Место Куликовской битвы искали шесть веков. А нашли только этим летом. Место куликовской битвы


Место Куликовской битвы искали шесть веков. А нашли только этим летом

21 cентября 1380 года на территории нынешней Тульской области, между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча, на Куликовом поле случилось решающее сражение между русским войском во главе с Московским князем Дмитрием Донским и войском хана Золотой Орды Мамая. За 6 веков эта победа, положившая начало избавлению Руси от татаро-монгольского ига, обросла мифами. А само Куликово поле оказалось... затерянным.

Первым место побоища пытался определить Петр Первый. Он, приезжая на Иван-озеро для проверки работ по сооружению Ивановского канала, соединяющего Дон и Волгу (через Оку), посетил Зеленую Дубраву, где приказал заклеймить оставшиеся дубы у Куликова поля. Там у села Монастырщино позже появились музей и храм. Но крестьяне, которым платили за археологические находки, нечасто радовали ими своих помещиков и историков.

Поиски места сражения не прекращались. Но, как стало известно «Комсомолке», определил и зарисовал место битвы лишь в 2014 году начальник военно-исторического отряда Верхне-Донской археологической экспедиции Олег Двуреченский. Подтвердить свою версию он не успел - уехал ополченцем в Донбасс. Выводы историка подтвердили этим летом поисковики.

Шлем князя Ярослава Всеволодовича обнаружен крестьянкой в XIX веке. Фото: wikipedia.org

Шлем князя Ярослава Всеволодовича обнаружен крестьянкой в XIX веке. Фото: wikipedia.org

- Место, где было крупное сражение, - рассказал «КП» сотрудник музея «Куликово поле» Николай Овечкин, - левее бывшего села Моховое, что на 9 километров южнее села Монастырщино (см. карту). Там мы подняли много наконечников стрел, фрагментов доспехов, восточные сабли.

На найденном месте сражения 19 сентября будет открыт новый музей. Историки обратились к местным жителям: попросили нести любые находки, семейные предания, что могут рассказать о битве.

А блогеры привели в пример рассказ местной жительницы Домны Лазаревой о ее предках, которые в конце XIX века зацепили плугом недалеко от Куликова поля 6-килограммовый серебряный шлем Дмитрия Донского. Удивительная находка, сенсация! Где же можно увидеть сокровище?

- Это семейная легенда местной жительницы, - пояснил нам заместитель директора музея-заповедника «Куликово поле» Андрей Наумов, - мы проверять ее не беремся: два года назад ее опубликовали в книге «История села Головинщино» местные краеведы. Но мы рады даже такой новости.

Историки объяснили «Комсомолке», откуда взялась легенда о шлеме Дмитрия Донского. В музейной описи говорится, что на самом деле крестьянка из Владимирской губернии Ларионова ощипывала близ реки Колокши орешник и заметила под кочкой у куста какой-то блеск. Женское любопытство подарило России самый старый русский шлем, что хранится теперь в Оружейной палате Кремля.

Удивительно, как трансформировалась легенда за сотни лет. Она перекочевала в Тульскую область из Владимирской, где во время Липецкой битвы 1216 года бросил свои шлем и кольчугу, убегая от войск Мстислава Новгородского, прапрапрадед Дмитрия Донского и отец Александра Невского князь Ярослав Всеволодович.

ЗАГАДКИ СТАРИНЫ

Откуда на шлемах русских князей надписи об Аллахе

Накануне годовщины Куликовской битвы в интернете как по заказу появились фотографии шлемов русских князей и царей с арабской вязью. «Вот свидетельство того, что русские веками плясали под дудку Орды!» - тут же посыпались злорадные комментарии блогеров. Знатоки истории, конечно, посмеются над такими умозаключениями. Но и правда интересно: откуда арабские слова на наших шлемах? (подробности)

www.kp.ru

место сражения, дата, оценка потерь и последствия

Время правления Дмитрия Донского считается самой несчастной и грустной эпохой в истории русского народа. Частые разорения и опустошения земель, внутренние междоусобицы, но главное, имела место Куликовская битва – ужасающие и тяжелое противостояние монголо-татарскому игу.

Как все начиналось?

Жарким летом 1380 года князь Донской получил известие о том, что на Русь идет татарский владыка Мамай и вся его Золотая Орда. Мамай желал полностью уничтожить русских князей и посадить вместо них своих наместников. Поэтому хан нанял еще отряды басурман, аланов, черкес и заключил союз с князем Ягайло, которому Москва тоже не нравилась.

Дмитрий Донской сразу же стал собирать армию, чтобы дать врагу достойный отпор. Пока одна армия ехала, а другая собиралась, в Москву приехали послы хана. Они стали требовать такую же дань и покорность, какие были при хане Узбеке. Бояре, князья и духовные лица собрали совет и приняли решение, что лучше пойти Мамаю на уступки, чем проливать кровь. Послы получили богатые дары и отправились к хану с предложением о перемирии, но, кажется, это была плохая идея, так как военные приготовления продолжались.

Гонец, Захарий Тютчев, которого отправили с ханскими послами с предложением о мире, вернулся с плохими новостями: Мамай идет на Москву. К его армии присоединился не только князь Ягайло, но и Олег Рязанский. Три армии условились встретиться 1 сентября на берегу реки Оки – это было первое место сбора войск перед Куликовской битвой.

мамаево побоище

На общем совете было принято решение, что нужно идти войску Мамая навстречу и предупредить соединение армии хана с войсками Ягайлы и Олега. Всем воеводам, которые еще не успели прийти в Москву, князь Дмитрий отправил гонцов с посланием отправляться к Коломне – месту сбора всех ополчений. Были снаряжены разведотряды, которые выдвинулись раньше основной армии, чтобы добыть языка - пленника, который мог бы рассказать об истинных намерениях хана.

Разведчики донесли следующее: Мамай в союзе с князем Литовским и Рязанским, он действительно будет ждать на Оке войска Ягайлы, но также Мамай будет ждать осени, когда на Руси соберут с полей весь урожай. Хан рассылал своим усулам приказ, не заботится о пашне и хлебе, потому что они придут на русские хлеба.

Благословение

15 августа 1380 года Дмитрий Донской приехал в Троицу, чтобы взять благословение у игумена Сергия. Тот сказал ему, что нужно почтить хана дарами и покорностью. Так как Дмитрий уже сделал это, игумен оповестил, что ждет в таком случае Мамая «погубление и запустение», а князю будет «помощь, милость и слава».

Немного позже князь заметил двух монахов, которые выделялись на общем фоне – Пересвета и Ослаблю. До того как попасть в монастырь о них говорили как о богатырях. Поэтому Дмитрий попросил у Сергия, чтобы богатыри отправились к месту Куликовской битвы в составе его войска. На этом князь выдвинулся к назначенному месту встречи своих войск.

Непроходимая формация

Раньше князья русские часто сражались с татарами и всегда побеждали. Они весело и шумно отправлялись в степи и состязались друг с другом, кто первый разобьет врага. Но те времена давно ушли в небытие. Люди, наученные горьким опытом и, присмиревшие под гнетом тяжелого ига, теперь покорно шли за своим вождем, который обдуманно и осторожно готовил план сражений.

Чтобы избежать тесноты, военная рать разделилась и направилась в Коломну тремя разными дорогами. За войском тянулся длинный обоз, солдаты сложили на телеги самые тяжелые части своих доспехов. Князья и бояре имели особые обозы с многочисленными слугами. Также князь Донской взял в поход русских купцов, которые хорошо знали крымские города, южные пути и пограничные станицы.

24 августа войско, которое выдвинулось из Москвы, уже достигло Коломны. Здесь его уже ждали союзники, готовые отправиться к месту Куликовской битвы. На следующий день князь провел общий смотр войска и разделил его на четыре полка. Именно в этот момент Дмитрий Донской осознает, что князь Олег Рязанский действительно его предал, хотя он до последнего поддерживал с Донским дружеские отношения. Вероятно, именно этот факт заставил Дмитрия в последний момент поменять свои планы: не переходить Оку под Коломной, а уклониться немного на Запад, минуя Рязанские земли и давая тем самым возможность догнать основное войско еще не приехавшим отрядам.

В военной кампании принимали участие только князь московский и подвластные ему бояре и князья, ни один из крупных князей не посетил общее место сбора перед Куликовской битвой.

Мамай хотел сломить возрастающую мощь Руси и усилить ее зависимость от Орды. Хану удалось собрать войско численностью в 150 тысяч человек. На то время это было очень много. Русское войско уступало по количеству солдат. Согласно летописям князю Донскому удалось собрать около 70 тысяч воинов. Хотя есть данные, что численность его войска превышала 100 тысяч. Русское войско хотело не обороняться на реке Оке, а двинуться навстречу противнику, вверх по Дону.

куликовская битва место

8 сентября русские полки уже были на месте Куликовской битвы. Они переправились на правый берег Дона и разместились на Куликовском поле. Войско стало таким образом: впереди разместился Передовой полк, за ним Большой. Фланги заняли полки Правой и Левой руки, за ними был конный резерв. За левым флангом в лесу разместился Засадный полк.

Место, где была Куликовская битва, было невыгодным для отступления русских войск – в их тылу находилась река и глубокие овраги. Переправившись через реку, русские войска показали решимость отстаивать свою свободу и земли до победного конца. Та формация, которую заняли войска, значительно затрудняла обходные маневры монголо-татарского конного войска. Ханское войско стояло развернутым строем, у него не было резервов, на передовых позициях было конское войско, за ним – пехота.

Место встречи и предзнаменования

Пусть русские войска и мешали врагу пройти дальше, но их положение было крайне невыгодным: они будто сами себя загнали в тиски. Какова же была причина выбора места сражения Куликовской битвы?

Князья долго спорили о том, где давать бой: одни говорили, что нужно переправиться на другой берег, другие не хотели оставлять у себя в тылу войска литовские и князя Рязанцева с дружиной. Те, кто хотел перейти реку, рассуждали следующим образом: остаться, значит дате место малодушию, а если переправиться, то боевой дух возрастет. Зная, что отступать некуда, воины будут сражаться до последнего. Князю Дмитрию приводили множество примеров того, что его предшественники переправлялись через реки и успешно одолевали врагов. Дмитрий Донской был настроен решительно, он сказал, что пришел сюда не смотреть на достижения своих предшественников, а освободить землю русскую. И у него есть только два пути: либо умереть, либо победить. Так, он направил свои войска через Дон на место сражения Куликовской битвы. Все происходило очень быстро, потому что гонцы доложили, что Мамай уже знает о русских войсках и спешит к Дону.

