Маньчжурская стратегическая наступательная операция. Маньчжурская операция


Маньчжурская операция 1945 года. Справка

9 августа исполнятся 65 лет со дня начала Маньчжурской стратегической наступательной операции Советской армии против вооруженных сил Японии.

9 августа исполнятся 65 лет со дня начала Маньчжурской стратегической наступательной операции Советской армии против вооруженных сил Японии.

Маньчжурская операция – стратегическая наступательная операция советско‑монгольских войск на Дальнем Востоке, проведенная 9 августа-2 сентября 1945 г. на заключительном этапе Второй мировой войны. Имела целью разгром японской Квантунской армии, освобождение Северо-Восточного Китая (Маньчжурии), Северной Кореи и ускорение завершения Второй мировой войны.

Маньчжурская операция развернулась на фронте протяжением свыше 4600 км и 200-820 км в глубину, на сложном театре военных действий с пустынно-степной, горной, лесисто-болотистой, таежной местностью и крупными реками. На границе СССР и Монгольской Народной Республики (МНР) имелись 17 укрепленных районов общей протяженностью в одну тысячу км, в которых насчитывалось около 8 тысяч долговременных огневых сооружений.

Квантунская армия (главнокомандующий генерал Ямада Отодзо) насчитывала 31 пехотную дивизию, девять пехотных бригад, бригаду специального назначения (смертников) и две танковые бригады; в ее состав входили три фронта (1-й, 3-й и 17-й) в составе 6 армий, одной отдельной армии, двух воздушных армий и Сунгарийской военной флотилии. Кроме того, главнокомандующему Квантунской армией оперативно подчинялись: армия Маньчжоу-Го в составе двух пехотных и двух кавалерийских дивизий, 12 пехотных бригад, четырех отдельных кавалерийских полков; войска Внутренней Монголии (князя Де Вана) и Суйюаньская армейская группа, имевшие четыре пехотные и пять кавалерийских дивизий и две кавалерийские бригады. Общая численность противника составляла свыше 1,3 млн человек, 6260 орудий и минометов, 1155 танков, 1900 самолетов и 25 кораблей.

Согласно японскому стратегическому плану, разработанному весной 1945 г., одна треть Квантунской армии, войска Маньчжоу‑Го и Внутренней Монголии были оставлены в пограничной полосе с задачей задержать продвижение советских войск в глубь Маньчжурии. Главные силы, сосредоточенные в центральных районах Маньчжурии, должны были вынудить советские войска перейти к обороне, а затем совместно с подошедшими резервами из Китая и Кореи отбросить их и вторгнуться на территорию СССР и МНР.

Замысел Ставки Советского Верховного Главнокомандования предусматривал разгром Квантунской армии путем одновременного нанесения двух основных (с территории МНР и Советского Приморья) и ряда вспомогательных ударов по сходящимся к центру Маньчжурии направлениям, быстрого расчленения и уничтожения вражеских сил по частям. Для этого привлекались Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточные фронты, войска Монгольской Народно‑революционной армии, вошедшие в состав советско-монгольской конно-механизированной группы (КМГ) Забайкальского фронта, силы Тихоокеанского флота и Амурская флотилия.

С мая по июль 1945 г. с запада на Дальний Восток и в Забайкалье было переброшено на расстояние 9-11 тысяч км большое количество войск, особенно подвижных соединений. Главнокомандующим войсками на Дальнем Востоке был маршал Советского Союза Александр Василевский, координацию действий сил ВМФ и ВВС осуществляли адмирал флота Николай Кузнецов и главный маршал авиации Александр Новиков.

Главнокомандующим войсками МНР был маршал МНР Хорлогийн Чойбалсан. Для проведения Маньчжурской операции фронты выделяли 10 общевойсковых (1-ю и 2-ю Краснознаменные, 5-ю, 15-ю, 17-ю, 25-ю, 35-ю, 36-ю, 39-ю и 53-ю), одну танковую (6-ю гвардейскую), три воздушные (9-ю, 10-ю и 12-ю) армии и КМГ советско-монгольских войск – всего 66 стрелковых, две мотострелковые, две танковые и шесть кавалерийских (в том числе четыре монгольские) дивизий, четыре танковых и механизированных корпуса, 24 отдельные танковые бригады. В них насчитывалось свыше 1,5 млн человек, свыше 25 тысяч орудий и минометов, 5460 танков и самоходных артиллерийских установок и около 5 тысяч боевых самолетов с учетом авиации флота.

9 августа советские войска перешли в наступление. Авиация нанесла удары по военным объектам в Харбине, Чанчуне и Гирине (Цзилинь), по районам сосредоточения войск, узлам связи и коммуникациям противника в приграничной зоне. Тихоокеанский флот (командующий адмирал Иван Юмашев), выйдя в Японское море, перерезал коммуникации, связывавшие Корею и Маньчжурию с Японией, и нанес авиацией и корабельной артиллерией удары по военно‑морским базам в Юки (Унги), Расине (Наджин) и Сейсине (Чхонджин).

Войска Забайкальского фронта (командующий маршал Советского Союза Родион Малиновский) преодолели безводные пустынно-степные районы и горный хребет Большого Хингана, разгромили противника на калганском, солуньском и хайларском направлениях и 18-19 августа вышли на подступы к важнейшим промышленным и административным центрам Маньчжурии.

Чтобы ускорить пленение Квантунской армии и не дать противнику возможности эвакуировать или уничтожить материальные ценности, 18 августа в Харбине, а 19 августа в Гирине, Чанчуне, Мукдене были высажены воздушные десанты. Главные силы 6‑й гвардейской танковой армии, заняв Чанчунь и Мукден (Шэньян), стали продвигаться на юг к Дальнему (Даляню) и Порт-Артуру (Люй-шуню). КМГ советско-монгольских войск (командующий генерал-полковник Исса Плиев), выйдя 18 августа к Чжанцзякоу (Калган) и Чэндэ, отрезала Квантунскую армию от японских войск в Северном Китае.

Войска 1-го Дальневосточного фронта (командующий маршал Советского Союза Кирилл Мерецков) прорвали полосу приграничных укрепленных районов врага, отразили в районе Муданьцзяна сильные контрудары японцев и 19 августа подошли к Гирину, 25-я армия во взаимодействии с десантами Тихоокеанского флота овладела портами Северной Кореи – Юки, Расин, Сейсин и Гензан (Вонсан), а затем освободила территорию Северной Кореи. Пути отступления японских войск в метрополию оказались отрезанными.

Войска 2-го Дальневосточного фронта (командующий генерал армии Максим Пуркаев) во взаимодействии с Амурской военной флотилией (командующий контр-адмирал Неон Антонов) форсировали реки Амур и Уссури, прорвали долговременную оборону противника в районе Сахалян (Хэйхэ), преодолели горный хребет Малый Хинган; 20 августа 15-я армия фронта заняла Харбин. Продвинувшись с запада на 500-800 км, с востока на 200-300 км и с севера на 200 км, советские войска вышли на Центральноманьчжурскую равнину, расчленили японские войска на изолированные группы и завершили маневр на их окружение. 19 августа японские войска почти повсеместно стали сдаваться в плен.

Стремительное наступление советских и монгольских войск поставило японцев в безвыходное положение, расчёты японского командования на упорную оборону и последующее контрнаступление были сорваны. С разгромом Квантунской армии и потерей военно-экономической базы на материке – Северо-Восточного Китая и Северной Кореи – Япония лишилась реальных сил и возможностей для продолжения войны.

2 сентября 1945 г. в Токийском заливе на борту американского линкора "Миссури" был подписан Акт о капитуляции Японии. Потери в ходе операции составили: японцев – свыше 674 тысяч человек убитыми и пленными, советских войск – погибли 12 031 человек, ранено 24 425 человек.

По замыслу, размаху, динамичности, способу выполнения задач и по конечным результатам Маньчжурская операция – одна из выдающихся операций Красной Армии во 2-й мировой войне. Советское военное искусство обогатилось опытом проведения небывалой по масштабам перегруппировки войск с запад на восток страны на расстояния от 9 до 12 тысяч км, маневра крупными силами на большие расстояния на горно-таежном и пустынном театре военных действий, организации взаимодействия сухопутных войск с ВМФ и ВВС.

(Военная энциклопедия. Председатель Главной редакционной комиссии С.Б. Иванов. Воениздат. Москва, в 8 томах -2004 г.г. ISBN 5 - 203 01875 – 8)

Создание специального органа руководства – Главного командования советских войск на Дальнем Востоке – благоприятно сказалось на оперативности управления, четкости координации действий трех фронтов, флота и авиации. Успеху наступления советско-монгольских войск способствовала помощь населения освобождавшихся районов. Поражение Японии во 2-й мировой войне дало толчок национально-освободительному движению в странах Азиатско-Тихоокеанского региона.

