Краткая историческая справка о боях на Миус-фронте 1941-1942, 1943 гг. Миус фронт


Миус-фронт. Август 1943. Незаслуженно замалчиваемая великая битва

Миус-фронт. Август 1943. Незаслуженно замалчиваемая великая битва

Владимир Викторович Волк — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Фото: Один из бесчисленных боев на Миус-фронте. Июль 1943 г. у села Степановки

Тот, кто когда-нибудь в своей жизни бывал в Таганроге, Матвееве-Кургане, Куйбышево Ростовской области, Снежном и Торезе Донецкой, Красном Луче и Вахрушево Луганской областей знает, что первым делом гостей везут на легендарные миусские высоты. Здесь в каждом населенном пункте в разное время на народные средства были сооружены уникальные мемориальные комплексы — гордость местных жителей.

Долгое время о событиях Миус-фронта писали и говорили редко, в учебниках истории о них не было ни слова, как и о боях под Ржевом, и под Вязьмой, а архивы в течение длительного периода были закрыты. Это умалчивание связывают с колоссальными человеческими жертвами — около 830 тысяч человек — битва, занимающая четвертое место по численности потерь Красной армии. По своей значимости, кровопролитности и масштабам потерь прорыв Миус-фронта сопоставим с битвой на Курской дуге. А неприступность этого оборонительного рубежа, который пролег от Таганрога до Красного Луча, можно сравнить с линиями Маннергейма и Мажино. Кстати, звание «город воинской славы» Таганрогу дали именно за Миус-фронт.

Небольшая поросшая лесами река Миус, берущая исток у села Фащевка, что почти под Дебальцево, и впадающая в Азовское море, сначала стала основательной преградой для гитлеровских войск в ходе их южной наступательной операции.

Река Миус

За время боев с 29 сентября по 4 ноября 1941 года, немецко-фашистские войска потеряли около 50 тысяч солдат и офицеров, свыше 250 танков, более 170 орудий, около 1200 машин с военными грузами. В оборонительных боях особенно отличились 383-я и 395-я шахтёрские стрелковые дивизии, сформированные преимущественно из местных рабочих.

В начале ноября 1941 года фронт остановился на Миусе и Северском Донце. Постоянные контратаки наших войск сковывали большие силы врага на южном крыле в ответственный период битвы под Москвой. Самым страшным на Примиусье старожилы из жителей Ряженого и Матвеева-Кургана всегда считали 1942 год, когда всего за несколько дней все заснеженные балки, поля и холмы вокруг стали красно-черными от крови и шинелей наших солдат. Это при том, что под снегом в этих полях уже лежали неубранными тысячи погибших в безуспешных декабрьских и январских попытках штурма немецких укреплений. Все склоны миусских холмов весной 1942 были усеяны трупами. И эти погибшие лежали там, перед глазами местных жителей, несколько месяцев. Те, кто видел эту картину ребенком, признавались, что ни до, ни после не видели ничего страшнее…

В феврале 1942 года маршал Тимошенко решил провести наступление. Войска Южного фронта под Ростовом должны были отсечь немецкий выступ между Матвеевым Курганом и Самбеком и освободить Таганрог. Таких «попыток прорыва» за несколько дней было произведено три: у Матвеева Кургана, у села Курлацкое и у кургана Соленый в Неклиновском районе. Только по официальным данным, во время операции погибло более двенадцати тысяч человек. Двадцать тысяч было ранено или обморожено.

Под Матвеевым Курганом при штурме Волковой горы и других высот с 8 по 10 марта 1942 года было убито и ранено 20 тысяч человек. За три дня наступления с 30 июля по 1 августа 1943 года западнее села Куйбышево выбыло из строя 18 тысяч человек. Там и сейчас работают поисковики. Поднимают затонувшие советские танки, находят незахороненные останки солдат. Таганрогская наступательная операция в марте сорок второго осталась темной, страшной и неизвестной страницей в истории войны. О ней ничего не написано ни в военных энциклопедиях, ни в учебниках истории. Не любили вспоминать о ней и немногие уцелевшие участники тех трагических боев. Слишком велики были жертвы…

Летом 1942 года из-за стратегических и тактических ошибок в действиях командования Юго-Западного фронта при проведении Харьковской наступательной операции ценой больших потерь врагу удалось прорвать оборону Миуса выйти к Волге и в предгорья Кавказского хребта. Войска Южного фронта вынуждены были отойти за Дон. Линию по Миусу Гитлер называл «новой государственной границей Германии — нерушимой и неприкосновенной». А после разгрома гитлеровцев в Сталинграде линия Миуса должна была стать, по замыслу гитлеровцев, фронтом мести за это поражение.

На правом берегу Миуса вдоль всей его протяженности и вглубь на сотню километров за три года войны было создано три линии обороны. Первая проходила непосредственно у берега реки, имела глубину 6–8, а на отдельных направлениях 10–12 км. За ней следовала хорошо подготовленная в инженерном отношении вторая полоса. Третья — вдоль Кальмиуса (где сегодня проходит линия соприкосновения карательных войск Украины и ополченцев Новороссии). Общая протяженность траншей, окопов и ходов сообщения только на переднем крае вдоль берега, превышала расстояние от Миуса до Берлина. На каждой из трех линий обороны были возведены свои системы из сотен дотов и дзотов. Широко применялись минные поля с плотностью 1500–1800 мин на километр фронта и с глубиной полей до 200 метров. Каждый квадратный километр был усеян пулеметными точками под бронированными колпаками.

Гитлеровцы использовали преимущества правобережья реки, богатое обрывами, оврагами, скалами и высотами. В систему обороны входил курган Саур-Могила — господствующая высота вблизи села Сауровка в Шахтёрском районе Донецкой области. Практически все основные высоты под Таганрогом, Матвеевым-Курганом, Куйбышево, Красным Лучом были под контролем фашистов. Интересное уточнение — старожилы края утверждают, что украинские каратели, минувшим летом пытаясь овладеть Примиусьем, шли по старым немецким маршрутам… Случайность или наследственность?

Июльская наступательная операция Юго-Западного и Южного фронтов на Северском Донце и на Миусе не принесла успеха Красной армии. Донбасская группировка противника сохранили прежние позиции. Однако эта операция имела стратегические последствия на других участках советско-германского фронта. Советские войска не дали немецкому командованию перебросить часть сил из района Донбасса на Курский выступ, усилив ударные группировки в ходе наступательной операции «Цитадель». Более того, немецкому командованию пришлось снять с курского направления до пяти танковых дивизий, а также значительные силы авиации и перебросить их для удержания позиций на Северском Донце и Миусе. Это ослабило белгородско-харьковскую группировку вермахта и создало более благоприятные условия для проведения операции «Румянцев» силами Воронежского и Степного фронтов. Таким образом, войска Юго-Западного и Южного решили основную задачу — они не дали немецкому командованию использовать все оперативные резервы группы армий «Юг» в операции «Цитадель» и притянули к себе значительные силы противника с Курской дуги.

В период с 3 по 10 августа 1943 года на Миус-фронт были направлены из состава 6-й армии 3-я танковая дивизия, танковые дивизии СС «Рейх» и «Мертвая голова», а из 1-й танковой армии — танковая дивизия СС «Викинг». Почти одновременно с рубежа реки Миус на изюмско-барвенковское направление, ближе к северному флангу донбасской группировки, были переброшены 23-я танковая и 16-я моторизованная дивизии. К середине августа 1-я танковая и 6-я армии, оборонявшиеся в Донбассе, насчитывали 27 дивизий.

Академик РАН Геннадий Матишов в своем интервью утверждает, что Миус-фронт оттягивал на себя и перемалывал части, которых, возможно, вермахту не хватило для успеха в сражениях под Москвой, Ленинградом, на Курской дуге. В 1943-м июльское наступление Южного фронта заставило немцев перебросить с Курской дуги на Миус-фронт три танковые дивизии. Это помогло нам победить под Курском. Мало кто знает, что 30—31 июля 1943 года в сражении близ Миуса элитный танковый корпус СС потерял людей и техники больше, чем под Прохоровкой двумя неделями раньше. Воевать учились в боях. На Миус-фронте на одного погибшего немецкого солдата приходилось семь-восемь наших. Многие годы в отечественной литературе об этом умалчивали, скрывали сведения о понесённых тогда потерях.

Командовавшие крупными соединениями на юге страны Малиновский и Гречко, бывшие в 1957–1976 годах министрами обороны СССР, предпочитали не вспоминать о неудачных эпизодах военной биографии.

Бассейн Миуса — это три года упорных, кровопролитных и безуспешных боев. Наше командование отчетливо представляло себе, что разгромить противостоящего врага будет нелегко. Войскам предстояло наступать в чрезвычайно трудных условиях — они должны были преодолеть многочисленные водные рубежи, действовать на местности, выгодной для обороняющегося, прорвать мощно укрепленные позиции с огромным количеством огневых средств.

Основное наступление войск Южного фронта было начато 18 августа 1943. Предварительно была проведена 70-минутная артподготовка, в которой участвовали 1500 артиллерийских орудий и миномётов. После артподготовки части 5-й ударной армии стали наступать. Атаковали танки, перед ними шли сапёры, которые показывали проходы в минных полях, так как из-за пыли и дыма обзор был затруднён и танкисты не видели вешек, установленных сапёрами. За танками шла пехота. С воздуха атаку поддерживали «Илы» — штурмовики 7-го авиационного корпуса. Миус-фронт был прорван на глубину 8–9 километров.

19 августа у села Куйбышево 4-й гвардейский механизированный корпус под командованием генерал-лейтенанта И.Т.Танасчишина выдвинулся за линию фронта на 20 километров. Их танки подошли к Амвросиевке. В последующие дни в результате контратак немцев советские войска немного отступили. 22—26 августа германское командование перебросило из Крыма танковую дивизию. Собрав подразделения с соседних участков фронта, немцы попытались фланговыми ударами окружить наступавших. В ночь на 24 августа советские войска пошли в атаку и заняли сёла Артёмовка, Кринички, хутор Семёновский. Была занята дорога на Таганрог, что лишило германские войска возможности перебрасывать резервы.

Один из самых важных этапов миусского прорыва — штурм господствующей высоты Саур-Могила, был начат 28 августа. В нем участвовали части 96-й гвардейской стрелковой дивизии, которой командовал гвардии полковник Семён Самуилович Левин. На вершине располагался центральный наблюдательный пункт шестой германской армии. На склонах кургана были врыты в землю бронеколпаки с огневыми средствами, блиндажи в несколько накатов и дзоты. Огневые позиции круговой обороны располагались в несколько ярусов. Также для обороны использовались огнемётные танки, самоходные артиллерийские установки «Фердинанд», артиллерийские орудия и миномёты. 29 августа после артналёта советские войска почти захватили вершину, но контратака немцев оттеснила нападавших. Высота окончательно была взята утром 31 августа. В ходе этих сражений, только в течение нескольких дней погибло 18 тысяч советских воинов. В одной из многочисленных песен о Миус-фронте и Саур-могиле есть такие строки:

  • «Послушай ветры над Саур-Могилой,И ты поймешь, кто эту землю спас,Чье мужество в боях освободило,Врагу не покорившийся Донбасс».

После войны на вершине кургана был построен мемориал, разрушенный в прошлом году новым поколением фашистов.

По подсчётам Геннадия Матишова, Красная Армия потеряла на Миус-фронте более 830 тысяч человек, из них 280 тысяч — погибшими. Это примерно 25–30 дивизий, или 3% общих потерь нашей армии убитыми за всю войну. Для юга России, по мнению Матишова, Матвеев-Курган значит не меньше, чем Мамаев в Сталинграде, а почётного звания «Город воинской славы» заслуживают и Куйбышево, и Ряженое, и Синявское, и Самбек, и многие примиусские сёла.

На территории России, ДНР и ЛНР существует более сотни мемориалов и воинских захоронений, связанных с боями на Миус-фронте. Однако большинство из них создавались в советское время, когда многое о тех событиях не было известно. В мае 2015 года близ села Куйбышево Ростовской области торжественно открыли мемориал воинам-гвардейцам «Прорыв». Поисковики предлагают соорудить поклонные кресты по всем ключевым высотам Миус-фронта, которых насчитывается 12, с указанием всех соединений и частей, участвовавших в сражениях. По одной из местных легенд, в начале семидесятых годов Красный Луч был одним из претендентов на звание города-героя. Чиновники и краеведы добивались такого права и даже соорудили на реке Миус уникальный мемориал и музей боевой славы, где каждый год 9 мая собираются местные жители от мала до велика. Их никто не организовывает, они это делают по зову сердца, вознося цветы и венки на вершину горы у посёлка Яновка. Цветы возлагаются и у мемориала жертвам фашизма у шахты «Богдан», в шурф которой гитлеровские палачи сбросили более двух с половиной тысяч непокорившихся советских людей.

Недалеко от села Княгиновка поисковики установили памятник военному комиссару разведывательной роты 383-й стрелковой дивизии Спартаку Железному и местной партизанке Нине Гнилицкой — героям Советского Союза. В братской могиле вместе с ними похоронены два десятка принявших неравный бой с фашистами советских воинов осетинской национальности.

Неужели это чужая земля для россиян? Неужели сотни тысяч жертв Миус-фронта, принесенных на алтарь нашей общей Победы, дешевле нулей на банковских счетах олигархов и могут быть забыты в угоду решающих свои вопросы сильных мира сего?

Важнейшие битвы в период коренного перелома во время Великой Отечественной войны, по мнению авторов книги «Миус-фронт в Великой Отечественной войне 1941—1942 гг., 1943 г.»