К ночи русские войска успели миновать реку и разбили лагерь возле реки Непрядвы – приток Дона близ места Куликовской битвы. За прибрежными холмами лежало десятиверстное поле, которое называли Куликовым. Посреди этого поля текла река Смолка, за ней уже стояла орда Мамая, которая не успела помешать русской переправе.

Выбор места Куликовской битвы имел не только моральное, но и военно-тактическое значение. Если бы солдаты остались на левом берегу, то они могли только обороняться. Переправившись и уничтожив за собой мосты, они должны были идти в наступление. Плюс ко всему водная преграда ограждала русское войско от возможного удара с тыла.

Сказания говорят, что в ту ночь на Куликовом поле завывало большое множество волков, клекотали орлы и каркали вороны, будто они чувствовали, что скоро на земле будет большое количество трупов.

куликовская битва дата место

В войсках Донского был безудельный князь Дмитрий Боброк, его знали как искусного человека в военном ремесле и знахаря, что может предсказывать будущее по разным знамениям. В ночь перед битвой они выехали в поле на будущее место сражения Куликовской битвы и прислушались. Боброк сказал князю Донскому, что его армия победит, но слишком большой ценой.

Битва русских полков

Утром 8 сентября приток Дона близ места Куликовской битвы должен был озариться рассветом, но вместо него мир поглотил густой туман, который мешал видеть движение полков. Только около 9 утра мгла начала рассеиваться. Русское войско начало занимать боевые позиции: по правую сторону от войска были овраги и заросли реки Нижний Дубок, что впадала в Непрядву, слева находились крутые яры Смолки. Можно сказать, что местом Куликовской битвы является слияние рек, которые впадают в Дон.

Пехота находилась на передовой линии, засадный конный полк прикрывал обозы и места переправы через Дон – единственный путь отступления. Этот полк мог в любой момент помочь сражающимся воинам, но его основная цель заключалась в защите переправ.

Князь Донской сбросил с себя золотые латы и облачился в простой черный плащ. Он присоединился к сторожевому полку, так как хотел первым вступить в битву с врагом. Солдаты и другие князья пытались отговорить его от этой сумасбродной идеи, но Дмитрий был непреклонен: «Победа или смерть, буду рядом с вами, братия, до конца».

сошлись две армии на поле Куликовом

Куликово поле, одиннадцать часов утра – вот время и место Куликовской битвы. Татарская рать уже выдвинулась к середине Куликова поля. Две грозные силы шли друг на друга, но вдруг они остановились на некотором расстоянии друг от друга. От татар отделился один воин, похожий по строению тела на Голиафа. В те времена каждую битву нужно было начинать с единоборства. Этого татарского Голиафа звали Челубей. Со стороны русских вышел Пересвет, который изъявил желание сразиться с врагом.

Начало боя

Поединок закончился быстро: противники ударили друг друга с такой силой, что мертвыми упали на землю. Это положило начало сражению.

Татарские конные войска, сбили сторожевые полки, разгромили передовую заставу и на протяжении трех часов пытались прорвать центр и разбить правое крыло русского войска.

8 сентября 1380 года – это дата Куликовской битвы, место сражения одноименное поле в окружении рек. После первой атаки татар русские войска понесли значительные потери, был ранен даже князь Донской, который щеголял в доспехах рядового солдата. Только когда Мамай начал теснить русские полки, в действие был введен частный резерв. Но даже при таком раскладе противнику удалось прорвать левый фланг русского легиона и перейти в тыл основных сил.

В этот же момент по вражеским войскам наносит удар Засадный полк Боброка. Внезапная и стремительная атака этого небольшого войска переменила ход сражения в пользу русской армии. Ряды татарского войска были разбиты, и воины обратились в бегство. Русским войскам удалось продвинуться по ханской ставке на 50 километров. Преследователи безжалостно уничтожали остатки войск Мамая. Обе стороны понесли огромные потери, около 200 тысяч человек было убито.

Роковой просчет

Если бы место Куликовской битвы найдено было, в наше время военные полководцы единогласно заявили, что там слишком мало места для маневров. Исторические записи свидетельствуют, что татарское войско численно превосходило русское, но боевой потенциал они так и не смогли реализовать из-за невозможности развернуться на лошадях. Центр поля имел по фронту всего 5 километров. Татарские войска не были расчлененными на отдельные отряды. Очевидно, Мамай хотел атаковать «в лоб» и одним ударом сломить сопротивление русских войск.

куликовская битва место сражения

Именно поэтому его и ожидало поражение. Проводя фронтальную атаку в месте слияния рек, Куликовскую битву татары по определению не могли выиграть, так как они не могли обойти или охватить боевой порядок русского войска. Проще говоря, стратегическая инициатива здесь была за русским командованием.

Отдельно хочется отметить то, как сражались главнокомандующие. Мамай смотрел за ходом боя с Красного холма, где находилась его ставка. В свою очередь, князь Дмитрий Донской облачился в простую военную экипировку и выступил в первых рядах своего войска, сражаясь наравне со своими подданными.

Когда князь Донской увидел, что Сторожевой полк терпит поражение в неравной схватке с врагом, он возвращается за главными силами и вводит их в бой. В полдень основные силы русского войска вышли к татарам на встречу.

Кровавое сражение

Полк Правой руки разместился в оврагах и перелесках реки Нижний Дубок, полк Левой руки обосновался в крутогорье реки Смолка. Место Куликовской битвы не позволяло татарскому конному войску обойти русские фланги, это вынуждало их бить в центр.

В русской армии самым устойчивым оказался правый фланг, которому посчастливилось отразить все атаки неприятеля. Но в центре войска, где имели место главные боевые события, спустя три часа татарские войска начали брать верх. Русские войска несли большие потери, особенно пострадали пешие войска. Только благодаря Владимирским и Суздальским полкам положение русской армии было восстановлено, а прорыв неприятеля предотвращен.

В критическом состоянии оказался и левый фланг. Под натиском татар полк Левой руки вынужден был отойти к реке Непрядве. Татары усилили наступательную атаку, у них появилась возможность охватить левый фланг Большого полка, чем они и воспользовались. Только благодаря резервному полку угрозу удалось устранить. Если бы русские войска постигла неудача, то солдатам угрожала бы неминуемая гибель – сзади не было путей к безопасному отступлению. Спрятавшись в оврагах, лесах и кущах на берегах Дона, близ места Куликовской битвы русский войска могли бы подвергнуть себя опасности, ведь татарам ничего не стоило порубить все войско, сорвавшееся с места.

Пока шли сражения на правых и левых фронтах, князь Боброк вместе с войском ожидал в Зеленой дубраве своего звездного часа. Несмотря на то, что силы противника превосходили, Боброк не торопился с помощью, к тому же в лицо дул сильный ветер. Только к трем часам пополудни, когда ветер утих, воевода дал приказ вступать в схватку. Засадной полк появился внезапно с тыла и обрушил свои силы на основные войска татар, которые тем временем увлеченно преследовали остатки левого фланга.

приток дона близ места куликовской битвы

К тому времени золотоордынцы были сильно измотаны, и у Мамая не оставалось резервного подкрепления. Поэтому внезапная и стремительная атака Засадного полка определила ход сражения, плюс ко всему Засадный полк поддержали другие воины русской армии. Так сказать, все, кто еще мог стоять на ногах, пошли в новое наступление.

Татарские войска были загнаны в реку Непрядву, многие из них утонули, а те, кто остался в живых, стали беспорядочно отступать к Красному холму. Видя все это, хан Мамай не стал дожидаться полного и окончательного разгрома своей армии, поэтому позорно бежал с поля боя вместе с малой дружиной. Остатки татарского войска двинулись в южном направлении. Русские преследовали их к реке Красивая Меча, спаслись только те, у кого были запасные лошади, но в целом весь татарский гарнизон был разгромлен, а лагерь с множеством телег, лошадей, верблюдов и прочей утварью достался победителям.

Услышав о том, что войско Мамая побеждено, литовцы, которые находились за 40 километров от Куликова поля, начали отступать так быстро, будто это за ними гнались русские войска. Олег Рязанский, когда услышал, что русские будут идти назад на Москву, бежал в Литву.

Потери

После того, как противников перестали преследовать, князь Дмитрий Донской приказал пересчитать всех воинов, оставшихся в живых. Летописцы писали, что после завершения битвы русская рать насчитала 40 тысяч воинов. Предположительно было потеряно 20-30 тысяч человек. Больше недели русские хоронили своих товарищей, только после достойного погребения войско отправилось в обратный поход.

Обоз русской рати увеличился из-за захваченных у татар кибиток с одеждами, оружием и прочим добром. На родину везли большое количество тяжелораненых воинов. Минуя Рязанские земли, князь запретил воинам грабить и обижать их жителей. 21 сентября армия князя Донского была в Коломне, 28 сентября – победителей торжественно встретили в Москве. Именно за победу над татарами князь Дмитрий получил прозвище «Донской».

Гонцы давно оповестили жителей Москвы о победе на Куликовом поле, и народ начал ликовать. Князя радостно приветствовали подданные и простые жители. Он уделял убогих и нищих, особое внимание уделил вдовам и сиротам, которые остались после убитых воинов. Не забыл он поблагодарить игумена Сергия, благословившего его на битву.

Победу на Куликовом поле сложно переоценить. Успех русской армии разрушил предположение, что Золотая Орда непобедимая. Победа над татарами увеличила количество сторонников объединительного процесса. Все русские князья и земли выразили свою готовность сражаться с татарами. Олег Рязанский признал свои и ошибки и настаивал на том, что все его отношения с Литвой или Золотой Ордой должны контролироваться князем Донским.

князь Дмитрий Донской

Однако победа была недолговременной. В скором времени вместо Орды Мамая было создано новое государство с чингисидом Тохтамышем. После того, как оно провозгласил о своем главенстве в Золотой Орде, русские князья признали его могущество. Казалось, что дата и место Куликовской битвы уже не имели никакого значения. После внезапного нападения Тохтамыша на Москву в 1382 году, даже князь московский вынужден был подчиниться татарскому хану.

После Куликовской битвы русский народ надеялся, что Орда повержена и ярмо татарское навсегда сброшенное. Но к этой мечте предстоял еще очень долгий и тернистый путь.

Сегодня нам свойственно недооценивать значение подвигов Дмитрия Донского. Выискивая глазами на карте России место Куликовской битвы, мы даже представить не можем, каких усилий стоило 600 лет назад собрать и повести в бой такое количество людей, сплотить их, придумать стратегию и победить.

