается в следующем: освобождая Германию от нацистов, британские и американские войска вели себя вполне пристойно, а вот солдаты Красной Армии изнасиловали сотни тысяч немок в возрасте от восьми до восьмидесяти лет. На самом же деле все обстоит иначе.

Автор приводит такие данные: американцы подвергли сексуальному насилию 190 тысяч жительниц Германии, британцы - 45 тысяч, французы примерно столько же. О Красной Армии Гебхардт практически не пишет, но считает цифру в 2 миллиона «многократно завышенной».

«БУДЕШЬ СПАТЬ СО МНОЙ!»

Книга «Когда пришли солдаты» вызвала смятение жителей Соединенного Королевства.

- Если эти сведения правильные, - мрачно констатируют журналисты лондонской «Дейли мейл», - то нам следует самым серьезным образом пересмотреть нашу оценку освобождения Германии союзническими войсками. Кроме того, нужно радикально изменить отношение к тем, кого мы считаем «нашим великим поколением».

В общей сложности лишь152 американских военнослужащих были осуждены за изнасилование в годы Второй мировой войны. Но этот список, конечно же, не полный, ведь о такого рода преступлениях нечасто становится известно. По подсчетам британского ученого Леона Радзиновича, только пять процентов женщин сообщают о насилии над ними. Стыдятся и молчат.

Во время войны эта цифра была еще ниже. «Когда американские солдаты входили в города и деревни Третьего рейха, они кричали перепуганным жительницам: «Будешь спать со мной!», - говорится в книге. - Многие немки шли на это. Кто-то - чтобы спасти себя и своих близких, кто-то - за нехитрые подарки, а кто-то по желанию».

После войны некоторые «герои», оказавшиеся в американских тюрьмах, признавались, что в изнасилованиях не было необходимости, поскольку фрейлейн порой соглашались на все за нейлоновые чулки или даже за пачку сигарет. Многие случаи настолько вопиющие, что Гебхардт не решилась, по ее признанию, писать о них. Особенно об издевательствах над детьми. Например, одной из жертв было всего три года.

Преступления нередко совершали группы озверевших грабителей и мародеров. Мартовской ночью 1945 года в дом под Франкфуртом ворвались шесть совершенно пьяных американцев. Несколько часов они насиловали в одной и той же комнате хозяйку и ее 18-летнюю дочь, которая на всю улицу кричала «Мама!» Но никто не пришел на помощь. Все ценные вещи солдаты унесли.

Чаще всего немки рассказывали о случившемся местным священникам. Мириам Гебхардт приводит запись из журнала пастора из Берхтестгадена Михаэля Мерксмюллера: «Восемь девочек изнасилованы, некоторые на глазах их родителей».

Автор книги добавляет, что британцы и французы «старались не отставать» от американцев. 16 апреля 1945 года вояки с Альбиона несколько часов измывались над тремя жительницами городка Нойштадт. А в деревне Ойле солдаты затащили маленькую девочку в лес и, когда она начала кричать, застрелили ее.

Книга профессора Мириам Гебхардт «Когда пришли солдаты» стала откровением для британцев.

Фото: facebook.com

НАЧАЛЬСТВО СМОТРЕЛО СКВОЗЬ ПАЛЬЦЫ

В армиях союзников наказание за сексуальное преступление теоретически было суровым. Порой - пожизненное заключение, в некоторых случаях даже смертная казнь. Но высшие чины, как правило, старались не выносить сор из избы. Зачем позорить себя?

Военные суды тоже были снисходительны к подобным «нарушителям». Да что там суды, сам британский король иногда брал под защиту своих подданных. Одного из английских солдат под валом неопровержимых улик приговорили к длительному тюремному заключению. Но не прошло и двух лет, как по велению монарха его полностью освободили от уголовной ответственности.

Тем не менее лондонская пресса сейчас обрушивается с критикой на Мириам Гебхардт. Мол, союзники, конечно, совершали преступления, но все же не в таком масштабе, как она повествует. И детей, которых родили изнасилованные немки, наверняка не две тысячи, как сосчитала историк, а в разы меньше. Автора книги даже обвиняют в антиамериканизме.

Однако та же «Дейли мейл» признает, что «в конце войны на оккупированных территориях творились ужасные вещи», и перепечатывает отрывки о рядовом Блейке Мариано.

Кстати, в его случае правосудие свершилось. По решению трибунала Мариано повесили за убийство и изнасилования. «Но все равно его кончина была более легкой, чем судьбы множества тех, кого он и такие, как он, уничтожили», - говорится в книге.

3.Миф об «изнасилованной Германии»

Чёрный миф о «советских солдатах» был создан в Третьем рейхе. Миф был восстановлен англосаксами, которые вели информационную войну против СССР. Эта война продолжается и в настоящее время, с целью превращения СССР в агрессора, советских солдат — в захватчиков и насильников, для уравнивания СССР и нацистской Германии. Наш сайт: http://politobzor.net

Источник →

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

sovsojuz.mirtesen.ru

Изнасилование Берлина: неизвестная история войны

Памятник воину-освободителю в БерлинеПравообладатель иллюстрации BBC World Service

В России выходит в продажу примечательная книга - дневник офицера Советской Армии Владимира Гельфанда, в которой без прикрас и купюр описаны кровавые будни Великой Отечественной войны.

Некоторые полагают, что критический подход к прошлому неэтичен или просто недопустим, учитывая героические жертвы и гибель 27 миллионов советских граждан.

Другие считают, что будущие поколения должны знать истинные ужасы войны и заслуживают того, чтобы увидеть неприукрашенную картину.

Корреспондент Би-би-си Люси Эш попыталась разобраться в некоторых малоизвестных страницах истории последней мировой войны.

Некоторые факты и обстоятельства, изложенные в ее статье, могут быть неподходящими для детей.

_________________________________________________________________________

В Трептов-парке на окраине Берлина сгущаются сумерки. Я смотрю на возвышающийся надо мной на фоне закатного неба памятник воину-освободителю.

Стоящий на обломках свастики солдат высотой 12 метров в одной руке держит меч, а на другой его руке сидит маленькая немецкая девочка.

Здесь похоронены пять тысяч из 80 тысяч советских солдат, погибших в битве за Берлин в период с 16 апреля по 2 мая 1945 года.

Колоссальные пропорции этого монумента отражают масштабы жертв. На вершине постамента, куда ведет длинная лестница, виден вход в памятный зал, освещенный как религиозная святыня.

Мое внимание привлекла надпись, напоминающая, что советские люди спасли европейскую цивилизацию от фашизма.

Но для некоторых в Германии этот мемориал - повод для иных воспоминаний.

Советские солдаты изнасиловали бессчетное число женщин по пути к Берлину, но об этом редко говорили после войны - как в Восточной, так и в Западной Германии. И в России сегодня об этом мало кто говорит.

