Как делали мечи русских воинов. Меч русский


Меч Русского воина » SwordMaster

загрузка...

РУБИТЬ ИЛИ КОЛОТЬ -ВОТ В ЧЕМ ВОПРОС...

наверх

 

История европейских мечей уходит корнями в Античность и непосредственно связана с оружейными традициями соседей Древнего Рима. Изначально римляне сражались короткими гладиусами, а вот галлы и некоторые германские племена придумали и приняли на вооружение спату - длинный рубящий железный меч. Обычно именно римляне распространяли свои достижения на варварское окружение, но тут случилось наоборот. Приняв в свои ряды воинов-ауксилла-риев - выходцев из кельтских и германских племен, - армия великой империи позаимствовала и длинный меч, ставший вскоре распространенным оружием конницы и тяжелой пехоты. Крах Западной Римской империи привел к общему технологическому упадку в Западной Европе, который коснулся и военного дела. Однако в силу своей востребованности и изрядной роли в разделе послеримского мира меч практически не деградировал. Созданные империей технологии производства и разработанные ею же месторождения качественного железа, например в Рурском бассейне или Римском Норике (ныне Австрия), не оставили средневековую Европу без качественных клинков.

Дальнейшее развитие меча вплоть до его исчезновения и трансформации в иные виды оружия было связано с основными этапами европейской истории, с экономическими и социальными процессами в средневековом обществе, формированием воинских сословий, изменением тактики боя и, что очень важно, развитием доспеха. Последнее вообще характерно для всей истории оружия, представляющей собой не что иное, как спор снаряда, средства нападения, со средствами защиты.

Жала жадных варваров

наверх

С последних десятилетий существования Западной империи (V в. н.э.) и вплоть до начала II тысячелетия н.э. Европа была ареной передела власти и территорий между агрессивными и мобильными завоевателями. В эпоху Великого переселения народов бывшие имперские земли были освоены континентальными германскими племенами, в результате чего появились на свет государства франков, готов, вандалов, лангобардов и была колонизирована Британия. В VIII веке н.э. на Европу, уже начинавшую консолидацию под эгидой Каролингской империи, хлынула новая напасть. Выходцы с Ютландского и Скандинавского полуостровов, известные под именем викингов или норманнов, отправились на ладьях-драккарах за своей долей власти и богатства. В ближайшие три столетия их влияние распространилось от Восточной Европы, где начиналась Русь, до Нормандии и Италии. Эпохам Великого переселения народов и норманнских завоеваний соответствуют и два периода истории меча - вендельский и, соответственно, период викингов. В отечественной научной литературе мечи периода викингов часто называют каролингскими, что говорит об их принадлежности не столько конкретному народу того времени, сколько эпохе в целом.

Клинки вендельских мечей обычно бывали гладкими или имели небольшой глубины дол (выемку, идущую вдоль клинка), а также довольно короткую рукоять - от 10 до 13 см - и массивное навершие. Длина клинков равнялась примерно 70-80 см. Клинок лишь слегка сужался к острию, которое имело, как правило, закругленную форму. Каролингские мечи были длиннее [более 90 см) и отличались более рельефным клинком с глубоким долом. Он уменьшал вес меча, при этом смещая центр тяжести оружия к эфесу и делая меч более гибким, не лишая его прочности. Все это, с одной стороны, снижало вес оружия - воин действовал стремительнее и меньше утомлялся в бою, а с другой -давало большую надежность.

В паре с длинным мечом для более ближнего боя  должно быть еще какое-нибудь оружие, например чекан или шестопер.

Новодел: Меч Воздвиженское нач. 13 в. все еще принадлежит к Каролингскому типу, но рукоять (черен) и гарда (огниво) уже удлинились.

Священный меч

наверх

 

Стоит сразу сделать пару замечаний. Во-первых, на протяжении практически всего Средневековья меч не был основным видом боевого оружия. И тем более - самым доступным. На полях сражений гораздо чаще мелькали копья и топоры, меч же, создававшийся по сложной и дорогой технологии, могли позволить себе только богатые воины или вооруженные за чужой счет наемники. Он считался аристократическим поколения в поколение, как истинную драгоценность и знак доблести. Во-вторых, почти столь же редким, как и меч, был металлический доспех. Жизнь и тело простых воинов чаще защищали доспехи из кожи, лишь иногда с металлическими вставками. Но даже против кольчуги меч работал достаточно эффективно, нанося противнику урон рубящими, режущими и колющими ударами. Важно еще заметить, что войны раннего Средневековья чаще всего происходили в пешем строю. Даже передвигаясь на лошадях, перед тем как сойтись в сражении, бойцы покидали седла. И существовавшие в те времена мечи создавались именно для боев в пешем строю. Однако времена менялись. В начале II тысячелетия н.э. в феодальной Европе стало постепенно возникать сословие профессиональных конных воинов - рыцарей. Этот сдвиг не мог не отразиться на развитии вооружений. Наступил третий период в истории средневекового меча - век меча романского.

 
Генеалогия меча

Древнее кельтское и германское оружие дало богатое потомство. Прямой длинный меч ведет свою родословную от галльской спаты, перенятной римлянами в дополнение к родному гладиусу. Другой ветвью стало развивавшееся параллельно оружие с односторонним лезвием вроде сакса и скармасакса. Один из представителей этой ветви - фальшион, меч с расширяющимся к концу коротким клинком с односторонней заточкой. Сюда же относятся палаши Нового времени. Развитием же романского меча стали длинные рыцарские мечи и огромные двуручные мечи эпохи Возрождения. Эволюционируя все дальше в направлении колющего оружия, прямые мечи в конечном итоге развились в шпаги и рапиры.

1. Рубящие качества и упругость клинка во многом зависят от граней лезвия.

2. Чтобы разрубать доспехи, ткани и кости, клинок должен быть плоским, а лезвие - иметь достаточно острый угол.

3. С другой стороны, толстый клинок с лезвием, имеющим более тупой угол, не будет так хорошо рубить, зато окажется более стойким при отражении удара. На самом деле лезвию не обязательно быть заточенным как бритва. Даже не очень острый меч из закаленной стали при хорошем ударе обладает достаточной инерцией, чтобы сокрушить врага.

Рыцарский стиль

наверх

 

Как и в случае с каролингским мечом, название "романский" условно и принято лишь в отдельных классификациях. Существовавший несколько столетий романский меч, разумеется, претерпевал существенные модификации по длине клинка, конструкции перекрестья и навершия, так что речь идет о целом семействе холодного оружия. Не случайно романскому типу посвятил целое типологическое исследование виднейший эксперт в области средневекового оружия Эварт Оакшотт. В его классификацию входит более 20 разновидностей меча, включая двуручные модели. В целом романский меч был в значительно большей степени, чем каролингский, адаптирован к конному бою. Это выразилось, во-первых, в конструкции клинка, который стал более узким и принял более заостренную форму. Претерпела изменения и конструкция эфеса: рукоять стала длиннее, а навершие - не таким массивным: специфика удара, производимого воином в седле, требовала, чтобы рука, сжимающая оружие, чувствовала себя свободнее и не зажималась между перекрестьем и навершием.

На схеме справа показаны клинки разных мечей в поперечном сечении. Это многообразие отражает поиски оружейных мастеров, которые старались сделать свое оружие одновременно прочным, легким и хорошо рубящим

Отклоняясь на 7-14 см, клинок меча должен сохранять прочность и упругость и возвращаться к исходной форме

Разные части клинка выполняют в бою различные функции. Передней частью клинка воин наносит удар, сохраняя дистанцию. Серединой - отбивает встречный удар

Мечи прежних эпох, часто имевшие закругленное острие, очевидно, ориентировались в основном на рубящие и режущие удары. Романский меч, создававшийся во времена постепенного усиления доспеха, должен был не только рубить, но и эффективно колоть, проникая в уязвимые места сочленения элементов защиты.

Порубим напоследок! Разновидности клинков

наверх

Чем более прочным и закрытым становился доспех, тем меньше было проку от рубящих ударов мечом. Примерно с середины XIII века в Европе начинают появляться романские мечи, относящиеся к типу XIII по классификации Оак-шотта. Это последнее поколение мечей с явно акцентированной рубящей функцией. Такой меч уже позволяет всаднику достать противника на расстоянии уколом, но еще достаточно тяжел, чтобы наносить серьезные травмы рубящим ударом, что могло быть эффективным в борьбе с противником, облаченным в доспех из крупных пластин, наклепанных изнутри на кожаную или тканевую основу, или в ламеллярный [чешуйчатый] доспех, если речь идет о Руси. Однако, когда в районе 1350-1360 годов в Европе появляется, наконец, полный пластинчатый доспех, акцент в развитии армейского меча окончательно смещается в сторону колющей функции. С учетом всего сказанного становится понятно, почему меч ХШb, относящийся к "тринадцатому типу", стал одной из этапных моделей в развитии европейского холодного оружия. Именно этот средневековый меч и был в итоге выбран "Популярной механикой" для воссоздания в металле в конце первого десятилетия XXI века.

1. На рисунке справа схематически изображены несколько средневековых мечей. Можно заметить, что большинство из них имеют долы, которые могут доходить почти до острия или заканчиваться где-то посередине клинка.

2. Другие клинки, напротив, имеют идущие по центру ребра жесткости. Существовали и клинки без ребер или долов.

3. Долы иногда неправильно называют кровостоками, однако смысл их совсем не в том, чтобы якобы отводить кровь из раны врага.

На схеме справа изображен эфес меча простой конструкции, характерной для типа XIIIb. Можно обратить внимание на прямую крестовину, длинную рукоять и небольшое круглое навершие

Варяжский товар

наверх

Рассказывая краткую историю средневекового меча, мы практически все время говорим о Западной Европе, римском наследии, викингах, франках, конных рыцарях. Но при чем же здесь "меч русского воина", заявленный на обложке?

Ответ прост: Древняя Русь не была законодателем мод в оружейном деле. Однако это не мешало древнерусским мастерам-оружейникам пользоваться как собственными наработками, так и достижениями западной металлурга и оружейных технологий, порой лишь с небольшим запозданием [около полувека) воспринимая приходящие из Европы новшества.

Значительную роль в проникновении западных мечей на Русь сыграли, разумеется, варяги-викинги. Уже со второй половины VIII века н.э. скандинавские воины и купцы проникали в низовья Невы и Поволховье, Ярославское Поволжье и верховья Западной Двины. А уже в IX веке, то есть в эпоху легендарного основания Руси варяжским князем Рюриком, скандинавы, согласно арабским источникам, вовсю торговали мечами по Волжскому торговому пути, вывозя к себе на Северо-Запад лисий и бобровый мех из славянских земель.

