Ефимов, Михаил Никифорович. Михаил ефимов


Ефимов Михаил Никифорович. - Российская авиация

0.Ефимов Михаил Никифорович0.Ефимов Михаил Никифорович

Ефимов Михаил Никифорович (1881-1919) — первый русский летчик.

Михаил Ефимов родился 13 ноября 1881 года в дер. Дуброва, Смоленской губернии. Через несколько лет его семья переехала в Одессу. Отец Михаила, Никифор Ефимов, устроился слесарем в мастерские Русского общества пароходства и торговли (РОПИТ), Михаил вместе с братьями Владимиром и Тимофеем — пошли учиться в Одесское железнодорожное техническое училище. Все братья впоследствии стали известными авиаторами своего времени.

Еще во время учёбы Михаил увлекся велоспортом, неоднократно завоевывал призы.

Работал электриком на телеграфе.

В 1907 году приобрел мотоцикл марки «Пежо». В 1908-м и 1909-м годах становился чемпионом России по мотоциклетному спорту.

В 1909 году совершил первый в Одессе полёт на планере. В том же году при финансовой поддержке барона И.Ксидиаса уезжает во Францию для обучения и получения диплома пилота (впрочем, по условиям договора Ефимов должен был три года отрабатывать вложенные в обучение средства, на кабальных условиях).

Во время обучения, которое проходило в городе Мурмелон, М.Ефимов проявил себя одним из талантливейших учеников — его обучением занимался лично Анри Фарман. 25 декабря 1909 года Михаил Ефимов выполняет свой первый самостоятельный полёт на аэроплане, совершив посадку через 45 минут (обычно, начинающие пилоты находились в воздухе всего несколько минут). Вскоре после сдачи экзамена (диплом аэроклуба Франции № 31) он установил рекорд по продолжительности полёта с пассажиром (предыдущий рекорд принадлежал Орвиллу Райту). По возвращении в Одессу М.Ефимову удалось расторгнуть контракт с И.С.Ксидиасом за счёт средств, взятых в долг у Анри Фармана.

21 марта 1910 года в Одессе состоялся первый полёт Михаила Ефимова в присутствии публики, аэродромом послужило поле Одесского ипподрома. В тот день Михаил Ефимов поднимался в воздух пять раз, выполнив три круга на высоте 50 метров и два полёта с пассажирамии — бароном И.Ксидиасом и председателем Одесского «Аэроклуба» Артуром Анатрой. Полёты были осуществлены на аэроплане «Фарман-IV». Это были первые публичные полеты на территории Российской Империи, заложившие начало развития отечественой авиации. После приземления на Михаила Никифоровича Ефимова был надет лавровый венок с надписью: «Первому русскому авиатору».

В апреле 1910 года Михаил Ефимов выиграл престижные соревнования авиаторов в Ницце, причем за счет призовых денег он смог полностью расплатиться с Фарманом, который предложил ему работу, и приобрести собственный самолёт.

В последующие годы Михаил Ефимов удачно выступал на авиационных состязаниях в Вероне, Руане, Реймсе, Будапеште, занимая первые и вторые места.

Важной вехой в истории российской авиации стал Всероссийский праздник воздухоплавания в Санкт-Петербурге осенью 1910 года. Михаил Ефимов завоевал множество призов, познакомился с профессором Н.Е.Жуковским, а также принимает предложение военного ведомства руководить подготовкой лётчиков в Севастополе. Удостаивается звания почетного гражданина Севастополя. Работая с 1910 года инструктором в севастопольской авиашколе, впервые осуществил крутые виражи, пикирование и планирующий полёт с выключенным двигателем.

Возрастающие возможности авиации были продемонстрированы на Второй международной авиационной неделе, состоявшейся в Санкт-Петербурге с 14 мая по 22 мая 1911 года и носившей преимущественно «военный» характер. Были полеты и на меткость попадания в цель снарядом с высоты не менее ста метров, и на точность посадки. В качестве снарядов использовались бумажные пакеты с мелом. Посадку требовалось произвести в очерченный на поле аэродрома контур корабля. В него же требовалось попасть и при метании снарядов. Победителем в меткости бомбометания оказался М.Н.Ефимов, показавший и наилучшую точность посадки — в пяти метрах от центра «палубы».

В 1912 году М.Н.Ефимов изобрёл приспособление, позволявшее пилоту запускать авиационный двигатель без посторонней помощи.

После начала Первой Мировой войны Михаил Ефимов подает рапорт с просьбой отправить его на фронт. С апреля 1915 года Михаил Никифорович находился в действующей армии в качестве летчика-охотника (добровольца) 32-го авиационного отряда. Здесь он выполнял смелые рейды по неприятельским тылам, дерзко и успешно бомбил и фотографировал позиции противника. После перевода в авиационный отряд гвардейского корпуса Ефимов по-прежнему выполнял самые ответственные задания и заведовал технической частью. Осенью его после нескольких ходатайств руководства школы авиации откомандировали на Качу. К этому времени летчик был полным георгиевским кавалером. А в ноябре 1915 года Ефимова произвели в прапорщики.

В книге «Соперники орлов» в главе «Дайте построить аэроплан!», утверждается, что в феврале 1916 года Ефимова прикомандировали к 25-му корпусному авиаотряду при Киевской военной школе летчиков-наблюдателей «для разработки проекта аппарата собственной системы.»

По утверждению Е.В.Королевой, в Киеве Ефимов «…напряженно трудится над проектом аэроплана. Детали изготовляет и испытывает в мастерских Политехнического института и школы летчиков-наблюдателей.» Но работу завершить не удалось, из-за интриги военных чиновников Авиаканца во главе с самим шефом авиации Великим князем А.М.Романовым. Вскоре прапорщика Ефимова откомандировали на фронт, а когда он, решив завершить начатое дело, самовольно уехал в Севастополь «испытать некоторые узлы будущего аэроплана — а сделать это возможно лишь в Качинской школе», его посадили на гауптвахту с угрозами предать трибуналу по законам военного времени. Арест сильно повлиял на летчика, рассказывал он Шатерникову и другим офицерам 25-го авиаотряда, что его «под Пасху отпустили, как это делают с разбойниками», Ефимов «…плакал, что было так несовместимо с его мужественным обликом».

В конце лета-начале осени 1916 года Ефимов с фронта подал рапорт шефу авиации с описанием проекта и заявил, что некая «…английская фирма желает купить мои чертежи двухмоторного блиндированного аэроплана-истребителя для постройки в Англии.» После этого рапорта «…Великий князь среагировал немедленно и предложил представить ему чертежи.» Впоследствии Е.В.Королева, найдя в фондах военно-исторического архива (РГВИА) лишь пояснительную записку без чертежей, предположила, что «…они были проданы союзной Англии».

В 1916 году Михаила Ефимова перевели на Румынский фронт, где он служил сначала в 6-м, затем в 4-м авиаотрядах истребителей на самолете «Ньюпор-11». На этом истребителе летчик выполнил десятки боевых вылетов и одержал ряд побед.В начале 1917 года его перевели в Севастопольскую гидроавиацию флагманским лётчиком бригады. Здесь Михаил Ефимов узнал о Февральской революции, его избирают членом комитета гидроавиации. «…Ефимов ещё раньше примкнул к большевикам. Он оказался отличным агитатором, вёл большую агитационную работу среди летчиков и матросов. Все его любили и уважали. Мы летали тогда в операциях против разных белых банд. Ефимов также принимал участие в этих боевых действиях», — это строки из письма бывшего морского летчика Евгения Ивановича Погосского.

Весной 1918 года Крым практически без сопротивления красных был оккупирован германской армией. Большевик Ефимов был арестован, но спустя год, когда Крым вновь перешёл под контроль большевиков, освобождён. Но советская власть в 1919 году в Крыму продержалась не долго. Наступление войск ВСЮР заставило красных эвакуироваться. Ефимов отступал в красных частях в качестве водителя автоколонны. Автоколонна застряла под Херсоном, машины пришлось бросить и сжечь, а Михаил Ефимов пешком добрался в Одессу.

В августе 1919 года в Одессе высадился белогвардейский десант. Михаил Ефимов пытался бежать, но его арестовали и казнили.

Награды:-Солдатские Георгиевские кресты всех степеней;-Орден Св.Анны 3-й ст. с мечами.

В Одессе именем Ефимова названа улица в районе Ближние мельницы, установлены мемориальные доски на Княжеской улице, на здании бывшего железнодорожного технического училища (Одесский техникум железнодорожного транспорта), на трибуне Одесского ипподрома.

31 мая 1988 года Международный планетный центр утвердил название «Ефимов» для малой планеты номер 2754. В официальном извещении сообщается, что название дано «в память русского авиатора Михаила Никифоровича Ефимова (1881-1919), который в числе первых летчиков осуществил спирали и виражи».

27 апреля 2005 года в Одессе на территории Госпредприятия «Одесавиаремсервис» в торжественной обстановке М.Н.Ефимову был открыт памятник. Памятник М.Н.Ефимову установлен и в Гатчине.

Ефимов был первым дипломированным русским пилотом. Попова Николая Евграфовича, получившего диплом № 50, называли пилотом номер два. А третий русский, Владимир Лебедев, в конце июня 1910 года получил диплом пилота-авиатора № 98. Эти летчики вошли в книгу «Сто первых авиаторов мира на заре авиации», хранящуюся в Национальном авиационном музее Франции.

Старший брат Владимир в 1910 году заболел воспалением легких во время одного из первых учебных полётов с Михаилом и умер, оставив жену и трёх детей. Похоронен на Южном кладбище Реймса. Тимофей служил в армии в Тифлисе. Был переведен, в созданную Михаилом Севастопольскую авиашколу, где научился летать. Участвовал добровольцем в Первой Балканской войне. После конфликта с болгарскими офицерами дворянского происхождения, вернулся в Россию, где проводил показательные выступления на самолёте. Умер в Одессе в октябре 1919 года во время эпидемии тифа.

1.Михаил Ефимов на своем самолете Farman F.IV1.Михаил Ефимов на своем самолете Farman F.IV

Михаил Ефимов на самолете Farman F.IV во время обучения во Франции. Мурмелон, 1910 г.

2.АННОТАЦИЯ.2.АННОТАЦИЯ.

Русские летчики М.Ефимов (на месте пилота) и Н.Попов.

3.М.Н.Ефимов на Bleriot XI. 1-я авианеделя. С-Пб. Сентябрь 1910 г.3.М.Н.Ефимов на Bleriot XI. 1-я авианеделя. С-Пб. Сентябрь 1910 г.