В ходе операции советские войска проявили массовый героизм, мужество и отвагу. 93 человека удостоены звания Героя Советского Союза.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

ria.ru

Маньчжурская стратегическая наступательная операция август 1945 — История России

РАЗГРОМ

Выполняя союзнические обязательства, взятые перед США и Великобританией, а также в целях обеспечения безопасности своих дальневосточных границ СССР в ночь на 9 августа 1945 г. вступил в войну против Японии, что явилось логическим продолжением Великой Отечественной войны.

С поражением Германии и ее союзников в Европе, японцы не считали себя побежденными, их упорство вызвало рост пессимистических оценок американского командования. Считалось, в частности, что война не завершится ранее конца 1946 г., а потери союзных войск при высадке на Японские острова составят более 1 млн человек.

Важнейшим звеном японской обороны являлись укрепрайоны Квантунской армии, дислоцированной на территории оккупированной Маньчжурии (Северо-Восточный Китай). С одной стороны, эта армия служила гарантией беспрепятственного снабжения Японии стратегическим сырьем из Китая и Кореи, а с другой — выполняла задачу по оттягиванию советских сил с европейского театра войны, помогая тем самым германскому вермахту.

Еще в апреле 1941 г. был заключен советско-японский пакт о нейтралитете, который несколько снизил напряженность между Японией и СССР, но, одновременно с подготовкой удара по англо-американским войскам на Тихом океане, японское командование разрабатывало план боевых действий против Красной Армии под кодовым названием «Кантокуэн» (Особые маневры Квантунской армии). Опасность войны на дальневосточных границах СССР сохранялась все последующее время. 5 апреля 1945 г. правительство СССР денонсировало советско-японский договор о нейтралитете.

К лету 1945 г. японцы имели в Маньчжурии 17 укрепрайонов, 4,5 тыс. дотов и дзотов, многочисленные аэродромы и посадочные площадки. Квантунская армия располагала 1 млн человек, 1,2 тыс. танков, 1,9 тыс. самолетов, 6,6 тыс. орудий. Чтобы преодолеть сильные укрепления, нужны были не только мужественные, но и опытные войска. Советское командование к началу войны на Дальнем Востоке перебросило сюда дополнительные силы, освободившиеся на западе после победы над фашистской Германией. Общая численность объединений Красной Армии на Дальневосточном ТВД достигла к началу августа 1,7 млн человек, 30 тыс. орудий и минометов, 5,2 тыс. танков, более 5 тыс. самолетов, 93 корабля. В июле 1945 г. было образовано Главное командование советскими войсками на Дальнем Востоке, его возглавил Маршал Советского Союза А.Василевский.

8 августа 1945 г. в Москве советское правительство передало японскому послу заявление, в котором говорилось, что в связи с отказом Японии прекратить военные действия против США, Великобритании и Китая Советский Союз с 9 августа 1945 г. считает себя в состоянии войны с Японией. В тот день наступление Красной Армии в Маньчжурии началось на всех направлениях практически одновременно.

Высокие темпы продвижения советских и монгольских войск в центральной части Маньчжурии поставило японское командование в безвыходное положение. В связи с успехом в Маньчжурии 2-й Дальневосточный фронт частью сил перешел в наступление на Сахалине. Заключительным этапом войны против Японии явилась Курильская десантная операция, проведенная частью сил 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов и Тихоокеанского флота.

Советский Союз одержал победу на Дальнем Востоке в кратчайшие сроки. В общей сложности противник потерял свыше 700 тыс. солдат и офицеров, из них 84 тыс. убитыми и более 640 тыс. пленными. Советские потери составили 36,5 тыс. человек, из них убитыми и пропавшими без вести 12 тыс.

2 сентября 1945 г. в Токийской бухте на борту американского линкора «Миссури» японские правители в присутствии полномочных представителей СССР, США, Китая, Великобритании, Франции и других союзных государств подписали Акт о безоговорочной капитуляции Японии. Так закончилась вторая мировая война, длившаяся шесть долгих лет.

3 сентября правительство СССР объявило днем победы над милитаристской Японией.

 

ЯЛТИНСКОЕ СЕКРЕТНОЕ СОГЛАШЕНИЕ ТРЕХ ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВ ПО ВОПРОСАМ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА, 11 февраля 1945 г.

Руководители трех великих держав — Советского Союза, Соединенных Штатов Америки и Великобритании — согласились в том, что через два-три месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе Советский Союз вступит в войну против Японии на стороне союзников при условии:

1. Сохранения status quo Внешней Монголии (Монгольской Народной Республики).

2. Восстановления принадлежавших России прав, нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 г., а именно:

а) возвращения Советскому Союзу южной части о. Сахалина и всех прилегающих к нему островов,

б) интернационализации торгового порта Дайрена с обеспечением преимущественных интересов Советского Союза в этом порту и восстановления аренды на Порт-Артур, как на военно-морскую базу СССР,

в) совместной эксплуатации Китайско-Восточной железной дороги и Южно-Маньчжурской железной дороги, дающей выход на Дайрен, на началах организации смешанного Советско-Китайского Общества с обеспечением преимущественных интересов Советского Союза, при этом имеется в виду, что Китай сохраняет в Маньчжурии полный суверенитет.

3. Передачи Советскому Союзу Курильских островов. Предполагается, что соглашение относительно Внешней Монголии и вышеупомянутых портов и железных дорог потребует согласия генералиссимуса Чан Кайши. По совету Маршала И.В. Сталина Президент примет меры к тому, чтобы было получено такое согласие.

Главы правительств Трех Великих Держав согласились в том, что эти претензии Советского Союза должны быть безусловно удовлетворены после победы над Японией.

Со своей стороны Советский Союз выражает готовность заключить с Национальным Китайским Правительством пакт о дружбе и союзе между СССР и Китаем для оказания ему помощи своими вооруженными силами в целях освобождения Китая от японского ига.

1945 года, 11 февраля

И.Сталин

Франклин Рузвельт

Уинстон Черчилль

Внешняя политика Советского Союза в период Великой Отечественной войны. Т. 3. М., 1947.

АКТ О КАПИТУЛЯЦИИ ЯПОНИИ, 2 сентября 1945 г.

(извлечение)

1. Мы, действуя по приказу и от имени императора, японского правительства и японского императорского генерального штаба, настоящим принимаем условия Декларации, опубликованной 26 июля в Потсдаме главами правительств Соединенных Штатов, Китая и Великобритании, к которой впоследствии присоединился Советский Союз, каковые четыре державы будут впоследствии именоваться союзными державами.

2. Настоящим мы заявляем о безоговорочной капитуляции союзным державам японского императорского генерального штаба, всех японских вооруженных сил и всех вооруженных сил под японским контролем вне зависимости от того, где они находятся.

3. Настоящим мы приказываем всем японским войскам, где бы они ни находились, и японскому народу немедленно прекратить военные действия, сохранять и не допускать повреждения всех судов, самолетов и другого военного и гражданского имущества, а также выполнять все требования, которые могут быть предъявлены верховным командующим союзных держав или органами японского правительства по его указаниям.

4. Настоящим мы приказываем японскому императорскому генеральному штабу немедленно издать приказы командующим всех японских войск и войск, находящимся под японским контролем, где бы они ни находились, безоговорочно капитулировать лично, а также обеспечить безоговорочную капитуляцию всех войск, находящихся под их командованием.

6. Настоящим мы даем обязательство, что японское правительство и его преемники будут честно выполнять условия Потсдамской декларации, отдавать те распоряжения и предпринимать те действия, которых в целях осуществления этой декларации потребует верховный командующий союзных держав или любой другой назначенный союзными державами представитель.

8. Власть императора и японского правительства управлять государством будет подчинена верховному командующему союзных держав, который будет предпринимать такие шаги, какие он сочтет необходимыми для осуществления этих условий капитуляции.

Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. М., 1947. Т. 3.

histrf.ru

Маньчжурская стратегическая наступательная операция » Военное обозрение

Советская Армия готовится к освободительному походу

Советское военно-политическое руководство начало подготовку к наступлению на Дальнем Востоке сразу после Крымской конференции. Стратегической целью советской операции был разгром Квантунской армии в Северо-Восточном Китае и Корее, на Южном Сахалине и Курильских островах, что должно было ускорить капитуляцию Японии. Предусматривалась возможность проведения десантной операции на Хоккайдо, если Токио не капитулирует после потери Маньчжурии и Кореи.

Замысел операции предусматривал нанесение мощных фланговых ударов по Квантунской армии с запада и востока и вспомогательного удара с севера. Это должно было привести к раздроблению, окружению и уничтожению японской армии по частям. Освобождение Сахалина и Курильских островов зависело от успеха основной операции.

В соответствии с замыслом операции в войсках, которые находились на Дальнем Востоке, были проведены организационные изменения. В апреле 1945 г. из двух имеющихся фронтов — Забайкальского и Дальневосточного, была выделена Приморская группа, в состав которой были включены войска, которые располагались от Губерово до Северной Кореи. Это упрощало управления войсками и позволяло командованию сосредоточить силы на более узких полосах. 2 августа 1945 года Приморская группа была преобразована в 1-й Дальневосточной фронт, а Дальневосточный фронт — во 2-й Дальневосточный фронт. В результате перед началом войны на Дальнем Востоке были развёрнуты три фронта — Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточные. Они должны были взаимодействовать с Тихоокеанским флотом и Краснознаменной Амурской речной флотилией.