Хронологически время проникновения скандинавов на территорию Древней Руси, как нетрудно заметить, совпадает с бытованием на Западе каролингского меча, или меча викингов. Так что, "пропустив" знакомство с оружием "вендельской эпохи", русичи получили в свое распоряжение типичные изделия эпохи викингов. Всего на Смоленщине, в районах Ярославля, Новгорода, Чернигова и Киева археологами было обнаружено более сотни мечей каролингского типа, относившихся к периоду IX—XI столетий.

 
Острие меча
В некоторых средневековых мечах ближе к острию клинок становится тоньше. Более толстое и узкое острие для пробивания доспеха Режущее лезвие с закругленным острием. Колоть им неэффективно

Меч-объединитель

наверх

 

Все данные раскопок свидетельствуют о том, что подавляющее большинство мечей, которыми сражались в эпоху Древней Руси русские воины, имели западное, а точнее, скандинавское и германское (франкское) происхождение. Об этом свидетельствуют клейма мастеров, нанесенные на клинки и состоящие из надписей латинскими буквами. При этом зачастую "импорт" состоял лишь из собственно клинков, а гарды, рукояти, навершия, а также ножны производились уже древнерусскими мастерами.

Ношение меча
В зависимости от времени, эпохи и длины меча оружие носили на поясе, на перевязи и на портупее Скручивание перевязи для меча
 
Защита от щита и от меча

Хранить руку от соскользнувшего по мечу лезвия противника - не единственная функция гарды.

 Другая ее не менее важная роль - предохранять руку от жесткого столкновения со щитом.

 На рисунке показано, как вооруженный мечом воин должен встречать щит врага, чтобы пальцы остались целы

Длинное прямое перекрестье рыцарского меча лучше предохраняло руку от скользящих вдоль лезвия ударов противника. До определенного времени эту функцию выполнял щит

Впрочем, имеется небольшое количество археологических свидетельств того, что по крайней мере зачатки собственного клинкового производства в домонгольской Руси все же существовали. В частности, известны два меча, клейма на которых выполнены кириллицей и содержат надписи "ЛЮД0ТА КОВАЛЬ" и "СЛАВ...". Все это, однако, не меняет общей картины: даже клинки, сработанные славянскими мастерами, были выполнены по образцам, пришедшим с Запада.

Поэтому неудивительно, что, когда в Западной Европе примерно в XI веке наступила эпоха рыцарского меча романского типа, образцы этого оружия практически синхронно появились на Руси. Среди находок, относящихся к XI—XIII столетиям, - романские мечи с клинками от 86 до 120 см последние более позднего происхождения). Различие исторических судеб Руси и Запада после монгольского нашествия становится причиной последующего расхождения тенденций развития холодного оружия. В Европе прямой меч продолжает эволюционировать в сторону длинного колющего оружия, что в конечном итоге приводит к появлению огромных двуручных мечей эпохи Ренессанса, эстоков с граненым клинком, затем шпаг и рапир. Знакомство Запада с восточной саблей (через гуннов, венгров, арабов) не привело к существенному распространению в Европе оружия с искривленным клинком и скошенной рукоятью. В то же время на Руси, где так и не появился западный полный пластинчатый доспех, рубящее оружие сохранило свое значение, а сабля постепенно вытеснила прямой меч. Так что историческая реконструкция меча романского типа - это еще и повод вспомнить о временах, когда в Средние века Восточную и Западную Европу объединяло" единое оружейное пространство".

 

наверх

Олег Макаров Журнал "Популярная Механика"

загрузка...

swordmaster.org

Русский меч древних славян

Други, здравия Вам и Родам Вашим!

Все Вы не раз и не два слышали о том, что написано ниже!

С каждым днем ряды Воинов Света пополняются.  Оттого задумал я, что небольшая и не сложная публикация на заданную тему не повредит не  нам не  нашим юным  братьям-русичам, чьи уже окрепшие руки сжимают рукоять меча, чувствуя волнение от пробегающей по телу энергии Силы наших Великих Предков! Слава Богам!

Немного о русском боевом мече

Меч – рубящее и рубящее-колющее обоюдоострое холодное оружие ближнего боя. Примерно до XIII века острие не затачивалось. Было это связано с тем что мечом наносились, в основном, рубящие удары. Первый же колющий удар упоминается в летописи под 1255 годом 

В погребениях древних славян мечи начинают появляться с конца IX века, но это не означает, что именно в этот период наши предки впервые познакомились с этим оружием. Вероятно, в этот период происходит окончательное отождествление меча с хозяином, и оружие отправляется за ним в мир иной, чтобы продолжать защищать владельца даже после смерти. На заре развития кузнечного ремесла, когда широкое распространение получил малоэффективный по сравнению с обычным метод холодной ковки, меч был просто сокровищем, поистине бесценным, никому и в голову не приходило предать его земле, этим также объясняется редкость археологических находок мечей.

Славянские мечи IX-XI веков современные ученые разделяют на два десятка типов, которые, однако, различаются в основном формой крестовины и рукоятки. Клинки же этих мечей практически однотипны – длиной 90-100 см, шириной у рукоятки 5-7 см, к концу же клинок сужался. Посередине клинка проходил дол, иногда неправильно называемый «кровоспуском». Поначалу дол был достаточно широк, однако со временем он сузился, а затем и вовсе исчез. Истинное предназначение дола - уменьшение веса клинка, а вовсе не сток крови, ибо, как уже говорилось, колющие удары мечом были до XIII века крайне редки.

Толщина клинка в области дола была около 2,5 миллиметров, а по бокам – 6 мм. Однако, благодаря особой выделке металла, такое различие в толщине никак не влияло на прочность клинка. Вес такого меча составлял в среднем полтора килограмма.

Мечом обладал не каждый воин. Во-первых, они были очень дорогими из-за того, что процесс производства хорошего меча был долог и сложен. Во-вторых, меч – это оружие профессионала, требующее недюжинной физической силы и ловкости во владении этим благородным оружием.

Как же наши предки изготавливали русские мечи, пользовавшиеся заслуженным уважением в тех странах, куда они вывозились?

Когда речь заходит о высококачественном холодном оружии ближнего боя, то сразу вспоминается знаменитый булат. Булат – это особый вид стали с содержанием углерода более 1 процента и с неравномерным его распределением в металле. Меч, выполненный из такой стали, обладал поистине взаимоисключающими свойствами – например, булатный клинок был способен рубить железо и даже сталь, в то же время он не ломался, будучи согнут в кольцо. Всем он был хорош, но… не выдерживал лютых северных морозов, поэтому был практически непригоден в условиях русского климата. Как же славяне выходили из положения?

Чтобы получить металл с неравномерным содержанием углерода, славянские кузнецы брали прутья или полосы железа и стали, складывали или скручивали их вместе через один и затем множество раз проковывали, вновь складывали в несколько раз, перекручивали, собирали «гармошкой», резали вдоль, проковывали ещё раз и так далее. Получались полосы красивой и очень прочной узорчатой стали, которую травили для выявления характерного рисунка «ёлочкой». Эта-то сталь и позволяла делать мечи достаточно тонкими без потери прочности, это благодаря ей клинки распрямлялись, будучи согнуты вдвое.

Часто полосы сварочного булата («Дамаска») составляли основу клинка, по краю же приваривали лезвия из высокоуглеродистой стали: её предварительно подвергали так называемой цементации — нагреванию в присутствии углерода, который пропитывал металл, придавая ему особую твёрдость. Подобный меч вполне способен был рассекать панцири и кольчуги врага, ведь их, как правило, делали из стали или железа более низких сортов. Перерубали они и клинки мечей, изготовленных менее тщательно.

Специалисты подчёркивают, что сварка железа и стали — сплавов, заметно различающихся температурой плавления, — процесс, требующий от кузнеца высочайшего мастерства. И археологические данные подтверждают, что в IX—XI веках наши предки вполне владели этим мастерством, а не только «умели изготавливать простые железные предметы»!

В связи с этим нелишне рассказать историю меча, найденного в местечке Фощеватая, что в Полтавской области на Украине. Его долгое время считали «бесспорно скандинавским», поскольку на рукояти просматриваются узоры в виде переплетающихся чудовищ, очень похожие на орнамент памятных камней Скандинавии XI века. Правда, скандинавские учёные обращали внимание на некоторые особенности стиля и предлагали искать родину меча в Юго-Восточной Прибалтике. Но когда в конце концов клинок обработали специальным химическим составом, на нем неожиданно проступили четкие кириллические буквы: «ЛЮДОТА КОВАЛЬ». В науке разразилась сенсация: «бесспорно скандинавский» меч оказался сделан у нас, на Руси!

Чтобы не обмануться, покупатель первым делом проверял меч по звону: хороший меч от лёгкого щелчка по клинку издавал чистый и долгий звук. Чем он выше и чище, тем лучше булат. Испытывали и на упругость: не останется ли искривлённым после того, как его положили себе на голову и пригнули (к ушам) за оба конца. Напоследок меч должен был легко (не тупясь) перерубить толстый гвоздь и разрезать тончайшую ткань, брошенную на лезвие.

Как украшались русские боевые мечи древних славян?

Хорошие мечи, как правило, богато украшались. В рукоять меча некоторые воины вставляли драгоценные камни, словно в благодарность за то, что меч не подвел своего хозяина в бою. Такие мечи ценились поистине на вес золота.

В дальнейшем мечи, как и прочее вооружение, существенно изменяются. Сохраняя преемственность развития, в конце XI — начале XII века мечи становятся короче (до 86 см), легче (до 1 кг) и тоньше, их дол, занимавший в .IX—X веках половину ширины клинка, в XI—XII веках занимает лишь треть, чтобы в XIII веке вовсе превратиться в узкий желобок. В XII—ХШ веках, по мере усиления воинского доспеха, клинок снова вытягивается в длину (до 120 см) и утяжеляется (до 2 кг). Становится длиннее и рукоять: так появились на свет двуручные мечи. Мечами XII—XIII веков по-прежнему большей частью рубили, но ими можно было и колоть.

Примерно в XII – XIII веках выделяется еще один вид мечей: т.н. двуручный. Вес его составляет примерно 2 кг, длина увеличивается до 120 см. Дол полностью исчезает, поскольку упор вновь делается на массу, существенные изменения претерпевает техника работы мечом; в это же время острие приобретает исконные колющие свойства, что связано с появлением составного доспеха.