М.Н.Ефимов на самолете «Bleriot.XI». Первая авианеделя, Санкт-Петербург, сентябрь 1910 г.

4.Группа авиаторов - в центре М.Н.Ефимов, 1-й слева Л.М.Мациевич4.Группа авиаторов - в центре М.Н.Ефимов, 1-й слева Л.М.Мациевич

Группа русских авиаторов — в центре М.Н.Ефимов, 1-й слева Л.М.Мациевич.

.

.

Список источников:Виктор Шестаков. Русское воздухопервенство.Е.В.Королева, В.А.Рудник. Соперники орлов.

xn--80aafy5bs.xn--p1ai

Ефимов Михаил Никифорович Википедия

Михаи́л Ники́форович Ефи́мов (13 ноября 1881, деревня Дуброва, Смоленская губерния[1] — 11 августа 1919, Одесса) — первый русский авиатор, механик, известный спортсмен начала XX века.

Биография

В Одессу Михаил Ефимов приехал в десятилетнем возрасте вместе с семьей. Отец Михаила, Никифор Ефимов, в Одессе устроился работать слесарем, его сыновья — Владимир, Михаил и Тимофей — пошли учиться в Одесское железнодорожное техническое училище. Все братья впоследствии стали известными авиаторами своего времени[2].

Ещё во время учёбы Михаил увлекся велоспортом, неоднократно завоевывал призы. Работал электриком на телеграфе.

В 1907 году приобрел мотоцикл марки «Пежо». В 1908 и 1909 годах становился чемпионом России по мотоциклетному спорту.

В 1909 году совершил первый в Одессе полёт на планере. В том же году при финансовой поддержке барона И. Ксидиаса уезжает во Францию для обучения и получения диплома пилота (впрочем, по условиям договора Ефимов должен был три года отрабатывать вложенные в обучение средства, на кабальных условиях).

Лётчики Н. Е. Попов и М. Н. Ефимов во время полётов во Франции, 1910 год

Во время обучения, которое проходило в городе Мурмелон, М. Ефимов проявил себя одним из талантливейших учеников — его обучением занимался лично Анри Фарман[3]. 25 декабря 1909 года Михаил Ефимов выполняет свой первый самостоятельный полёт на аэроплане, совершив посадку через 45 минут (обычно, начинающие пилоты находились в воздухе всего несколько минут). Вскоре после сдачи экзамена (диплом аэроклуба Франции от 15.02.1910 № 31[4]) он установил рекорд по продолжительности полёта с пассажиром (предыдущий рекорд принадлежал Орвиллу Райту). По возвращении в Одессу М. Ефимову удалось расторгнуть контракт с И. С. Ксидиасом за счёт средств, взятых в долг у Анри Фармана.

М. Н. Ефимов на «Фармане». Авиационные состязания в Ницце, 1910

21 марта 1910 года в Одессе состоялся первый полёт Михаила Ефимова в присутствии публики (100 тысяч человек), аэродромом послужило поле Одесского ипподрома. В тот день М. Ефимов поднимался в воздух пять раз, выполнив три круга на высоте 50 метров и два полёта с пассажирамии — банкирами бароном И. Ксидиасом и председателем Одесского «Аэроклуба» Артуром Анатрой[3]. Полёты были осуществлены на аэроплане «Фарман-IV». Это были первые публичные полеты на территории Российской империи, заложившие начало развития отечественной авиации. После приземления на Михаила Никифоровича Ефимова был надет лавровый венок с надписью: «Первому русскому авиатору»[3].

В апреле 1910 года Михаил Ефимов выиграл престижные соревнования авиаторов в Ницце, причем за счет призовых денег он смог полностью расплатиться с Фарманом, который предложил ему работу, и приобрести собственный самолёт.

В последующие годы Михаил Ефимов удачно выступал на авиационных состязаниях в Вероне, Руане, Реймсе, Будапеште, занимая первые и вторые места.

Важной вехой в истории российской авиации стал Всероссийский праздник воздухоплавания в Петербурге осенью 1910 года. Михаил Ефимов завоевал множество призов, познакомился с профессором Н. Е. Жуковским, а также принял предложение военного ведомства руководить подготовкой лётчиков в Севастополе. На авиационные состязания в Петербург к Ефимову приехал одесский велогонщик Харитон Славороссов, мечтавший стать авиатором, и стал работать у него механиком бесплатно. Так он освоил технику, а Ефимов ввёл его в авиационные круги. Впоследствии Славороссов тоже стал известным авиатором. Работая с 1910 инструктором в севастопольской авиашколе, Ефимов впервые осуществил крутые виражи, пикирование и планирующий полёт с выключенным двигателем. Был удостоен звания почётного гражданина Севастополя.

Возрастающее могущество авиации было продемонстрировано на Второй международной авиационной неделе, состоявшейся в Петербурге с 14 мая по 22 мая 1911 года и носившей преимущественно «военный» характер. Были полеты и на меткость попадания в цель снарядом с высоты не менее ста метров, и на точность посадки. В качестве снарядов использовались бумажные пакеты с мелом. Посадку требовалось произвести в очерченный на поле аэродрома контур корабля. В него же требовалось попасть и при метании снарядов. Победителем в меткости бомбометания оказался М. Н. Ефимов, показавший и наилучшую точность посадки — в пяти метрах от центра «палубы».

М. Н. Ефимов во время войны

В 1912 изобрёл приспособление, позволявшее пилоту запускать авиационный двигатель без посторонней помощи.

В 1914 году началась Первая мировая война, и Михаил Ефимов подает рапорт с просьбой от его на фронт. С апреля 1915 года Михаил Никифорович находился в действующей армии в качестве лётчика-охотника (добровольца) 32-го авиационного отряда. Здесь он выполнял смелые рейды по неприятельским тылам, дерзко и успешно бомбил и фотографировал позиции противника. После перевода в авиационный отряд гвардейского корпуса Ефимов по-прежнему выполнял самые ответственные задания и заведовал технической частью. Осенью его после нескольких ходатайств руководства школы авиации откомандировали на Качу. К этому времени лётчик был полным георгиевским кавалером. А в ноябре 1915 года Ефимова произвели в прапорщики.

В книге «Соперники орлов» в главе «Дайте построить аэроплан!», утверждается, что в феврале 1916-го Ефимова прикомандировали к 25-му корпусному авиаотряду при Киевской военной школе летчиков-наблюдателей «для разработки проекта аппарата собственной системы»[5].

По утверждению Е. В. Королевой, в Киеве Ефимов «напряженно трудится над проектом аэроплана. Детали изготовляет и испытывает в мастерских Политехнического института и школы летчиков-наблюдателей.» Но работу завершить не удалось, из-за интриги военных чиновников Авиаканца во главе с самим шефом авиации Великим князем А. М. Романовым. Вскоре прапорщика Ефимова откомандировали на фронт, а когда он, решив завершить начатое дело, самовольно уехал в Севастополь «испытать некоторые узлы будущего аэроплана — а сделать это возможно лишь в Качинской школе», его посадили на гауптвахту с угрозами предать трибуналу по законам военного времени. Арест сильно повлиял на летчика, рассказывал он Шатерникову и другим офицерам 25-го авиаотряда, что его «под Пасху отпустили, как это делают с разбойниками», Ефимов «плакал, что было так несовместимо с его мужественным обликом».

В конце лета-начале осени 1916-го Ефимов с фронта подал рапорт шефу авиации с описанием проекта и заявил, что некая «английская фирма желает купить мои чертежи двухмоторного блиндированного аэроплана-истребителя для постройки в Англии». После этого рапорта «великий князь среагировал немедленно и предложил представить ему чертежи». Впоследствии Е. В. Королева, найдя в фондах военно-исторического архива (РГВИА) лишь пояснительную записку без чертежей, предположила, что «они были проданы союзной Англии».

В 1916 году Михаила Ефимова перевели на Румынский фронт, где он служил сначала в 6-м, затем в 4-м авиаотрядах истребителей на самолёте «Ньюпор-11». На этом истребителе летчик выполнил десятки боевых вылетов и одержал ряд побед.

В начале 1917 года его перевели в Севастопольскую гидроавиацию флагманским лётчиком бригады. Здесь Михаил Ефимов узнал о Февральской революции, его избирают членом комитета гидроавиации. «…Ефимов ещё раньше примкнул к большевикам. Он оказался отличным агитатором, вёл большую агитационную работу среди летчиков и матросов. Все его любили и уважали. Мы летали тогда в операциях против разных белых банд. Ефимов также принимал участие в этих боевых действиях», — это строки из письма бывшего морского летчика Евгения Ивановича Погосского.

Весной 1918 года Крым практически без сопротивления Красной армии был оккупирован германской армией. Большевик Ефимов был арестован, но спустя год, когда Крым вновь перешёл под контроль большевиков, освобождён. Но советская власть в 1919 году в Крыму продержалась недолго. Наступление войск ВСЮР заставило красных эвакуироваться. Ефимов отступал в красных частях в качестве водителя автоколонны. Автоколонна застряла под Херсоном, машины пришлось бросить и сжечь, а Михаил Ефимов пешком добрался в Одессу.

В августе 1919 года в Одессе высадился белогвардейский десант. Михаил Ефимов пытался бежать, но его арестовали и казнили.

Память

  • В Одессе именем Ефимова названа улица в районе Ближние мельницы, установлены мемориальные доски на Княжеской улице, на здании бывшего железнодорожного технического училища (Одесский техникум железнодорожного транспорта), на трибуне Одесского ипподрома.
  • 31 мая 1988 года Международный планетный центр утвердил название «Ефимов» для малой планеты номер 2754. В официальном извещении сообщается, что название дано «в память русского авиатора Михаила Никифоровича Ефимова (1881—1919), который в числе первых летчиков осуществил спирали и виражи».
  • 27 апреля 2005 года в Одессе на территории Госпредприятия Министерства обороны Украины «Одесавиаремсервис» в торжественной обстановке М. Н. Ефимову был открыт памятник. Памятник М. Н. Ефимову установлен и в Гатчине.
  • В честь М. Ефимова назван самолет Sukhoi Superjet 100 (регистрационный номер RA-89052) компании Аэрофлот[6]

Награды

Сочинения

Ефимов М. Н. О своих полетах: Сообщение в воздухоплавательном кружке при имп. техн. уч-ще // ВНС. — 1910. — № 5. — С. 3.