Саур Могила до разгрома 2014 года

Мемориал в Красном Луче 

Мемориал в Куйбышево

 

Мемориалы на Матвееве-Кургане 

Мемориал в Таганроге 

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Победа будет за нами

О воинах русского духа

Саур-Могила. Точка духовной силы

Луганск всегда был землей Героев

После смерти сына в ополчение Донбасса пошла его мать и жена

Василий Тёркин на Донбассе

Новое поколение детей войны возрождает пионерию

Унизительный Брестский мир как прообраз Минского соглашения

Донбасс предавать нельзя. Если это случится, России не помогут никакие антикризисные меры

Поколение Победителей: нравственный феномен

   Вернуться на главную

rusrand.ru

фронт - это... Что такое Миус-фронт?

Миус-фронт — сильно укреплённый, глубокоэшелонированный оборонительный рубеж во время Великой Отечественной войны, созданный немецкими войсками на реке Миус в декабре 1941 года. Советские войска дважды пытались прорвать этот рубеж: с декабря 1941 по июль 1942 года, и с февраля по август 1943 года. Им это удалось лишь в августе 1943 года в ходе Донбасской наступательной операции, когда войска Южного фронта прорвали немецкий рубеж обороны в районе посёлка Куйбышево.

Описание укреплений

Основная линия обороны начиналась у побережья Азовского моря к востоку от Таганрога, затем проходила по реке Миус, что и дало название всей линии.

Глубина укреплений линии местами доходила до 11 километров. Вдоль р. Миус линия проходила по правому, то есть высокому берегу реки. Также были использованы частые обрывы, высоты, овраги и скалы, характерные для данного участка Донецкого кряжа. В том числе, в систему обороны входил курган Саур-Могила — господствующая высота[1] вблизи с. Сауровка в Шахтёрском районе Донецкой области.

Всего для обороны была задействовано порядка 800 населённых пунктов в полосе шириной 45-50 километров[2].

Для сооружения укреплении использовались рельсы, лес со складов на шахтах, разбирались дома местных жителей. Принудительно использовался труд женщин, детей и стариков[3].

Были сооружены цепи дотов и дзотов, пулемётные гнезда и гнёзда подвижной артиллерии. Использовались кочующие глухие доты из стали — «крабы». Были заминированы поля, прорыты траншеи, противотанковые рвы и выставлены проволочные заграждения. Ширина минных полей была не менее 200 метров. Плотность дотов и дзотов доходила до 20-30 на квадратный километр.

Осень 1941 - весна 1942

Август-декабрь 1941

На рубеж р. Миус немецкая армия (танковая группа Клейста) вышла в середине октября 1941: 17 октября пал Таганрог. Наступившая осенняя распутица и истощение запасов горючего заставили задержать продвижение[4]. Командующий группы «Юг» фельдмаршал Герд фон Рундштедт полагал, что в преддверии зимы продолжать наступление не следует. Поэтому было начато сооружение линии укреплеий на р. Миус.[5]. Однако Гитлер настоял на продолжении наступления, и 17 ноября танки Клейста двинулись на Ростов-на-Дону. После недели упорных боев оборона Красной Армии была сломлена, и в ночь на 20 ноября немецкие войска вошли в город.

В полном соответствии с предсказанием Рундштедта, сил для удержания города не хватило и уже 28 ноября советские войска под командованием С. К. Тимошенко после упорного и кровопролитного боя вновь заняли Ростов-на-Дону. Рундштедт запросил разрешения Гитлера отвести войска на подготовленный рубеж обороны на р. Миус, но разрешения не получил. Тем не менее, приказ к отходу был отдан, за что в тот же день Рундштедт был отстранен от командования. Новый командующий группой «Юг» Вальтер фон Райхенау, прибыв на место, подтвердил приказ к отступлению. Рубеж Миуса части 17-й полевой армии удерживали всю весну следующего 1942 вплоть до начала наступления на Кавказ[6].

Зима 1942/43

Зима 1942-43

Оборона вермахта на Миус-фронте продолжалась до июля 1942, когда после провала наступления Красной Армии под Харьковом немецкое командование начало наступление на Кубань и Кавказ. 24 июля части 17-й армии вновь вошли в Ростов. На этот раз советские войска не оказали врагу должного сопротивления, что было отмечено в тексте известного приказа НКО № 227 — «Ни шагу назад!».

После окружения 6-й армии Паулюса под Сталинградом в декабре 1942, группировке вермахта на Кубани и Северном Кавказе (группа армий «А») грозило окружение, поскольку части Красной Армии, находившиеся в районе Сталинграда, оказались намного ближе к Ростову-на-Дону, через который проходила связь группы с остальными частями Восточного фронта.

Приказ Гитлера на отступление с Кавказа последовал 27 декабря 1942, когда силы Красной Армии уже находились в опасной близости к Ростову. Упорные бои на подступах к городу продолжались в течение января 1943. Вермахту всё же удалось сдержать натиск Красной Армии: 1-я танковая переправилась через Дон и избежала окружения. После этого немецкие войска оставили Ростов-на-Дону (освобожден 14 февраля 1943) и вновь отошли на линию Миус-фронта, где и закрепились до лета 1943[7].

Прорыв Миус-фронта

Подготовка к прорыву Миус-фронта была начата в мае 1943 года. В наступлении участвовали соединения 5-й ударной армии Южного фронта.

Основная статья: Сражение у Степановки

Особенно упорные бои происходили с 17 июля по 2 августа 1943 за плацдарм в районе села Степановка[8]. 17 июля советские войска прорвали фронт на 2-6 километров. 18 июля — заняли рубеж Степановка — Мариновка. 30 июля в контратаку пошло 100 немецких танков, они шли со стороны Снежного. 2 августа советские войска отступили на левый берег Миуса.

28 июля 1943 года из-под Харькова на Миус-фронт были переброшены три танковые дивизии СС, хотя за Харьков в это время велись бои.

Наступление советской армии в июле-декабре 1943

18 августа 1943 года было начато наступление войск Южного фронта. Предварительно была проведена 70-минутная артподготовка в которой участвовали 1500 артиллерийских орудий и миномётов. После артподготовки части 5-й ударной армии стали наступать. Атаковали танки, перед ними шли сапёры, которые показывали проходы в минных полях, так как из-за пыли и дыма обзор был затруднён и танкисты не видели вешек, установленных сапёрами. За танками шла пехота. С воздуха атаку поддерживали «Илы» — штурмовики 7-го авиационного корпуса. Миус-фронт был прорван на глубину 8-9 километров.

19 августа у села Куйбышево 4-й гвардейский мехкорпус под командованием генерал-лейтенанта И. Т. Танасчишина выдвинулись за линию фронта на 20 километров. Их танки подошли к Амвросиевке. В основном же прорыв составил 24 километров в глубину и до 16 километров по фронту приблизившись ко второй линии обороны.

20 и 21 августа в результате контратак немцев советские войска немного отступили. 22-26 августа германское командование перебросило из Крыма танковую дивизию[уточнить]. Собрав подразделения с соседних участков фронта, немцы попытались фланговыми ударами окружить наступавших.

В ночь на 24 августа советские войска пошли в атаку и заняли сёла Артёмовка, Кринички, хутор Семёновский. Была занята дорога на Таганрог, что лишило германские войска возможности перебрасывать резервы.

27 августа была освобождена Амвросиевка, сёла Большое Мешково и Благодатное.

Штурм Саур-Могилы советскими войсками был начат 28 августа 1943 года. В штурме участвовали части 96-й гвардейской стрелковой дивизии, которой командовал гвардии полковник Семён Самуилович Левин. 29 августа после артналёта советские войска почти захватили вершину, но контратака немцев в направлении хутора Саурмогильский (теперь село Сауровка) оттеснила нападавших. Высота была взята утром 31 августа. После взятия высоты советские войска сразу же продолжили преследование немецких войск, отступавших в направлении Снежного и Чистяково (теперь Торез).

Миус-фронт надолго задержал продвижение Красной Армии на южном направлении. Если Ростов-на-Дону был освобождён в феврале 1943 года, то Таганрог — лишь 30 августа 1943 года.

Память о боях на Миус-фронте

  • Возле города Снежное находится мемориальный комплекс «Саур-Могила» — высота, за которую в августе 1943 года вели ожесточенные бои с немецко-фашистскими войсками части 5-й ударной армии Южного фронта. В 1967—1975 годах на Саур-Могиле сооружен мемориальный комплекс в память о подвиге советских солдат, погибших при штурме высоты и прорыве немецкой оборонительной линии на реке Миус.
  • 7 мая 1980 года в Неклиновском районе Ростовской области недалеко от посёлка Самбек в честь воинов 130-й и 416-й стрелковых дивизий, удостоенных почётного наименования «Таганрогских» был воздвигнут Мемориал боевой славы, официально названный «Мемориал Славы на Самбекских высотах». Памятник воздвигнут на самой высокой точке возле осыпающихся от времени окопов, разрушенных пулемётных гнёзд, блиндажей на окраине села. На большом камне у входа в мемориальный комплекс высечена надпись:

Остановись, товарищ! Поклонись земле, обагренной кровью богатырей твоего народа, отстоявших мир, в котором ты живешь. Пусть на этом кургане твое сердце воспламениться великим огнём их беззаветной любви к Родине, а память твоя сквозь годы пронесет славу их бессмертного подвига для передачи потомкам в веках. Никто не забыт, ничто не забыто".

Автор комплекса — бакинский скульптор Э. Шамилов и ростовские архитекторы В. И. и И. В. Григор[9]. Памятник представляет собой две бетонные стены — две стрелковые дивизии, освобождавшие эти места и является самым крупным памятником на территории Ростовской области. В открытии памятника участвовала азербайджанская делегация во главе с первым секретарём ЦК Компартии Азербайджанской ССР Гейдаром Алиевым[10][11].

«Мемориал Славы на Самбекских высотах» в Неклиновском районе Ростовской области недалеко от посёлка Самбек

Публикации

  • Твои освободители, Донбасс. Очерки, воспоминания / составитель Тепляков Г. В. — 5-е, дополненное. — Донецк: «Донбасс», 1976. — 423 с. — 100 000 экз.
  • Олейников М. Я. Саур-Могила. Путеводитель. — Донецк: «Донбасс», 1976. — 32 с. — 25 000 экз.
  • Пужаев Г.К. Кровь и слава Миуса. - М.: БАННЭР плюс, 2008.
  • Миус-фронт в ВОВ, 1941-1942 годы, 1943 год. — Ростов-на-Дону: Южный научный центр РАН, 2010.[12]

Ссылки

Ссылки и примечания

  1. ↑ высота кургана 277,9 метров, одна из высочайших точек донецкого кряжа
  2. ↑ Вторая линия обороны проходила по правым берегам рек Крынка и Мокрый Еланчик и через населённые пункты Красный Кут, Мануйловка, Андреевка. Третья линия обороны проходила по правому берегу реки Кальмиус, к востоку от Сталино, Макеевки и Горловки. Однако эти укрепления в боях задействованы не были.
  3. ↑ Олейников М. Я. Саур-Могила. Путеводитель. — Донецк: «Донбасс», 1976. — С. 8. — 25 000 экз.
  4. ↑ David Irving, «Hitler’s War», Viking Adult (1977) ISBN 0-670-37412-1, ISBN 978-0-670-37412-0
  5. ↑ С. Митчем, «Фельдмаршалы Гитлера», Смоленск «Русич», 1999, стр. 396
  6. ↑ В составе сил, оборонявших Миус-фронт в зимой-весной 1942 была и 1-я горнострелковая дивизия [1]
  7. ↑ Э. фон Манштейн «Утерянные победы»
  8. ↑ Ваффен СС под Степановкой (англ.)
  9. ↑ Мемориал Славы на Самбекских высотах на сайте «Wikimapia»
  10. ↑ Открытие «Мемориала славы» воинского подвига бойцов 130-й и 416-й стрелковых дивизий в честь 35-летия Победы
  11. ↑ Азербайджанская диаспора приняла участие в Параде Победы у «Мемориала Славы «На Самбекских Высотах»
  12. ↑ Чаленко С. Миус-фронт ждёт правды // Таганрогская правда. — 2010. — 28 дек.

dic.academic.ru

Сражение за Донбасс. Прорыв Миус-фронта » Военное обозрение

17 июля войска Юго-Западного и Южного фронтов приступили к наступательной операции против 6-й и 1-й танковой армий вермахта. Красная армия наступала от Изюма на Красноармейск силами Юго-Западного фронта и от Куйбышева на Сталино силами Южного фронта с задачей разбить немецкую группировку и освободить Донбасс. К 1 августа 1943 года вермахт смог ликвидировать прорыв Миус-фронта советскими войсками и вновь выйти на рубеж реки Миус в районе сел Куйбышево — Дмитровка, до 18 августа наступило затишье.

Миус-фронт

Укреплённый оборонительный рубеж немецких вооружённых сил на западном берегу р. Миус вошёл в историю как «Миус-фронт». Он был создан ещё в декабре 1941 года и в течение двух зимних кампаний был опорой для отступающих под ударами Красной армии немецких войск. Своим появлением эта укреплённая линия была обязана отступлению группы армий «Юг» от Ростова-на-Дону в ноябре – начале декабря 1941 года. Западный берег реки Миус возвышался над восточным и создавал благоприятные возможности для возведения оборонительной линии.

На рубеж р. Миус немецкие войска вышли в октябре 1941 года. 20 ноября вермахт вошёл в Ростов-на-Дону. 28 ноября советские войска под началом С. К. Тимошенко после жестокого и кровопролитного боя отбили город. Командующий группы «Юг» фельдмаршал Герд фон Рундштедт был вынужден отдать приказ об отступлении, хотя Гитлер не дал разрешения отвести войска на рубеж по р. Миус. Советские войска попытались пробить немецкую оборону, но не смогли.

В течение зимы 1941-1942 гг. немцы создали на реке плотную оборону. К весне немцы построили развитую систему траншей, минных полей, противотанковых рвов и проволочных заграждений. Оборону укрепляли цепи дотов и дзотов, пулемётных гнезд (до 20-30 единиц на один километр) и артиллерийские позиции, а также десятки населённых пунктов, превращённых в узлы сопротивления, с круговой обороной.

