Можайский десант: правда или вымысел? Можайский десант правда или вымысел


Легенда о Можайском десанте или "Свято-Арийский спецназ".: vechniy36

На просторах интернета и особенно в различных патриотических пабликах соцсетей очень часто можно найти репост текста о так называемом «Можайском десанте». Общий смысл таков: 1941 год, немцы рвутся к Москве, обескровленные советские части отбиваются из последних сил. И вот где-то на Можайском направлении врагу удается прорваться. И на его пути до самой Москвы уже нет никаких войск. Через считанные часы немцы войдут в Столицу. И тогда советское командование предпринимает отчаянный шаг: набирают добровольцев, которых оказался целый полк, для выброски десанта на пути прорвавшегося врага. Загвоздка в том, что парашютов нет. И десант вместе со средствами противотанковой борьбы будут бросать на бреющем полете в глубокий снег. Так и было сделано. И колонна противника была полностью уничтожена. Хотя этого уже и не требовалось, так как увидев русских, прыгающих из самолетов без парашютов прямо на танки, немцы в панике разбежались. Потери личного состава при десантировании составили не более 12 %. Москва спасена! А подвиг «Можайского десанта» по прошествии времени предали забвению и вычеркнули из истории Великой Отечественной.Судя по количеству лайков и репостов эта история очень хорошо канает за реально имевшие место во время обороны Москвы события. И множество людей с горящими глазами свято верит в истинность описываемого случая. И вот уже ярые диванные патриоты с пеной у рта доказывают, что Можайский десант был, и глупо не признавать этого! А либерасты всех мастей к байкам о кровавых заградотрядах, расстреливающих в затылок свои наступающие части, о специальных концентрационных лагерях для инвалидов войны, о диверсионных отрядах из беспризорников, добавляют ужасные истории о десантниках, которые вынуждены прыгать без парашютов, забытых на аэродромах, так как не выполни они приказ о десантировании, все их семьи расстреляют.

Признаться, услышав первый раз рассказ о «Можайском десанте» из уст своего старшего товарища по поисковому отряду, я было дело принял его за чистую монету. НО...

Но давайте разбираться детально.Если вы потрудитесь и поищите упоминания о «Можайском десанте», то обнаружите, что все, ещё раз подчеркиваю — ВСЕ, они взяты лишь из одного источника: книги Юрия Сергеева «Княжий остров». Сам автор якобы утверждает, что узнал о «Можайском десанте» из некоих секретных документов, которые когда-то попались ему на глаза. Что за документы, и при каких обстоятельствах Сергеев их увидел, информации никакой. Кроме того, где-то я даже читал, что Юрий Васильевич утверждает, что знает даже какое конкретно подразделение прыгало! И однозначно так припечатывает: «Это был алтайский полк сибиряков!». И вопросы, по его мнению, должны отпасть сами собой. Хотя как мне кажется, автор должен знать, что любое воинское соединение от полка и выше имеет свой номер, и в советской армии не было таких формирований, как «алтайский полк сибиряков», или «отдельный чукотский батальон», или «гвардейская дивизия камчадалов».Так или иначе первоисточником для нас, простых смертных, остается лишь эта самая книга «Княжий остров». Читаем ОРИГИНАЛ:

«Гремели жестокие бои под Москвой, — и Скарабеев был направлен Ставкой на самый ответственный участок фронта для организации обороны.Он приехал в небольшой городок, где разместили штаб армии, потерявший связь и контроль над войсками, и увидел, как конвоиры выводят из здания лётчика со связанными за спиной руками.— В чем дело? — спросил он холеного майора НКВД, сопровождавшего арестованного.— Паникер... Берия лично приказал арестовать и расстрелять без суда.— За что?— Известил штаб, что к Москве идёт по шоссе колонна танков немцев и что она уже за Можайском.— Это правда? — резко обернулся Скарабеев к лётчику, шедшему с поникшей головой, без ремня.— Правда... час назад я сам видел... пятьдесят один танк, машины с пехотой.— Паникёр, товарищ генерал армии, — зло проговорил майор и толкнул арестованного в спину.— Отставить! — приказал Скарабеев и тут же добавил: — Рядом аэродром, садитесь на спарку и немедленно проверить. Вы полетите с ним, майор!— Товарищ генерал, я исполняю особый приказ своего начальства, он увезёт меня к немцам.— Я прикажу немедленно вас расстрелять, немедленно, — жёстко и презрительно-тихо проговорил Скарабеев и приказал лётчику: — Слетать и тут же вернуться... если это правда... там нет у нас никаких частей и истребительных заслонов. Садитесь в мою машину и дуйте на аэродром. Я буду ждать. Немедленно вернуть пилоту ремень и личное оружие... я ему верю.— Товарищ генерал армии, я и на самолёте ни разу не летал, — заикнулся было майор, но осёкся, поймав грозный взгляд, и понял, что шутки кончились...Через час машина Скарабеева вернулась, и в штаб влетел всё тот же майор, испуганный и запыхавшийся, доложил:— Сведения подтвердились, уточнили... пятьдесят четыре танка, колонна бронемашин и грузовиков с солдатами идут прямым ходом на Москву... сам считал, нас обстреляли...— Где лётчик?— На улице.— Позвать сюда, — когда пилот вошёл и козырнул, он сказал: — Вы заслужили Орден Красного Знамени! Спасибо, браток, выручил... — и сам вручил ему награду.— Служу Советскому Союзу! Можно идти?— Идите, — Скарабеев улыбнулся, видя радость на лице спасённого им человека.Когда они вышли, Скарабеев сурово оглядел лица присутствующих военачальников и проговорил:— Что будем делать? Немцы идут к Москве... Довоевались? Как вы могли не укрепить стратегически важное шоссе, танкоопасное направление?! Такую колонну трудно остановить... невозможно выбросить войска им наперерез... они почти в дамках. Есть бомбардировщики на аэродроме?— Есть, но израсходованы бомбы... есть транспортные самолеты ТБ-3, можно послать в Москву на склады... — оправдываясь промямлил генерал-лётчик.— Не успеть... — Скарабеев задумался, ещё прошёлся по комнате и приказал: — Готовить десант...— Нет парашютов, — опять подал голос летчик.— Готовить десант! — опять повторил Скарабеев... — когда я ехал сюда, видел на марше свежий полк сибиряков недалеко от аэродрома, задержать его и повернуть к самолётам. Едем туда...Когда решили ещё несколько важных вопросов и прибыли на аэродром, полк был уже выстроен невдалеке от транспортных самолётов. В новеньких белых полушубках, хорошо вооружённый полк замер.— Братья!!! — зычно крикнул Скарабеев, — колонна немецких танков прорвалась к Москве и скоро будет в столице... Нет средств их остановить, а надо это сделать, чтобы не посеять панику и не пролить невинную кровь мирных людей. Я вам не могу приказать пойти на такое... я прошу вас...Нужны только добровольцы... Вот в тех машинах собраны противотанковые ружья и гранаты, взрывчатка... Ставлю задачу, равной которой не было в истории войн... Вы видите, что сама природа встала на защиту святого Отечества и навалила много снега.На бреющем полёте из транспортных самолётов надо выбросить десант перед танковой колонной и остановить её... Нужно будет прыгать в снег без парашютов — их нет... Нет у нас и иного выхода... Добровольцы! Три шага вперёд...Колыхнулся... и единым монолитом сделал три шага весь полк... ни единого человека не осталось.— С Богом! Таких солдат нет ни в одной армии мира... и никогда не будет, — Скарабеев низко поклонился солдатам и приказал: — Раздать противотанковые средства...Транспортные самолёты тяжело отрывались от земли и брали курс на Можайск. Скарабеев печально смотрел им вслед, заложив правую руку под шинель. Обеспокоенный ординарец спросил:— Что, с сердцем плохо, товарищ генерал армии?— Всё нормально.Скарабеев судорожно сжимал на сердце во внутреннем кармане панагию, губы его неслышно шептали молитву. Потом, не страшась никого, когда оторвался от земли последний самолёт, резко перекрестился и тяжело пошел к машине. Усаживаясь проговорил шоферу:— Можайский десант, я почти уверен, что далеко и надолго спрячут будущие фальсификаторы истории этот священный подвиг русского солдата, равного которому нет... Я не могу представить ни немца, ни американца, ни англичанина — добровольно и без парашюта прыгающего на танки...Немецкая колонна ходко неслась по заснеженному шоссе. Вдруг впереди появились низко летящие русские самолёты, они словно собирались приземляться, стлались над самой землёю, сбросив до предела скорость, в десяти-двадцати метрах от поверхности снега.И вдруг, посыпались гроздьями люди на заснеженное поле рядом с шоссе, они кувыркались в снежных вихрях, а следом прыгали всё новые и новые бойцы в белых полушубках и казались врагу, охваченному паническим ужасом, что не будет конца этому белому смерчу, этой белой небесной реке русских, падающих в снег рядом с танками за кюветом, встающих живыми и с ходу бросающихся под гусеницы со связками гранат...Они шли, как белые привидения, поливая из автоматов пехоту в машинах, выстрелы противотанковых ружей прожигали броню, горело уже несколько танков...Русских не было видно в снегу, они словно вырастали из самой земли: бесстрашные, яростные и святые в своём возмездии, неудержимые никаким оружием.Бой кипел и клокотал на шоссе, немцы перебили почти всех и уже радовались победе, увидев догнавшую их новую колонну танков и мотопехоты, когда опять волна самолётов выползла из леса и из них хлынул белый водопад свежих бойцов, ещё в падении поражая врага...Немецкие колонны были уничтожены, только несколько броневиков и машин вырвались из этого ада и помчались назад, неся смертный ужас и мистический страх перед бесстрашием, волей и духом русского солдата.После выяснилось, что, при падении в снег, погибло всего двенадцать процентов десанта... Остальные приняли неравный бой...Вечная память русскому воину! Помолитесь за них, люди... Помяните Можайский десант...»