Чтобы нанести врагу сокрушающий удар и не затягивать ход боевых действий Ставка Верховного Главнокомандования перебросила на Дальний Восток часть сил, которые освободились в Европе. В состав Забайкальского фронта были направлены из района Кёнигсберга 39-я армия, из района Праги 53-я общевойсковая и 6-я гвардейская танковая армии, которые должны были нанести главный удар на западе. В состав 1-го Дальневосточного фронта из Восточной Пруссии перебросили 5-ю армию, которая также была расположена на острие главного удара. Кроме того, все фронты получили новые танковые, артиллерийские, авиационные, инженерные и другие части и соединения. Всё это серьёзно усилило боевую мощь Советской Армии на Дальнем Востоке.

Войска перебрасывали на расстояние 9-11 тыс. километров, что было сопряжено с большими сложностями. Только в течение мая — июля 1945 г. на Дальний Восток и в Забайкалье прибыло с запада 136 тыс. вагонов с войсками и грузами. Часть пути войскам приходилось преодолевать своим ходом. Особенно трудны были марши в Забайкалье и в Монголии, где переходы достигали более 1000 километров. Жара, тучи пыли, безводье быстро утомляли людей, затрудняли движение войск и ускоряли износ машин. Несмотря на это, суточные переходы пехоты достигали 40 километров, а подвижных соединений — 150 километров. В итоге все трудности столь масштабной переброски войск и оружия были благополучно преодолены.

Состав фронтов на Дальнем Востоке

В результате всех перегруппировок состав фронтов на Дальнем Востоке был следующим:

— Забайкальский фронт под командованием Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского имел в своём составе 17-ю, 39-ю, 36-ю и 53-ю общевойсковые, 6-ю гвардейскую танковую, 12-ю воздушную армии, Забайкальскую армию ПВО и советско-монгольскую конно-механизированную группу;

— 1-й Дальневосточный фронт под командованием Маршала Советского Союза К. А. Мерецкова имел в своём составе 35-ю, 1-ю Краснознаменную, 5-ю, 25-ю и 9-ю воздушную армии, Приморскую армию ПВО, Чугуевскую оперативную группу и 10-й механизированный корпус;

— 2-й Дальневосточный фронт под командованием генерала армии М. А. Пуркаева включал 2-ю Краснознаменную, 15-ю, 16-ю общевойсковые, 10-ю воздушную армии, Приамурскую армию ПВО, 5-й отдельный стрелковый корпус и Камчатский оборонительный район.

Общее руководство осуществлял главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке Александр Михайлович Василевский. Членом Военного совета был генерал-полковник И. В. Шикин, начальником штаба Главного командования на Дальнем Востоке — генерал-полковник С. П. Иванов. Общее руководство авиацией осуществлял командующий ВВС Главный маршал авиации А. А. Новиков.

В составе трёх фронтов было 11 общевойсковых, 1 танковая, 3 воздушные и 3 армии ПВО, оперативная группа. В этих соединениях насчитывалось 80 дивизий (из них 6 кавалерийских и 2 танковые), 4 танковых и механизированных корпуса, 6 стрелковых, 40 танковых и механизированных бригад. Всего в группировке советских войск на Дальнем Востоке было свыше 1,5 млн. человек, свыше 26 тыс. орудий и миномётов, 5556 танков и САУ, свыше 3,4 тыс. самолётов. Советские войска превосходили противника в людях в 1,8, в танках в 4,8, в авиации в 1,9 раза.

Тихоокеанский флот под командованием адмирала И. С. Юмашева имел около 165 тыс. человек личного состава, 2 крейсера, 1 лидер, 10 эсминцев, 2 миноносца, 19 сторожевых кораблей, 78 подводных лодок, 10 минных заградителей, 52 тральщика, 49 охотников за подводными лодками, 204 торпедных катера и 1549 самолётов, 2550 орудий и миномётов. Амурская военная флотилия под началом Н. В. Антонова имела 12,5 тыс. человек, 8 мониторов, 11 канонерских лодок, 52 бронекатера, 12 тральщиков и другие корабли, около 200 орудий и минометов. Координация действий Тихоокеанского флота и Амурской флотилии с наземными войсками возлагалась на Главнокомандующего ВМС адмирала флота Н. Г. Кузнецова.

Задачи фронтов

Войска Забайкальского фронта под командованием Малиновского должны были главный удар нанести тремя общевойсковыми и танковой армиями (17-я, 53-я, 39-я и 6-я гвардейская танковая армии) из района тамцаг-булагского выступа в общем направлении на Чанчунь и Мукден, к 15-му дню операции выйти на линию Солунь — Лубэй — Дабаньшань, а затем выйти на рубеж Чжаланьтунь — Чанчунь — Мукден — Чифын. На флангах войска фронта наносили два вспомогательных удара. На севере наступала 36-я армия, на юге — Конно-механизированная группа советско-монгольских войск.

Каждая армия имела свою задачу. 17-я армия под командованием генерал-лейтенанта А. И. Данилова должна была нанести удар из района Югодзыр-Хид в общем направлении на Дабаньшань. 6-я гвардейская танковая армия под командованием генерал-полковника танковых войск А. Г. Кравченко наступала в общем направлении на Чанчунь. Танкисты должны были не позднее 5-го дня операции выйти на рубеж Лубэй, Туцюань, занять перевалы через Большой Хинган, не дав подойти японским резервам из центральной и южной частей Маньчжурии, затем наступать на Чанчунь, Мукден.

Танковую армию поставили в первый эшелон фронта, так как перед ней не было ни хорошо подготовленной обороны противника, ни значительных сил японцев. Это позволяло развить стремительное наступление, занять горные перевалы до подхода оперативных резервов противника и развить успех ударом в центральные районы Маньчжурии, где планировали уничтожить основные силы 3-го японского фронта. 6-я гвардейская танковая армия была значительно усилена, имея два механизированных, один танковый корпуса, четыре отдельных танковых батальона, две мотострелковые дивизии, две самоходно-артиллерийские бригады, две легкие артиллерийские бригады, два артиллерийских полка РГК, отдельный минометный полк, мотоциклетный полк, моторизованную инженерную бригаду и другие части и подразделения. Благодаря такому мощному и разнородному составу танковая армия могла вести активные боевые действия в отрыве от общевойсковых армий.

Танк Т-34-85 в Маньчжурии на хребте Большой Хинган

39-я армия под началом генерал-полковника И. И. Людникова основной удар наносила из района юго-восточнее Тамцаг-Булаг в направлении на Солунь, обходя Халун-Аршанский УР с юга. Армия Людникова должна была отрезать солуньской группировке противника пути отхода на юго-восток и занять район Солунь. Часть армии наносила дополнительный удар на северо-восток в общем направлении на Хайлар с целью изоляции солуньской группировки и поддержки 36-й армии в деле разгрома хайларской группировки японской армии.

36-я армия под командованием генерал-лейтенанта А. А. Лучинского поддерживала наступление главной ударной группировки фронта с севера. Армия Лучинского наступала из района Староцурухайтуй на Хайлар с задачей взять Хайларский УР. Часть сил армии из района Отпор наступала на Чжалайнор-Маньчжурский УР, а после его разгрома должна была также направиться на Хайлар. 36-я армия во взаимодействии с частью сил 39-й армии должна была разгромить хайларскую группировку противника.

На южном фланге фронта наносила удар советско-монгольская Конно-механизированная группа под началом генерал-полковника И. А. Плиева. КМГ наступала из района Молцок-Хид в направлении на Долунь (Долоннор), обеспечивая движение главной ударной группировки фронта с правого фланга. В состав этой группы входили следующие советские войска: 43-я танковая, 25-я и 27-я мотострелковые, 35-я истребительно-противотанковая артиллерийская бригады, 59-я кавалерийская дивизия, два зенитных, истребительно-авиационный, гвардейский минометный полки и инженерно-сапёрный батальон. Со стороны монгольских вооруженных сил в составе группы были 5-я, 6-я, 7-я и 8-я кавалерийские дивизии, 7-я бронебригада, артиллерийский полк, авиационная дивизия и полк связи.

53-я армия под командованием И. М. Манагарова находилась во втором эшелоне фронта. Она должна была следовать за танковой армией и была сосредоточена в районе Тамцаг-Булаг. В резерве фронта находилось две стрелковые и одна танковая дивизии, одна танковая бригада. Резерв фронта располагался в районе Чойбалсана.

