Военный врач. Медик военный


Военный врач — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Военный врач (также военврач) — военнослужащий с высшим медицинским образованием, занимающий врачебную должность.

Статус военных врачей

Уже первая Женевская конвенция в 1864 году закрепила особый нейтральный статус медицинского персонала, обозначив их обязанностью выполнение «исключительно медицинских» функций и оказание «беспристрастной» медицинской помощи всем жертвам войны и вооруженных конфликтов:

  • Ст. 1. Походные лазареты и военные госпитали будут признаваться нейтральными и на этом основании почитаться неприкосновенными и пользоваться покровительством воюющих сторон во все время, пока в них будут находиться больные или раненые.
  • Ст. 2. Право нейтральности будет распространяться на личный состав госпиталей и походных лазаретов, включая части интендантскую, врачебную, административную и перевозочную для раненых, а также включая священнослужителей, когда он будет в действии и пока будут оставаться раненые, коих требуется подобрать или оказать им помощь.
  • Ст. 7. Для госпиталей и походных лазаретов и при очищении таковых будет принят особый, для всех одинаковый, флаг. Он должен, во всех случаях, быть постановлен вместе с флагом национальным. Равным образом для лиц, состоящих под защитою нейтралитета, будет допущено употребление особого знака на рукаве; но выдача оного будет предоставлена военному начальству. Флаг и знак на рукаве будут белые с изображением красного креста.

Военные врачи в древности

Ещё у древних греков при войсках были особые врачи. Одни из них занимались лечением исключительно внутренних болезней, другие хирургических (само старое название врача означало «извлекающий стрелы»). Врачи составляли неизменную принадлежность войска; их мнение спрашивали при устройстве лагеря. Образование они получали в духовных и светских медицинских школах.

В первые века существования Рима медицина носит черты доисторического периода при лечении болезней применяются заклинания, изгнание духов и различные суеверные схемы. Во время войны против эпидемии в войсках назначаются молитвы, жрецы проделывают различные религиозные церемонии. Полученные во время сражений повреждения солдаты лечат друг у друга или пользуются услугами случайных врачей. Постоянных военных врачей не имеется, так как нет постоянного войска. Со временем римское войско становится постоянным и при нём есть появляются военные врачи, разделённые на разряды. Каждая значительная войсковая единица, каждый военный корабль имел своего врача или своих врачей. Представителями врачебного сословия почти исключительно были греки, применявшие усвоенную ими научную греческую медицину.

В Византийской империи при войсках также были постоянные врачи, подобно римским, они делились на разряды и были подчинены главному медицинскому инспектору.

После падения Римской империи постоянных врачей для лечения солдат не было до XI века, также отсутствовали больницы. Впервые лечебницы стали устраивать в Италии для возвращавшихся крестоносцев. Большие итальянские города также имели свои войска и для них начали нанимать врачей и строить лазареты во Флоренции, Болонье и других местах. Скоро и в других государствах городские магистраты (в Париже, Вене) ввели у себя подобные учреждения; их примеру последовали феодальные князья и короли. Однако врачей в войсках было очень мало.

Военные врачи в новое время

После появления огнестрельного оружия число повреждений на войне резко увеличилось. Военные увидели, что ранения часто влекут за собою смерть; ничтожная на вид рана приводит к обширному воспалению. Для всех необходимость во врачах стала очевидной, и, начиная с XIV века в каждом большом отряде имеются цирюльники, фельдшера с помощниками и особые хирурги и врачи. Для больных военнослужащих устраиваются больницы и аптеки. Врачи ещё не лечили хирургических болезней, а хирурги были немногим лучше цирюльников. Врачей, которые были бы одинаково хорошо знакомы с внутренней медициной и хирургией начали выпускать медицинские училища лишь в XVIII столетии.

Для армии и флота всегда требовались врачи, всесторонне образованные, и притом хорошие хирурги. В военно-медицинских школах XVIII века впервые происходит полное соединение медицины и хирургии; все большие отрасли медицины считаются равноправными и преподаются с возможной полнотой.

Во времена Российской империи военные врачи относились к военным чиновникам[1].

Подготовка военных врачей в России при Петре I

Пётр I задался целью обеспечить русские войска в ходе боевых действий необходимым числом русских врачей (лекарей). Для этого было необходимо иметь постоянный источник, откуда выпускались бы врачи, и Пётр основал первую врачебную школу на 50 учеников в Москве и при ней первый в России военный госпиталь (ныне Главный военный клинический госпиталь имени Н. Н. Бурденко), который начали строить в 1706 году, а закончили в 1707 году. Во главе был поставлен энергичный и всесторонне образованный врач Николай Бидлоо[2]:

…За Яузой рекою против Немецкой слободы, в пристойном месте, для лечения болящих людей. А у того лечения быть доктору Николаю Бидлоо, да двум лекарям, Андрею Репкину, а другому — кто прислан будет; да из иноземцев и из русских, изо всяких чинов людей, — набрать для аптекарской науки 50 человек; а на строение и на покупку лекарств и на всякие к тому дела принадлежащие вещи, и доктору, и лекарям, и ученикам на жалованье деньги держать в расход из сборов Монастырского приказа.

Уже в начале ХХ века в 1907 году «Московский листок» писал: «До этого времени все на Руси — от холопа до думного боярина лечились только у знахарей, а наезжавшие временами иностранные врачи пользовались вниманием только при Дворе, да и то к ним относились с недоверием и подозрительностью…Великий Петр решил создать свою русскую больницу, которая была бы не только местом врачевания, но и первой школой для русских врачей».

В этот период надолго устанавливается связь врачебного сословия с духовным: сыновья служителей церкви пополняют ряды военных врачей. Случилось это так: госпиталь и училище при нём находились в ведении Синода, и, когда появилась потребность в учениках для новой школы, Синод указал на источник, откуда могли набираться будущие врачи — греко-латинские училища. Из них отобрали требуемое число учеников для госпиталя, позже ученики присылались из духовных семинарий.

По образцу московской были основаны школы в Петербурге и Кронштадте. В 1715 году на набережной Выборгской стороны был открыт большой сухопутный госпиталь; в 1719 году около него возник адмиралтейский госпиталь, а в 1720 году основан подобный же госпиталь в Кронштадте. Все эти больницы были названы генеральными и при них предполагалось устроить врачебные школы, что было исполнено только после смерти Петра в 1733 году, когда были основаны хирургические училища в Петербурге при сухопутном и адмиралтейском госпиталях и в Кронштадте. В первых двух было предположено иметь 20 учеников и 10 подлекарей, а в третьем 15 учеников и 8 подлекарей.

Военно-медицинская академия

Коренная реформа в подготовке военных врачей произошла с образованием по указу Павла I Петербургской медико-хирургической академии (с 1881 года — Военно-медицинская академия).

В 1808 году императором Александром I академия была возведена в ранг «первых учебных заведений Империи»: она получила права Академии наук, ей разрешено избирать своих академиков, и она стала именоваться Императорской медико-хирургической академией[3].

Военные врачи в Красной Армии

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

Памятник военным медикам и медикам госпиталей периода Великой Отечественной войны в Кисловодске.

По постановлению ЦИК и СНК СССР от 22 сентября 1935 года были установлены следующие звания для военных врачей:

  • Военфельдшер
  • Старший военфельдшер
  • Военврач 3-го ранга
  • Военврач 2-го ранга
  • Военврач 1-го ранга
  • Бригврач
  • Дивврач
  • Корврач
  • Армврач

При поступлении или призыве в армию лицам, имеющим высшее медицинское образование, присваивалось звание «Военврач 3-го ранга» (эквивалент звания капитана).