Писатель Юрий Васильевич Сергеев и его книга "Княжий остров"

Я сознательно опущу разбор сопутствующих исторических деталей. Слишком много времени это займет. Да, немцы рвутся к Москве. Да, генерала армии Жукова (по книге Скоробеева) в начале октября направляют с Ленинградского на Резервный, а затем на Центральный фронт, на самый на тот момент ответственный участок. Пусть штаб 5-ой армии Говорова (а именно она оборонялась на Можайском направлении, и именно в штаб этой армии должен судя по книге прибыть Жу.., то есть Скоробеев) обвинен в потери связи и контроля над своими частями. Пусть снова мы видим типичный постсоветский/либерастский шаблон сотрудника НКВД, у которого руки по локоть в крови, и который в свободное от пьянства время пускает в расход всех подозрительных личностей и совершает нелогичные поступки, в корне противоречащие интересам государственной безопасности, являясь по характеру хроническим трусом. Простим автору его неосведомленность в этом вопросе. К сожалению ему подобные никогда не слышали про успешные операции Народного Комиссариата Внутренних Дел, проведенные в тылу немцев, про мероприятия по борьбе со вражескими шпионами и диверсантами, а также про участие стрелковых дивизий НКВД в боевых действиях на самых ответственных участках фронта. А если они и слышали об этом, то искренне считают это выдумками совковой пропаганды! Пусть целый полк разом вызвался добровольно выполнять убийственный приказ... Ну, зная из реальной истории примеры, когда русские солдаты сами бросались под танки с гранатами, закрывали телами амбразуры пулеметов, шли на врага с голыми руками, обороняли безымянные высоты до последнего патрона и предпочитали плену смерть, думаю, что это было вполне возможно. Если бы нашелся такой «умный» командир, который бы не придумал ничего лучше... Так что лично я сам факт того, что нашлись бы те, кто добровольно отправился бы в такой десант, невозможным не считаю. Более того, кто такой «русский солдат», и на что он способен, знает не понаслышке вся Европа, начиная с Полтавского сражения в 1709-м, Бородинской битвы в 1812, Брусиловского прорыва в 1916 и заканчивая марш-броском в Приштину в 1999.Пусть! Пусть все будет именно так! Но дальше идет уже чистой воды логика.

Итак, в сухом остатке имеем: несколько тяжелых бомбардировщиков ТБ-3 и полк почти что смертников, вооруженных противотанковыми ружьями и гранатами.

Тяжелый бомбардировщик ТБ-3

Что такое советское противотанковое ружье? ПТРД (противотанковое ружьё конструкции Дегтярева, а именно оно только и стояло в описываемый промежуток времени на вооружении Красной армии) - это длинный-предлинный ствол с сошками, затвором, спусковым механизмом и прикладом. Общая длина -2000 мм, вес - 17,3 кг.

Противотанкове ружье Дегтярёва образца 1941 года

Расчет ПТР на позиции.

Так как десант предполагается выкинуть почти что на головы немцам, значит, у десантников не будет времени, чтобы сосредоточиться после прыжка, не будет времени, чтобы найти ПДММ'ы (специальные мягкие контейнеры для десантирования на парашютах снаряжения, боеприпасов и вооружения) и достать из них средства борьбы с танками (в нашем случае ПТР'ы). Значит, и прыгать они должны были вместе со своим оружием, т.е. те, у кого были ПТРы, с ними в обнимку и десантировались. А вот тут нюанс.Десантирование из ТБ-З производилось с крыла, на которое десантники должны были выбраться через довольно узкую дверь в борту. Бойцы выбирались на крыло при подлете к площадке приземления. Получив команду на прыжок, просто скатывались по плоскости крыла.ТБ-3 во время выброски десанта

Вот здесь особенно хорошо видно: чтобы отделиться от самолета, десантникам приходилось выбираться на крыло.

Проделать это, когда руки заняты ПТРом, не представляется возможным. Других способов крепления противотанкового ружья на теле бойца таким образом, чтобы он смог потом пролезть через бортовую дверь, не существовало. Да в принципе конструкция ПТР не предусматривала возможности крепления на солдате. У него даже ремня-то не было. Десантника же с ПТРом в руках, у которого не было возможности достаточно крепко держаться за обшивку самолета, просто сдует набегающим потоком. Отсюда только один вариант: прыгать нужно было непосредственно из двери. Опять же, пролезать через бортовую дверь, размеры которой были примерно 1,5 м Х 1 м с ПТР в руках, в полушубке, шапке-ушанке и ватных штанах думаю очень, и очень, и очень сложно.

На правом борту над крылом располагается дверь, через которую десантники и должны были выбираться на крыло и покидать самолет.

Ну да Бог с ним, с отделением от самолета! Раком, боком, но думаю, это возможно. И пусть 30 бойцов с одного самолета (а именно максимум столько десантников помещалось в ТБ-3) разбросает на 4-5 километров, потому, как скорость на бреющем будет колебаться в районе 100 км/час. И пусть всех тех, кто прыгает в обнимку с ПТРом, этот самый ПТР не покалечит при ударе о землю... простите, снег... И пусть найдется такое авиационное соединение, у которого на одном аэродроме стоит сразу аж почти 50 самолетов ТБ-3 (именно столько нужно машин, чтобы перебросить стрелковый полк количеством солдат, соответствующим штату осени 41-го года в два захода, как в книге)...

100 км/час... Что будет, если на такой скорости человек покинет к примеру автомобиль? Точно не знаю. Но догадываюсь. Тем более самолет с высоты около 10-и метров. Но по книге на полях лежит глубокий снег, который должен спасти выпрыгнувших бойцов.Вернемся чуть назад. И вспомним, что речь идет про бои на Можайском направлении. Еще конкретней о боях ЗА Можайск, на что косвенно указывает фраза гэбэшника:«Известил штаб, что к Москве идёт по шоссе колонна танков немцев и что она уже за Можайском».Т.е. до этого считали, что противник находится ПЕРЕД Можайском. Значит, речь идет о дне, когда противник занял Можайск. А когда немцы заняли Можайск? 18 октября. Значит, высадка можайского десанта состоялась 18 октября. Нашел вот такие данные по погоде (наблюдения метеостанции Центрального аэродрома им. М.В.Фрунзе (Ходынское поле, Москва):

Tmin, Tmid, Tmax -- минимальная, среднесуточная и максимальные температуры в °С

14.10.1941Tmin=-4,9 Tmid=-1,3 Tmax=+0,2

15.10.1941Tmin=-4,5 Tmid=-1,8 Tmax=+0,7С 14.00 по 21.00 снег. С 22.00 по 24.00 дождь. Выпало 26 мм осадков.

16.10.1941Tmin=-5,1 Tmid=-2,0 Tmax=+1,0С 0.00 по 2.00 слабый дождь. Выпало 6 мм осадков.

17.10.1941Tmin=-5,5 Tmid=-1,6 Tmax=+0,6С 8.00 по 12.00 слабый снег. Выпало 5 мм осадков.

18.10.1941Tmin=-7,9 Tmid=-2,3 Tmax=+0,4С 18.00 по 24.00 умеренный снег. Выпало 6 мм осадков.

19.10.1941Tmin=-9,5 Tmid=-0,3 Tmax=+4,0С 0.00 по 8.00 умеренный снег. С 9.00 по 24.00 дождь. Выпало 72 мм осадков.

20.10.1941Tmin=-0,2 Tmid=+3,8 Tmax=+6,4С 0.00 по 7.00 слабый дождь. С 8.00 по 13.00 туман. С 14.00 по 16.00 слабый дождь. С 17.00 по 18.00 туман. Выпало 35 мм осадков.

Итак, что мы имеем? В период с 14.10.41 по 20.10.41 среднесуточная температура лишь немного меньше нуля. И хотя временами идет снег, он зачастую сменяется дождем, т.к. днем температура ПОЛОЖИТЕЛЬНАЯ. Значит, устойчивый снежный покров сформироваться никак не мог. Выпавший снег попросту таял!Вывод однозначен: Можайский десант весь должен был побиться на глазах у изумленных немцев. СНЕГА-ТО ЕЩЁ НЕ БЫЛО!!!

Автор словами Жукова, вернее Скоробеева, как бы говорит нам:«— Можайский десант, я почти уверен, что далеко и надолго спрячут будущие фальсификаторы истории этот священный подвиг русского солдата, равного которому нет... Я не могу представить ни немца, ни американца, ни англичанина — добровольно и без парашюта прыгающего на танки..»

Еще бы! Кто ж в здравом уме будет вспоминать жуткий эпизод, когда вдоль немецкой колонны низко пролетели советские бомбовозы, из чрева которых прямо в бурую придорожную грязь вываливались живые солдаты, превращаясь моментально в кровавый фарш??? Немцы точно о*ли бы! У них вон пулеметчики с ума сходили, потому что не понимали: как советские солдаты могли раз за разом, волна за волной идти в лоб на их МГ-34, усеивая своими телами нейтральные полосы?

Ну что ж, если все те доводы, которые я привел выше, покажутся вам недостаточными для того, чтобы утверждать, что «Можайский десант», описанный в книге «Княжий остров»,- выдумка, значит, вы вместе с Юрием Сергеевым можете назвать меня фальсификаторами истории. А раз уж разговор принимает такой оборот, то хотелось бы задать вопрос тем, кто все еще считает легенду о «Можайском десанте» правдой. Вы в принципе читали эту самую книгу? «Княжий остров» я имею ввиду?Если нет, то понятно почему вы вместе с еще тысячами подобных все еще продолжаете думать, что прыжки в сугробы в конце октября при плюсовой температуре возможны.У тех же, кому хватило ума удосужиться и полистать «Княжий остров», споры о правдивости этой легенды вызывают, как и у меня, грустную улыбку.Углубляться в сюжетную линию я не буду, расскажу лишь то, на что у меня хватило терпения прочитать. Советский диверсант десантируется в глубоком немецком тылу где-то в Полесье. Его задача — освободить из лагеря военнопленных некоего суперразведчика, еще олдскульной царской закалки, убежденного белогвардейца, лишь за свои неординарные способности избежавшего репрессий и расстрела.Задание выполнено, и втроем (к ним еще походу повествования прибивается боец, выходивший из окружения) они, спасаясь от погони, попадают на некий остров среди болота, пройти к которому можно одной-единственной тропой. И стоит на том острове дуб тысячелетний. И высится под дубом древний курган, возле которого стоят языческие каменные идолы славянских богов. И живет на том острове древний старик-волхв, верующий одинаково истово и в Иисуса, и в Перуна со Сварогом. Ну в принципе по началу читается очень даже легко и интересно. Такая себе славянская фэнтези. И уже не кажутся выносящими мозг сюжетные повороты, когда волхв силою мысли сбивает немецкого летчика - асса, а главный герой, который оказывается в прямом смысле слова казаком-ниндзей, потому как кроме прохождения японской разведшколы у какого-то суперсэнсэя, по совместительству является еще хранителем «Казачьего Спаса»-то ли единоборства такого, то ли сверхспособностей, которым его научил его же дед по имени Буян, под тем курганом находит захоронение самого легендарного князя Святослава.И поверьте, эпизод с Можайским десантом там не самый крутой! Круче, когда оказывается, что звездопад, который видится некоторое время главным героям-это возвращающиеся на землю души павших в битвах с врагом русских воинов разных эпох: от Евпатия Коловрата и инока Пересвета, до чудо-богатырей Суворова и бессмертных солдат из крепости Осовец. И вот эти войны идут на молебен в тайный подземный храм, после чего.... переодеваются в советскую форму(!!!) и побатальонно, поротно и повзводно расходятся по разным фронтам Великой Отечественной!Спору нет. Мощно! Добротная такая патриотическая сказка-притча с душевным подтекстом. Но лишь до того момента, пока в повествование не начинает примешиваться неоязыческая и инглиийская риторика в духе вед Велесовой книги, проповедей Трехлебова и патера Дия - Хиневича про вышня-крышня, славь-правь-навь, ирий-сваргу-пекло и эру Водолея. В общем, полный набор упоротого родновера. Даром что нет ничего про «крещение огнем и мечом», а даже наоборот. Вроде как Иисуса воспитали славянские волхвы, а Святая Троица - прости Господи! - единение языческих богов. Ну, в общем полная ересь пошла.