Выводы зарубежных ученых

Зарубежные исследователи оценили Куликовскую битву, как неудачную попытку освобождения Руси от монголо-татарского ига. Русские исследователи говорят, что время правления князя Донского стало поворотным в истории России: после победы в Куликовской битве ему удалось объединить Северо-Восточные земли, центром правления окончательно была признана Москва, после Куликовского сражения иго неумолимо слабело. Но есть и другое мнение, в котором говорится, что времена правления Дмитрия Донского были тяжелыми, а попытка сбросить монголо-татарское иго только усугубила ситуацию.

Как бы там ни было, Куликовская битва сыграла свою роль в истории России. После нее Москву стали опасаться, из-за чего совершались внезапные и жестокие набеги на русские земли. Только героям нужно время, и тогда они обязательно одержат победу. Правда, иногда этого времени требуется слишком много.

fb.ru

Где именно состоялась Куликовская битва?

Перед вами уникальная статья, которая может претендовать на серьёзный прорыв в изучении событий Куликовской битвы. В печатном виде она вышла во втором номере альманаха Русское поле, а теперь автор размещает её в электронном виде в своей колонке на сайте pereformat.ru. Материал дан со всеми сносками и в оригинальной редакции, кроме названия. Первоначальное название – «О географии Куликовской битвы».  Сражение, происходившее в начале сентября 1380 года на Куликовом поле, по своему историческому значению относится к событиям эпохальным – не в меньшей степени, чем сражение на Бородинском поле в конце августа 1812 года. Но Куликовская битва, в отличие от Бородинской, завершилась полным разгромом неприятельской армии. Остатки татарских войск бежали с поля боя, преследуемые русской конницей. Масштабы же обоих сражений по количеству участвовавших в них войск и по размерам поля боя различались мало, хотя сведения разных источников по поводу событий 1380 года и не лишены некоторых расхождений. Согласно русским летописям, численность армии московского великого князя Дмитрия Ивановича, вместе с союзными войсками поддержавших его русских земель и отрядами отдельных князей, могла несколько превышать двести тысяч воинов.1 Летописцы единодушно восклицали, что «от начала миру не бывала сила такова рускых князеи, яко же при сем князи великом Дмитрии Ивановиче».2 Видимо, аналогичной по численности была противостоявшая русским и ими разбитая армия Мамая. Немецкая хроника Детмара под 1380 годом сообщала о «великой битве» между русскими и татарами, где с обеих сторон сражалось четыреста тысяч и где победили русские.3 Однако последние десятилетия ознаменовались не только привычными конференциями, статьями и сборниками по случаю двух очередных юбилеев «Мамаева побоища» в 1980 и 2005 годах, но и распространением – особенно в околонаучной среде – нараставшего и, следует признать, небеспричинного скептицизма по поводу реальной исторической значимости этого события. Я имею здесь в виду не псевдонаучные фантазии А.Т. Фоменко, а кризис доверия к данным академической науки прошедших полутора веков. Вопиющие парадоксы теперешнего интерпретирования Куликовской битвы проистекают из фактора якобы географического. В действительности же – из давно укоренившегося ошибочного истолкования смысла важных письменных источников. Согласно летописям XIV-XVI вв., русское войско приготовилось к сражению «пришедщю за Дон (т.е. на запад от Дона. – С.А.), в поле чисто, в Мамаеву землю, на усть Непрядвы реки».4 Очень существенно, что летописцы совершенно единодушны в указании этих трех важнейших географических параметров: Софийская первая и Новгородская четвертая летописи – «Великии же князь Дмитрии Иванович перешед за Дон в поле чисто в ордынскыя земли, на усть Непрядвы рекы»;5 Новгородская первая летопись – «Въниде бо в землю их за Дон и бе ту поле чисто, на усть рекы Непрядвы»;6 Симеоновская летопись и Рогожский летописец – «Князь же великии поиде за Донъ, и бысть поле чисто и велико зело, и ту сретошася погани половци, татарьскыи полци, бе бо поле чисто на усть Непрядьвы рекы».7 Однако при впадении Непрядвы в Дон, как недавно обнаружилось, тогда было отнюдь не «чистое поле великое зело». Исследования палеогеографов и палеоботаников установили, что в то время здесь была лесостепь, имевшая лишь небольшие открытые участки шириной 2-3 км.8 Ни на одной из таких полян никак не могло бы уместиться значительное количество участников сражения. Археологам нетрудно стало объяснять странную малочисленность найденных ими фрагментов оружия.9 Руководители же археологических раскопок Куликова поля в своих интервью стали говорить, что речь должна идти не о крупном сражении, а о стычках относительно небольших конных отрядов. Целесообразно здесь привести запечатленные по случаю юбилея битвы на страницах массового московского журнала примеры безапелляционности и научного уровня таких высказываний. Корреспондент журнала «Нескучный сад» встретился с тогдашними руководителями археологических раскопок, которые велись на Куликовом поле десять лет с 1995 года. Это кандидаты исторических наук М.И. Гоняный и О.В. Двуреченский. Как пишет не без иронии корреспондент, «по рассказам ученых, истинная картина великого сражения сильно отличается от хрестоматийной. «Протяженность места боевых столкновений – два километра при максимальной ширине восемьсот метров» – считает начальник Верхне-Донской экспедиции Михаил Гоняный»10 По мнению археологов, – констатирует корреспондент, – число участников битвы в общественном сознании сильно преувеличено. «В советское время думали, что это было народное ополчение, – говорит Двуреченский. – Сейчас мы считаем, что сражались профессионалы – от пяти до десяти тысяч как с той так и с другой стороны, конники»».11 Что думали по данному поводу профессиональные историки досоветской России, этот кандидат исторических наук не говорит. Правда, он упоминает о некоторых летописях, конкретно называя никогда не существовавшую «Новгородскую четвертую летопись младшего извода» и приводя вымышленную цитату «близ устья Дона и Непрядвы», будто бы почерпнутую в не сохранившемся на самом деле «Новгородском Софийском летописном своде»,12 а фактически представляющую собой тенденциозное искажение того, что реально читается в цитированных мною выше летописях. 

Река Непрядва перед впадением в Дон Печально, что эти и подобные им сенсационные заявления давно успели размножиться и закрепиться в интернете. Как ни странно, они стали иногда влиять даже на высказывания профессиональных историков – не говоря уже о падких на дискредитацию русской истории журналистах и недобросовестных комментаторах. А в Туле музей-заповедник «Куликово поле» даже издал посвященную этому полю «Большую иллюстрированную энциклопедию». Объем ее – 744 страницы, из которых несколько страниц посвящены самой Куликовской битве. Здесь можно уже прочесть, что «по последним научным данным русские войска выстроились, имея за спиной Дон и Непрядву между балкой Рыбий Верх и Смолкой, занимая фронт не более полутора километров».13 Таким образом, за два года, прошедшие после приведенных выше высказываний археологов, мизерная протяженность поля боя сократилась еще на полкилометра.   Однако летописи однозначно пишут о небывало многочисленных войсках, которые были развернуты на протяжении десяти верст открытой местности Куликова поля. «И покрыша полки поле, яко на десяти верстъ отъ множества вои».14   Но некоторые нынешние историки Куликовской битвы, в особенности – археологи, изобрели, как мы видели, своеобразный «выход» из вопиющего несоответствия, объявляя, что русские и иноземные письменные источники многократно преувеличивали масштаб сражения и, соответственно, число войск каждой стороны.   Вне поля зрения как нынешних, так и прежних историков Куликовской битвы оставался немаловажный факт: словом «устье» в то время обозначали исток реки. Такое словоупотребление документировано во всех списках Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов известной по рукописям XIV и XV веков. В этой летописи говорится о завершении войны Великого Новгорода со Швецией:  

В лѣто 6831 [1323]. Ходиша новгородци съ княземъ Юрьемъ и поставиша город на усть Невы, на Ореховомъ острове; ту же приехавше послы великы от свеиского короля и докончаша миръ вечныи съ княземъ и с Новымьгородомь по старой пошлине.15

 Здесь речь идет о построении за полвека до Куликовской битвы русской крепости Орешек (впоследствии – Шлиссельбург). «Ореховый остров» расположен в верховье реки Невы при вытечении ее из Ладожского озера. Словосочетание «на усть Невы» означает: у истока Невы. Если бы историки Куликовской битвы, не ограничиваясь нынешним пониманием слов «усть Непрядвы», обращались в достаточной степени к истории русского языка или читали особенно внимательно не только те фрагменты хорошо известных летописей XIV-XV столетий, где описана эта битва, то проблема могла бы и не возникнуть. Наш выдающийся языковед академик Измаил Иванович Срезневский больше ста лет назад завершил публикацию составленного им словаря древнерусского языка. Первое издание его последнего тома вышло в Петербурге в 1903 году, второе издание (репринт) – пятитысячным тиражом – в Москве в 1958 году. В этой книге уже в начале прошлого века можно было прочесть нужное пояснение: 

Усть – устье реки исток реки: на усть – при истоке – Поставиша город на усть Невы, на Ореховомъ острове (дана отсылка к Новгородской первой летописи).16

 Нева вытекает из Ладожского озера. Непрядва же некогда вытекала из существующего и ныне, но теперь уже очень небольшого Волова озера – до его обмеления, оставив около него следы русла прежнего своего верховья. Сведения о том, что еще в первой половине XVII столетия это озеро служило истоком некоторых рек Куликова поля, можно прочесть в важном источнике того времени – «Книге Большому Чертежу». Сама древнейшая карта России не сохранилась, но подробнейшее ее описание, составленное по «государеву указу» в 1627 году, публиковалось уже не раз. В издании, выпущенном Академией наук в 1950 году, с учетом всех известных к тому времени списков, можно прочесть достаточно ясный намек, касающийся истока Непрядвы: 

Упа река вытекала из Волова озера от верху речки Непрядвы, от Куликова поля с Муравского шляху.17

 Существуют подробнейшие (крупномасштабные, вычерченные от руки) карты уездов Тульской губернии, составлявшиеся в конце XVIII столетия для нужд генерального межевания. На этих картах видно, что находящееся в центре Куликова поля и уже радикально сократившееся к тому времени в размерах Волово озеро отделено лишь сотней саженей от ручья, дающего начало реке Непрядве.18 Показания источников ясно свидетельствуют, что сражение 1380 года произошло вблизи тогдашнего истока («устья») реки Непрядвы, в центральной части Куликова поля – на расстоянии приблизительно 50 километров от впадения этой реки в Дон. Соответственно, нашим археологам, которые в недавние десятилетия особенно интенсивно, но безуспешно искали следы массовых захоронений десятков тысяч русских воинов, павших на Куликовом поле, целесообразно несколько переместить район своих полевых работ. Тогда и удивительная малозначительность найденных доныне при раскопках на этом поле остатков оружия получила бы свое естественное объяснение. Следует упомянуть, что недостаточность прежнего ареала археологических работ уже сравнительно давно начинала осознаваться в среде самих сотрудников музея-заповедника «Куликово поле». В печати проскользнуло пожелание, «чтобы работники музея-заповедника не замыкались в своих исследованиях местности, традиционно определяемой ими как Куликово поле в узком смысле слова, а расширили бы район своих поисков».19 Но радикальному его расширению препятствовала приверженность этих ученых ошибочной, как оказалось, мысли, что битва произошла при впадении Непрядвы в Дон.20 