Носили меч в ножнах, как правило, деревянных, обтянутых кожей, либо на поясе, либо за спиной. (Всадники мечами практически не пользовались из-за того, что центр тяжести был смещен к рукояти, а это делало затруднительным нанесение удара сверху вниз, из седла). Ножны имели две стороны – устье и наконечник. Вблизи устья ножен располагалось кольцо для крепления перевязи. Однако бывало и так, что мечи носили, просто продев в два кольца, отчасти из желания продемонстрировать клинок, отчасти… просто из-за нехватки средств. Ножны отделывали не менее богато, нежели меч. Порой стоимость оружия намного превышала стоимость прочего имущества владельца. Как правило, позволить себе приобрести меч мог княжеский дружинник, реже – зажиточный ополченец.

Применялся меч в пехоте и коннице вплоть до 16 века. Правда, в коннице он был существенно «потеснен» саблей, более удобной в конном строю. Однако меч навсегда остался, в отличие от сабли, исконно русским оружием.

С Почтением,

Оружейник Дмитрий (Китоврас)

В статье использованы материалы:

  1. М. Семенова «Мы – славяне!»
  2. М.Горелик «Воины Киевской Руси IX-XI вв»

veles.bz

Меч русского воина

 

 

 

 

 

 

 

 

Дмитрий Мамонтов.

 

Поставив себе задачу изготовить настоящий меч XIII века по аутентичной технологии, мы вынуждены были повторить весь путь древних металлургов – начиная от построения сыродутной печи, восстановления железа из железной руды и переплавки полученного металла в сталь, пригодную для изготовления меча.

 

Меч XIII века – не первый эксперимент «ПМ» в области исторической реконструкции холодного оружия. Во время изготовления шашки Федорова по технологии начала XX века (см. «ПМ» № 1’2007) был накоплен значительный опыт, но оказалось, что к текущей задаче его применить практически нереально. В случае с шашкой в качестве исходных материалов мы использовали современные аналоги существовавших в начале 1900-х годов видов стали (рельсовая, пружинная, подшипниковая). Но вот только сделать то же самое с мечом XIII века невозможно: в то время никаких стандартов на сталь не существовало и в помине. Поэтому основная проблема, с которой мы столкнулись, – это необходимость повторить древний металлургический процесс восстановления железа из руды. Что мы и сделали под руководством известного кузнеца-оружейника Василия Иванова, руководителя мастерской исторического японского оружия Ishimatsu.

 

От руды до крицы

До XIV века основным процессом получения железа было восстановление его из руды в сыродутной печи (домнице). Такая печь имела форму, близкую к усеченному конусу высотой примерно 1,2 м и диаметром 60–80 см в основании и 30 см в верхней (колошниковой) части, складывалась из камня или огнеупорного кирпича и обмазывалась глиной. В печи была предусмотрена фурма – труба для подачи воздуха от мехов диаметром в несколько сантиметров, отверстие для слива шлака в нижней части, а также иногда разборная часть для извлечения слитка железа после окончания процесса. После высыхания печь протапливали с помощью дров, чтобы обжечь глину, а также для образования золы, которая в дальнейшем служила подстилающим «антипригарным» покрытием и выполняла роль одной из составляющих частей флюса (зола содержит соду и поташ).

 

 

Эта часть технологии не вызвала у нас никаких особых затруднений, и после сооружения домницы и прошествии нескольких дней, которые потребовались на высыхание глины и обжиг, мы приступили к первой части процесса – восстановлению железа.

В качестве исходного материала мы взяли богатую (и к тому же обогащенную) руду – магнетит (FeOFe2O3) из района Курской магнитной аномалии.

 

 

Технология достаточно проста: в печь до половины загружают древесный уголь, разжигают, после чего сверху засыпают смесь руды с флюсом (в каче-стве которого мы использовали вполне исторически аутентичную смесь доломитовой муки, песка и соды). Поверх насыпают еще слой угля, и затем по мере его прогорания добавляют слои руды с флюсом и угля. Такой цикл повторяют несколько (до пяти) раз. При этом на протяжении нескольких часов требуется постоянный поддув воздуха с помощью мехов, чтобы температура в печи достигла 1400–1500 С (тут мы были вынуждены немного отступить от технологии, поскольку использовали электрический поддув из-за нехватки работников).

В сыродутной печи происходит несколько процессов. Во-первых, порода при высокой температуре отделяется от руды и стекает вниз в виде шлака. Во-вторых, оксиды железа угарным газом и углеродом восстанавливаются до железа, зерна которого сплавляются между собой, образуя слиток – крицу. Когда уголь почти полностью прогорает, шлак через отверстие в печи сливают, а затем, после остывания, разбирают часть стенки и извлекают крицу – пористый железный слиток.

 

От железа к стали

Эффективность сыродутного процесса невелика: значительная часть железа уходит в шлак, и из 120 кг руды мы получили всего около 25 кг крицы. Причем это пока еще только сырой исходный материал, очень неоднородный по своему качеству. Во время своего нахождения в печи крица насыщается углеродом весьма неравномерно и в результате содержит фрагменты мягкого железа почти без углерода (0–0,3%), углеродистой стали (0,3–1,6% углерода) и чугуна (с содержанием углерода выше 1,6%). Это совершенно разные материалы, с разными свойствами, поэтому первым делом нужно провести первоначальную сортировку. «Крицу разбивают на небольшие куски, которые по механическим свойствам – хрупкость и пластичность – сортируют на три кучки с различным содержанием углерода, – объясняет Василий Иванов. – Если кусок мягкий и ковкий, то содержание углерода низкое, если твердый – высокое, если куски хрупкие и легко раскалываются, обнажая характерный излом, – это чугун».

 

 

Наша задача – получить в конечном итоге три вида стали с более-менее нормированным содержанием углерода. Первый вид – низкоуглеродистая (до 0,3%) сталь (так называемое деловое железо – из него изготавливали различные бытовые изделия типа гвоздей, обручей и т.п.), второй – со средним (0,3–0,6%) содержанием углерода, третий – высокоуглеродистая (0,6–1,6%) сталь.

 

 

Отсортированные куски складываем в керамические тигли, пересыпав тем же флюсом, который мы использовали ранее, ставим в горн, наполненный древесным углем, и включаем поддув. В зависимости от расположения тигля в горне и интенсивности поддува воздуха можно либо насыщать углеродом сталь (в восстановительной зоне – верхней части горна над горящим углем), либо выжигать его избыток (в окислительной зоне – нижней части горна, где подается воздух) и таким образом получать нужные нам материалы. Стоит также отметить, что мы изначально использовали относительно «чистую» руду, наша сталь не содержит значительного количества вредных примесей – в основном серы и фосфора. Разумеется, никаких легирующих добавок типа хрома, молибдена, марганца или ванадия мы не использовали (кроме тех небольших количеств, что изначально присутствовали в руде), так что историческая аутентичность соблюдена.

После плавки Василий извлекает из тиглей слитки стали и оценивает полученный результат, проковывая их в полосы. «При необходимости в ходе дальнейшего процесса можно выжечь избыток углерода из полосы прямо в горне, – объясняет он. – Или науглеродить, поскольку при ковке часть углерода – до 0,3% – неизбежно выгорает».

 

Мягкость и твердость

В результате вышеперечисленных операций мы получили три примерно трехкилограммовых заготовки из разных видов стали в форме полос. Однако от этих полос до меча еще довольно далеко. По словам Василия, «это пока еще не детали клинка, а лишь материал, из которого они будут сделаны».

Одним из способов создать твердую режущую кромку оружия в XIII веке была цементация – поверхностное упрочнение, то есть науглероживание поверхности изделий, изготовленных из относительно мягкой стали. Изделие помещали в закрытый сосуд, заполненный органическим веществом – карбюризатором, в роли которого чаще всего выступал уголь, толченые рога или их смесь. Затем сосуд помещали в печь, где при температуре свыше 900 С без доступа воздуха карбюризатор обугливался и поверхность изделия постепенно насыщалась углеродом. Этот способ достаточно широко применялся для науглероживания топоров и клинков (более-менее массовых изделий). Но цементация – это упрочнение поверхностного слоя определенной глубины; когда этот слой стачивался, режущая кромка переставала держать заточку, и оружие приходилось подвергать новой процедуре цементации. А при увеличении глубины цементации возрастал риск сделать поверхность слишком хрупкой. Так что этот способ мы отвергли, поскольку он все-таки не позволяет достичь нужных нам качеств. Ведь «совершенный клинок» XIII века (равно как и любого другого времени) должен быть упругим, гасить колебания при ударах, вязким, а не хрупким, но в то же время режущая кромка лезвия должна быть твердой и хорошо держать заточку. Создать такой меч из гомогенного материала практически невозможно, поэтому мы решили прибегнуть к композитной технологии того времени, используя пакетную схему и «узорную сварку» (pattern welding). Наш меч будет «построен» из семи пакетов трех видов, каждый из которых выполняет свою задачу.

 

Первый пакет изготавливается из мягкого низкоуглеродистого (до 0,3% углерода) железа. Из вытянутых полос этого мягкого железа составляем шестислойный «сэндвич», проковываем его (при этом слои свариваются в единый пакет), разрубаем и складываем пополам, вновь проковываем, повторяя этот процесс восемь раз и получая в итоге пакет из относительно мягкой дамасской стали, насчитывающий примерно 1500 слоев. Этот пакет будет «становым хребтом» нашего меча – его сердцевиной. Такая вязкая сердцевина работает на сжатие, воспринимает ударные нагрузки и гасит колебания, не давая мечу сломаться при сильных ударах. Она также связывает все окружающие пакеты, выполняющие другие задачи, в единое целое.

Второй пакет – это будущее лезвие. Для его изготовления мы использовали два полученных нами ранее вида стали – среднеуглеродистой и высокоуглеродистой. Чередуя полосы этих двух видов так, чтобы среднеуглеродистый материал оказался «снаружи», складываем сэндвич из семи слоев и, пересыпав флюсом, свариваем их в единый пакет. Затем разрезаем, складываем пополам и вновь проковываем. Повторяем операцию еще 14 раз. Легко подсчитать, что в итоге при таком складывании мы получим… более 200 000 слоев! Учитывая, что финальная толщина пакета составляет 6 мм, можно вычислить толщину слоя – около 30 нм. «Фактически средневековые нанотехнологии! – смеется Василий. – На самом деле, конечно, это весьма условные ‘слои’ – при таком перемешивании структура стали получается близкой к гомогенной». Лезвие в итоге должно быть твердым и хорошо держать заточку.