Войска 1-го Дальневосточного фронта Мерецкова должны были нанести главный удар силами двух общевойсковых армий, механизированного корпуса и кавалерийской дивизии (1-я Краснознаменная и 5-я армии, 10-й мехкорпус) из района Гродеково в общем направлении Мулин, Муданьцзян, чтобы к 23-му дню операции выйти на рубеж Боли — Нингута — Дунцзинчэн — станция Саньчакоу. На первом этапе операции главная ударная группировка фронта должна была прорвать мощную оборону противника. 1-й Дальневосточный фронт наступал навстречу войскам Забайкальского и 2-го Дальневосточного фронтов. На втором этапе операции войска фронта должны были выйти на линию Харбин — Чанчунь — Ранан. Два вспомогательных удара силами 35-й и 25-й армий наносились севере и юге.

35-я армия под командованием генерал-лейтенанта Н. Д. Захватаева наступала на северном направлении, обеспечивая правый фланг главной ударной группировки фронта. Советские войска наступали из района Лесозаводска в направлении на Мишань. Армия Захватаева должна была разгромить противостоящие силы врага и занять Хутоуский УР, а затем во взаимодействии с 1-й Краснознаменной армией уничтожить мишаньскую группировку противника.

1-я Краснознаменная армия под командованием генерал-полковника А. П. Белобородова должна была во взаимодействии с 5-й армией мулино-муданьцзянскую группировку японцев, взять Мулин, Линькоу. К исходу 18-го дня наступления армия должна была выйти на линию реки Муданьцзян севернее города Муданьдзян. 5-я армия под началом генерал-полковника Н. И. Крылова должна была проломить оборону Суйфыньхэского УРа, а затем наступать на Муданьдзян, чтобы во взаимодействии с войсками 1-й Краснознамённой армии уничтожить мулино-муданьцзянскую группировку. Одновременно часть сил 5-й армии должна была наступать на юг, заходя в тыл японским войскам, которые оборонялись перед 25-й армией.

25-я армия под командованием генерал-полковника И. М. Чистякова поддерживала наступление главной ударной группировки фронта на левом фланге. 25-я армия должна была перейти в наступление после прорыва вражеской обороны на главном направлении и использовать успех 5-й армии для взятия Дуннинского УРа, а затем наступать на Ванцин и Хуньчунь. В последующем при поддержке Тихоокеанского флота планировали высадить десанты в портах Северной Кореи.

На фронте была сформирована подвижная группа в составе 10-го механизированного корпуса и кавалерийской дивизии. В резерве фронта было два стрелковых корпуса. Часть войск 1-го Дальневосточного фронта (Чугуевская оперативная группа) продолжала выполнять задачу по обороне советского побережья Японского моря.

Войска 2-го Дальневосточного фронта Пуркаева наносили силами 15-й общевойсковой армии удар с севера вдоль реки Сунгари на Харбин при поддержке Амурской флотилии. К 23-му дню операции советские войска должны были выйти в район города Цзямусы, а затем Харбина. Остальные силы фронта в начале операции имели задачу вести оборонительные действия.

15-я армия под командованием генерал-лейтенанта С. К. Мамонова наносила главный удар из района Ленинское на сунгарийском направлении и вспомогательный удар силами 5-го отдельного стрелкового корпуса из района Бикин на жаохэйском направлении. Армия Мамонова должна была при поддержке двух бригад Амурской флотилии и авиации форсировать Амур по обе стороны реки Сунгари, взять город Тунцзян, и развивать наступление на Цзямусы и Харбин. Остальные войска фронта должны были перейти в наступление на второй день операции.

Тихоокеанский флот должен был нарушить коммуникации противника в Японском море; затруднить действия противника в портах Северной Кореи; обеспечить свои морские сообщения в Японском море и Татарском проливе; во взаимодействии с сухопутными силами не допустить возможных десантов противника на советском побережье. 8 августа 1945 г. флот получил приказ быть в боевой готовности, развернуть подводные лодки, прекратить одиночное судоходство советских кораблей, организовать конвоирование торговых судов. Позднее в связи с успеха сухопутных войск флот получил дополнительные задачи: захватить японские военно-морские базы и порты в Северной Корее, на Сахалине и Курилах. Амурская флотилия, оперативно подчиненная командованию 2-м Дальневосточным фронтом, должна была обеспечить форсирование рек Амура и Уссури, поддержать сухопутные войска в штурме УРов и опорных пунктов врага.

Высадка десанта с монитора Амурской флотилии на реке Сунгари. 2-й Дальневосточный фронт

Таким образом, наступление против японской армии готовилось как стратегическая операция трёх фронтов и флота. Советские войска должны были нанести три рассекающих удара, сходящихся в центре Маньчжурии, что вело к окружению, расчленению и уничтожению японской маньчжурской группировки. Глубина операции Забайкальского фронта составляла около 800 километров, для 1-го Дальневосточного — 400-500 километров, для 2-го Дальневосточного — более 500 километров.

Каждый фронт по-разному спланировал действия артиллерии. В армиях Забайкальского фронта в связи с тем, что основные силы Квантунской армии были отведены в глубь Маньчжурии, артиллерийскую подготовку отменили. Только в полосе наступления 36-й армии, где располагались два укреплённых района противника, артиллерия должна была подавить опорные пункты японской армии.

В армиях 1-го Дальневосточного фронта, которым необходимо было прорвать сильно укрепленную границу противника с мощными УРами, артиллерия должна была сыграть важную роль в начале операции. Исключением была 1-я Краснознаменная армия, которой предстояло наступать в условиях труднопроходимой горно-таёжной местности, где японцы не создали позиционной обороны. Войска 1-й Краснознаменной армии должны были ударить внезапно, без артиллерийской подготовки.

Наиболее высокие артиллерийские плотности были созданы в полосе 5-й армии: 200 орудий и минометов на 1 км фронта. 5-й армии предстояло прорвать оборону Пограничненского укрепрайона, самого сильного на границе СССР и Маньчжурии. В ночь перед атакой намечалась 4-6 часовой артиллерийская подготовка по ранее определённым целям. Перед началом атаки главных сил армии планировала вторая артиллерийская подготовка.

Во 2-м Дальневосточном фронте, в полосе наступления 15-й армии и 5-го стрелкового корпуса, артиллерия должна была обеспечить форсирование Амура и Уссури, захват и удержание плацдармов, а затем развитие наступления в глубине вражеской обороны.

Большую роль в наступательной операции должна была сыграть авиация. 12-я воздушная армия под командованием Маршала авиации С. А. Худякова должна была вести разведку по обнаружению войск противника; прикрывать сухопутные войска от ударов японской авиации; поддерживать наступление главной ударной группировки фронта; помешать подходу резервов противника по железным и грунтовым дорогам. Основные усилия авиации были сосредоточены на поддержке главной ударной группировки фронта. В первый день операции советская авиация должна была нанести массированные удары по станциям Солунь, Хайлар, Халун-Аршан, мостам, эшелонам, автоколоннам и аэродромам противника. Это должно было нарушить движение войск и переброску резервов противника.

9-я воздушная армия под началом генерал-полковника авиации И. М. Соколова, кроме других задач, должна была решить специальную задачу, связанную с прорывом долговременной обороны противника. В первый день наступления светские самолёты должны были нанести массированные удары по узлам обороны и опорным пунктам противника. Штурмовая авиация должна была непрерывными ударами поддерживать наступление сухопутных войск.

10-я воздушная армия под командованием генерал-полковника авиации П. Ф. Жигарёва должна была сосредоточить основные усилия в полосе главного удара, то есть поддерживать наступление 15-й армии. Истребительная авиация должна была надёжно прикрыть сухопутные войска, корабли Амурской флотилии, а также железные дороги от атак японской авиации. Штурмовая и бомбардировочная авиация должна была наносить удары по оборонительным позициям, кораблям Сунгарийской флотилии и подходящим резервам врага. Военно-воздушные силы Тихоокеанского флота имели задачу атаковать военно-морские базы японского флота в Северной Корее, а также действовать на море, уничтожать японскую авиацию на аэродромах и прикрывать наши корабли.

Бомбардировщик Пе-2 на 1-м Дальневосточном фронте

Продолжение следует…

topwar.ru

МАНЬЧЖУРСКАЯ ОПЕРАЦИЯ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Стратегическая наступательная операция советских сухопутных и военно-морских сил совместно с войсками Монгольской армии.