Примечания

  1. ↑ Ныне — деревня Аполье, Смоленский район (Смоленская область).
  2. ↑ Старший брат Владимир в 1910 году заболел воспалением легких во время одного из первых учебных полётов с Михаилом и умер, оставив жену и трёх детей. Похоронен на Южном кладбище Реймса. Тимофей служил в армии в Тифлисе. Был переведен в созданную Михаилом Севастопольскую авиашколу, где научился летать. Участвовал добровольцем в Первой Балканской войне. После конфликта с болгарскими офицерами дворянского происхождения, вернулся в Россию, где проводил показательные выступления на самолёте. Умер в Одессе в октябре 1919 во время эпидемии тифа.
  3. ↑ 1 2 3 В. Н. Нахапетов, В. Ю. Тищенко, А. М. Шевченко. «Полёт сквозь столетие». Очерки истории завода («Одесавиаремсервис» — бывш. «Анатра»). Харьков: Майдан, 2005. Глава I — «Колыбель отечественной авиации».
  4. ↑ Ефимов был первым дипломированным русским пилотом. Попова Николая Евграфовича, получившего диплом № 50, называли пилотом номер два. А третий русский, Владимир Лебедев, в конце июня 1910 года получил диплом пилота-авиатора № 98. Эти летчики вошли в книгу «Сто первых авиаторов мира на заре авиации», хранящуюся в Национальном авиационном музее Франции.
  5. ↑ (здесь и далее две цитаты из кн.: Е. В. Королева «Соперники орлов». 2-е изд. Одесса, 1974.)
  6. ↑ Новости | Аэрофлот. www.aeroflot.ru. Проверено 25 декабря 2015.

Источники

wikiredia.ru

Михаил Ефимов Википедия

Михаи́л Ники́форович Ефи́мов (13 ноября 1881, деревня Дуброва, Смоленская губерния[1] — 11 августа 1919, Одесса) — первый русский авиатор, механик, известный спортсмен начала XX века.

Биография

В Одессу Михаил Ефимов приехал в десятилетнем возрасте вместе с семьей. Отец Михаила, Никифор Ефимов, в Одессе устроился работать слесарем, его сыновья — Владимир, Михаил и Тимофей — пошли учиться в Одесское железнодорожное техническое училище. Все братья впоследствии стали известными авиаторами своего времени[2].

Ещё во время учёбы Михаил увлекся велоспортом, неоднократно завоевывал призы. Работал электриком на телеграфе.

В 1907 году приобрел мотоцикл марки «Пежо». В 1908 и 1909 годах становился чемпионом России по мотоциклетному спорту.

В 1909 году совершил первый в Одессе полёт на планере. В том же году при финансовой поддержке барона И. Ксидиаса уезжает во Францию для обучения и получения диплома пилота (впрочем, по условиям договора Ефимов должен был три года отрабатывать вложенные в обучение средства, на кабальных условиях).

Лётчики Н. Е. Попов и М. Н. Ефимов во время полётов во Франции, 1910 год

Во время обучения, которое проходило в городе Мурмелон, М. Ефимов проявил себя одним из талантливейших учеников — его обучением занимался лично Анри Фарман[3]. 25 декабря 1909 года Михаил Ефимов выполняет свой первый самостоятельный полёт на аэроплане, совершив посадку через 45 минут (обычно, начинающие пилоты находились в воздухе всего несколько минут). Вскоре после сдачи экзамена (диплом аэроклуба Франции от 15.02.1910 № 31[4]) он установил рекорд по продолжительности полёта с пассажиром (предыдущий рекорд принадлежал Орвиллу Райту). По возвращении в Одессу М. Ефимову удалось расторгнуть контракт с И. С. Ксидиасом за счёт средств, взятых в долг у Анри Фармана.

М. Н. Ефимов на «Фармане». Авиационные состязания в Ницце, 1910

21 марта 1910 года в Одессе состоялся первый полёт Михаила Ефимова в присутствии публики (100 тысяч человек), аэродромом послужило поле Одесского ипподрома. В тот день М. Ефимов поднимался в воздух пять раз, выполнив три круга на высоте 50 метров и два полёта с пассажирамии — банкирами бароном И. Ксидиасом и председателем Одесского «Аэроклуба» Артуром Анатрой[3]. Полёты были осуществлены на аэроплане «Фарман-IV». Это были первые публичные полеты на территории Российской империи, заложившие начало развития отечественной авиации. После приземления на Михаила Никифоровича Ефимова был надет лавровый венок с надписью: «Первому русскому авиатору»[3].

В апреле 1910 года Михаил Ефимов выиграл престижные соревнования авиаторов в Ницце, причем за счет призовых денег он смог полностью расплатиться с Фарманом, который предложил ему работу, и приобрести собственный самолёт.

В последующие годы Михаил Ефимов удачно выступал на авиационных состязаниях в Вероне, Руане, Реймсе, Будапеште, занимая первые и вторые места.

Важной вехой в истории российской авиации стал Всероссийский праздник воздухоплавания в Петербурге осенью 1910 года. Михаил Ефимов завоевал множество призов, познакомился с профессором Н. Е. Жуковским, а также принял предложение военного ведомства руководить подготовкой лётчиков в Севастополе. На авиационные состязания в Петербург к Ефимову приехал одесский велогонщик Харитон Славороссов, мечтавший стать авиатором, и стал работать у него механиком бесплатно. Так он освоил технику, а Ефимов ввёл его в авиационные круги. Впоследствии Славороссов тоже стал известным авиатором. Работая с 1910 инструктором в севастопольской авиашколе, Ефимов впервые осуществил крутые виражи, пикирование и планирующий полёт с выключенным двигателем. Был удостоен звания почётного гражданина Севастополя.

Возрастающее могущество авиации было продемонстрировано на Второй международной авиационной неделе, состоявшейся в Петербурге с 14 мая по 22 мая 1911 года и носившей преимущественно «военный» характер. Были полеты и на меткость попадания в цель снарядом с высоты не менее ста метров, и на точность посадки. В качестве снарядов использовались бумажные пакеты с мелом. Посадку требовалось произвести в очерченный на поле аэродрома контур корабля. В него же требовалось попасть и при метании снарядов. Победителем в меткости бомбометания оказался М. Н. Ефимов, показавший и наилучшую точность посадки — в пяти метрах от центра «палубы».

М. Н. Ефимов во время войны

В 1912 изобрёл приспособление, позволявшее пилоту запускать авиационный двигатель без посторонней помощи.

В 1914 году началась Первая мировая война, и Михаил Ефимов подает рапорт с просьбой от его на фронт. С апреля 1915 года Михаил Никифорович находился в действующей армии в качестве лётчика-охотника (добровольца) 32-го авиационного отряда. Здесь он выполнял смелые рейды по неприятельским тылам, дерзко и успешно бомбил и фотографировал позиции противника. После перевода в авиационный отряд гвардейского корпуса Ефимов по-прежнему выполнял самые ответственные задания и заведовал технической частью. Осенью его после нескольких ходатайств руководства школы авиации откомандировали на Качу. К этому времени лётчик был полным георгиевским кавалером. А в ноябре 1915 года Ефимова произвели в прапорщики.

В книге «Соперники орлов» в главе «Дайте построить аэроплан!», утверждается, что в феврале 1916-го Ефимова прикомандировали к 25-му корпусному авиаотряду при Киевской военной школе летчиков-наблюдателей «для разработки проекта аппарата собственной системы»[5].

По утверждению Е. В. Королевой, в Киеве Ефимов «напряженно трудится над проектом аэроплана. Детали изготовляет и испытывает в мастерских Политехнического института и школы летчиков-наблюдателей.» Но работу завершить не удалось, из-за интриги военных чиновников Авиаканца во главе с самим шефом авиации Великим князем А. М. Романовым. Вскоре прапорщика Ефимова откомандировали на фронт, а когда он, решив завершить начатое дело, самовольно уехал в Севастополь «испытать некоторые узлы будущего аэроплана — а сделать это возможно лишь в Качинской школе», его посадили на гауптвахту с угрозами предать трибуналу по законам военного времени. Арест сильно повлиял на летчика, рассказывал он Шатерникову и другим офицерам 25-го авиаотряда, что его «под Пасху отпустили, как это делают с разбойниками», Ефимов «плакал, что было так несовместимо с его мужественным обликом».

В конце лета-начале осени 1916-го Ефимов с фронта подал рапорт шефу авиации с описанием проекта и заявил, что некая «английская фирма желает купить мои чертежи двухмоторного блиндированного аэроплана-истребителя для постройки в Англии». После этого рапорта «великий князь среагировал немедленно и предложил представить ему чертежи». Впоследствии Е. В. Королева, найдя в фондах военно-исторического архива (РГВИА) лишь пояснительную записку без чертежей, предположила, что «они были проданы союзной Англии».

В 1916 году Михаила Ефимова перевели на Румынский фронт, где он служил сначала в 6-м, затем в 4-м авиаотрядах истребителей на самолёте «Ньюпор-11». На этом истребителе летчик выполнил десятки боевых вылетов и одержал ряд побед.

В начале 1917 года его перевели в Севастопольскую гидроавиацию флагманским лётчиком бригады. Здесь Михаил Ефимов узнал о Февральской революции, его избирают членом комитета гидроавиации. «…Ефимов ещё раньше примкнул к большевикам. Он оказался отличным агитатором, вёл большую агитационную работу среди летчиков и матросов. Все его любили и уважали. Мы летали тогда в операциях против разных белых банд. Ефимов также принимал участие в этих боевых действиях», — это строки из письма бывшего морского летчика Евгения Ивановича Погосского.

Весной 1918 года Крым практически без сопротивления Красной армии был оккупирован германской армией. Большевик Ефимов был арестован, но спустя год, когда Крым вновь перешёл под контроль большевиков, освобождён. Но советская власть в 1919 году в Крыму продержалась недолго. Наступление войск ВСЮР заставило красных эвакуироваться. Ефимов отступал в красных частях в качестве водителя автоколонны. Автоколонна застряла под Херсоном, машины пришлось бросить и сжечь, а Михаил Ефимов пешком добрался в Одессу.

В августе 1919 года в Одессе высадился белогвардейский десант. Михаил Ефимов пытался бежать, но его арестовали и казнили.