Тут я сделаю отступление, дабы обозначить в этом вопросе свою позицию, и скажу, что лично я с глубоким уважением и трепетом отношусь к истории и культуре русского народа, к обычаям, преданиям, обрядам и верованиям, как к православным, так и к тем, которые дошли до нас из глубины еще языческих веков. Но весь тот бред, которым заваливают книжные полки нынешние авторы-псевдоисторики, почувствовавшие попсовую волну, про языческий золотой век, про Велесову книгу, которую никто и никогда не видел, про русичей-святичей, про полеты на вайтманах наших предков в космосе, я считал и считаю сектантскими высерами тех, кто на волне интереса людей к своим корням и истории решили подсрубить бабла.

Короче, «Княжий остров» я не смог больше толком читать. Глядел по диагонали. Далее описаны скитания главных героев, которые в конце концов выясняют, что Москву и Ленинград сможет спасти только лишь Крёстный Ход. И истовый христианин Скоробеев, а в реалии убежденный атеист Жуков, которого автор обозвал так в честь священного для древних египтян жука-навозника, уговаривает товарища Сталина, который в книге именуется не иначе, как порождением тьмы наравне с Гитлером, совершить-таки этот Крёстный ход. Короче, в книге творится полный психодел с изотерическим закосом. Становится понятно и то, почему автор послал в десант именно сибиряков-алтайцев. Где-то на Алтае, по его мнению, храниться библиотека тайных знаний древних Ариев, суть есть продолжение которых русские.И вот из этого произведения взрослые люди берут притчу про «можайских десантников», которая на фоне всего остального кажется еще более-менее связанной с реальностью, и выдают за «чистейщую правду», а другие легковерные товарищи, поддавшись патриотическому порыву, начинают эту байку распространять, свято веря в ее истинность. Не могу понять, почему такой участи не удостоен эпизод с витязями и гусарами, переодевающимися в форму Красной Армии???Выводы, опять же, делать вам самим. Но если возвращаться к реалиям, то есть еще одно упоминание про беспарашютное десантирование в снег на бреющем. В книге Алькмара Гове «Внимание, парашютисты!» есть такие строки:

«В роковую зиму 1941/42 года русские неожиданно перешли в наступление. Они высадили в районе Ельни в тылу 4-й немецкой армии воздушно-десантную бригаду для оказания поддержки партизанским отрядам русского генерала Белова , затем десанты высадились в районе Дорогобужа и перерезали шоссе Смоленск-Вязьма. Переброшенные таким образом русские части должны были совместно с войсками, наступавшими от Торопца, отрезать группу армий «Центр». Кроме обычной выброски с парашютами, русские применили здесь новый, «передовой» и типично русский метод высадки десантов: транспортные самолеты на бреющем по­ лете пролетали над покрытыми снегом полями и сбрасывали пе­ хотинцев с оружием без парашютов прямо в глубокий снег. Толстый слой снега смягчал удар при падении, так что большинство солдат не получало никаких повреждений.»

Но там хотя бы указано время, когда снег реально был — Вяземская воздушно-десантная операция января-февраля 1942 года. Хотя никакой официальной информации в отечественных источника вы об этом не найдете. Нет таких данных ни про период советско-финской, ни про период Великой Отечественной войн даже в Музее ВДВ в Рязани, куда мы обращались с запросом. Все, что более-менее можно притянуть за уши, - это беспарашютное десантирование людей на специальных колесных тележках-«авиабусах», которое придумал и разработал в предвоенный период известный советский авиационный новатор Гроховский.

"Авиабус" Гроховского.

Но дальше испытаний, удачных, следует заметить, дело не пошло. Кстати, «авиабусы» были летними — на колесах, и «зимними»- на лыжах. Т.е. даже такой смелый экспериментатор, как Гроховский, не додумался бросать людей с самолета в снег вообще без ничего. Не стоит так же путать «авиабусы» с «кассетами Гроховского». Кассеты по сути своей были люльками, подвешенными на крылья легкого двухместного самолета Р-5. В этих люльках размещались парашютисты. В нужный момент времени парашютист мог вываливалиться из неё, после чего открывался парашют. Подобная система доставки отдельных парашютистов использовалась в самом начале войны, чему есть свидетельства в воспоминаниях Старчака И.Г.

"Кассеты" Гроховского

Единственное историческое событие, которое хоть как-то может послужить прототипом «Можайского десанта», так это знаменитый авиадесант все того же капитана Старчака все там же под Москвой, но высаженный 5 октября 41-го с целью задержать продвижение немцев на оголенном участке фронта к столице и ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на ПАРАШЮТАХ.

Старчак Иван Георгиевич

Факт заключается в том, что никто ничего и никогда толком не слышал о подобного рода десантных операциях. Есть люди, которые вроде знали ветерана, который вроде что-то когда-то рассказывал, но, естественно, никто его воспоминаний не записал. А нахрена?Версия про то, что советский агитпром сознательно умолчал, а не взял в оборот массовое проявление невероятного героизма, которым был бы «Можайский десант», у меня вызывает легкое недоумение. Уж что-то, а это покруче многих раздутых советской военной пропагандой реальных эпизодов. Только представьте: советские люди так жаждут уничтожить фашистскую гадину, так переполнены святым и праведным гневом, настолько смелы и самоотвержены, что готовы прыгать на вражеские танки без парашютов!А уж если бы потери при десантировании и правда составили всего 12%, то подобный способ проведения десантных операция наверняка вошел бы во все военные учебники!И раз ничего такого нет, то отсюда еще один косвенный вывод — не было и никогда не могло быть ничего подобного «Можайскому десанту».

Моя позиция касаемо вопроса о Можайском десанте в целом такова: не нужно выдумывать подвиги там, где их хватало в реальности. В отличие от тех же американцев, у нас с вами есть Невский, Донской, Минин, Пожарский, Сусанин, Давыдов, есть крейсер «Варяг», есть защитники Осовца и Брестской крепости, есть около двух сотен людей, совершивших поступки, подобные подвигу Матросова, еще сотни и сотни подлинных героев. И нам не нужно сочинять себе «спайдерменов», «капитанов америк», «невероятных халков» и «терминаторов». У нас всегда хватало «железных людей». Настоящих, а не вымышленных.

Рядовой Овчаренко Д.И., Герой Советского Союза, рядовой, ездовой пулемётной роты. В июле 41-го в одиночку в рукопашном бою с помощью топора и гранат уничтожил более 20 вражеских солдат.

Поэтому я в корне не согласен с теми, кто утверждает: «если можайского десанта не было, то его надо было придумать».Нет! Нет! Не верно! Любая ложь, даже самая праведная, остается ложью. И когда человек, свято в неё веривший, это узнает, то он уже не будет верить и правде. Нельзя воспитывать патриотов на лжи, ведь узнав, что их обманывали, они очень легко разочаруются в своей стране, посчитая фальшивкой её историю в целом.

P.S. А то, что рассказывал автор «Штрафбата» Володарский, вообще чистой воды горячечный бред. Подумайте над тем, что он сказал: «забыли парашюты!»

(интервью Володарского смотреть на 37 минуте 48 секунде, ссылка на видео http://youtu.be/NMrou966-K0)Можно отбросить весь здравый смысл, принять тезис о том, что советские командиры были кончеными идиотами, что наказанию подвергся бы не тот, кто забыл парашюты, сорвав десантную операцию, а именно простые бойцы за то, что не совершили десантирование, не имея специальных средств. Если в обход всех законов логики представить, что советские командиры и политработники решили, что явно бессмысленная и глупейшая не то что смерть, а даже казнь сотен бойцов, не причинившая противнику абсолютно никакого вреда, для них будет лучше, чем сорванная десантная операция, что среди целого вооруженного полка не нашлось бы тех, кто не перестрелял бы своих командиров за такой «приказ»... То как, бля, можно было сесть в самолеты, подлететь к цели, и только тут вспомнить, что забыли парашюты??? Десант всегда и везде, во все времена и во всех странах грузится в самолет УЖЕ экипированным и в парашютных системах! Отсюда я делаю вывод, что вся вот эта и подобная либеральная пиздабратия (извините, другого слова для них нет), заходясь в антисоветском эпилептичеком припадке, идет даже не на откровенную ложь, а просто несет то, что первое приходит в голову в расчете на легковерных дураков.

P.S.S. Ну и самый мой любимый момент из "Княжего острова". Естественно, эротический)))

"Ирина чуяла под спиной шелковистую траву меж мраморных плит на полу, трава, как пух, обволакивала её, и вдруг корень со спины переметнулся вниз её тела и, со сладким хрустом, вошёл внутрь неё, полную соков и желания напитать его и выпустить побег нового древа...Острая боль прошила её, горячий корень проникал всё глубже, пока не вошел весь и затрепетал, наполнив всю её сладостью, и стон исторг из её истомлённых губ...Она опять широко открыла глаза и увидела близко лицо его и угадала его... "

P.S.S. А это уже из перлов про Можайский десант! Вот оно как было то!

vechniy36.livejournal.com

Легенда о Можайском десанте

Дискуссии  о том, мог ли быть беспарашютный десант в самом начале войны, время от времени разгораются на страницах печатных изданий и в интернете на различных форумах. Многие не сомневаются в этом и с восторгом пишут о доблестных советских десантниках, умеющих прыгать с самолета без парашюта и  совершать другие немыслимые подвиги.

 Да, наши солдаты проявляли удивительное  бесстрашие и готовность к самопожертвованию, и мы можем ими гордиться.  Но беспарашютные прыжки - это, прежде всего,  свидетельство не мужества советского солдата, а свидетельство той страшной паники, которая царила в конце 1941 года в Главной ставке.