Исток реки Непрядвы Вышеуказанное обстоятельство побуждает переосмыслить и некоторые иные сведения привычных источников. Естественно полагать, что описанное в летописях форсирование русскими войсками Дона в ночь с 7 на 8 сентября осуществлялось не ниже впадения в него Непрядвы, как это ныне считается, исходя только из «традиционного» представления о месте самого сражения, а выше по течению Дона около Федосова городища, т.е. ближе к центру Куликова поля, где Дон еще менее полноводен, а дорога, по которой двигались с севера русские войска, подошла к нему вплотную при впадении в Дон речки Муравлянки и где, судя по географическим картам, существовала используемая в то время переправа.   Лишается опоры и «традиционное» представление, что битва произошла на правом берегу Непрядвы. Подробнейшим образом аргументированная не так давно «левобережная» гипотеза была впоследствии раскритикована и решительно отвергнута. Дело в том, что сторонники и этой гипотезы слова «на усть Непрядвы» трактовали «традиционно» – как место впадения этой реки в Дон, а несогласные с такой гипотезой палеогеографы выяснили, что именно там на левом берегу Непрядвы прежде находился лес.21   Но неосновательно было бы предполагать, что лес некогда покрывал всё левобережье Непрядвы вплоть де ее истока и на многие километры вглубь обширного Куликова поля. Сплошное изучение его почв для определения возможных в прошлом лесных участков проводилось только на небольшом пространстве в низовьях этой реки, так как все поиски места битвы были основаны только на теперешнем понимании слов «устье Непрядвы».  Анализ данных, извлеченных из совокупности официальных письменных источников XVI-XVII вв. привел к выводу, что тогдашнее Куликово поле – отнюдь не лес, а «северо-восточная оконечность степей, которая широким языком вклинивается вглубь широколиственных лесов Среднерусской возвышенности по водоразделу верхнего течения Дона и Оки». Как резюмировал нынешний исследователь исторической географии Куликова поля О.Ю. Кузнецов, «в противоположность традиционным представлениям отечественной историографии советского периода, следует признать значительность его линейных размеров, достигающих 120 км с запада на восток и 80 км севера на юг».22   Что же касается XIV столетия, то летописи единодушно и неоднократно упоминают именно открытую местность («поле чисто»), по которой русское войско «поидоша за Дон в далняя части земля». Стремясь упредить действия противника, оно спешно направилось к истоку Непрядвы – «переидоша за Дон вскоре люто и сверепо и напрасно» (т.е. ожесточенно и храбро и стремительно).23   Дело в том, что великий князь Дмитрий Иванович, получив ободряющее послание от преподобного игумена Сергия Радонежского, сначала готовился встретить войско Мамая на левом берегу Дона и уже назначил по полкам воевод, которые тогда облеклись «во одежю их меестную яко велицы ратницы» (т.е. в доспехи, предназначенные для различения их во время боя). Подойдя к Дону, русские воеводы «много ту думаша», следует ли переходить на его правый берег.24 Однако высланная заранее разведка во главе с Семеном Меликом только что сообщила, что войско Мамая теперь сосредоточивается уже на правобережье Дона, ожидая соединения с войском Ягайла, которое должно было подойти с запада. Это известие и повлекло за собой решение великого князя Дмитрия Ивановича стремительно той же ночью переправиться через Дон.25   Конному войску русских потребовалось очень немного времени, чтобы преодолеть расстояние около 20 километров по степному водоразделу между верховьями притоков Упы и притоков Непрядвы от места переправы через Дон до центральной части Куликова поля. Пешие воины подошли, конечно, позднее. Но задолго до полудня 8 сентября сосредоточение русских войск должно было завершиться. «Князю же великому Дмитрию Ивановичю пришедшю за Дон в поле чисто, в Мамаеву землю на усть Непрядвы реки, и став ту князь велики по достянию (т.е. как следует) полки разрядив и воеводы учинив».26   Ордынская армия Мамая, ожидавшего прибытия союзников – литовской армии Ягайла, намеревалась, очевидно, первой выйти на открытую местность в центре Куликова поля между верховьями притоков Дона и Оки. Это был финальный участок давно освоенного степняками пути на Русь, который впоследствии получит обозначение «Муравский шлях». По нему крымские татары затем несколько столетий будут совершать свои опустошительные набеги на русские земли, иногда доходя даже до Москвы. Но 8 сентября 1380 года будущий Муравский шлях оказался перекрыт сводной армией великого князя Дмитрия Ивановича, загородившей ордынцам путь к Москве. Мамаю пришлось, поэтому вступать в сражение с русскими, не дождавшись подхода войска Ягайла.   Из сказанного следует, что Куликовское сражение разыгралось отнюдь не на площадке «2-3 квадратных километров», как писал недавно в своем обзоре под влиянием упомянутых мною выше археологов историк А.Е. Петров.27 Оно произошло на пространстве, в десятки раз превосходившем подобные размеры. Развернутые в «чистом поле» на десять верст по фронту русские войска должны были иметь и глубину построения, достаточную для их маневра и для своевременного введения в бой мощного резерва, который и решил исход битвы.   Отправив «вверх по Дону» от места общей переправы засадный полк (в летописных текстах он чаще назван «западный», что отвечает расположению – западнее главных сил) под командованием своего двоюродного брата князя Владимира Андреевича Серпуховского, и «мужа мудра и храбра» Дмитрия Михайловича Боброка Волынского, и еще трех известных князей, и «в дубравах утаив»28 этот ударный резерв, великий князь Дмитрий Иванович обеспечил победу. Дубрава – не ельник и не кустарник, которые затрудняют передвижение войска. Под кронами дубов можно было скрытно расположить многочисленную конницу и затем в нужный момент направить ее в атаку неожиданно для противника.   Местонахождение исчезнувшей небольшой дубравы разные историки Куликовской битвы предполагали в разных пунктах поблизости от впадения Непрядвы в Дон.   Но существует доныне дубовый лес невдалеке от края Куликова поля, в направлении на северо-восток от Волова озера. Этот лес обозначен не только на современных картах Тульской области, но на старых картах генерального межевания Тульской губернии. Нынешняя площадь этой дубравы – около двадцати квадратных километров.29 Теперешнее расстояние ее южного края от верховья Непрядвы – двадцать пять километров. Но прежде расстояние могло быть существенно меньше, так как южные участки леса, вероятно, подвергались вырубке в ходе постройки расположенного теперь вплотную к этому лесу с юга города Богородицка.   Конный полк князя Владимира Андреевича Серпуховского, направленный от места общей переправы, «вверх по Дону», мог достигнуть этого дубового леса, находящегося теперь в 3-х километрах к северу и в 20 километрах к западу от места переправы, раньше, чем пешие русские полки приблизились к верховьям Непрядвы.   Основные силы развернутой на протяжении десяти верст русской армии должны были, очевидно, располагаться, перегораживая неприятелям путь к Москве, в междуречье притоков Дона и Оки. Как следует полагать, на северо-северо-восток от местности, непосредственно прилегавшей к Волову озеру, между верховьями рек Непрядвы и Уперты, значительно севернее верховьев реки Мечи (теперь Красивая Меча) и ее притока – речки Плотовая Меча (теперь Сухая Плота). Татары же подошли к истоку Непрядвы с юго-юго-запада, от северной излучины Мечи.30  Излучина реки Мечи Сокрушительная атака засадного полка, кратко описанная в Летописной повести о Куликовской битве, привела, как известно, к тому, что «татарове с Мамаем побегоша». Князь Владимир Андреевич «и иные многие воеводы» возглавившие погоню, «гониша их и бьюще до Мечи реки и до станов их, и взяша все богатство их и стада и тамо бежащих безчисленное множество погибоша. Тогда же бе и руси избито множество».31   От верховья Непрядвы на юго-юго-запад до находящейся здесь излучины верхнего течения Мечи расстояние менее 20 километров. Его преодолели, продолжая сражаться на своих уже уставших конях, русские преследователи бегущих ордынцев. Но нереально было бы думать, что это преследование началось от «традиционно» локализуемого места боя – при впадении Непрядвы в Дон. Отсюда до расположенной к югу ближайшей излучины Мечи (в среднем ее течении) расстояние больше шестидесяти километров.   Из сказанного следует, что само местоположение захваченного русскими неприятельского лагеря не могло быть вблизи низовья Непрядвы, а только вблизи ее верховья.   Но бегство остатков разгромленной армии Мамая вряд ли происходило лишь в южных направлениях. Часть ордынцев могла устремиться на запад и присоединиться к отрядам Ягайла. Другая же часть бежала на восток, отстреливаясь из луков на перелесках правобережья Непрядвы. Следами преследования этих беглецов, как можно полагать, и являются найденные здесь в небольшом числе фрагменты оружия, упомянутые мною выше.   Современным историкам Куликовской битвы – в особенности археологам – полезно было бы шире осмысливать конкретику своих результатов и чаще обращаться к классическому наследию русской науки, соотнося с ним нынешнюю проблематику своих работ.   О значении победы на Куликовом поле писал уже полтораста лет назад крупнейший русский историк Сергей Михайлович Соловьев: «Летописцы говорят, что такой битвы как Куликовская, еще не бывало прежде на Руси; от подобных битв давно уже отвыкла Европа. Таково было побоище Каталонское, где полководец римский спас Западную Европу от гуннов; таково было побоище Турское, где вождь франкский спас Западную Европу от аравитян. Куликовская победа имеет в истории Восточной Европы точно такое же значение, какое победы Каталонская и Турская имеют в истории Европы Западной, и носит одинакий с ними характер, характер страшного, кровавого побоища, отчаянного столкновения Европы с Азиею, долженствовавшего решить великий в истории человечества вопрос – которой из этих частей света восторжествовать над другою. Таково всемирно-историческое значение Куликовской битвы».32   В наше время давно уже отошел в прошлое вопрос о торжестве Европы или Азии. Но интересы истинного суверенитета нашей страны требуют внимательного отношения к героическим страницам ее многовековой истории.  Сергей Николаевич Азбелев,доктор филологических наук, профессор  Перейти к авторской колонке  

Читайте другие статьи на Переформате:

pereformat.ru

Ищем место Куликовской битвы - Блог Виталия Максимова

Для этого соберем всю доступную по данному вопросу информацию и включим логику. Из информационных источников нам доступны: «Сказание о мамаевом побоище», «Задонщина», «Летописная повесть о Куликовской битве» и «Булгарские летописи» (которые считаются подделкой). Все они, кроме булгарских, изобилуют православными одами, подрывающими доверие к достоверности и объективности их содержания. Но постараемся «выдернуть» из них все географический координаты, а так же известные сроки. К слову сказать, лишь «Сказание» содержит четкие и конкретные географические ориентиры.