Пружинки Третий пакет – это будущие обкладки, их четыре. Они изготавливаются из мягкой низкоуглеродистой и среднеуглеродистой стали. Начинается этот пакет с семислойного сэндвича (низкоуглеродистой сталью наружу), который с помощью горна и молота свариваем в единый пакет. Как и два других пакета, разрезаем, складываем пополам и вновь проковываем. Повторяем операцию еще девять раз, получая в итоге полосу из дамасской стали, состоящую из 7000 слоев.

 

Но это еще не все! Для того чтобы клинок меча в итоге лучше противостоял поперечным изгибающим нагрузкам, а также продольному скручиванию, обкладки торсируют, то есть каждую скручивают на 20 оборотов, получая стальной витой «канат». Такие обкладки после закалки станут более упругими и будут дополнительно гасить колебания, не позволяя ударам «отдаваться в руку». Поскольку обкладок четыре, направления закручивания их должны «компенсироваться» попарно – иначе при малейшей ошибке во время закалки меч «пойдет винтом». Упругие обкладки-торсионы работают в клинке меча на растяжение и фактически выполняют ту же роль, что и арматура в железобетоне, то есть упрочняют тело клинка.

Заготовка для клинка Но вот наконец все семь пакетов готовы и начинается финальная подготовительная стадия – изготовление заготовки клинка. Все пакеты скрепляются проволокой, Василий разогревает их в горне, просыпает флюсом и начинает процесс кузнечной сварки. Как и при подготовке самих пакетов, он использует пневматический молот, и это еще одно небольшое отклонение от средневековой технологии: «Конечно, можно было бы не отступать от оригинальной технологии, но для этого мне бы понадобилась пара молотобойцев… – И ехидно предлагает: – Хотите попробовать?» Фотограф делает вид, что очень занят процессом съемки, а я начинаю расспрашивать Василия о каких-то мельчайших деталях происходящих процессов.

Тем временем заготовка приобретает вид бруска размерами 1,2х2,5х50 см и массой примерно 1,5 кг. Если вспомнить, что для ее изготовления нам понадобилось переработать 120 кг руды и примерно две недели времени, процесс выглядит не слишком эффективным (впрочем, из этого количества руды мы получили не одну, а две заготовки). Однако такова реальность – именно так и происходил процесс изготовления заготовок для высококачественного холодного оружия в Средние века. Теперь остается самое главное – выковать из этой заготовки, внешне напоминающей слегка ржавую монтировку, наш «идеальный меч».

 

 

 

 

 

 

Выковать настоящий меч XIII века из заготовки, работу над которой мы описали в статье «Железный век» («ПМ» № 2’2009), оказалось не так уж и просто. Как и у средневековых кузнецов, оружие получилось у нас вовсе не с первой попытки

 

В февральском номере «ПМ» мы начали рассказ о нашем проекте исторической реконструкции средневекового меча под руководством известного кузнеца-оружейника Василия Иванова, руководителя мастерской традиционного японского оружия Ishimatsu. В первой статье мы описали, как получали нужные сорта стали из железной руды, и пообещали опубликовать продолжение в следующем номере. Однако нас поджидали технические трудности, которые задержали продолжение почти на два месяца. Впрочем, трудности эти тоже вполне исторически аутентичны – с ними встречались и средневековые кузнецы-оружейники.

 

От бруска к клинку Итак, у нас есть стальной брусок, собранный из семи пакетов, – каждый из них имеет свою структуру и назначение в конструкции клинка. Первым делом нужно превратить этот брусок в собственно заготовку – проковать в стальную полосу заданных размеров с учетом запаса на проковку и оттяжку лезвия (для экономии времени мы немного отступили от исторической аутентичности, использовав для этой операции пневмомолот). На заключительной стадии этого этапа Василий, уже вручную, придает полосе первоначальную геометрию, формируя хвостовик, кончик и пятку клинка. С этого момента полоса по форме уже отдаленно напоминает будущий меч. После того как металл остыл, Василий еще раз внимательно осмотрел и измерил полученную заготовку, оставив небольшой запас металла на исправление будущих ошибок.

 

 Следующая стадия – проковка долов. Долы – это продольные пазы, проходящие вдоль части длины клинка. Иногда их ошибочно называют «кровостоками», хотя на самом деле функция долов в конструкции клинка совершенно иная – они уменьшают массу клинка и играют роль ребер жесткости. Долы проковываются с помощью специального инструмента, называемого шпераком. Шперак представляет собой Т-образные щипцы с губками круглого сечения, заготовка зажимается между ними и проковывается, в результате с обеих сторон клинка появляются продольные пазы.

 

 

 И наконец, заготовка приобретает более-менее окончательный вид после оттяжки (формирования) лезвия. «Это довольно кропотливый процесс, – объясняет Василий. – Если на предыдущих этапах можно использовать пневмомолот, то для оттяжки лезвия необходима высокая точность, которая достигается только ручной ковкой». На этой стадии окончательно задается геометрия будущего клинка, можно немного изменить расположение центра тяжести, варьируя толщину клинка у кончика или у основания. Толщина режущей кромки на этом этапе составляет 2–2,5 мм. Тоньше нельзя: можно перекалить сталь, да и запаса для каких-либо «маневров» не останется.

 

 Но вот предварительные работы почти закончены. Василий еще раз проверяет соответствие размеров клинка нашему техзаданию, рихтует заготовку и переходит к следующему этапу – термообработке.  Термообработка К закалке приступают не сразу. Сначала нужно избавиться от внутренних напряжений в материале, которые могли появиться во время ковки. Для этого клинок отжигают – нагревают до 950–970°С, а затем оставляют медленно остывать прямо в горне – этот процесс занимает 5–8 часов. Затем заготовку окончательно рихтуют, причем минимально, чтобы избежать переуплотнения материала в различных частях клинка. Закалка – самая известная часть процесса термообработки. При закалке происходит быстрое охлаждение заготовки, углеродистая сталь становится прочной, твердой и упругой (снижается ее пластичность и вязкость). Василий накладывает древесный уголь и разжигает горн, поясняя: «Древесный уголь горит более равномерно. К тому же он легче кокса, и поэтому вероятность повредить горячий пластичный клинок при разогреве меньше». Он нагревает клинок, стараясь добиться равномерного прогрева примерно до 890–900°С, затем вынимает заготовку из горна и опускает в ванну с солевым раствором на 7–8 секунд. Затем клинок нужно отпустить – снять внутренние напряжения, накопившиеся в металле во время закалки, сделать его менее хрупким и увеличить ударную вязкость: нагреть до невысокой (180–200°С) температуры и охладить до комнатной в воде (или воздухе – методики варьируются). Эту операцию производят обычно несколько раз (в нашем случае три) с перерывами в 15–20 минут. После этого клинок оставляют в покое на несколько дней, чтобы оставшиеся внутренние напряжения проявились и «устаканились». «Клинок желательно подвесить, а не просто положить на наковальню, – замечает Василий. – Иначе неравномерности в теплообмене могут нарушить геометрию, то есть клинок банально ‘поведет». Но даже в подвешенном состоянии по прошествии нескольких дней клинок, как правило, нуждается в небольшой щадящей холодной рихтовке.

 

 После термообработки – очередной контроль качества. Василий тщательно осматривает клинок на предмет «непроваров», трещин, проверяет его на изгиб и кручение, бьет клинком по доске плашмя и вновь осматривает. Затем он зажимает клинок двумя пальцами и бьет по нему металлической палочкой, внимательно прислушивается к звону и скептически качает головой: «Когда звук звонкий, колокольный, по мечу идет долгая вибрация – это говорит о прокованности меча, отсутствии внутренних микротрещин и достаточно высокой степени закалки. Если звук хриплый, тусклый и недолгий – значит, есть какие-то дефекты. Здесь что-то не так: звук мне не нравится». Но объективных признаков вроде бы нет, так что переходим к следующему этапу.  Механическая обработка Этот довольно монотонный процесс занимает почти две недели. За это время оружейник с помощью мокрых абразивных камней из песчаника снимает лишний металл, шлифует долы, формирует и затачивает режущую кромку. Но вот, наконец, работа близится к концу, и Василий приступает к окончательной проверке – вновь осматривает клинок, разрубает несколько деревянных брусков, мягкий стальной уголок, несколько раз изгибает клинок: «Похоже, закалился неравномерно – при изгибе основание образует дугу, а кончик почти прямой», – и в этот самый момент зажатый в тиски клинок с неприятным хрустом трескается. Его конец по-прежнему зажат в тисках, а остаток – в руках у Василия, который пожимает плечами: «Я же говорил, что тут что-то не так! Вот поэтому мы при выплавке делали несколько заготовок. Ничего страшного – разберемся, почему это произошло, и попробуем еще раз».  Сломанный меч Собственно, именно это и задержало выход данной статьи на два с лишним месяца – потребовалось разобраться в причинах произошедшего, провести несколько экспериментов, внести коррективы в процесс… и повторить весь путь от многопакетного бруска заново.Почему же сломался наш первый меч? «Напомню, что мы использовали нестандартные стали, точный состав которых неизвестен, а значит, их характеристики сложно предсказать, – говорит Василий. – По-видимому, закалка была чрезмерно ‘жесткой’ – слишком высокая температура и использование солевого раствора привели к образованию микротрещин в высокоуглеродистой стали. Это чувствовалось уже на этапе предварительной проверки после закалки – по звуку и гибкости, но окончательно подтвердилось только после мехобработки – стали видны микротрещины на поверхности».