Память

  • В Одессе именем Ефимова названа улица в районе Ближние мельницы, установлены мемориальные доски на Княжеской улице, на здании бывшего железнодорожного технического училища (Одесский техникум железнодорожного транспорта), на трибуне Одесского ипподрома.
  • 31 мая 1988 года Международный планетный центр утвердил название «Ефимов» для малой планеты номер 2754. В официальном извещении сообщается, что название дано «в память русского авиатора Михаила Никифоровича Ефимова (1881—1919), который в числе первых летчиков осуществил спирали и виражи».
  • 27 апреля 2005 года в Одессе на территории Госпредприятия Министерства обороны Украины «Одесавиаремсервис» в торжественной обстановке М. Н. Ефимову был открыт памятник. Памятник М. Н. Ефимову установлен и в Гатчине.
  • В честь М. Ефимова назван самолет Sukhoi Superjet 100 (регистрационный номер RA-89052) компании Аэрофлот[6]

Награды

Сочинения

Ефимов М. Н. О своих полетах: Сообщение в воздухоплавательном кружке при имп. техн. уч-ще // ВНС. — 1910. — № 5. — С. 3.

Примечания

  1. ↑ Ныне — деревня Аполье, Смоленский район (Смоленская область).
  2. ↑ Старший брат Владимир в 1910 году заболел воспалением легких во время одного из первых учебных полётов с Михаилом и умер, оставив жену и трёх детей. Похоронен на Южном кладбище Реймса. Тимофей служил в армии в Тифлисе. Был переведен в созданную Михаилом Севастопольскую авиашколу, где научился летать. Участвовал добровольцем в Первой Балканской войне. После конфликта с болгарскими офицерами дворянского происхождения, вернулся в Россию, где проводил показательные выступления на самолёте. Умер в Одессе в октябре 1919 во время эпидемии тифа.
  3. ↑ 1 2 3 В. Н. Нахапетов, В. Ю. Тищенко, А. М. Шевченко. «Полёт сквозь столетие». Очерки истории завода («Одесавиаремсервис» — бывш. «Анатра»). Харьков: Майдан, 2005. Глава I — «Колыбель отечественной авиации».
  4. ↑ Ефимов был первым дипломированным русским пилотом. Попова Николая Евграфовича, получившего диплом № 50, называли пилотом номер два. А третий русский, Владимир Лебедев, в конце июня 1910 года получил диплом пилота-авиатора № 98. Эти летчики вошли в книгу «Сто первых авиаторов мира на заре авиации», хранящуюся в Национальном авиационном музее Франции.
  5. ↑ (здесь и далее две цитаты из кн.: Е. В. Королева «Соперники орлов». 2-е изд. Одесса, 1974.)
  6. ↑ Новости | Аэрофлот. www.aeroflot.ru. Проверено 25 декабря 2015.

Источники

wikiredia.ru

Ефимов, Михаил Никифорович — Википедия с видео // WIKI 2

Михаи́л Ники́форович Ефи́мов (13 ноября 1881, деревня Дуброва, Смоленская губерния[1] — 11 августа 1919, Одесса) — первый русский авиатор, механик, известный спортсмен начала XX века.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/1

    Просмотров:

    3 993

Содержание

Биография

В Одессу Михаил Ефимов приехал в десятилетнем возрасте вместе с семьей. Отец Михаила, Никифор Ефимов, в Одессе устроился работать слесарем, его сыновья — Владимир, Михаил и Тимофей — пошли учиться в Одесское железнодорожное техническое училище. Все братья впоследствии стали известными авиаторами своего времени[2].

Ещё во время учёбы Михаил увлекся велоспортом, неоднократно завоевывал призы. Работал электриком на телеграфе.

В 1907 году приобрел мотоцикл марки «Пежо». В 1908 и 1909 годах становился чемпионом России по мотоциклетному спорту.

В 1909 году совершил первый в Одессе полёт на планере. В том же году при финансовой поддержке барона И. Ксидиаса уезжает во Францию для обучения и получения диплома пилота (впрочем, по условиям договора Ефимов должен был три года отрабатывать вложенные в обучение средства, на кабальных условиях).

Лётчики Н. Е. Попов и М. Н. Ефимов во время полётов во Франции, 1910 год

Во время обучения, которое проходило в городе Мурмелон, М. Ефимов проявил себя одним из талантливейших учеников — его обучением занимался лично Анри Фарман[3]. 25 декабря 1909 года Михаил Ефимов выполняет свой первый самостоятельный полёт на аэроплане, совершив посадку через 45 минут (обычно, начинающие пилоты находились в воздухе всего несколько минут). Вскоре после сдачи экзамена (диплом аэроклуба Франции от 15.02.1910 № 31[4]) он установил рекорд по продолжительности полёта с пассажиром (предыдущий рекорд принадлежал Орвиллу Райту). По возвращении в Одессу М. Ефимову удалось расторгнуть контракт с И. С. Ксидиасом за счёт средств, взятых в долг у Анри Фармана.

М. Н. Ефимов на «Фармане». Авиационные состязания в Ницце, 1910

21 марта 1910 года в Одессе состоялся первый полёт Михаила Ефимова в присутствии публики (100 тысяч человек), аэродромом послужило поле Одесского ипподрома. В тот день М. Ефимов поднимался в воздух пять раз, выполнив три круга на высоте 50 метров и два полёта с пассажирамии — банкирами бароном И. Ксидиасом и председателем Одесского «Аэроклуба» Артуром Анатрой[3]. Полёты были осуществлены на аэроплане «Фарман-IV». Это были первые публичные полеты на территории Российской империи, заложившие начало развития отечественной авиации. После приземления на Михаила Никифоровича Ефимова был надет лавровый венок с надписью: «Первому русскому авиатору»[3].

В апреле 1910 года Михаил Ефимов выиграл престижные соревнования авиаторов в Ницце, причем за счет призовых денег он смог полностью расплатиться с Фарманом, который предложил ему работу, и приобрести собственный самолёт.

В последующие годы Михаил Ефимов удачно выступал на авиационных состязаниях в Вероне, Руане, Реймсе, Будапеште, занимая первые и вторые места.

Важной вехой в истории российской авиации стал Всероссийский праздник воздухоплавания в Петербурге осенью 1910 года. Михаил Ефимов завоевал множество призов, познакомился с профессором Н. Е. Жуковским, а также принял предложение военного ведомства руководить подготовкой лётчиков в Севастополе. На авиационные состязания в Петербург к Ефимову приехал одесский велогонщик Харитон Славороссов, мечтавший стать авиатором, и стал работать у него механиком бесплатно. Так он освоил технику, а Ефимов ввёл его в авиационные круги. Впоследствии Славороссов тоже стал известным авиатором. Работая с 1910 инструктором в севастопольской авиашколе, Ефимов впервые осуществил крутые виражи, пикирование и планирующий полёт с выключенным двигателем. Был удостоен звания почётного гражданина Севастополя.

Возрастающее могущество авиации было продемонстрировано на Второй международной авиационной неделе, состоявшейся в Петербурге с 14 мая по 22 мая 1911 года и носившей преимущественно «военный» характер. Были полеты и на меткость попадания в цель снарядом с высоты не менее ста метров, и на точность посадки. В качестве снарядов использовались бумажные пакеты с мелом. Посадку требовалось произвести в очерченный на поле аэродрома контур корабля. В него же требовалось попасть и при метании снарядов. Победителем в меткости бомбометания оказался М. Н. Ефимов, показавший и наилучшую точность посадки — в пяти метрах от центра «палубы».

М. Н. Ефимов во время войны

В 1912 изобрёл приспособление, позволявшее пилоту запускать авиационный двигатель без посторонней помощи.

В 1914 году началась Первая мировая война, и Михаил Ефимов подает рапорт с просьбой отправить его на фронт. С апреля 1915 года Михаил Никифорович находился в действующей армии в качестве лётчика-охотника (добровольца) 32-го авиационного отряда. Здесь он выполнял смелые рейды по неприятельским тылам, дерзко и успешно бомбил и фотографировал позиции противника. После перевода в авиационный отряд гвардейского корпуса Ефимов по-прежнему выполнял самые ответственные задания и заведовал технической частью. Осенью его после нескольких ходатайств руководства школы авиации откомандировали на Качу. К этому времени лётчик был полным георгиевским кавалером. А в ноябре 1915 года Ефимова произвели в прапорщики.

В книге «Соперники орлов» в главе «Дайте построить аэроплан!», утверждается, что в феврале 1916-го Ефимова прикомандировали к 25-му корпусному авиаотряду при Киевской военной школе летчиков-наблюдателей «для разработки проекта аппарата собственной системы»[5].

По утверждению Е. В. Королевой, в Киеве Ефимов «напряженно трудится над проектом аэроплана. Детали изготовляет и испытывает в мастерских Политехнического института и школы летчиков-наблюдателей.» Но работу завершить не удалось, из-за интриги военных чиновников Авиаканца во главе с самим шефом авиации Великим князем А. М. Романовым. Вскоре прапорщика Ефимова откомандировали на фронт, а когда он, решив завершить начатое дело, самовольно уехал в Севастополь «испытать некоторые узлы будущего аэроплана — а сделать это возможно лишь в Качинской школе», его посадили на гауптвахту с угрозами предать трибуналу по законам военного времени. Арест сильно повлиял на летчика, рассказывал он Шатерникову и другим офицерам 25-го авиаотряда, что его «под Пасху отпустили, как это делают с разбойниками», Ефимов «плакал, что было так несовместимо с его мужественным обликом».

В конце лета-начале осени 1916-го Ефимов с фронта подал рапорт шефу авиации с описанием проекта и заявил, что некая «английская фирма желает купить мои чертежи двухмоторного блиндированного аэроплана-истребителя для постройки в Англии». После этого рапорта «великий князь среагировал немедленно и предложил представить ему чертежи». Впоследствии Е. В. Королева, найдя в фондах военно-исторического архива (РГВИА) лишь пояснительную записку без чертежей, предположила, что «они были проданы союзной Англии».

В 1916 году Михаила Ефимова перевели на Румынский фронт, где он служил сначала в 6-м, затем в 4-м авиаотрядах истребителей на самолёте «Ньюпор-11». На этом истребителе летчик выполнил десятки боевых вылетов и одержал ряд побед.

В начале 1917 года его перевели в Севастопольскую гидроавиацию флагманским лётчиком бригады. Здесь Михаил Ефимов узнал о Февральской революции, его избирают членом комитета гидроавиации. «…Ефимов ещё раньше примкнул к большевикам. Он оказался отличным агитатором, вёл большую агитационную работу среди летчиков и матросов. Все его любили и уважали. Мы летали тогда в операциях против разных белых банд. Ефимов также принимал участие в этих боевых действиях», — это строки из письма бывшего морского летчика Евгения Ивановича Погосского.