Дневник Владимира Гельфанда

Многие российские СМИ регулярно отвергают рассказы об изнасилованиях как миф, состряпанный на Западе, однако один из многочисленных источников, поведавших нам о том, что происходило, - это дневник советского офицера.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service Image caption Владимир Гельфанд писал свой дневник с удивительной искренностью в те времена, когда это было смертельно опасно

Лейтенант Владимир Гельфанд, молодой еврей родом из Украины, с 1941 года и до конца войны вел свои записи с необыкновенной искренностью, несмотря на существовавший тогда запрет на ведение дневников в советской армии.

Его сын Виталий, который позволил мне почитать рукопись, нашел дневник, когда разбирал бумаги отца после его смерти. Дневник был доступен в сети, но теперь впервые публикуется в России в виде книги. Два сокращенных издания дневника выходили в Германии и Швеции.

Дневник повествует об отсутствии порядка и дисциплины в регулярных войсках: скудные рационы, вши, рутинный антисемитизм и бесконечное воровство. Как он рассказывает, солдаты воровали даже сапоги своих товарищей.

В феврале 1945 года воинская часть Гельфанда базировалась недалеко от реки Одер, готовясь к наступлению на Берлин. Он вспоминает, как его товарищи окружили и захватили в плен немецкий женский батальон.

"Позавчера на левом фланге действовал женский батальон. Его разбили наголову, а пленные кошки-немки объявили себя мстительницами за погибших на фронте мужей. Не знаю, что с ними сделали, но надо было бы казнить негодяек безжалостно", - писал Владимир Гельфанд.

Один из самых показательных рассказов Гельфанда относится к 25 апреля, когда он был уже в Берлине. Там Гельфанд впервые в жизни прокатился на велосипеде. Проезжая вдоль берега реки Шпрее, он увидел группу женщин, тащивших куда-то свои чемоданы и узлы.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service Image caption В феврале 1945 года воинская часть Гельфанда базировалась недалеко от реки Одер, готовясь к наступлению на Берлин

"Я спросил немок, где они живут, на ломаном немецком, и поинтересовался, зачем они ушли из своего дома, и они с ужасом рассказали о том горе, которое причинили им передовики фронта в первую ночь прихода сюда Красной Армии", - пишет автор дневника.

"Они тыкали сюда, - объясняла красивая немка, задирая юбку, - всю ночь, и их было так много. Я была девушкой, - вздохнула она и заплакала. - Они мне испортили молодость. Среди них были старые, прыщавые, и все лезли на меня, все тыкали. Их было не меньше двадцати, да, да, - и залилась слезами".

"Они насиловали при мне мою дочь, - вставила бедная мать, - они могут еще прийти и снова насиловать мою девочку. - От этого снова все пришли в ужас, и горькое рыдание пронеслось из угла в угол подвала, куда привели меня хозяева. "Оставайся здесь, - вдруг бросилась ко мне девушка, - ты будешь со мной спать. Ты сможешь со мной делать все, что захочешь, но только ты один!" - пишет Гельфанд в своем дневнике.

"Пробил час мести!"

Немецкие солдаты к тому времени запятнали себя на советской территории чудовищными преступлениями, которые они совершали в течение почти четырех лет.

Владимир Гельфанд сталкивался со свидетельствами этих преступлений по мере того, как его часть продвигалась с боями к Германии.

"Когда каждый день убийства, каждый день ранения, когда они проходят через деревни, уничтоженные фашистами... У папы очень много описаний, где уничтожали деревни, вплоть до детей, уничтожали маленьких детей еврейской национальности... Даже годовалых, двухгодовалых... И это не в течение какого-то времени, это годы. Люди шли и это видели. И шли они с одной целью - мстить и убивать", - рассказывает сын Владимира Гельфанда Виталий.

Виталий Гельфанд обнаружил этот дневник уже после смерти отца.

Вермахт, как предполагали идеологи нацизма, был хорошо организованной силой арийцев, которые не опустятся до полового контакта с "унтерменшами" ("недочеловеками").

Но этот запрет игнорировался, говорит историк Высшей школы экономики Олег Будницкий.

Немецкое командование было настолько озабочено распространением венерических болезней в войсках, что организовало на оккупированных территориях сеть армейских публичных домов.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service Image caption Виталий Гельфанд надеется опубликовать дневник отца в России

Трудно найти прямые свидетельства того, как немецкие солдаты обращались с русскими женщинами. Многие жертвы просто не выжили.

Но в Германо-российском музее в Берлине его директор Йорг Морре показал мне фотографию из личного альбома немецкого солдата, сделанную в Крыму.

На фотографии – тело женщины, распластанное на земле.

"Выглядит так, как будто она была убита при изнасиловании или после него. Ее юбка задрана, а руки закрывают лицо", - говорит директор музея.

"Это шокирующее фото. У нас в музее были споры о том, нужно ли выставлять такие фотографии. Это война, это сексуальное насилие в Советском Союзе при немцах. Мы показываем войну. Не говорим о войне, а показываем ее", - говорит Йорг Морре.

Когда Красная армия вошла в "логово фашистского зверя", как называла тогда советская пресса Берлин, плакаты поощряли ярость солдат: "Солдат, ты на немецкой земле. Пробил час мести!"

Политотдел 19-й Армии, наступавшей на Берлин вдоль побережья Балтийского моря, объявил, что настоящий советский солдат настолько полон ненависти, что мысль о половом контакте с немками будет ему отвратительна. Но и на этот раз солдаты доказали, что их идеологи ошибались.

Историк Энтони Бивор, проводя исследования для своей книги "Берлин: падение", вышедшей в свет в 2002 году, нашел в российском государственном архиве отчеты об эпидемии сексуального насилия на территории Германии. Эти отчеты в конце 1944 года посылались сотрудниками НКВД Лаврентию Берии.

"Они передавались Сталину, - говорит Бивор. - Можно увидеть по отметкам, читались они или нет. Они сообщают о массовых изнасилованиях в Восточной Пруссии и о том, как немецкие женщины пытались убивать себя и своих детей, чтобы избежать этой участи".

"Жители подземелья"

Другой дневник военного времени, который вела невеста немецкого солдата, рассказывает о том, как некоторые женщины приспосабливались к этой ужасающей ситуации в попытках выжить.

С 20 апреля 1945 года женщина, имя которой не называется, оставляла на бумаге безжалостные в своей честности наблюдения, проницательные и местами сдобренные юмором висельника.

Автор дневника описывает себя как "бледную блондинку, всегда одетую в одно и то же зимнее пальто". Она рисует яркие картины жизни своих соседей в бомбоубежище под их многоквартирным домом.

Среди ее соседок – "молодой человек в серых брюках и очках в толстой оправе, при ближайшем рассмотрении оказывающийся женщиной", а также три пожилые сестры, как она пишет, "все трое – портнихи, сбившиеся в один большой черный пудинг".

