Император Гелиогабал – самые развратные правители в истории. Марк аврелий гелиогабал


Император Гелиогабал – самые развратные правители в истории

Гелиогабал – отвратительная личность, римский император, которого природа щедро наделила красивыми внешними данными, но, очевидно, компенсировала это недостатком ума и воспитания. Даже язык не поворачивается назвать его любвеобильным, поскольку он самый развратный император среди всех развратников и извращенцев. Это гомосексуалист, который был неоднократно женат…

ГелиогабалГелиогабал

Наверное, при тех нравах, которые царили в то время, и при том окружении, в котором рос мальчик, трудно было ожидать, что он станет высокообразованным праведником. Хотя, справедливости ради, нужно сказать, что и в то время, погрязшее в разврате, было много людей порядочных, с нормальными моральными принципами и сексуальными предпочтениями.

Но Гелиогабал, в отличие от многих других, имел положение и власть, что при его гнилой душонке, садистских наклонностях и безграничной любви к представителям сильного пола стало адской смесью.

Гелиогабал родился в 204 году нашей эры в семье, имеющей кровные узы с тогдашним императором. Возможно, подобное родство сыграло бы свою положительную роль и дало бы ребенку максимальные возможности для личностного роста и развития, если бы его окружали нормальные люди. Но его бабка Юлия Меса и мать Юлия Соэмия были неразборчивы в связях, алчны и жаждали власти. Поэтому Гелиогабал стал в их руках орудием для достижения этих целей. Надо начать с того, что его мамаша не знала, кто отец ребенка. А может быть, ей было выгодно это говорить. Хотя она родила в законном браке, но всем говорила, что отцом мальчика является Каракалла – тогдашний консул и будущий император Рима. Зная о моральном облике предполагаемого папаши, вполне можно поверить, что это правда. Поэтому мальчику, нареченному при рождении сирийским именем Авита Вария Бассианом, сменили его на Марка Аврелия Антонина.

Шли годы, и Каракалла стал императором - глупым, порочным и беспринципным. Его убили спустя девять лет бездарного правления. Гелиогабалу в то время было тринадцать, он уже успел впитать все прелести натур матери, бабки и возможного отца, а также вкусить развратной жизни. В это время парень уже осознал свою природную красоту, но не стремился ее сделать более мужественной. Напротив, он хотел, чтобы ему поклонялись все мужчины и восторгались его данными. Он мечтал стать прекрасным, как самая лучшая из женщин!

Гелиогабал пользовался женской косметикой – румянил гладкие щечки, красил губы, а также носил женские украшения: кольца, браслеты и ожерелья.

Мать и бабка сделали все возможное и невозможное, чтобы их отпрыск стал императором. Это случилось, когда мальчику исполнилось 14 лет. Гелиогабал вошел в историю как император Цезарь Марк Аврелий Антонин Август.

Представьте себе, к чему это привело, когда к его порочной самовлюбленной натуре добавились безграничные возможности. Гелиогабал стал называть себя - Элагабал, то есть Бог солнца. Он одевался в шелковые изысканные одежды, которые никогда не одевал дважды, а ездил на золотых колесницах.

Когда ребенок-император входил в Рим, впереди шествия несли его портрет, где Гелиогабал был во всей своей красе: в роскошных одеждах, с изнеженным щедро раскрашенным личиком, весь увешанный драгоценностями.

Он построил храм, который были обязаны посещать все знатные люди Рима. Там он самолично проводил богослужения, одетый в роскошные одежды и с ярким макияжем на лице. Кульминацией «богослужения» становился танец Гелиогабала под пение множества девушек, совершавших при этом недвусмысленные эротические телодвижения.

Он ввел игру в лотерею, когда на пир во дворец приглашались очень бедные люди и им раздавались ложки с написанными на них номерами. Во время застолья Гелиогабал называл номера и говорил, какой приз достается его обладателю. Конечно, были и неприятные призы (например, дохлая кошка), но в основном бедняки получали либо золото, либо верблюдов, либо еще какие-то блага. Поэтому неудивительно, что народ был рад такому императору.

Но уже на этих пирах  можно было рассмотреть некую ненормальность правителя, которая проявлялась в весьма необычных кулинарных пристрастиях. Его любимыми блюдами были мозги соловьев, гребешки живых петухов, рис с белым жемчугом и фасоль с янтарем.

Было у юного императора и другое развлечение. Во дворец приводили нищих калек, поили их, а потом заводили в комнату с дрессированными хищниками. Понятно, что люди безумно пугались, а Гелиогабал с фаворитами наблюдали это сквозь специальные потайные окна и наслаждались.

Надо сказать, вначале в большинстве своем люди были за такого правителя, поскольку успели нахлебаться от его жестоких предшественников. Но их надежды не оправдались. В годы правления этого «распущенного мальчика» широкое распространение приобрело жертвоприношение. По всей стране убивали самых красивых мальчиков из знатных семей, чтобы угодить странному божеству, которому поклонялся император.

Он был женат, причем дважды. И, как утверждают историки, скрепя сердцем выполнял супружеский долг. Любовниц у него было множество, но, в отличие от мужчин, более одного раза отношения ни с кем не повторялись.

Еще одна его забава была такая. Гелиогабал раздевался донага, садился в золотую колесницу, в которую запрягал столь же мало одетых девиц, которые катали его по всему дворцу.

Гелиогабал был не только натуралом, но и гомосексуалистом - любовью всей его жизни были мужчины. Он хвалился, что у него было столько любовников, сколько не было у самой развратной шлюхи. Гелиогабал выбирал их среди актеров, циркачей, рабов и т.д. Его не привлекали интересные люди, основным мерилом при выборе партнеров служил их большой фаллос. У императора были специальные люди, которые искали молодых людей с соответствующей внешностью, раздевали их, оценивали размер половых органов и лучших, по их мнению, приводили к императору для его личного «тестирования». Всех, кто ублажит его в постели, Гелиогабал селил во дворце и давал им высокие государственные должности.

Среди его фаворитов был один мужчина, который очень покорил сердце императора – это раб Гиерокл. Он был колесничим, которому, в прямом смысле слова, повезло во время одной гонки упасть перед тем местом, где сидел Гелиогабал. Шлем слетел с головы юноши, и взору императора предстало красивое лицо молодого человека, обрамленное роскошными белыми кудрями. А если к этой картинке добавить мощное тело, которое было у доселе никому неизвестного раба, становится понятно, почему Гиерокл сразу же засел в сердце Гелиогабала занозой. После этого случая правитель велел привести раба в свои покои и сделал его своим любовником.

Он настолько был увлечен новым фаворитом, что поселил во дворце его мать (тоже рабыню) и дал ей статус консула. Гиерокл настолько сумел ублажить в постели своего хозяина, что тот публично целовал ему половой орган, говоря при этом, что отдает тому дань.