В начале октября 1941 г. силам немецкой  группы армий "Центр" удалось прорвать оборону советских войск и окружить западнее Вязьмы  четыре советские армии. Наши потери  превысили 380 тысяч человек; в плен попало свыше 600 тысяч. Дорога на Москву была открыта. Фронт, по-существу, держался лишь чудом. Сталинский режим агонизировал, и высшие чины этого режима, в диком ужасе от своего неминуемого краха,  отдавали жуткие по своей жестокости и бессмысленности приказы.  Сталин со своми  трусливыми  холуями бросал в прорыв сотни тысяч безоружных людей, стремясь, если не огневой мощью, так трупами защитить себя от грядущей расплаты за содеянные зверства 30-х годов.   Видимо, если бы  закончились резервы из мужчин призывного возраста, сталинское окружение, защищая свои жизни,   было готово  бросить на смерть    женщин, детей и стариков. Но ситуацию несколько исправили морозы. И одним  из подтверждений подобной истеричной паники высшего руководства является  осуществление плана по выброске  десанта без парашютов. Это было просто бессмысленное уничтожение  собственной живой силы.

Почему я так думаю?  Доводы автора  в пользу того,   что  при десантировании погибло всего 12 % десантников, я считаю просто наивными.  Не могли самолеты лететь со скоростью 70 км на высоте 2-3 метра над землей. При этих условиях крыло просто не будет обладать нужной  подъемной силой. Следовательно, летели они значительно выше и с большей скоростью.   А что значит прыгать на  скорости 150-250 км  с высоты, допусим, 10-20 метров, пусть даже и в глубокий снег?   Это обязательное  увечье, если не смерть.  Трудно представить, как могли десантники прыгать на такой скорости с винтовками и гранатами. Еще труднее представить, что они прыгали с ПТР-ами (противотанковые ружья), вес которых был не менее 24 кг (ПТР системы Рукавишникова).  Да это ружье просто убило бы десантника, упади он с ним на снег. Считаю, что 90 % всех десантников было обречено.   А  немногие оставшиеся в живых, вряд ли могли успешно противостоять врагу. 

Возникает и другой вопрос - чем оставшиеся в живых   остановили танки врага?  Противотанковых орудий у них не было, а сдержать танки лишь  легким  стрелковым  оружием и гранатами вряд ли возможно.  Поэтому  затею с беспарашютным десантированием считаю совершенно бесполезной в военном отношении и губительной для личного состава.  И отдать приказ на ее проведение могли лишь люди, потерявшие от страха любые представления о реальности.

В том, что советский десант действительно мог быть  послан на бессмысленное уничтожение, меня убеждает рассказ одного ветерана ВОВ, который я услышал от него в середине 70-х.

Он служил на Черноморском флоте.  Глубокой осенью 41 года их экипаж в числе многих других перебросили под Москву. Без зимней одежды, без оружия. Часть их держала оборону под Истрой. Немцы закрепились на противоположенном высоком берегу реки, и безоружных черноморцев  бросали в многочисленные и бессмысленные атаки на врага. Перед  атакой краткий приказ: оружие добыть в бою! И шли матросики на пулеметы - с матом, закусив ленточки бескозырок, в легких ботинках - сам ветеран, рассказывая это, говорил "в штиблетах" - продираясь через сугробы и заваливая лед на Истре своими трупами. Черные бушлаты лежали друг на друге в три ряда, - вспоминал ветеран, - но тот берег так и не взяли...

Можайский десант, если он и был,  так же можно отнести  к подобным   героическим, но кровавым и  совершенно  бессмысленным военным операциям.

Протоиерей Александр Тоготин утверждает, что в октябре 1941 года фашистской танковой колонне преградили путь сотни сибиряков, сброшенных с самолётов без парашютов в сугробы

В нашу редакцию обратился протоиерей Александр Тоготин из Бронницкого храма. Он принёс своё стихотворение-песню в память о подвиге советских десантников под Можайском зимой 1941 года и попросил помочь в розыске документов о том бое, который якобы до сих пор засекречен. Протоиерей Тоготин сослался на рассказы пожилых прихожан и на роман Юрия Сергеева «Княжий остров», где описано это событие. Вот стихотворение батюшки.

 

МОЖАЙСКИЙ ДЕСАНТ

 

«Дугласы» взметали сугробы на земле,

Прыгали солдаты в белоснежной мгле...

Им не выдавали даже парашют,

Потому что был он непригоден тут.

Кто остался целым, выдержав удар,

Тот в гранату быстро вкручивал запал.

И под танк бросался, жертвуя собой.

Это был великий под Можайском бой.

Снег от русской крови в поле заалел.

Ни один из наших там не уцелел.

Но зато и немец дальше не прошёл,

Он свою могилу под Москвой нашёл.

 

Создавая это стихотворение, протоиерей, по его словам, основывался на сведениях из романа "Княжий остров". Процитируем:

«Жуков сурово оглядел лица присутствующих военноначальников:

- Что будем делать? Немцы идут к Москве! Как вы могли не укрепить стратегически важное шоссе, танковое направление? Такую колонну трудно остановить! Невозможно выбросить им войска наперерез... Они почти в дамках. Есть бомбардировщики на аэродроме?

- Есть, но израсходованы бомбы. Ни одной не осталось. Можно транспортные ТБ-3 послать в Москву на склады, - промямлил один из генералов.

- Не успеть... - Жуков задумался, прошёлся по комнате и приказал. - Готовить десант!

- Нет парашютов, - подал голос один из лётчиков.

- Готовить десант! - опять повторил Жуков. - Когда я ехал сюда, видел на марше свежий полк сибиряков недалеко от аэродрома, задержать его, повернуть к самолётам. Едем туда.

Когда начальство прибыло к аэродрому, полк сибиряков был уже выстроен на лётном поле. Жуков невольно залюбовался, глядя на здоровых, румяных парней и мужиков в новеньких белых полушубках. Полк, увидев приближающегося Жукова, замер без команды.

- Братья!!! - зычно крикнул Жуков новобранцам. - Колонна немецких танков прорвалась к Москве и скоро будет в столице... Нет средств их остановить, а надо это сделать, чтобы не посеять панику и не пролить невинную кровь мирных людей. Я не могу вам приказать пойти на это... Я прошу вас... Нужны только добровольцы. Вон в тех машинах собраны противотанковые ружья, гранаты и взрывчатка... Ставлю задачу, равной которой не было в истории войн. И не будет, наверное... Вы видите, что сама природа встала на защиту святого Отечества, такого снега давно не помнила подмосковная земля. На бреющем полёте надо выбросить десант перед танковой колонной и остановить её. Нужно будет прыгать в снег без парашютов - их нет... Нет у нас и иного выхода. Добровольцы! Три шага вперёд!

Колыхнулся и единым монолитом весь полк сделал три шага. Ни одного человека не осталось на месте.

- С Богом! Таких солдат нет ни в одной армии мира. И никогда не будет!

Жуков низко поклонился солдатам и приказал:

- Раздать противотанковые средства!

Транспортные самолёты тяжело отрывались от земли и брали курс на Можайск. Жуков неподвижно смотрел им вслед, заложив руку за шинель. Обеспокоенный ординарец спросил:

- С сердцем плохо, товарищ генерал армии?

- Всё нормально.

В это время последний самолёт оторвался от земли. Жуков судорожно сжал возле сердца иконку Божией Матери, которую носил с собой с начала войны, и прошептал молитву. Потом, не страшась никого, резко перекрестился и тяжелой походкой направился к машине. Усаживаясь, сказал шофёру:

- Не могу себе представить ни американца, ни англичанина, ни даже немца, который добровольно без парашюта прыгает с самолёта!

Немецкая колонна ходко неслась по заснеженному шоссе. Вдруг впереди появились низко летящие русские самолёты, они, словно собираясь приземляться, стлались над самой землей. На высоте четырёх-десяти метров от земли из самолётов как гроздья посыпались люди. От их падений снег вздымался, как земля после взрывов снарядов, люди кувыркались в снежных вихрях, и тут же эти белые снежные взрывы обернулись пламенными разрывами гранат и автоматными очередями, сеющими панику и смерть в немецких колоннах. Призраки в белых полушубках бросались под танки со связками гранат, стреляли из противотанковых ружей, атака была столь стремительной, что немцы долго не могли прийти в себя. Яростные, бесстрашные в своём возмездии, русские несли смерть. Прожжённые противотанковыми ружьями, взорванные гранатами, горели танки.

Бой кипел возле шоссе, и будь на месте немецкой армии французская, американская или английская, белый смерч русского десанта смял бы их сразу, но дисциплинированные немцы сумели после первого шока прийти в себя, организовали оборону и, имея большое превосходство в живой силе и технике, сумели принять бой и с помощью танков, пехоты и бронемашин отразить русскую атаку, расстреляв почти всех десантников. Немцы радовались победе, тем более, что новая колонна танков, мотоциклов, бронемашин и автомобилей с пехотой подошла с запада и вступила в бой.

Немцы не сразу заметили, что из-за леса вновь вынырнули русские самолёты, и новая волна десантников, как цунами, буквально обрушилась на головы немецких солдат. Русские вступали в бой сразу же, не теряя ни секунды, казалось, что они начинали стрелять, не достигнув земли. В этот раз немцы не сумели ничего предпринять. Взорванные бронемашины и танки, перегородившие пути к отступлению остальной колонне, превратили её в хорошую мишень. Только несколько танков и бронемашин сумели вырваться из огненного ада и на предельной скорости помчались назад. Казалось, что не только экипажи, но и сами боевые машины охватил животный ужас, что не только люди, но и танки с автомобилями возвещают окрестности о том кошмаре, из которого они только что выбрались. Когда прошла эйфория боя, наши стали подсчитывать потери... Выяснилось, что только при падении из каждых ста человек погибли двенадцать. Сколько людей остались покалеченными, какие страшные травмы получили люди, прыгая с высоты в пять-десять метров на огромной скорости... Кто сейчас это подсчитает?

Остальные приняли неравный бой... Вечная память русскому воину! Помолитесь за них, люди... Помяните Можайский десант».

Роман есть роман. Писатель имеет право на художественный вымысел. Но, может быть, есть и документальная основа для такого сюжета?

В книге "Воздушные десанты Второй мировой войны" указывается, что русские применяли десантирование пехоты в снег с низко летящего самолёта при помощи так называемого контейнера Гроховского. В некоторых справочных документах имеются сведения о том, что действительно советский инженер Гроховский в 30-е годы прошлого столетия разработал приспособление, с помощью которого можно было приземляться из самолёта с низких высот и на малой скорости без парашюта. Правда, испытания давали большой процент гибели. Накануне войны Гроховский был репрессирован. Судьба его изобретения неизвестна.