См. также

Напишите отзыв о статье "Военный врач"

Примечания

  1. ↑ Волков С. В. [http://militera.lib.ru/h/volkov_sv1/06.html Русский офицерский корпус]. — М.: Воениздат, 1993.
  2. ↑ РГАДА, ф.237. «Монастырский приказ», Оп. I, ч. 2, Д. 1849, л.2, 2
  3. ↑ Будко А. А. Петр I: «При тех больных солдатах быть всегда…». Медицина Санкт-Петербурга — армии и флоту. К 300-летию Санкт-Петербурга «Военно-исторический журнал» № 6, 2003

Источники

  • [http://books.google.com/books?id=gXY_AAAAYAAJ Императорская военно-медицинская и медико-хирургическая академия. Исторический очерк. Часть 1.] СПб, Синодальная типография,1902.

Отрывок, характеризующий Военный врач

– Ваше святейшество читало все эти книги?!.. Но ведь на это не хватит целой человеческой жизни!.. – Ну, это зависит от того, как длинна будет жизнь, Изидора. Да и от того, как читать... Не так ли? Вы ведь тоже умеете кое-что из этого, правда же? Глаза Караффы стали острыми и пронизывающими, будто он желал заглянуть мне в душу. А может и заглянул?.. Он слишком много обо мне знал такого, что могли знать только самые близкие мне люди. И я решилась спросить. – Вы знаете обо мне много такого, о чём не знала даже моя покойная мать? Как это понимать, Ваше святейшество? – Вы всё ещё не хотите взглянуть правде в глаза, Изидора. Я узнал о Вас всё, что желал узнать. Вас это пугает? У меня в подвалах был один из ваших учителей... он рассказал мне всё. Но тогда я ещё не знал Вас, как знаю сейчас. И я тут же его увидела... Это и, правда, был мой учитель, самый добрый и самый умный из всех, кто меня учил. Он висел на крюке, в каком-то жутком подвале, весь покрытый собственной кровью... И умирал... – Как Вы могли сотворить такое?! Это чудовищно!!!.. В чём он, по Вашему, был виноват?! У меня сердце рвалось на части, не желая принять ужас увиденного. Я на какое-то время успокоилась – и проиграла!.. Видимо, не даром Караффу избрали Папой... Он был настоящим мастером пыток, чёрным гением, сумевшим-таки «убаюкать» мой каждодневный страх! С первого же дня, оказавшись в его руках, мне подсознательно очень хотелось верить, что у меня всё же оставался ещё хоть какой-то, пусть даже очень маленький, шанс! Вот я и поймалась, как слепой котёнок, не успевший даже открыть глаза... А Караффа своим спокойным, светским со мной обращением, красотой комнат, в которых меня поселял, ошеломляющей библиотекой, так открыто показанной мне накануне, именно и капал капля за каплей, день за днём в меня веру в этот мой хрупкий, крошечный «шанс»... И он добился успеха – я поверила... И проиграла. – О, дорогая моя Изидора, Вы ведь так умны! Неужели Вы думаете, я поверю, что Вы искренне ждёте «справедливого» приговора... когда этот приговор выношу я сам?!.. Это уже был настоящий Караффа. Фанатик-инквизитор, вдруг неожиданно обретший неограниченную власть. А может именно к этой власти он и шёл, все его долгие годы? Хотя для меня уже не имело значения, чего он желал. Я вдруг очень чётко поняла, что в любую секунду могла оказаться на месте моего доброго учителя, вися на том же самом жутком крюке... Если бы Караффа этого пожелал. – Но, как же Бог?!.. Неужели Вы не боитесь даже Его?.. – Ну что Вы, Изидора! – хищно улыбнулся Караффа. – Бог простит мне всё, что творится во славу Его! Это было сумасшествие. И моя хрупкая надежда, корчась, начала умирать... – Подумали ли Вы над моим предложением, мадонна? Надеюсь, у Вас было достаточно времени, чтобы уяснить своё положение? И мне не понадобится следующий удар?.. У меня похолодело сердце – каким он будет, этот «следующий удар»?.. Но приходилось отвечать, и я не собиралась показывать ему, насколько сильно боялась. – Если я не ошиблась, Вы предлагали мне Вашу дружбу, Ваше святейшество? Но дружба не много стоит, если её получают, вселяя страх. Я не желаю такой дружбы, даже если от этого придётся страдать. Я не боюсь боли. Намного страшнее, когда болит душа. – Какое же Вы дитя, дорогая Изидора!.. – засмеялся Караффа, – Это, как книги – существует «страдание» и СТРАДАНИЕ. И я искренне советую Вам не пробовать второй вариант! – Как бы там ни было – Вы не друг, Джованни. Вы даже не знаете, что несёт собой это слово... Я прекрасно понимаю, что нахожусь полностью в Ваших жестоких руках, и мне всё ровно, что будет происходить сейчас... Я впервые нарочно назвала его по имени, желая обозлить. Я и правда была почти что ребёнком во всём, что касалось зла, и всё ещё не представляла, на что был по-настоящему способен этот хищный, но, к сожалению, очень умный человек. – Ну что ж, Вы решили, мадонна. Пеняйте на себя. Его слуга резко взял меня под руку и подтолкнул к узкому коридору. Я решила, что это конец, что именно сейчас Караффа отдаст меня палачам... Мы спустились глубоко в низ, проходя множество маленьких, тяжёлых дверей, за которыми звучали крики и стоны, и я ещё сильнее уверилась в том, что, видимо, пришёл-таки наконец-то и мой час. Я не знала, насколько смогу выдержать пытку, и какой сильной она может быть. Мне никогда никто не доставлял физической боли, и было очень сложно судить, насколько я могу быть в этом сильна. Всю свою короткую жизнь я жила окружённой любовью родных и друзей, и даже не представляла, насколько злой и жестокой будет моя судьба... Я, как и множество моих друзей – ведуний и ведунов – не могла увидеть свою судьбу. Наверное, это было от нас закрыто, чтобы мы не пытались изменить свою жизнь. А возможно, ещё и потому, что мы так же, как все остальные, имели своим долгом прожить то, что нам было суждено, не пытаясь уйти раньше, видя какой-нибудь ужас, предназначенный почему-то нашей суровой судьбой... И вот пришёл день, когда у меня не оставалось выбора. Вернее, выбор был. И я выбрала это сама. Теперь оставалось лишь выдержать то, что предстоит, и каким-то образом выстоять, сумев не сломаться... Караффа наконец-то остановился перед одной из дверей, и мы вошли. Холодный, леденящий душу ужас сковал меня с головы до ног!.. Это был настоящий Ад, если такой мог существовать на Земле! Это торжествовало зверство, не поддающееся пониманию нормального человека... У меня почти что остановилось сердце. Вся комната была залита человеческой кровью... Люди висели, сидели, лежали на ужасающих пыточных «инструментах», значения которых я даже не в состоянии была себе представить. Несколько, совершенно спокойных, измазанных кровью человек, не спеша занимались своей «работой», не испытывая при этом, видимо, никакой жалости, никаких угрызений совести, ни каких-либо малейших человеческих чувств... В комнате пахло палёным мясом, кровью и смертью. Полуживые люди стонали, плакали, кричали... а у некоторых уже не оставалось сил даже кричать. Они просто хрипели, не отзываясь на пытки, будто тряпичные куклы, которых судьба милостиво лишила каких-либо чувств... Меня изнутри взорвало! Я даже на мгновение забыла, что очень скоро стану одной из них... Вся моя бушующая сила вдруг выплеснулась наружу, и... пыточная комната перестала существовать... Остались только голые, залитые кровью стены и страшные, леденящие душу «инструменты» пыток... Все находившиеся там люди – и палачи и их жертвы – бесследно исчезли. Караффа стоял бледный, как сама смерть, и смотрел на меня, не отрываясь, пронизывая своими жуткими чёрными глазами, в которых плескалась злоба, осуждение, удивление, и даже какой-то странный, необъяснимый восторг... Он хранил гробовое молчание. И всю его внутреннюю борьбу отражало только лицо. Сам он был неподвижным, точно статуя... Он что-то решал. Мне было искренне жаль, ушедших в «другую жизнь», так зверски замученных, и наверняка невиновных, людей. Но я была абсолютно уверена в том, что для них моё неожиданное вмешательство явилось избавлением от всех ужасающих, бесчеловечных мук. Я видела, как уходили в другую жизнь их чистые, светлые души, и в моём застывшем сердце плакала печаль... Это был первый раз за долгие годы моей сложной «ведьминой практики», когда я отняла драгоценную человеческую жизнь... И оставалось только надеяться, что там, в том другом, чистом и ласковом мире, они обретут покой. Караффа болезненно всматривался в моё лицо, будто желая узнать, что побудило меня так поступить, зная, что, по малейшему мановению его «светлейшей» руки, я тут же займу место «ушедших», и возможно, буду очень жестоко за это платить. Но я не раскаивалась... Я ликовала! Что хотя бы кому-то с моей помощью удалось спастись из его грязных лап. И наверняка моё лицо ему что-то сказало, так как в следующее мгновение Караффа судорожно схватил меня за руку и потащил к другой двери... – Что ж, надеюсь Вам это понравиться, мадонна! – и резко втолкнул меня внутрь... А там... подвешенный на стене, как на распятии, висел мой любимый Джироламо... Мой ласковый и добрый муж... Не было такой боли, и такого ужаса, который не полоснул бы в этот миг моё истерзанное сердце!.. Я не могла поверить в увиденное. Моя душа отказывалась это принимать, и я беспомощно закрыла глаза. – Ну что Вы, милая Изидора! Вам придётся смотреть наш маленький спектакль! – угрожающе-ласково произнёс Караффа. – И боюсь, что придётся смотреть до конца!.. Так вот, что придумал этот безжалостный и непредсказуемый «святейший» зверь! Он побоялся, что я не сломаюсь, и решил ломать меня муками моих любимых и родных!.. Анна!!! О боги – Анна!.. В моём истерзанном мозге вспыхнула кровавая вспышка – следующей могла стать моя бедная маленькая дочь!