Еще один интересный факт о Гелиогабале, хотя доподлинно не известно, было ли это на самом деле. Некоторые историки древности писали, что он любил умерщвлять своих врагов очень изысканным и вычурным способом. Гелиогабал приглашал их в гости на роскошный обед, сажал на определенные места (самые удобные, как он говорил гостям), и, когда все сидели за столом и спокойно пировали, сверху на гостей-недругов начинали сыпаться розовые лепестки в таком количестве, что людей засыпало с головами, и они задыхались. Только непонятно, почему они не вскакивали со своих мест и не спасались бегством. Возможно, понимали, что за такое непочтение к императору их все равно ждет смерть.

Картина Лоуренса Альма-Тадемы - «Розы Гелиогабала»Картина Лоуренса Альма-Тадемы - «Розы Гелиогабала»

На эту тему даже есть картина художника Лоуренса Альма-Тадемы - «Розы Гелиогабала».

В душе Гелиогабал, скорее всего, понимал, что век его недолгий. Но он считал, что достоин умереть красиво и от своей руки. Поэтому повсюду во дворце разложил веревки из золотых нитей, флаконы с ядом и золотые кинжалы, дабы убить себя, если возникнет необходимость. Также он выстроил высокую башню, землю под которой вымостил золотыми слитками. Для чего? Чтобы, если он выберет такой вид смерти и захочет броситься с ее вершины, его благородные мозги и кровь растеклись бы по золоту, а не по грязной земле.

Шло время, и жизнь Гелиогабала все больше и больше возмущала римлян. В один прекрасный момент чаша терпения была переполнена, и солдаты устроили бунт, в ходе которого Гелиогабал и вся его семейка были убиты. Трупы их насадили на крючья, протащили по всем городским улицам, а потом выбросили в реку. Сенат запретил отныне и навечно давать имя Антонин детям.

Гелиогабал прожил всего 18 лет, но за это время успел оставить о себе такой след в истории, что до сих пор его имя – синоним пошлости и разврата. И никто не может сказать о нем ничего хорошего.

Читайте также "Калигула – самые жестокие и развратные правители в истории человечества"

morefactov.ru

Марк Аврелий Антонин Гелиогабал — Циклопедия

Марк Аврелий Антонин Гелиогабал

 
Дата рождения 204
Род деятельности римский император
Безумные римские императоры 2/2 Коммод и Элагабал // История Мира ТВ [52:23]

Марк Аврелий Антонин Гелиогабал (Элагабал, Marcus Aurelius Antoninus Heliogabalus) — римский император из династии Северов, правивший с 8 июня 218 года по 11 марта 222 года[1].

[править] Происхождение

Гелиогабал, сын Юлии Соэмии родился в 204 году в финикийском городе Эмеса, ныне территория Сирии.

Гелиогабал по отцу принадлежал к аристократическому роду Вариев и при рождении именовался Бассианом Варием Авитом (Varius Avitus Bassianus). Его прадед, дед и отец были жрецами финикийского солнечного бога Эла-Габала, покровителя Эмесы.

С материнской стороны Бассиан состоял в родстве с императорской фамилией: его бабушка Юлия Меса, была родной сестрой Юлии Домны, супруги императора Септимия Севера и матери Каракаллы. Говорили, что мать будущего императора, Юлия Соэмия, в юности состояла в любовной связи с Каракаллой, и говорили, что сын её родился именно от младшего Севера, а не от законного супруга[2].

Юлия Соэмия (Soaemias) была замужем за сирийцем Секстом Варием Марцеллом, и её сын носил в начале имя Авита Вария Бассиана, а затем принял имя Марка Аврелия Антонина, выдаваемый матерью и бабкой за незаконного сына императора Каракаллы.

После гибели Каракаллы, когда на престол вступил Марк Опеллий Макрин, Соэмия с матерью и сестрой Юлией Мамеей поселились в Эмесе. Здесь сын Соэмии был посвящён в главные жрецы бога Солнца, Эла-Габала. Под именем этого бога (где «эл» — семитское «бог» — заменялось на греческое «гелиос» — «Солнце») сын Соэмии и вошёл в историю, хотя официально не носил такого имени.

Красивый мальчик в пышном жреческом одеянии нравился сирийским легионам, и благодаря золоту и интригам Юлии Мезы Гелиогабал был ими провозглашён римским императором в возрасте 14 лет.

После победы над полководцем Макрина, Юлианом, а затем и над самим Макрином, Гелиогабал направился в Рим. По дороге к столице он уже проявил своё самовластие — не ожидая сенатского решения он принял титулы «Pius Felix Proconsul tribunicia potestate».

Римский Сенат при Гелиогабале был унижен включением в состав азиатов; магистратура сделалась достоянием вольноотпущенников и слуг.

Официальной римской религии был нанесён сильный удар введением культа солнечного бога, в честь которого был выстроен храм на Палатине. Здесь были собраны самые священные для римлян предметы: палладиум, анцилии (щиты Салиев), огонь Весты и др., которым теперь пришлось отступить на второй план перед изображением чёрного камня, обозначавшего солнечного бога.

Здесь император Гелиогабал, называвший себя «sacerdos amplissimus dei invicti Solis Elagabali», каждое утро совершал богослужение, в сирийском костюме, с подведёнными глазами и бровями, с набеленными и нарумяненными щеками, в присутствии всех должностных лиц Рима. В заключение император исполнял священный танец под аккомпанемент флейт и свирелей и пение хоров девушек, сопровождавших гимны оргиастическими телодвижениями и плясками вокруг алтарей.

Гелиогабал устроил торжественное венчание своего бога с привезённой из Карфагена богиней Тиннит. На это зрелище приглашались сенаторы и всадники. Он приносил своему богу в жертву огромное количество животных и вино.

Гелиогабал приносил и человеческие жертвы, выбирая для этой цели по всей Италии знатных и красивых мальчиков.

Гелиогабал «был юн возрастом, в делах несведущ и необразован»[3], поэтому бразды правления взяла в свои руки его бабка Мэса. Она тщетно боролась с приверженностью императора к пышным нарядам и украшениям, «…настаивая, она пыталась уговорить его переодеться в римскую одежду, раз он готовиться вступить в Рим и войти в Сенат»[3].

Личная жизнь императора была весьма насыщена: он хвалился, что ни одна продажная женщина не имела столько любовников, сколько он; угрожаемый гибелью, он ни о чём не просил, лишь о сохранении жизни себе и своему любовнику Гиероклу.

Гелиогабал безжалостно казнил недовольных. Всем своим любовникам актёрам, мимам и комикам он доверил государственные посты, одного танцора назначил управлять провинцией. Своих рабов он назначал консулами[4].

Однажды, как пишет «История августов», во время пиров Гелиогабал приказывал рассыпать с потолка розы в таком количестве, что пирующие задохнулись.

В день свадьбы Элагабала с Корнелией Паулой на большой цирковой арене разгорелся бой слонов с тиграми, в котором погиб один слон.

Все эти причуды заставили бабушку Гелиогабала передать престол второму внуку, Александру Северу, сыну Мамеи. Юлия Меза добилась того, что бы Александр Север был сделан цезарем и соправителем, а когда обнаружилось, что Гелиогабал замышляет на его жизнь, солдаты подняли мятеж против императора и убили его вместе с матерью. Труп Гелиогабала бросили в Тибр (перед этим его кидали в Большую Клоаку, — канализацию Рима), и даже, само его имя – Антонин запретили как опозорившееся в истории.