В книге немецкого автора Алькмара Гове «Внимание, парашютисты!» есть такие строки: «Советские самолёты на бреющем полёте пролетали над покрытыми снегом полями и сбрасывали пехотинцев с оружием без парашютов прямо в глубокий снег.» Ниже шло примечание переводчика: «В 1930-х годах в СССР действительно проводились эксперименты по беспарашютному сбрасыванию десантников с минимальной высоты с легкомоторных самолётов (в частности, спомощью «кассет Гроховского»). Но в реальных боевых условиях такая методика не применялась.»

Единственный самолет, технические характеристики которого позволяли провести подобное десантирование, это Г-2 - десантно-грузовой (до 38 десантников) вариант знаменитого ТБ-3, который, в свою очередь, являлся военной модификацией АНТ-6. При максимальной скорости 190 - 208 км/час, посадочная скорость составляла около 60 км/час. Самолет мог садиться на необорудованные посадочные полосы с глубиной снежного покрова до 1 метра.

Летчики, воевавшие на ТБ-3, рассказывали, что он хорошо вел себя на высоте 2-3 метра при скорости полета 70-80 км/час, чем они иногда пользовались, сбрасывая грузы.

Член Международной ассоциации историков Второй мировой войны профессор Юрий Рубцов так прокомментировал эту легенду:

- Думаю, что сюжеты романа и стихотворения протоиерея Александра Тоготина основаны на вполне реальной легенде. Восхищение нашими орлами-десантниками помноженное на действительно легендарный характер нашей победы под Москвой не могло не привести к созданию таких легенд. А фактической базой для них были предвоенные испытания контейнера Гроховского и вполне реальный авиадесант, выброшенный на Можайской линии обороны, правда, с парашютами.

5 октября 1941 года наша воздушная разведка обнаружила 25-километровую немецкую моторизированную колонну, которая полным ходом двигалась по Варшавскому шоссе в направлении Юхнова. 200 танков, 20 тысяч пехоты на автомашинах в сопровождении авиации и артиллерии представляли смертельную угрозу для Москвы, до которой оставалось 198 километров. Советских войск на этом пути не было. Лишь в Подольске имелось два военных училища: пехотное - ППУ (начальник училища генерал-майор Василий Смирнов, численность - 2000 курсантов) и артиллерийское - ПАУ (начальник училища полковник Иван Стрельбицкий, численность -1500 курсантов).

Для того, чтобы дать им время занять оборону, был сброшен небольшой авиадесант под командованием капитана Сторчака. Подольские курсанты вскоре объединились с группой Сторчака. И они вместе сдерживали колонну несколько суток до прибытия подкрепления.

Погибли почти все, но не дали фашистам прорваться к Москве. Этот подвиг достоин и легенд, и романов, и песен, и кинофильмов.

 

Материал взят с сайта Свободная пресса.

kukovenko.ru

Можайский десант. Легенда и быль. :: NoNaMe

На просторах рунета гуляет подобный текст: Подвиг. Он взят из романа Юрия Сергеева «Княжий остров». Автор ссылается на случайно увиденные секретные документы.

----------------------<cut>----------------------

Суть истории вкратце в следующем. Жуков, находясь по неизвестно каким делам в штабе неизвестно какой армии, определенно под Москвой, увидел, как летчика вели на расстрел (?!!!). Узнав, что его собираются расстрелять за паникерство потому, что он сообщил о прорыве немецкой танковой колонны. Жуков послал в новый полет этого летчика и особиста, конвоировавшего его на расстрел. Разведданные подтвердились, Жуков наградил летчика орденом Красного Знамени и бочонком водки, и стал думать, как её остановить. Вспомнив об увиденном новом сибирском полку, он решил вооружить их гранатами и противотанковыми ружьями и сбросить без парашютов перед колонной. Он предположил, что глубокий снег смягчит падение. Разумеется, предложил пойти добровольцам, и весь полк единодушно шагнул вперед. Десант был сброшен и враг остановлен. Потери десанта ограничились 12%.

Я ни в коей мере не сомневаюсь в героизме и самопожертвовании русского солдата. Совсем наоборот. Только русский солдат способен на невозможное. Например, без снаряжения с пушками перейти альпийские перевалы. Или на руках занести несколько танков в Тибет. Не считаясь со смертельной опасностью и жертвуя собой зайти в реакторный отсек ради спасения лодки и всех остальных. Остаться прикрывать отход. Да что там говорить, русский солдат, он – и в Африке русский солдат. Я не знаю в мире другого солдата, который способен на такое.

Давайте попробуем разобраться в реалиях.

Бои за оборону Москвы на Можайском направлении имели огромную важность для срыва операции «Тайфун» и связывания группы «Центр» на Можайском оборонительном рубеже. Однако они были очень трагичными. Не хватало ни людей, ни вооружений. В бой шли ополченцы, курсанты военных училищ, части НКВД, все, кто мог держать оружие. К началу октября в состав Западного фронта в течении недели прибыло из резерва Ставки, а также с Сев.-Зап. и Юго-Зап.фронтов и из Московского ВО 14 стрелковых дивизий, 16 танковых бригад, более 40 арт. полков и другии части. 10-го октября 1941-го года части Резервного фронта, которым командовал Жуков были переданы Западному фронту, который он и возглавил. Ко второй половине октября, когда армии группы “Центр” (ген.-фельдм. Ф. Бок), сломив сопротивление окруженных у Вязьмы частей, двинулись на Москву, они опять встретили организованный фронт обороны и вынуждены были снова его прорывать. За две недели после разгрома Западного и Резервного фронтов к месту прорыва стянуто было 17 дивизий и вся наличная артиллерия, включая зенитную (разве что не от Кремля). 15 октября фашисты вышли к Артёмкам. Возникла угроза прорыва по шоссе к Можайску и далее к Москве. 18-го октября был оставлен Можайск. 20 октября немцы прорвали фронт на стыке 16-й ( генерал-лейтенант К.К. Рокоссовский) и 5-й (генерал-майор Л.А.Говоров) армий и в прорыв устремился 40-й моторизованный корпус генерала танковых войск Георг Штумме. После успеха под Можайском гитлеровцы подошли к Дорохову. 23 октября генерал-фельдмаршал Клюге, командующий 4-й немецкой армией, решил активными действиями в направлении Кубинки сковать войска центра 5-й армии генерал-лейтенанта Л. А. Говорова, а затем окружить и уничтожить. 25 октября была захвачена Руза. Создалась угроза прорыва немецких войск к Москве. Для Москвы сложилась критическая ситуация и было принято решение об эвакуации Москвы. К 31 октября противник выдохся и был остановлен.

Бои за оборону Москвы, несмотря на огромную неразбериху, описаны очень подробно. Там принимало участие огромное количество разнообразных частей в том числе танковых. Однако никакого упоминания о десантной операции не обнаруживается. Единственная – Вяземская воздушно десантная операция в январе 1942 года. Выполнялась 4-м ВДК (командир генерал-майор А. Ф. Левашов). И о погоде. 18-19-го октября шли проливные дожди и только 4-го ноября ударил мороз. Глубокого снега просто не было.

С какого же самолета производилось десантирование? Таким самолетом мог быть Г-2 (грузо-десантный вариант ТБ-3). Развитой автоматизации крыла у него не было. При крейсерской скорости в 190 км/час на границе сваливания он мог лететь не медленнее 80 км/час. Полет на высоте нескольких метров не представлял для него труда, поскольку это был почти обычный посадочный режим. Однако выпрыгнуть с ПТРом в руках затруднительно даже для тренированного каскадера. Кстати, потери в вяземском десанте (а там с парашютами прыгали) были очень значительными.

Безусловно, описанное в романе – художественный вымысел. Но что-то близкое вполне могло быть. На этом направлении противник предпринимал огромные усилия для захвата самого сердца нашей Родины – Москвы. Не хватало ни людей, ни техники ее защитить. Люди массово проявляли чудеса героизма. Навсегда вошёл в летопись боёв за Москву подвиг курсантов Военно-политического училища имени В. И. Ленина. Будущие политруки, коммунисты, они шли в бой как рядовые бойцы. Из 600 человек в живых осталось 113.

Бессмертна память погибших солдат. Велик их подвиг. Вечна память о них в сердцах людей. Но воспитание следующих поколений надо вести на реальных событиях. Иначе можно быть обвиненным во лжи и лишится доверия.

(C) Yurasha.2011.

Наиля Милова

Можайский десант

В районе Можайска, прорвав оборону,К Москве устремилась фашистов колонна.И некому было им путь преградить,Чтоб сердце России от зла защитить.

И ходко машины с врагами катились,И в злобной усмешке их губы кривились.Мечтали скорее Москву захватить,О лёгкой победе своей протрубить.

И есть самолёты, да вот не успетьЗаправить их бомбами и прилететь.И полк наготове, но НЕТ… ПАРАШЮТОВ…Но надо ж врагов уничтожить кому-то?!

«Готовить десант! – приказал генерал.Пред ним целый полк добровольцев стоял.— Снега глубоки, нам поможет Земля,Докажем стране, что живём мы не зря!»

И вот впереди самолёты возниклиИ, низко летя, словно к снегу приникли.Можайский десант стал заслоном в пути,К Москве не давая фашистам пройти.

Панический страх был на лицах врага:Когда же иссякнет солдатов река?И бой грохотал, в снежном вихре солдатПод танки кидался со связкой гранат.

А с неба текла белым смерчем река,В полёте ещё поражая врага:И падали в снег, и живыми вставалиРоссии сыны, и Москву заслоняли.

Фашисты охвачены ужасом былиПред волей и духом солдата России…Священный тот подвиг ребят дорогихНельзя позабыть…. Помолитесь за них!

Перцева Лидия Александровна

Небесный десант

Помолившись, маршал ЖуковОб одном спросил ребят— Кто живот готов за другиПоложити? Станьте в ряд…И шагнули богатыриТри шага полком вперед, Новобранцы из Сибири — Постоять за свой народ. Средь фашистов вышла смута, Воздух в ужасе стал бел:Без крыла, без парашютаВместо бомб десант летел…Словно голуби-подранки, С лёта падали в снега, Их расстреливали танки, Танки грозного врага. Чрево вражеской колонны, Начиненное свинцом, Изрыгало смерть и стоны, Усыпляя вечным сном. Добровольцы, паче снега, —Очищались. Сломлен бес, Чтоб взойти душе на небо, Души падали с небес…

txapela.ru

Можайский десант: правда или вымысел?

Вот что нас нарыл про кассету

VK>> Вообще-то была в наличии кассета ГРоховского, позволяющая сбрасывать VK>> десант сбреющего полёта без парашютов. Использовалась ли она в боевых VK>> действиях - не знаю. Hо до войны была сделана и испытана.