o-ili-v.ru

Военный врач — википедия фото

Статус военных врачей

  Военный врач оказывает помощь советскому солдату в Афганистане, 10 мая 1988 года

Уже первая Женевская конвенция в 1864 году закрепила особый нейтральный статус медицинского персонала, обозначив их обязанностью выполнение «исключительно медицинских» функций и оказание «беспристрастной» медицинской помощи всем жертвам войны и вооруженных конфликтов:

  • Ст. 1. Походные лазареты и военные госпитали будут признаваться нейтральными и на этом основании почитаться неприкосновенными и пользоваться покровительством воюющих сторон во все время, пока в них будут находиться больные или раненые.
  • Ст. 2. Право нейтральности будет распространяться на личный состав госпиталей и походных лазаретов, включая части интендантскую, врачебную, административную и перевозочную для раненых, а также включая священнослужителей, когда он будет в действии и пока будут оставаться раненые, коих требуется подобрать или оказать им помощь.
  • Ст. 7. Для госпиталей и походных лазаретов и при очищении таковых будет принят особый, для всех одинаковый, флаг. Он должен, во всех случаях, быть постановлен вместе с флагом национальным. Равным образом для лиц, состоящих под защитою нейтралитета, будет допущено употребление особого знака на рукаве; но выдача оного будет предоставлена военному начальству. Флаг и знак на рукаве будут белые с изображением красного креста.

Военные врачи в древности

Ещё у древних греков при войсках были особые врачи. Одни из них занимались лечением исключительно внутренних болезней, другие хирургических (само старое название врача означало «извлекающий стрелы»). Врачи составляли неизменную принадлежность войска; их мнение спрашивали при устройстве лагеря. Образование они получали в духовных и светских медицинских школах.

В первые века существования Рима медицина носит черты доисторического периода при лечении болезней применяются заклинания, изгнание духов и различные суеверные схемы. Во время войны против эпидемии в войсках назначаются молитвы, жрецы проделывают различные религиозные церемонии. Полученные во время сражений повреждения солдаты лечат друг у друга или пользуются услугами случайных врачей. Постоянных военных врачей не имеется, так как нет постоянного войска. Со временем римское войско становится постоянным и при нём есть появляются военные врачи, разделённые на разряды. Каждая значительная войсковая единица, каждый военный корабль имел своего врача или своих врачей. Представителями врачебного сословия почти исключительно были греки, применявшие усвоенную ими научную греческую медицину.

В Византийской империи при войсках также были постоянные врачи, подобно римским, они делились на разряды и были подчинены главному медицинскому инспектору.

После падения Римской империи постоянных врачей для лечения солдат не было до XI века, также отсутствовали больницы. Впервые лечебницы стали устраивать в Италии для возвращавшихся крестоносцев. Большие итальянские города также имели свои войска и для них начали нанимать врачей и строить лазареты во Флоренции, Болонье и других местах. Скоро и в других государствах городские магистраты (в Париже, Вене) ввели у себя подобные учреждения; их примеру последовали феодальные князья и короли. Однако врачей в войсках было очень мало.

Военные врачи в новое время

После появления огнестрельного оружия число повреждений на войне резко увеличилось. Военные увидели, что ранения часто влекут за собою смерть; ничтожная на вид рана приводит к обширному воспалению. Для всех необходимость во врачах стала очевидной, и, начиная с XIV века в каждом большом отряде имеются цирюльники, фельдшера с помощниками и особые хирурги и врачи. Для больных военнослужащих устраиваются больницы и аптеки. Врачи ещё не лечили хирургических болезней, а хирурги были немногим лучше цирюльников. Врачей, которые были бы одинаково хорошо знакомы с внутренней медициной и хирургией начали выпускать медицинские училища лишь в XVIII столетии.

Для армии и флота всегда требовались врачи, всесторонне образованные, и притом хорошие хирурги. В военно-медицинских школах XVIII века впервые происходит полное соединение медицины и хирургии; все большие отрасли медицины считаются равноправными и преподаются с возможной полнотой.

Во времена Российской империи военные врачи относились к военным чиновникам[1].

Подготовка военных врачей в России при Петре I

Пётр I задался целью обеспечить русские войска в ходе боевых действий необходимым числом русских врачей (лекарей). Для этого было необходимо иметь постоянный источник, откуда выпускались бы врачи, и Пётр основал первую врачебную школу на 50 учеников в Москве и при ней первый в России военный госпиталь (ныне Главный военный клинический госпиталь имени Н. Н. Бурденко), который начали строить в 1706 году, а закончили в 1707 году. Во главе был поставлен энергичный и всесторонне образованный врач Николай Бидлоо[2]:

…За Яузой рекою против Немецкой слободы, в пристойном месте, для лечения болящих людей. А у того лечения быть доктору Николаю Бидлоо, да двум лекарям, Андрею Репкину, а другому — кто прислан будет; да из иноземцев и из русских, изо всяких чинов людей, — набрать для аптекарской науки 50 человек; а на строение и на покупку лекарств и на всякие к тому дела принадлежащие вещи, и доктору, и лекарям, и ученикам на жалованье деньги держать в расход из сборов Монастырского приказа.