И так, выписываем все что есть. В «Задонщине» упоминаются:• У Дона стоят татары поганые, Мамай-царь у реки Мечи, между Чуровым и Михайловым• на речке Непрядве, меж Доном и Днепром• реке Мече

В «Летописной повести»:• И вышел из Коломны в великом множестве против безбожных татар месяца августа двадцатого дня• встал у Оки в устье Лопасни• начали переправляться через Оку за неделю до Семенова дня, в день воскресный• подошел к реке Дону за два дня до Рождества Святой Богородицы• перешедшего за Дон в поле чисто, в Мамаеву землю, на устье Непрядвы• И в шестой час дня появились поганые измаильтяне в поле, – а было поле открытое и обширное• И гнали их до реки до Мечи

В «Сказании»:• перешел он великую реку Волгу• Мамай кочует на Воронеже• соединимся все в Коломне на мясопуст перед постом святой богородицы• отпустил брата своего, князя Владимира, дорогою на Брашево, а белозерских князей — Болвановскою дорогою, а сам князь великий пошел на Котел дорогою• через Москву-реку переправляется на добром перевозе на Боровском• пришел в Коломну в субботу, в день памяти святого отца Моисея Эфиопа• И пришел к городу Одоеву• Когда князь великий был на месте, называемом Березуй, за двадцать три поприща от Дона, настал уже пятый день месяца сентября — день памяти святого пророка Захарии• Уже царь на Кузьмине гати стоит <…> через три же дня должен быть на Дону• князья русские изготовились к бою у Дона• Уже Мамай-царь на Гусин брод пришел, и одна только ночь между нами, ибо к утру он дойдет до Непрядвы• на реке на Чурове• вверх по Дону в дубраву

И так, что мы имеем? А имеем мы не многое, подавляющее большинство указанных ориентиров ныне не существует. И более того, современные исследователи не знают точного их места нахождения. Но не надо думать, что никто не пытался эти места уточнить. Но об этом позже. А пока по порядку.

Попробуем отследить путь Мамая. Перешел Волгу и кочует на Воронеже. Воронеж это не только город, но и река идущая из Рязанской области, через Липецк и впадает в Дон возле современного Воронежа. Далее из другого источника следует, что У Дона стоит Мамай-царь у реки Мечи, между Чуровым и Михайловым. Есть город Михайлов в Рязанской области, но он слишком далеко и от Дона и от Мечи. Реку Мечу принято ассоциировать с рекой Красивая Меча. Этот фрагмент принято трактовать как место впадения реки Красивая Меча в Дон. Что такое Чуров тоже не понятно. Значимого населенного пункта с таким именем нет. Городищ вокруг много, но имело ли какое-нибудь из них имя Чуров, так до сих пор установить не смогли. Но в другом источнике есть детализация, что Чуров это река. Хотя не может идти речь об одном и том же географическом объекте, когда речь идет о начале пути армии Мамая и ночи, предшествующей самому сражению. Ведь согласно «Задонщине», Мамай стоял у Дона и Мечи еще тогда, когда в Новгороде только били в колокола. Да и реки с таким именем тоже нет в исследуемом районе. Можно встретить предположение, что под Михайловым подразумевается Михайловский тракт, дорога, ведущая на город Михайлов. Но это очень абстрактный ориентир, дорога-то длинная. Включаем логику и думаем, зачем летописцу указывать столь неопределенный ориентир? Очевидно, что речь идет о каком-то конкретном месте, хорошо известном в то время. Но сейчас мы не знаем, где они располагались.

Указание «меж Доном и Днепром» лишь указывает малограмотным читателям примерное местонахождение реки Непрядва.

Кузьмина гать и Гусин брод. Тоже ничего не говорящие современному человеку названия. Гатью называли дорогу через болота. Но снова включаем логику, вряд ли князю докладывали, а летописей записал для московских читателей, ни кому неизвестную болотную тропинку в двух неделях езды (по тем временам) от Москвы. Разумеется, что речь идет об известных в то время опорных пунктах. Но какие опорные пункты могут быть известны? Только те, которые расположены на известных маршрутах. Далее мыслим логически, повел ли Мамая огромное войско с обозами через леса, реки, болота? Или же он пошел бы по протоптанной дороге? А дорога из южных степей в Московское княжество была одна – Муравский шлях. Большей частью по ней теперь проложена трасса «Дон». Проблема только в том, что от Муравского шляха было несколько ответвлений – Изюмский шлях, Пахнутцев шлях, Бакаев шлях и Свиная дорога. Но в изучаемом нами районе нас может интересовать только две ветви – основной Муравский шлях – проходящий между Мценском и Данковым с выходом на Тулу - и Пахнутцев шлях переходящий в Свинную дорогу, по руслу Оки через Орёл на Болхов и далее на Тулу или Одоев.Как видно ни одна из проторенных дорожек не проходит вблизи впадения Непрядвы в Дон. И непонятно, зачем обоим войскам пробираться через лесные дебри, что бы попасть на лесную полянку вблизи современного села Монастырщина?

Следовательно, предполагаем, что «Кузьмина гать» и «Гусин брод» это значимые места Муравского шляха. Далее исходим из того, что ничего не исчезает бесследно. Города перестают быть городами в современном понимании, но оставляют после себя соответствующую топонимику. Есть что-то созвучное с Кузьминой гатью? Деревня Кузьменки между Болховым и Одоевым и ныне расположена у заболоченной местности. Гусин брод – ныне деревня Гусиновка, расположенная на берегу мелкой речки Ситова Меча (вспоминаем, что сказаниях упоминается река Меча без уточнения какая именно из Мечей), примерно в 130 км юго-восточнее Кузьменок.Давайте проверимся. Разведчики донесли, что Мамай был на Кузьминой гати в то время когда Дмитрий был в Березуе, т.е. 5-го сентября. А Гусинов брод прошел Мамай в ночь перед битвой, т.е. к вечеру 7-го сентября. Гугл считает, что пройти пешком этот маршрут можно за 26 часов. Но будем исходить из того, что 26 часов шагать без перерыва вряд ли возможно. А вот если спешить и идти по 13 часов в день, то за два дня вполне. Не забываем, что войско было конным.

Тем более что в летописи четко сказано - разведчики сообщили. А разведчикам самим надо было добраться от гати до Березуя. Рации в то время еще не было. Поэтому правильнее понимать, что войско Мамая отстало от русских разведчиков на два дня. Что на таком участке более чем логично. А через ночь Мамай был уже у Непрядвы. Непрядва находится всего в 30 км северо-восточнее Гусинова брода около населенного пункта Волово. Арифметически сходится.

Теперь проследим маршрут Дмитрия.По «Сказанию», в четверг 27 августа, день памяти святого отца Пимена Отшельника, князь Дмитрий выехал из Москвы и 28-го августа (в день памяти Моисея Эфиопа) в Коломну, а на следующий день, т.е. 29-го августа войска Дмитрия вышли из Коломны. По «Летописной повести», Дмитрий вышел из Коломны месяца августа двадцатого дня, вдоль русла Оки в направлении устья Лопасни. Где начали переправляться через Оку за неделю до Семенова дня (1 сентября), в день воскресный, т.е. 25-го августа. Нестыковочка у летописцев вышла. Кстати, про Лопасню только в «Повести» и упоминается. Думаю, что русские войска тоже не форсировали реки, а пользовались имеющимися переправами, которые выводили на Муравский шлях. 5-го сентября князь был в городке Березуй, что в 23-х поприщах от Дона.Местоположение Березуя тоже точно не известно. Имеется две версии (как я уже говорил и раньше люди искали эти летописные места), одна, что это городище около поселка Епифань. Но эта версия противоречит летописному указанию, что Березуй находится в 23 поприщах от Дона. Мы сейчас не знаем чему ровнялась единица изменения «поприще». В рукописях XV века есть запись: «поприще сажений 7 сот и 50» (длиной в 750 саженей). 1 сажень – 2,16 метра, - т.е. 1 поприще чуть более 1,5 км., а 23 поприща соответственно 30-35 км. А Епифань находится непосредственно на берегу Дона. Другая версия, что Березуй это городище у село Берёзово (опять вспоминаем, что ничего не пропадает бесследно), что в 33 км севернее Дона. Соответственно, переправиться через Дон русские войска могли только в районе современного Новомосковска. Что впрочем, и логично, потому что именно в этом месте, на небольшом участке, Дон течет с запада на восток. В других местах его течение с севера на юг и при движении со стороны Москвы на юг переправляться через него бессмысленно.

И так, 5-го сентября русские войска держат совет в Березуе, надо полагать, на следующей день они пересекли Дон около Новомосковска. До битвы еще 2 дня. И 70 км до Непрядвы. Смотрим на карту, где же должны сойтись их пути? Оказывается, войска должны встретится неподалеку от современного населенного пункта Красный Холм, что на трассе М-4.

Получается, что и войска Мамая и русские войска в последние дни перед битвой двигались со скоростью 30-35 км в день, что несколько выше средней скорости движения средневековых армий (20-25 км в день). Вероятно, оба сильно спешили, но почему? Ответ кроется в маршруте, выбранном Мамаем. Кажется не логичным, идти к Красному Холму от Воронежа через Орел и Болхов. Это большой крюк, хотя есть и прямая дорога. Разгадку дает «Сказание» - «Князь же Ольгерд Литовский, в согласии с прежним замыслом, собрал литовцев много, и варягов, и жмуди и пошел на помощь Мамаю. И пришел к городу Одоеву». Двигаться по Свиной дороге Мамай мог только в одном случае, если собирался придти в Одоев на встречу с Ягайло (в «Сказании» допущена общепризнанная ошибка – князь Ольгерд к тому времени уже умер, а союзником Мамая был его сын Ягайло Ольгердович.). Но Ягайло задерживался, а Князь Дмитрий спешил, что бы не дать двум войскам объединится. Мамай, поняв, что не успеет встретится с Ягайло до прихода русских войск, свернул с дороги на Одоев и пошел навстречу войскам князя Дмитрия.