Весной 1942 года советское командование подготовило операцию на этом направлении. Войска Южного фронта под командованием Р. Я. Малиновского должны были внезапным ударом отсечь выступ между Матвеевым Курганом и Самбеком, освободить Таганрог. Глубина планируемой операции была относительно небольшой – около 40 километров. Её предполагалось провести в 2-3 дня. В операции должно было принять участие 4 дивизии и 6 бригад 56-й армии, при поддержке 260 орудий и 60 танков. Из резервов Ставки для проведения операции выделили 3-й гвардейский стрелковый корпус, основой которого была 2-я гвардейская стрелковая дивизия, и танковую бригаду. В наступление также приняли участие морские стрелковые бригады. 8 марта 1942 года советские войска перешли в наступление, но прорвать мощную немецкую оборону не смогли. 14 марта и 24-26 марта 1942 года провалились новые попытки Красной армии взломать немецкую оборону.

Немецкий пост на Северском Донце.

Летом 1942 года вермахт перешёл в наступление на Волгу, Кубань и Кавказ. Миус-фронт был оставлен в тылу. После поражения немецких войск под Сталинградом и в битве за Кавказ, Миус-фронт снова оказался нужен. Его заняли в феврале 1943 года войска, переброшенные с других участков фронта и с запада. 14 февраля 1943 года соединения Южного фронта освободили Ростов и продолжили движение на запад. Подвижные соединения фронта получили задачу развить успех в западном направлении, форсировать реку Миус и занять район Анастасиевки. К концу 17 февраля 4-й гвардейский механизированный корпус в районе Матвеевого Кургана форсировал реку, и на плечах отступающих немцев ворвался в Анастасиевку. Надо отметить, что к этому моменту в корпусе было всего 14 танков, он был обессилен предшествующими боями. 2-й и 3-й гвардейские механизированные корпуса вышли к реке только 20 февраля, т. к. ожидали подвоза горючего. Стрелковые части также отстали, за 4-м гвардейским мехкорпусом успели переправиться только два полка 33-й гвардейской стрелковой дивизии.

Немецкое командование воспользовалось отрывом передовых советских частей от основных сил и в ночь на 20 февраля закрыло брешь в районе Матвеева Кургана. 4-й гвардейский мехкорпус и два стрелковых полка попали в «котёл» в районе Анастасиевки. 2-й и 3-й гвардейские мехкорпуса и части 2-й гвардейской армии попытались деблокировать окружённых, но не смогли. В ночь на 22 февраля по приказу командования окруженцы пробились к своим. До конца месяца советские войска пытались пробить немецкую оборону, но успеха не добились. Линия фронта стабилизировалась на несколько месяцев.

Вступление немцев в Сталино.

Июльское наступление

Весной – летом 1943 года вермахт и Красная армия готовились к решающему сражению. После успешного удара в районе Курского выступа немецкое командование планировало нанести удар в тыл Юго-Западного фронта. Войска Юго-Западного и Южного фронтов должны были сыграть важную роль в Курской битве. Их силы должны были перейти к активным наступательным действиям, чтобы лишить немецкое командование возможности маневрировать своими резервами и перебросить на курское направление силы с других участков советско-германского фронта. Юго-Западный и Южный фронты должны были перейти в наступление и связать своими действиями донбасскую группировку вермахта. Июльское наступление советских войск на донбасском направлении сыграло важную роль в Курской битве. Немецкое командование демонтировало ударную группировку 4-й танковой армии на южном фасе Курской дуги и стало спешно перебрасывать войска на Миус-фронт и в полосу обороны 1-й танковой армии.

К началу Великой Курской битвы участок фронта от Азовского моря до Харькова был стабилен, обе стороны окапывались и проводили серьезные инженерные работы. К июлю немецкие войска имели на Миус-фронте мощную, глубоко эшелонированную оборону, которая состояла из 2-3 полос. Первая (главная) полоса обороны имела глубину 6–8 км, а на отдельных направлениях до 10–12 км. Вторая оборонительная полоса была хорошо подготовлена в инженерном отношении. В 40–50 км западнее Северского Донца и Миуса была построена третья армейская полоса. В оборонительных порядках широко применялись противопехотные и противотанковые поля, с глубиной полей до 200 метров и с плотностью 1,5-1,8 тыс. мин на километр фронта. На 1 км фронта на правом берегу Северского Донца в среднем плотность фортификационного оборудования местности составляла: 1960 погонных метров траншей и ходов сообщений, 1640 погонных метров противопехотных препятствий, 9 блиндажей, землянок, 4 дзота и 151 открытая пулеметная точка. Сама природа помогала здесь создавать оборонительные рубежи: местность представляла собой открытую всхолмленную равнину, сильно изрезанную балками, оврагами и высотами. Передний край немецкой обороны проходил в основном по правому, высокому и местами обрывистому берегу Северского Донца и Миуса. Многочисленные высоты позволяли хорошо просматривать местность и создавать на них укрепленные позиции. Всё это мешало наступлению и укрепляло противотанковую оборону вермахта. Особенно мощной оборона была на Миус-фронте.

Донбасский плацдарм немецких войск был частью белгородско-харьковского плацдарма и задачи его обороны решали 1-я танковая, 6-я армии и часть сил оперативной группы «Кемпф» из состава группы армий «Юг». Всего немецкое командование имело на этом направлении 27 дивизий, включая 5 танковых и 1 моторизованную. В первой линии обороны располагалось 22 дивизии. В оперативном резерве было 5 дивизий – 3 танковые, 1 моторизованная и 1 пехотная. В целом, несмотря на мощь инженерных сооружений, плотность оборонительных порядков немецких войск была невысокой - 15–20 км, а местами до 30 км на дивизию. Как правило, все полки пехотных дивизий были встроены в одну линию, а не эшелонировались в глубину. В резерве дивизии было только до двух батальонов пехоты, в резерве корпусов – 1-2 пехотных батальона и специальные, вспомогательные части. Вторая полоса обороны вообще не была занята войсками, её должны били занять дивизии из первой (главной) полосы, при её прорыве. Устойчивость обороны достигалась быстрым маневром тактических и оперативных резервов. В случае серьёзного кризиса приходилось рассчитывать только на переброску войск с других участков советско-германского фронта.

7 июля, по указанию Ставки Верховного Главнокомандования, войска Юго-Западного и Южного фронтов приступили к подготовке наступательной операции. Юго-Западный фронт под командованием Родиона Малиновского наносил концентрический удар от Изюма на Красноармейск, Южный фронт Фёдора Толбухина - от Куйбышева на Сталино. Юго-Западный фронт к началу операции занимал оборону по левому берегу реки Северский Донец. В его состав входили 6-я, 12-я, 57-я и 1-я, 8-я, 3-я гвардейские армии, а также 17-я воздушная армия. Войска Юго-Западного фронта занимали охватывающее положение по отношению к донбасской группировке вермахта, что создавало благоприятные условия для удара по войскам противника. Юго-Западному фронту противостояла 1-я танковая армия под командованием Эберхарда фон Макензена и часть группы «Кемпф».

Наступление Юго-Западного фронта. Малиновский решил основные усилия сосредоточить в центре, на направлении Барвенково — Красноармейск. Главный удар наносили смежные фланги 8-й и 1-й гвардейских армий. Советские войска использовали плацдарм в районе Изюма, и должны были форсировать Северский Донец юго-западнее и юго-восточнее этого города. Во втором эшелоне наступающих войск была 12-я армия. Её войска должны были войти в прорыв и развить успех армий первого эшелона. Войска Юго-Западного фронта должны были развивая наступление в юго-западном направлении на 5-7 день с начала операции пройти 100–120 км и выйти на линию Грушеваха — Близнецы — Петропавловка — Красноармейск — Константиновка. Подвижные соединения фронта - 23-й танковый и 1-й гвардейский механизированный корпуса, наступая на острие 12-й армии, должны были выйти в район Сталино и совместно с частями Южного фронта довершить окружение и разгром войск 6-й армии противника. Войска 3-й гвардейской армии наносили вспомогательный удар на левом крыле фронта, используя плацдарм у Привольного. Они наступали из района Лисичанск – Привольное в общем направлении на Артемовск. Армии правого крыла фронта 6-я и 57-я должны были продолжать держать оборону.

Рано утром 17 июля 1943 года была проведена артиллерийская и авиационная подготовка. 1-я гвардейская армия под началом Василия Кузнецова сосредоточивала главные усилия на своем левом фланге. В её составе было 8 стрелковых дивизий и 3 танковые бригады. Гвардейцам предстояло прорвать немецкую оборону на участке Червонный Шахтер — Семеновка и в дальнейшем наступать по линии Барвенково — Петропавловка. Части 4-го гвардейского стрелкового корпуса успешно форсировали Северный Донец и атаковали позиции 257-й пехотной дивизии противника. Гвардейцев встретил шквал артиллерийского, миномётного и пулемётного огня, немцы неоднократно ходили в контратаки, пытаясь сбросить советские войска в реку. Группы немецких самолётов наносили удары по советским войскам.

8-я гвардейская армия под руководством Василия Чуйкова наступала на своём правом фланге, на участке Каменка — Сеничено. Войска армии были выстроены в два эшелона: в первом эшелоне располагались два стрелковых корпуса - 29-й гвардейский и 33-й, во втором — 28-й гвардейский стрелковый корпус. Армия наступала в направлении Красноармейска. Для захвата плацдармов в полках были сформированы ударные батальоны усиленные артиллерией и минометами. Особенно успешно наступали части 33-го стрелкового корпуса, который действовал на левом фланге армии. Стрелки, форсировав реку и отбив контратаки противника, продвинулись от берега на 6 км. Это позволило приступить к возведению переправы длиной в 89 метров. В 11 часов возведение переправы завершили.

29-й гвардейский стрелковый корпус встретил более сильное сопротивление противника. Однако и на его участке за день возвели две переправы, одну грузоподъемностью 16 тонн, вторую – на 60 тонн (всего в первый день наступления планировали возвести 4 переправы). В дальнейшем временные наплавные мосты и понтонные переправы, заменили на деревянные мосты на постоянных опорах (на шестой день операции таких мостов возвели четыре). Во второй половине дня 17 июля немецкое командование ввело из резерва в бой подразделения 33-й пехотной дивизии и потеснило советские войска в районе севернее селения Хрестище.

18 июля был введён в бой 28-й гвардейский стрелковый корпус, он должен был наступать на южном направлении западнее Славянска. В этот же день в полосе наступления 29-го гвардейского стрелкового корпуса бросили в сражение подразделения 1-го гвардейского мехкорпуса, он должен был вместе с 23-м танковым корпусом развивать наступление на Красноармейск. Однако немецкие войска продолжали удерживаться на главной полосе обороны, советские войска продвигались медленно. Шли упорные бои. Немцы не раз переходили в контратаки. Активно действовала немецкая авиация.

Ожесточённые бои шли и на других участках фронта. 3-я гвардейская армия за десять дней упорных боев заняла на правом берегу реки плацдарм по фронту на 36 км и в глубину на 3–5 км. 27 июля армии Юго-Западного фронта перешли к обороне. Фронт достиг ограниченного успеха, но не сумел пробить немецкую оборону. Это было связано с исключительно серьёзной обороной противника на этом направлении и искусными действиями сил противника. Немцы ежедневно предпринимали против наших войск по нескольку контратак, на некоторых участках до 13-18 контратак в день. Большие помехи создавала немецкая авиация, которая большими группами бомбила советские войска и переправы. За 10 дней боёв насчитали до 2600 самолёто-вылетов противника. К тому же немецкое командование перебросило на Донбасс сильные в количественном и качественном отношении части 24-го танкового корпуса, 2-го танкового корпуса СС. Своими действиями войска Юго-Западного фронта оказали большую помощь силам Воронежского и Степного фронтов, который отражали удар противника на южном фасе Курской дуги.

Обстановка на южном участке советско-германского фронта к июлю 1943 г. План операций Юго-Западного и Южного фронтов. Источник: М. А. Жирохов Сражение за Донбасс. Миус-фронт. 1941–1943 гг.

Южный фронт. В состав фронта входили 51-я, 28-я и 44-я армии, 5-я ударная, 2-я гвардейская армии, 8-я воздушная армия. Южный фронт под началом Толбухина действовал против войск 6-й армии под командованием Карла-Адольфа Холлидта. Ударная группировка фронта наносила удар в центре с рубежа Дмитриевка — Куйбышево — Ясиновский, протяженностью около 30 километров. Южный фронт должен был разгромить таганрогскую группировку вермахта, освободить Таганрог, выйти на рубеж реки Еланчик и оттуда наступать на Сталино, на соединение с войсками ЮЗФ.

51-я армия на правом крыле фронта получила задачу нанести вспомогательный удар на Петрово-Красноселье. В составе армии было семь стрелковых дивизий, отдельная танковая бригада. 5-я ударная армия наносила удар в районе Дмитриевки, и должна была развивать наступление в северо-западном направлении. В составе армии было семь стрелковых дивизий, отдельные танковая бригада и танковый полк. Четыре дивизии наступали в первом эшелоне, две были во втором. 28-я армия получила задачу пробить оборону противника южнее Куйбышева и развивать наступление на юго-запад, чтобы уничтожить войска противника в районе Таганрога. В составе армии было шесть стрелковых дивизий, танковая бригада и танковый полк. В первом эшелоне было четыре стрелковые дивизии, танковые части, во втором – две стрелковые дивизии. 44-я армия в составе трёх стрелковых дивизий удерживала рубеж Ясиновка – Приморка и способствовала наступлению 28-й армии. Во втором эшелоне фронта была 2-я гвардейская армия, имея в своём составе шесть стрелковых дивизий и два мехкорпуса. Второй эшелон фронта планировали ввести в бой, когда силы 5-й ударной и 28-й армий преодолеют тактическую полосу обороны противника. 2-я гвардейская армия должна была наступать по линии Кутейниково – Сталино.