Религиозные декреты Гелиогабала были отменены, а чёрный камень бога Элагабала возвращён в Эмессу.

В правление Гелиогабала произошло несколько восстаний — Селевка, Квартина и Таврина.[5].

Гелиогабал считается худшим императором в истории Римской империи[6].

[править] Гелиогабал и евреи

Гелиогабал добивался того, что бы в Риме почитался лишь Элагабал, Бог иудеев и самаритян, а также культ христиан[2].

В «Истории Августов» написано, что Гелиогабал «не раз на обед подавал он страусов, говоря, что евреям положено их есть»[7].

Хотя современный кашрут запрещает употреблять страусов[8], тем не менее, интересно, что финикиец Гелиогабал считал себя евреем/иудеем.

Он никогда не ел свинину, и как известно, он был обрезан[9].

cyclowiki.org

Марк Аврелий Гелиогабал - биография и семья

Биография

Гелиогабалус (Гелиогабал) — Марк Аврелий Антоний, римский император (218—222), поклонник бога Солнца. Устраивал в Риме бесконечные празднества и богослужения, сопровождавшиеся дикими, изуверскими обрядами и расточительством. Вызвал всеобщее презрение и ненависть.

Антонин Гелиогабал по отцу принадлежал к сирийскому аристократическому роду Вариев и от рождения именовался Бассианом Барием Авитом. Его прадед, дед и отец были жрецами финикийского солнечного бога Эла-Габала, покровителя Эмеса. С материнской же стороны Бассиан состоял в родстве с императорской фамилией: его бабка, Юлия Меса, была родной сестрой Юлии Домны, супруги императоров Септимия Севера и Каракаллы. Но, возможно, его связь с родом Северов была еще ближе и непосредственнее: мать будущего императора, Юлия Соэмия, в юности состояла в любовной связи с Каракаллой, и говорили, что сын ее родился именно от младшего Севера, а не от законного супруга (Лампридий: «Антонин Гелиогабал»; 1).

В 217 г., после убийства Каракаллы, император Макрин велел Месе возвратиться на родину и поселиться в своих имениях. С этого же времени Бассиану, как старшему в роде Вариев, было вверено отправление культа Эль-Габала. Он находился в цветущем возрасте и считался красивейшим из всех юношей своего времени. Когда Бассиан священнодействовал и плясал у алтарей под звуки флейт и свирелей, на него собирались смотреть толпы народа. Среди зевак были и воины, поскольку под Эмесом располагался лагерь Третьего Галльского легиона. Некоторые солдаты были клиентами Месы и находились под ее покровительством. В то время азиатские легионы уже стали тяготиться властью Макрина и с сожалением вспоминали Каракаллу, всегда пользовавшегося горячей любовью воинов. Слух о том, что Бассиан — сын Каракаллы, разошелся по всему войску. Поговаривали также, что у Месы груды денег и что она охотно отдаст их все солдатам, если те помогут вернуть власть ее семейству. Много толкуя между собой об этих предметах, легионеры наконец согласились провозгласить Бассиана императором. Однажды ночью клиенты Месы впустили ее в лагерь вместе с дочерьми и внуками, а сбежавшиеся воины сейчас же облачили Бассиана в пурпурный плащ и провозгласили его Антонином.

Когда об этом сообщили Макрину в Антиохию, он выслал против Галльского легиона войска, но те немедленно перешли на сторону Антонина. Тогда сам Макрин двинулся в Финикию и 8 июня 218 г. встретился на ее границах с мятежниками. Началось упорное сражение, однако еще прежде, чем определился победитель, Макрин бежал. Легионы его перешли на сторону Антонина, а сам он вскоре был убит (Геродиан: 5; 3—4).

Сенат утвердил выбор воинов, и в 219 г., покончив со всеми делами на Востоке, Меса привезла внука в Рим. Народ приветствовал нового императора с величайшим воодушевлением, возлагая на него все свои лучшие надежды. Однако уже вскоре его поведение вызвало всеобщее недоумение, а потом и возмущение. С первого же дня Гелиогабал явно показал, что намерен, как и прежде, отдаваться служению своему богу. На Палатинском холме вблизи дворца для Эль-Габала был построен храм, который отныне должен был стать главной святыней Рима. Сюда перенесли и лепное изображение Матери богов, и огонь Весты, и Палладий, и священные щиты, словом — все, что глубоко чтят римляне. Гелиогабал добивался, чтобы в столице почитался только один его бог. Он говорил, что сюда надо перенести и религиозные обряды иудеев, а равно и христианские богослужения для того, чтобы жречество Эль-Габала держало в своих руках все тайны культов. Всех остальных богов он называл служителями своего бога: его спальниками и рабами (Лампридий: «Антонин Гелиогабал»; 3, 7). Вместе с тем император стал предаваться всяким неистовствам: он с упоением плясал около статуи бога, не признавал римские одежды, облачаясь по своему обыкновению в пышные варварские наряды, украшал себя золочеными пурпурными тканями, ожерельями и браслетами, а также румянился и красил глаза. Каждое утро он закалывал и возлагал на алтари гекатомбы быков и огромное число мелкого скота, нагромождая различные благовония и изливая перед алтарями много амфор очень старого превосходного вина. Затем он пускался в бурный танец под звуки кимвалов и тимпанов, вместе с ним плясали женщины, его соплеменницы, а всадники и сенат стояли кругом как зрители (Геродиан: 5; 5, 8). Не гнушался он и человеческими жертвами, заклав в честь Эль-Габала нескольких знатных и красивых мальчиков. Многих он принуждал участвовать в своих оргиях, возбуждавших в римлянах чувство омерзения и негодования: специальные рассыльные разыскивали для императора в общественные банях людей с большими половыми органами и приводили их к нему во дворец для того, чтобы он мог насладиться связью с ними. Своих любовников, людей самого низкого звания, он делал потом консулами, префектами, наместниками и военачальниками. Префектом претория при нем был плясун Эвтихиан, префектом охраны — возница Кордий, префектом снабжения — цирюльник Клавдий.

Все, что до него делали тайно, Гелиогабалстал совершать открыто, на глазах у многих людей. Любовникам он оказывал прилюдно интимные знаки внимания: так, своего любимчика Гиерокла он при встрече всегда целовал в пах. Сам он, говорят, не имел такой полости тела, которая не служила бы для похоти, и гордился тем, что к бесчисленным видам разврата прежних императоров сумел добавить несколько новых. Иногда он появлялся на пирах обнаженный в колеснице, влекомой голыми блудницами, которых он погонял бичом. А пиры его часто устраивались таким образом, что после каждой смены блюд полагалось совокупляться с женщинами. В бане он обычно тоже мылся с женщинами и сам натирал их мазью для удаления волос (Лампридий: «Антонин Гелиогабал»; 5, 6, 10—12, 29—31, 33). В 221 г. он объявил своей женой девушку-весталку, хотя ей по священным законам положено было до конца жизни хранить девство. Это была уже его вторая жена, и с ней он поступил так же, как и с первой — отослал от себя через короткое время для того, чтобы жениться на третьей (Геродиан: 5; 6). Однако и с ней брак его не был долгим. В конце концов Гелиогабал вышел замуж как женщина за своего любовника Зотика, пользовавшегося во все время его правления огромным влиянием.