Правообладатель иллюстрации BBC World Service

В ожидании приближавшихся частей Красной армии женщины шутили: "Лучше русский на мне, чем янки надо мной", имея в виду, что лучше уж быть изнасилованной, чем погибнуть при ковровой бомбардировке американской авиации.

Но когда солдаты вошли в их подвал и попытались вытащить оттуда женщин, те начали умолять автора дневника использовать ее знание русского языка, чтобы пожаловаться советскому командованию.

На превращенных в руины улицах ей удается найти советского офицера. Он пожимает плечами. Несмотря на сталинский декрет, запрещающий насилие в отношении гражданского населения, как он говорит, "это все равно происходит".

Тем не менее офицер спускается с ней в подвал и отчитывает солдат. Но один из них вне себя от гнева. "О чем ты говоришь? Посмотри, что немцы сделали с нашими женщинами! - кричит он. - Они взяли мою сестру и…" Офицер его успокаивает и выводит солдат на улицу.

Но когда автор дневника выходит в коридор, чтобы проверить, ушли они или нет, ее хватают поджидавшие солдаты и жестоко насилуют, едва не задушив. Объятые ужасом соседи, или "жители подземелья", как она их называет, прячутся в подвале, заперев за собой дверь.

"Наконец, открылись два железных засова. Все уставились на меня, - пишет она. - Мои чулки спущены, мои руки держат остатки пояса. Я начинаю кричать: "Вы свиньи! Меня тут изнасиловали дважды подряд, а вы оставляете меня лежать здесь как кусок грязи!"

В итоге автор дневника приходит к мысли, что ей нужно найти одного "волка", чтобы защититься от новых групповых изнасилований "зверьем мужского пола".

Она находит офицера из Ленинграда, с которым делит постель. Постепенно отношения между агрессором и жертвой становятся менее жестокими, более взаимными и неоднозначными. Немка и советский офицер даже обсуждают литературу и смысл жизни.

"Никоим образом нельзя утверждать, что майор меня насилует, - пишет она. – Почему я это делаю? За бекон, сахар, свечи, мясные консервы? В какой-то степени я уверена, что так и есть. Но к тому же мне нравится майор, и чем меньше он хочет получить от меня как мужчина, тем больше он мне нравится как человек".

Многие из ее соседок заключали подобные сделки с победителями поверженного Берлина.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service Image caption Некоторые немки нашли способ приспособиться к этой ужасной ситуации

Когда в 1959 году дневник был опубликован в Германии под названием "Женщина в Берлине", этот откровенный рассказ вызвал волну обвинений в том, что он опорочил честь немецких женщин. Не удивительно, что автор, предчувствуя это, потребовала не публиковать больше дневник до своей смерти.

Эйзенхауэр: расстреливать на месте

Изнасилования были проблемой не только Красной Армии.

Боб Лилли, историк из университета Северного Кентукки, смог получить доступ к архивам военных судов США.

Его книга (Taken by Force) вызвала столько споров, что вначале ни одно американское издательство не решалось его опубликовать, и первое издание появилось во Франции.

По приблизительным подсчетам Лилли, около 14 тысяч изнасилований было совершено американскими солдатами в Англии, Франции и Германии с 1942 по 1945 годы.

"В Англии случаев изнасилований было совсем мало, но как только американские солдаты пересекли Ла Манш, их число резко возросло", - рассказывает Лилли.

По его словам, изнасилования стали проблемой не только имиджа, но и армейской дисциплины. "Эйзенхауэр сказал расстреливать солдат на месте преступления и сообщать о казнях в военных газетах, таких как Stars and Stripes. В Германии был пик этого явления", - рассказывает он.

- А были казнены солдаты за изнасилования?

- О да!

- Но не в Германии?

- Нет. Ни одного солдата не казнили за изнасилование или убийство немецких граждан, - признает Лилли.

Сегодня историки продолжают расследовать факты сексуальных преступлений, совершенных войсками союзников в Германии.

В течение многих лет тема сексуального насилия со стороны войск союзников – американских, британских, французских и советских солдат - на территории Германии официально замалчивалась. Мало кто об этом сообщал, и еще меньше желающих было все это слушать.

Молчание

О таких вещах в обществе вообще говорить непросто. Кроме того, в Восточной Германии считалось едва ли не богохульством критиковать советских героев, победивших фашизм.

А в Западной Германии вина, которую испытывали немцы за преступления нацизма, затмевала тему страданий этого народа.

Но в 2008 году в Германии по дневнику жительницы Берлина вышел фильм "Безымянная – одна женщина в Берлине" с актрисой Ниной Хосс в главной роли.

Этот фильм стал откровением для немцев и побудил многих женщин рассказать о том, что с ними произошло. Среди этих женщин - Ингеборг Буллерт.

Сейчас 90-летняя Ингеборг живет в Гамбурге в квартире, полной фотографий кошек и книг о театре. В 1945 году ей было 20. Она мечтала стать актрисой и жила с матерью на довольно фешенебельной улице в берлинском районе Шарлоттенбург.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service Image caption "Я думала, что они меня убьют", - говорит Ингеборг Буллурт

Когда началось советское наступление на город, она спряталась в подвале своего дома, как и автор дневника "Женщина в Берлине".

"Неожиданно на нашей улице появились танки, повсюду лежали тела русских и немецких солдат, - вспоминает она. – Я помню ужасающий протяжный звук падающих русских бомб. Мы называли их Stalinorgels ("сталинские органы")".

Как-то раз в перерыве между бомбежками Ингеборг вылезла из подвала и побежала наверх за веревкой, которую она приспособила под фитиль для лампы.

"Неожиданно я увидела двух русских, направивших на меня пистолеты, - говорит она. – Один из них заставил меня раздеться и изнасиловал меня. Потом они поменялись местами, и меня изнасиловал другой. Я думала, что умру, что они меня убьют".

Тогда Ингеборг не рассказала о том, что с ней случилось. Она молчала об этом несколько десятилетий, потому что говорить об этом было бы слишком тяжело. "Моя мать любила хвастать тем, что ее дочь не тронули", - вспоминает она.

Волна абортов

Но изнасилованиям подверглись многие женщины в Берлине. Ингеборг вспоминает, что сразу после войны женщинам от 15 до 55 лет было приказано сдать анализ на венерические болезни.

"Для того, чтобы получить продуктовые карточки, нужна была медицинская справка, и я помню, что у всех докторов, их выдававших, приемные были полны женщин", - вспоминает она.

Каков был реальный масштаб изнасилований? Чаще всего называются цифры в 100 тысяч женщин в Берлине и два миллиона по всей Германии. Эти цифры, горячо оспариваемые, были эстраполированы из скудных медицинских записей, сохранившихся до наших дней.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service Image caption Эти медицинские документы 1945 года чудом уцелели Правообладатель иллюстрации BBC World Service Image caption Лишь в одном районе Берлина за полгода было одобрено 995 просьб об абортах

На бывшем военном заводе, где сейчас хранится государственный архив, его сотрудник Мартин Люхтерханд показывает мне пачку синих картонных папок.