Была проведена с 9 по 19 августа 1945 г. на заключительном этапе 2-й мировой войны с целью разгрома японской Квантунской армии и последующего освобождения северных и северо-восточных провинций Китая (Маньчжурии и Внутренней Монголии) и Кореи. Операция развернулась на фронте протяжением свыше 4600 км и 200-800 км в глубину на сложном театре военных действий — с горной, пустынной, степной, лесистоболотистой местностью и крупными реками. Японцы на границе с СССР и Монголией имели 17 укрепленных районов общей протяженностью 1000 км, в которых насчитывалось ок. 8000 долговременных огневых сооружений. Квантунская армия под командованием генерала Отонзо Ямада имела 31 пехотную дивизию, 9 пехотных бригад, 1 бригаду специального назначения (смертников) и 2 танковые бригады; в ее состав входили три фронта в составе 6 армий, одна отдельная армия, две воздушные армии и Сунгарийская военная флотилия. Помимо этого японскому оперативному командованию подчинялась армия марионеточного государства Маньчжоу-Го в составе 2 пехотных и 2 кавалерийских дивизий, 12 пехотных бригад и 4 отдельных кавалерийских полков, войска Внутренней Монголии — князя Де Ванна и Суйюаньская армейская группа. Всего противник насчитывал 1320 тыс. человек, 6200 орудий и минометов, 1155 танков, 1900 самолетов и 25 кораблей. Согласно японскому стратегическому плану ведения войны, разработанному в Токио весной 1945 г., на первом этапе военных действий треть Квантунской армии с войсками Маньчжоу-Го и Внутренней Монголии должны были в пограничной полосе задержать продвижение советских войск в глубь Маньчжурии, а затем, по мере поступления резервов из Кореи и Китая, отбросить наши войска на территорию СССР и Монголии, где их окончательно разбить. Ставка Верховного Главнокомандования, в свою очередь, предусматривала разгром японской Квантунской армии путем одновременного нанесения двух основных ударов с территории Монголии и Забайкалья с запада и Приморья с востока. При этом предполагались и несколько вспомогательных ударов по сходящимся к центру Маньчжурии направлениям. Для выполнения этой задачи были привлечены Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточный фронты, силы и средства Монгольской армии, вошедшие в состав советско-монгольской конно-механизированной группы (КМГ) Забайкальского фронта. Кроме того, в операции приняли участие силы Амурской флотилии и Тихоокеанского флота. Главнокомандующим войсками на Дальнем Востоке был назначен Маршал Советского Союза А. М. Василевский, координацию сил ВМФ и ВВС осуществляли адмирал флота Н. Г. Кузнецов и Главный маршал авиации А. А. Новиков. Силы Монголии возглавлял маршал Х. Чойбалсан. Для выполнения плана Ставки были выделены 10 общевойсковых армий, 3 воздушные армии и конно-механизированная группа (КМГ). Всего в силах СССР и Монголии насчитывалось свыше 1,5 млн человек, 25 тыс. орудий и минометов, 5460 танков и самоходных артиллерий-ских установок, 5 тыс. самолетов. Советские войска перешли в наступление 9 августа 1945 г. В этот день авиация нанесла массированные бомбовые удары по военным объектам, узлам связи и коммуникациям противника в Харбине, Чанчуне и Гирине, а Тихоокеанский флот под командованием адмирала И. С. Юмашева вышел в Японское море и перерезал коммуникации, связывающие Японию с Кореей и Маньчжурией. Были также нанесены удары морской авиацией и корабельной артиллерией по корейским базам противника в Юкки, Расине и Сейсине. Войска Забайкальского фронта под командованием маршала Р. Я. Малиновского, преодолев безводную пустыню и горные хребты Большого Хингана и разгромив вражеские войска, 18-19 августа вышли на подступы к главным промышленным и административным центрам Маньчжурии. Чтобы у японцев не было возможности эвакуироваться и уничтожить материальные ценности, 18 августа в Харбине, 19 августа в Мукдене, Гирине и других городах были высажены воздушные десанты. В ходе операции главные силы 6-й гвардейской танковой армии успешно продвинулись по Ляодунскому полуострову на юге Маньчжурии к городам Дальний и Порт-Артур. В свою очередь КМГ советско-монгольских войск под командованием И. А. Плиева, выйдя к 18 августа к Чжанцзякоу и Чэндэ, отрезала Квантунскую армию от основных японских войск в Северном Китае, а войска 1-го Дальневосточного фронта под командованием маршала К. А. Мерецкова прорвали полосу укрепрайонов противника и, отразив контратаки, вышли к Гирину. К этому времени моряки-тихоокеанцы овладели базами в Корее. Пути отступления японцев в метрополию были отрезаны. В дальнейшем войска 2-го Даль-невосточного фронта под командованием генерала армии М. А. Пуркаева во взаимодействии с Амурской флотилией форсировали реки Амур и Уссури и, преодолев горный хребет Малый Хинган, 20 августа, разгромив противника, заняли Харбин. 22 августа высадились десанты в Порт-Артуре и Дальнем, а спустя день туда вошли танковые и пехотные войска. В ходе всей операции наши войска продвинулись на территорию Маньчжурии с запада на 500-800 км, с востока — на 200-300 км, с севера — на 200 км. Таким образом, вступив на Центрально-маньчжурскую равнину, советские войска расчленили Квантунскую армию на изолированные группы и стали методично их уничтожать. Уже 19 августа началась массовая сдача японцев в плен, лишь в отдельных местах сопротивление продолжалось до начала сентября. В ходе всей операции потери с нашей стороны составили 36 456 человек (из них 12 031 человек безвозвратно), противник потерял 83 737 человек убитыми, 594 тыс. солдат и офицеров было взято в плен, советскими войсками были захвачены и огромные трофеи. Разгром Квантунской армии, осуществленный фактически в 10 дней, стал ярким свидетельством боевой мощи наших вооруженных сил. Освободив Маньчжурию и Северную Корею, Советский Союз выполнил обязательства перед своими союзниками, вынудил капитулировать японских милитаристов, что привело к окончанию 2-й мировой войны.

Исторические источники:

Русский архив: Великая Отечественная. Советско-японская война 1945 г.: история военно-политического противоборства двух держав в 30-40-е гг.: Документы и материалы. Т.18 (7‑1). М., 1997;

Русский архив: Великая Отечественная. Советско-японская война 1945 года: история военно-политического противоборства двух держав в 30-40-е годы: Документы и материалы: В 2 Т. Т.18 (7‑2). М., 2000. 

Автор статьи: Шацилло В. К.

©Великая Отечественная война. 1941-1945: Энциклопедия. 2-е изд., испр. и доп.// Отв. ред. А.О. Чубарьян; редактор, руководитель авторского коллектива М.Ю. Мягков. М.: Олма Медиа Групп, 2015

w.histrf.ru

Августовская буря - Маньчжурская операция - Выпуски

8 августа 1945 года Советский Союз официально присоединился к Потсдамской декларации. В этот же день в 17 часов по московскому времени нарком иностранных дел В.М.Молотов принял японского посла и сообщил ему о том, что с полуночи 9 августа СССР и Япония находятся в состоянии войны.

9 августа 1945 года примерно в час ночи по хабаровскому времени передовые и разведывательные отряды Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов пересекли государственную границу и вступили на территорию Маньчжурии. Маньчжурская стратегическая наступательная операция началась.

На рассвете в наступление перешли основные силы фронтов. С начала операции активно включилась в боевые действия наша штурмовая и бомбардировочная авиация. В первый день кампании советские воздушные армии нанесли массированные удары по командным пунктам, штабам и узлам связи японской группировки. Также были совершены налеты на крупные железнодорожные узлы, военные предприятия и аэродромы противника. Одновременно были атакованы города Халун-Аршан, Хайлар, Цицикар, Солун, Харбин, Чанчун, Гирин, Мукден. Умелыми действиями авиации удалось добиться того, что уже в первые часы операции была нарушена связь между штабами и подразделениями японских войск в Маньчжурии.

Не отставал от летчиков и Тихоокеанский флот. 9 августа 1945 года его авиация и соединения торпедных катеров нанесли удары по кораблям, объектам береговой обороны в северокорейских портах Юки, Расин, Сейсин.

Таким образом, Квантунская армия была атакована на суше, с воздуха и с моря на всем протяжении границы с Маньчжурией и на северо-корейском побережье.

Из сводок Совинформбюро от 9 августа 1945 года:

В 4:30 утра 9 августа силы Забайкальского фронта начали активные боевые действия на центральном (хингано-мукденском) направлении. Без авиационной и артиллерийской подготовки 6-я гвардейская танковая армия смяла приграничные соединения и части прикрытия и начала стремительное наступление в сторону хребта Большой Хинган. На данном участке продвижение войск Малиновского составило от 50 до 120 километров. К вечеру передовые части армии Кравченко и советско-монгольская конно-механизированная группа генерала Плиева вышли на подступы к перевалам Большого Хингана.

С первых же дней операции стало понятно, что ведение войны японцами отличалось от европейских традиций. Это касалось в первую очередь наличия подразделений «смертников» — истребителей танков. Они закрепляли на себе заряд и бросались под наши танки, взрывая их и себя. Но эффективность их действий была крайне низкой. Например, при попытках таранить танковые колонны 6-й гвардейской танковой армии разбились 9 японских самолетов, пилотируемых камикадзе. При этом все эти попытки не нанесли существенного вреда ни одной машине.

Примечательно, что сами японцы далеко не всегда активно использовали свои танки. В сводке обобщенного боевого опыта войск 2-го Дальневосточного фронта указано, например, что танки армии противника использовали за все время боев лишь несколько раз.