В ночь перед наступлением советская авиация нанесла удары по немецкому переднему краю и наиболее важным узлам обороны. В 6 часов 17 июля после артподготовки в атаку пошли сухопутные войска. Длительная практически четырёхчасовая артиллерийская подготовка позволила форсировать реку и занять передовые позиции противника. С самого начал операции советские войска встретили мощное сопротивление. Советские атаки захлебывались под артиллерийским огнем противника и ударами люфтваффе. 5-я ударная армия под командованием Вячеслава Цветаева продвинулась к концу первого дня наступательной операции на глубину от 2 до 6 км. Немецкое командование стало подтягивать к месту намечающегося прорыва свои тактические резервы.

К концу 18 июля советские войска захватили на правом берегу Миуса небольшой плацдарм – в глубину на 10 км, примерно столько же в ширину. Немецкое командование было вынуждено бросить в бой из оперативного резерва подразделения 16-й моторизованной дивизии, которую планировали отправить в район Харькова. 28-я армия добилась незначительных успехов. Командование фронта приказало перегруппировать основные силы 28-й армии к правому флангу, чтобы использовать относительный успех 5-й ударной армии. Перегруппировку совершили в течение 19 июля. К этому моменту немецкое командование начало переброску войск с белгородско-харьковского направления.

Во второй половине дня 18 июля, командование Южного фронта, не дождавшись успеха ударных группировок 5-й ударной и 28-я армий, ввело в сражение 2-ю гвардейскую армию под командованием Якова Крейзера. Соединения 2-й гвардейской армии, взаимодействуя с частями 5-й ударной и 28-й армий, продвинулись вглубь немецкой обороны. Заняли несколько населённых пунктов. Немецкое командование перебросило в район сражения части 23-й танковой дивизии, которую вернули с полпути на Харьков, а также 336-й пехотной дивизии и некоторые другие подразделения. Еще более усилила активность немецкая авиация.

Командование Южного фронта начало перегруппировку сил, чтобы перейти 31 июля 1943 года в наступление с общим направлением на Успенскую. Однако продолжить наступление войска Южного фронта не успели. 29 июля в районе боёв появились переброшенные с курского направления элитные танковые соединения СС – дивизии «Мертвая голова», «Рейх», а также 3-я танковая дивизия. 30-31 июля немецкие войска при поддержке крупных сил люфтваффе нанесли сильные контрудары по советским войскам. Южный фронт не смог пробить немецкую и оборону и начал отводить войска на левый берег Миуса. К 1 августа фронт был стабилизирован.

Июльская наступательная операция Юго-Западного и Южного фронтов на Северском Донце и на Миусе не принесла успеха Красной армии. Донбасская группировка противника сохранили прежние позиции. Однако эта операция имела стратегические последствия на других участках советско-германского фронта. Советские войска не дали немецкому командованию перебросить часть сил из района Донбасса на Курский выступ, усилив ударные группировки в ходе наступательной операции «Цитадель». Более того, немецкому командованию пришлось снять с курского направления до пяти танковых дивизий, а также значительные силы авиации и перебросить их для удержания позиций на Северском Донце и Миусе. Это ослабило белгородско-харьковскую группировку вермахта и создало более благоприятные условия для проведения операции «Румянцев» силами Воронежского и Степного фронтов. Таким образом, войска Юго-Западного и Южного решили основную задачу - они не дали немецкому командованию использовать все оперативные резервы группы армий «Юг» в операции «Цитадель» и притянули к себе значительные силы противника с Курской дуги.

Продолжение следует…

topwar.ru

Краткая историческая справка о боях на Миус-фронте 1941-1942, 1943 гг

Краткая историческая справка

о боях на Миус-фронте 1941-1942, 1943 гг. Одним из самых болезненных мест исторической памяти на Юге России о Великой Отечественной войне является долина реки Миус, ставшая в 1941-1942 и в 1943 годах зоной кровопролитных боёв между советскими и немецкими войсками. Возведённый на правом берегу Миуса оборонительный рубеж противника надолго задержал продвижение Красной армии и дважды помогал фашистам уберечь свою группировку войск от разгрома. Вследствие военных неудач и крайне больших потерь история Миус-фронта долгое время фактически замалчивалась, а его победный прорыв летом 1943 года оказался в исторической «тени» знаковой Курской битвы.

В отечественной и мировой военно-исторической литературе обязательно присутствуют упоминания о боях на Миус-фронте. Появившиеся ещё в годы Великой Отечественной войны издания имели в основном прикладной характер – их задачей, в первую очередь, было обобщение опыта ведения боевых действий. Впоследствии сведения об этих сражениях коротко приводились в специальных и обобщающих трудах по истории Второй мировой войны,1 справочных изданиях.2 Отдельные сведения можно найти в работах, касающихся истории населённых пунктов, судьбы которых были тесно связаны с событиями на Миус-фронте. В целом же, история Миус-фронта до сих пор остаётся ещё недостаточно изученной.

Появление новых достоверных свидетельств о Миус-фронте получает непременно широкий резонанс среди общественных организаций, ветеранов Великой Отечественной, жителей Ростова-на-Дону, Таганрога, Матвеева Кургана. Очень важно передать подлинное знание о кровопролитных боях на Миус-фронте от ветеранов школьникам, изучающим историю родного края, а также раскрыть историческую правду местным жителям, живущим в местах былых сражений, равно как и гражданам всей современной России.

Миус-фронт представляет собой участок противостояния советских и германских войск протяжённостью в 104 км. С Миус-фронтом связаны несколько стратегических и фронтовых операций Красной армии в годы Великой Отечественной войны. Это Донбасско-Ростовская оборонительная (29 сентября 1941 года – 16 ноября 1941 года), Ростовская наступательная (17 ноября 1941 года – 2 декабря 1941 года),3 Воронежско-Ворошилов­градская оборонительная (28 июня 1941 года – 24 июля 1942 года), Ростовская наступательная (1 января 1943 года – 17 февраля 1943 года), Миусская наступательная (17 июля 1943 года –2 августа 1943 года) и Донбасская наступательная (13 августа 1943 года – 22 сентября 1943 года) стратегические операции; Большекрепинская (17-23 ноября 1941 года), Чистяковская (25-30 декабря 1941 года), Таганрогско-Покровская (8 марта – 2 апреля 1941 года) и Миусская (17 февраля – 10 марта 1943 года) операции Южного фронта. Кроме того, Миус-фронт не раз отвлекал силы противника с других участков советско-германского фронта в самые напряжённые моменты боевых действий. Эти исторические факты необходимо учитывать, чтобы осмыслить подлинное значение боёв на Миус-фронте в истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

Миус-фронт как укреплённый оборонительный рубеж вермахта во время Великой Отечественной войны на западном берегу реки Миус, создавался по приказу командующего немецко-фашистской группы «Юг» фельдмаршала Герда фон Рундштедта, вопреки мнению самого Гитлера. Как показало время и грядущие результаты советско-германского противостояния, фельдмаршал категорически оказался прав, хотя в ноябре 1941 года он за это поплатился своей должностью, решив самостоятельно перейти к обороне, с учётом реально сложившихся обстоятельств, а не приказов, поступавших сверху.

Итак, название оборонительному рубежу дала река Миу́с, протекающая по территории Украины (Луганская и Донецкая области) и России (Куйбышевский, Матвеево-Курганский и Неклиновский районы Ростовской области) и впадающая в Миусский лиман Таганрогского залива (Азовское море). Длина реки Миус составляет 258 км. Основные притоки Миуса: Глухая, Крынка (правые), Крепенькая, Нагольная (левые).

Основная линия обороны Миус-фронта начиналась у побережья Азовского моря к востоку от Таганрога, затем проходила по реке Миус. Тактическая глубина укреплений оборонительной линии местами доходила до 11 километров. Вдоль реки Миус линия проходила по правому, то есть высокому берегу реки. Также были использованы частые обрывы, высоты, овраги и скалы, характерные для данного участка Донецкого кряжа (то есть линейно вытянутой возвышенности, характеризующаяся относительно ровными очертаниями вершин и склонов). В систему германской обороны входил и курган Саур-Могила – это господствующая высота вблизи села Сауровка в Шахтёрском районе Донецкой области Украины.

Всего для надёжной немецко-фашистской обороны удалось задействовать порядка 800 населённых пунктов в полосе шириной 45-50 километров. Если первая линия обороны создавалась по реке Миус, то вторая линия обороны проходила по правым берегам рек Крынка и Мокрый Еланчик и через населённые пункты Красный Кут, Мануйловка, Андреевка. Третья линия обороны проходила по правому берегу реки Кальмиус, к востоку от Сталино [Донецк], Макеевки и Горловки. Однако эти укрепления в боях задействованы не были.

Для сооружения оборонительных укреплений фашистами использовались так называемые подручные материалы: рельсы, лес со складов на шахтах, разбирались даже дома местных жителей. Принудительно использовался труд женщин, детей и стариков, попавших в немецкую зону оккупации. Были сооружены цепи дотов и дзотов, пулемётные гнезда и артиллерийские позиции. Кроме того, заминировали поля, прорыли траншеи, выкопали противотанковые рвы и выставили проволочные заграждения. Ширина минных полей составляла не менее 200 метров. Плотность дотов и дзотов доходила до 20-30 укреплений на квадратный километр.

Несмотря на прошедшие десятилетия, земля Примиусья хранит память о жестоких боях 1941-1943 гг. До сих пор хорошо видны очертания бывших немецких артиллерийских, пулемётных и стрелковых позиций. Всё буквально испещрено воронками от взрывов авиабомб, следами от блиндажей, траншей, ходов сообщений.

С высоты птичьего полёта открывается красивая панорама реки Миус. Петляя между заросшими берегами, голубая лента реки кажется мало примечательной, особенно в весенне-летний период, когда она прячется за буйной зеленью. Трудно поверить, что более семидесяти лет назад берега реки были дотла выжжены и изуродованы артиллерийским и миномётным огнём, бомбовыми ударами советской и немецкой авиации.

Противник сумел в полной мере использовать особенности ландшафта уже в 1941 году. Его оборонительный рубеж, получивший название Миус-фронта, прикрывали северные отроги Донецкого кряжа, возвышающиеся над окрестными сёлами и хуторами Примиусья. Местные жители издавна добывали здесь уголь, использовавшийся для отопления и производства. Вплоть до лета 1943 года немцы продолжали укреплять и усиливать свои позиции на Миусе. В мощную линию обороны были превращены и сарматские курганы в окрестностях села Петрополье.

Долгое время все попытки советских войск сломить сопротивление врага и освободить индустриальный район Донбасса оборачивались неудачей и приводили к большим жертвам. Решающий прорыв Миус-фронта был осуществлён в августе 1943 года в районе села Куйбышево Ростовской области РСФСР, а основные боевые действия, направленные на развитие первоначального успеха, развернулись на территории Сталинской [Донецкой] области УССР. Бои за Матвеев Курган, Степановку, высоту Саур-Могила остались в нашей памяти символом героизма советских бойцов.

В этих боях ярко проявился талант многих советских полководцев. Не всем из них и не всегда удавалось достичь успеха – порой обстоятельства оказывались сильнее боевого напора. В начальный период войны, ставший настоящей школой мужества для многих бойцов и командиров РККА, сказывалось преимущество противника в тактике и стратегии. Неприступные укрепления брали лобовыми атаками, не считаясь с потерями. Овладевать «наукой побеждать» приходилось на практике. И сделал это после фактического разгрома кадровой советской армии в первых сражениях войны вооружённый народ – надевшие солдатские шинели наши отцы и деды.

Бои на Миусе дали многочисленные примеры героизма десятков и сотен тысяч советских воинов – представителей разных народов СССР. Русские, украинцы, азербайджанцы, калмыки сражались в составе как общевойсковых, так и национальных соединений. Среди них были прославленные гвардейские казачьи дивизии 4-го Кубанского и 5-го Донского кавалерийских корпусов, 416-я Азербайджанская стрелковая дивизия, удостоенная почётного наименования «Таганрогская», 112-я Башкирская кавалерийская дивизия, 16-я Грозненская отдельная курсантская бригада. На Миусе и Самбеке сражались сотни тысяч уроженцев Ростовской области, Приазовья, Донбасса, Ставрополья, Северного Кавказа. Почти 80 тысяч человек были призваны на фронт после освобождения большей части территории Ростовской области в феврале 1943 года.

Сегодня на местах миусских боёв работают поисковые группы, отряды Ростовского областного клуба «Память-Поиск» и поискового объединения «Миус-Фронт». В результате полевых экспедиций найдены и перезахоронены более 6 тыс. воинов РККА, установлены имена нескольких сотен павших защитников Отечества, считавшихся в течение десятилетий пропавшими без вести. Только в 2009 г. на высоте 135,9 («Чёрный ворон») были подняты и торжественно перезахоронены останки 210 бойцов и командиров 248-й стрелковой дивизии, установлены имена 51 из них, павших при штурме этого мощного узла немецкой обороны 19 августа 1943 г.

В настоящее время на территории России и Украины существует немало памятников, мемориалов и воинских захоронений, связанных с тяжёлыми кровопролитными боями на Миус-фронте. Только на территории Куйбышевского, Матвеево-Курганского, Неклиновского и Мясниковского районов Ростовской области находится более 200 воинских захоронений. Крупный мемориальный комплекс «Саур-Могила» создан в Шахтёрском районе Донецкой области Украины.

Мы по-прежнему в неоплатном долгу перед теми, кто ценой своей жизни приблизил Победу. Достойно увековечить память о них позволило бы придание особого мемориального статуса всей зоне тяжёлых боев. В сознании на­селения Приазовья и Восточного Донбасса Миус-фронт давно стал полем ратной славы России и Украины.