Косвенно эта версия подтверждается появлением позже, неподалеку от места битвы населенного пункта Богородицк. Битва была на Рождество святой богородицы.

Этот теоретический расклад локализует место битвы вблизи современной трассы «Дон» в междуречье Непрядвы и Малёвки. Недалеко от населенного пункта Красный Холм есть «лес Городище». Очевидно, что такое название могли дать только лесу, который находился в этих местах очень давно. Возможно, это та самая дубрава, в которой прятался засадный полк? Все это может подтвердить лишь археологическая экспедиция, но кто же ее организует?! Ведь вблизи этого места нет Дона. Так ведь и не в одном из летописных повествований о Куликовской битве князь Дмитрий Иванович и не именуется Донским. Это уже более позднее прозвище с целью идеализации образа Великого князя. Ведь Дмитрий Непрядвский как-то не звучит. Но кто позволит разрушать веками сложившуюся легенду?!

Схематично, маршрут можно увидеть на карте, только надо понимать, что на самом деле он был не таким прямым как эти линии.

cashey2.livejournal.com

Найдено место Куликовской битвы, которое искали шесть веков: matveychev_oleg

Куликовская битва стала решающим сражением между русским войском, возглавляемым Московским князем Дмитрием Донским, и войском хана Золотой Орды Мамая. Состоялась она 21 cентября 1380 года на территории нынешней Тульской области, между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча. 6 веков прошло с тех пор. За это время историческое событие обросло мифами, а место, т.е. само Куликово поле, было потеряно.

Петр Первый стал первым человеком, попытавшимся определить, где же все-таки оно, таинственное Куликово поле. Он лично приезжал в Зеленую Дубраву, где приказал поставить метки на дубы, которые остались у Куликова поля. Там же у села Монастырщино позже появились музей и храм. Крестьянам даже платили за археологические находки, если таковы были обнаружены. Однако их было найдено ничтожно мало. И в поисках места сражения это не помогло.

Определить его удалось в 2014 году. Начальник военно-исторического отряда Верхне-Донской археологической экспедиции Олег Двуреченский не только нашел место битвы, но и зарисовал его. Правда аргументировать свою находку он не успел – уехал в Донбасс ополченцем. Вместо него это сделали поисковики летом 2015 года.

На месте сражения, которое было обнаружен историками, открыт новый музей. А пока исследователи просят местных жителей поделиться артефактами, если таковые имеются, а также семейными преданиями и легендами, которые повествуют о Куликовской битве.”Место, где было крупное сражение, – рассказал сотрудник музея «Куликово поле» Николай Овечкин, – левее бывшего села Моховое, что на 9 километров южнее села Монастырщино. Там мы подняли много наконечников стрел, фрагментов доспехов, восточные сабли”.

Известен, например, рассказ местной жительницы Домны Лазаревой о ее предках, которые в конце XIX века зацепили плугом недалеко от Куликова поля 6-килограммовый серебряный шлем Дмитрия Донского. – “Это семейная легенда местной жительницы, – пояснил заместитель директора музея-заповедника «Куликово поле» Андрей Наумов, – мы проверять ее не беремся: два года назад ее опубликовали в книге «История села Головинщино» местные краеведы. Но мы рады даже такой новости.”

Легенда о шлеме Дмитрия Донского имеет множество вариаций. В музейной описи, например, говорится, что на самом деле крестьянка из Владимирской губернии Ларионова ощипывала близ реки Колокши орешник и заметила под кочкой у куста какой-то блеск. В результате вот так, под кустом, и был обнаружен самый старый русский шлем, который ныне хранится в Оружейной палате Кремля.

За сотни лет легенда не только трансформировалась, но и перекочевала в Тульскую область из Владимирской, где во время Липецкой битвы 1216 года прапрапрадед Дмитрия Донского и отец Александра Невского князь Ярослав Всеволодович бросил свои шлем и кольчугу, убегая от войск Мстислава Новгородского.

via

matveychev-oleg.livejournal.com

Где произошла Куликовская битва или самое наглядное разоблачение Фоменко и Ко: gosh200

Опровергатели общепринятой истории Фоменко и Ко уверены, что битва эта случилась не под Тулой, а прямо в Москве на Кулишках (район м. Китай-город) и приводят несколько страниц доказательств. Конечно же над этими построениями уже все оттоптались, кому не лень, но воз и ныне там. Любителям Новой Хронологии это ничуть не помешало. Они так и продолжают твердить, что все историки врут, все летописи фальсфицированы, а вот у Фоменко все четко и убедительно по полочкам разложено. Я сам впервые столкнулся с новорохроноложцами, с такой их позицией вот прямо в комментах к посту по Куликовской битве.

Вот например пишут:

Разговоры о Куликовской битве следует проводить только после ознакомления участников сос статьёй на эту тему Фоменко и Носовского.Одна из самых впечатляющих их работ. Читаешь - ну просто всё по полочкам, с выводами и подтверждениями, кажется, что не придраться. Никакой мало-мальски вменяемой критики этой работы хоть в каком-то пункте я не встретил. Идёт просто замалчивание.

Другой поддакивает

Да, да поддерживаю. Сам прочитал и пересмотрел соответстующие серии "История : Наука или вымысел ". Согласен с учеными, битва была на куличках в Москве.

И там еще много таких.

С другой стороны, мне скинули классные ссылки (сэнкс stanislav_spb) на разоблачения новохроноложской теории, в том числе по Куликовской битве.Я прочитал и вот что подумал. Да, фоменковцев там возят носом по их бредням очень весело и более чем убедительно, но уж очень много там текста, и он может быть слишком сложен для новохроноложцев с их магическим мышлением.Ну реально там страниц 50 с фактами, ссылками, цитатами, только по Куликовской битве. Они просто не осилят это. Получается эдакий междусобойчик среди тех кто и так не воспринимает всерьез Фоменко.

И я решил провести эксперимент.А что если я попробую опровергнуть доводы Фоменко-Носовского максимально наглядно, вообще без текста?

Я просто возьму их главу про Куликовскую битву, возьму карту Москвы и нанесу на нее те места и объекты, которые упоминают Фоменко с Носовским.

Так что будет четко видно где что находится, на каком расстоянии и какого оно размера и можно будет сравнить с тем, что пишут об этом новохроноложцы.

Может, тогда даже самый тупой апологет должен увидеть как его кумиры нагло врут и подтасывывают даже банальную легкопроверямую топографию, на уровне 2х2=5? И о какой тогда научности, ценности их выводов можно говорить? Даже интересно что после этого скажут.

Итак, есть глава книги, я беру ее как есть и цитирую тут, выделяя красным топографию и нанося ее красным же на карту. Я выкидываю только всякие лирические отступления про архитектуру, про альтернативную хронологию и лингвистику (они длинны и неважны тут), а также выкидываю путь Донского из Коломенского через Котловку к Новодевичьему монастырю и потом на Красную площадь, который на эту карту не поместился из-за масштаба.Кому охота может и его отследить, там тоже смешно получается ( типа бешеной собаке Донскому Тохтамышу семь верст не крюк).

Вот текст Фоменко-Носовского, где я выделил важные места красным, относящиеся к географии Куликовской битвы и центра Москвы:

Куликовская битва. Где находится Куликово поле?

Обратимся к истории знаменитой битвы на Куликовом поле (1380 год). Сегодня считается, будто Куликово поле расположено между реками Непрядва и Дон, ныне - Куркинский район Тульской области - примерно в 300 километрах к югу от Москвы. Якобы в этом месте и произошла великая в русской истории битва между ратью под предводительством Дмитрия Донского с татаро-монгольскими войсками под предводительством Мамая.

Однако известно, что никаких следов знаменитой битвы на тульском "Куликовом поле" не обнаружено. Нет ни старого оружия, ни следов захоронений погибших воинов, наконечников стрел и т. п.

Кроме того, размер поля явно мал для такой крупной битвы, на что обращали внимание многие историки. Стоило ли идти вдаль на такое маленькое поле и тому и другому громадному войску? Вопрос: там ли мы ищем Куликово поле?

Кулишки в Москве и церковь всех святых в честь воинов Куликовской битвы на славянской площади (Станция метро "Китай-город")

Начнем с того, что некоторые летописи прямо сообщают, что Куликово поле находилось в Москве. Известный Архангелогородский летописец, описывая встречу Владимирской иконы Божией Матери в Москве во время нашествия Тимура в 1402 году, свидетельствует, что икону встретили в Москве "на поле на Куличкове". Вот полная цитата: "И принесоша икону и сретоша Киприян митрополит со множеством народу, на поле на Куличкове, иде же ныне церкви каменна стоит во имя Сретенья Пречистыя, месяца августа, в 26 день".

Упомянутая церковь стоит, как известно, на Сретенке. А недалеко от Сретенки в Москве есть место, до сих пор известное под своим древним названием - Кулишки.

Мнение о том, что московское название Кулишки является синонимом Куликова поля, бытовало в Москве еще и в XIX веке! Например, в сборнике "Старая Москва", изданном Комиссией по изучению старой Москвы при Императорском Московском археологическом обществе, упоминается о существовавшем якобы "неправильном предположении", будто московские "Кулишки произошли от Куликов или Куликова поля". Там отмечено, кстати, что "Кулишки существовали прежде Москвы".

Именно на Кулишках до сих пор стоит церковь Всех Святых, которая, "по старому преданию, была построена Дмитрием Донским в память воинов, убитых на Куликовом поле". Академик М. Н. Тихомиров писал: "Каменная церковь Всех Святых на Кулишках, упомянутая в известии 1488 года. В переделанном виде церковь сохранилась до нашего времени". До сих пор она так и называется: церковь Всех Святых на Кулишках. Сегодня прямо около нее - нижний выход из станции метро "Китай-город". Площадь теперь называется Славянской. Недавно на ней установлен памятник Кириллу и Мефодию. Чуть ниже - Москва-река. Здесь же - улица Солянка, называвшаяся раньше также Кулижки, то есть Кулишки.

Считается, что "Кулижки также обозначали болотистую местность" (И. Забелин. "История города Москвы"). Кроме того, "кулижка" - вырубленный, выкорчеванный, выжженный под пашню лес (см. Толковый словарь В. Даля). А в Москве "большую часть района "у Кулишек" занимали сады" (М. Н. Тихомиров).

Московские Кулишки захватывали также площадь Покровских ворот, имевших три-четыре столетия назад и второе название - Кулишские.