Уже в начале XX века в 1907 году «Московский листок» писал: «До этого времени все на Руси — от холопа до думного боярина лечились только у знахарей, а наезжавшие временами иностранные врачи пользовались вниманием только при Дворе, да и то к ним относились с недоверием и подозрительностью…Великий Петр решил создать свою русскую больницу, которая была бы не только местом врачевания, но и первой школой для русских врачей».

В этот период надолго устанавливается связь врачебного сословия с духовным: сыновья служителей церкви пополняют ряды военных врачей. Случилось это так: госпиталь и училище при нём находились в ведении Синода, и, когда появилась потребность в учениках для новой школы, Синод указал на источник, откуда могли набираться будущие врачи — греко-латинские училища. Из них отобрали требуемое число учеников для госпиталя, позже ученики присылались из духовных семинарий.

По образцу московской были основаны школы в Петербурге и Кронштадте. В 1715 году на набережной Выборгской стороны был открыт большой сухопутный госпиталь; в 1719 году около него возник адмиралтейский госпиталь, а в 1720 году основан подобный же госпиталь в Кронштадте. Все эти больницы были названы генеральными и при них предполагалось устроить врачебные школы, что было исполнено только после смерти Петра в 1733 году, когда были основаны хирургические училища в Петербурге при сухопутном и адмиралтейском госпиталях и в Кронштадте. В первых двух было предположено иметь 20 учеников и 10 подлекарей, а в третьем 15 учеников и 8 подлекарей.

Военно-медицинская академия

Коренная реформа в подготовке военных врачей произошла с образованием по указу Павла I Петербургской медико-хирургической академии (с 1881 года — Военно-медицинская академия).

В 1808 году императором Александром I академия была возведена в ранг «первых учебных заведений Империи»: она получила права Академии наук, ей разрешено избирать своих академиков, и она стала именоваться Императорской медико-хирургической академией[3].

Военные врачи в Красной Армии

  Памятник военным медикам - Героям Советского Союза возле бывшего Главного госпиталя ГСВГ в Белице (Германия)   Памятник военным медикам и медикам госпиталей периода Великой Отечественной войны в Кисловодске.

По постановлению ЦИК и СНК СССР от 22 сентября 1935 года были установлены следующие звания для военных врачей:

  • Военфельдшер
  • Старший военфельдшер
  • Военврач 3-го ранга
  • Военврач 2-го ранга
  • Военврач 1-го ранга
  • Бригврач
  • Дивврач
  • Корврач
  • Армврач

При поступлении или призыве в армию лицам, имеющим высшее медицинское образование, присваивалось звание «Военврач 3-го ранга» (эквивалент звания капитана).

См. также

Примечания

Источники

org-wikipediya.ru

Военный врач — Википедия

Военный врач (также военврач) — военнослужащий с высшим медицинским образованием, занимающий врачебную должность.

Статус военных врачей

Военный врач оказывает помощь советскому солдату в Афганистане, 10 мая 1988 года

Уже первая Женевская конвенция в 1864 году закрепила особый нейтральный статус медицинского персонала, обозначив их обязанностью выполнение «исключительно медицинских» функций и оказание «беспристрастной» медицинской помощи всем жертвам войны и вооруженных конфликтов:

  • Ст. 1. Походные лазареты и военные госпитали будут признаваться нейтральными и на этом основании почитаться неприкосновенными и пользоваться покровительством воюющих сторон во все время, пока в них будут находиться больные или раненые.
  • Ст. 2. Право нейтральности будет распространяться на личный состав госпиталей и походных лазаретов, включая части интендантскую, врачебную, административную и перевозочную для раненых, а также включая священнослужителей, когда он будет в действии и пока будут оставаться раненые, коих требуется подобрать или оказать им помощь.
  • Ст. 7. Для госпиталей и походных лазаретов и при очищении таковых будет принят особый, для всех одинаковый, флаг. Он должен, во всех случаях, быть постановлен вместе с флагом национальным. Равным образом для лиц, состоящих под защитою нейтралитета, будет допущено употребление особого знака на рукаве; но выдача оного будет предоставлена военному начальству. Флаг и знак на рукаве будут белые с изображением красного креста.

Видео по теме

Военные врачи в древности

Ещё у древних греков при войсках были особые врачи. Одни из них занимались лечением исключительно внутренних болезней, другие хирургических (само старое название врача означало «извлекающий стрелы»). Врачи составляли неизменную принадлежность войска; их мнение спрашивали при устройстве лагеря. Образование они получали в духовных и светских медицинских школах.

В первые века существования Рима медицина носит черты доисторического периода при лечении болезней применяются заклинания, изгнание духов и различные суеверные схемы. Во время войны против эпидемии в войсках назначаются молитвы, жрецы проделывают различные религиозные церемонии. Полученные во время сражений повреждения солдаты лечат друг у друга или пользуются услугами случайных врачей. Постоянных военных врачей не имеется, так как нет постоянного войска. Со временем римское войско становится постоянным и при нём есть появляются военные врачи, разделённые на разряды. Каждая значительная войсковая единица, каждый военный корабль имел своего врача или своих врачей. Представителями врачебного сословия почти исключительно были греки, применявшие усвоенную ими научную греческую медицину.

В Византийской империи при войсках также были постоянные врачи, подобно римским, они делились на разряды и были подчинены главному медицинскому инспектору.

После падения Римской империи постоянных врачей для лечения солдат не было до XI века, также отсутствовали больницы. Впервые лечебницы стали устраивать в Италии для возвращавшихся крестоносцев. Большие итальянские города также имели свои войска и для них начали нанимать врачей и строить лазареты во Флоренции, Болонье и других местах. Скоро и в других государствах городские магистраты (в Париже, Вене) ввели у себя подобные учреждения; их примеру последовали феодальные князья и короли. Однако врачей в войсках было очень мало.

Военные врачи в новое время

После появления огнестрельного оружия число повреждений на войне резко увеличилось. Военные увидели, что ранения часто влекут за собою смерть; ничтожная на вид рана приводит к обширному воспалению. Для всех необходимость во врачах стала очевидной, и, начиная с XIV века в каждом большом отряде имеются цирюльники, фельдшера с помощниками и особые хирурги и врачи. Для больных военнослужащих устраиваются больницы и аптеки. Врачи ещё не лечили хирургических болезней, а хирурги были немногим лучше цирюльников. Врачей, которые были бы одинаково хорошо знакомы с внутренней медициной и хирургией начали выпускать медицинские училища лишь в XVIII столетии.

Для армии и флота всегда требовались врачи, всесторонне образованные, и притом хорошие хирурги. В военно-медицинских школах XVIII века впервые происходит полное соединение медицины и хирургии; все большие отрасли медицины считаются равноправными и преподаются с возможной полнотой.

Во времена Российской империи военные врачи относились к военным чиновникам[1].

Подготовка военных врачей в России при Петре I

Пётр I задался целью обеспечить русские войска в ходе боевых действий необходимым числом русских врачей (лекарей). Для этого было необходимо иметь постоянный источник, откуда выпускались бы врачи, и Пётр основал первую врачебную школу на 50 учеников в Москве и при ней первый в России военный госпиталь (ныне Главный военный клинический госпиталь имени Н. Н. Бурденко), который начали строить в 1706 году, а закончили в 1707 году. Во главе был поставлен энергичный и всесторонне образованный врач Николай Бидлоо[2]:

…За Яузой рекою против Немецкой слободы, в пристойном месте, для лечения болящих людей. А у того лечения быть доктору Николаю Бидлоо, да двум лекарям, Андрею Репкину, а другому — кто прислан будет; да из иноземцев и из русских, изо всяких чинов людей, — набрать для аптекарской науки 50 человек; а на строение и на покупку лекарств и на всякие к тому дела принадлежащие вещи, и доктору, и лекарям, и ученикам на жалованье деньги держать в расход из сборов Монастырского приказа.