Нам предстоит предпринять ещё немало усилий в изучении событий Великой Отечественной войны на юге России. Ещё много вопросов вызывает судьба районного центра Ростовской области Матвеева Кургана, который в течение 15 месяцев находился на самой передовой и ещё полгода в немецкой оккупации. Дополнительного изучения требуют бои в районе сёл Вареновки, Петрополье, Ряженого, Русского, Самбека и других населённых пунктов, через которые проходил Миус-фронт. Но самое главное, нам необходимо преодолеть сложившиеся стереотипы в трактовке исторических событий Великой Отечественной войны, показать всю их сложность и неоднозначность. Именно таким был Миус-фронт.

В 2015 г. будет отмечаться важная дата – 75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. В связи со знаковым юбилеем возникает потребность в глубоком научном осмысле­нии истории войны, которое опиралось бы на современные подходы и ранее недоступные источники. Опираясь на открывающиеся исторические факты, можно предположить, что советско-немецкое противостояние на Миус-фронте в 1941/1942 и в 1943 годах по своей важности, ожесточённости боев и масштабам потерь вполне может быть сопоставимо с самыми крупными и решающими сражениями войны, например, со знаменитой Курской битвой.

Первый год войны был тяжёлым испытанием для всего советского народа. В 1941 году гитлеровские войска стремительно подошли к Мурманску, Ленинграду, Москве и Ростову-на-Дону. Особую важность для немецкого руководства представляли хлеб Украины и уголь Донбасса.

События в октябре – ноябре 1941 года на юге России для Красной армии складывались крайне неудачно. Танковая армия генерал-полковника Эвальда фон Клейста, используя равнинные территории Приазовья, стремительно направлялась к Ростову-на-Дону. В районе Бердянска немцами была разгромлена 18-я армия РККА, в плену оказалось, по разным данным, от 60 до 100 тысяч красноармейцев (командующий 18-й армией, генерал-лейтенант Андрей Кириллович Смирнов погиб. Бывший поручик российской императорской армии отказался покинуть свои войска, как того требовала воинская честь офицера). Сплошная линия советско-германского фронта на юге была разорвана и, преодолевая сопротивление немногочисленных кадровых частей Красной армии и ополченческих формирований, 17 октября 1941 года противник взял Таганрог.

До оккупации в городе Таганроге, как и по нашей всей стране, существовала определённая категория людей, недовольных советской властью. По своему социальному происхождению это были, в первую очередь, выходцы из российского дворянства, купечества, интеллигенция, зажиточное крестьянство, ущемлённые сталинской коллективизацией, а также ранее воевавшие на стороне Белой армии. Именно они встречали немецко-фашистских захватчиков хлебом-солью.4

Противник также стремился использовать антисоветские настроения части донского казачества. Следует отметить, что донское казачество было неоднородно. Наряду с казачьими соединениями Красной армии в годы Великой Отечественной войны были созданы полки, дивизионы, эскадроны, а затем и целая дивизия казаков вермахта. Казачьи части вермахта формировались и в оккупированных в 1942 году немцами Новочеркасске, Таганроге, других городах и станицах Дона, Кубани и Терека. Так, в боях за Новочеркасск против наступавших частей РККА зимой 1942/1943 годов участвовали 1-й Донской казачий полк Походного Атамана С.В. Павлова (командир – есаул А.В. Шумков) и казачий полк особого назначения при разведывательно-диверсионной группе Абвера № 201 (командир – полковник Т.К. Хорунженко). Очень стойко оборонял город Ростов-на-Дону зимой 1942/1943 годов от наступавших частей РККА 17-й Донской казачий пластунский полк (командир – войсковой старшина Т.Г. Бударин). Отдельный казачий конный полк (командир – Шведов) и 454-е конные дивизионы (1-й и 2-й) участвовали в боях на Миус-фронте. 1-й Атамана Платова казачий конный полк (командир – полковник И.С. Луизов) сражался за Матвеев Курган в боевых порядках германских войск. Причины перехода части казачества на сторону Германии нужно искать в трагических событиях революции и Гражданской войны, в осуществлявшейся большевиками политике расказачивания и коллективизации.

20–21 ноября 1941 года, через месяц после Таганрога, был взят Ростов-на-Дону. Наступление вёл 3-й немецкий танковый корпус 1-й танковой армии под командованием Эберхарда фон Макензена в составе 13-й и 14-й танковых дивизий, 60-й моторизованной пехотной дивизии и 1-й дивизии СС. Защищали город части 56-й армии РККА, под командованием генерал-лейтенанта Фёдора Никитича Ремезова, в состав которой наряду с другими частями также входили 339-я Ростовская стрелковая дивизия и Ростовский стрелковый полк народного ополчения, сформированные из числа местных жителей.

Фашисты отбросили Красную армию на левый берег Дона в самый критический момент Битвы под Москвой. Осознавая всю степень опасности складывавшейся на Юге военно-стратегической обстановки, советское командование подтянуло к Ростову резервы из Закавказья. 28 ноября советские войска под командованием Семёна Константиновича Тимошенко после упорного и кровопролитного боя вновь заняли Ростов-на-Дону. В ходе Ростовской наступательной операции 56-я армия Фёдора Никитича Ремезова во взаимодействии с 9-й армией генерал-майора Фёдора Михайловича Харитонова первый раз освободила Ростов-на-Дону.

Тем самым, через неделю под натиском советских войск германские части Клейста оставили город, но надёжно закрепились на рубеже реки Миус. В течение семи месяцев агрессор успешно сдерживал здесь наступление Красной армии. Рубеж Миуса части 17-й полевой немецкой армии удерживали всю весну следующего 1942 года вплоть до начала стратегического фашистского наступления на Кавказ.

Линия фронта проходила по трём районам Ростовской области – Неклиновскому, Матвеево-Курганскому, Куйбышевскому, а также Сталинской (в настоящее время – Донецкой) и Ворошиловградской (в настоящее время – Луганской) областям Украины.

С конца ноября – начала декабря 1941 года от Таганрогского залива и Самбека по реке Миус до Красного Луча в Донбассе захватчики приступили к созданию глубокоэшелонированной (до 10-30 км) полосы стратегической обороны «Крот». Все огневые точки были «привязаны» к неприступным высотам, скалам и обрывам правого берега реки Миус, что обеспечивало дополнительную прочность оборонительной позиции.

Миус-фронт навсегда должен был закрепить промышленный Донбасс за Третьим рейхом. Создавая стратегический рубеж на Миусе, германское командование учитывало географические и природные особенности местности, преимущества развитой инфраструктуры населённых пунктов немецких колонистов, проживавших в Приазовье с конца XVIII века. Однако расчёты оккупантов на массовую поддержку немецкого населения не оправдались. Еще 28 августа 1941 года был принят специальный Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». По этому указу все немцы, проживавшие в европейской части СССР и Закавказье, были выселены в отдалённые районы Сибири, Казахстана и Средней Азии. За три недели до вторжения захватчиков были переселены на восток страны и немцы Приазовья.

Военные аэродромы Таганрога использовались дальней авиацией противника как база для налётов на города юга РСФСР, в том числе на Сталинград. В конце 1941 – первой половине 1942 годов отряды морской пехоты под командованием Цезаря Львовича Куникова и Ильи Григорьевича Старинова предприняли целый ряд попыток нейтрализовать этот авиаузел, включавший три аэродрома с твёрдым покрытием (31-го завода, имени Чкалова и Марцево). Несмотря на то, что советские диверсанты нанесли немалый ущерб противнику, вывести германские аэродромы из строя им так и не удалось.

Ещё более трагично развивались события на юге России в 1942 году. Ряд наших попыток вернуть в первой половине 1942 года Таганрог из-за просчётов командования Южного фронта во главе с Родионом Яковлевичем Малиновским потерпели неудачу. Общие потери фронта составили более 150 тысяч бойцов. Неслучайно, что бои к северо-востоку от Таганрога вошли в историю Великой Отечественной войны под названием «миусской мясорубки». 24 июля 1942 года части 17-й полевой немецкой армии вновь вошли в Ростов-на-Дону. На этот раз советские войска не оказали врагу должного сопротивления, что было отмечено в тексте широко известного приказа народного комиссара обороны (НКО) № 227 – «Ни шагу назад!», подписанного И.В. Сталиным.

В целом же, 28 июня 1942 г. немецкое командование приступило к стратегическому наступлению на большом участке фронта от Курска до Таганрога общей протяжённостью в 600 км. Удары фашистов из районов Воронежа и Харькова были нацелены на Ростов-на-Дону. В районе Харькова («операция Fredericus») войска группы армий «Юг» под общим командованием германского фельдмаршала Фёдора фон Бока (имевшего русские корни) успешно окружили 6-ю и 57-ю советские армии и после непродолжительных боёв взяли в плен почти 250 тысяч красноармейцев.

Драматические события июля 1942 года описаны известным советским писателем Михаилом Александровичем Шолоховым в книге «Они сражались за Родину», в военных мемуарах. Так, академик С.Т. Беляев вспоминал: «Вскоре началось наступление немцев и на нашем фронте, вдоль Дона. В июле 1942 года положение, видимо, стало совсем плохим»,5 и штаб Южного фронта, при котором он служил, перебазировался за Дон. Член-корреспондент РАН А.И. Жамойда в своих мемуарах отмечал: «Серьёзным испытанием была оборона понтонных переправ через реку Дон у станицы Мелеховская 19-21 июля. Самолёты бомбили и переправу, и батарею с утра до вечера, причём налёты были звёздными – с разных сторон одновременно. Трудно представить, что творилось на правом берегу, где скопились тысячи несчастных эвакуированных, разбредшиеся стада скота, много уже почти дезорганизованных военных частей... Началось уже не отступление, а бегство через Сальские степи».6 – В сложившейся ситуации 24 июля 1942 года части 17-й армии вермахта вошли в Ростов-на-Дону и Новочеркасск. Именно после крайне неудачных оборонительных боев под Ростовом в Красной армии возникли специальные воинские подразделения: заградительные отряды, штрафные роты и батальоны, получившие противоречивые оценки в общественном сознании россиян.

В ходе дальнейшего стремительного продвижения немецкие войска захватили Краснодар, Ставрополь, Майкоп. Только ценой огромных усилий Красная армия сумела остановить противника на Волге и горных перевалах Северного Кавказа. Однако значительная часть территории юга России к этому времени была оккупирована захватчиками.

Несмотря на устремление к Ростову и Кавказу, немцы продуманно и планомерно сооружали оборонительный укрепрайон, характерный для позиционного фронта, на крутых пересечённых отрогах Донецкого кряжа вдоль реки Миус. К весне 1943 года система обороны на протяжении 104 км включала минные поля и проволочные заграждения шириной 200 м на всех господствующих высотах, цепи дотов, дзотов, стальных передвижных дотов («крабов»), пулемётных гнезд, с плотностью до 20-30 оборонительных сооружений на квадратный километр. На чернозёмных полях были прорыты в несколько рядов траншеи и противотанковые рвы. Кроме передового рубежа обороны по реке Миус были созданы тыловые укрепления вдоль приазовских рек Крынки, Мокрого Еланчика и Кальмиуса.

После побед под Сталинградом и на Северном Кавказе советские войска стремились прорвать Миус-фронт и приступить к освобождению Донбасса и юга Украины.

Группировке вермахта на Кубани и Северном Кавказе (группа армий «А») грозило окружение, поскольку части Красной Армии, находившиеся в районе Сталинграда, оказались намного ближе к Ростову-на-Дону, через который проходила связь группы с остальными частями Восточного фронта. Приказ Гитлера на отступление с Кавказа последовал 27 декабря 1942 года, когда силы Красной Армии уже находились в опасной близости к Ростову. Упорные бои на подступах к городу продолжались в течение января 1943 года. Вермахту всё же удалось сдержать натиск Красной Армии: 1-я танковая армия переправилась через Дон и избежала окружения. После этого немецкие войска оставили Ростов-на-Дону (освобождён 14 февраля 1943 года) и вновь отошли на линию Миус-фронта, где удачно закрепились вплоть до лета 1943 года.

После отвода войск с Кавказа гитлеровцы перегруппировались и сконцентрировали значительные силы севернее Ростова. Это позволило им начать 19 февраля 1943 года контрнаступление, и советские войска были вынуждены отступить за реку Северский Донец. В результате 16 марта 1943 года вторично нашими войсками был оставлен Харьков, а затем и Белгород.

С марта 1943 года Южный фронт советских войск возглавил генерал армии Фёдор Иванович Толбухин. Подготовка к прорыву Миус-фронта была начата в мае 1943 года. В наступлении участвовали соединения 5-й ударной армии Южного фронта.

17 июля 1943 года советские войска внезапной атакой трёх гвардейских механизированных корпусов (с севера на юг: 1-й, 4-й и 2-й гвардейский механизированный корпус) при поддержке 31-го гвардейского пехотного корпуса прорвали фронт 6-й армии вермахта и вклинились в неприступную оборону врага на глубину до 10 км. В результате упорной атаки советские войска заняли плацдарм на западном берегу Миуса в районе сёл Мариновка, Дмитриевка и Степановка (площадью до 60 квадратных километров). Узкий плацдарм на правом берегу Миуса наши бойцы назвали «маленький Сталинград».7

Для ликвидации угрозы прорыва, спасения Миус-фронта и своих позиций в Донбассе гитлеровское командование срочно перебросило в Приазовье дополнительно шесть дивизий, в том числе танковые части с других участков южного направления. Со своих боевых позиций из-под Харькова 28 июля 1943 года был переброшен 2-й танковый корпус СС в составе танковой дивизии СС «Тотенкопф» («Мертвая голова»), танковой дивизии СС «Дас Райх» («Рейх»), а также 3-й танковой дивизии. Это, несмотря на то, что бои за Харьков ещё продолжались. К названным танковым дивизиям добавилась ещё одна. Была выведена из резерва 6-й армии и направлена на Миус-фронт недавно переформированная 23-я танковая дивизия. Южный фланг выступа прикрывала 294-я пехотная немецкая дивизия. Мощным вражеским ударом с участием сотен танков наши войска к 2 августа 1943 года были оттеснены на исходные позиции.