Согласно нашей гипотезе, именно в этом большом районе Москвы и произошла знаменитая Куликовская битва, в результате которой костромской князь Дмитрий Донской = Тохтамыш победил западнорусские, рязанские и польские войска Мамая и присоединил к своим владениям область, в которой впоследствии возник большой город - Москва. Возможно, присутствие польских войск в "монгольском" войске Мамая вызовет удивление. Но об этом прямо говорят летописи.

/-------------------------------------------------------/

Ставка Мамая на Красном холме у Куликова поля. Московский Красный холм, Краснохолмский мост и Краснохолмская набережная, Московская Красная площадь

Полезно взять карту Москвы и следить по ней за нашим рассказом.

Согласно русским источникам, ставка Мамая во время Куликовской битвы была расположена "на Красном Холме". За несколько дней перед началом битвы русские отошли постепенно под нажимом татар к Непрядве, к Красному Холму, с вершины которого была видна вся окрестность. Во время сражения Мамай с тремя князьями находился на Красном Холме, откуда руководил войсками. Таким образом, рядом с Куликовым полем находился Красный Холм. Есть ли в Москве на Кулишках такой Холм?

Да, есть.

Прямо к Кулишкам (к Яузским воротам) спускается очень высокий крутой холм, который назывался Красным Холмом. На его вершине - известная Таганская площадь. Вспомните крутой спуск к высотному зданию у Яузских ворот. Не на этом ли Красном Холме - на Таганской площади располагалась ставка Мамая? Более того, рядом до сих пор находится Краснохолмская набережная (Москвы-реки) и известный Краснохолмский мост. Сегодня на карте Москвы сам Красный Холм формально не обозначен. Впрочем, рядом с Кремлем ести хорошо известная Красная горка, где до сих пор стоит старое здание Московского университета.

Московское поле Кулишки окружено несколькими холмами. На одном из них - известная Красная площадь (и Кремль). Поэтому Холм тоже мог называться Красным. Возможно, ставка Мамая была и на этом Холме, также возвышающемся над Кулишками со стороны Славянской площади.

/-----------------------------------------------------/

"Трубные гласы" на Куликовом поле и Трубная площадь в Москве

Перед началом Куликовской битвы был густой туман Известно, что "русские полки . поддерживали между собою связь "трубными гласами" (Гордеев). "Туманное утро было, начали христианские стяги развеваться и трубы боевые во множестве звучать.. Русские кони взбодрились от звука трубного" ("Задонщина").

По-видимому, воспоминание о звучании боевых русских труб на Куликовом поле и сегодня хранит хорошо известная московская Трубная площадь.

/-----------------------/

Река Непрядва на полу Куликовом и река Напрудная в Москве на поле Кулишки. А так же московская река Неглинка

Куликовская битва происходила на реке Непрядве. Эта знаменитая речка упоминается много раз во всех летописях, повествующих о Куликовской битве Река Непрядва, по описанию летописи, протекала по полю битвы и также, судя по описанию битвы, была маленькой речкой (бились в том числе прямо на ней) Можем ли мы указать реку Непрядву в Москве? Поразительно, что эта речка действительно есть, причем там, где ей и следует быть, - на московских Кулишках

Это река Напрудная (Самотека) в центре Москвы Трудно отделаться от впечатления, что Непрядва - вариант имени Напрудная, от слов "на пруду", "на прудах"

Более того, река Напрудная расположена на московских Кулишках, то есть на Куликовом поле. В самом деле "Главная, так сказать, становая возвышенность, - пишет И. Е. Забелин, - направляется... сначала по течению речки Напрудной (Самотека), а потом Неглинной прямо в Кремль; идет по Сретенке и Лубянке (древним Кучковым полем) и вступает в Китай-город" Все это - район большого Куликова поля в Москве.

Возникновение имени Непрядва-Напрудная совершенно естественно, поскольку в Москве было (да и есть) много прудов Сегодня хорошо известны улицы Напрудные (1-я и 2-я), Напрудный переулок. Прудовая улица, Прудовой проезд и т. д.

Более того, к северу от Кремля на Яузе находилось село Напрудское! Имена Непрядва и Напрудная практически тождественны Легкая трансформация Напрудной в Непрядву также может быть понята из сохранившегося до сих пор в Москве названия Прудовая Напрудную речку вполне могли называть также Напрудовой или Непрядвой

Напомним, что название "Непрядва" в некоторых местах современных изданий "Задонщины" выделено курсивом (хотя имеются, конечно, "Непрядвы" и без курсива) Это означает, как уже говорилось, что в этих местах текста "Задонщины" название "Непрядва" было "реконструировано"

По московским Кулишкам протекала раньше река Неглинка Она впадала в Москву-реку. Это маленькая речка Кулишки назывались также "Кучковым полем у Неглинной" Приставка "не" в названии реки - довольно редкое явление Возможно, преобразование приставки "на" в "не" в имени "Напрудова-Непрядва" возникло из-за близости реки Неглинки. Названия рек Напрудной и Неглинки могли тесно переплетаться в сознании людей еще и потому, что на Неглинке ранее была запруда, в результате чего перед Кремлем в древности образовался пруд Вот что писал Сигизмунд Герберштейн в XVI веке: "Неглима (Неглинная) вытекает из каких-то болот и пред городом, около высшей части крепости (Кремля. - Авт.) до такой степени запружена, что разливается в виде пруда, вытекая отсюда, она заполняет рвы крепости и... под самой крепостью соединяется с рекой Москвой".

Засады Владимира Андреевича на Куликовом поле и Владимирская црковь в Москве

Исход Куликовской битвы решила засада, во главе которой был поставлен князь Владимир Андреевич с воеводой Дмитрием Боброком. Именно их удар решил судьбу сражения. Этому важному, переломному событию в "Сказании о Мамаевом побоище" уделяется довольно много места. Естественно ожидать, что на месте битвы должны были бы сохраниться какие-то воспоминания об этом засадном полке. И действительно, на одном из холмов, совсем рядом с Кулишками, до сих пор стоит известная церковь Святого Владимира в Садах (Старосадский переулок). Здесь, по-видимому, и стоял засадный полк Владимира Андреевича. Это - южный склон, он был сильно заросший, и впоследствии там были сады (отсюда и название Старосадского переулка и "церкви в садах").

Мы перебрали все основные географические названия, упомянутые летописью при описании Куликовской битвы.

А вот как все это располагается на самом деле на карте Москвы

Я хочу особо обратить внимание на гигантский размер московского района Кулишки, где разместились армии по 100 тыс человек, и то что размер реального Куликова поля где-то 10 на 10 км не устроил Фоменко и Носовского из-за его малости.

Замечу также что реки Напрудная и Неглинка сейчас текут по подземным коллекторам, но исторические русла сохранились и

gosh100.livejournal.com

Была ли Куликовская битва — National Geographic Россия

Археологи и геофизики исходили Куликово поле вдоль и поперек, но почти ничего не нашли. Генетики монгольского следа у русских в хромосомах не видят. Главного героя Куликовской битвы Дмитрия Донского Русская православная церковь канонизировала лишь в 1988 году. Других русских князей времен татаро-монгольского ига причисляли к лику святых в течение лет ста после смерти, причем даже тех, кто убивал преимущественно православных и во множестве. Даже историки признают, что наши представления о Куликовской битве сложились исключительно благодаря литературе. Было ли вообще это сражение?

Кто придумал Куликово поле. Начнем с объективных свидетельств, вернее, с их отсутствия: места битвы так и не нашли — ни массовых захоронений, ни заметных остатков оружия. А памятники так называемого Куликовского цикла («Сказание о Мамаевом побоище», «Задонщина», жития Дмитрия Донского и Сергия Радонежского, летописные повести), по которым принято судить о Куликовской битве, демонстрируют парадоксальную закономерность. По мере удаления от времени сражения повествование все более обрастает мелкими деталями, которые могли быть известны только участникам боя; появляются новые персонажи, причем некоторые из них — это установлено — жили позже описываемых событий; постоянно растет число убитых воинов — в «Синопсисе» 1674 года это уже 253 тысячи человек. Словосочетание «Куликовское поле» впервые упоминается в списке «Задонщины» середины XV века, великий князь Дмитрий Иванович становится Донским лишь при царе Иоанне Грозном, очень уважавшем своего предка, а название «Куликовская битва» закрепляется в истории Николаем Карамзиным в начале XIX столетия. «Мифы эти получили официальное признание во время масштабных празднеств, посвященных юбилеям Дмитрия Донского, Сергия Радонежского и самой битвы, — рассказывает историк Андрей Петров, заместитель академика-секретаря Отделения историко-филологических наук Российской академии наук. — О тактике войск, ходе сражения не сообщает ни один древний источник. Нередко эпизоды «Сказания о Мамаевом побоище» напрямую заимствованы из «Повести о походе Ивана III на Новгород в 1471 году» и русской редакции сербской «Александрии"». Последняя является переложением истории Александра Македонского и известна по спискам конца XV—XVII вв.еков, но именно из нее взяты такие знаменитые, вошедшие в учебники фрагменты «Сказания», как построение полков, включая засадный, поединок богатырей, даже молитва Мамая во время его бегства. А разработанная военными историками схема расположения войск Дмитрия Донского перед битвой представляет собой усредненное походное построение единой русской армии, согласно разрядным книгам конца XV—XVII вв.еков. В 1827 году историк Николай Арцыбашев недоумевал: «Обстоятельства сей войны так искажены витийством и разноречием летописцев, что во множестве переиначек и прибавок весьма трудно усмотреть настоящее».

На полях сражений должно оставаться множество наконечников стрел. Почему же их следов не могут найти даже энтузиасты с современными металлодетекторами?