YAL> Кроме живого десанта, он испытывал и десант техники без парашютов. Я помню только, что ещё он грузовые парашюты разрабатывал (своё авто, на испытаниях разбил). Про него было по-моему у Феликса Чуева - книжка, в которой было про Бартини, Гроховского и ещё одного конструктора, который бесхвостку продвигал. У меня эту книгу кто-то спёр :-(( А, ещё у Гроховского надувной планер был, про это у Шелеста: "Тут-то ты его подклеишь, а в воздухе? У меня рук не хватит. Знаешь, в тюках он мне внушает больше доверия."

http://aviation.kryshi.net/ru.aviation/58.php?msg=197

Липкин Михаил Алексеевич - инженер-летчик-испытатель , майор. С 193? - на летно-испытательной работе в НИИ ВВС. Участвовал в испытаниях Р-5 с объектом Г-61 (кассета Гроховского), АИР-10, Г-22, ДБ-2(А) (1936), СБ бис 3, С-17 (УТ-3), СБ 2М-103 (1937-38).

http://www.ldomino.ru/memo/40/lipkin.htm

ГРОХОВСКИЙ Павел Игнатьевич (1899-1946) , российский конструктор, изобретатель и организатор производства парашютной и воздушно-десантной техники. Мастер спорта СССР по парашютному спорту (1934). Создал первые в мире хлопчатобумажные парашюты, парашютные системы и автоматические устройства к ним, грузовые контейнеры для воздушно-десантных войск, оригинальные конструкции опытных самолетов. Репрессирован; реабилитирован посмертно.

НАШЕЛ, НАШЕЛ !!!!!

Гроховский Павел Игнатьевич (1897-1946 г.г.) - выдающийся, по мнению многих современных историков, советский изобретатель, начальник Особого конструкторско-производственного бюро ВВС РККА (1930 г.), начальник и главный конструктор Экспериментального института Главного управления авиационной промышленности (1934-37 г.г.), первый в мире конструктор техники воздушно-десантных войск, автор 62 изобретений, обладатель 114 патентов в области авиации, артиллерии и бронетехники, а также полярных исследований и народного хозяйства. При этом особо следует отметить, что за спиной у этого человека было всего три класса церковно-приходской школы и курс лекций военного авиационного училища.

В 1937 году, после расстрела своего главного покровителя Тухачевского, П. И. Гроховский был снят со всех должностей и отстранен от всех работ по авиационной тематике, а в 1942 году обвинен в том, что якобы продал немцам схему "рама", над которой работал до войны ("воздушный крейсер" Г-37/3 и которая в результате козней главного конкурента этого многообещающего проекта - А.Н.Туполева - не пошла в разработку, и умер в заключении в 1946 году. Практически ни одно из изобретений Гроховского не было запущено в серию, одни видят в этом происки конкурентов, другие - профессиональную непригодность изобретателя к конструкторской деятельности.

Г-61 — кассеты для перевозки людей под нижними крыльями самолета Р-5 (рис. 284, б). Фанерные кассеты общим объемом 4,3 м3 с целлулоидными прозрачными носками вмещали по семь человек под каждым крылом, а всего 16 человек на самолете, включая экипаж самолета. 8 декабря 1936 г. П. И. Гроховский сам испытал самолет с такой нагрузкой. Разбег был около 400 м за 30 с, скорость — 201 км/ч, потолок — до 2800 м при полетной массе 3800 кг, в том числе масса пустых кассет 200 кг.

и много еще чего, в том числе и фото ГРоховского здесь

http://md.1gb.ru/forum/viewtopic.php?p=56

А вот и картинка такой кассеты

 

reibert.info

Новости дня: Легенда о Можайском десанте - Свободная Пресса

В нашу редакцию обратился протоиерей Александр Тоготин из Бронницкого храма. Он принёс своё стихотворение-песню в память о подвиге советских десантников под Можайском зимой 1941 года и попросил помочь в розыске документов о том бое, который якобы до сих пор засекречен. Протоиерей Тоготин сослался на рассказы пожилых прихожан и на роман Юрия Сергеева «Княжий остров», где описано это событие. Вот стихотворение батюшки.

МОЖАЙСКИЙ ДЕСАНТ

«Дугласы» взметали сугробы на земле,

Прыгали солдаты в белоснежной мгле…

Им не выдавали даже парашют,

Потому что был он непригоден тут.

Кто остался целым, выдержав удар,

Тот в гранату быстро вкручивал запал.

И под танк бросался, жертвуя собой.

Это был великий под Можайском бой.

Снег от русской крови в поле заалел.

Ни один из наших там не уцелел.

Но зато и немец дальше не прошёл,

Он свою могилу под Москвой нашёл.

Создавая это стихотворение, протоиерей, по его словам, основывался на сведениях из романа «Княжий остров». Процитируем:

«Жуков сурово оглядел лица присутствующих военноначальников:

— Что будем делать? Немцы идут к Москве! Как вы могли не укрепить стратегически важное шоссе, танковое направление? Такую колонну трудно остановить! Невозможно выбросить им войска наперерез… Они почти в дамках. Есть бомбардировщики на аэродроме?

— Есть, но израсходованы бомбы. Ни одной не осталось. Можно транспортные ТБ-3 послать в Москву на склады, — промямлил один из генералов.

— Не успеть… — Жуков задумался, прошёлся по комнате и приказал. — Готовить десант!

— Нет парашютов, — подал голос один из лётчиков.

— Готовить десант! — опять повторил Жуков. — Когда я ехал сюда, видел на марше свежий полк сибиряков недалеко от аэродрома, задержать его, повернуть к самолётам. Едем туда.

Когда начальство прибыло к аэродрому, полк сибиряков был уже выстроен на лётном поле. Жуков невольно залюбовался, глядя на здоровых, румяных парней и мужиков в новеньких белых полушубках. Полк, увидев приближающегося Жукова, замер без команды.

— Братья!!! — зычно крикнул Жуков новобранцам. — Колонна немецких танков прорвалась к Москве и скоро будет в столице… Нет средств их остановить, а надо это сделать, чтобы не посеять панику и не пролить невинную кровь мирных людей. Я не могу вам приказать пойти на это… Я прошу вас… Нужны только добровольцы. Вон в тех машинах собраны противотанковые ружья, гранаты и взрывчатка… Ставлю задачу, равной которой не было в истории войн. И не будет, наверное… Вы видите, что сама природа встала на защиту святого Отечества, такого снега давно не помнила подмосковная земля. На бреющем полёте надо выбросить десант перед танковой колонной и остановить её. Нужно будет прыгать в снег без парашютов — их нет… Нет у нас и иного выхода. Добровольцы! Три шага вперёд!

Колыхнулся и единым монолитом весь полк сделал три шага. Ни одного человека не осталось на месте.

— С Богом! Таких солдат нет ни в одной армии мира. И никогда не будет!

Жуков низко поклонился солдатам и приказал:

— Раздать противотанковые средства!

Транспортные самолёты тяжело отрывались от земли и брали курс на Можайск. Жуков неподвижно смотрел им вслед, заложив руку за шинель. Обеспокоенный ординарец спросил:

— С сердцем плохо, товарищ генерал армии?

— Всё нормально.

В это время последний самолёт оторвался от земли. Жуков судорожно сжал возле сердца иконку Божией Матери, которую носил с собой с начала войны, и прошептал молитву. Потом, не страшась никого, резко перекрестился и тяжелой походкой направился к машине. Усаживаясь, сказал шофёру:

— Не могу себе представить ни американца, ни англичанина, ни даже немца, который добровольно без парашюта прыгает с самолёта!

Немецкая колонна ходко неслась по заснеженному шоссе. Вдруг впереди появились низко летящие русские самолёты, они, словно собираясь приземляться, стлались над самой землей. На высоте четырёх-десяти метров от земли из самолётов как гроздья посыпались люди. От их падений снег вздымался, как земля после взрывов снарядов, люди кувыркались в снежных вихрях, и тут же эти белые снежные взрывы обернулись пламенными разрывами гранат и автоматными очередями, сеющими панику и смерть в немецких колоннах. Призраки в белых полушубках бросались под танки со связками гранат, стреляли из противотанковых ружей, атака была столь стремительной, что немцы долго не могли прийти в себя. Яростные, бесстрашные в своём возмездии, русские несли смерть. Прожжённые противотанковыми ружьями, взорванные гранатами, горели танки.

Бой кипел возле шоссе, и будь на месте немецкой армии французская, американская или английская, белый смерч русского десанта смял бы их сразу, но дисциплинированные немцы сумели после первого шока прийти в себя, организовали оборону и, имея большое превосходство в живой силе и технике, сумели принять бой и с помощью танков, пехоты и бронемашин отразить русскую атаку, расстреляв почти всех десантников. Немцы радовались победе, тем более, что новая колонна танков, мотоциклов, бронемашин и автомобилей с пехотой подошла с запада и вступила в бой.

Немцы не сразу заметили, что из-за леса вновь вынырнули русские самолёты, и новая волна десантников, как цунами, буквально обрушилась на головы немецких солдат. Русские вступали в бой сразу же, не теряя ни секунды, казалось, что они начинали стрелять, не достигнув земли. В этот раз немцы не сумели ничего предпринять. Взорванные бронемашины и танки, перегородившие пути к отступлению остальной колонне, превратили её в хорошую мишень. Только несколько танков и бронемашин сумели вырваться из огненного ада и на предельной скорости помчались назад. Казалось, что не только экипажи, но и сами боевые машины охватил животный ужас, что не только люди, но и танки с автомобилями возвещают окрестности о том кошмаре, из которого они только что выбрались. Когда прошла эйфория боя, наши стали подсчитывать потери… Выяснилось, что только при падении из каждых ста человек погибли двенадцать. Сколько людей остались покалеченными, какие страшные травмы получили люди, прыгая с высоты в пять-десять метров на огромной скорости… Кто сейчас это подсчитает?

Остальные приняли неравный бой… Вечная память русскому воину! Помолитесь за них, люди… Помяните Можайский десант".

Роман есть роман. Писатель имеет право на художественный вымысел. Но, может быть, есть и документальная основа для такого сюжета?

В книге «Воздушные десанты Второй мировой войны» указывается, что русские применяли десантирование пехоты в снег с низко летящего самолёта при помощи так называемого контейнера Гроховского. В некоторых справочных документах имеются сведения о том, что действительно советский инженер Гроховский в 30-е годы прошлого столетия разработал приспособление, с помощью которого можно было приземляться из самолёта с низких высот и на малой скорости без парашюта. Правда, испытания давали большой процент гибели. Накануне войны Гроховский был репрессирован. Судьба его изобретения неизвестна.