 

  Звонкий клинок После ряда экспериментов процесс термообработки был модифицирован. Во-первых, мы решили немного изменить геометрию клинка, увеличив толщину кончика, чтобы закалка стала более равномерной. Во-вторых, уменьшили температуру нагрева до 830–850°С и саму закалку решили проводить не в солевой ванне, а в водно-масляной (слой масла толщиной 30 см поверх воды). После такой двухступенчатой (за счет масла, имеющего температуру кипения около 200°С) закалки, длящейся 7–8 секунд, клинок охлаждался в воздухе (на морозе в –5°С) до полного остывания (5 минут). Методика дальнейшей термообработки также была изменена: клинок отпускали для снятия внутренних напряжений в пять заходов, нагревая до температуры 280–320°С, а затем оставляя остывать в воздухе. И вновь – перерыв в несколько дней, рихтовка, обдирка, шлифовка и заточка. И вот, наконец, Василий вновь бьет металлической палочкой по клинку, прислушивается к долгому музыкальному звону, и на лице его появляется удовлетворенная улыбка: «Кажется, на этот раз все получилось!» Он зажимает клинок в тиски и тянет за хвостовик – клинок сгибается в почти идеальную дугу. Остаются только всякие мелочи – протравить рисунок, чтобы на поверхности клинка появился красивый узор, подогнать деревянные ножны, установить на меч рукоять, обтянутую замшей, бронзовые перекрестие и навершие (так называемое яблоко). Меч, почти в точности такой, каким могли биться русские воины XIII века, полностью готов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Русское и японское

Поскольку Василий Иванов считается признанным экспертом в области традиционного японского оружия, мы не могли обойти вниманием сравнение технологий оружейного искусства двух школ – западной и восточной. «Несмотря на разные названия, технологии ковки и приготовления стали для изготовления восточного и западного оружия практически идентичны, – поясняет Василий. – Японское оружие – это тоже, как правило, многопакетные клинки, конструкция которых варьируется в зависимости от школы, цены, времени изготовления. Конечно, по форме русское и японское оружие тех времен существенно отличается, но это обусловлено скорее традициями и техникой фехтования, чем технологическими причинами. А вот процесс закалки отличается довольно сильно – при изготовлении японского оружия применяют так называемую зонную закалку, когда часть клинка обмазывают глиной, чтобы замедлить остывание в закалочной ванне. Механическая обработка в японском оружии тоже гораздо более серьезна: шлифовка и полировка должны быть очень тщательными и утонченными, поскольку японское оружие, кроме своего прямого назначения, имеет еще и эстетическую функцию – это, как правило, настоящее произведение искусства. Вот почему японские катаны обязательно полируют, а русский меч достаточно просто отшлифовать и на нем даже допустимы следы от абразивного камня. Кстати, благодаря тщательной полировке японские клинки более устойчивы к коррозии».

 

 

 

Автор: Дмитрий Мамонтов

s30556663155.mirtesen.ru

Русский меч...История булата..

 

 

Популяризация японского холодного оружия (в частности мечей) в последнее время приняла просто таки колоссальные масштабы. Ничего не хочу сказать плохого в адрес традиций японского оружейного ремесла, но меня вводит в недоумение то, что традиции русских мастеров остаются за бортом…

Рассмотрим вкратце историю металлов.

Булат

Родиной булата является Индия. И появился он, очевидно, не позднее, чем два с половиной тысячелетия назад. На это указывает тот факт, что еще Аристотель в своих работах упоминает металл с характерным рисунком и поразительными качествами. Индийские умельцы называли эту сталь (а булат это не что иное, как сталь) вутц.

Название «булат» появилось не в Индии, а в других странах. По мнению академика Грузинской ССР Г. А. Меликишвили, термин «булат» произошел от названия древней страны Пулуади, которая десять веков до нашей эры располагалась на территории современных стран: Турции, Армении, Грузии и Ирана и была одним из центром производства стали (еще не булатной).

Александру Македонскому в его походе на Индию помогли его талант полководца и, наверное, греческие боги, потому что качество оружия македонцев не шло ни в какое сравнение с качеством оружия индусов. Македонцы с ужасом отмечали, что доспехи индусов не берет ни стрела, ни копье, и даже меч не оставляет на них следов, а в сражении на мечах, клинки македонцев либо ломались, либо позорно гнулись. Так цивилизация узнала о существовании вутца.

Ярым поклонникам японского холодного оружия скажу, что во времена Александра Македонского в Японии не существовало школ и традиций производства собственных мечей. Вплоть до четвертого века холодное оружие ввозилось в Японию из Китая и ценилось намного больше того, что делалось местными мастерами. Мало того, мечи, которые изготовляли японские оружейники, делались опять же из привезенного металла и по формам и размерам повторяли китайские («Рыцари страны восходящего солнца» А. Ю. Синицын стр. 283).

Итак, что же такое булат?

Это литая сталь, то есть цельный кусок металла, изготовленный по особой технологии. Секретов в этой технологии огромное количество, но они вовсе не мистические. Секреты в чистоте железа (которая в те времена была трудно достижима), в режимах и температурах плавления и охлаждения метала, насыщении железа углеродом и непосредственно ковки.

Если все детали технологии соблюдались четко, то металл приобретал характерный рисунок и поразительные качества. Клинок из такой стали затачивался до остроты бритвы, одинаково хорошо резал легкую ткань и дерево, рубил металл, не повреждая заточенную кромку, и его можно было сильно изгибать, после чего клинок принимал первоначальную форму без остаточной деформации.

В подтверждение того факта, что древние индусы в совершенстве владели искусством металлургии, в Дели и по сей день стоит железная колонна, которая весит шесть с половинной тонн, и возвышается на шесть метров. Эта колонна насчитывает полторы тысячи лет и имеет чистоту железа 99,72%, что объясняет ее высокую антикоррозийную стойкость.

Технология изготовления именно этого булата была полностью утрачена в XVI веке (в основном из-за разрушительных войн Тимура) и найдена снова в 1824 году отечественным горным инженером П. П. Аносовым, который также являлся начальников Златоустовских заводов (они работают и по сей день).

На приведенной фотографии изображена часть клинка, изготовленного из булата

А тут медальон из булатной стали

На обоих изображениях отчетливо видна структура булатной стали. Ниже приведен персидский кинжал (предположительно XVIII–XIX века) изготовленный из булата

А здесь представлен нож, изготовленный Златоустовскими мастерами уже в наше время в лучших традициях холодного оружия

Индийские ремесленники не делились своими секретами, но охотно продавали готовые заготовки вутца в Турцию, Иран, Персию и пр. страны. Одним из серьезных потребителей таких заготовок был Дамаск — большой промышленный и торговый центр востока.

Дамасская сталь

В Дамаске оружейники тоже не сидели сложа руки. Они много экспериментировали с индийским вутцом и другими металлами, и в конце концов создали технологии изготовления слоенных клинков. Суть их была в следующем: полосы стали с разным содержанием углерода набирались в пакет, далее разогревались, и проковывались.

Такая технология называется кузнечная сварка. При этом пограничные слои отдельных полос диффузируют друг в друга, образуя неразрывное соединение. Полученную полосу складывали пополам, разогревали и снова проковывали. И так до тех пор, пока в количество слоев в заготовке не достигало несколько сотен. Полученный клинок также имел характерный узор, свойственный булату, хотя и был приготовлен по другой технологии.

Причем, если на рисунок булата мастер почти не мог влиять, то при изготовлении слоенной стали, мастера могли добиваться определенного узора, варьируя направления складываемых перед сваркой полос. Поэтому рисунок дамасской стали всегда чередуется.

Ниже приведена фотография трех ножей ярославского мастера Ильи Куликова с его официального сайта (http://www.damask.nm.ru/g1_20.html). На этой фотографии вы можете видеть три совершенно разных узора дамасской стали.

А здесь охотничий кинжал из дамасской стали, в исполнении Тульских мастеров

Также дамасские мастера первыми обратили внимание, что металл, выдержанный долгое время в земле, после очищения от ржавчины демонстрирует гораздо лучшие качества. Они первыми стали закапывать на долгое время заготовки, перед непосредственным применением. Суть этого процесса в том, что ржавчина первым делом «съедает» участки, в которых больше всего содержится не металлических примесей (фосфор, сера).

Дамасские оружейники успешно продавали свое оружие во многие страны. Рим был одним из основных и постоянных покупателей. Возможно, благодаря римлянам технология «слоенного пирога» дошла до стран нынешней Европы. Как бы там ни было, но к IX-X векам все серьезные европейские оружейные мастерские изготовляли мечи по технологии дамасской стали.

Дошли ли эти технологии до Японии, или японские мастера открыли их самостоятельно, не известно. В любом случае, традиции японского холодного оружия следует рассматривать самостоятельно. А мы вернемся к нашим непосредственным предкам.

Дружинник

Если европейский средневековый рыцарь суть профессиональный солдат, то таким аналогом на Руси IX-XI веков был дружинник. Пеший, или конный, это был серьезный воин. В боевом снаряжении дружинник был облачен в кольчугу, имел лук и стрелы, боевой топор, щит и меч. На двух рисунках, приведенных ниже, прекрасно видны все нюансы экипировки дружинников.

Кольчуга заслуживает отдельного внимания. Я приведу два абзаца из книги Б.А. Колчина "Техника обработки металла в древней Руси".

Кольчуга служила достаточно надежной защитой от холодного оружия. В древней Руси, она появилась на 200 лет раньше, чем в Западной Европе. Еще в XII в. во Франции кольчуга считалась дорогим импортным доспехом который ввозили из России. В героической французской поэме "Рено де Монтобан" упоминается "кольчуга, сделанная в России".

Обычная кольчуга на средний рост состояла примерно из 18-20 тыс. колец. В технологии производства древнерусских кольчуг поражает миниатюрность, тонкость и огромная трудоемкость кузнечных работ, например, операция склепывания кольца заклепкой диаметром около 0,75 мм, производившаяся не с отдельно лежащим кольцом, а уже с кольцом, вплетенным в кольчугу. Склепать нужно было около 10 тыс. колец.

Из этого следует очевидный вывод — кузнечное дело на древней Руси было развито достаточно сильно. Но то кольчуга, а что же меч?

Русский меч

Чтобы не пересказывать уже написанное профессионалами своего дела, снова приведу отрывок из книги Б.А. Колчина "Техника обработки металла в древней Руси".

Русские летописи и другие письменные источники пестрят упоминаниями о мече. Не менее широко представлены мечи и в археологическом материале. Основная масса мечей, как и другого вооружения, дошла до нас от Х в. Погребения воинов-дружинников Игоря, Святослава и Владимира Святославовича сопровождались богатым набором оружия и разного военного снаряжения.Обычная Длина меча Х в. была около 80-90 CM, ширина клинка равнялась 5-6 см, толщина 4 мм. Вдоль полотна на обеих сторонах клинка всех древнерусских мечей идут долы, служившие для облегчения веса клинка. Навершие, рукоять и перекрестье меча почти всегда украшались бронзой, серебром и даже золотом.

Технология производства клинков мечей нами изучена на основании металлографического анализа 12 экземпляров мечей. Пять мечей происходят из Гнездовских курганов, четыре меча из Михайловских курганов, два меча из Приладожских курганов и один меч из Вщижа (Древнерусский город на реке Десне в Брянской области). На основании обнаруженных структурных схем металла древнерусских мечей мы реконструируем технологию их изготовления.