Уже в начале XX века в 1907 году «Московский листок» писал: «До этого времени все на Руси — от холопа до думного боярина лечились только у знахарей, а наезжавшие временами иностранные врачи пользовались вниманием только при Дворе, да и то к ним относились с недоверием и подозрительностью…Великий Петр решил создать свою русскую больницу, которая была бы не только местом врачевания, но и первой школой для русских врачей».

В этот период надолго устанавливается связь врачебного сословия с духовным: сыновья служителей церкви пополняют ряды военных врачей. Случилось это так: госпиталь и училище при нём находились в ведении Синода, и, когда появилась потребность в учениках для новой школы, Синод указал на источник, откуда могли набираться будущие врачи — греко-латинские училища. Из них отобрали требуемое число учеников для госпиталя, позже ученики присылались из духовных семинарий.

По образцу московской были основаны школы в Петербурге и Кронштадте. В 1715 году на набережной Выборгской стороны был открыт большой сухопутный госпиталь; в 1719 году около него возник адмиралтейский госпиталь, а в 1720 году основан подобный же госпиталь в Кронштадте. Все эти больницы были названы генеральными и при них предполагалось устроить врачебные школы, что было исполнено только после смерти Петра в 1733 году, когда были основаны хирургические училища в Петербурге при сухопутном и адмиралтейском госпиталях и в Кронштадте. В первых двух было предположено иметь 20 учеников и 10 подлекарей, а в третьем 15 учеников и 8 подлекарей.

Военно-медицинская академия

Коренная реформа в подготовке военных врачей произошла с образованием по указу Павла I Петербургской медико-хирургической академии (с 1881 года — Военно-медицинская академия).

В 1808 году императором Александром I академия была возведена в ранг «первых учебных заведений Империи»: она получила права Академии наук, ей разрешено избирать своих академиков, и она стала именоваться Императорской медико-хирургической академией[3].

Военные врачи в Красной Армии

Памятник военным медикам - Героям Советского Союза возле бывшего Главного госпиталя ГСВГ в Белице (Германия) Памятник военным медикам и медикам госпиталей периода Великой Отечественной войны в Кисловодске.

По постановлению ЦИК и СНК СССР от 22 сентября 1935 года были установлены следующие звания для военных врачей:

  • Военфельдшер
  • Старший военфельдшер
  • Военврач 3-го ранга
  • Военврач 2-го ранга
  • Военврач 1-го ранга
  • Бригврач
  • Дивврач
  • Корврач
  • Армврач

При поступлении или призыве в армию лицам, имеющим высшее медицинское образование, присваивалось звание «Военврач 3-го ранга» (эквивалент звания капитана).

См. также

Примечания

Источники

wikipedia.green

Военный врач Википедия

Военный врач (также военврач) — военнослужащий с высшим медицинским образованием, занимающий врачебную должность.

Статус военных врачей[ | код]

Военный врач оказывает помощь советскому солдату в Афганистане, 10 мая 1988 года

Уже первая Женевская конвенция в 1864 году закрепила особый нейтральный статус медицинского персонала, обозначив их обязанностью выполнение «исключительно медицинских» функций и оказание «беспристрастной» медицинской помощи всем жертвам войны и вооруженных конфликтов:

  • Ст. 1. Походные лазареты и военные госпитали будут признаваться нейтральными и на этом основании почитаться неприкосновенными и пользоваться покровительством воюющих сторон во все время, пока в них будут находиться больные или раненые.
  • Ст. 2. Право нейтральности будет распространяться на личный состав госпиталей и походных лазаретов, включая части интендантскую, врачебную, административную и перевозочную для раненых, а также включая священнослужителей, когда он будет в действии и пока будут оставаться раненые, коих требуется подобрать или оказать им помощь.
  • Ст. 7. Для госпиталей и походных лазаретов и при очищении таковых будет принят особый, для всех одинаковый, флаг. Он должен, во всех случаях, быть постановлен вместе с флагом национальным. Равным образом для лиц, состоящих под защитою нейтралитета, будет допущено употребление особого знака на рукаве; но выдача оного будет предоставлена военному начальству. Флаг и знак на рукаве будут белые с изображением красного креста.

Военные врачи в древности[ | код]

Ещё у древних греков при войсках были особые врачи. Одни из них занимались лечением исключительно внутренних болезней, другие хирургических (само старое название врача означало «извлекающий стрелы»). Врачи составляли неизменную принадлежность войска; их мнение спрашивали при устройстве лагеря. Образование они получали в духовных и светских медицинских школах.

В первые века существования Рима медицина носит черты доисторического периода при лечении болезней применяются заклинания, изгнание духов и различные суеверные схемы. Во время войны против эпидемии в войсках назначаются молитвы, жрецы проделывают различные религиозные церемонии. Полученные во время сражений повреждения солдаты лечат друг у друга или пользуются услугами случайных врачей. Постоянных военных врачей не имеется, так как нет постоянного войска. Со временем римское войско становится постоянным и при нём есть появляются военные врачи, разделённые на разряды. Каждая значительная войсковая единица, каждый военный корабль имел своего врача или своих врачей. Представителями врачебного сословия почти исключительно были греки, применявшие усвоенную ими научную греческую медицину.

В Византийской империи при войсках также были постоянные врачи, подобно римским, они делились на разряды и были подчинены главному медицинскому инспектору.

После падения Римской империи постоянных врачей для лечения солдат не было до XI века, также отсутствовали больницы. Впервые лечебницы стали устраивать в Италии для возвращавшихся крестоносцев. Большие итальянские города также имели свои войска и для них начали нанимать врачей и строить лазареты во Флоренции, Болонье и других местах. Скоро и в других государствах городские магистраты (в Париже, Вене) ввели у себя подобные учреждения; их примеру последовали феодальные князья и короли. Однако врачей в войсках было очень мало.

Военные врачи в новое время[ | код]

После появления огнестрельного оружия число повреждений на войне резко увеличилось. Военные увидели, что ранения часто влекут за собою смерть; ничтожная на вид рана приводит к обширному воспалению. Для всех необходимость во врачах стала очевидной, и, начиная с XIV века в каждом большом отряде имеются цирюльники, фельдшера с помощниками и особые хирурги и врачи. Для больных военнослужащих устраиваются больницы и аптеки. Врачи ещё не лечили хирургических болезней, а хирурги были немногим лучше цирюльников. Врачей, которые были бы одинаково хорошо знакомы с внутренней медициной и хирургией начали выпускать медицинские училища лишь в XVIII столетии.

Для армии и флота всегда требовались врачи, всесторонне образованные, и притом хорошие хирурги. В военно-медицинских школах XVIII века впервые происходит полное соединение медицины и хирургии; все большие отрасли медицины считаются равноправными и преподаются с возможной полнотой.

Во времена Российской империи военные врачи относились к военным чиновникам[1].