Тем самым, в результате упорных боёв с участием крупных танковых и моторизованных сил с обеих сторон, к 1 августа противнику удалось ликвидировать прорыв и вновь выйти на рубеж реки Миус в районе сёл Куйбышево – Дмитровка. К концу июля на Миус-фронте наступило затишье. Миусскую наступательную операцию в июле 1943 года, несмотря на неудачу, можно считать началом разгрома врага на южном крыле советско-германского фронта.

Опыт июльской Миусской операции применялся в ходе Донбасской операции в августе 1943 года, когда был окончательно прорван рубеж вражеской обороны в Приазовье. Удар по фашистам 18 августа 1943 года в полосе 12 км северного сектора Миус-фронта наносили 5-я ударная армия генерала Вячеслава Дмитриевича Цветаева, 2-я гвардейская армия генерала Георгия Фёдоровича Захарова и 28-я армия генерала Василия Филипповича Герасименко. Координировал действия фронтов представитель Ставки Маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский.

Главное направление удара наших войск начиналось из Куйбышевского района Ростовской области и пришлось на украинские населённые пункты: Артёмовку, Амвросиевку – Саур-Могилу. Предварительно была проведена 70-минутная артподготовка, в которой участвовали 1500 артиллерийских орудий и миномётов. На юге Донбасса была обеспечена плотность артиллерийского огня не менее 120 стволов на 1 км фронта.8 Предстояло выбить основную ударную силу германских войск – танки. На одной высоте вблизи деревни Степановка (высота 213,9 м) только за два дня боёв советскими бойцами было уничтожено 239 танков и самоходных артиллерийских установок противника. Общие потери бронетехники германских элитных дивизий на Миусе сопоставимы с теми, которые она понесла на Курской дуге. Кроме того, например, в боях в районе Степановка–Куйбышево (29 июля – 2 сентября 1943 года) танковая дивизия СС «Мёртвая голова» потеряла убитыми и раненными 1500 человек, то есть в три раза больше чем под Курском.9

С нашей стороны атаковали прочные немецкие позиции танки, но перед ними шли сапёры, которые показывали проходы в минных полях, так как из-за пыли и дыма обзор был затруднён и танкисты не видели вешек, установленных сапёрами. За танками продвигалась пехота. С воздуха атаку поддерживали «Илы» – штурмовики 7-го авиационного корпуса. В целом, Миус-фронт был прорван на глубину 8-9 километров. Успех в Приазовье способствовал вторичному освобождению Харькова 23 августа 1943 года.

В ходе кровопролитных боёв в июле – августе 1943 года, сопровождавшихся большим количеством атак и контратак, массированной артиллерийской подготовкой, масштабными потерями бронетехники и ценой сотен тысяч человеческих жизней, Миус-фронт удалось прорвать.

19 августа 1943 года у села Куйбышево 4-й гвардейский механизированный корпус под командованием генерал-лейтенанта Трофима Ивановича Танасчишина выдвинулся за линию фронта на 20 километров. Наши танки подошли к Амвросиевке. В основном же, прорыв составил 24 километров в глубину и до 16 километров по фронту, приблизившись ко второй линии обороны. 20 и 21 августа в результате контратак немцев советские войска немного отступили. 22-26 августа германское командование перебросило из Крыма танковую дивизию. Собрав подразделения с соседних участков фронта, немцы попытались фланговыми ударами окружить наступавших. В ночь на 24 августа советские войска пошли в атаку и заняли сёла Артёмовка, Кринички, хутор Семёновский. Была занята дорога на Таганрог, что лишило германские войска возможности перебрасывать резервы. 27 августа была освобождена Амвросиевка, сёла Большое Мешково и Благодатное. Штурм Саур-Могилы советскими войсками был начат 28 августа 1943 года. В штурме участвовали части 96-й гвардейской стрелковой дивизии, которой командовал гвардии полковник Семён Самуилович Левин. 29 августа после артналёта советские войска почти захватили вершину, но контратака немцев в направлении хутора Саурмогильский (теперь село Сауровка) оттеснила нападавших. Высота была взята утром 31 августа. После взятия высоты советские войска сразу же продолжили преследование немецких войск, отступавших в направлении Снежного и Чистяково (теперь город Торез; Украина).

Таким образом, существовавший 15 месяцев вдоль реки Миус от Таганрога до Донбасса неприступный оборонительный рубеж гитлеровцев был сломлен. Несмотря на сопротивление фашистов, с сентября 1943 года Красная армия в Приазовье и Причерноморье двигалась только на запад, вперёд, ко Дню Победы 9 мая 1945 года.

Миус-фронт надолго задержал продвижение Красной армии на южном направлении. Так, если Ростов-на-Дону был освобождён 14 февраля 1943 года, то Таганрог – лишь 30 августа 1943 года.

В 1941-1942 годах в боях на Миус-фронте бойцы РККА отчаянно сражались, проявляя необыкновенную стойкость, мужество и героизм. Но борьба была слишком неравной, трудно было противостоять механизированным войскам вермахта. К середине 1943 года произошёл перелом в войне, Красная армия перешла в контрнаступление. Прорыв вражеских рубежей обороны в Приазовье сыграл в этом значительную роль.

Следует подчеркнуть особое боевое и психологиче­ское значение лобовых атак на немецкие оборонительные позиции штрафных рот и батальонов. В операциях по прорыву Миус-фронта в 1943 году принимали участие в общей сложности 61 штрафная рота из рядовых и 8 штрафных батальонов из офицеров, бойцов которых первыми бросали в атаки на немецкие амбразуры.

В 1941-1943 годах предпринимался целый ряд отвлекающих манёвров и атак советских войск на Миус-фронте, который рассматривался Гитлером как «новая восточная граница Третьего рейха». В результате оттягивались большие силы противника с особо критических направлений под Москвой, в момент не слишком удачных сражений под Прохоровкой на Курской дуге и с других участков боевых действий.

Известно, что решающие операции, в корне изменившие ситуацию на Миус-фронте летом 1943 года, как и под Сталинградом зимой 1942-1943 годов, были разработаны и осуществлены под руководством маршала Александра Михайловича Василевского. Талант Василевского как военачальника и его вклад в разгром вермахта на юге России также должны быть переосмыслены.

Разумеется, потери врага были значительными, особенно летом 1943 года. За весь период боёв в зоне Миус-фронта погибло, было ранено и пленено более 110 тысяч гитлеровцев. Однако советские потери были намного больше. Ясно, что все конкретные цифры потерь в боях требуют уточнения, пересчёта. Но порядок общих потерь, очевидно, мало изменится. В боях 1941/1942 и 1943 годов Красная армия на Миус-фронте потеряла более 830 тысяч человек, из них 280 тысяч бойцов погибшими. Это примерно 25-30 полноценных дивизий, или 3 % всех потерь Красной армии в ходе Великой Отечественной войны. Только за три дня боев 8-10 марта 1942 года под Матвеевым Курганом при штурме Волковой горы и других высот было убито и ранено 20 тысяч человек. За три дня наступления 30 июля – 1 августа 1943 года западнее села Куйбышево потери составили 18 тысяч человек. Многие из павших были уроженцами Юга России и Приазовья.

Как и под Ржевом и Вязьмой, из-за ошибок командования Южного фронта и колоссальных потерь эти сражения не отражены в учебниках истории, а архивные материалы долгое время практически оставались недоступными. Можно предположить, что в бытность маршалов Родиона Яковлевича Малиновского и Андрея Антоновича Гречко министрами обороны СССР в 1957-1976 годах не был дан ход документам, которые больше всего напоминали о неудачах в их военной карьере. В частности, генерал-лейтенант Родион Яковлевич Малиновский был снят с должности командующего Южного фронта 28 июля 1942 года за сдачу Ростова-на-Дону и прорыв фашистов на Кавказ.

Победа в любой войне достигается совместными усилиями всех народов, проживающих на территории государства. Великая Отечественная война – яркий тому пример. Защитники Брестской крепости были одними из первых, кто принял на себя мощный удар гитлеровских войск. Среди бойцов и командиров Красной армии, защищавших Брестскую крепость, были сотни уроженцев Северного Кавказа: дагестанцев, чеченцев, ингушей, русских. И в прорыве Миус-фронта принимали участие представители разных народов СССР. Так, в боях за освобождение Таганрога в августе 1943 года очень понесла серьёзные потери 416-я Азербайджанская стрелковая дивизия. Она занимала оборону на левом фланге 44-й армии к северу от устья реки Самбек.

Научный и гражданский долг – поднять на достойное место эти героические события, полноценно отразить их в нашей истории. Необходимо дать сражению на Миус-фронте соответствующую военно-политическую оценку, правильно определив его значение в истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

Материал10 для поискового отряда «Пламя»

ЮРГПУ (НПИ) имени М.И. Платова

подготовил:

директор НИИ ИКиРКР, доктор исторических наук,

доктор философских наук, профессор Скорик А.П.

******************************************

23 мая 2014 года.

dereksiz.org

Миус-фронт. Август 1943. Незаслуженно замалчиваемая великая битва

Миус-фронт. Август 1943. Незаслуженно замалчиваемая великая битва

От редакции "Россия навсегда": Автор Владимир Викторович Волк — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Фото:  Фото: Один из бесчисленных боев на Миус-фронте. Июль 1943 г. у села Степановки

***

Тот, кто когда-нибудь в своей жизни бывал в Таганроге, Матвееве-Кургане, Куйбышево Ростовской области, Снежном и Торезе Донецкой, Красном Луче и Вахрушево Луганской областей знает, что первым делом гостей везут на легендарные миусские высоты. Здесь в каждом населенном пункте в разное время на народные средства были сооружены уникальные мемориальные комплексы — гордость местных жителей.

Долгое время о событиях Миус-фронта писали и говорили редко, в учебниках истории о них не было ни слова, как и о боях под Ржевом, и под Вязьмой, а архивы в течение длительного периода были закрыты. Это умалчивание связывают с колоссальными человеческими жертвами — около 830 тысяч человек — битва, занимающая четвертое место по численности потерь Красной армии. По своей значимости, кровопролитности и масштабам потерь прорыв Миус-фронта сопоставим с битвой на Курской дуге. А неприступность этого оборонительного рубежа, который пролег от Таганрога до Красного Луча, можно сравнить с линиями Маннергейма и Мажино. Кстати, звание "город воинской славы" Таганрогу дали именно за Миус-фронт.

Небольшая поросшая лесами река Миус, берущая исток у села Фащевка, что почти под Дебальцево, и впадающая в Азовское море, сначала стала основательной преградой для гитлеровских войск в ходе их южной наступательной операции.

Река Миус

За время боев с 29 сентября по 4 ноября 1941 года, немецко-фашистские войска потеряли около 50 тысяч солдат и офицеров, свыше 250 танков, более 170 орудий, около 1200 машин с военными грузами. В оборонительных боях особенно отличились 383-я и 395-я шахтёрские стрелковые дивизии, сформированные преимущественно из местных рабочих.

В начале ноября 1941 года фронт остановился на Миусе и Северском Донце. Постоянные контратаки наших войск сковывали большие силы врага на южном крыле в ответственный период битвы под Москвой. Самым страшным на Примиусье старожилы из жителей Ряженого и Матвеева-Кургана всегда считали 1942 год, когда всего за несколько дней все заснеженные балки, поля и холмы вокруг стали красно-черными от крови и шинелей наших солдат. Это при том, что под снегом в этих полях уже лежали неубранными тысячи погибших в безуспешных декабрьских и январских попытках штурма немецких укреплений. Все склоны миусских холмов весной 1942 были усеяны трупами. И эти погибшие лежали там, перед глазами местных жителей, несколько месяцев. Те, кто видел эту картину ребенком, признавались, что ни до, ни после не видели ничего страшнее…

В феврале 1942 года маршал Тимошенко решил провести наступление. Войска Южного фронта под Ростовом должны были отсечь немецкий выступ между Матвеевым Курганом и Самбеком и освободить Таганрог. Таких "попыток прорыва" за несколько дней было произведено три: у Матвеева Кургана, у села Курлацкое и у кургана Соленый в Неклиновском районе. Только по официальным данным, во время операции погибло более двенадцати тысяч человек. Двадцать тысяч было ранено или обморожено.

Под Матвеевым Курганом при штурме Волковой горы и других высот с 8 по 10 марта 1942 года было убито и ранено 20 тысяч человек. За три дня наступления с 30 июля по 1 августа 1943 года западнее села Куйбышево выбыло из строя 18 тысяч человек. Там и сейчас работают поисковики. Поднимают затонувшие советские танки, находят незахороненные останки солдат. Таганрогская наступательная операция в марте сорок второго осталась темной, страшной и неизвестной страницей в истории войны. О ней ничего не написано ни в военных энциклопедиях, ни в учебниках истории. Не любили вспоминать о ней и немногие уцелевшие участники тех трагических боев. Слишком велики были жертвы…

Летом 1942 года из-за стратегических и тактических ошибок в действиях командования Юго-Западного фронта при проведении Харьковской наступательной операции ценой больших потерь врагу удалось прорвать оборону Миуса выйти к Волге и в предгорья Кавказского хребта. Войска Южного фронта вынуждены были отойти за Дон. Линию по Миусу Гитлер называл "новой государственной границей Германии — нерушимой и неприкосновенной". А после разгрома гитлеровцев в Сталинграде линия Миуса должна была стать, по замыслу гитлеровцев, фронтом мести за это поражение.