В своих воспоминаниях участник боев в Маньчжурии гвардии. капитан Д.Ф.Лоза так описал атаку колонны японскими летчиками-«смертниками»:

«Неожиданно послышалась команда: «Воздух!» Командиры орудий экипажей кинулись к зенитным пулеметам, которые вот уже много суток были зачехлены и установлены в походное положение, поскольку самолеты противника нас до этого часа ни разу не беспокоили. На горизонте появились шесть стремительно приближающихся истребителей-бомбардировщиков… атака развивалась настолько стремительно, что экипажам даже не хватило времени на подготовку пулеметов к стрельбе. Первый самолет на малой высоте помчался к головному танку батальона и с полного ходу врезался в его лобовую часть. Куски фюзеляжа разлетелись в разные стороны. Искореженный мотор рухнул под гусеницы. Языки пламени заплясали на корпусе «Шермана». Ударом был контужен механик-водитель гвардии сержант Николай Зуев. Десантники с первых трех танков кинулись к кирпичному зданию, чтобы укрыться в нем. Второй японский летчик направил свою машину в это строение, но, пробив крышу, она застряла на чердаке. Никто из наших бойцов не пострадал. Нам сразу стало ясно, что батальон атакован «камикадзе». Третий пилот не стал повторять ошибку сотоварища. Он резко снизился и направил самолет в окна здания, но достичь цели ему не удалось. Задев крылом телеграфный столб, истребитель-бомбардировщик рухнул на землю и сразу запылал костром. Четвертый самолет, спикировав на колонну, врезался в автомашину медицинского пункта батальона, которая загорелась.

 Два последних «смертника» нацелили удар по хвостовым танкам, но, встреченные плотным зенитным огнем, оба самолета рухнули в воду недалеко от полотна железной дороги. Воздушная атака длилась несколько коротких минут. Шесть истребителей-бомбардировщиков превратились в бесформенные груды металла. Шесть летчиков погибли, и, что нас весьма удивило, в кабинах двух самолетов кроме летчиков находились девушки. По всей вероятности, это были невесты «смертников», решившие разделить со своими избранниками печальную судьбу. Ущерб от атаки оказался незначительный: сгорела автомашина, заклинило башню головного «Шермана», вышел из строя механик-водитель. Быстро сбросили с насыпи автомашину, за рычаги «Эмча» сел помощник механика-водителя, и марш продолжился»

Другой отличительной чертой была организация обороны. Японцы, несмотря на хорошо оборудованные опорные пункты обороны, тем не менее, держали на них минимум войск, ставя перед ними задачу, удержания противника на рубеже до подхода основных сил. При этом ограничивались не сплошной линией обороны, а очаговой, считая, что противник не сможет преодолеть труднопроходимую местность, и вынужден будет атаковать в лоб. Но промежутки между укрепрайонами были настолько велики, что позволяли просочиться вглубь обороны не только мелким группам, но даже целым механизированным колоннам. Кроме того, многочисленные ДОТы и ДЗОТы имели мертвые зоны, не перекрывавшиеся огнем, что позволяло мелким группам подбираться к ним вплотную и уничтожать с помощью взрывов и огня.

За обороняемые позиции японцы дрались до последнего, а в случае окружения или безвыходного положения гарнизоны подрывали себя. Однако такая стойкость наблюдалась далеко не на всех участках фронта.

Заслуживает внимания и использование голубей в японской армии для указания местонахождения войск противника в пределах дистанции видимости птиц в полете на высоте до 500 метров. Для этих целей практиковалась дрессировка домашних голубей. Происходило это следующим образом. Когда голубей выпускали «на прогулку», их гнали за пределы переднего края, в поле, где находились японские солдаты, переодетые в красноармейскую форму. Как только над боевыми порядками переодетых солдат появлялись голуби, «красноармейцы» поднимали полотна с зерном и подкармливали птиц. Неоднократные тренировки выработали у птиц условный рефлекс. Бывали случаи, когда наши бойцы входили в дом, голуби гнались за ними и садились на крышу дома, который потом подвергался артиллерийскому огню.

Преодолевая трудности, наши армии стремительно теснили подразделения врага. Одновременно на левом крыле фронта 36-я армия под командованием генерала А.А.Лучинского и 39-я армия под командованием генерала И.И.Людникова встречным ударом овладели Чжалайнор-Маньчжурским и Халун-Аршанским укрепленными районами и продвинулись вглубь Маньчжурии почти на 40 километров. На правом крыле фронта силы Монгольской народной армии преодолели 50 километров.

Под натиском советско-монгольских войск японское командование начало отвод своих армий на рубеж Чанчунь-Дайрэн, где надеялось задержать дальнейшее наше продвижение. Одновременно отступающим японским войскам был отдан приказ взрывать и минировать мосты и основные железнодорожные линии, объекты инфраструктуры и линии связи, а также отравлять источники пресной воды. Но все эти меры уже не могли повлиять на ход советского наступления.

Из сводок Совинформбюро от 10 августа 1945 года:

Наиболее существенного успеха в первые дни наступления добились танкисты 6-й гвардейской танковой армии, которые имели опыт преодоления горных перевалов в Карпатах. И на востоке танкам предстояло этим опытом воспользоваться в полной мере. В первый день наступления 6-я гвардейская танковая армия Забайкальского фронта, практически не встречая сопротивления, прошла 150 км, на другой день еще 120 км, достигла предгорья хребта Большой Хинган и приступила к его преодолению. Подъем в горы был труден, а спуск оказался еще тяжелее. На одном из участков вначале пустили один танк, в котором из экипажа оставался только механик-водитель. Танк с нарастающей скоростью понесся вниз. От катастрофы спасло мастерство механика-водителя, который сумел выровнять движение и остановить танк у самого подножья горы, как только тот выкатился на более пологий участок. После этого, технику стали спускать на тросах, когда задние служили своеобразным якорем для впередиидущих.

К 12 августа передовые части 6-й гвардейской танковой армии преодолели Большой Хинган и основными силами вышли на Центральную Маньчжурскую равнину, выполнив задачу на сутки раньше запланированного. Развивая наступление, армия Кравченко преодолела за сутки 180 километров. Противник явно был обескуражен внезапным появлением у себя в тылу крупных советских механизированных соединений.

Из сводок Совинформбюро от 11 августа 1945 года:

Для многих бойцов 6-й гвардейской танковой армии горы Большого Хингана стали не самым тяжелым испытанием. Страшнее оказался марш через пустыню Гоби. Температура воздуха составляла 53-56 градусов, а на сотни километров вокруг не наблюдалось никаких признаков наличия воды. Само название пустыни в переводе с монгольского языка как раз и означает «безводное место». Нередко перед тем, как отступить из очередного населенного пункта, японцы успевали отравить воду в колодцах стрихнином. Недостаток воды так и остался страшным бичом до конца операции.

Рядовой 30-й гвардейской механизированной бригады Яков Григорьевич Ковров вспоминал, что те, кто не привык к подобной жаре, теряли сознание. Ему же было проще, так как вырос он в степи, и долгое пребывание на солнце не было для него в новинку. Его рота шла в отрыве от основных сил. Солдаты обессилели и отказывались идти дальше, потеряв всякую надежду на то, что это пекло когда-нибудь кончится. После того как несколько раз мираж обманул надежды добраться до воды, рота легла, потеряв ориентиры движения. Воды уже ни у кого не оставалось. На вопрос командира роты: «Кто сможет добраться до штаба батальона за помощью?» Яков Григорьевич вызвался добровольцем. Он сумел дойти до цели и указать местоположение роты. В спешном порядке разгрузили несколько автомашин и к вечеру вывезли умирающих солдат к основным силам, где им была оказана помощь. Так рядовой Яков Григорьевич Ковров спас своих товарищей.

В это время 36-я армия, наступавшая севернее, вышла к городу Бухэду, важному транспортному узлу. Так оказались перерезаны ключевые пути сообщения основных сил Квантунской армии с войсками, находившимися в северном и северо-западном районах Маньчжурии. С 12 по 14 августа японцы несколько раз попытались контратаковать советско-монгольские части, но успеха им добиться не удалось.

К 14 августа войска Забайкальского фронта продвинулись на восток на 250-400 километров, заняв выгодное положение для наступления на основные военно-политические и промышленные центры Маньчжурии — города Калган, Жэхэ, Мукден, Чанчунь и Цицикар.

Не менее успешно развивалось наступление Красной Армии и на других фронтах. Войска 2-го Дальневосточного фронта при поддержке Амурской военной флотилии форсировали реки Амур и Уссури и овладели городами Лобей, Тунцзян и Фуйюань. 14 августа, несмотря на бездорожье и сильную заболоченность местности, армии фронта овладели городом Баоцин, создав плацдарм для наступления на Харбин.