Роскошь и мотовство императора доходили до таких пределов, что он ни разу в жизни не одел дважды одну и ту же одежду и даже одни и те же драгоценности. А некоторые утверждают, что он ни разу не помылся дважды в одной и той же бане, приказывая после мытья ломать их и строить новые. Испражнялся он только в золотые сосуды, купался исключительно в водоемах, заполненных душистыми мазями или эссенцией шафрана, а для согревания своих апартаментов распорядился жечь индийские благовония без угольев. Роскошью пиров Гелиогабал превзошел даже Вителлия. Не раз горох у него подавали с золотыми шариками, бобы — с янтарем, рис — с белым жемчугом, а рыб вместо перца посыпали жемчугом и трюфелями. Собак он приказывал кормить гусиными печенками, а в ясли лошадям сыпать анамейский виноград (Лампридий: «Антонин Гелиогабал»; 10,29—33).

Видя все это и подозревая, что воинам не нравится подобная жизнь государя, Меса убедила Гелиогабала объявить Цезарем и соправителем Алексиана, другого ее внука от второй дочери Мамеи. В 221 г. Гелиогабал усыновил своего двоюродного брата под именем Александра. Вскоре он, правда, раскаялся в этом, потому что вся знать и воины обратили свои мысли к Александру и стали возлагать лучшие надежды на этого мальчика, прекрасно и разумно воспитывавшегося. Гелиогабал попробовал было отобрать у Александра титул Цезаря. Но, узнав об этом, воины возмутились, и Гелиогабал, объятый страхом, взял Александра в свои носилки и отправился с ним в преторианский лагерь. Он, очевидно, хотел примириться с войском, однако, увидев с каким воодушевлением легионеры приветствуют его соправителя, опять вспылил. Он распорядился схватить тех, кто особенно пылко приветствовал Александра, и наказать их как зачинщиков мятежа. Возмущенные этим приказом воины набросились

на императора, умертвили его и его мать. Тела их они позволили тащить и бесчестить каждому желающему; после того их долго таскали по всему городу, а потом, изуродованные, бросили в сточные воды, текущие в Тибр. Императором был провозглашен Александр (Геродиан: 5; 7,8).

facecollection.ru

Марк Аврелий Гелиогабал

Не сумев удержать многие свои обещания армии, римский император Макринус (217 — 218 гг. Н. Э.) Становился все более непопулярным, и матерью маленького мальчика было всего лишь немного изменить все. 16 мая, 218 года, четырнадцатилетний подросток пробрался в лагерь Третьего Галльского легиона в Сирии и провозгласил нового императорского правителя. Вскоре после этого Макринус был мертв. Хотя новый император изменил свое имя на Марка Аврелия Антонина, история знала бы его как Элагабала.

РАННИЕ ГОДЫВавиус Авитус Бассиан (Elagabalus) родился в. 204 CE (точная дата неизвестна) в Emesa в Сирии Секстусу Varius Marcellus, бывшему сенатору при императоре Каракалле, и Джулии Соэмис, племяннице второй жены Септимия Севера Юлии Домны. В то время, когда он принял титул и трон, Элагабал был наследственным первосвященником в Храме Солнца для сирийского бога солнца Элагабала. Позже его крайняя преданность своей религии способствовала бы его кончине.

Согласно большинству источников, Макринус сыграл важную роль в убийстве Каракаллы. Поскольку он боялся ее близости ко многим в армии, остающейся верной убитому императору, Макринус приказал, чтобы Джулия Домна, мать Каракаллы, покинула Антиохию. После ее смерти она сама голодала, а не уезжала из города — ее сестра Джулия Маеса и две племянницы Джулия Соэмис и Джулия Мамаа, поклялись отомстить. 16 мая, 218 г. н.э., молодой Элагабал был незаконно ввезен в лагерь Третьего легиона римским командиром Комазоном и объявил императором. Мать (и бабушка) богатство и замечательное сходство молодого человека с Каракаллой было достаточно, чтобы убедить всех, что он не сын Вариаса Марцелла, а нелегитимного сына Каракаллы, или это то, что его мать надеялась, что они поведут.

ЭЛАГАБАЛЮС КАК ИМПЕРАТОР

8 июня 218 года Макринус и его войска были побеждены римским командиром Ганнисом за пределами Антиохии. Неудачная попытка падшего императора пересечь Босфор в Каппадокии и убежать в Рим привела к смерти его (и его девятилетнего сына). Смерть Макринуса и утверждение о том, что Элагабалу на самом деле был сыном Каракаллы, было бы достаточно, чтобы римский сенат принял его как нового императора — самого молодого, кто когда-либо сидел на троне; официальное признание не наступит до его прибытия в Рим. Однако вместо того, чтобы немедленно уйти, новый император, его мать и бабушка будут зимовать в Никомидии до прибытия в Рим осенью 219 года н.э. К сожалению, для человека, который победил Макрина, Ганнис не смог увидеть своего молодого протеже, сидящего на троне. По некоторым сведениям, он был не только защитником, но и фигурой отца Элагабалу, в то время как другие утверждали, что он был любовником евнуха или Джулии Соэмис. Какими бы ни были его отношения с семьей, его близость к молодому императору означала, что он оставался угрозой контролирующей матери и бабушке, и эта угроза привела к его смерти.

По прибытии в Рим и, несмотря на свою молодость, Элагабал был официально признан сенатом как император — они надеялись на экономическую и политическую стабильность после хаотического царствования Каракаллы и Макрина. Однако споры вскоре заставили его уродливую голову; то, что не только возмутило бы Сенат, но и потрясло бы большую часть населения, особенно христиан и евреев. Поскольку верховный священник Элагабал планировал заменить старую традиционную религию Рима своей собственной — поклонение Елагабалу. Этот сирийский бог мог даже заменить верховного бога римской мифологии — Юпитера.

Чтобы укрепить свои намерения, у Элагабала был большой черный конический камень (возможно, метеорит), привезенный из Сирии — культовый символ его религии — и установленный на Палатинском холме. Новый храм, Elagabalium, был построен в честь Елагабала. В своей римской истории Кассий Дио, назвавший императора «Ложь Антонина», писал:

Преступление заключалось не в том, что он вводил иностранного бога в Рим или в его возвышение очень странным образом, а в том, что он поставил его еще до самого Юпитера и заставил себя проголосовать за его священника …. Более того, его часто видели даже в публичной одежде в варварском платье, которое использовали сирийские священники, и это было так же важно, как и его получение прозвищем «Ассирийский».

Чтобы помочь улучшить отношения с жителями Рима и отвлечь внимание от новой религии, Элагабалу было предложено выйти замуж в римскую аристократическую семью. У него было бы три жены: Джулия Паула, Анния Фаустина и Аквилия Севера — последний «брак» вызвал еще больше дебатов, потому что она была вечной девственницей, которая была давним табу. Кассий Дио написал,

… он развелся с Паулой на том основании, что у нее был какой-то пятно на ее теле, и сожительствовал с Аквилия Севера, тем самым самым грубым нарушением закона, поскольку она была посвящена Весте, и все же он самым нечестиво осквернил ее …. Я сделал это [он сказал], чтобы божественные дети могли исходить от меня.