Основа клинка меча делалась из железа или сваривалась из трех полос стали и железа. Когда основа клинка сваривалась только из стали, брали малоуглеродистый металл. Довольно широко применялась и узорчатая сварка. В этом случае основа клинка сваривалась из средней железной и двух крайних специально сваренных полос. Последние, в свою очередь, были сварены из нескольких прутьев с разным содержанием углерода, затем несколько раз перекрученных и раскованных в полосу. К предварительно сваренному и подготовленному бруску основы клинка наваривали в торец стальные полосы - будущие лезвия.

После сварки клинок выковывали таким образом, чтобы стальные полосы вышли на лезвие. Отковав клинок заданного размера, вытягивали черенок рукоятки. Следующей механической операцией было выстругивание долов. Затем клинок шлифовали и подвергали термической обработке. После этого клинок полировали, и если на основе клинка делалась узорчатая сварка, его травили. Кузнец же делал и основу перекрестья и навершия рукоятки. Иногда наваренные стальные лезвия подвергались перед термической обработкой дополнительной цементации.

Применялась также цементация поверхности цельножелезного меча. Подобная технология была у меча из Михайловских курганов.

Перед нами самая типичная древнерусская технология изготовления качественного изделия - сварка мягкой вязкой основы со стальным лезвием и последующая термическая обработка всего клинка.

Очень интересные сведения о технике производства мечей древнерусскими кузнецами сообщает их современник, выше уже упоминавшийся хорезмийский ученый Ал-Бируни. "Русы выделывали свои мечи из шапуркана, а долы посредине их из нармохана, чтобы придать им прочность при ударе, предотвратить их хрупкость. Ал-фулад (сталь) не выносит холода их зим и ломается при ударе. Когда они познакомились с фарандом (т. е. с узорчатым булатом), то изобрели для долов плетенье из длинных проволок (изготовленных) из обеих разновидностей железа-шапуркана и женского (т. е. железа). И стали получаться у них на сварных плетениях при погружении (в травитель) вещи удивительные и редкостные, такие, какие они желали и намеревались получить. Ал-фаранд же (рисунок) не получается соответственно намерению при изготовлении (меча) и не приходит по желанию, но он случаен"...

Этот текст интересен с двух сторон. Во-первых, он подтверждает выводы о технике производства клинков мечей, сделанные нами на основании изучения лишь 12 мечей. Технология наварки стальных ("из шапуркана") лезвий на железную ("из нормохана") основу клинка является общерусской. Во-вторых, Ал-Бируни говорит я о ревосходстве техники изготовления узора на клинках мечей у русских оружейников.

При соответствующей комбинации железных и стальных полос на основе клинка древнерусский кузнец мог получить любой заданный рисунок с одинаковым ритмом по всей полосе, что особенно и удивляло Бируни. Булатный же рисунок, как известно из опытов П. П. Аносова, случаен, так как при кристаллизации тигельной стали в каждом отдельном случае получается свой рисунок структурной неоднородности.

Итак, древнерусские кузнецы, ковавшие для своих соотечественников воинов-дружинников мечи, владели сложной технологией кузнечной ковки, узорчатой сварки и термической обработки и в технике производства и художественной отделке не уступали ни западным, ни восточным мастерам. В искусстве отделки клинков мечей они даже превосходили знаменитых восточных оружейников, изготовлявших мечи из булатной стали.

Добротные мечи с "удивительными и редкостными" узорами, изготовленные русскими кузнецами, пользовались широким спросом на внешних рынках: в Византии, Средней Азии и других странах. Арабский писатель Ибн-Хордадбех в середине IX в. писал: "что же касается купцов русских - они же суть племя из славян - то они вывозят меха выдры, меха лисиц и мечи из дальнейших концов Славонии к Румейскому (Так арабы в средние века называли Черное море) морю".

Итак, мы видим, что технологии производства мечей русскими оружейниками перекликаются с технологией дамасской стали (кузнечная сварка прутьев стали с различным содержанием углерода, использование нескольких пластин, булатный рисунок), но все же сильно отличаются от нее. Также мы видим, что качество этих мечей ничем не уступало, а иногда и превышало качество зарубежных аналогов.

В связи с оружейным делом X века история донесла нам имя Людоты Коваля. Мало что известно о жизни этого легендарного оружейника, кроме того, что он ковал великолепные мечи, за которыми знатные воины выстраивались в очередь. До нас дошли несколько экземпляров, на которых сохранились его клеймо.

Ю. Никитин в своем романе «Князь Владимир» подробно описал процесс изготовления меча великим оружейником. Разумеется, это только художественное произведение, но процесс описан настолько детально и реалистично, что я рекомендую всем желающим с ним ознакомиться.

Найти изображения меча дружинника тысячелетней давности в хорошем состоянии мне не удалось, поэтому я привожу снимки современных аналогов. Мечи сделаны ныне живущим мастером, имя которого я не смог выяснить.

Обратите внимание, что лезвие этих мечей скругленное, почти круглое. Такие мечи были чуть длиннее (105–110 см) и ими вооружались конные дружинники. Мечом такой формы удобнее наносить рубящий удар, что для конных воинов было важнее. Мечи же пеших дружинников должны были быть одинаково приспособлены и для рубящих ударов и для колющих. Поэтому они были немного короче (90–95 см) и имели острый конец.

Мне не удалось найти качественных изображений такого меча ни современных, ни оригинальных, поэтому мой друг и соратник Сергей Агарев воспроизвел его изображение по моему эскизу. Вот оно:

Вместо заключения

После XI-го века меч трансформируется в палаш, потом в саблю, шпагу и, наконец, в шашку. Но традиции изготовления высококачественного холодного оружия никуда не делись. Мастера Тулы, Санкт-Петербурга, Златоустья и многих других отечественных мастерских и по сей день выпускают уникальные экземпляры холодного оружия практически всех времен.

Источник

subscribe.ru

Мечи русских воинов | Si vis pacem, para bellum!

23/10/2015 Мечи русских воинов

mech

Самые древние мечи, найденные до настоящего времени в славянских захоронениях, датируются примерно концом IX века. Но, конечно же, это не показывает, что ранее об этом оружии славянам не было известно.

Такие захоронения наглядно говорят, что для русского воина меч был больше чем просто кусок железа или даже оружие.

mech

Мечи клали в могилу вместе с хозяином, чтоб и в другой жизни он продолжал выполнять свою грозную функцию.

ga1

Однако, при жизни меч был далеко не у каждого воина. Дело в том, что такой вид оружия в то время был очень дорогим. Кроме того, владение мечом требовало высокого профессионализма и при этом сам воин должен быть обладать недюжинной силой.

Хоть мечи славян того времени историки классифицируют двумя десятками видов, в целом все они имели одни и те же характеристики. Мечи имели длину од 90 до 100 см, ширина у рукояти была 5-7 см, клинок сужался к концу. Весили они около полутора килограммов. Посередине лезвия проходил широкий дол, который со временем становился уже и, в конце концов, его перестали делать совсем.

mechi

Процесс изготовления мечей у славян был довольно трудоемким. В связи с суровыми климатическими условиями, требовался металл, который мог выдержать сильные морозы. Известная булатная сталь, из которой тогда ковались мечи, для этого не особо подходила – мечи из этой стали ломались на морозе. Для производства основы мечей славяне обрабатывали железо также по технологии производства дамасской стали. Потом по краю основы приваривали лезвия из стали, которая при нагревании пропитывалась углеродом и из-за этого становилась очень твердой. Такой процесс сварки разных металлов в то время требовал от кузнеца очень высокой квалификации.

kuznica

Носился меч в деревянных ножнах, обтянутых кожей на поясном ремне или, также с помощью ремня, крепился за спиной.

mech

Мечи богато украшались. И часто это оружие стоило дороже всего остального имущества его владельца. Из-за своей дороговизны такое оружие мог позволить себе человек, имеющий хороший достаток, например, княжеский дружинник или зажиточный ополченец.

drujina

Меч редко использовался всадниками из-за смещения его центра тяжести к рукояти, что делало довольно затруднительным нанесение удара сверху вниз, находясь в седле.

drujina

Мечу уделялось очень много внимания в языческой мифологии. Одним из наиболее известных символов, тождественных христианскому кресту является Меч Перуна.

mech-peruna

Меч становился своего рода оберегом, а в орнамент на лезвии и рукояти вплетались слова заговоров.

Изготовленное оружие отправляли на капище на ночь, купали в крови пленников или жертвенных животных, крестили водой, землей и ветром, награждали собственным именем. Зачастую меч принимал участие в обряде превращения мальчика в мужчину.

muj

Во время изготовления меча кузнец читал молитвы, чтобы придать клинку особую силу. А несокрушимая вера в могущество этого оружия придавала его владельцу сил во время жестокой битвы.

mech

Мечи прослужили верой и правдой русским воинам до конца XVI века.

Спонсор этой статьи http://kidigo.com.ua/ulichnaya-mebel-masterskaya-volshebnogo-mira-ukraina.html — эргономичная и функциональная уличная мебель!

Posted in Оружие and tagged Мечи русских воинов

paraparabellum.ru

Русский меч | Музей воинской культуры в Самаре

 

Популяризация японского холодного оружия (в частности мечей) в последнее время приняла просто таки колоссальные масштабы. Ничего не хочу сказать плохого в адрес традиций японского оружейного ремесла, но меня вводит в недоумение то, что традиции русских мастеров остаются за бортом…

Рассмотрим вкратце историю металлов.

Булат

Родиной булата является Индия. И появился он, очевидно, не позднее, чем два с половиной тысячелетия назад. На это указывает тот факт, что еще Аристотель в своих работах упоминает металл с характерным рисунком и поразительными качествами. Индийские умельцы называли эту сталь (а булат это не что иное, как сталь) вутц.

Название «булат» появилось не в Индии, а в других странах. По мнению академика Грузинской ССР Г. А. Меликишвили, термин «булат» произошел от названия древней страны Пулуади, которая десять веков до нашей эры располагалась на территории современных стран: Турции, Армении, Грузии и Ирана и была одним из центром производства стали (еще не булатной).

Александру Македонскому в его походе на Индию помогли его талант полководца и, наверное, греческие боги, потому что качество оружия македонцев не шло ни в какое сравнение с качеством оружия индусов. Македонцы с ужасом отмечали, что доспехи индусов не берет ни стрела, ни копье, и даже меч не оставляет на них следов, а в сражении на мечах, клинки македонцев либо ломались, либо позорно гнулись. Так цивилизация узнала о существовании вутца.