Не отставал и 1-й Дальневосточный фронт. Войскам фронта пришлось вести боевые действия против наиболее сильной из всех имевшихся в Маньчжурии и Корее группировки японских войск. Предстояло преодолеть хорошо оборудованную, создававшуюся на протяжении многих лет полосу обороны противника. Кроме того, высокой скорости наступления препятствовала труднопроходимая местность: лес, горы, болота. И, тем не менее, несмотря на попытки противника противодействовать наступающим, уже в первый день советские войска прорвали полосу обороны японцев и устремились вглубь Маньчжурии. Танки наступающих частей проламывали не оборону противника, а лес, прокладывая дорогу пехоте, артиллерии и автомашинам. Саперы из сломанных деревьев делали настилы в наиболее труднопроходимых местах. В результате такой тактики удалось незаметно подойти почти вплотную к японской обороне, а где-то и обойти ее, оставив опорные узлы для уничтожения войскам, идущим во втором эшелоне. Войска Мерецкова к 11 августа взяли Хуньчуньский укрепленный район. Левое крыло фронта начало развивать наступление вдоль северокорейского побережья.

Из сводок Совинформбюро от 12 августа 1945 года:

 12 августа десант, высаженный кораблями Тихоокеанской флотилии, выбил японцев из портов Юки и Расин. А 14 августа — из порта Сэйсин. Таким образом, к исходу 14 августа силы Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов смогли рассечь Квантунскую армию на несколько частей и лишить их связи между собой. За 6 дней кампании наши армии продвинулись на разных участках от 100 до 500 километров. Из 17 укрепленных районов 16 были под контролем советских войск. На этом первый этап Маньчжурской операции был завершен.

Уже первые дни операции показали, что советское наступление застало японских полководцев врасплох. Позже пленные японские генералы говорили, что они ожидали начала активных боевых действий не ранее сентября, в наиболее сухое время года, а не в сезон муссонов, когда дороги превращаются в болота. Главным залогом успеха стала стремительность наступления и высокая степень взаимодействия всех родов войск. Не случайно на Западе эту операцию советских войск называют «Августовская буря». И это в самых неблагоприятных погодных условиях (август в Маньчжурии — сезон дождей). Особого внимания заслуживают инженерные части Забайкальского фронта, которые обеспечили преодоление 6-й гвардейской танковой армией Большого Хингана, который считался японцами неприступным. Большую работу проделали инженерные соединения и на других фронтах, обеспечив продвижение наших войск по болотистой и залитой наводнениями местности.

Из сводок Совинформбюро от 13 августа 1945 года:

pobeda.elar.ru

Маньчжурская операция - это... Что такое Маньчжурская операция?

Советско-японская война
Маньчжурская операция:Хинган-Мукден • Харбин-Гирин • Сунгари

Южный Сахалин • Сейсин • Курилы

Советско-японская война 1945 года, часть Второй мировой войны и войны на Тихом океане. Известна также как битва за Маньчжурию или Маньчжурская операция, а на Западе – как операция «Августовская буря».

Подготовка войны

Опасность войны СССР с Японией существовала со второй половины 1930-х годов, в 1938 году произошли столкновения на озере Хасан, а в 1939 сражение на Халхин-Голе на границе Монголии и Маньчжоу-Го. В 1940 создан советский Дальневосточный фронт, что указывало на реальный риск начала войны.

Однако обострение ситуации на западных границах заставило СССР искать компромисса в отношениях с Японией. Последняя, в свою очередь, выбирая между вариантами агрессии на север (против СССР) и на юг (против США и Великобритании), все более склонялась к последнему варианту, и стремилась обезопасить себя со стороны СССР. Результатом временного совпадения интересов двух стран становится подписание 13 апреля 1941 года пакта о нейтралитете, согласно ст. 2 которого[2]:

… в случае, если одна из договаривающихся сторон окажется объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих держав, другая договаривающаяся сторона будет соблюдать нейтралитет в продолжение всего конфликта.

В 1941 страны гитлеровской коалиции, кроме Японии, объявили войну СССР (Великая Отечественная война), а в том же году Япония напала на США, начав войну на Тихом океане.

В феврале 1945 на Ялтинской конференции Сталин дал обещание союзникам объявить войну Японии через 2–3 месяца после окончания боевых действий в Европе. На Потсдамской конференции в июле 1945 союзники выступили с совместной декларацией, требуя безоговорочной капитуляции Японии. Тем же летом Япония пыталась вести сепаратные мирные переговоры с СССР, но безуспешно.

Война, как и было обещано союзникам, была объявлена ровно через 3 месяца после победы в Европе, 8 августа 1945, через два дня после первого применения США ядерного оружия против Японии (Хиросима) и накануне атомной бомбёжки Нагасаки.

Ход войны

Главнокомандующим был Маршал Советского Союза А. М. Василевский. Действовало 3 фронта: Забайкальский фронт, 1-й Дальневосточный и 2-й Дальневосточный (командующие Р. Я. Малиновский, К. А. Мерецков и М. А. Пуркаев), общей численностью примерно в 1,5 миллиона человек. Им противостояла японская Квантунская армия под командованием генерала Оцудзо Ямады.

Состав Квантунской армии: около 1 млн чел., 6 260 орудий и миномётов, 1 150 танков, 1 500 самолётов.[3]

Как отмечается в «Истории Великой Отечественной войны» (т.5, с.548-549):

В частях и соединениях Квантунской армии совершенно отсутствовали автоматы, противотанковые ружья, реактивная артиллерия, мало было артиллерии РГК и крупнокалиберной (в пехотных дивизиях и бригадах в составе артиллерийских полков и дивизионов в большинстве случаев имелись 75-мм пушки).

Несмотря на усилия японцев сосредоточить как можно больше войск на островах собственно империи, а также в Китае южнее Маньчжурии, японское командование уделяло внимание и Маньчжурскому направлению, особенно после того, как 5 апреля 1945 Советский Союз денонсировал советско-японский пакт о нейтралитете. Именно поэтому из остававшихся в Маньчжурии в конце 1944 года девяти пехотных дивизий японцы к августу 1945 развернули 24 дивизии и 10 бригад. Правда, для организации новых дивизий и бригад японцы могли использовать лишь необученных призывников младших возрастов и ограниченно годных старших возрастов − таковых летом 1945 года было призвано 250 тысяч, которые составили более половины личного состава Квантунской армии. Также во вновь созданных в Маньчжурии японских дивизиях и бригадах, помимо малочисленности боевого состава, зачастую совершенно отсутствовала артиллерия.

Наиболее значительные силы Квантунской армии – до десяти пехотных дивизий – дислоцировались на востоке Маньчжурии, граничившим с советским Приморьем, где был размещён первый Дальневосточный фронт в составе 31 стрелковой дивизии, кавалерийской дивизии, мехкорпуса и 11 танковых бригад. На севере Маньчжурии японцы держали одну пехотную дивизию и две бригады – против второго Дальневосточного фронта в составе 11 стрелковых дивизий, 4 стрелковых и 9 танковых бригад. На западе Маньчжурии японцы расположили 6 пехотных дивизий и одну бригаду – против 33 советских дивизий, в том числе двух танковых, двух мехкорпусов, танкового корпуса и шести танковых бригад. В центральной и южной Маньчжурии японцы держали еще несколько дивизий и бригад, а также обе танковые бригады и всю боевую авиацию.

Следует заметить, что танки и самолеты японской армии в 1945 году по критериям того времени иначе как устаревшими назвать нельзя. Они примерно соответствовали советской танковой и авиатехнике 1939 года. Это относится и к японским противотанковым орудиям, имевшим калибр 37 и 47 миллиметров – то есть годных для борьбы лишь с лёгкими советскими танками.

На рассвете 9 августа 1945 года советские войска начали интенсивную артподготовку с моря и с суши. Затем началась наземная операция. Учитывая опыт войны с немцами, укрепленные районы японцев обходились подвижными частями и блокировались пехотой. Из Монголии в центр Маньчжурии наступала 6-я гвардейская танковая армия генерала Кравченко.

Это было рискованное решение, поскольку впереди были труднопроходимые Хинганские горы. 11 августа техника армии встала из-за отсутствия топлива. Но был использован опыт немецких танковых частей – доставка горючего танкам транспортными самолётами. В итоге к 17 августа 6-я гвардейская танковая армия продвинулась на несколько сот километров – и до столицы Маньчжурии города Чанчунь оставалось около ста пятидесяти километров. Первый Дальневосточный фронт к этому времени сломил сопротивление японцев на востоке Маньчжурии, заняв крупнейший город в том регионе – Муданьцзянь. В ряде районов в глубине обороны советским войскам пришлось преодолевать ожесточённое сопротивление противника. В полосе 5-й армии с особой силой оно было оказано в районе Муданьцзяна. Были случаи упорного сопротивления противника в полосах Забайкальского и 2-го Дальневосточного фронтов. Японская армия предпринимала и неоднократные контратаки. 17 августа 1945 в Мукдене советские войска взяли в плен императора Маньчжоу-Го Пу И (ранее – последний император Китая).