На правом берегу Миуса вдоль всей его протяженности и вглубь на сотню километров за три года войны было создано три линии обороны. Первая проходила непосредственно у берега реки, имела глубину 6–8, а на отдельных направлениях 10–12 км. За ней следовала хорошо подготовленная в инженерном отношении вторая полоса. Третья — вдоль Кальмиуса (где сегодня проходит линия соприкосновения карательных войск Украины и ополченцев Новороссии). Общая протяженность траншей, окопов и ходов сообщения только на переднем крае вдоль берега, превышала расстояние от Миуса до Берлина. На каждой из трех линий обороны были возведены свои системы из сотен дотов и дзотов. Широко применялись минные поля с плотностью 1500–1800 мин на километр фронта и с глубиной полей до 200 метров. Каждый квадратный километр был усеян пулеметными точками под бронированными колпаками.

Гитлеровцы использовали преимущества правобережья реки, богатое обрывами, оврагами, скалами и высотами. В систему обороны входил курган Саур-Могила — господствующая высота вблизи села Сауровка в Шахтёрском районе Донецкой области. Практически все основные высоты под Таганрогом, Матвеевым-Курганом, Куйбышево, Красным Лучом были под контролем фашистов. Интересное уточнение — старожилы края утверждают, что украинские каратели, минувшим летом пытаясь овладеть Примиусьем, шли по старым немецким маршрутам… Случайность или наследственность?

Июльская наступательная операция Юго-Западного и Южного фронтов на Северском Донце и на Миусе не принесла успеха Красной армии. Донбасская группировка противника сохранили прежние позиции. Однако эта операция имела стратегические последствия на других участках советско-германского фронта. Советские войска не дали немецкому командованию перебросить часть сил из района Донбасса на Курский выступ, усилив ударные группировки в ходе наступательной операции "Цитадель". Более того, немецкому командованию пришлось снять с курского направления до пяти танковых дивизий, а также значительные силы авиации и перебросить их для удержания позиций на Северском Донце и Миусе. Это ослабило белгородско-харьковскую группировку вермахта и создало более благоприятные условия для проведения операции "Румянцев" силами Воронежского и Степного фронтов. Таким образом, войска Юго-Западного и Южного решили основную задачу — они не дали немецкому командованию использовать все оперативные резервы группы армий "Юг" в операции "Цитадель" и притянули к себе значительные силы противника с Курской дуги.

В период с 3 по 10 августа 1943 года на Миус-фронт были направлены из состава 6-й армии 3-я танковая дивизия, танковые дивизии СС "Рейх" и "Мертвая голова", а из 1-й танковой армии — танковая дивизия СС "Викинг". Почти одновременно с рубежа реки Миус на изюмско-барвенковское направление, ближе к северному флангу донбасской группировки, были переброшены 23-я танковая и 16-я моторизованная дивизии. К середине августа 1-я танковая и 6-я армии, оборонявшиеся в Донбассе, насчитывали 27 дивизий.

Академик РАН Геннадий Матишов в своем интервью утверждает, что Миус-фронт оттягивал на себя и перемалывал части, которых, возможно, вермахту не хватило для успеха в сражениях под Москвой, Ленинградом, на Курской дуге. В 1943-м июльское наступление Южного фронта заставило немцев перебросить с Курской дуги на Миус-фронт три танковые дивизии. Это помогло нам победить под Курском. Мало кто знает, что 30—31 июля 1943 года в сражении близ Миуса элитный танковый корпус СС потерял людей и техники больше, чем под Прохоровкой двумя неделями раньше. Воевать учились в боях. На Миус-фронте на одного погибшего немецкого солдата приходилось семь-восемь наших. Многие годы в отечественной литературе об этом умалчивали, скрывали сведения о понесённых тогда потерях.

Командовавшие крупными соединениями на юге страны Малиновский и Гречко, бывшие в 1957–1976 годах министрами обороны СССР, предпочитали не вспоминать о неудачных эпизодах военной биографии.

Бассейн Миуса — это три года упорных, кровопролитных и безуспешных боев. Наше командование отчетливо представляло себе, что разгромить противостоящего врага будет нелегко. Войскам предстояло наступать в чрезвычайно трудных условиях — они должны были преодолеть многочисленные водные рубежи, действовать на местности, выгодной для обороняющегося, прорвать мощно укрепленные позиции с огромным количеством огневых средств.

Основное наступление войск Южного фронта было начато 18 августа 1943. Предварительно была проведена 70-минутная артподготовка, в которой участвовали 1500 артиллерийских орудий и миномётов. После артподготовки части 5-й ударной армии стали наступать. Атаковали танки, перед ними шли сапёры, которые показывали проходы в минных полях, так как из-за пыли и дыма обзор был затруднён и танкисты не видели вешек, установленных сапёрами. За танками шла пехота. С воздуха атаку поддерживали "Илы" — штурмовики 7-го авиационного корпуса. Миус-фронт был прорван на глубину 8–9 километров.

19 августа у села Куйбышево 4-й гвардейский механизированный корпус под командованием генерал-лейтенанта И.Т.Танасчишина выдвинулся за линию фронта на 20 километров. Их танки подошли к Амвросиевке. В последующие дни в результате контратак немцев советские войска немного отступили. 22—26 августа германское командование перебросило из Крыма танковую дивизию. Собрав подразделения с соседних участков фронта, немцы попытались фланговыми ударами окружить наступавших. В ночь на 24 августа советские войска пошли в атаку и заняли сёла Артёмовка, Кринички, хутор Семёновский. Была занята дорога на Таганрог, что лишило германские войска возможности перебрасывать резервы.

Один из самых важных этапов миусского прорыва — штурм господствующей высоты Саур-Могила, был начат 28 августа. В нем участвовали части 96-й гвардейской стрелковой дивизии, которой командовал гвардии полковник Семён Самуилович Левин. На вершине располагался центральный наблюдательный пункт шестой германской армии. На склонах кургана были врыты в землю бронеколпаки с огневыми средствами, блиндажи в несколько накатов и дзоты. Огневые позиции круговой обороны располагались в несколько ярусов. Также для обороны использовались огнемётные танки, самоходные артиллерийские установки "Фердинанд", артиллерийские орудия и миномёты. 29 августа после артналёта советские войска почти захватили вершину, но контратака немцев оттеснила нападавших. Высота окончательно была взята утром 31 августа. В ходе этих сражений, только в течение нескольких дней погибло 18 тысяч советских воинов. В одной из многочисленных песен о Миус-фронте и Саур-могиле есть такие строки:

  • "Послушай ветры над Саур-Могилой,И ты поймешь, кто эту землю спас,Чье мужество в боях освободило,Врагу не покорившийся Донбасс".

После войны на вершине кургана был построен мемориал, разрушенный в прошлом году новым поколением фашистов.

По подсчётам Геннадия Матишова, Красная Армия потеряла на Миус-фронте более 830 тысяч человек, из них 280 тысяч — погибшими. Это примерно 25–30 дивизий, или 3% общих потерь нашей армии убитыми за всю войну. Для юга России, по мнению Матишова, Матвеев-Курган значит не меньше, чем Мамаев в Сталинграде, а почётного звания "Город воинской славы" заслуживают и Куйбышево, и Ряженое, и Синявское, и Самбек, и многие примиусские сёла.

На территории России, ДНР и ЛНР существует более сотни мемориалов и воинских захоронений, связанных с боями на Миус-фронте. Однако большинство из них создавались в советское время, когда многое о тех событиях не было известно. В мае 2015 года близ села Куйбышево Ростовской области торжественно открыли мемориал воинам-гвардейцам "Прорыв". Поисковики предлагают соорудить поклонные кресты по всем ключевым высотам Миус-фронта, которых насчитывается 12, с указанием всех соединений и частей, участвовавших в сражениях. По одной из местных легенд, в начале семидесятых годов Красный Луч был одним из претендентов на звание города-героя. Чиновники и краеведы добивались такого права и даже соорудили на реке Миус уникальный мемориал и музей боевой славы, где каждый год 9 мая собираются местные жители от мала до велика. Их никто не организовывает, они это делают по зову сердца, вознося цветы и венки на вершину горы у посёлка Яновка. Цветы возлагаются и у мемориала жертвам фашизма у шахты "Богдан", в шурф которой гитлеровские палачи сбросили более двух с половиной тысяч непокорившихся советских людей.

Недалеко от села Княгиновка поисковики установили памятник военному комиссару разведывательной роты 383-й стрелковой дивизии Спартаку Железному и местной партизанке Нине Гнилицкой — героям Советского Союза. В братской могиле вместе с ними похоронены два десятка принявших неравный бой с фашистами советских воинов осетинской национальности.

Неужели это чужая земля для россиян? Неужели сотни тысяч жертв Миус-фронта, принесенных на алтарь нашей общей Победы, дешевле нулей на банковских счетах олигархов и могут быть забыты в угоду решающих свои вопросы сильных мира сего?

Важнейшие битвы в период коренного перелома во время Великой Отечественной войны, по мнению авторов книги "Миус-фронт в Великой Отечественной войне 1941—1942 гг., 1943 г."

***

Саур Могила до разгрома 2014 года

Мемориал в Красном Луче 

Мемориал в Куйбышево

 

Мемориалы на Матвееве-Кургане 

Мемориал в Таганроге 

***

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Победа будет за нами

О воинах русского духа

Саур-Могила. Точка духовной силы

Луганск всегда был землей Героев

После смерти сына в ополчение Донбасса пошла его мать и жена

Василий Тёркин на Донбассе

Новое поколение детей войны возрождает пионерию

Донбасс предавать нельзя. Если это случится, России не помогут никакие антикризисные меры

Поколение Победителей: нравственный феномен

 

rossiyanavsegda.ru

В тени великих битв. Июль 1943-го, Миус-фронт | Историческая хроника

Оборонительный рубеж на реке Миус в районе Донбасса был для вермахта «насиженным местом» ещё с конца 1941 года. Во время наступления на Кавказ немцы «подвинули» линию фронта на восток, до самой Волги. Миусский рубеж опустел, но ненадолго: уже зимой 43-го, после катастрофы под Сталинградом, вермахту снова пришлось подновлять обветшавшие окопы и заполнять их частями, спешно переброшенными, чтобы заткнуть брешь, образовавшуюся после окружения и капитуляции армии Паулюса.

К этому времени советские войска уже были измотаны в длительных боях, линии их снабжения растянулись, большая часть пехоты отстала от танков, вырвавшихся вперёд. Так что в феврале Миус-фронт оказался для Красной армии непреодолимым. Следующая попытка его прорвать состоялась в середине июля. 

Вцепившиеся в плацдарм

Удержанию Донбасского региона в ставке Гитлера придавалось особое значение. Но это не помешало летом 1943 года оставить восстановленную немецкую 6-ю армию без крупных танковых резервов — все они были направлены на Курскую дугу. Всё, что было у командующего армией генерала Холлидта, — полсотни танков потрёпанной 16-й панцергренадёрской дивизии и три дивизиона штурмовых орудий StuG(около 90 машин). При необходимости на помощь могла прийти 23-я танковая дивизия, находившаяся неподалёку и восстанавливавшаяся после боёв. 

Миусский рубеж был преградой на пути советских войск к Донбассу, ресурсы которого имели огромное значение для немцев

В штабе советского Южного фронта, готовящегося к наступлению на этом участке, тоже прекрасно понимали, насколько Миус-фронт ценен для Германии.

Советские командиры неплохо изучили противника за два года войны. Они знали, что одним из любимых приёмов немецких генералов был удар во фланг наступающим. Подобное случилось, например, в феврале 1943-го, когда части 4-го гвардейского механизированного корпуса и два стрелковых полка, переправившиеся через Миус, оказались окружены и вынуждены были пробиваться назад. Поэтому флангам прорыва и отражению немецких контрударов по ним при подготовке Миусской операции советское командование уделяло особое внимание.

На рассвете 17 июля войска Южного фронта пошли в наступление, переправились через реку и захватили довольно обширный плацдарм. Уже на следующий день немцы попытались отрезать от Миуса прорвавшиеся части 2-го гвардейского механизированного корпуса. Для танков и панцергренадёров 16-й дивизии этот бой сложился не особенно удачно. Во-первых, немецкие танки были вынуждены отражать атаки советских. А пехота, которая в результате оказалась без поддержки бронёй, не сумела достичь существенного результата в атаке. Всё, что смогли немцы, — немного задержать наступающие советские танки. В результате боёв Красной армии удалось захватить населённый пункт Степановка, удержание которого в последующих боях сыграло важную роль.

Огненный клинч

Карта Миусской операцииК вечеру 18 июля в 16-й дивизии у немцев осталось лишь 20 боеготовых танков из 53. Но это были цветочки. На следующий день панцергренадёрам снова приказали атаковать — на этот раз в качестве поддержки для 23-й танковой дивизии, прибывшей затыкать советский прорыв. Немецкая контратака вылилась в ожесточённый встречный танковый бой с частями 2-го гвардейского мехкорпуса. Семь немецких танков смогли ворваться на окраину Степановки с северо-запада, но там они и остановились под огнём советской артиллерии и танков. На других участках панцергренадёры добились нескольких локальных успехов, но в сумме наступление 16-й дивизии провалилось, а количество боеспособных танков в её составе сократилось до пяти.

У 23-й танковой дивизии, которой так «успешно» помогала 16-я панцергренадёрская, дела обстояли ничуть не лучше. Командование советской 5-й ударной армии отлично позаботилось о фланговом заслоне. Танки и артиллерия били по немецкой технике с господствующих высот, а с воздуха по ней активно работали штурмовики. Пехота 23-й дивизии, остановленная огнём орудий, миномётов и стрелкового оружия, понесла большие потери и не смогла помочь своим танкам. Оказавшись без поддержки, они были вынуждены вернуться на исходные позиции, причём сильно битыми — из полусотни танков у 23-й танковой осталось всего 22.

Всего за два дня боёв немцами были безвозвратно потеряны 24 танка. Более сорока нуждались в ремонте, причём почти два десятка — в долгосрочном.