Ярым поклонникам японского холодного оружия скажу, что во времена Александра Македонского в Японии не существовало школ и традиций производства собственных мечей. Вплоть до четвертого века холодное оружие ввозилось в Японию из Китая и ценилось намного больше того, что делалось местными мастерами. Мало того, мечи, которые изготовляли японские оружейники, делались опять же из привезенного металла и по формам и размерам повторяли китайские («Рыцари страны восходящего солнца» А. Ю. Синицын стр. 283).

Итак, что же такое булат?

Это литая сталь, то есть цельный кусок металла, изготовленный по особой технологии. Секретов в этой технологии огромное количество, но они вовсе не мистические. Секреты в чистоте железа (которая в те времена была трудно достижима), в режимах и температурах плавления и охлаждения метала, насыщении железа углеродом и непосредственно ковки.

Если все детали технологии соблюдались четко, то металл приобретал характерный рисунок и поразительные качества. Клинок из такой стали затачивался до остроты бритвы, одинаково хорошо резал легкую ткань и дерево, рубил металл, не повреждая заточенную кромку, и его можно было сильно изгибать, после чего клинок принимал первоначальную форму без остаточной деформации.

В подтверждение того факта, что древние индусы в совершенстве владели искусством металлургии, в Дели и по сей день стоит железная колонна, которая весит шесть с половинной тонн, и возвышается на шесть метров. Эта колонна насчитывает полторы тысячи лет и имеет чистоту железа 99,72%, что объясняет ее высокую антикоррозийную стойкость.

Технология изготовления именно этого булата была полностью утрачена в XVI веке (в основном из-за разрушительных войн Тимура) и найдена снова в 1824 году отечественным горным инженером П. П. Аносовым, который также являлся начальников Златоустовских заводов (они работают и по сей день).

На приведенной фотографии изображена часть клинка, изготовленного из булата

А тут медальон из булатной стали

На обоих изображениях отчетливо видна структура булатной стали. Ниже приведен персидский кинжал (предположительно XVIII–XIX века) изготовленный из булата

А здесь представлен нож, изготовленный Златоустовскими мастерами уже в наше время в лучших традициях холодного оружия

Индийские ремесленники не делились своими секретами, но охотно продавали готовые заготовки вутца в Турцию, Иран, Персию и пр. страны. Одним из серьезных потребителей таких заготовок был Дамаск — большой промышленный и торговый центр востока.

Дамасская сталь

В Дамаске оружейники тоже не сидели сложа руки. Они много экспериментировали с индийским вутцом и другими металлами, и в конце концов создали технологии изготовления слоенных клинков. Суть их была в следующем: полосы стали с разным содержанием углерода набирались в пакет, далее разогревались, и проковывались.

Такая технология называется кузнечная сварка. При этом пограничные слои отдельных полос диффузируют друг в друга, образуя неразрывное соединение. Полученную полосу складывали пополам, разогревали и снова проковывали. И так до тех пор, пока в количество слоев в заготовке не достигало несколько сотен. Полученный клинок также имел характерный узор, свойственный булату, хотя и был приготовлен по другой технологии.

Причем, если на рисунок булата мастер почти не мог влиять, то при изготовлении слоенной стали, мастера могли добиваться определенного узора, варьируя направления складываемых перед сваркой полос. Поэтому рисунок дамасской стали всегда чередуется.

Ниже приведена фотография трех ножей ярославского мастера Ильи Куликова с его официального сайта (http://www.damask.nm.ru/g1_20.html). На этой фотографии вы можете видеть три совершенно разных узора дамасской стали.

А здесь охотничий кинжал из дамасской стали, в исполнении Тульских мастеров

Также дамасские мастера первыми обратили внимание, что металл, выдержанный долгое время в земле, после очищения от ржавчины демонстрирует гораздо лучшие качества. Они первыми стали закапывать на долгое время заготовки, перед непосредственным применением. Суть этого процесса в том, что ржавчина первым делом «съедает» участки, в которых больше всего содержится не металлических примесей (фосфор, сера).

Дамасские оружейники успешно продавали свое оружие во многие страны. Рим был одним из основных и постоянных покупателей. Возможно, благодаря римлянам технология «слоенного пирога» дошла до стран нынешней Европы. Как бы там ни было, но к IX-X векам все серьезные европейские оружейные мастерские изготовляли мечи по технологии дамасской стали.

Дошли ли эти технологии до Японии, или японские мастера открыли их самостоятельно, не известно. В любом случае, традиции японского холодного оружия следует рассматривать самостоятельно. А мы вернемся к нашим непосредственным предкам.

Дружинник

Если европейский средневековый рыцарь суть профессиональный солдат, то таким аналогом на Руси IX-XI веков был дружинник. Пеший, или конный, это был серьезный воин. В боевом снаряжении дружинник был облачен в кольчугу, имел лук и стрелы, боевой топор, щит и меч. На двух рисунках, приведенных ниже, прекрасно видны все нюансы экипировки дружинников.

Кольчуга заслуживает отдельного внимания. Я приведу два абзаца из книги Б.А. Колчина "Техника обработки металла в древней Руси".

Кольчуга служила достаточно надежной защитой от холодного оружия. В древней Руси, она появилась на 200 лет раньше, чем в Западной Европе. Еще в XII в. во Франции кольчуга считалась дорогим импортным доспехом который ввозили из России. В героической французской поэме "Рено де Монтобан" упоминается "кольчуга, сделанная в России".

Обычная кольчуга на средний рост состояла примерно из 18-20 тыс. колец. В технологии производства древнерусских кольчуг поражает миниатюрность, тонкость и огромная трудоемкость кузнечных работ, например, операция склепывания кольца заклепкой диаметром около 0,75 мм, производившаяся не с отдельно лежащим кольцом, а уже с кольцом, вплетенным в кольчугу. Склепать нужно было около 10 тыс. колец.

Из этого следует очевидный вывод — кузнечное дело на древней Руси было развито достаточно сильно. Но то кольчуга, а что же меч?

Русский меч

Чтобы не пересказывать уже написанное профессионалами своего дела, снова приведу отрывок из книги Б.А. Колчина "Техника обработки металла в древней Руси".

Русские летописи и другие письменные источники пестрят упоминаниями о мече. Не менее широко представлены мечи и в археологическом материале. Основная масса мечей, как и другого вооружения, дошла до нас от Х в. Погребения воинов-дружинников Игоря, Святослава и Владимира Святославовича сопровождались богатым набором оружия и разного военного снаряжения.Обычная Длина меча Х в. была около 80-90 CM, ширина клинка равнялась 5-6 см, толщина 4 мм. Вдоль полотна на обеих сторонах клинка всех древнерусских мечей идут долы, служившие для облегчения веса клинка. Навершие, рукоять и перекрестье меча почти всегда украшались бронзой, серебром и даже золотом.

Технология производства клинков мечей нами изучена на основании металлографического анализа 12 экземпляров мечей. Пять мечей происходят из Гнездовских курганов, четыре меча из Михайловских курганов, два меча из Приладожских курганов и один меч из Вщижа (Древнерусский город на реке Десне в Брянской области). На основании обнаруженных структурных схем металла древнерусских мечей мы реконструируем технологию их изготовления.

Основа клинка меча делалась из железа или сваривалась из трех полос стали и железа. Когда основа клинка сваривалась только из стали, брали малоуглеродистый металл. Довольно широко применялась и узорчатая сварка. В этом случае основа клинка сваривалась из средней железной и двух крайних специально сваренных полос. Последние, в свою очередь, были сварены из нескольких прутьев с разным содержанием углерода, затем несколько раз перекрученных и раскованных в полосу. К предварительно сваренному и подготовленному бруску основы клинка наваривали в торец стальные полосы - будущие лезвия.

После сварки клинок выковывали таким образом, чтобы стальные полосы вышли на лезвие. Отковав клинок заданного размера, вытягивали черенок рукоятки. Следующей механической операцией было выстругивание долов. Затем клинок шлифовали и подвергали термической обработке. После этого клинок полировали, и если на основе клинка делалась узорчатая сварка, его травили. Кузнец же делал и основу перекрестья и навершия рукоятки. Иногда наваренные стальные лезвия подвергались перед термической обработкой дополнительной цементации.

Применялась также цементация поверхности цельножелезного меча. Подобная технология была у меча из Михайловских курганов.

Перед нами самая типичная древнерусская технология изготовления качественного изделия - сварка мягкой вязкой основы со стальным лезвием и последующая термическая обработка всего клинка.

Очень интересные сведения о технике производства мечей древнерусскими кузнецами сообщает их современник, выше уже упоминавшийся хорезмийский ученый Ал-Бируни. "Русы выделывали свои мечи из шапуркана, а долы посредине их из нармохана, чтобы придать им прочность при ударе, предотвратить их хрупкость. Ал-фулад (сталь) не выносит холода их зим и ломается при ударе. Когда они познакомились с фарандом (т. е. с узорчатым булатом), то изобрели для долов плетенье из длинных проволок (изготовленных) из обеих разновидностей железа-шапуркана и женского (т. е. железа). И стали получаться у них на сварных плетениях при погружении (в травитель) вещи удивительные и редкостные, такие, какие они желали и намеревались получить. Ал-фаранд же (рисунок) не получается соответственно намерению при изготовлении (меча) и не приходит по желанию, но он случаен"...

Этот текст интересен с двух сторон. Во-первых, он подтверждает выводы о технике производства клинков мечей, сделанные нами на основании изучения лишь 12 мечей. Технология наварки стальных ("из шапуркана") лезвий на железную ("из нормохана") основу клинка является общерусской. Во-вторых, Ал-Бируни говорит я о ревосходстве техники изготовления узора на клинках мечей у русских оружейников.

При соответствующей комбинации железных и стальных полос на основе клинка древнерусский кузнец мог получить любой заданный рисунок с одинаковым ритмом по всей полосе, что особенно и удивляло Бируни. Булатный же рисунок, как известно из опытов П. П. Аносова, случаен, так как при кристаллизации тигельной стали в каждом отдельном случае получается свой рисунок структурной неоднородности.

Итак, древнерусские кузнецы, ковавшие для своих соотечественников воинов-дружинников мечи, владели сложной технологией кузнечной ковки, узорчатой сварки и термической обработки и в технике производства и художественной отделке не уступали ни западным, ни восточным мастерам. В искусстве отделки клинков мечей они даже превосходили знаменитых восточных оружейников, изготовлявших мечи из булатной стали.