Однако, чтобы предотвратить дальнейшие споры, брак был быстро расторгнут. К сожалению, Elagabalus, как правило, мало интересовался ни одной из его жен; его вкусы бежали в другом направлении, предпочитая компанию мужчин. Слухи были необузданными, что он бродил по императорскому дворцу, а также по улицам Рима ночью, одетым как женщина. Он предположительно даже женился на мужчине-рабыне по имени Иерокл.

По прибытии Элагабала в Рим многие из тех, кто был верен императору Макрину, были казнены. И, хотя многие в Сенате остались одни, другие высокопоставленные имперские офицеры были уволены и заменены неквалифицированными «прихвостнями» из Сирии. Разумеется, повседневная деятельность правительства игнорировалась молодым правителем и уходила к другим, а именно к его матери и бабушке. Оба получили титул Августы и даже получили разрешение на участие в заседаниях Сената. Комазон, сопровождавший их в Рим, был назван префектом преторианской гвардии.

ПОТЕНЦИАЛ И СМЕРТЬДля его семьи, как и других во всей империи, не потребовалось много времени, чтобы понять, что Элагабалус совершенно не подходит для имперского титула, больше времени танцует вокруг алтаря храма и покупает золотые горшки и экзотические продукты, чем посещает вопросы империи. Восстания в армии происходили по всей провинции, и даже была неудачная попытка заменить его на троне. Летом 221 года Элагабалус был убежден своей семьей назвать наследника. Его тринадцатилетний двоюродный брат Bassianus Alexanus (будущий Александр Северус), сын Джулии Мамаи, принял титул Цезаря. Увидев своего двоюродного брата как серьезного соперника, Элагабалус начал планировать расстрел Александра, и семья разделилась. Джулия Соэмис стояла за ее сыном, Элагабалом, а Джулия Маеса и Джулия Мамаи поддержали Александра.

11 марта 222 года Елагабал распорядился об исполнении Алексананом; однако Преторианская гвардия отказалась, поддерживая вместо этого Алексана; они, возможно, были подкуплены. 13 марта, в то время как в лагере преторианской гвардии Элагабалус и его мать были казнены, обезглавлены, тащились по улицам Рима и сбрасывались в Тибр. Ему было восемнадцать лет и он был на троне всего четыре года. История Августа отметила,

… они упали на самого Элагабала и убили его в уборной, в которой он укрылся. Затем его тело протащили по улицам, и солдаты оскорбили его, вставив его в канализацию. Но так как канализация была слишком маленькой, чтобы признать труп, они приложили к ней вес, чтобы не плавать, и швырнули его … в Тибр.

Услышав известие о смерти Элагабалуса, Сенат осудил его память и назвал Алексанца новым императором, который будет служить с помощью своей матери до 235 года н.э., когда он тоже будет убит.

demon-angel.ru

ГЕЛИОГАБАЛ, Марк Аврелий Антонин Бассиан. Все монархи мира: Греция. Рим. Византия

ГЕЛИОГАБАЛ, Марк Аврелий Антонин Бассиан

Римский император в 218-222 it Род. в 204 г. Умер 11 марта 222 г.

Антонин Гелиогабал по отцу принадлежал к сирийскому аристократическому роду Вариев и от рождения именовался Бассианом Варием Авитом. Его прадед, дед и отец были жрецами финикийского солнечного бога Эла-Габала, покровителя Эмеса. С материнской же стороны Бассиан состоял в родстве с императорской фамилией: его бабка, Юлия Меса, была родной сестрой Юлии Домны, супруги императоров Септимия Севера и Каракаллы. Но, возможно, его связь с родом Северов была еще ближе и непосредственнее: мать будущего императора, Юлия Со-эмия, в юности состояла в любовной связи с Каракаллой, и говорили, что сын ее родился именно от младшего Севера, а не от законного супруга (Лампридии: «Антонин Гелиогабал»; 1).

В 217 г., после убийства Каракаллы, император Макрин велел Месе возвратиться на родину и поселиться в своих имениях. С этого же времени Бассиану, как старшему в роде Вариев, было вверено отправление культа Эль-Габала. Он находился в цветущем возрасте и считался красивейшим из всех юношей своего времени. Когда Бассиан священнодействовал и плясал у алтарей под звуки флейт и свирелей, на него собирались смотреть толпы народа. Среди зевак были и воины, поскольку под Эмесом располагался лагерь Третьего Галльского легиона. Некоторые солдаты были клиентами Месы и находились под ее покровительством. В то время азиатские легионы уже стали тяготиться властью Макрина и с сожалением вспоминали Каракаллу, всегда пользовавшегося горячей любовью воинов. Слух о том, что Бассиан — сын Каракаллы, разошелся по всему войску. Поговаривали также, что у Месы груды денег и что она охотно отдаст их вce солдатам, если те помогут вернуть власть ее семейству. Много толкуя между собой об этих предметах, легионеры наконец согласились провозгласить Бассиана императором. Однажды ночью клиенты Месы впустили ее в лагерь вместе с дочерьми и внуками, а сбежавшиеся воины сейчас же облачили Бассиана в пурпурный плащ и провозгласили его Антониной.

Когда об этом сообщили Мак-рину в Антиохию, он выслал против Галльского легиона войска, но те немедленно перешли на сторону Антонина. Тогда сам Макрин двинулся в Финикию и 8 июня 218 г. встретился на ее границах с мятежниками. Началось упорное сражение, однако еще прежде, чем определился победитель, Макрин бежал. Легионы его перешли на сторону Антонина, а сам он вскоре был убит (Геродиан: 5; 3-4).

Сенат утвердил выбор воинов, и в 219 г., покончив со всеми делами на Востоке, Меса привезла внука в Рим. Народ приветствовал нового императора с величайшим воодушевлением, возлагая на него все свои лучшие надежды. Однако уже вскоре его поведение вызвало всеобщее недоумение, а потом и возмущение. С первого же дня Гелиогабал явно показал, что намерен, как и прежде, отдаваться служению своему богу. На Палатинс-ком холме вблизи дворца для Эль-Габала был построен храм, который отныне должен был стать главной святыней Рима. Сюда перенесли и лепное изображение Матери богов, и огонь Весты, и Палладий, и священные щиты, словом — все, что глубоко чтят римляне. Гелиогабал добивался, чтобы в столице почитался только один его бог. Он говорил, что сюда надо перенести и религиозные обряды иудеев, а равно и христианские богослужения для того, чтобы жречество Эль-Габала держало в своих руках все тайны культов. Всех остальных богов он называл служителями своего бога: его спальниками и рабами (Лампридии: «Антонин Гелиогабал»; 3, 7). Вместе с тем император стал предаваться всяким неистовствам: он с упоением плясал около статуи бога, не признавал римские одежды, облачаясь по своему обыкновению в пышные варварские наряды, украшал себя золочеными пурпурными тканями, ожерельями и браслетами, а также румянился и красил глаза. Каждое утро он закалывал и возлагал на алтари гекатомбы быков и огромное число мелкого скота, нагромождая различные благовония и изливая перед алтарями много амфор очень старого превосходного вина. Затем он пускался в бурный танец под звуки кимвалов и тимпанов, вместе с ним плясали женщины, его соплеменницы, а всадники и сенат стояли кругом как зрители (Геродиан: 5; 5, 8). Не гнушался он и человеческими жертвами, заклав в честь Эль-Габала нескольких знатных и красивых мальчиков. Многих он принуждал участвовать в своих оргиях, возбуждавших в римлянах чувство омерзения и негодования: специальные рассыльные разыскивали для императора в общественные банях людей с большими половыми органами и приводили их к нему во дворец для того, чтобы он мог насладиться связью с ними. Своих любовников, людей самого низкого звания, он делал потом консулами, префектами, наместниками и военачальниками. Префектом претория при нем был плясун Эвтихи-ан, префектом охраны — возница Кордий, префектом снабжения — цирюльник Клавдий.