Весной 1918 года Крым практически без сопротивления Красной армии был оккупирован германской армией. Большевик Ефимов был арестован, но спустя год, когда Крым вновь перешёл под контроль большевиков, освобождён. Но советская власть в 1919 году в Крыму продержалась недолго. Наступление войск ВСЮР заставило красных эвакуироваться. Ефимов отступал в красных частях в качестве водителя автоколонны. Автоколонна застряла под Херсоном, машины пришлось бросить и сжечь, а Михаил Ефимов пешком добрался в Одессу.

В августе 1919 года в Одессе высадился белогвардейский десант. Михаил Ефимов пытался бежать, но его арестовали и казнили.

Память

  • В Одессе именем Ефимова названа улица в районе Ближние мельницы, установлены мемориальные доски на Княжеской улице, на здании бывшего железнодорожного технического училища (Одесский техникум железнодорожного транспорта), на трибуне Одесского ипподрома.
  • 31 мая 1988 года Международный планетный центр утвердил название «Ефимов» для малой планеты номер 2754. В официальном извещении сообщается, что название дано «в память русского авиатора Михаила Никифоровича Ефимова (1881—1919), который в числе первых летчиков осуществил спирали и виражи».
  • 27 апреля 2005 года в Одессе на территории Госпредприятия Министерства обороны Украины «Одесавиаремсервис» в торжественной обстановке М. Н. Ефимову был открыт памятник. Памятник М. Н. Ефимову установлен и в Гатчине.
  • В честь М. Ефимова назван самолет Sukhoi Superjet 100 (регистрационный номер RA-89052) компании Аэрофлот[6]

Награды

Сочинения

Ефимов М. Н. О своих полетах: Сообщение в воздухоплавательном кружке при имп. техн. уч-ще // ВНС. — 1910. — № 5. — С. 3.

Примечания

  1. ↑ Ныне — деревня Аполье, Смоленский район (Смоленская область).
  2. ↑ Старший брат Владимир в 1910 году заболел воспалением легких во время одного из первых учебных полётов с Михаилом и умер, оставив жену и трёх детей. Похоронен на Южном кладбище Реймса. Тимофей служил в армии в Тифлисе. Был переведен в созданную Михаилом Севастопольскую авиашколу, где научился летать. Участвовал добровольцем в Первой Балканской войне. После конфликта с болгарскими офицерами дворянского происхождения, вернулся в Россию, где проводил показательные выступления на самолёте. Умер в Одессе в октябре 1919 во время эпидемии тифа.
  3. ↑ 1 2 3 В. Н. Нахапетов, В. Ю. Тищенко, А. М. Шевченко. «Полёт сквозь столетие». Очерки истории завода («Одесавиаремсервис» — бывш. «Анатра»). Харьков: Майдан, 2005. Глава I — «Колыбель отечественной авиации».
  4. ↑ Ефимов был первым дипломированным русским пилотом. Попова Николая Евграфовича, получившего диплом № 50, называли пилотом номер два. А третий русский, Владимир Лебедев, в конце июня 1910 года получил диплом пилота-авиатора № 98. Эти летчики вошли в книгу «Сто первых авиаторов мира на заре авиации», хранящуюся в Национальном авиационном музее Франции.
  5. ↑ (здесь и далее две цитаты из кн.: Е. В. Королева «Соперники орлов». 2-е изд. Одесса, 1974.)
  6. ↑ Новости | Аэрофлот. www.aeroflot.ru. Проверено 25 декабря 2015.

Источники

В последний раз эта страница редактировалась 19 августа 2018, в 18:41.

wiki2.org

Михаил Ефимов - это... Что такое Михаил Ефимов?

Михаи́л Ники́форович Ефи́мов (13 ноября 1881, д. Дуброва Владимирской волости Смоленского уезда Смоленской губернии (сегодня — д. Аполье, Смоленский район Смоленской области) — август 1919, Одесса) — первый русский авиатор, известный спортсмен начала XX века.

М. Н. Ефимов на «Фармане». Авиационные состязания в Ницце, 1910

В Одессу Михаил Ефимов приехал в десятилетнем возрасте вместе с семьей. Отец Михаила, Никифор Ефимов, в Одессе устроился работать слесарем, его сыновья — Владимир, Михаил и Тимофей — пошли учиться в Одесское железнодорожное техническое училище.

Еще во время учёбы Михаил увлекся велоспортом, неоднократно завоевывал призы.

Работал электриком на телеграфе.

В 1907 году приобрел мотоцикл марки «Пежо». В 1908 и 1909 годах становился чемпионом России по мотоциклетному спорту.

В 1909 году совершил первый в Одессе полёт на планере. В 1909 году при финансовой поддержке барона Ксидиас уезжает во Францию для обучения и получения диплома пилота (впрочем, по условиям договора Ефимов должен был долго отрабатывать вложенные в обучение средства). 25 декабря 1909 года Михаил Ефимов совершает свой первый самостоятельный полёт на аэроплане. Вскоре после сдачи экзамена (диплом аэроклуба Франции №31) установил рекорд по продолжительности полёта с пассажиром (предыдущий рекорд принадлежал Орвиллу Райту). По возвращении в Одессу смог расторгнуть контракт с бароном Ксидиасом за счёт средств, взятых в долг у Анри Фармана.

21 марта 1910 года состоялся первый полёт Михаила Ефимова в Одессе, аэродромом послужило поле Одесского ипподрома. В этот же день состоялось и два полёта с пассажирами — банкирами бароном Ксидиас и Артур Анатра. Полёты были осуществлены на аэроплане «Фарман-VI».

В апреле 1910 года Михаил Ефимов выиграл престижные соревнования авиаторов в Ницце, причем за счет призовых денег он смог полностью расплатиться с Фарманом, который предложил ему работу, и приобрести собственный самолёт.

В последующие годы Михаил Ефимов удачно выступал на авиационных состязаниях в Вероне, Руане, Реймсе, Будапеште.

Важной вехой в истории российской авиации стал Всероссийский праздник воздухоплавания в Петербурге осенью 1910 года. Михаил Ефимов завоевал множество призов, знакомится с профессором Н. Е. Жуковским, а также принимает предложение военного ведомства руководить подготовкой лётчиков в Севастополе.

М. Н. Ефимов во время войны

Получает чин поручика авиационных войск, удостаивается звания почетного гражданина Севастополя.

С 1914 году служит на Западном фронте, главным образом занимаясь разведкой и бомбардировкой. В 1916 году Михаила Ефимова переводят на Румынский фронт уже в качестве истребителя. Затем Михаил получает назначение в Севастополь, в гидроавиацию.

Весной 1918 года Севастополь захватывают немцы, Михаил Ефимов арестован. После взятия Севастополя Красной армией Михаил Ефимов переезжает в Одессу.

В августе 1919 года в Одессе высаживается белогвардейский десант. Михаила Ефимова арестовывают, затем расстреливают в шлюпке в Одесском заливе.

Именем Михаила Ефимова названа улица в Одессе, а в Гатчине установлен памятник.

27 апреля 2005 года в Одессе на территории Госпредприятия МО Украины «Одесавиаремсервис» в торжественной обстановке М.Н. Ефимову был открыт памятник.

Источники

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Ефимов, Михаил Никифорович — Википедия (с комментариями)

Награды и премии

</td></tr><tr><th>Связи</th><td> Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). </td></tr><tr><th>В отставке</th><td> Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). </td></tr><tr><th>Автограф</th><td> Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). </td></tr><tr><td colspan="2">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr> </table> Михаи́л Ники́форович Ефи́мов (13 ноября 1881, деревня Дуброва, Смоленская губерния[1] — 11 августа 1919, Одесса) — первый русский авиатор, известный спортсмен начала XX века.

Биография

В Одессу Михаил Ефимов приехал в десятилетнем возрасте вместе с семьей. Отец Михаила, Никифор Ефимов, в Одессе устроился работать слесарем, его сыновья — Владимир, Михаил и Тимофей — пошли учиться в Одесское железнодорожное техническое училище. Все братья впоследствии стали известными авиаторами своего времени[2].

Ещё во время учёбы Михаил увлекся велоспортом, неоднократно завоевывал призы. Работал электриком на телеграфе.

В 1907 году приобрел мотоцикл марки «Пежо». В 1908 и 1909 годах становился чемпионом России по мотоциклетному спорту.

В 1909 году совершил первый в Одессе полёт на планере. В том же году при финансовой поддержке барона И. Ксидиаса уезжает во Францию для обучения и получения диплома пилота (впрочем, по условиям договора Ефимов должен был три года отрабатывать вложенные в обучение средства, на кабальных условиях).

Во время обучения, которое проходило в городе Мурмелон, М. Ефимов проявил себя одним из талантливейших учеников — его обучением занимался лично Анри Фарман[3]. 25 декабря 1909 года Михаил Ефимов выполняет свой первый самостоятельный полёт на аэроплане, совершив посадку через 45 минут (обычно, начинающие пилоты находились в воздухе всего несколько минут). Вскоре после сдачи экзамена (диплом аэроклуба Франции от 15.02.1910 № 31[4]) он установил рекорд по продолжительности полёта с пассажиром (предыдущий рекорд принадлежал Орвиллу Райту). По возвращении в Одессу М. Ефимову удалось расторгнуть контракт с И. С. Ксидиасом за счёт средств, взятых в долг у Анри Фармана.

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

М. Н. Ефимов на «Фармане». Авиационные состязания в Ницце, 1910

21 марта 1910 года в Одессе состоялся первый полёт Михаила Ефимова в присутствии публики (100 тысяч человек), аэродромом послужило поле Одесского ипподрома. В тот день М. Ефимов поднимался в воздух пять раз, выполнив три круга на высоте 50 метров и два полёта с пассажирамии — банкирами бароном И. Ксидиасом и председателем Одесского «Аэроклуба» Артуром Анатрой[3]. Полёты были осуществлены на аэроплане «Фарман-IV». Это были первые публичные полеты на территории Российской империи, заложившие начало развития отечественной авиации. После приземления на Михаила Никифоровича Ефимова был надет лавровый венок с надписью: «Первому русскому авиатору»[3].

В апреле 1910 года Михаил Ефимов выиграл престижные соревнования авиаторов в Ницце, причем за счет призовых денег он смог полностью расплатиться с Фарманом, который предложил ему работу, и приобрести собственный самолёт.

В последующие годы Михаил Ефимов удачно выступал на авиационных состязаниях в Вероне, Руане, Реймсе, Будапеште, занимая первые и вторые места.