Все эти нестыковки не помешали императору Николаю I превратить день Куликовской битвы в общенародный праздник. Свои проекты монумента, призванного достойно увековечить событие, предложили ведущие скульпторы и архитекторы Иван Мартос, Авраам Мельников и Александр Брюллов, брат известного художника. Александру Брюллову и поручили возвести подобающий обелиск на месте, которое с подачи помещика Степана Нечаева было признано Куликовым полем. Оказалось оно как раз в пределах нечаевского имения — Тульская губерния, Епифанский уезд, к югу от впадения в Дон реки Непрядвы. И в 1850 году над Красным Холмом вознесся чугунный столп, увенчанный позолоченной луковкой и крестом. Через полстолетия в ансамбль к монументу добавился белоснежный храм-музей, возведенный по проекту признанного мастера русского модерна Алексея Щусева. Реставрация и реконструкция. В конце 1990-х годов, когда на северо-востоке Евразии сложилось пятое по счету русское государство (Киевская Русь, Московская Русь, Российская империя, СССР и вот теперь Российская Федерация), к месту слияния Непрядвы и Дона началось настоящее паломничество. Сюда возят экскурсантов, приезжают на выходные туристы, а накануне дня битвы здесь происходит фантастическое действо. Со всей России и ближнего зарубежья собираются сотни молодых людей в боевом снаряжении, изготовленном по образцам XIII—XIV вв.еков. Одни из них изображают русских воинов, другие — орду. Правда, на традиционное монгольское приветствие — «Сайн байна уу» — «ордынцы» не реагируют, иные аспекты исторической реконструкции, помимо оружейных, их не беспокоят. И в споры по поводу события, случившегося (или не случившегося) в этих местах 630 лет назад, не вступают. У них другая цель — свое искусство показать: изделия мастеров (кузнецов, оружейников, кольчужников) и навыки воинов. «Доспехи и оружие делаем сами по рисункам и фотографиям из малотиражных научных монографий, стараемся применять исторические материалы и техники», — рассказывает руководитель фестиваля клубов военно-исторической реконструкции, один из лучших специалистов по изготовлению доспехов Владимир Терехов из тульского клуба «Сварга». (Сам он только что выиграл турнир лучников.) В этом весьма нелегком и, по современным меркам, совершенно неудобном снаряжении люди выходят на бугурт — так на старонемецком языке когда-то назывался групповой турнир рыцарей — биться в полную силу. Оговаривается лишь количество ударов, после которого «воин» считается «убитым». Ну, еще некоторые тонкости. «А щитом в рыло бить можно? » — слышу я вопрос новобранца. «Можно, если там забрало», — отвечает ветеран. «Русь!» — подбадривает себя одна шеренга. «Орда!» — голосит вторая. И начинается сеча. То главное, ради чего все здесь на три дня и собрались. В поддавки никто не играет. На следующий день — 8 сентября — официальный праздник: речи, художественная самодеятельность, фигуры высшего пилотажа над полем, вялая имитация (по сравнению с сегодняшним действом) сражения, вопросы телерепортеров к «мертвым телам»: «А вы заранее оговариваете, кто будет убит? » Исчезнувшее войско. Сработанные своими руками доспехи ценятся на вес золота или, скорее, серебра, как и шесть с лишним столетий назад. Вот, кстати, один из возможных ответов на вопрос, почему на предполагаемом месте битвы древнего оружия практически не нашли: кто же целое состояние на поле бросит? Недаром тяжба между Московским и Рязанским княжествами из-за трофеев, отбитых рязанцами у москвичей, тянулась после сражения 1380 года почти десятилетие. Эта задокументированная тяжба тоже является своеобразным историческим свидетельством случившегося. Многим, наверное, и эта история покажется не вполне убедительной: ведь помимо тяжелого вооружения на полях сражений должно оставаться множество наконечников стрел, их выкопать и увезти просто невозможно. Почему же их следов не могут найти даже энтузиасты с современными металлодетекторами? Разгадку опять подсказывают современные реконструкторы, точнее наблюдение за ними: после турнира лучников все бросаются собирать свои стрелы, ищут иногда подолгу, пока не найдут все до единой. Стрелы у всех — меченые (метили их и древние воины). А поиск осложняет то обстоятельство, что стрелы, даже с острыми наконечниками, в землю вонзаются редко — падают чаще плашмя. Важнее другой вопрос: куда тела павших делись? Можно предположить, что их вывезли с поля боя и предали земле: во многих городах, посылавших своих воинов на подмогу великому князю Дмитрию Ивановичу, были храмы и часовни, которые, если верить преданиям, поставлены над захоронениями воинов, убитых на Дону. Но доказательств этой версии пока тоже найти не удалось. Да и сколько на самом деле людей участвовало в той битве? Ведь не 253 тысячи? Два столетия спустя, когда появилась поголовная роспись, вся Московская Русь выставляла не более 60−80 тысяч воинов. При князе Дмитрии Ивановиче подвластные и союзные ему территории Московского и Великого Владимирского княжеств были в три раза меньше, к тому же именно его поколение выкосил голод и чумной мор. Та же напасть постигла и Золотую Орду, а потому обе враждующие стороны вряд ли смогли бы призвать под свои хоругви и бунчуки больше 30 тысяч воинов в общей сложности. Похожая цифра получается из расчета плотности населения русских городов. Значит, и полегло от силы 5−10 тысяч человек. Да и поминальный синодик, ближайший по времени написания к битве, поименно называет лишь двух князей и восемь московских бояр и воевод. Если с каждым из первых людей княжества погибло даже по тысяче незнатных воинов, более 10 тысяч никак не получится. Сравним эти цифры с данными по Бородинской битве, когда на поле сошлись примерно 260 тысяч воинов, а убитыми и ранеными русские потеряли около 40 тысяч, французы — 30 тысяч (хотя и эти цифры оспариваются): сколько нашли захоронений? Меньше сотни, и те — в последние лет сорок, по большей части случайно, когда проводились широкомасштабные археологические раскопки под строительство. И это притом, что сражение происходило не в диком поле, каким был Верхний Дон больше шести столетий назад, а в населенном районе, на глазах у историков. И с бородинскими трофеями дела обстоят не намного лучше, чем с куликовскими. «У трупов забирали не только оружие, но даже практически все металлические пуговицы срезали — из нескольких десятков, полагавшихся на мундир, забывали разве что одну на несколько покойников», — говорит Борис Янишевский из Института археологии Российской академии наук, руководитель раскопок при Бородине. Не там искали. Но вернемся с Багратионовых флешей на Куликово поле. Нынешний мемориальный участок действительно идеально подходил для расстановки русской рати: узенькая площадка, стесненная дубравами, позади — глубокая Непрядва. Негде было разгуляться татарской коннице. Конечно, сейчас это место выглядит далеко не так, даже ковыль совсем недавно высажен, но анализ древних почв и пыльцы позволяет восстановить прежнюю растительность и рельеф во всех деталях. Куликовым полем называется весьма обширная территория: согласно «Книге Большого чертежа» — словесному описанию не дошедшей до нас карты Московской Руси 1627 года, — раскинулось Куликово поле на 100 километров с запада на восток и на 40 километров с севера на юг. Могли ведь быть на этом обширном пространстве и другие подходящие для сражения участки?

О сражении на Куликовом поле пока остается судить только по памятникам древнерусской литературы — Куликовскому циклу.

При всей скудости исходных предпосылок для поисков на Куликовом поле все же найдено несколько десятков металлических деталей вооружения той поры и энколпионов (без такого крестика-складня или иконки в поход не отправлялся ни один православный воин). В основном они сосредоточены в полосе, протянувшейся от устья Непрядвы к Красивой Мече. Именно в этом направлении, согласно летописям, русские преследовали разбитых татар. «И гнаша ихъ до рекы до Мечи», — пишет летописец. Получается, что «большое Куликово поле» определили более или менее правильно, осталось найти «малое» — то, на котором и происходило сражение. Если оно вообще происходило. Нумерология. За пределами подвластных Москве земель летописцы восприняли битву, исходя из местных интересов. Новгородцы написали о московских «небывальцах» (видимо, ополченцах), бежавших с поля боя при виде рати. Псковитяне назвали побоище в одном ряду с крушением четырех лодий на Чудском озере. За пределами ближнего зарубежья, то есть Новгорода Великого и Пскова, разгром татар не заметили вообще. О сражении на Куликовом поле пока остается судить только по памятникам древнерусской литературы — Куликовскому циклу, первые произведения которого, видимо, появились по горячим следам. Хотя большинство из них известно по спискам более поздних веков — копии с древних оригиналов от последующих дополнений распознаются по точности привязок церковных праздников и астрономических явлений к дням недели. Ведь в древнерусских летописях могло использоваться до двух десятков разных типов летосчисления, помноженных на два варианта годовых циклов (Римский — с 1 марта либо Византийский — с 1 сентября). Не каждый современный специалист способен правильно рассчитать даты, а уж писцу XVI столетия преднамеренно фальсифицировать прежнюю летопись, в отсутствие мощной компьютерной базы, было просто не под силу. Так или иначе, нам остается поверить в магию цифр. 1380 год, а для людей той эпохи — год 6888 от Сотворения мира (по римскому стилю) был значим сам по себе: Пасха и Благовещение пришлись на один и тот же день, битва выпала на праздник Рождества Богородицы, а седьморичность цифры (кратность 7) предвещала победу греческого царя над покорившими мир измаилтянами. Под «греческим царем» все понимали православного князя, под «измаилтянами» — татар. Так что свершившееся те из летописцев, кто знал о Куликовской битве, восприняли как Божественное провидение.

Отсутствие в нас монгольской крови вовсе не исключает страшной сечи: монголы в плен не брали, и археологи до сих пор находят новые массовые захоронения той поры.

Наше кровное. А как же данные генетического анализа, указывающие на мизерные проценты «измаилтянской» крови в русских генах? «Единичные проценты — это естественный вклад всего азиатского населения, включая доордынские времена, в генетику русских, — говорит специалист по молекулярной биологии Андрей Пшеничнов из Медико-генетического научного центра Российской академии медицинских наук. — Это если рассматривать вклад по отцовской линии (Y-хромосома). А чтобы приобрести монгольскую наследственность по другим молекулярным признакам (митохондриальная ДНК, аутосомы), русские из поколения в поколение должны были бы брать в жены ордынок». Иными словами, отсутствие в нас монгольской крови вовсе не исключает страшной сечи: монголы в плен не брали, и археологи до сих пор находят все новые и новые массовые захоронения той поры. Захват пленных на Руси практиковали более поздние Крымское и другие ханства. Великий, но не святой. Остается последняя неувязка: почему до конца XX века не считался святым князь Дмитрий Донской?

Православная церковь во все времена отличалась коллаборационизмом. В XIV—XV вв.еках для церковных иерархов подачки ордынцев значили очень много, если не все: ханы освободили церковь от выплаты подати, но не мешали взимать церковную десятину. Преподобный Сергий Радонежский советовал «с правдою и покорением, якож пошлина твоа држит покорятися ордынскому царю должно».

Вмешательство великого князя Дмитрия Ивановича в назначение митрополитов (то есть глав всей русской православной епархии) и поход на законного, в понимании Церкви, царя (формально орду тогда возглавлял хан Тюляк из рода чингизидов, сраженный во время битвы) и создали парадоксальную ситуацию: один из самых уважаемых в народе защитников государства очень долгое время не был канонизирован.

Может, загадочная Куликовская битва и была куда скромнее, чем ее представили более поздние летописцы, может, ее и даже не заметили — или не захотели заметить соседи. Но не пойди великий князь за Дон, вряд ли бы Русь стала Московской. И вся наша история была бы совсем другой.

Где могла быть Куликовская битва

  • Была ли Куликовская битва

www.nat-geo.ru