Все, что до него делали тайно, Гелиогабал стал совершать открыто, на глазах у многих людей. Любовникам он оказывал прилюдно интимные знаки внимания: так, своего любимчика Гиерокла он при встрече всегда целовал в пах. Сам он, говорят, не имел такой полости тела, которая не служила бы для похоти, и гордился тем, что к бесчисленным видам разврата прежних императоров сумел добавить несколько новых. Иногда он появлялся на пирах обнаженный в колеснице, влекомой голыми блудницами, которых он погонял бичом. А пиры его часто устраивались таким образом, что после каждой смены блюд полагалось совокупляться с женщинами. В бане он обычно тоже мылся с женщинами и сам натирал их мазью для удаления волос (Лампридий: «Антонин Гелиогабал»; 5, 6, 10-12, 29-31, 33). В 221 г. он объявил своей женой девушку-весталку, хотя ей по священным законам положено было до конца жизни хранить девство. Это была уже его вторая жена, и с ней он поступил так же, как и с первой — отослал от себя через короткое время для того, чтобы жениться на третьей (Геродиан: 5; 6). Однако и с ней брак его не был долгим. В конце концов Гелиогабал вышел замуж как женщина за своего любовника Зотика, пользовавшегося во все время его правления огромным влиянием.

Роскошь и мотовство императора доходили до таких пределов, что он ни разу в жизни не одел дважды одну и ту же одежду и даже одни и те же драгоценности. А некоторые утверждают, что он ни разу не помылся дважды в одной и той же бане, приказывая после мытья ломать их и строить новые. Испражнялся он только в золотые сосуды, купался исключительно в водоемах, заполненных душистыми мазями или эссенцией шафрана, а для согревания своих апартаментов распорядился жечь индийские благовония без угольев. Роскошью пиров Гелиогабал превзошел даже Вителлия. Не раз горох у него подавали с золотыми шариками, бобы — с янтарем, рис — с белым жемчугом, а рыб вместо перца посыпали жемчугом и трюфелями. Собак он приказывал кормить гусиными печенками, а в ясли лошадям сыпать анамейский виноград (Лампридий: «Антонин Гелиогабал»; 10, 29-33).

Видя все это и подозревая, что воинам не нравится подобная жизнь государя, Меса убедила Гелиогаба-ла объявить Цезарем и соправителем Алексиана, другого ее внука от второй дочери Мамеи. В 221 г. Гелиогабал усыновил своего двоюродного брата под именем Александра. Вскоре он, правда, раскаялся в этом, потому что вся знать и воины обратили свои мысли к Александру и стали возлагать лучшие надежды на этого мальчика, прекрасно и разумно воспитывавшегося. Гелиогабал попробовал было отобрать у Александра титул Цезаря. Но, узнав об этом, воины возмутились, и Гелиогабал, объятый страхом, взял Александра в свои носилки и отправился с ним в преторианский лагерь. Он, очевидно, хотел примириться с войском, однако, увидев с каким воодушевлением легионеры приветствуют его соправителя, опять вспылил. Он распорядился схватить тех, кто особенно пылко приветствовал Александра, и наказать их как зачинщиков мятежа. Возмущенные этим приказом воины набросились на императора, умертвили его и его мать. Тела их они позволили тащить и бесчестить каждому желающему; после того их долго таскали по всему городу, а потом, изуродованные, бросили в сточные воды, текущие в Тибр. Императором был провозглашен Александр (Геродиан: 5; 7, 8).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru

ГЕЛИОГАБАЛ, Марк Аврелий Антонин Бассиан

Римский император в 218—222 it Род. в 204 г., ум. 11 марта 222 г.

Антонин Гелиогабал по отцу принадлежал к сирийскому аристократическому роду Вариев и от рождения именовался Бассианом Варием Авитом. Его прадед, дед и отец были жрецами финикийского солнечного бога Эла-Габала, покровителя Эмеса. С материнской же стороны Бассиан состоял в родстве с императорской фамилией: его бабка, Юлия Меса, была родной сестрой Юлии Домны, супруги императоров Септимия Севера и Каракаллы. Но, возможно, его связь с родом Северов была еще ближе и непосредственнее: мать будущего императора, Юлия Соэмия, в юности состояла в любовной связи с Каракаллой, и говорили, что сын ее родился именно от младшего Севера, а не от законного супруга (Лампридии: «Антонин Гелиогабал»; 1).

В 217 г., после убийства Каракаллы, император Макрин велел Месе возвратиться на родину и поселиться в своих имениях. С этого же времени Бассиану, как старшему в роде Вариев, было вверено отправление культа Эль-Габала. Он находился в цветущем возрасте и считался красивейшим из всех юношей своего времени. Когда Бассиан священнодействовал и плясал у алтарей под звуки флейт и свирелей, на него собирались смотреть толпы народа. Среди зевак были и воины, поскольку под Эмесом располагался лагерь Третьего Галльского легиона. Некоторые солдаты были клиентами Месы и находились под ее покровительством. В то время азиатские легионы уже стали тяготиться властью Макрина и с сожалением вспоминали Каракаллу, всегда пользовавшегося горячей любовью воинов. Слух о том, что Бассиан — сын Каракаллы, разошелся по всему войску. Поговаривали также, что у Месы груды денег и что она охотно отдаст их вce солдатам, если те помогут вернуть власть ее семейству. Много толкуя между собой об этих предметах, легионеры наконец согласились провозгласить Бассиана императором. Однажды ночью клиенты Месы впустили ее в лагерь вместе с дочерьми и внуками, а сбежавшиеся воины сейчас же облачили Бассиана в пурпурный плащ и провозгласили его Антониной. Когда об этом сообщили Макрину в Антиохию, он выслал против Галльского легиона войска, но те немедленно перешли на сторону Антонина. Тогда сам Макрин двинулся в Финикию и 8 июня 218 г. встретился на ее границах с мятежниками. Началось упорное сражение, однако еще прежде, чем определился победитель, Макрин бежал. Легионы его перешли на сторону Антонина, а сам он вскоре был убит (Геродиан: 5; 3—4).