В них содержатся данные об абортах с июня по октябрь 1945 года в Нойкелльне, одном из 24 районов Берлина. То, что они сохранились нетронутыми – маленькое чудо.

В Германии того времени аборты были запрещены согласно статье 218 уголовного кодекса. Но Люхтерханд говорит, что после войны был короткий промежуток времени, когда женщинам было разрешено прерывать беременность. Особая ситуация была связана с массовыми изнасилованиями в 1945 году.

С июня 1945 по 1946 год только в этом районе Берлина было одобрено 995 просьб об аборте. Папки содержат более тысячи страниц разного цвета и размера. Одна из девушек округлым детским почерком пишет, что была изнасилована дома, в гостиной на глазах своих родителей.

Хлеб вместо мести

Для некоторых солдат, стоило им подвыпить, женщины становились такими же трофеями, как часы или велосипеды. Но другие вели себя совсем иначе. В Москве я встретила 92-летнего ветерана Юрия Ляшенко, который помнит, как вместо того, чтобы мстить, солдаты раздавали немцам хлеб.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service Image caption Юрий Ляшенко говорит, что советские солдаты в Берлине вели себя по-разному

“Кормить, конечно, мы всех не могли, так? А тем, что у нас было, мы делились с детьми. Маленькие дети такие запуганные, глаза такие страшные… жалко детей", - вспоминает он.

В пиджаке, увешанном орденами и медалями, Юрий Ляшенко приглашает меня в свою маленькую квартирку на верхнем этаже многоэтажного дома и угощает коньяком и вареными яйцами.

Он рассказывает мне, что хотел стать инженером, но был призван в армию и так же, как Владимир Гельфанд, прошел всю войну до Берлина.

Наливая в рюмки коньяк, он предлагает тост за мир. Тосты за мир часто звучат заученно, но тут чувствуется, что слова идут от сердца.

Мы говорим о начале войны, когда ему чуть не ампутировали ногу, и о том, что он почувствовал, когда увидел красный флаг над Рейхстагом. Спустя некоторое время я решаюсь спросить его об изнасилованиях.

"Не знаю, у нашего подразделения такого не было… Конечно, очевидно, такие случаи были в зависимости от самого человека, от людей, - говорит ветеран войны. - Вот попадется один такой… Один поможет, а другой надругается... На лице у него не написано, не знаешь его".

Оглянуться в прошлое

Наверное, мы никогда не узнаем настоящих масштабов изнасилований. Материалы советских военных трибуналов и многие другие документы остаются закрытыми. Недавно Государственная дума одобрила закон "о посягательстве на историческую память", согласно которому любой, кто принижает вклад СССР в победу над фашизмом, может заработать денежный штраф и до пяти лет лишения свободы.

Молодой историк Гуманитарного университета в Москве Вера Дубина говорит, что ничего не знала об этих изнасилованиях до тех пор, пока не получила стипендию для учебы в Берлине. После учебы в Германии она написала работу на эту тему, но не смогла ее опубликовать.

"Российские СМИ отреагировали очень агрессивно, - говорит она. - Люди хотят знать только о нашей славной победе в Великой Отечественной войне, и сейчас становится все сложнее вести серьезные исследования".

Правообладатель иллюстрации BBC World Service Image caption Советские полевые кухни раздавали жителям Берлина еду

История часто переписывается в угоду конъюнктуре. Именно поэтому свидетельства очевидцев столь важны. Свидетельства тех, кто осмелился говорить на эту тему сейчас, в преклонном возрасте, и рассказы тогда еще молодых людей, записавших в годы войны свои свидетельства о происходившем.

Виталий, сын автора армейского дневника Владимира Гельфанда, говорит о том, что многие советские солдаты проявили великий героизм в годы Второй мировой войны. Но это не вся история, считает он.

"Если люди не хотят знать правду, хотят заблуждаться и хотят говорить о том, как было все красиво и благородно - это глупо, это самообман, - напоминает он. - Весь мир это понимает, и Россия это понимает. И даже те, кто стоит за этими законами об искажении прошлого, они тоже понимают. Мы не можем двигаться в будущее, пока не разберемся с прошлым".

_________________________________________________________

Примечание.25 и 28 сентября 2015 года этот материал был изменен. Мы удалили подписи к двум фотографиям, а также написанные на их основе посты в твиттере. Они не соответствуют редакционным стандартам Би-би-си, и мы понимаем, что многие посчитали их оскорбительными. Мы приносим свои искренние извинения.

www.bbc.com

Насаждая «орднунг», немцы насиловали медсестер армии Самсонова: matveychev_oleg

Выступая в Совете Федерации, Президент России Владимир Путин призвал в 2014 году достойно почтить память воинов Первой мировой войны. По сути, никакой разницы между первой и второй мировыми войнами нет, подчеркнул Президент. И в самом деле, параллелей много. Одну из них – отношения немцев к пленным в войну 1914-1918 годов – исследовал постоянный автор «Нижкрая» Станислав Козлов.

Участник Первой мировой мне рассказывал. Казачье подразделение спокойно проходило через немецкий городок Омулефоффен. Случайно попавшаяся навстречу немка с ребёнком внезапно впала в истерику, упала на колени вся в слезах и воплях. Казаки в недоумении остановились: в чём дело? Знавший немецкий язык офицер, перевёл женские крики на русский язык. Оказывается, немка умоляла казаков… не есть её ребёнка живым, а если им всё же хочется кого-то сожрать – пусть, так и быть, едят её. Хоть стой, как говорится, хоть падай. До такой степени животного ужаса перед русскими довело запугивание пропагандой мирных жителей. Зачем? Скорее всего для того, чтобы доблестные дойчен-зольдатен сражались до последнего солдата и патрона, защищая соотечественников от нашествия русских «варваров», завтракающих живыми немецкими киндерами.

Пропаганда всех враждующих сторон всегда старается изобразить противника так, чтобы вызвать к нему максимальную ненависть и жажду мщения. И не всегда ложью на все сто. Немецкая пропаганда, например, могла использовать и подлинные факты русской истории: взятие Варшавы русским полководцем Суворовым. Ведь даже он сам признавал чрезмерную жестокость русских войск и прежде всего казаков. Они рубили и женщин, и стариков, поднимали на пики детей. Но это могла быть и месть за резню русских, учинённую восставшими против России поляками.

Резня и убийства иными, более современными способами, типа стрельбы и бомбёжки, явления для всех войн естественные, при соблюдении международных норм преступлениями не считающиеся. Но есть вид обращения с мирным населением безусловно преступный – насилие над женщиной. Хотя когда-то и женщин считали частью добычи солдат. Им разрешалось поступать с ними как с добычей. Тут вам и персиянка-княжна, утопленная в Волге лихим Стенькой Разиным, и турчанка, привезённая предком Григория Мелехова из казачьего похода. Но это примеры более-менее благородного отношение к женщине, как к трофею. Речь у нас о другом.