Важной вехой в истории российской авиации стал Всероссийский праздник воздухоплавания в Петербурге осенью 1910 года. Михаил Ефимов завоевал множество призов, познакомился с профессором Н. Е. Жуковским, а также принял предложение военного ведомства руководить подготовкой лётчиков в Севастополе. На авиационные состязания в Петербург к Ефимову приехал одесский велогонщик Харитон Славороссов, мечтавший стать авиатором, и стал работать у него механиком бесплатно. Так он освоил технику, а Ефимов ввёл его в авиационные круги. Впоследствии Славороссов тоже стал известным авиатором. Работая с 1910 инструктором в севастопольской авиашколе, Ефимов впервые осуществил крутые виражи, пикирование и планирующий полёт с выключенным двигателем. Был удостоен звания почётного гражданина Севастополя.

Возрастающее могущество авиации было продемонстрировано на Второй международной авиационной неделе, состоявшейся в Петербурге с 14 мая по 22 мая 1911 года и носившей преимущественно «военный» характер. Были полеты и на меткость попадания в цель снарядом с высоты не менее ста метров, и на точность посадки. В качестве снарядов использовались бумажные пакеты с мелом. Посадку требовалось произвести в очерченный на поле аэродрома контур корабля. В него же требовалось попасть и при метании снарядов. Победителем в меткости бомбометания оказался М. Н. Ефимов, показавший и наилучшую точность посадки — в пяти метрах от центра «палубы».

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

М. Н. Ефимов во время войны

В 1912 изобрёл приспособление, позволявшее пилоту запускать авиационный двигатель без посторонней помощи.

В 1914 году началась Первая мировая война, и Михаил Ефимов подает рапорт с просьбой отправить его на фронт. С апреля 1915 года Михаил Никифорович находился в действующей армии в качестве лётчика-охотника (добровольца) 32-го авиационного отряда. Здесь он выполнял смелые рейды по неприятельским тылам, дерзко и успешно бомбил и фотографировал позиции противника. После перевода в авиационный отряд гвардейского корпуса Ефимов по-прежнему выполнял самые ответственные задания и заведовал технической частью. Осенью его после нескольких ходатайств руководства школы авиации откомандировали на Качу. К этому времени лётчик был полным георгиевским кавалером. А в ноябре 1915 года Ефимова произвели в прапорщики.

В книге «Соперники орлов» в главе «Дайте построить аэроплан!», утверждается, что в феврале 1916-го Ефимова прикомандировали к 25-му корпусному авиаотряду при Киевской военной школе летчиков-наблюдателей «для разработки проекта аппарата собственной системы»[5].

По утверждению Е. В. Королевой, в Киеве Ефимов «напряженно трудится над проектом аэроплана. Детали изготовляет и испытывает в мастерских Политехнического института и школы летчиков-наблюдателей.» Но работу завершить не удалось, из-за интриги военных чиновников Авиаканца во главе с самим шефом авиации Великим князем А. М. Романовым. Вскоре прапорщика Ефимова откомандировали на фронт, а когда он, решив завершить начатое дело, самовольно уехал в Севастополь «испытать некоторые узлы будущего аэроплана — а сделать это возможно лишь в Качинской школе», его посадили на гауптвахту с угрозами предать трибуналу по законам военного времени. Арест сильно повлиял на летчика, рассказывал он Шатерникову и другим офицерам 25-го авиаотряда, что его «под Пасху отпустили, как это делают с разбойниками», Ефимов «плакал, что было так несовместимо с его мужественным обликом».

В конце лета-начале осени 1916-го Ефимов с фронта подал рапорт шефу авиации с описанием проекта и заявил, что некая «английская фирма желает купить мои чертежи двухмоторного блиндированного аэроплана-истребителя для постройки в Англии». После этого рапорта «великий князь среагировал немедленно и предложил представить ему чертежи». Впоследствии Е. В. Королева, найдя в фондах военно-исторического архива (РГВИА) лишь пояснительную записку без чертежей, предположила, что «они были проданы союзной Англии».

В 1916 году Михаила Ефимова перевели на Румынский фронт, где он служил сначала в 6-м, затем в 4-м авиаотрядах истребителей на самолёте «Ньюпор-11». На этом истребителе летчик выполнил десятки боевых вылетов и одержал ряд побед.

В начале 1917 года его перевели в Севастопольскую гидроавиацию флагманским лётчиком бригады. Здесь Михаил Ефимов узнал о Февральской революции, его избирают членом комитета гидроавиации. «…Ефимов ещё раньше примкнул к большевикам. Он оказался отличным агитатором, вёл большую агитационную работу среди летчиков и матросов. Все его любили и уважали. Мы летали тогда в операциях против разных белых банд. Ефимов также принимал участие в этих боевых действиях», — это строки из письма бывшего морского летчика Евгения Ивановича Погосского.

Весной 1918 года Крым практически без сопротивления советских войск был оккупирован германской армией. Большевик Ефимов был арестован, но спустя год, когда Крым вновь перешёл под контроль большевиков, освобождён. Но советская власть в 1919 году в Крыму продержалась недолго. Наступление войск ВСЮР заставило красных эвакуироваться. Ефимов отступал в красных частях в качестве водителя автоколонны. Автоколонна застряла под Херсоном, машины пришлось бросить и сжечь, а Михаил Ефимов пешком добрался в Одессу.

В августе 1919 года в Одессе высадился белогвардейский десант. Михаил Ефимов пытался бежать, но его арестовали и казнили.

Память

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

  • В Одессе именем Ефимова названа улица в районе Ближние мельницы, установлены мемориальные доски на Княжеской улице, на здании бывшего железнодорожного технического училища (Одесский техникум железнодорожного транспорта), на трибуне Одесского ипподрома.
  • 31 мая 1988 года Международный планетный центр утвердил название «Ефимов» для малой планеты номер 2754. В официальном извещении сообщается, что название дано «в память русского авиатора Михаила Никифоровича Ефимова (1881—1919), который в числе первых летчиков осуществил спирали и виражи».
  • 27 апреля 2005 года в Одессе на территории Госпредприятия Министерства обороны Украины «Одесавиаремсервис» в торжественной обстановке М. Н. Ефимову был открыт памятник. Памятник М. Н. Ефимову установлен и в Гатчине.
  • В честь М. Ефимова назван самолет Sukhoi Superjet 100 (регистрационный номер RA-89052) компании Аэрофлот[6]

Награды

Сочинения

Ефимов М. Н. О своих полетах: Сообщение в воздухоплавательном кружке при имп. техн. уч-ще // ВНС. — 1910. — № 5. — С. 3.

Напишите отзыв о статье "Ефимов, Михаил Никифорович"

Примечания

  1. ↑ Ныне — деревня Аполье, Смоленский район (Смоленская область).
  2. ↑ Старший брат Владимир в 1910 году заболел воспалением легких во время одного из первых учебных полётов с Михаилом и умер, оставив жену и трёх детей. Похоронен на Южном кладбище Реймса. Тимофей служил в армии в Тифлисе. Был переведен в созданную Михаилом Севастопольскую авиашколу, где научился летать. Участвовал добровольцем в Первой Балканской войне. После конфликта с болгарскими офицерами дворянского происхождения, вернулся в Россию, где проводил показательные выступления на самолёте. Умер в Одессе в октябре 1919 во время эпидемии тифа.
  3. ↑ 1 2 3 В. Н. Нахапетов, В. Ю. Тищенко, А. М. Шевченко. «Полёт сквозь столетие». Очерки истории завода («Одесавиаремсервис» — бывш. «Анатра»). Харьков: Майдан, 2005. Глава I — «Колыбель отечественной авиации».
  4. ↑ Ефимов был первым дипломированным русским пилотом. Попова Николая Евграфовича, получившего диплом № 50, называли пилотом номер два. А третий русский, Владимир Лебедев, в конце июня 1910 года получил диплом пилота-авиатора № 98. Эти летчики вошли в книгу «Сто первых авиаторов мира на заре авиации», хранящуюся в Национальном авиационном музее Франции.
  5. ↑ (здесь и далее две цитаты из кн.: Е. В. Королева «Соперники орлов». 2-е изд. Одесса, 1974.)
  6. ↑ [https://www.aeroflot.ru/cms/new/50283 Новости | Аэрофлот]. www.aeroflot.ru. Проверено 25 декабря 2015.

Источники

  • [http://militera.lib.ru/memo/russian/sb_piloty_ego_velichestva/21.html Е. В. Королева. Первые среди первых] (печатное издание — Грибанов С. В. Пилоты Его Величества. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2007. — 382 с — (Россия забытая и неизвестная. Российский образ службы). Тираж 3000 экз. ISBN 978-5-9524-2707-5)
  • [http://odessa.club.com.ua/man/man.phtml?m056&%C2%26%ED%E5%E1%E5%26-%26%C5%F4%E8%EC%EE%E2!&%C5%F4%E8%EC%EE%E2%26%CC%E8%F5%E0%E8%EB%26%CD%E8%EA%E8%F4%EE%F0%EE%E2%E8%F7 Статья о Михаиле Ефимове в энциклопедии Одессика]
  • [http://www.airaces.narod.ru/ww1/efimov.htm Ефимов Михаил Никифорович]