Добротные мечи с "удивительными и редкостными" узорами, изготовленные русскими кузнецами, пользовались широким спросом на внешних рынках: в Византии, Средней Азии и других странах. Арабский писатель Ибн-Хордадбех в середине IX в. писал: "что же касается купцов русских - они же суть племя из славян - то они вывозят меха выдры, меха лисиц и мечи из дальнейших концов Славонии к Румейскому (Так арабы в средние века называли Черное море) морю".

Итак, мы видим, что технологии производства мечей русскими оружейниками перекликаются с технологией дамасской стали (кузнечная сварка прутьев стали с различным содержанием углерода, использование нескольких пластин, булатный рисунок), но все же сильно отличаются от нее. Также мы видим, что качество этих мечей ничем не уступало, а иногда и превышало качество зарубежных аналогов.

В связи с оружейным делом X века история донесла нам имя Людоты Коваля. Мало что известно о жизни этого легендарного оружейника, кроме того, что он ковал великолепные мечи, за которыми знатные воины выстраивались в очередь. До нас дошли несколько экземпляров, на которых сохранились его клеймо.

Ю. Никитин в своем романе «Князь Владимир» подробно описал процесс изготовления меча великим оружейником. Разумеется, это только художественное произведение, но процесс описан настолько детально и реалистично, что я рекомендую всем желающим с ним ознакомиться.

Найти изображения меча дружинника тысячелетней давности в хорошем состоянии мне не удалось, поэтому я привожу снимки современных аналогов. Мечи сделаны ныне живущим мастером, имя которого я не смог выяснить.

Обратите внимание, что лезвие этих мечей скругленное, почти круглое. Такие мечи были чуть длиннее (105–110 см) и ими вооружались конные дружинники. Мечом такой формы удобнее наносить рубящий удар, что для конных воинов было важнее. Мечи же пеших дружинников должны были быть одинаково приспособлены и для рубящих ударов и для колющих. Поэтому они были немного короче (90–95 см) и имели острый конец.

Мне не удалось найти качественных изображений такого меча ни современных, ни оригинальных, поэтому мой друг и соратник Сергей Агарев воспроизвел его изображение по моему эскизу. Вот оно:

Вместо заключения

После XI-го века меч трансформируется в палаш, потом в саблю, шпагу и, наконец, в шашку. Но традиции изготовления высококачественного холодного оружия никуда не делись. Мастера Тулы, Санкт-Петербурга, Златоустья и многих других отечественных мастерских и по сей день выпускают уникальные экземпляры холодного оружия практически всех времен.

Источник

weaponology.mirtesen.ru

Мечи русских воинов | Журнал Популярная Механика

После плавки Василий извлекает из тиглей слитки стали и оценивает полученный результат, проковывая их в полосы. «При необходимости в ходе дальнейшего процесса можно выжечь избыток углерода из полосы прямо в горне, — объясняет он. — Или науглеродить, поскольку при ковке часть углерода — до 0,3% - неизбежно выгорает».

Получение уклада

Переплавка крицы в тиглях — не единственный способ получения стали из кричного железа. Еще один способ — это получение так называемой сырцовой стали, или уклада. Метод состоял в следующем: кричное мягкое железо разогревали в горне, в горящем угле, насыщая поверхность слитка углеродом. Затем слиток резко охлаждали водой или снегом, в результате поверхностный слой закалялся и становился хрупким. При ударах эта «скорлупа» углеродистой стали отделялась от слитка в виде пластинок. Затем крицу вновь разогревали и повторяли вышеописанную операцию, пока весь слиток не превращался в такие пластинки. Затем пластинки разогревали в горне и сваривали между собой, получая стальную заготовку, пригодную для изготовления различных изделий. Уклад вполне подходил для изготовления холодного оружия. Для улучшения качеств такое оружие часто изготавливалось по пакетной схеме — как в нашем случае. Чаще всего количество пакетов сокращалось до двух: в тело клинка из мягкой или сырцовой стали вваривались (или наваривались) лезвия из высокоуглеродистой стали, полученные с помощью цементации железа или сырцовой стали.

Мягкость и твердость

В результате вышеперечисленных операций мы получили три примерно трехкилограммовых заготовки из разных видов стали в форме полос. Однако от этих полос до меча еще довольно далеко. По словам Василия, «это пока еще не детали клинка, а лишь материал, из которого они будут сделаны».

Одним из способов создать твердую режущую кромку оружия в XIII веке была цементация — поверхностное упрочнение, то есть науглероживание поверхности изделий, изготовленных из относительно мягкой стали. Изделие помещали в закрытый сосуд, заполненный органическим веществом — карбюризатором, в роли которого чаще всего выступал уголь, толченые рога или их смесь. Затем сосуд помещали в печь, где при температуре свыше 900 С без доступа воздуха карбюризатор обугливался и поверхность изделия постепенно насыщалась углеродом. Этот способ достаточно широко применялся для науглероживания топоров и клинков (более-менее массовых изделий). Но цементация — это упрочнение поверхностного слоя определенной глубины; когда этот слой стачивался, режущая кромка переставала держать заточку, и оружие приходилось подвергать новой процедуре цементации. А при увеличении глубины цементации возрастал риск сделать поверхность слишком хрупкой. Так что этот способ мы отвергли, поскольку он все-таки не позволяет достичь нужных нам качеств. Ведь «совершенный клинок» XIII века (равно как и любого другого времени) должен быть упругим, гасить колебания при ударах, вязким, а не хрупким, но в то же время режущая кромка лезвия должна быть твердой и хорошо держать заточку. Создать такой меч из гомогенного материала практически невозможно, поэтому мы решили прибегнуть к композитной технологии того времени, используя пакетную схему и «узорную сварку» (pattern welding). Наш меч будет «построен» из семи пакетов трех видов, каждый из которых выполняет свою задачу.

Историческая сталь Историческая сталь Сталь, полученная после переплавки кричного железа в глиняном тигле. Реальный слиток, найденный при археологических раскопках городища близ Новгорода.

Первый пакет изготавливается из мягкого низкоуглеродистого (до 0,3% углерода) железа. Из вытянутых полос этого мягкого железа составляем шестислойный «сэндвич», проковываем его (при этом слои свариваются в единый пакет), разрубаем и складываем пополам, вновь проковываем, повторяя этот процесс восемь раз и получая в итоге пакет из относительно мягкой дамасской стали, насчитывающий примерно 1500 слоев. Этот пакет будет «становым хребтом» нашего меча — его сердцевиной. Такая вязкая сердцевина работает на сжатие, воспринимает ударные нагрузки и гасит колебания, не давая мечу сломаться при сильных ударах. Она также связывает все окружающие пакеты, выполняющие другие задачи, в единое целое.

Подготовка пакетов Подготовка пакетов Из полученных после переплавки сталей собираются пакеты, которые послужат деталями клинка. Справа — прокованная заготовка лезвия из высокоуглеродистой стали, закаленная и затем сломанная для оценки твердости, хрупкости и красноломкости.

Второй пакет — это будущее лезвие. Для его изготовления мы использовали два полученных нами ранее вида стали — среднеуглеродистой и высокоуглеродистой. Чередуя полосы этих двух видов так, чтобы среднеуглеродистый материал оказался «снаружи», складываем сэндвич из семи слоев и, пересыпав флюсом, свариваем их в единый пакет. Затем разрезаем, складываем пополам и вновь проковываем. Повторяем операцию еще 14 раз. Легко подсчитать, что в итоге при таком складывании мы получим… более 200 000 слоев! Учитывая, что финальная толщина пакета составляет 6 мм, можно вычислить толщину слоя — около 30 нм. «Фактически средневековые нанотехнологии! — смеется Василий. — На самом деле, конечно, это весьма условные «слои' - при таком перемешивании структура стали получается близкой к гомогенной». Лезвие в итоге должно быть твердым и хорошо держать заточку.

Пакетная схема Пакетная схема Наш клинок будет собран из семи пакетов, каждый из которых выполняет свою задачу.

Пружинки

Третий пакет — это будущие обкладки, их четыре. Они изготавливаются из мягкой низкоуглеродистой и среднеуглеродистой стали. Начинается этот пакет с семислойного сэндвича (низкоуглеродистой сталью наружу), который с помощью горна и молота свариваем в единый пакет. Как и два других пакета, разрезаем, складываем пополам и вновь проковываем. Повторяем операцию еще девять раз, получая в итоге полосу из дамасской стали, состоящую из 7000 слоев.

Анатомия клинка Анатомия клинка Заготовка для клинка — полоса размерами 1,2х2,5х50 см и массой примерно 1,5 кг — собрана из семи пакетов.

Но это еще не все! Для того чтобы клинок меча в итоге лучше противостоял поперечным изгибающим нагрузкам, а также продольному скручиванию, обкладки торсируют, то есть каждую скручивают на 20 оборотов, получая стальной витой «канат». Такие обкладки после закалки станут более упругими и будут дополнительно гасить колебания, не позволяя ударам «отдаваться в руку». Поскольку обкладок четыре, направления закручивания их должны «компенсироваться» попарно — иначе при малейшей ошибке во время закалки меч «пойдет винтом». Упругие обкладки-торсионы работают в клинке меча на растяжение и фактически выполняют ту же роль, что и арматура в железобетоне, то есть упрочняют тело клинка.

Проковка пакетов Проковка пакетов Полосы стали вытягивают, разрезают, складывают пополам и проковывают, сваривая их с помощью кузнечной сварки в единое целое. Затем этот процесс повторяют несколько раз, увеличивая количество переплетаемых слоев. Это как раз и есть техника «узорной сварки». В зависимости от количества слоев и видов стали на готовом изделии может проявиться узор. Такую сталь называют узорчатой (дамасской). Для того чтобы образующиеся на поверхности окислы не мешали сварке, разогретые в горне полосы посыпают флюсом. Сейчас в качестве последнего используется тетраборат натрия (бура), а раньше — смесь доломитовой муки, песка и соды.

Заготовка для клинка

Но вот наконец все семь пакетов готовы и начинается финальная подготовительная стадия — изготовление заготовки клинка. Все пакеты скрепляются проволокой, Василий разогревает их в горне, просыпает флюсом и начинает процесс кузнечной сварки. Как и при подготовке самих пакетов, он использует пневматический молот, и это еще одно небольшое отклонение от средневековой технологии: «Конечно, можно было бы не отступать от оригинальной технологии, но для этого мне бы понадобилась пара молотобойцев… — И ехидно предлагает: — Хотите попробовать?» Фотограф делает вид, что очень занят процессом съемки, а я начинаю расспрашивать Василия о каких-то мельчайших деталях происходящих процессов.

www.popmech.ru