Речь об отношении к слабейшим и беззащитным военной поры: женщинам и пленным. Пленные мужчины, защитники женщин по долгу своему, в плену становятся такими же беззащитными, как и безоружные женщины. О насилиях над женщинами немцами во время Второй мировой написано и показано многое множество статей и книг. Считается, что если немецкая солдатня Второй мировой отличалась неимоверной половой распущенностью, то во время Первой она была образцом воздержанности, как и подобает «культурной» нации, что ни говори. Это, мол, уже потом их вегетарианец Гитлер развратил. Однако на самом деле уже в 1914 году потомки немецких рыцарей обращались с русскими дамами совсем не по-рыцарски: с удовольствием их раздевали донага или детально ощупывали одетыми при «обысках» даже на территории Германии, когда эти дамы выезжали из неё после начала войны. Но это были всё-таки настоящие дамы типа элиты. Тех же женщин попроще, которые не попадали в разряд высшего общества, немцы насиловали весьма охотно и в больших количествах при каждом удобном, и не очень, случае. Даже медсестёр армии Самсонова после её поражения. За сопротивление, как водится, расстрел. Как меру сдерживания могучего влечения солдатни и офицеров практиковалась активная работа борделей. Однако, это не очень помогало: проституток в них мало, а женщин вокруг много.

Но это, разумеется, были только «цветочки» и разминка по сравнению с тем, что начали творить немцы во время Второй мировой. Особенно на территории Советского Союза. При этом верховные власти понимали: беспорядочные половые сношения с «неполноценными» в расовом отношении женщинами могут нанести вред арийскому духу и телу. Поэтому не кто иной, как сам Гиммлер рассылал многочисленные директивы, угрожавшие войскам Ваффен-СС смертной казнью за изнасилование женщин «низших рас». Половой инстинкт всё равно оказывался сильнее. Да и в случае суда над насильниками они отделывались весьма лёгкими наказаниями: попользовались 70-летней бабушкой и её дочерями девять эсэсовцев – были переведены в другую часть. Всё же генералитет вермахта заботился о каком никаком сдерживании сексомании в армии. Бордели. Они были даже передвижными-прифронтовыми. И непременные публичные дома в городах. Проститутками вынуждали стать русских женщин. Некоторые шли добровольно. Публичные дома приказано было иметь даже в концлагерях – для немецкого персонала. И для заключённых – как поощрение за ударный труд в пользу Германии. «Жрицы» любви – из привлекательных заключённых женщин.

Признаться, я был когда-то твёрдо убеждён, что концентрационные лагеря придумал гнуснопрославленный фюрер. Но нет – они в Германии существовали и во время Первой мировой. Для военнопленных. Надо же их было, в самом деле, где-то содержать и чем-то кормить. В то время, когда и собственному населению не слишком сыто жилось. Эти лагеря ещё не были в буквальном смысле лагерями уничтожения. Но условия содержания в них уже стали уничтожающими и унижающими человеческое достоинство. Особенно для русских и прежде всего для русских.

Те, кому удалось бежать из концлагерей Германии (их охрана ещё не была усовершенствована), рассказывали о том, что им пришлось пережить. При перевозке военнопленных к месту назначения представители «образца культурной нации» загоняли их в «телячьи» вагоны, утрамбовывая так, что люди не могли ни сесть, ни тем более лечь. Стояли, плотно прижавшись друг к другу на полу, покрытому слоем навоза. За несколько суток такой езды не давали ни пить, ни есть. Когда же, наконец, решали «накормить», то выдавали на день кусок хлеба с отрубями и желудями в 100 граммов весом и жиденькую баланду из картофельной шелухи.

На русских пленных пахали землю, впрягали в телеги и заставляли везти груз, подгоняя палками и штыками. За малейшее нарушение «орднунга», то есть порядка в «цивилизованном» понимании, наказывали с изощрённой жестокостью. Рядовой 22 Нижегородского полка Артемий Шнейер рассказывал, что его две недели ежедневно привязывали к столбу за то, что он в письме написал об издевательствах в концлагере. А привязывали не просто так: проволокой или верёвками с расчётом, чтобы ноги едва касались земли. Или вниз головой, отчего кровь начинала течь из носа и из ушей.

Рядовой лейб-гвардии стрелкового полка Сергей Сафонов свидетельствовал о том, что немецкий солдат из охраны тесаком отрубил русскому пленному пальцы на правой руке за то только, что тот вышел из строя, чтобы обойти лужу.

Рядовой 255 пехотного полка Василий Кобяков видел, как в лагере «Стендаль» (красивое название, созвучное с псевдонимом французского писателя), пленного избили до смерти палками за то, что он, не выдержав мук голода, прогнал собаку и съел её еду.

В лагере Шнейдемюльде 70 русских военнопленных, работавших на кухне, по очереди растягивали на бочке и избивали палками так, что на следующий день 25 из них скончались. Провинность: один из кухонных работников дал пленному кусочек мяса…

Подобных, документальных, свидетельств множество. Так жестоко обращались только с русскими. Англичанам и французам жилось в лагерях гораздо лучше. Питались они и из продовольственных посылок, получаемых через Красный Крест. Русским посылки тоже приходили, но их содержимое предпочитали жевать сами охранники лагерей – вероятно, русская еда оказалась самой вкусной.

Ни насилие, ни садизм, сами по себе не являются боевыми действиями. Они лишь часть войны, проявляющей не только самые лучшие качества человека, но и самые низменные. И Первая мировая война стала как бы прелюдией Второй мировой – продолжением Первой. Обе войны давно ушли в область истории, многое забывается. Сегодня Турция стала одним из самых излюбленных мест отдыха и развлечений. Турецкий сервис пленяет не меньше, чем и сами турки. Они, разумеется, не ответчики за своё прошлое. Но всё же не лишне вспоминать время от времени о стонах сотен тысяч армян, буквально вырезанных турками в 1915 — 1916 годах. Под руководством немецких офицеров-специалистов. И о спасении оставшихся в живых русским генералом Юденичем. Да-да – тем самым. Но это уже другая тема. источник

matveychev-oleg.livejournal.com

Они изнасиловали всех немок в возрасте от 8 до 80 лет

Энтони Бивор (Antony Beevor), "The Guardian", Великобритания.

"Солдаты Красной армии не верят в "индивидуальные связи" с немецкими женщинами, - писал драматург Захар Аграненко в своем дневнике, который он вел во время войны в Восточной Пруссии. - Девять, десять, двенадцать сразу - они насилуют их коллективно".