В книге немецкого автора Алькмара Гове «Внимание, парашютисты!» есть такие строки: «Советские самолёты на бреющем полёте пролетали над покрытыми снегом полями и сбрасывали пехотинцев с оружием без парашютов прямо в глубокий снег.» Ниже шло примечание переводчика: «В 1930-х годах в СССР действительно проводились эксперименты по беспарашютному сбрасыванию десантников с минимальной высоты с легкомоторных самолётов (в частности, спомощью „кассет Гроховского“). Но в реальных боевых условиях такая методика не применялась.»

Единственный самолет, технические характеристики которого позволяли провести подобное десантирование, это Г-2 — десантно-грузовой (до 38 десантников) вариант знаменитого ТБ-3, который, в свою очередь, являлся военной модификацией АНТ-6. При максимальной скорости 190 — 208 км/час, посадочная скорость составляла около 60 км/час. Самолет мог садиться на необорудованные посадочные полосы с глубиной снежного покрова до 1 метра.

Летчики, воевавшие на ТБ-3, рассказывали, что он хорошо вел себя на высоте 2−3 метра при скорости полета 70−80 км/час, чем они иногда пользовались, сбрасывая грузы.

Член Международной ассоциации историков Второй мировой войны профессор Юрий Рубцов так прокомментировал эту легенду:

— Думаю, что сюжеты романа и стихотворения протоиерея Александра Тоготина основаны на вполне реальной легенде. Восхищение нашими орлами-десантниками помноженное на действительно легендарный характер нашей победы под Москвой не могло не привести к созданию таких легенд. А фактической базой для них были предвоенные испытания контейнера Гроховского и вполне реальный авиадесант, выброшенный на Можайской линии обороны, правда, с парашютами.

5 октября 1941 года наша воздушная разведка обнаружила 25-километровую немецкую моторизированную колонну, которая полным ходом двигалась по Варшавскому шоссе в направлении Юхнова. 200 танков, 20 тысяч пехоты на автомашинах в сопровождении авиации и артиллерии представляли смертельную угрозу для Москвы, до которой оставалось 198 километров. Советских войск на этом пути не было. Лишь в Подольске имелось два военных училища: пехотное — ППУ (начальник училища генерал-майор Василий Смирнов, численность — 2000 курсантов) и артиллерийское — ПАУ (начальник училища полковник Иван Стрельбицкий, численность -1500 курсантов).

Для того, чтобы дать им время занять оборону, был сброшен небольшой авиадесант под командованием капитана Сторчака. Подольские курсанты вскоре объединились с группой Сторчака. И они вместе сдерживали колонну несколько суток до прибытия подкрепления.

Погибли почти все, но не дали фашистам прорваться к Москве. Этот подвиг достоин и легенд, и романов, и песен, и кинофильмов.

svpressa.ru

Легенда о Можайском десанте

Создавая это стихотворение, протоиерей, по его словам, основывался на сведениях из романа «Княжий остров». Процитируем:

«Жуков сурово оглядел лица присутствующих военноначальников:

— Что будем делать? Немцы идут к Москве! Как вы могли не укрепить стратегически важное шоссе, танковое направление? Такую колонну трудно остановить! Невозможно выбросить им войска наперерез… Они почти в дамках. Есть бомбардировщики на аэродроме?

— Есть, но израсходованы бомбы. Ни одной не осталось. Можно транспортные ТБ-3 послать в Москву на склады, — промямлил один из генералов.

— Не успеть… — Жуков задумался, прошёлся по комнате и приказал. — Готовить десант!

— Нет парашютов, — подал голос один из лётчиков.

— Готовить десант! — опять повторил Жуков. — Когда я ехал сюда, видел на марше свежий полк сибиряков недалеко от аэродрома, задержать его, повернуть к самолётам. Едем туда.

Когда начальство прибыло к аэродрому, полк сибиряков был уже выстроен на лётном поле. Жуков невольно залюбовался, глядя на здоровых, румяных парней и мужиков в новеньких белых полушубках. Полк, увидев приближающегося Жукова, замер без команды.

— Братья!!! — зычно крикнул Жуков новобранцам. — Колонна немецких танков прорвалась к Москве и скоро будет в столице… Нет средств их остановить, а надо это сделать, чтобы не посеять панику и не пролить невинную кровь мирных людей. Я не могу вам приказать пойти на это… Я прошу вас… Нужны только добровольцы. Вон в тех машинах собраны противотанковые ружья, гранаты и взрывчатка… Ставлю задачу, равной которой не было в истории войн. И не будет, наверное… Вы видите, что сама природа встала на защиту святого Отечества, такого снега давно не помнила подмосковная земля. На бреющем полёте надо выбросить десант перед танковой колонной и остановить её. Нужно будет прыгать в снег без парашютов — их нет… Нет у нас и иного выхода. Добровольцы! Три шага вперёд!

Колыхнулся и единым монолитом весь полк сделал три шага. Ни одного человека не осталось на месте.

— С Богом! Таких солдат нет ни в одной армии мира. И никогда не будет!

Жуков низко поклонился солдатам и приказал:

— Раздать противотанковые средства!

Транспортные самолёты тяжело отрывались от земли и брали курс на Можайск. Жуков неподвижно смотрел им вслед, заложив руку за шинель. Обеспокоенный ординарец спросил:

— С сердцем плохо, товарищ генерал армии?

— Всё нормально.

В это время последний самолёт оторвался от земли. Жуков судорожно сжал возле сердца иконку Божией Матери, которую носил с собой с начала войны, и прошептал молитву. Потом, не страшась никого, резко перекрестился и тяжелой походкой направился к машине. Усаживаясь, сказал шофёру:

— Не могу себе представить ни американца, ни англичанина, ни даже немца, который добровольно без парашюта прыгает с самолёта!

Немецкая колонна ходко неслась по заснеженному шоссе. Вдруг впереди появились низко летящие русские самолёты, они, словно собираясь приземляться, стлались над самой землей. На высоте четырёх-десяти метров от земли из самолётов как гроздья посыпались люди. От их падений снег вздымался, как земля после взрывов снарядов, люди кувыркались в снежных вихрях, и тут же эти белые снежные взрывы обернулись пламенными разрывами гранат и автоматными очередями, сеющими панику и смерть в немецких колоннах. Призраки в белых полушубках бросались под танки со связками гранат, стреляли из противотанковых ружей, атака была столь стремительной, что немцы долго не могли прийти в себя. Яростные, бесстрашные в своём возмездии, русские несли смерть. Прожжённые противотанковыми ружьями, взорванные гранатами, горели танки.

Бой кипел возле шоссе, и будь на месте немецкой армии французская, американская или английская, белый смерч русского десанта смял бы их сразу, но дисциплинированные немцы сумели после первого шока прийти в себя, организовали оборону и, имея большое превосходство в живой силе и технике, сумели принять бой и с помощью танков, пехоты и бронемашин отразить русскую атаку, расстреляв почти всех десантников. Немцы радовались победе, тем более, что новая колонна танков, мотоциклов, бронемашин и автомобилей с пехотой подошла с запада и вступила в бой.

Немцы не сразу заметили, что из-за леса вновь вынырнули русские самолёты, и новая волна десантников, как цунами, буквально обрушилась на головы немецких солдат. Русские вступали в бой сразу же, не теряя ни секунды, казалось, что они начинали стрелять, не достигнув земли. В этот раз немцы не сумели ничего предпринять. Взорванные бронемашины и танки, перегородившие пути к отступлению остальной колонне, превратили её в хорошую мишень. Только несколько танков и бронемашин сумели вырваться из огненного ада и на предельной скорости помчались назад. Казалось, что не только экипажи, но и сами боевые машины охватил животный ужас, что не только люди, но и танки с автомобилями возвещают окрестности о том кошмаре, из которого они только что выбрались. Когда прошла эйфория боя, наши стали подсчитывать потери… Выяснилось, что только при падении из каждых ста человек погибли двенадцать. Сколько людей остались покалеченными, какие страшные травмы получили люди, прыгая с высоты в пять-десять метров на огромной скорости… Кто сейчас это подсчитает?

Остальные приняли неравный бой… Вечная память русскому воину! Помолитесь за них, люди… Помяните Можайский десант".

Роман есть роман. Писатель имеет право на художественный вымысел. Но, может быть, есть и документальная основа для такого сюжета?

В книге «Воздушные десанты Второй мировой войны» указывается, что русские применяли десантирование пехоты в снег с низко летящего самолёта при помощи так называемого контейнера Гроховского. В некоторых справочных документах имеются сведения о том, что действительно советский инженер Гроховский в 30-е годы прошлого столетия разработал приспособление, с помощью которого можно было приземляться из самолёта с низких высот и на малой скорости без парашюта. Правда, испытания давали большой процент гибели. Накануне войны Гроховский был репрессирован. Судьба его изобретения неизвестна.

В книге немецкого автора Алькмара Гове «Внимание, парашютисты!» есть такие строки: «Советские самолёты на бреющем полёте пролетали над покрытыми снегом полями и сбрасывали пехотинцев с оружием без парашютов прямо в глубокий снег.» Ниже шло примечание переводчика: «В 1930-х годах в СССР действительно проводились эксперименты по беспарашютному сбрасыванию десантников с минимальной высоты с легкомоторных самолётов (в частности, спомощью „кассет Гроховского“). Но в реальных боевых условиях такая методика не применялась.»

Единственный самолет, технические характеристики которого позволяли провести подобное десантирование, это Г-2 — десантно-грузовой (до 38 десантников) вариант знаменитого ТБ-3, который, в свою очередь, являлся военной модификацией АНТ-6. При максимальной скорости 190 — 208 км/час, посадочная скорость составляла около 60 км/час. Самолет мог садиться на необорудованные посадочные полосы с глубиной снежного покрова до 1 метра.

Летчики, воевавшие на ТБ-3, рассказывали, что он хорошо вел себя на высоте 2−3 метра при скорости полета 70−80 км/час, чем они иногда пользовались, сбрасывая грузы.

Член Международной ассоциации историков Второй мировой войны профессор Юрий Рубцов так прокомментировал эту легенду:

— Думаю, что сюжеты романа и стихотворения протоиерея Александра Тоготина основаны на вполне реальной легенде. Восхищение нашими орлами-десантниками помноженное на действительно легендарный характер нашей победы под Москвой не могло не привести к созданию таких легенд. А фактической базой для них были предвоенные испытания контейнера Гроховского и вполне реальный авиадесант, выброшенный на Можайской линии обороны, правда, с парашютами.