Подготовка военных врачей в России при Петре I[ | код]

Пётр I задался целью обеспечить русские войска в ходе боевых действий необходимым числом русских врачей (лекарей). Для этого было необходимо иметь постоянный источник, откуда выпускались бы врачи, и Пётр основал первую врачебную школу на 50 учеников в Москве и при ней первый в России военный госпиталь (ныне Главный военный клинический госпиталь имени Н. Н. Бурденко), который начали строить в 1706 году, а законч

ru-wiki.ru

Военный врач — Википедия РУ

Статус военных врачей

  Военный врач оказывает помощь советскому солдату в Афганистане, 10 мая 1988 года

Уже первая Женевская конвенция в 1864 году закрепила особый нейтральный статус медицинского персонала, обозначив их обязанностью выполнение «исключительно медицинских» функций и оказание «беспристрастной» медицинской помощи всем жертвам войны и вооруженных конфликтов:

  • Ст. 1. Походные лазареты и военные госпитали будут признаваться нейтральными и на этом основании почитаться неприкосновенными и пользоваться покровительством воюющих сторон во все время, пока в них будут находиться больные или раненые.
  • Ст. 2. Право нейтральности будет распространяться на личный состав госпиталей и походных лазаретов, включая части интендантскую, врачебную, административную и перевозочную для раненых, а также включая священнослужителей, когда он будет в действии и пока будут оставаться раненые, коих требуется подобрать или оказать им помощь.
  • Ст. 7. Для госпиталей и походных лазаретов и при очищении таковых будет принят особый, для всех одинаковый, флаг. Он должен, во всех случаях, быть постановлен вместе с флагом национальным. Равным образом для лиц, состоящих под защитою нейтралитета, будет допущено употребление особого знака на рукаве; но выдача оного будет предоставлена военному начальству. Флаг и знак на рукаве будут белые с изображением красного креста.

Военные врачи в древности

Ещё у древних греков при войсках были особые врачи. Одни из них занимались лечением исключительно внутренних болезней, другие хирургических (само старое название врача означало «извлекающий стрелы»). Врачи составляли неизменную принадлежность войска; их мнение спрашивали при устройстве лагеря. Образование они получали в духовных и светских медицинских школах.

В первые века существования Рима медицина носит черты доисторического периода при лечении болезней применяются заклинания, изгнание духов и различные суеверные схемы. Во время войны против эпидемии в войсках назначаются молитвы, жрецы проделывают различные религиозные церемонии. Полученные во время сражений повреждения солдаты лечат друг у друга или пользуются услугами случайных врачей. Постоянных военных врачей не имеется, так как нет постоянного войска. Со временем римское войско становится постоянным и при нём есть появляются военные врачи, разделённые на разряды. Каждая значительная войсковая единица, каждый военный корабль имел своего врача или своих врачей. Представителями врачебного сословия почти исключительно были греки, применявшие усвоенную ими научную греческую медицину.

В Византийской империи при войсках также были постоянные врачи, подобно римским, они делились на разряды и были подчинены главному медицинскому инспектору.

После падения Римской империи постоянных врачей для лечения солдат не было до XI века, также отсутствовали больницы. Впервые лечебницы стали устраивать в Италии для возвращавшихся крестоносцев. Большие итальянские города также имели свои войска и для них начали нанимать врачей и строить лазареты во Флоренции, Болонье и других местах. Скоро и в других государствах городские магистраты (в Париже, Вене) ввели у себя подобные учреждения; их примеру последовали феодальные князья и короли. Однако врачей в войсках было очень мало.

Военные врачи в новое время

После появления огнестрельного оружия число повреждений на войне резко увеличилось. Военные увидели, что ранения часто влекут за собою смерть; ничтожная на вид рана приводит к обширному воспалению. Для всех необходимость во врачах стала очевидной, и, начиная с XIV века в каждом большом отряде имеются цирюльники, фельдшера с помощниками и особые хирурги и врачи. Для больных военнослужащих устраиваются больницы и аптеки. Врачи ещё не лечили хирургических болезней, а хирурги были немногим лучше цирюльников. Врачей, которые были бы одинаково хорошо знакомы с внутренней медициной и хирургией начали выпускать медицинские училища лишь в XVIII столетии.

Для армии и флота всегда требовались врачи, всесторонне образованные, и притом хорошие хирурги. В военно-медицинских школах XVIII века впервые происходит полное соединение медицины и хирургии; все большие отрасли медицины считаются равноправными и преподаются с возможной полнотой.

Во времена Российской империи военные врачи относились к военным чиновникам[1].

Подготовка военных врачей в России при Петре I

Пётр I задался целью обеспечить русские войска в ходе боевых действий необходимым числом русских врачей (лекарей). Для этого было необходимо иметь постоянный источник, откуда выпускались бы врачи, и Пётр основал первую врачебную школу на 50 учеников в Москве и при ней первый в России военный госпиталь (ныне Главный военный клинический госпиталь имени Н. Н. Бурденко), который начали строить в 1706 году, а закончили в 1707 году. Во главе был поставлен энергичный и всесторонне образованный врач Николай Бидлоо[2]:

…За Яузой рекою против Немецкой слободы, в пристойном месте, для лечения болящих людей. А у того лечения быть доктору Николаю Бидлоо, да двум лекарям, Андрею Репкину, а другому — кто прислан будет; да из иноземцев и из русских, изо всяких чинов людей, — набрать для аптекарской науки 50 человек; а на строение и на покупку лекарств и на всякие к тому дела принадлежащие вещи, и доктору, и лекарям, и ученикам на жалованье деньги держать в расход из сборов Монастырского приказа.

Уже в начале XX века в 1907 году «Московский листок» писал: «До этого времени все на Руси — от холопа до думного боярина лечились только у знахарей, а наезжавшие временами иностранные врачи пользовались вниманием только при Дворе, да и то к ним относились с недоверием и подозрительностью…Великий Петр решил создать свою русскую больницу, которая была бы не только местом врачевания, но и первой школой для русских врачей».

В этот период надолго устанавливается связь врачебного сословия с духовным: сыновья служителей церкви пополняют ряды военных врачей. Случилось это так: госпиталь и училище при нём находились в ведении Синода, и, когда появилась потребность в учениках для новой школы, Синод указал на источник, откуда могли набираться будущие врачи — греко-латинские училища. Из них отобрали требуемое число учеников для госпиталя, позже ученики присылались из духовных семинарий.

По образцу московской были основаны школы в Петербурге и Кронштадте. В 1715 году на набережной Выборгской стороны был открыт большой сухопутный госпиталь; в 1719 году около него возник адмиралтейский госпиталь, а в 1720 году основан подобный же госпиталь в Кронштадте. Все эти больницы были названы генеральными и при них предполагалось устроить врачебные школы, что было исполнено только после смерти Петра в 1733 году, когда были основаны хирургические училища в Петербурге при сухопутном и адмиралтейском госпиталях и в Кронштадте. В первых двух было предположено иметь 20 учеников и 10 подлекарей, а в третьем 15 учеников и 8 подлекарей.

Военно-медицинская академия

Коренная реформа в подготовке военных врачей произошла с образованием по указу Павла I Петербургской медико-хирургической академии (с 1881 года — Военно-медицинская академия).

В 1808 году императором Александром I академия была возведена в ранг «первых учебных заведений Империи»: она получила права Академии наук, ей разрешено избирать своих академиков, и она стала именоваться Императорской медико-хирургической академией[3].

Военные врачи в Красной Армии

  Памятник военным медикам - Героям Советского Союза возле бывшего Главного госпиталя ГСВГ в Белице (Германия)   Памятник военным медикам и медикам госпиталей периода Великой Отечественной войны в Кисловодске.

По постановлению ЦИК и СНК СССР от 22 сентября 1935 года были установлены следующие звания для военных врачей:

  • Военфельдшер
  • Старший военфельдшер
  • Военврач 3-го ранга
  • Военврач 2-го ранга
  • Военврач 1-го ранга
  • Бригврач
  • Дивврач
  • Корврач
  • Армврач

При поступлении или призыве в армию лицам, имеющим высшее медицинское образование, присваивалось звание «Военврач 3-го ранга» (эквивалент звания капитана).

См. также

Примечания

Источники

http-wikipediya.ru

Военный врач Википедия

Военный врач (также военврач) — военнослужащий с высшим медицинским образованием, занимающий врачебную должность.