Длинные колонны советских войск, вступивших в Восточную Пруссию в январе 1945 года, представляли собой необычную смесь современности и средневековья: танкисты в черных кожаных шлемах, казаки на косматых лошадях, к седлам которых было привязано награбленное, доджи и студебекеры, полученные по ленд-лизу, за которыми следовал второй эшелон, состоявший из телег. Разнообразию вооружения вполне соответствовало разнообразие характеров самих солдат, среди которых были как откровенные бандиты, пьяницы и насильники, так и коммунисты-идеалисты и представители интеллигенции, которые были шокированы поведением своих товарищей.

В Москве Берия и Сталин прекрасно знали о происходящем из детальных докладов, в одном из которых сообщалось: "многие немцы полагают, что все немки, оставшиеся в Восточной Пруссии, были изнасилованы солдатами Красной Армии".

Приводились многочисленные примеры групповых изнасилований "как несовершеннолетних, так и старух".

Маршал Рокоссовский издал приказ №006 с целью направить "чувство ненависти к врагу на поле брани". Это ни к чему не привело. Было несколько произвольных попыток восстановить порядок. Командир одного из стрелковых полков якобы "лично застрелил лейтенанта, который выстраивал своих солдат перед немкой, поваленной на землю". Но в большинстве случаев или сами офицеры участвовали в бесчинствах или отсутствие дисциплины среди пьяных солдат, вооруженных автоматами, делало невозможным восстановление порядка.

Призывы отомстить за Отчизну, подвергшуюся нападению Вермахта, были поняты как разрешение проявлять жестокость. Даже молодые женщины, солдаты и медработники, не выступали против. 21-летняя девушка из разведотряда Аграненко говорила: "Наши солдаты ведут себя с немцами, особенно с немецкими женщинами, совершенно правильно". Кое-кому это казалось любопытным. Так, некоторые немки вспоминают, что советские женщины наблюдали за тем, как их насилуют, и смеялись. Но некоторые были глубоко шокированы тем, что они видели в Германии. Наталья Гессе, близкий друг ученого Андрея Сахарова, была военным корреспондентом. Позже она вспоминала: "Русские солдаты насиловали всех немок в возрасте от 8 до 80. Это была армия насильников".

Выпивка, включая опасные химикаты, украденные из лабораторий, играла значительную роль в этом насилии. Похоже, что советские солдаты могли напасть на женщину, только предварительно напившись для храбрости. Но при этом они слишком часто напивались до такого состояния, что не могли завершить половой акт и пользовались бутылками - часть жертв была изуродована таким образом.

Тема массовых бесчинств Красной Армии в Германии была так долго под запретом в России, что даже теперь ветераны отрицают, что они имели место. Лишь некоторые говорили об этом открыто, но без всяческих сожалений. Командир танкового подразделения вспоминал: "Они все поднимали юбки и ложились на кровать". Он даже хвалился, что "два миллиона наших детей родились в Германии".

Способность советских офицеров убедить себя, что большинство жертв были либо довольны, либо согласны с тем, что это была справедливая плата за действия немцев в России, удивительна. Советский майор заявил в то время английскому журналисту: "Наши товарищи так изголодались по женской ласке, что часто насиловали шестидесяти-, семидесяти- и даже восьмидесятилетних к их откровенному удивлению, если не сказать удовольствию".

Можно только наметить психологические противоречия. Когда изнасилованные жительницы Кенигсберга умоляли своих мучителей убить их, красноармейцы считали себя оскорбленными. Они отвечали: "Русские солдаты не стреляют в женщин. Так поступают только немцы". Красная Армия убедила себя, что, поскольку она взвалила на себя роль освободительницы Европы от фашизма, ее солдаты имеют полное право вести себя, как им заблагорассудится.

Чувство превосходства и унижение характеризовали поведение большей части солдат по отношению к женщинам Восточной Пруссии. Жертвы не только расплачивались за преступления Вермахта, но и символизировали собой атавистический объект агрессии - такой же старый, как и сама война. Как заметила историк и феминистка Сюзан Браунмиллер (Susan Brownmiller), изнасилование, как право завоевателя, направлено "против женщин врага", чтобы подчеркнуть победу. Правда, после первоначального неистовства января 1945 года, садизм проявлялся все реже. Когда Красная Армия достигла Берлина через 3 месяца, солдаты уже рассматривали немок через призму обычного "права победителей". Чувство превосходства безусловно сохранилось, но оно было, возможно, непрямым следствием тех унижений, которые сами солдаты претерпевали от своих командиров и советского руководства в целом.

Некоторые другие факторы тоже играли роль. Сексуальная свобода широко обсуждалась в 20-х годах в рамках Коммунистической партии, но уже в следующее десятилетие Сталин сделал все, чтобы советское общество стало фактически асексуальным. Это никак не было связано с пуританскими взглядами советских людей - дело в том, что любовь и секс не вписывались в концепцию "деиндивидуализации" личности. Естественные желания нужно было подавлять. Фрейд был запрещен, развод и супружеская измена не одобрялись компартией. Гомосексуализм стал уголовно наказуемым. Новая доктрина полностью запрещала половое воспитание. В искусстве изображение женской груди, даже прикрытой одеждой, считалось верхом эротики: ее должен был закрывать рабочий комбинезон. Режим требовал, чтобы любое выражение страсти сублимировалось в любовь к партии и к товарищу Сталину лично.

Красноармейцам, по большей части малообразованным, были свойственны полная неосведомленность в вопросах секса и грубое отношение к женщинам. Таким образом, попытки советского государства подавить либидо своих граждан привело к тому, что один русский писатель назвал "барачной эротикой", которая была значительно более примитивной и жестокой, чем любая самая жесткая порнография. Все это смешивалось со влиянием современной пропаганды, лишающей человека его сущности, и атавистическими примитивными импульсами, обозначенными страхом и страданиями.

Писатель Василий Гроссман, военный корреспондент в наступающей Красной Армии, вскоре обнаружил, что жертвами изнасилований были не только немцы. Среди них были и польки, а также молодые русские, украинки и белоруски, оказавшиеся в Германии в качестве перемещенной рабочей силы. Он отмечал: "Освобожденные советские женщины часто жалуются, что наши солдаты их насилуют. Одна девушка сказала мне в слезах: "Это был старик, старше моего отца".

Изнасилования советских женщин сводят на нет попытки объяснить поведение Красной Армии местью за немецкие бесчинства на территории Советского Союза. 29 марта 1945 года ЦК Комсомола уведомил Маленкова о докладе с 1-го Украинского Фронта. Генерал Цыганков сообщал: "В ночь 24 февраля группа из 35 солдат и командир их батальона проникли в женское общежитие в деревне Грютенберг и изнасиловали всех".

В Берлине, несмотря на геббельсовскую пропаганду, многие женщины были попросту не готовы к ужасам русской мести. Многие пытались убедить себя, что, хотя опасность и должна быть велика в деревне, массовые изнасилования не могут происходить в городе на виду у всех.