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Ефимов, Михаил Никифорович

– С моей малышкой, – был ответ. Её звали Вероника. И, как оказалось, эта печальная и такая красивая женщина умерла от рака почти год назад, когда ей было всего лишь тридцать лет, и её маленькая шестилетняя дочурка, которая думала, что мама её бросила, не хотела ей этого прощать и всё ещё очень глубоко от этого страдала. Сын Вероники был слишком маленьким, когда она умерла и не понимал, что его мама уже никогда больше не вернётся… и что на ночь теперь его всегда будут укладывать уже чужие руки, и его любимую колыбельную будет петь ему какой-то чужой человек… Но он был ещё слишком мал и не имел ни малейшего понятия о том, сколько боли может принести такая жестокая потеря. А вот с его шестилетней сестрой дела обстояли совершенно иначе... Вот почему эта милая женщина не могла успокоиться и просто уйти, пока её маленькая дочь так не по-детски и глубоко страдала… – Как же я её найду? – спросила я. – Я тебя отведу, – прошелестел ответ. Только тут я вдруг заметила, что, когда она двигалась, её тело легко просачивалось через мебель и другие твёрдые предметы, как будто оно было соткано из плотного тумана... Я спросила, трудно ли ей здесь находиться? Она сказала – да, потому что ей давно пора уходить… Ещё я спросила, страшно ли было умирать? Она сказала, что умирать не страшно, страшнее наблюдать тех, кого оставляешь после себя, потому, что столько ещё хочется им сказать, а изменить, к сожалению, уже ничего нельзя... Мне было очень её жаль, такую милую, но беспомощную, и такую несчастную... И очень хотелось ей помочь, только я, к сожалению, не знала – как? На следующий день я спокойно возвращалась домой от своей подруги, с которой мы обычно вместе занимались игрой на фортепиано (так как своего у меня в то время ещё не было). Как вдруг, почувствовав какой-то странный внутренний толчок, я, ни с того ни с сего, свернула в противоположную сторону и пошла по мне совершенно незнакомой улице... Шла я недолго, пока не остановилась у очень приятного домика, сплошь окружённого цветником. Там, внутри двора, на маленькой игровой площадке сидела грустная, совершенно крошечная девочка. Она была скорее похожа на миниатюрную куклу, чем на живого ребёнка. Только эта «кукла» почему-то была бесконечно печальной... Сидела она совершенно неподвижно и выглядела ко всему безразличной, как будто в тот момент окружающий мир для неё просто не существовал. – Её зовут Алина, – прошелестел внутри меня знакомый голос, – пожалуйста, поговори с ней... Я подошла к калитке и попробовала открыть. Ощущение было не из приятных – как будто я насильно врывалась в чью-то жизнь, не спрашивая на это разрешения. Но тут я подумала о том, какой же несчастной должна была быть бедная Вероника и решила рискнуть. Девчушка подняла на меня свои огромные, небесно-голубые глаза и я увидела, что они наполнены такой глубокой тоской, какой у этого крошечного ребёнка просто ещё никак не должно было быть. Я подошла к ней очень осторожно, боясь спугнуть, но девочка совершенно не собиралась пугаться, только с удивлением на меня смотрела, как будто спрашивая, что мне от неё нужно. Я подсела к ней на край деревянной перегородки и спросила, почему она такая грустная. Она долго не отвечала, а потом, наконец, прошептала сквозь слёзы: – Меня мама бросила, а я её так люблю... Наверное, я была очень плохой и теперь она больше не вернётся. Я растерялась. Да и что я могла ей сказать? Как объяснить? Я чувствовала, что Вероника находится со мной. Её боль буквально скрутила меня в твёрдый жгучий болевой ком и жгла так сильно, что стало тяжело дышать. Мне так хотелось им обеим помочь, что я решила – будь что будет, а, не попробовав, не уйду. Я обняла девчушку за её хрупкие плечики, и как можно мягче сказала: – Твоя мама любит тебя больше всего на свете, Алина и она просила меня тебе передать, что она тебя никогда не бросала. – Значит, она теперь живёт с тобой? – ощетинилась девчушка. – Нет. Она живёт там, куда ни я, ни ты не можем пойти. Её земная жизнь здесь с нами, кончилась, и она теперь живёт в другом, очень красивом мире, из которого может тебя наблюдать. Но она видит, как ты страдаешь, и не может отсюда уйти. А здесь она уже находиться дольше тоже не может. Поэтому ей нужна твоя помощь. Ты хотела бы ей помочь? – А откуда ты всё это знаешь? Почему она разговаривает с тобой?!. Я чувствовала, что пока ещё она мне не верит и не хочет признавать во мне друга. И я никак не могла придумать, как же объяснить этой маленькой, нахохлившейся, несчастной девчушке, что существует «другой», далёкий мир, из которого, к сожалению, нет возврата сюда. И что её любимая мама говорит со мной не потому, что у неё есть выбор, а потому, что мне просто «посчастливилось» быть немножечко «другой», чем все остальные… – Все люди разные, Алинушка, – начала я. – Одни имеют талант к рисованию, другие к пению, а вот у меня такой особый талант к разговору с теми, которые ушли из нашего с тобой мира уже навсегда. И твоя мама говорит со мной совсем не потому, что я ей нравлюсь, а потому, что я её услышала, когда больше никто её услышать не мог. И я очень рада, что хоть в чём-то могу ей помочь. Она тебя очень любит и очень страдает оттого, что ей пришлось уйти… Ей очень больно тебя оставлять, но это не её выбор. Ты помнишь, она тяжело и долго болела? – девочка кивнула. – Вот эта болезнь и заставила её покинуть вас. А теперь она должна уйти в свой новый мир, в котором она будет жить. И для этого она должна быть уверена, что ты знаешь, как она тебя любит. Девочка грустно на меня посмотрела и тихо спросила: – Она живёт теперь с ангелами?.. Папа мне говорил, что она теперь живёт в таком месте, где всё, как на открытках, что мне дарят на рождество. И там такие красивые крылатые ангелы... Почему она не взяла меня с собой?.. – Потому, что ты должна прожить свою жизнь здесь, милая, а потом ты тоже пойдёшь в тот же мир, где сейчас твоя мама. Девочка засияла. – Значит, там я её увижу? – радостно пролепетала она. – Конечно, Алинушка. Поэтому ты должна быть всего лишь терпеливой девочкой и помочь твоей маме сейчас, если ты её так сильно любишь. – Что я должна делать? – очень серьёзно спросила малышка. – Всего лишь думать о ней и помнить её, потому, что она видит тебя. И если ты не будешь грустить, твоя мама наконец-то обретёт покой. – Она и теперь видит меня?– спросила девочка и её губки начали предательски дёргаться. – Да милая. Она на какой-то миг замолчала, как бы собираясь внутри, а потом крепко сжала кулачки и тихо прошептала: – Я буду очень хорошей, милая мамочка… ты иди… иди пожалуйста… Я тебя так люблю!.. Слёзы большими горошинами катились по её бледным щёчкам, но лицо было очень серьёзным и сосредоточенным… Жизнь впервые наносила ей свой жестокий удар и, казалось, будто эта маленькая, так глубоко раненная, девчушка вдруг совершенно по-взрослому что-то для себя осознала и теперь пыталась серьёзно и открыто это принять. Моё сердце разрывалось от жалости к этим двум несчастным и таким милым существам, но я, к сожалению, ничем больше не могла им помочь… Окружающий их мир был таким невероятно светлым и красивым, но для обоих это уже не мог больше быть их общий мир... Жизнь порой бывает очень жестокой, и мы никогда не знаем, в чём заключается смысл приготовленной нам боли или потери. Видимо, это правда, что без потерь невозможно осмыслить того, что по праву или по счастливой случайности, дарит нам судьба. Только вот, что же могла осмыслить эта несчастная, съёжившаяся, как раненный зверёк, девчушка, когда мир вдруг обрушился на неё всей своей жестокостью и болью самой страшной в жизни потери?.. Я ещё долго сидела с ними и старалась, как могла, помочь им обеим обрести хоть какой-то душевный покой. Я вспомнила своего дедушку и ту жуткую боль, которую принесла мне его смерть… Как же должно было быть страшно этой хрупкой, ничем не защищённой малышке потерять самое дорогое на свете – свою мать?.. Мы никогда не задумываемся о том, что те, которых по той или иной причине отнимает у нас судьба, переживают намного глубже нас последствия своей смерти. Мы чувствуем боль потери и страдаем (иногда даже злясь), что они так безжалостно нас покинули. Но, каково же им, когда их страдание умножается в тысячи раз, видя то, как страдаем от этого мы?!. И каким беспомощным должен себя чувствовать человек, не имея возможности ничего больше сказать и ничего изменить?.. Я бы многое тогда отдала, чтобы найти хоть какую-то возможность предупредить об этом людей. Но, к сожалению, у меня таковой возможности не было… Поэтому, после печального визита Вероники, я стала с нетерпением ждать, когда же ещё кому-то смогу помочь. И жизнь, как это всегда обычно бывало, не заставила себя долго ждать. Сущности приходили ко мне днём и ночью, молодые и старые, мужские и женские, и все просили помочь им говорить с их дочерью, сыном, мужем, женой, отцом, матерью, сестрой… Это продолжалось нескончаемым потоком, пока, под конец, я не почувствовала, что у меня нет больше сил. Я не знала, что, входя с ними в контакт, я должна была обязательно закрываться своей (к тому же, очень сильной!) защитой, а не открываться эмоционально, как водопад, постепенно отдавая им всю свою жизненную силу, которую тогда ещё, к сожалению, я не знала, как восполнять. Очень скоро я буквально не имела сил двигаться и слегла в постель... Когда мама пригласила нашего врача, Дану, проверить, что же такое снова со мной стряслось, та сказала, что это у меня «временная потеря сил от физического переутомления»… Я не сказала никому ничего, хотя прекрасно знала настоящую причину этого «переутомления». И как делала уже давно, просто честно глотала любое лекарство, которое прописала мне моя двоюродная сестра, и, отлежавшись в постели около недели, опять была готова на свои очередные «подвиги»… Я давно поняла, что искренние попытки объяснений того, что по-настоящему со мной происходило, не давали мне ничего, кроме головной боли и усиления постоянного наблюдения за мной моих бабушки и мамы. А в этом, честно говоря, я не находила никакого удовольствия... Моё долгое «общение» с сущностями умерших в очередной раз «перевернуло» мой и так уже достаточно необычный, мир. Я не могла забыть того нескончаемого потока глубокого людского отчаяния и горечи, и всячески пыталась найти хоть какой-нибудь способ им помочь. Но дни шли, а я так ничего и не смогла придумать в одиночку, кроме, как опять же – действовать тем же способом, только уже намного осторожнее тратя на это свою жизненную силу. Но так как относиться спокойно к происходящему я никак не могла, то всё же продолжала выходить на контакты и пыталась помочь, как могла, всем отчаявшимся в их беспомощности душам. Правда, иногда бывали и забавные, почти что смешные случаи, об одном из которых мне хотелось здесь рассказать...

На дворе был серый пасмурный день. Низкие набрякшие водой свинцовые тучи еле-еле тащились по небу, грозясь в любой момент разразиться «водопадным» ливнем. В комнате было душно, не хотелось ничем заниматься, только лежать, уставившись в «никуда» и ни о чём не думать… Но дело в том, что именно не думать-то я никогда и не умела, даже тогда, когда честно пыталась расслабиться или отдыхать. Поэтому я сидела в своём излюбленном папином кресле и пыталась прогнать своё «муторное» настроение чтением одной из своих любимых «положительных» книг. Через какое-то время я почувствовала чужое присутствие и мысленно приготовилась встречать нового «гостя»… Но вместо привычного мягкого ветерка меня почти что приклеило к спинке кресла, а мою книжку швырнуло на пол. Я очень удивилась такому неожиданному бурному проявлению чувств, но решила подождать и посмотреть, что же будет дальше. В комнате появился «взъерошенный» мужчина, который, не поздоровавшись и не назвавшись (что обычно делали все остальные), сразу же потребовал, чтобы я «немедленно пошла с ним», потому что я ему «срочно нужна»… Он был настолько взвинченным и «кипящим», что меня это чуть ли не рассмешило. Никакой грустью или болью, как это бывало с остальными, тут и не пахло. Я попыталась собраться, чтобы выглядеть как можно более серьёзно и спокойно спросила: – А почему вы думаете, что я с вами куда-то пойду? – Ты что, ничего не понимаешь? Я мёртвый!!! – заорал в моём мозге его голос.