Статус военных врачей

Военный врач оказывает помощь советскому солдату в Афганистане, 10 мая 1988 года

Уже первая Женевская конвенция в 1864 году закрепила особый нейтральный статус медицинского персонала, обозначив их обязанностью выполнение «исключительно медицинских» функций и оказание «беспристрастной» медицинской помощи всем жертвам войны и вооруженных конфликтов:

  • Ст. 1. Походные лазареты и военные госпитали будут признаваться нейтральными и на этом основании почитаться неприкосновенными и пользоваться покровительством воюющих сторон во все время, пока в них будут находиться больные или раненые.
  • Ст. 2. Право нейтральности будет распространяться на личный состав госпиталей и походных лазаретов, включая части интендантскую, врачебную, административную и перевозочную для раненых, а также включая священнослужителей, когда он будет в действии и пока будут оставаться раненые, коих требуется подобрать или оказать им помощь.
  • Ст. 7. Для госпиталей и походных лазаретов и при очищении таковых будет принят особый, для всех одинаковый, флаг. Он должен, во всех случаях, быть постановлен вместе с флагом национальным. Равным образом для лиц, состоящих под защитою нейтралитета, будет допущено употребление особого знака на рукаве; но выдача оного будет предоставлена военному начальству. Флаг и знак на рукаве будут белые с изображением красного креста.

Военные врачи в древности

Ещё у древних греков при войсках были особые врачи. Одни из них занимались лечением исключительно внутренних болезней, другие хирургических (само старое название врача означало «извлекающий стрелы»). Врачи составляли неизменную принадлежность войска; их мнение спрашивали при устройстве лагеря. Образование они получали в духовных и светских медицинских школах.

В первые века существования Рима медицина носит черты доисторического периода при лечении болезней применяются заклинания, изгнание духов и различные суеверные схемы. Во время войны против эпидемии в войсках назначаются молитвы, жрецы проделывают различные религиозные церемонии. Полученные во время сражений повреждения солдаты лечат друг у друга или пользуются услугами случайных врачей. Постоянных военных врачей не имеется, так как нет постоянного войска. Со временем римское войско становится постоянным и при нём есть появляются военные врачи, разделённые на разряды. Каждая значительная войсковая единица, каждый военный корабль имел своего врача или своих врачей. Представителями врачебного сословия почти исключительно были греки, применявшие усвоенную ими научную греческую медицину.

В Византийской империи при войсках также были постоянные врачи, подобно римским, они делились на разряды и были подчинены главному медицинскому инспектору.

После падения Римской империи постоянных врачей для лечения солдат не было до XI века, также отсутствовали больницы. Впервые лечебницы стали устраивать в Италии для возвращавшихся крестоносцев. Большие итальянские города также имели свои войска и для них начали нанимать врачей и строить лазареты во Флоренции, Болонье и других местах. Скоро и в других государствах городские магистраты (в Париже, Вене) ввели у себя подобные учреждения; их примеру последовали феодальные князья и короли. Однако врачей в войсках было очень мало.

Военные врачи в новое время

После появления огнестрельного оружия число повреждений на войне резко увеличилось. Военные увидели, что ранения часто влекут за собою смерть; ничтожная на вид рана приводит к обширному воспалению. Для всех необходимость во врачах стала очевидной, и, начиная с XIV века в каждом большом отряде имеются цирюльники, фельдшера с помощниками и особые хирурги и врачи. Для больных военнослужащих устраиваются больницы и аптеки. Врачи ещё не лечили хирургических болезней, а хирурги были немногим лучше цирюльников. Врачей, которые были бы одинаково хорошо знакомы с внутренней медициной и хирургией начали выпускать медицинские училища лишь в XVIII столетии.

Для армии и флота всегда требовались врачи, всесторонне образованные, и притом хорошие хирурги. В военно-медицинских школах XVIII века впервые происходит полное соединение медицины и хирургии; все большие отрасли медицины считаются равноправными и преподаются с возможной полнотой.

Во времена Российской империи военные врачи относились к военным чиновникам[1].

Подготовка военных врачей в России при Петре I

Пётр I задался целью обеспечить русские войска в ходе боевых действий необходимым числом русских врачей (лекарей). Для этого было необходимо иметь постоянный источник, откуда выпускались бы врачи, и Пётр основал первую врачебную школу на 50 учеников в Москве и при ней первый в России военный госпиталь (ныне Главный военный клинический госпиталь имени Н. Н. Бурденко), который начали строить в 1706 году, а закончили в 1707 году. Во главе был поставлен энергичный и всесторонне образованный врач Николай Бидлоо[2]:

…За Яузой рекою против Немецкой слободы, в пристойном месте, для лечения болящих людей. А у того лечения быть доктору Николаю Бидлоо, да двум лекарям, Андрею Репкину, а другому — кто прислан будет; да из иноземцев и из русских, изо всяких чинов людей, — набрать для аптекарской науки 50 человек; а на строение и на покупку лекарств и на всякие к тому дела принадлежащие вещи, и доктору, и лекарям, и ученикам на жалованье деньги держать в расход из сборов Монастырского приказа.

Уже в начале XX века в 1907 году «Московский листок» писал: «До этого времени все на Руси — от холопа до думного боярина лечились только у знахарей, а наезжавшие временами иностранные врачи пользовались вниманием только при Дворе, да и то к ним относились с недоверием и подозрительностью…Великий Петр решил создать свою русскую больницу, которая была бы не только местом врачевания, но и первой школой для русских врачей».

В этот период надолго устанавливается связь врачебного сословия с духовным: сыновья служителей церкви пополняют ряды военных врачей. Случилось это так: госпиталь и училище при нём находились в ведении Синода, и, когда появилась потребность в учениках для новой школы, Синод указал на источник, откуда могли набираться будущие врачи — греко-латинские училища. Из них отобрали требуемое число учеников для госпиталя, позже ученики присылались из духовных семинарий.

По образцу московской были основаны школы в Петербурге и Кронштадте. В 1715 году на набережной Выборгской стороны был открыт большой сухопутный госпиталь; в 1719 году около него возник адмиралтейский госпиталь, а в 1720 году основан подобный же госпиталь в Кронштадте. Все эти больницы были названы генеральными и при них предполагалось устроить врачебные школы, что было исполнено только после смерти Петра в 1733 году, когда были основаны хирургические училища в Петербурге при сухопутном и адмиралтейском госпиталях и в Кронштадте. В первых двух было предположено иметь 20 учеников и 10 подлекарей, а в третьем 15 учеников и 8 подлекарей.

Военно-медицинская академия

Коренная реформа в подготовке военных врачей произошла с образованием по указу Павла I Петербургской медико-хирургической академии (с 1881 года — Военно-медицинская академия).

В 1808 году императором Александром I академия была возведена в ранг «первых учебных заведений Империи»: она получила права Академии наук, ей разрешено избирать своих академиков, и она стала именоваться Императорской медико-хирургической академией[3].

Военные врачи в Красной Армии

Памятник военным медикам - Героям Советского Союза возле бывшего Главного госпиталя ГСВГ в Белице (Германия) Памятник военным медикам и медикам госпиталей периода Великой Отечественной войны в Кисловодске.

По постановлению ЦИК и СНК СССР от 22 сентября 1935 года были установлены следующие звания для военных врачей:

  • Военфельдшер
  • Старший военфельдшер
  • Военврач 3-го ранга
  • Военврач 2-го ранга
  • Военврач 1-го ранга
  • Бригврач
  • Дивврач
  • Корврач
  • Армврач

При поступлении или призыве в армию лицам, имеющим высшее медицинское образование, присваивалось звание «Военврач 3-го ранга» (эквивалент звания капитана).