В Дахлеме (Dahlem) советские офицеры посетили сестру Кунигунду, настоятельницу женского монастыря, в котором находились приют и родильный дом. Офицеры и солдаты вели себя безупречно. Они даже предупредили о том, что за ними следуют подкрепления. Их предсказание сбылось: монахини, девушки, старухи, беременные и только что родившие были все изнасилованы без жалости.

Уже через несколько дней среди солдат возникло обыкновение выбирать своих жертв, светя им в лицо факелами. Сам процесс выбора, вместо насилия без разбора, свидетельствует об определенной перемене. К этому времени советские солдаты начали рассматривать немецких женщин не как ответственных за преступления Вермахта, а как на военную добычу.

Изнасилование часто определяют как насилие, мало связанное с собственно сексуальным влечением. Но это определение с точки зрения жертв. Чтобы понять преступление, нужно увидеть его с точки зрения агрессора, особенно на поздних стадиях, когда "просто" изнасилования сменили беспредельный разгул января и февраля.

Многие женщины были вынуждены "отдаться" одному солдату в надежде, что он защитит их от других. Магда Виланд (Magda Wieland), 24-летняя актриса, пыталась спрятаться в шкафу, но ее оттуда вытащил молодой солдат из Средней Азии. Он был так возбужден возможностью заняться любовью с красивой молодой блондинкой, что кончил раньше времени. Магда попыталась объяснить ему, что согласна стать его подружкой, если он защитит ее от других русских солдат, но он рассказал о ней своим товарищам, и один солдат изнасиловал ее. Эллен Гетц (Ellen Goetz), еврейская подруга Магды, была тоже изнасилована. Когда немцы пытались объяснить русским, что она еврейка и, что ее преследовали, они получили в ответ: "Frau ist Frau" (Женщина есть женщина - прим. пер.).

Вскоре женщины научились прятаться во время вечерних "часов охоты". Молоденьких дочерей прятали на чердаках по несколько дней. Матери выходили за водой только ранним утром, чтобы не попасться под руку советским солдатам, отсыпающимся после попоек. Иногда наибольшая опасность исходила от соседей, которые выдавали места, где прячутся девушки, пытаясь таким образом спасти своих собственных дочерей. Старые берлинцы все еще помнят крики по ночам. Их нельзя было не слышать, так как все окна были выбиты.

Согласно данным двух городских больниц, жертвами изнасилований стали 95.000-130.000 женщин. Один доктор подсчитал, что из 100.000 изнасилованных, около 10.000 потом умерли, в основном - покончив с собой. Смертность среди 1.4 миллиона изнасилованных в Восточной Пруссии, Померании и Силезии была еще выше. Хотя как минимум 2 миллиона немок были изнасилованы, значительная их часть, если не большинство, стали жертвами групповых изнасилований.

Если кто-то и пытался защитить женщину от советского насильника, то это был или отец, пытающийся защитить дочь, или сын, пытающийся защитить мать. "13-летний Дитер Саль (Dieter Sahl), - писали соседи в письме вскоре после события, - бросился с кулаками на русского, который насиловал его мать прямо у него на глазах. Он добился только того, что его застрелили".

После второй стадии, когда женщины предлагали себя одному солдату, чтобы защититься от остальных, наступала следующая стадия - послевоенный голод - как отмечала Сюзан Браунмиллер, "тонкая линия отделяющая военные изнасилования от военной проституции". Урсула фон Кардорф (Ursula von Kardorf) отмечает, что вскоре после сдачи Берлина, город был наполнен женщинами, торгующими собой за еду или альтернативную валюту - сигареты. Хельке Сандер (Helke Sander), немецкий кинорежиссер, досконально изучивший этот вопрос, пишет о "смеси прямого насилия, шантажа, расчета и настоящей привязанности".

Четвертой стадией была странная форма сожительства офицеров Красной Армии с немецкими "оккупационными женами". Советские чиновники пришли в бешенство, когда несколько советских офицеров дезертировали из армии, когда пришло время возвращаться домой, чтобы остаться со своими немецкими любовницами.

Даже если феминистическое определение изнасилования как исключительно акта насилия и кажется упрощенным, мужскому самодовольству нет оправдания. События 1945 года ясно показывают нам, каким тонким может быть налет цивилизованности, если нет боязни ответных действий. Они также напоминают, что у мужской сексуальности есть темная сторона, о существовании которой мы предпочитаем не вспоминать. ____________________________________М.Гастингс: Варвары ("Daily Mail", Великобритания)Фашизм и женщина ("Правда", СССР)Отчет о России и русских ("The New York Times", США)Спасти рядового Ивана ("The Guardian", Великобритания)Сергей – боец Красной Армии ("The New York Times", США)Человек, который остановил Гитлера ("The New York Times", США)Самопожертвование русских – в чем причина? ("The Times", Великобритания)Н.Дэвис: Война, которую выиграли не мы, а русские ("The Sunday Times", Великобритания)Войска Красной Армии насиловали даже русских женщин ("The Daily Telegraph", Великобритания)Н.Дэвис: Россия - недостающее звено в британской мифологии Победы ("The Times", Великобритания)

0gnev.livejournal.com

Воспоминания советского ветерана - изнасилованные немки

Сегодня Татьяна Толстая (мать одного блогера и вроде бы писательница) патриотично заметила:

"Я вот думаю: если русские солдаты изнасиловали миллионы немок, как нам тут говорят, то эти немки, надо полагать, - ну, может, не все, а половина, скажем, - родили детей. Значит, население Германии на завоеванных территориях теперь русское, а не немецкое?"

Народ уже возмутился по этому поводу, но, как мне кажется, лучше всего Татьяне ответит советский ветеран Леонид Рабичев. Ниже выдержки из его книги воспоминаний "Война все спишет":

18e62f0c6252c6af792a4.jpg

<...>

Женщины, матери и их дочери, лежат справа и слева вдоль шоссе, и перед каждой стоит гогочущая армада мужиков со спущенными штанами.

Обливающихся кровью и теряющих сознание оттаскивают в сторону, бросающихся на помощь им детей расстреливают. Гогот, рычание, смех, крики и стоны. А их командиры, их майоры и полковники стоят на шоссе, кто посмеивается, а кто и дирижирует, нет, скорее регулирует. Это чтобы все их солдаты без исключения поучаствовали.

Нет, не круговая порука и вовсе не месть проклятым оккупантам этот адский смертельный групповой секс.

Вседозволенность, безнаказанность, обезличенность и жестокая логика обезумевшей толпы.

Потрясенный, я сидел в кабине полуторки, шофер мой Демидов стоял в очереди, а мне мерещился Карфаген Флобера, и я понимал, что война далеко не все спишет. Полковник, тот, что только что дирижировал, не выдерживает и сам занимает очередь, а майор отстреливает свидетелей, бьющихся в истерике детей и стариков.

– Кончай! По машинам!

А сзади уже следующее подразделение.

И опять остановка, и я не могу удержать своих связистов, которые тоже уже становятся в новые очереди. У меня тошнота подступает к горлу.