Сенат утвердил выбор воинов, и в 219 г., покончив со всеми делами на Востоке, Меса привезла внука в Рим. Народ приветствовал нового императора с величайшим воодушевлением, возлагая на него все свои лучшие надежды. Однако уже вскоре его поведение вызвало всеобщее недоумение, а потом и возмущение. С первого же дня Гелиогабал явно показал, что намерен, как и прежде, отдаваться служению своему богу. На Палатинском холме вблизи дворца для Эль-Габала был построен храм, который отныне должен был стать главной святыней Рима. Сюда перенесли и лепное изображение Матери богов, и огонь Весты, и Палладий, и священные щиты, словом — все, что глубоко чтят римляне. Гелиогабал добивался, чтобы в столице почитался только один его бог. Он говорил, что сюда надо перенести и религиозные обряды иудеев, а равно и христианские богослужения для того, чтобы жречество Эль-Габала держало в своих руках все тайны культов. Всех остальных богов он называл служителями своего бога: его спальниками и рабами (Лампридии: «Антонин Гелиогабал»; 3, 7). Вместе с тем император стал предаваться всяким неистовствам: он с упоением плясал около статуи бога, не признавал римские одежды, облачаясь по своему обыкновению в пышные варварские наряды, украшал себя золочеными пурпурными тканями, ожерельями и браслетами, а также румянился и красил глаза. Каждое утро он закалывал и возлагал на алтари гекатомбы быков и огромное число мелкого скота, нагромождая различные благовония и изливая перед алтарями много амфор очень старого превосходного вина. Затем он пускался в бурный танец под звуки кимвалов и тимпанов, вместе с ним плясали женщины, его соплеменницы, а всадники и сенат стояли кругом как зрители (Геродиан: 5; 5, 8). Не гнушался он и человеческими жертвами, заклав в честь Эль-Габала нескольких знатных и красивых мальчиков. Многих он принуждал участвовать в своих оргиях, возбуждавших в римлянах чувство омерзения и негодования: специальные рассыльные разыскивали для императора в общественные банях людей с большими половыми органами и приводили их к нему во дворец для того, чтобы он мог насладиться связью с ними. Своих любовников, людей самого низкого звания, он делал потом консулами, префектами, наместниками и военачальниками. Префектом претория при нем был плясун Эвтихиан, префектом охраны — возница Кордий, префектом снабжения — цирюльник Клавдий.

Все, что до него делали тайно, Гелиогабал стал совершать открыто, на глазах у многих людей. Любовникам он оказывал прилюдно интимные знаки внимания: так, своего любимчика Гиерокла он при встрече всегда целовал в пах. Сам он, говорят, не имел такой полости тела, которая не служила бы для похоти, и гордился тем, что к бесчисленным видам разврата прежних императоров сумел добавить несколько новых. Иногда он появлялся на пирах обнаженный в колеснице, влекомой голыми блудницами, которых он погонял бичом. А пиры его часто устраивались таким образом, что после каждой смены блюд полагалось совокупляться с женщинами. В бане он обычно тоже мылся с женщинами и сам натирал их мазью для удаления волос (Лампридий: «Антонин Гелиогабал»; 5, 6, 10-12, 29—31, 33). В 221 г. он объявил своей женой девушку-весталку, хотя ей по священным законам положено было до конца жизни хранить девство. Это была уже его вторая жена, и с ней он поступил так же, как и с первой — отослал от себя через короткое время для того, чтобы жениться на третьей (Геродиан: 5; 6). Однако и с ней брак его не был долгим. В конце концов Гелиогабал вышел замуж как женщина за своего любовника Зотика, пользовавшегося во все время его правления огромным влиянием.

Роскошь и мотовство императора доходили до таких пределов, что он ни разу в жизни не одел дважды одну и ту же одежду и даже одни и те же драгоценности. А некоторые утверждают, что он ни разу не помылся дважды в одной и той же бане, приказывая после мытья ломать их и строить новые. Испражнялся он только в золотые сосуды, купался исключительно в водоемах, заполненных душистыми мазями или эссенцией шафрана, а для согревания своих апартаментов распорядился жечь индийские благовония без угольев. Роскошью пиров Гелиогабал превзошел даже Вителлия. Не раз горох у него подавали с золотыми шариками, бобы — с янтарем, рис — с белым жемчугом, а рыб вместо перца посыпали жемчугом и трюфелями. Собак он приказывал кормить гусиными печенками, а в ясли лошадям сыпать анамейский виноград (Лампридий: «Антонин Гелиогабал»; 10, 29—33).

Видя все это и подозревая, что воинам не нравится подобная жизнь государя, Меса убедила Гелиогабала объявить Цезарем и соправителем Алексиана, другого ее внука от второй дочери Мамеи. В 221 г. Гелиогабал усыновил своего двоюродного брата под именем Александра. Вскоре он, правда, раскаялся в этом, потому что вся знать и воины обратили свои мысли к Александру и стали возлагать лучшие надежды на этого мальчика, прекрасно и разумно воспитывавшегося. Гелиогабал попробовал было отобрать у Александра титул Цезаря. Но, узнав об этом, воины возмутились, и Гелиогабал, объятый страхом, взял Александра в свои носилки и отправился с ним в преторианский лагерь. Он, очевидно, хотел примириться с войском, однако, увидев с каким воодушевлением легионеры приветствуют его соправителя, опять вспылил. Он распорядился схватить тех, кто особенно пылко приветствовал Александра, и наказать их как зачинщиков мятежа. Возмущенные этим приказом воины набросились на императора, умертвили его и его мать. Тела их они позволили тащить и бесчестить каждому желающему; после того их долго таскали по всему городу, а потом, изуродованные, бросили в сточные воды, текущие в Тибр. Императором был провозглашен Александр (Геродиан: 5; 7, 8).

Поделитесь на страничке

slovar.wikireading.ru

ГЕЛИОГАБАЛ, МАРК АВРЕЛИЙ АНТОНИН БАССИАН - Монархи - История

Римский император в 218—222 it Род. в 204 г. Умер 11 марта 222 г.

Антонин Гелиогабал по отцу принадлежал к сирийскому аристократическому роду Вариев и от рождения именовался Бассианом Варием Авитом. Его прадед, дед и отец были жрецами финикийского солнечного бога Эла-Габала, покровителя Эмеса. С материнской же стороны Бассиан состоял в родстве с императорской фамилией: его бабка, Юлия Меса, была родной сестрой Юлии Домны, супруги императоров Септимия Севера и Каракаллы. Но, возможно, его связь с родом Северов была еще ближе и непосредственнее: мать будущего императора, Юлия Со-эмия, в юности состояла в любовной связи с Каракаллой, и говорили, что сын ее родился именно от младшего Севера, а не от законного супруга (Лампридии: «Антонин Гелиогабал»; 1).