Скрытые категории:

Навигация

Персональные инструменты

Печать/экспорт

o-ili-v.ru

Ефимов Михаил Никифорович - первый русский дипломированный летчик - Красные соколы. Русские авиаторы летчики-асы 1914 - 1953. Russian Fighter Aces of 1914

Знаменитый русский лётчик Михаил Ефимов родился в 1881 году. Его отец, сын крепостного из Смоленщины, гренадер, герой боёв под Плевной во время русско - турецкой войны, Никифор Ефимов с семьей - женой и тремя сыновьями - в поисках "лучшей доли" приехал в Одессу в конце прошлого века. Здесь, после долгих и бесплодных поисков работы, он наконец устроился слесарем в мастерские Русского общества пароходства и торговли  ( РОПИТ ). Семья поселилась в доме № 24 на Княжеской улице. В настоящее время на фасаде этого потемневшего от старости ветхого дома висит мемориальная доска с надписью: "В этом доме в 1895 - 1911 годах жил один из первых русских лётчиков Михаил Никифорович Ефимов".

Михаил с детства увлекался спортом, особенно велосипедом. Его, как и многих одесских мальчишек, пленил знаменитый гонщик Сергей Уточкин. Миша становится постоянным посетителем, так называемого, циклодрома  ( велотрека ). А вскоре он на подержанном велосипеде, купленном на первую получку старшего брата, завоевывает первые призы.

Когда ему исполнилось 18 лет, Михаил поступает в Одесское железнодорожное техническое училище по специальности электромеханик телеграфной связи.

В 1907 году М. Н. Ефимов, к тому времени он работал на телеграфе электриком, приобретает мотоцикл марки "Пежо". Теперь уже ежедневно, ранним утром, на своём отчаянно грохочущем мотоцикле, провожаемый восторженными взглядами одесской детворы, он мчится с бешенной скоростью к ипподрому по неизменному маршруту: улицы Княжеская, Садовая, Дерибасовская, Пушкинская и, наконец, Большефонтанская дорога...

Всего год спустя Михаил Ефимов - чемпион России по мотоциклетному спорту. Сохранил за собой это звание и в следующем году. Появляется и упорная мечта: взлететь в воздух на аппарате тяжелее воздуха. Как раз в это время Россию посещают иностранные гастролеры - пилоты из Франции. Устраиваются показательные авиационные массовые зрелища. Большую роль в формировании Ефимова как пилота сыграл один из первых в России аэроклубов, созданный в Одессе 21 Марта 1908 года.

Аэроклуб решает приобрести аэроплан, а пока устроить полёты на планере. Первая попытка взлететь на планере закончилась неудачей. И тогда вызвался полететь Ефимов. Перед этим он внимательно прочитал труды о парящем полёте профессора Н. Е. Жуковского и немца Отто Лилиенталя, обсуждает детали полёта с одесским конструктором планера Цацкиным. И вот над ипподромом состоялся полёт Ефимова. И хотя планер, буксируемый автомобилем, продержался в воздухе всего несколько секунд, но показал незабываемый по красоте полёт. Очень скоро одесские газеты окрестили Ефимова "рекордсменом по количеству полётов на планере".

Окрылённый успехом, Михаил Никифорович ещё внимательнее следит за успехами авиации. Осенью 1909 года он уезжает во Францию  ( за счёт банкира И. С. Ксидиаса, приняв предложеннные тем кабальные условия договора ) и уже 25 Декабря совершает свой первый самостоятельный полёт. Совершив ещё несколько полётов, Ефимов становится дипломированным пилотом  ( диплом № 31 ) - первым из русских авиаторов. Более того, Фарман решил использовать Ефимова в качестве инструктора. Он соглашается...

Между тем в Одессе с нетерпением ждут приезда Ефимова. Газеты одна за другой посвящают ему специальные статьи. В Феврале 1910 года Ефимов появляется в ставшей ему родной Одессе. 8 Марта 1910 года он выполняет 5 полётов над Одесским ипподромом, в том числе 2 - с пассажирами. Через 2 недели после своего триумфального полёта Ефимов возвращается во Францию, в Ниццу. Здесь, на международных соревнованиях, его ожидает огромный успех. Уже в первый день Ефимов завоевывает приз, а затем - и общее первое место.

Вернувшись в Россию, дипломированным авиатором, Михаил Ефимов отрабатывал вложенные в него деньги, выступая с демонстрационными полётами. Но общественность выступила в его защиту, благодаря чему Ксидиас простил ему значительную часть долга.

Авиационные состязания, в которых участвует Михаил Ефимов, следуют одно за другим: Верона, Будапешт, Реймс. И всюду призы для Ефимова. Он продолжает удивлять мир своими полётами. Имя его становится легендарным. Во время Всероссийского праздника воздухоплавания в Петербурге в жизни Михаила Никифоровича происходит знаменательное событие. Он знакомится с профессором Н. Е. Жуковским. Автор всемирно известных трудов по воздухоплаванию просит Ефимова совершить несколько показательных полётов в Москве. Ефимов соглашается, и ещё долго его имя не сходит с уст москвичей.

Он становится одним из первых лётчиков мира, осуществлявших в своих полётах такие эволюции, как виражи и спирали, пикирование и планирование с выключенным двигателем. Он же первым продемонстрировал их в России. Совместно с Л. Мациевичем, впервые в России, совершает ночные полёты. Получил призы военного ведомства за подъём наибольшого груза и лучший планирующий спуск. 5 Июля 1912 года Михаил Ефимов успешно провёл испытания своего собственного приспособления для запуска двигателя Гном "Рон" лётчиком без посторонней помощи.

После Москвы Михаил Ефимов едет в Севастополь, где неподалеку, в Каче, ему предложили место главного инструктора в школе авиации, первой в России. Но негоже было, чтобы "простой мужик" обучал дворянских сынков лётному делу, и "волею его императорского величества" Михаилу Ефимову присваивают чин Поручика авиационных войск, он удостаивается звания почётного гражданина Севастополя.

...1914 год. Началась Первая Мировая война. Михаил Ефимов подает рапорт с просьбой отправить его на фронт. С Апреля 1915 года он, в качестве лётчика - добровольца 32-го авиационного отряда, сражается на Западном фронте. Ефимов летает на разведку и бомбёжку вражеских позиций, привозит ценные разведывательные данные, одновременно заведует технической частью отряда. Следуют боевые награды: солдатские "Георгии"  ( полный комплект ), затем - Орден Святой Анны 3-й степени с мечами.

Талантливый изобретатель с природными задатками конструктора, обогащённый теоретическими знаниями и богатым практическим опытом, Михаил Ефимов мечтает построить самолёт собственной конструкции, на котором можно будет летать, как он говорил, "подобно птицам, со всеми их виражами и садиться так же, как птицы". Эту романтическую мечту осуществить не удалось, как и желание построить на собственные средства самолёт - истребитель и двухмоторный бронированный самолёт  ( праобраз будущих штурмовиков ).

В Июне его переводят в авиационный отряд Гвардейского корпуса. 22 Июля 1916 года командир авиадивизиона В. А. Юнгмейстер отправляет вышестоящему командованию телеграмму: "Ввиду выдающихся способностей Прапорщика Ефимова управлять быстроходными самолётами, прошу перевести его в 4-й отряд истребителей". Ходатайство было удовлетворено и вскоре Михамил Ефимов был переведён на Румынский фронт в качестве лётчика - истребителя.

Там он летал на одноместном самолёте "Ньюпор-XI", меневренной и скоростной машине, но очень строгой в управлении на взлёте и посадке. Она была вооружена пулемётом, стреляющим поверх винта. На этом самолёте Ефимов выполнил десятки боевых вылетов. Так, 28 Сентября 1916 года, приблизившись к Констанце, прапорщик Ефимов увидел пожар стоявших в порту вагонов - цистерн, зажжённых бомбами, и заметил 6 неприятельских аэропланов. При этом, 5 из них бросали бомбы, один истребитель охранял. Прапорщик Ефимов вступил с ними в бой, другие старались окружить его. Отбив последний аппарат от Констанцы, Ефимов отправился на аэродром.

На следующий день, встретив "Альбатрос" противника, подходящий к Меджидие со стороны Констанцы, Ефимов преследовал его и, открыв огонь, выпустил 47 пуль, затем два раза перезаряжал. Сбить не удалось, так как много времени уходило на перезаряжание.

В начале 1917 года его направляют в Севастополь - флагманским лётчиком гидроавиации Черноморского флота. Здесь Михаила Ефимова застала весть о Февральской революции, его избирают членом комитета гидроавиации. Военные и морские лётчики очень скоро полюбили заботливого Мишу Ефимова, как ласково его называли.

Весной 1918 года немцы захватывают Севастополь. Ефимов был арестован. Из тюрьмы он вышел, когда Красная Армия освободила Севастополь. Вскоре город занимают Деникинские войска. Ефимов эвакуируется и попадает в Одессу, но в Августе 1919 года город захватывает белогвардейский десант, высаженный с миноносца под командованием Капитана 2 ранга Кисловского. Михаил Ефимов был вновь арестован.

Впоследствии стало известно, что Кисловский приказал расстрелять Ефимова. Связанного, его посадили в шлюпку и вывезли на середину бухты. Офицер, который командовал шлюпкой, сказал, что он дает ему шанс на спасение. И предложил добраться вплавь до берега. Обещал не стрелять. Ефимов согласился. Его развязали, и он нырнул. Но тут же раздались выстрелы...

Одесситы свято чтят имя выдающегося лётчика Михаила Никифоровича Ефимова. Его именем названа улица на Ближних Мельницах. Помимо мемориальной доски на Княжеской улице есть памятная доска и на здании бывшего железнодорожного технического училища  ( ныне это Одесский техникум железнодорожного транспорта ). О первом полёте М. Н. Ефимова напоминает и доска на здании трибун Одесского ипподрома.

airaces.narod.ru