5 октября 1941 года наша воздушная разведка обнаружила 25-километровую немецкую моторизированную колонну, которая полным ходом двигалась по Варшавскому шоссе в направлении Юхнова. 200 танков, 20 тысяч пехоты на автомашинах в сопровождении авиации и артиллерии представляли смертельную угрозу для Москвы, до которой оставалось 198 километров. Советских войск на этом пути не было. Лишь в Подольске имелось два военных училища: пехотное — ППУ (начальник училища генерал-майор Василий Смирнов, численность — 2000 курсантов) и артиллерийское — ПАУ (начальник училища полковник Иван Стрельбицкий, численность -1500 курсантов).

Для того, чтобы дать им время занять оборону, был сброшен небольшой авиадесант под командованием капитана Сторчака. Подольские курсанты вскоре объединились с группой Сторчака. И они вместе сдерживали колонну несколько суток до прибытия подкрепления.

Погибли почти все, но не дали фашистам прорваться к Москве. Этот подвиг достоин и легенд, и романов, и песен, и кинофильмов.

myhistori.ru

Новости дня: Легенда о Можайском десанте - Свободная Пресса

В нашу редакцию обратился протоиерей Александр Тоготин из Бронницкого храма. Он принёс своё стихотворение-песню в память о подвиге советских десантников под Можайском зимой 1941 года и попросил помочь в розыске документов о том бое, который якобы до сих пор засекречен. Протоиерей Тоготин сослался на рассказы пожилых прихожан и на роман Юрия Сергеева «Княжий остров», где описано это событие. Вот стихотворение батюшки.

МОЖАЙСКИЙ ДЕСАНТ

«Дугласы» взметали сугробы на земле,

Прыгали солдаты в белоснежной мгле…

Им не выдавали даже парашют,

Потому что был он непригоден тут.

Кто остался целым, выдержав удар,

Тот в гранату быстро вкручивал запал.

И под танк бросался, жертвуя собой.

Это был великий под Можайском бой.

Снег от русской крови в поле заалел.

Ни один из наших там не уцелел.

Но зато и немец дальше не прошёл,

Он свою могилу под Москвой нашёл.

Создавая это стихотворение, протоиерей, по его словам, основывался на сведениях из романа «Княжий остров». Процитируем:

«Жуков сурово оглядел лица присутствующих военноначальников:

— Что будем делать? Немцы идут к Москве! Как вы могли не укрепить стратегически важное шоссе, танковое направление? Такую колонну трудно остановить! Невозможно выбросить им войска наперерез… Они почти в дамках. Есть бомбардировщики на аэродроме?

— Есть, но израсходованы бомбы. Ни одной не осталось. Можно транспортные ТБ-3 послать в Москву на склады, — промямлил один из генералов.

— Не успеть… — Жуков задумался, прошёлся по комнате и приказал. — Готовить десант!

— Нет парашютов, — подал голос один из лётчиков.

— Готовить десант! — опять повторил Жуков. — Когда я ехал сюда, видел на марше свежий полк сибиряков недалеко от аэродрома, задержать его, повернуть к самолётам. Едем туда.

Когда начальство прибыло к аэродрому, полк сибиряков был уже выстроен на лётном поле. Жуков невольно залюбовался, глядя на здоровых, румяных парней и мужиков в новеньких белых полушубках. Полк, увидев приближающегося Жукова, замер без команды.

— Братья!!! — зычно крикнул Жуков новобранцам. — Колонна немецких танков прорвалась к Москве и скоро будет в столице… Нет средств их остановить, а надо это сделать, чтобы не посеять панику и не пролить невинную кровь мирных людей. Я не могу вам приказать пойти на это… Я прошу вас… Нужны только добровольцы. Вон в тех машинах собраны противотанковые ружья, гранаты и взрывчатка… Ставлю задачу, равной которой не было в истории войн. И не будет, наверное… Вы видите, что сама природа встала на защиту святого Отечества, такого снега давно не помнила подмосковная земля. На бреющем полёте надо выбросить десант перед танковой колонной и остановить её. Нужно будет прыгать в снег без парашютов — их нет… Нет у нас и иного выхода. Добровольцы! Три шага вперёд!

Колыхнулся и единым монолитом весь полк сделал три шага. Ни одного человека не осталось на месте.

— С Богом! Таких солдат нет ни в одной армии мира. И никогда не будет!

Жуков низко поклонился солдатам и приказал:

— Раздать противотанковые средства!

Транспортные самолёты тяжело отрывались от земли и брали курс на Можайск. Жуков неподвижно смотрел им вслед, заложив руку за шинель. Обеспокоенный ординарец спросил:

— С сердцем плохо, товарищ генерал армии?

— Всё нормально.

В это время последний самолёт оторвался от земли. Жуков судорожно сжал возле сердца иконку Божией Матери, которую носил с собой с начала войны, и прошептал молитву. Потом, не страшась никого, резко перекрестился и тяжелой походкой направился к машине. Усаживаясь, сказал шофёру:

— Не могу себе представить ни американца, ни англичанина, ни даже немца, который добровольно без парашюта прыгает с самолёта!

Немецкая колонна ходко неслась по заснеженному шоссе. Вдруг впереди появились низко летящие русские самолёты, они, словно собираясь приземляться, стлались над самой землей. На высоте четырёх-десяти метров от земли из самолётов как гроздья посыпались люди. От их падений снег вздымался, как земля после взрывов снарядов, люди кувыркались в снежных вихрях, и тут же эти белые снежные взрывы обернулись пламенными разрывами гранат и автоматными очередями, сеющими панику и смерть в немецких колоннах. Призраки в белых полушубках бросались под танки со связками гранат, стреляли из противотанковых ружей, атака была столь стремительной, что немцы долго не могли прийти в себя. Яростные, бесстрашные в своём возмездии, русские несли смерть. Прожжённые противотанковыми ружьями, взорванные гранатами, горели танки.

Бой кипел возле шоссе, и будь на месте немецкой армии французская, американская или английская, белый смерч русского десанта смял бы их сразу, но дисциплинированные немцы сумели после первого шока прийти в себя, организовали оборону и, имея большое превосходство в живой силе и технике, сумели принять бой и с помощью танков, пехоты и бронемашин отразить русскую атаку, расстреляв почти всех десантников. Немцы радовались победе, тем более, что новая колонна танков, мотоциклов, бронемашин и автомобилей с пехотой подошла с запада и вступила в бой.

Немцы не сразу заметили, что из-за леса вновь вынырнули русские самолёты, и новая волна десантников, как цунами, буквально обрушилась на головы немецких солдат. Русские вступали в бой сразу же, не теряя ни секунды, казалось, что они начинали стрелять, не достигнув земли. В этот раз немцы не сумели ничего предпринять. Взорванные бронемашины и танки, перегородившие пути к отступлению остальной колонне, превратили её в хорошую мишень. Только несколько танков и бронемашин сумели вырваться из огненного ада и на предельной скорости помчались назад. Казалось, что не только экипажи, но и сами боевые машины охватил животный ужас, что не только люди, но и танки с автомобилями возвещают окрестности о том кошмаре, из которого они только что выбрались. Когда прошла эйфория боя, наши стали подсчитывать потери… Выяснилось, что только при падении из каждых ста человек погибли двенадцать. Сколько людей остались покалеченными, какие страшные травмы получили люди, прыгая с высоты в пять-десять метров на огромной скорости… Кто сейчас это подсчитает?

Остальные приняли неравный бой… Вечная память русскому воину! Помолитесь за них, люди… Помяните Можайский десант".

Роман есть роман. Писатель имеет право на художественный вымысел. Но, может быть, есть и документальная основа для такого сюжета?

В книге «Воздушные десанты Второй мировой войны» указывается, что русские применяли десантирование пехоты в снег с низко летящего самолёта при помощи так называемого контейнера Гроховского. В некоторых справочных документах имеются сведения о том, что действительно советский инженер Гроховский в 30-е годы прошлого столетия разработал приспособление, с помощью которого можно было приземляться из самолёта с низких высот и на малой скорости без парашюта. Правда, испытания давали большой процент гибели. Накануне войны Гроховский был репрессирован. Судьба его изобретения неизвестна.

В книге немецкого автора Алькмара Гове «Внимание, парашютисты!» есть такие строки: «Советские самолёты на бреющем полёте пролетали над покрытыми снегом полями и сбрасывали пехотинцев с оружием без парашютов прямо в глубокий снег.» Ниже шло примечание переводчика: «В 1930-х годах в СССР действительно проводились эксперименты по беспарашютному сбрасыванию десантников с минимальной высоты с легкомоторных самолётов (в частности, спомощью „кассет Гроховского“). Но в реальных боевых условиях такая методика не применялась.»

Единственный самолет, технические характеристики которого позволяли провести подобное десантирование, это Г-2 — десантно-грузовой (до 38 десантников) вариант знаменитого ТБ-3, который, в свою очередь, являлся военной модификацией АНТ-6. При максимальной скорости 190 — 208 км/час, посадочная скорость составляла около 60 км/час. Самолет мог садиться на необорудованные посадочные полосы с глубиной снежного покрова до 1 метра.

Летчики, воевавшие на ТБ-3, рассказывали, что он хорошо вел себя на высоте 2−3 метра при скорости полета 70−80 км/час, чем они иногда пользовались, сбрасывая грузы.

Член Международной ассоциации историков Второй мировой войны профессор Юрий Рубцов так прокомментировал эту легенду:

— Думаю, что сюжеты романа и стихотворения протоиерея Александра Тоготина основаны на вполне реальной легенде. Восхищение нашими орлами-десантниками помноженное на действительно легендарный характер нашей победы под Москвой не могло не привести к созданию таких легенд. А фактической базой для них были предвоенные испытания контейнера Гроховского и вполне реальный авиадесант, выброшенный на Можайской линии обороны, правда, с парашютами.

5 октября 1941 года наша воздушная разведка обнаружила 25-километровую немецкую моторизированную колонну, которая полным ходом двигалась по Варшавскому шоссе в направлении Юхнова. 200 танков, 20 тысяч пехоты на автомашинах в сопровождении авиации и артиллерии представляли смертельную угрозу для Москвы, до которой оставалось 198 километров. Советских войск на этом пути не было. Лишь в Подольске имелось два военных училища: пехотное — ППУ (начальник училища генерал-майор Василий Смирнов, численность — 2000 курсантов) и артиллерийское — ПАУ (начальник училища полковник Иван Стрельбицкий, численность -1500 курсантов).

Для того, чтобы дать им время занять оборону, был сброшен небольшой авиадесант под командованием капитана Сторчака. Подольские курсанты вскоре объединились с группой Сторчака. И они вместе сдерживали колонну несколько суток до прибытия подкрепления.

Погибли почти все, но не дали фашистам прорваться к Москве. Этот подвиг достоин и легенд, и романов, и песен, и кинофильмов.

svpressa.ru