В 217 г., после убийства Каракаллы, император Макрин велел Месе возвратиться на родину и поселиться в своих имениях. С этого же времени Бассиану, как старшему в роде Вариев, было вверено отправление культа Эль-Габала. Он находился в цветущем возрасте и считался красивейшим из всех юношей своего времени. Когда Бассиан священнодействовал и плясал у алтарей под звуки флейт и свирелей, на него собирались смотреть толпы народа. Среди зевак были и воины, поскольку под Эмесом располагался лагерь Третьего Галльского легиона. Некоторые солдаты были клиентами Месы и находились под ее покровительством. В то время азиатские легионы уже стали тяготиться властью Макрина и с сожалением вспоминали Каракаллу, всегда пользовавшегося горячей любовью воинов. Слух о том, что Бассиан — сын Каракаллы, разошелся по всему войску. Поговаривали также, что у Месы груды денег и что она охотно отдаст их вce солдатам, если те помогут вернуть власть ее семейству. Много толкуя между собой об этих предметах, легионеры наконец согласились провозгласить Бассиана императором. Однажды ночью клиенты Месы впустили ее в лагерь вместе с дочерьми и внуками, а сбежавшиеся воины сейчас же облачили Бассиана в пурпурный плащ и провозгласили его Антониной.

Когда об этом сообщили Мак-рину в Антиохию, он выслал против Галльского легиона войска, но те немедленно перешли на сторону Антонина. Тогда сам Макрин двинулся в Финикию и 8 июня 218 г. встретился на ее границах с мятежниками. Началось упорное сражение, однако еще прежде, чем определился победитель, Макрин бежал. Легионы его перешли на сторону Антонина, а сам он вскоре был убит (Геродиан: 5; 3—4).

Сенат утвердил выбор воинов, и в 219 г., покончив со всеми делами на Востоке, Меса привезла внука в Рим. Народ приветствовал нового императора с величайшим воодушевлением, возлагая на него все свои лучшие надежды. Однако уже вскоре его поведение вызвало всеобщее недоумение, а потом и возмущение. С первого же дня Гелиогабал явно показал, что намерен, как и прежде, отдаваться служению своему богу. На Палатинс-ком холме вблизи дворца для Эль-Габала был построен храм, который отныне должен был стать главной святыней Рима. Сюда перенесли и лепное изображение Матери богов, и огонь Весты, и Палладий, и священные щиты, словом — все, что глубоко чтят римляне. Гелиогабал добивался, чтобы в столице почитался только один его бог. Он говорил, что сюда надо перенести и религиозные обряды иудеев, а равно и христианские богослужения для того, чтобы жречество Эль-Габала держало в своих руках все тайны культов. Всех остальных богов он называл служителями своего бога: его спальниками и рабами (Лампридии: «Антонин Гелиогабал»; 3, 7). Вместе с тем император стал предаваться всяким неистовствам: он с упоением плясал около статуи бога, не признавал римские одежды, облачаясь по своему обыкновению в пышные варварские наряды, украшал себя золочеными пурпурными тканями, ожерельями и браслетами, а также румянился и красил глаза. Каждое утро он закалывал и возлагал на алтари гекатомбы быков и огромное число мелкого скота, нагромождая различные благовония и изливая перед алтарями много амфор очень старого превосходного вина. Затем он пускался в бурный танец под звуки кимвалов и тимпанов, вместе с ним плясали женщины, его соплеменницы, а всадники и сенат стояли кругом как зрители (Геродиан: 5; 5, 8). Не гнушался он и человеческими жертвами, заклав в честь Эль-Габала нескольких знатных и красивых мальчиков. Многих он принуждал участвовать в своих оргиях, возбуждавших в римлянах чувство омерзения и негодования: специальные рассыльные разыскивали для императора в общественные банях людей с большими половыми органами и приводили их к нему во дворец для того, чтобы он мог насладиться связью с ними. Своих любовников, людей самого низкого звания, он делал потом консулами, префектами, наместниками и военачальниками. Префектом претория при нем был плясун Эвтихи-ан, префектом охраны — возница Кордий, префектом снабжения — цирюльник Клавдий.

Все, что до него делали тайно, Гелиогабал стал совершать открыто, на глазах у многих людей. Любовникам он оказывал прилюдно интимные знаки внимания: так, своего любимчика Гиерокла он при встрече всегда целовал в пах. Сам он, говорят, не имел такой полости тела, которая не служила бы для похоти, и гордился тем, что к бесчисленным видам разврата прежних императоров сумел добавить несколько новых. Иногда он появлялся на пирах обнаженный в колеснице, влекомой голыми блудницами, которых он погонял бичом. А пиры его часто устраивались таким образом, что после каждой смены блюд полагалось совокупляться с женщинами. В бане он обычно тоже мылся с женщинами и сам натирал их мазью для удаления волос (Лампридий: «Антонин Гелиогабал»; 5, 6, 10-12, 29—31, 33). В 221 г. он объявил своей женой девушку-весталку, хотя ей по священным законам положено было до конца жизни хранить девство. Это была уже его вторая жена, и с ней он поступил так же, как и с первой — отослал от себя через короткое время для того, чтобы жениться на третьей (Геродиан: 5; 6). Однако и с ней брак его не был долгим. В конце концов Гелиогабал вышел замуж как женщина за своего любовника Зотика, пользовавшегося во все время его правления огромным влиянием.

Роскошь и мотовство императора доходили до таких пределов, что он ни разу в жизни не одел дважды одну и ту же одежду и даже одни и те же драгоценности. А некоторые утверждают, что он ни разу не помылся дважды в одной и той же бане, приказывая после мытья ломать их и строить новые. Испражнялся он только в золотые сосуды, купался исключительно в водоемах, заполненных душистыми мазями или эссенцией шафрана, а для согревания своих апартаментов распорядился жечь индийские благовония без угольев. Роскошью пиров Гелиогабал превзошел даже Вителлия. Не раз горох у него подавали с золотыми шариками, бобы — с янтарем, рис — с белым жемчугом, а рыб вместо перца посыпали жемчугом и трюфелями. Собак он приказывал кормить гусиными печенками, а в ясли лошадям сыпать анамейский виноград (Лампридий: «Антонин Гелиогабал»; 10, 29—33).

Видя все это и подозревая, что воинам не нравится подобная жизнь государя, Меса убедила Гелиогаба-ла объявить Цезарем и соправителем Алексиана, другого ее внука от второй дочери Мамеи. В 221 г. Гелиогабал усыновил своего двоюродного брата под именем Александра. Вскоре он, правда, раскаялся в этом, потому что вся знать и воины обратили свои мысли к Александру и стали возлагать лучшие надежды на этого мальчика, прекрасно и разумно воспитывавшегося. Гелиогабал попробовал было отобрать у Александра титул Цезаря. Но, узнав об этом, воины возмутились, и Гелиогабал, объятый страхом, взял Александра в свои носилки и отправился с ним в преторианский лагерь. Он, очевидно, хотел примириться с войском, однако, увидев с каким воодушевлением легионеры приветствуют его соправителя, опять вспылил. Он распорядился схватить тех, кто особенно пылко приветствовал Александра, и наказать их как зачинщиков мятежа. Возмущенные этим приказом воины набросились

на императора, умертвили его и его мать. Тела их они позволили тащить и бесчестить каждому желающему; после того их долго таскали по всему городу, а потом, изуродованные, бросили в сточные воды, текущие в Тибр. Императором был провозглашен Александр (Геродиан: 5; 7, 8).

slovar.cc