До горизонта между гор тряпья, перевернутых повозок трупы женщин, стариков, детей. Шоссе освобождается для движения. Темнеет.

<...>

Мне и моему взводу управления достается фольварк в двух километрах от шоссе.

Во всех комнатах трупы детей, стариков, изнасилованных и застреленных женщин.

Мы так устали, что, не обращая на них внимания, ложимся на пол между ними и засыпаем.

Утром разворачиваем рацию, по РСБ связываемся с фронтом. Получаем указание наводить линии связи. Передовые части столкнулись, наконец, с занявшими оборону немецкими корпусами и дивизиями.

Немцы больше не отступают, умирают, но не сдаются. Появляется в воздухе их авиация. Боюсь ошибиться, мне кажется, что по жестокости, бескомпромиссности и количеству потерь с обеих сторон бои эти можно сравнить с боями под Сталинградом. Это вокруг и впереди.

Я не отхожу от телефонов. Получаю приказания, отдаю приказания. Только днем возникает время, чтобы вынести на двор трупы.

Не помню, куда мы их выносили.

На двор?

В служебные пристройки? Не могу вспомнить куда, знаю, что ни разу мы их не хоронили.

Похоронные команды, кажется, были, но это далеко в тылу.

Итак, я помогаю выносить трупы. Замираю у стены дома.

Весна, на земле первая зеленая трава, яркое горячее солнце. Дом наш островерхий, с флюгерами, в готическом стиле, крытый красной черепицей, вероятно, ему лет двести, двор, мощенный каменными плитами, которым лет пятьсот.

В Европе мы, в Европе!

Размечтался, и вдруг в распахнутые ворота входят две шестнадцатилетние девочки-немки. В глазах никакого страха, но жуткое беспокойство.

Увидели меня, подбежали и, перебивая друг друга, на немецком языке пытаются мне объяснить что-то. Хотя языка я не знаю, но слышу слова «мутер», «фатер», «брудер».

Мне становится понятно, что в обстановке панического бегства они где-то потеряли свою семью.

Мне ужасно жалко их, я понимаю, что им надо из нашего штабного двора бежать куда глаза глядят и быстрее, и я говорю им:

– Муттер, фатер, брудер – нихт! – и показываю пальцем на вторые дальние ворота – туда, мол. И подталкиваю их.

Тут они понимают меня, стремительно уходят, исчезают из поля зрения, и я с облегчением вздыхаю – хоть двух девочек спас, и направляюсь на второй этаж к своим телефонам, внимательно слежу за передвижением частей, но не проходит и двадцати минут, как до меня со двора доносятся какие-то крики, вопли, смех, мат.

Бросаюсь к окну.

На ступеньках дома стоит майор А., а два сержанта вывернули руки, согнули в три погибели тех самых двух девочек, а напротив – вся штабармейская обслуга – шофера, ординарцы, писари, посыльные.

– Николаев, Сидоров, Харитонов, Пименов… – командует майор А. – Взять девочек за руки и ноги, юбки и блузки долой! В две шеренги становись! Ремни расстегнуть, штаны и кальсоны спустить! Справа и слева, по одному, начинай!

А. командует, а по лестнице из дома бегут и подстраиваются в шеренги мои связисты, мой взвод. А две «спасенные» мной девочки лежат на древних каменных плитах, руки в тисках, рты забиты косынками, ноги раздвинуты – они уже не пытаются вырываться из рук четырех сержантов, а пятый срывает и рвет на части их блузочки, лифчики, юбки, штанишки.

Выбежали из дома мои телефонистки – смех и мат.

шеренги не уменьшаются, поднимаются одни, спускаются другие, а вокруг мучениц уже лужи крови, а шеренгам, гоготу и мату нет конца.Девчонки уже без сознания, а оргия продолжается.

Гордо подбоченясь, командует майор А. Но вот поднимается последний, и на два полутрупа набрасываются палачи-сержанты.

Майор А. вытаскивает из кобуры наган и стреляет в окровавленные рты мучениц, и сержанты тащат их изуродованные тела в свинарник, и голодные свиньи начинают отрывать у них уши, носы, груди, и через несколько минут от них остаются только два черепа, кости, позвонки.

Мне страшно, отвратительно.

Внезапно к горлу подкатывает тошнота, и меня выворачивает наизнанку.

Майор А. – боже, какой подлец!

Я не могу работать, выбегаю из дома, не разбирая дороги, иду куда-то, возвращаюсь, я не могу, я должен заглянуть в свинарник.

Передо мной налитые кровью свиные глаза, а среди соломы, свиного помета два черепа, челюсть, несколько позвонков и костей и два золотых крестика – две «спасенные» мной девочки.

<...>

Комендант города, старший по званию полковник, пытался организовать круговую оборону, но полупьяные бойцы вытаскивали из квартир женщин и девочек. В критическом положении комендант принимает решение опередить потерявших контроль над собой солдат. По его поручению офицер связи передает мне приказ выставить вокруг костела боевое охранение из восьми моих автоматчиков, а специально созданная команда отбивает у потерявших контроль над собой воинов-победителей захваченных ими женщин.

Другая команда возвращает в части разбежавшихся по городу в поисках «удовольствий» солдат и офицеров, объясняет им, что город и район окружены. С трудом создает круговую оборону.

В это время в костел загоняют около двухсот пятидесяти женщин и девочек, но уже минут через сорок к костелу подъезжают несколько танков. Танкисты отжимают, оттесняют от входа моих автоматчиков, врываются в храм, сбивают с ног и начинают насиловать женщин.

Я ничего не могу сделать. Молодая немка ищет у меня защиты, другая опускается на колени.

– Герр лейтенант, герр лейтенант!

Надеясь на что-то, окружили меня. Все что-то говорят.

А уже весть проносится по городу, и уже выстроилась очередь, и опять этот проклятый гогот, и очередь, и мои солдаты.

– Назад, е… вашу мать! – ору я и не знаю, куда девать себя и как защитить валяющихся около моих ног, а трагедия стремительно разрастается.

Стоны умирающих женщин. И вот уже по лестнице (зачем? почему?) тащат наверх, на площадку окровавленных, полуобнаженных, потерявших сознание и через выбитые окна сбрасывают на каменные плиты мостовой.

Хватают, раздевают, убивают. Вокруг меня никого не остается. Такого еще ни я, никто из моих солдат не видел. Странный час.

Танкисты уехали. Тишина. Ночь. Жуткая гора трупов. Не в силах оставаться, мы покидаем костел. И спать мы тоже не можем.

<...>

Вот и ответил советский ветеран Леонид Николаевич Рабичев вроде бы писательнице Татьяне Толстой. Немки, конечно же, рожали - но лишь те, кого не убили. А мертвые, Таня, не рожают.

pauluskp.com

Блог в соцсетях: Твиттер Вконтакт Фейсбук Гуглоплюс Ютуб Инстаграм

pauluskp.livejournal.com