См. также

Примечания

Источники

wikiredia.ru

Военный врач — WiKi

Статус военных врачей

  Военный врач оказывает помощь советскому солдату в Афганистане, 10 мая 1988 года

Уже первая Женевская конвенция в 1864 году закрепила особый нейтральный статус медицинского персонала, обозначив их обязанностью выполнение «исключительно медицинских» функций и оказание «беспристрастной» медицинской помощи всем жертвам войны и вооруженных конфликтов:

  • Ст. 1. Походные лазареты и военные госпитали будут признаваться нейтральными и на этом основании почитаться неприкосновенными и пользоваться покровительством воюющих сторон во все время, пока в них будут находиться больные или раненые.
  • Ст. 2. Право нейтральности будет распространяться на личный состав госпиталей и походных лазаретов, включая части интендантскую, врачебную, административную и перевозочную для раненых, а также включая священнослужителей, когда он будет в действии и пока будут оставаться раненые, коих требуется подобрать или оказать им помощь.
  • Ст. 7. Для госпиталей и походных лазаретов и при очищении таковых будет принят особый, для всех одинаковый, флаг. Он должен, во всех случаях, быть постановлен вместе с флагом национальным. Равным образом для лиц, состоящих под защитою нейтралитета, будет допущено употребление особого знака на рукаве; но выдача оного будет предоставлена военному начальству. Флаг и знак на рукаве будут белые с изображением красного креста.

Военные врачи в древности

Ещё у древних греков при войсках были особые врачи. Одни из них занимались лечением исключительно внутренних болезней, другие хирургических (само старое название врача означало «извлекающий стрелы»). Врачи составляли неизменную принадлежность войска; их мнение спрашивали при устройстве лагеря. Образование они получали в духовных и светских медицинских школах.

В первые века существования Рима медицина носит черты доисторического периода при лечении болезней применяются заклинания, изгнание духов и различные суеверные схемы. Во время войны против эпидемии в войсках назначаются молитвы, жрецы проделывают различные религиозные церемонии. Полученные во время сражений повреждения солдаты лечат друг у друга или пользуются услугами случайных врачей. Постоянных военных врачей не имеется, так как нет постоянного войска. Со временем римское войско становится постоянным и при нём есть появляются военные врачи, разделённые на разряды. Каждая значительная войсковая единица, каждый военный корабль имел своего врача или своих врачей. Представителями врачебного сословия почти исключительно были греки, применявшие усвоенную ими научную греческую медицину.

В Византийской империи при войсках также были постоянные врачи, подобно римским, они делились на разряды и были подчинены главному медицинскому инспектору.

После падения Римской империи постоянных врачей для лечения солдат не было до XI века, также отсутствовали больницы. Впервые лечебницы стали устраивать в Италии для возвращавшихся крестоносцев. Большие итальянские города также имели свои войска и для них начали нанимать врачей и строить лазареты во Флоренции, Болонье и других местах. Скоро и в других государствах городские магистраты (в Париже, Вене) ввели у себя подобные учреждения; их примеру последовали феодальные князья и короли. Однако врачей в войсках было очень мало.

Военные врачи в новое время

После появления огнестрельного оружия число повреждений на войне резко увеличилось. Военные увидели, что ранения часто влекут за собою смерть; ничтожная на вид рана приводит к обширному воспалению. Для всех необходимость во врачах стала очевидной, и, начиная с XIV века в каждом большом отряде имеются цирюльники, фельдшера с помощниками и особые хирурги и врачи. Для больных военнослужащих устраиваются больницы и аптеки. Врачи ещё не лечили хирургических болезней, а хирурги были немногим лучше цирюльников. Врачей, которые были бы одинаково хорошо знакомы с внутренней медициной и хирургией начали выпускать медицинские училища лишь в XVIII столетии.

Для армии и флота всегда требовались врачи, всесторонне образованные, и притом хорошие хирурги. В военно-медицинских школах XVIII века впервые происходит полное соединение медицины и хирургии; все большие отрасли медицины считаются равноправными и преподаются с возможной полнотой.

Во времена Российской империи военные врачи относились к военным чиновникам[1].

Подготовка военных врачей в России при Петре I

Пётр I задался целью обеспечить русские войска в ходе боевых действий необходимым числом русских врачей (лекарей). Для этого было необходимо иметь постоянный источник, откуда выпускались бы врачи, и Пётр основал первую врачебную школу на 50 учеников в Москве и при ней первый в России военный госпиталь (ныне Главный военный клинический госпиталь имени Н. Н. Бурденко), который начали строить в 1706 году, а закончили в 1707 году. Во главе был поставлен энергичный и всесторонне образованный врач Николай Бидлоо[2]:

…За Яузой рекою против Немецкой слободы, в пристойном месте, для лечения болящих людей. А у того лечения быть доктору Николаю Бидлоо, да двум лекарям, Андрею Репкину, а другому — кто прислан будет; да из иноземцев и из русских, изо всяких чинов людей, — набрать для аптекарской науки 50 человек; а на строение и на покупку лекарств и на всякие к тому дела принадлежащие вещи, и доктору, и лекарям, и ученикам на жалованье деньги держать в расход из сборов Монастырского приказа.

Уже в начале XX века в 1907 году «Московский листок» писал: «До этого времени все на Руси — от холопа до думного боярина лечились только у знахарей, а наезжавшие временами иностранные врачи пользовались вниманием только при Дворе, да и то к ним относились с недоверием и подозрительностью…Великий Петр решил создать свою русскую больницу, которая была бы не только местом врачевания, но и первой школой для русских врачей».

В этот период надолго устанавливается связь врачебного сословия с духовным: сыновья служителей церкви пополняют ряды военных врачей. Случилось это так: госпиталь и училище при нём находились в ведении Синода, и, когда появилась потребность в учениках для новой школы, Синод указал на источник, откуда могли набираться будущие врачи — греко-латинские училища. Из них отобрали требуемое число учеников для госпиталя, позже ученики присылались из духовных семинарий.

По образцу московской были основаны школы в Петербурге и Кронштадте. В 1715 году на набережной Выборгской стороны был открыт большой сухопутный госпиталь; в 1719 году около него возник адмиралтейский госпиталь, а в 1720 году основан подобный же госпиталь в Кронштадте. Все эти больницы были названы генеральными и при них предполагалось устроить врачебные школы, что было исполнено только после смерти Петра в 1733 году, когда были основаны хирургические училища в Петербурге при сухопутном и адмиралтейском госпиталях и в Кронштадте. В первых двух было предположено иметь 20 учеников и 10 подлекарей, а в третьем 15 учеников и 8 подлекарей.

Военно-медицинская академия

Коренная реформа в подготовке военных врачей произошла с образованием по указу Павла I Петербургской медико-хирургической академии (с 1881 года — Военно-медицинская академия).

В 1808 году императором Александром I академия была возведена в ранг «первых учебных заведений Империи»: она получила права Академии наук, ей разрешено избирать своих академиков, и она стала именоваться Императорской медико-хирургической академией[3].

Военные врачи в Красной Армии

  Памятник военным медикам - Героям Советского Союза возле бывшего Главного госпиталя ГСВГ в Белице (Германия)   Памятник военным медикам и медикам госпиталей периода Великой Отечественной войны в Кисловодске.

По постановлению ЦИК и СНК СССР от 22 сентября 1935 года были установлены следующие звания для военных врачей:

  • Военфельдшер
  • Старший военфельдшер
  • Военврач 3-го ранга
  • Военврач 2-го ранга
  • Военврач 1-го ранга
  • Бригврач
  • Дивврач
  • Корврач
  • Армврач

При поступлении или призыве в армию лицам, имеющим высшее медицинское образование, присваивалось звание «Военврач 3-го ранга» (эквивалент звания капитана).

См. также

Примечания

Источники

ru-wiki.org