Атака советских танков при поддержке пехотыДля обеих сторон в битве настоящую проблему представлял сложный рельеф местности. И если высоты у Степановки были костью в горле для немцев, то для частей Южного фронта таковой стала высота 277,9 — курган Саур-Могила. Бригады 2-го мехкорпуса смогли занять его только 19 июля. Наутро оставшиеся немецкие танки 23-й дивизии атаковали высоту. Бой шёл весь день, курган несколько раз переходил из рук в руки, но к полуночи советские танкисты всё-таки оставили поле боя за собой.

21 июля попытки взлома немецкой обороны продолжились. Лишившись уже почти всех танков, 16-я панцергренадёрская дивизия сумела создать мощный заслон из подтянутых к месту боя 8,8-см зениток — знаменитых «ахт-комма-ахт». Кроме того, чтобы хоть как-то поддержать истрёпанные силы Холлидта, немецкое командование стало «россыпью» перебрасывать ему технику, приходящую на фронт с завода. Всё, что требовалось немцам, — продержаться ещё чуть-чуть. Потому что с Курской дуги уже спешили на помощь три дивизии 2-го танкового корпуса СС.

Последний натиск

Конечно, в конце июля эсэсовские дивизии были уже далеко не те, что в начале «Цитадели». Но благодаря ремонту подбитой техники в «Мёртвой голове», «Райхе» и 3-й танковой суммарно набралось без малого две с половиной сотни боеспособных танков и «Штугов».

Всего за десять дней войска 5-й ударной армии создали оборонительный рубеж, о который вдребезги разбились одни из лучших немецких дивизий Восточного фронта

Дивизии, шедшие на помощь Холлидту, уже успели прочувствовать на себе качество советской противотанковой обороны лета 43-го. Опыт вышел болезненным, но по сравнению с тем, что эсэсовцев ожидало впереди, — очень неполным. До прибытия эсэсовцев у 5-й ударной армии было десять дней на создание надёжного оборонительного рубежа с большим количеством противотанковых орудий и минных полей. 

30 июля эсэсовцы нанесли удар в направлении деревень Степановка, Герасимовка и господствующих высот поблизости.

Дивизия «Райх» должна была захватить Степановку, где находилось много советских пушек, контролирующих подступы к высотам. Хотя и без этого здесь дела у немцев шли так себе. Несколько десятков танков с ходу «разулись» на минном поле, пехота и самоходки увязли в бою на окраине деревни, в общем — минус 25 машин за день плюс большие потери в живой силе.

«Тигр» из дивизии «Мёртвая голова»Провал «Райха» оказал прямое влияние на результат действий «Мёртвой головы». Дивизия, наступавшая на Герасимовку с «непробиваемыми» «Тиграми» впереди, быстро застряла на советских минных полях. Пока сапёры суетились, расчищая проходы, по ним и танкам стреляло всё, что могло стрелять: пулемёты, миномёты, орудия всех калибров. Особенно сильный огонь вёлся во фланг немцам с окраины Степановки, которую так и не взял «Райх». Вскоре к «охоте» присоединились и штурмовики Ил-2. За весь день обе бронегруппы «Мёртвой головы» не продвинулись дальше восточных склонов высот у Герасимовки. Более того, после наступления темноты они вынуждены были отступить, потеряв восемь «Тигров» из десяти, почти полсотни других танков и 12 «Штугов» из 26.

3-я танковая дивизия немцев в целом повторила этот сценарий. Минное поле, остановка на нём, кое-как проделанный проход, снова небольшое продвижение — и опять мины. После того как советские танки контратаковали противника, он был вынужден отойти. Перегруппировавшись, 3-я танковая ещё несколько раз пыталась атаковать, но безуспешно и неся большие потери в технике.

Командир орудия ЗиС-3 отдаёт команду расчётуТакого сокрушительного удара эсэсовцы не получали даже под Курском. Только за 30 июля 2-й танковый корпус СС потерял более 100 танков и самоходок подбитым и уничтоженными и более 1500 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

Но жестокие бои продолжались. Советскому командованию было ясно, что немцы, подтянув сильные резервы, рано или поздно «дожмут» измотанные советские части, которым уже не хватало боеприпасов. В то же время немцы уже не могли держать 2-й танковый корпус СС на реке Миус, он был нужен под Харьковом, чтобы останавливать очередное советское наступление. Ирония судьбы: обе стороны приняли решение прекратить наступление почти одновременно.

2 августа войска Южного фронта закончили переправу с плацдарма на восточный берег Миуса. Наступление временно остановилось. Но существовать Миус-фронту осталось немногим больше двух недель.

Авторы текста — А. Томзов и А. Уланов

Источники:

  1. Сайт «Подвиг народа».
  2. Документы NARA (США) по 6-й немецкой армии и 2-му танковому корпусу СС.
  3. Исаев А. Прорыв «Миус-фронта». Июль-август 1943 года. М.: Стратегия КМ, 2006.
  4. Nipe, George M., Jr. Decision in the Ukraine. Summer 1943. II SS and III Panzercorps. J.J. Fedorowicz Publishing, 1996.

worldoftanks.ru

"Миус-фронт": своих на войне не бросаем!

  В прошлом 2015-м году ростовскими поисковиками было поднято свыше трех сотен останков погибших бойцов и командиров Красной армии   Одной из крупных акций Ростовского поискового  объединения «Миус-фронт» в прошлом году стали раскопки на Самбекских высотах недалеко от Таганрога. За три дня поисковики обнаружили останки более сотни советских солдат, погибших в августе 1943 года при прорыве немецкой обороны, и оставшихся лежать на поле последнего боя. О том, как в целом сложился минувший 2015-й год для тех ростовчан, кто увлечен поисковой работой, рассказал руководитель объединения «Миус-фронт» Андрей Кудряков.     - 2015 год прошел под знаком 70-летия Великой Победы. Каждый день был наполнен для нас особым содержанием, не хотелось терять времени зря. Буквально с января, поисковики объединения, несмотря на непогоду, вышли на поля былых сражений под Ростовом и на миусских высотах. Тогда же, в январские дни 2015-го, под станицей Кагальницкой был обнаружен расчет зенитного орудия: шесть девочек-зенитчиц, которые в 1942 году прикрывали отход наших войск на Кавказ.   В апреле в ходе большой весенней поисковой Вахты Памяти на Миус-фронте были обнаружены и тщательно исследованы подземные укрепления вермахта. Благодаря тщательно спроектированной линии подземных ходов и укрытий, враг мог сохранять свою живую силу технику во время артиллерийских обстрелов и авиаударов Красной Армии. Подземные коммуникации фашистов на Миус-фронте и под Ростовом совершенно неисследованная тема, которой объединение «Миус-Фронт» будет заниматься в будущем.   Накануне Дня Победы под городом Шахты состоялась уникальная военно-историческая реконструкция, в организации которой «Миус-Фронт» принял активное участие. В основу сценария этого мероприятия, над которым работал я лично, легли малоизвестные эпизоды военной истории Дона 1941-43 годов. Языком живой истории, силами военно-исторических клубов со всей России удалось показать атаку казачьих полков на немецкие танки в 1941-м году, жертвенный подвиг курсантов Ростовского артиллерийского училища, бесстрашие «черных бушлатов» при штурме высоты на Миус-фронте, и даже действия казачьих формирований вермахта на нашей донской земле.   Спустя буквально несколько недель после реконструкции мы нашли очередное захоронение таких добровольческих формирований, воевавших на стороне немцев. Под Ростовом, в неглубокой яме лежали несколько солдат в немецкой форме, на личных жетонах которых было написано «Украинский доброволец в составе Вермахта». Этих украинских помощников, по всей видимости раненых, бросили немцы, когда отступали из Ростова в феврале 1943 года.   - А сам день 9 мая чем запомнился поисковикам объединения «Миус-фронт»?   _ Вот уже несколько лет при поддержке администрации Ростова-на-Дону и правительства Ростовской области, в этот день мы проводим замечательную акцию «Бессмертный полк». В год 70-летия Великой Победы акция получилась как никогда многочисленная, искренняя, уникальная. Ростовское поисковое объединение Миус-фронт   Ростовское поисковое объединение Миус-фронт Чтобы принять участие в шествии «Бессмертного полка» по главной улице Ростова-на-Дону приезжали люди из разных уголков не только нашей страны страны, но из зарубежа. У многих из них здесь воевали, были ранены или погибли, пропали без вести их близкие и дорогие люди. Более пятидесяти тысяч ростовчан и гостей города в День Победы вышли на Театральную площадь, вслед за колоннами военной техники и нескончаемым потоком шли мимо трибун с ветеранами. В колоннах пели песни военных лет, делились историями о своих героях, а поисковики объединения «Миус-Фронт» пронесли в своих руках портреты тех, кого удалось найти на полях сражений и вернуть с той далекой войны.   - Если говорить о цифрах, сколько погибших солдат в минувшем году удалось найти на местах боев в ходе «Вахт Памяти» и поисковых разведок?   - Найдены останки более трех сотен солдат и офицеров советской армии. Это почти батальон. Летом только на одном небольшом поле Миус-фронта удалось поднять 160 погибших солдат Шахтерской дивизии, штурмовавших рубежи немецкой обороны. Подразделение попало на минное поле и было накрыто огнем вражеской артиллерии. Ростовское поисковое объединение Миус-фронт Ростовское поисковое объединение Миус-фронт Бойцы как погибли, так и лежали все эти годы. Местное население боялось даже ходить по тем местам. До сих пор там полно неразорвавшихся мин и снарядов, среди которых лежат и ждут своего часа без вести пропавшие воины. Нашему эксперту Евгению Васюку по обрывкам данных из медальонов удалось установить фамилии десяти солдат, найти их родственников.   - Поисковики «Миус-фронта» в прошлом году еще открывали памятники на местах боев.   - Первый памятник, который мы открыли в 2015 году, был посвящен подвигу пограничников 24-го полка НКВД, отличившемуся в боях на донской земле. В мае, в Сальском районе был открыт памятный знак на месте захоронения военно-служащих пограничников, погибших, защищая нашу землю летом 1942-го года.     Ростовское поисковое объединение Миус-фронт   Тогда же, в мае 2015-го, поисковиками нашего объединения был открыт мемориал «Гвардейцам Миус-фронта». Это получился по-настоящему народный памятник, потому как средства на его постройку собирали, что называется, всем миром. Мемориал был открыт в месте, где воины-гвардейцы прорывали неприступный Миус-фронт. До сих пор останки солдат с гвардейскими значками на груди находят поисковики на местах боев. Гвардейцы всегда первыми поднимались в атаку, и теперь, спустя 70 лет после окончания войны, у этих героев появился свой памятник. Мы очень гордимся тем, что памятник объединил несколько поколений граждан России. К его созданию причастны и ветераны войны, и воинской службы, и студенты, и школьники, и потомки тех, кто воевал и погиб на Миус-фронте.   - Расскажите о том, как в прошлом году объединение «Миус-фронт» продолжало свою миротворческую миссию на Донбассе.   - До той поры, пока русские люди будут испытывать нужду, лишения на юго-востоке Украины, пока будут гибнуть старики, женщины, дети, поисковики «Миус-фронта» будут делать все, чтобы как-то помочь нуждающимся. В 2015 году саперы-добровольцы продолжали разминирование территории Донбасса. Объединение продолжало собирать и доставлять гуманитарную помощь, активно помогать нуждающимся ветеранам Великой Отечественной войны, которые сейчас проживают на территории Донбасса.   К сожалению, в прошлом году мы потеряли двух замечательных товарищей, которые по зову сердца помогали мирным жителям юго-востока. Под Донецком, вытаскивая из-под огня раненного товарища, погиб Виталий Бакулин, а под Широкино, попав в засаду иностранных наемников, был расстрелян Евгений Черников. Мы всегда будем помнить наших героев, отдавших свою жизнь за мирное небо над нашей головой.   - Скажите, а какие проблемы, трудности, вы испытываете сейчас в своей работе?   - К сожалению, мы по-прежнему не можем начать поисковые работы на территории бывшего РАУ. Там, как известно, в ямах под бетонными плитами покоятся непогребенными останки тысяч советских военнопленных и ростовчан, замученных в годы оккупации. Но если бы даже сейчас нам удалось начать раскопки в этом месте, все равно перезахоронить их пока негде. Кумженский мемориал, где мы ежегодно в течение пяти лет лет провожали в последний путь найденных защитников и освободителей Ростова, по непонятной причине закрыт для захоронений, а другого места администрация города пока не предоставила. Хотя, этот вопрос я знаю, сейчас, активно решается.   Ростовское поисковое объединение Миус-фронт   Ростовское поисковое объединение Миус-фронт   - Каковы планы на ближайшее будущее?   - В прошлом году было создано Ростовское отделение Российского военно-исторического общества, которое возглавил министр культуры Александр Анатольевич Резванов. Я тоже включен в состав правления, таким образом свою поисковую работу объединение «Миус-фронт» теперь будет координировать с деятельностью общества.   Такую организацию у нас на Дону давно было необходимо учредить, потому как наша земля богата военно-историческими событиями, начиная с античности и заканчивая современностью, а рассказать об интереснейших фактах нашего прошлого зачастую просто некому. Теперь, вокруг Ростовского отделения общества собираются профессиональные военные историки, исследователи, реконструкторы, поисковики. Мы будем делать все, чтобы военная история Дона наконец перестала быть «белым пятном» отечественной военной истории. Тем более, у нас на Дону есть и замечательные памятники фортификации греческого, римского периодов, земляные крепости Петра, Анны, казачьи военные городки, турецкие укрепления, неизученные поля сражений Гражданской и Великой Отечественной войн. Сохранились и уникальные памятники периода Первой мировой. С учреждением общества, отношения к этому героическому пласту отечественной истории, я уверен, изменится, и люди, увлекающиеся историей своего края смогут узнать много нового.   Беседовал Александр ОЛЕНЕВ. Публикация - газета "Вечерний Ростов" 14 января 2016 года. Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 1646

olenalex сб, 23/01/2016 - 11:03

rslovar.com