14 августа японское командование обратилось с предложением о заключении перемирия. Но практически военные действия с японской стороны не прекращались. Лишь через три дня Квантунская армия получила приказ своего командования о капитуляции, которая началась 20 августа. Но и он не сразу до всех дошёл, а кое-где японцы действовали и вопреки приказу.

18 августа была начата высадка десанта на самый северный из Курильских островов – хотя по совместным решениям союзников Курильские острова, Южный Сахалин и Порт-Артур однозначно переходили к СССР. В этот же день, 18 августа, главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке маршал Василевский отдал приказ об оккупации японского острова Хоккайдо силами двух стрелковых дивизий[4]. Эта высадка не была осуществлена из-за задержки продвижения советских войск в Южном Сахалине, а затем отложена до указаний Ставки.

Советские войска заняли южную часть Сахалина, Курильские острова, Маньчжурию и часть Кореи. Основные боевые действия на континенте велись 12 дней, по 20 августа. Однако отдельные боестолкновения продолжались вплоть до 10 сентября, ставшего днем окончания полной капитуляции и пленения Квантунской армии. Боевые действия на островах полностью закончились 1 сентября.

Акт о капитуляции Японии был подписан 2 сентября 1945 года на борту линкора Миссури в Токийском заливе.

В результате была полностью разгромлена миллионная Квантунская армия. По советским данным, её потери убитыми составили 84 тыс. человек, взято в плен около 600 тыс. Безвозвратные потери РККА составили 12 тыс. человек.

Значение

Огромны значение, политические и военные итоги Маньчжурской операции. Советская Армия разгромила сильную Квантунскую армию Японии. Советский Союз, вступив в войну с милитаристской Японией и внеся весомый вклад в ее разгром, ускорил окончание второй мировой войны. Американские руководители и историки не раз заявляли, что без вступления в войну СССР она продолжалась бы еще не менее года и стоила бы дополнительно нескольких миллионов человеческих жизней.

Для американского командования на Тихом океане решение Японии о капитуляции было неожиданным. Всего за несколько дней до капитуляции оно заявило, что война на Дальнем Востоке кончится не ранее середины 1946 года, и даже назначило высадку десанта в Японии на конец 1945 года. Тогдашний министр обороны США Стимсон писал:

В связи с заявлением о капитуляции Японии президент Трумэн собрал высокопоставленных лиц в Белом доме. Вашингтон был взволнован, мало кто верил в правдоподобность случившегося.

Государственный секретарь США Э. Стеттиниус утверждал следующее:

Накануне Крымской конференции начальники американских штабов убедили Рузвельта, что Япония может капитулировать только в 1947 г. или позже, а разгром ее может стоить Америке миллиона солдат.

Итоги

За отличия в боях в составе 1-го Дальневосточного фронта 16 соединений и частей получили почётное наименование «Уссурийские», 19 — «Харбинские», 149 — награждены различными орденами.

В результате войны СССР фактически вернул в свой состав территории, утраченные Российской империей в 1905 году по итогам Портсмутского мира (южный Сахалин и, временно, Квантун с Порт-Артуром и Дальним), а также ранее уступленную Японии в 1875 году основную группу Курильских островов и закреплённую за Японией Симодским договором 1855 года южную часть Курил.

Последняя территориальная потеря Японией не признана до сих пор. Согласно Сан-Францисскому мирному договору Япония отказалась от любых притязаний на Сахалин (Карафуто) и Курилы (Тисима Рэтто). Но договор не определял принадлежность островов и СССР не подписал его. Однако в 1956 году была подписана Московская декларация, по которой прекращено состояние войны и установлены дипломатические и консульские отношения СССР с Японией. В 9 статье Декларации, в частности, сказано:

СССР, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Сикотан с тем, однако, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения Мирного Договора".

Тем самым Япония подтвердила юрисдикцию СССР над всеми Курилами и Сахалином. Тем не менее, сразу же после подписания Япония начала требовать возврата всей Южной группы Курил, как предварительного условия для переговоров по мирному договору. Эта позиция японского правительства сохранилась до сих пор и препятствует заключению мирного договора между Японией и Россией, как преемницей СССР.

Следует отметить, что Япония вовлечена в территориальный спор с Китаем и Тайванем по поводу принадлежности островов Сэнкаку, несмотря на наличие мирных догворов между странами (с Тайванем договор был заключен в 1952 году, с КНР в 1978 году). Кроме того, несмотря на наличие Базового договора об отношениях между Японией и Кореей, Япония и Республика Корея также вовлечены в территориальный спор о принадлежности островов Лианкур.

С другой стороны, например, отсутствует мирный договор России с Германией, что никак не мешает динамичному развитию всесторонних отношений, а Германия не предъявляет России никаких территориальных претензий.

Несмотря на статью 9 Потсдамской декларации, предписывающий возвращение домой военнослужащих по завершении военных действий, согласно приказу Сталина № 9898, по японским данным, до двух миллионов японских военнослужащих и мирных граждан было депортировано на работы в СССР. В результате тяжёлого труда, морозов и болезней, по японским данным, погибло 374 041 человек.По советским данным число военнопленных составило 640 276 человек. Сразу же после окончания военных действий освобождено 65 176 раненых и больных. Умерло в плену 62 069 военнопленных, из них 22 331 до поступления на территорию СССР. Ежегодно репатриировалось в среднем по 100 000 человек. К началу 1950 года осталось около 3 000 человек, осужденных за уголовные и военные преступления (из них 971 переданы Китаю за совершенные преступления против китайского народа), которые в соответствии с Советско-японской декларацией 1956 года были досрочно освобождены и репатриированы на родину.

См. также

Ссылки

  • Точка зрения США:
  • Использование советской авиации во время кампании:
  • Точка зрения СССР/России:
  • Советский план действий:
  • Японский пленник:

Примечания

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Маньчжурская операция (1945) - это... Что такое Маньчжурская операция (1945)?

Схема действий советских войск в Советско-японской войне

Маньчжурская операция — стратегическая наступательная операция Советских Вооружённых Сил и войск Монгольской народно-революционной армии, проведённая 9 августа — 2 сентября, во время Советско-японской войны Второй мировой войны, с целью разгрома японской Квантунской армии, занятия Маньчжурии и северной Кореи и ликвидации военно-экономической базы Японии на Азиатском континенте. Известна также как битва за Маньчжурию, а на Западе — как операция «Августовская буря»[1][2].

Расстановка сил

Япония

К началу Маньчжурской операции на территории Маньчжоу-го и северной Кореи была сосредоточена крупная стратегическая группировка японских, маньчжурских и мэнцзянских войск. Её основой являлась Квантунская армия (генерал Ямада), в состав которой входили 1-й, 3-й и 17-й (с 10 августа) фронты, 4-я отдельная армия (всего 31 пехотная дивизия, 11 пехотных и 2 танковые бригады, бригада смертников, отдельные части), 2-я и 5-я (с 10 августа) воздушная армия, Сунгарийская военно-речная флотилия. Главнокомандующему Квантунской армией подчинялись следующие войска: армия Маньчжоу-Го (2 пехотных и 2 кавалерийских дивизии, 12 пехотных бригад, 4 отдельных кавалерийских полка), армия Мэнцзяна под командованием князя Дэвана (4 пехотных дивизии) и Суйюаньская армейская группа (5 кавалерийских дивизий и 2 кавалерийских бригады). Всего в войсках противника насчитывалось свыше 1 млн человек, 6260 орудий и миномётов, 1155 танков, 1900 самолётов, 25 кораблей. 1/3 войск вражеской группировки располагалась в приграничной зоне, главные силы — в центральных районах Маньчжоу-го. У границ с Советским Союзом и МНР имелось 17 укреплённых районов.

СССР

В течение мая — начала августа советское командование перебросило на Дальний Восток часть высвободившихся на западе войск и техники (свыше 400 тыс. человек, 7137 орудий и миномётов, 2119 танков и САУ и др.). Вместе с дислоцированными на Дальнем Востоке войсками перегруппированные соединения и части составили 3 фронта: Забайкальский (17-я, 39-я, 36-я и 53-я армии, 6-я гвардейская танковая армия, конно-механизированная группа советско-монгольских войск, 12-я воздушная армия, Забайкальская армия ПВО страны; Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский), 1-й Дальневосточный (35-я, 1-я Краснознамённая, 5-я и 25-я армии, Чугуевская оперативная группа, 10-й механизированный корпус, 9-я воздушная армия, Приморская армия ПВО страны; Маршал Советского Союза К. А. Мерецков), 2-й Дальневосточный (2-я Краснознамённая, 15-я и 16-я армии, 5-й отдельный стрелковый корпус, 10-я воздушная армия, Приамурская армия ПВО страны; генерал армии Максим Алексеевич Пуркаев) — всего 131 дивизия и 117 бригад, свыше 1,5 млн человек, свыше 27 тыс. орудий и миномётов, свыше 700 реактивно-миномётных установок, 5250 танков и САУ, свыше 3,7 тыс. самолётов. Сухопутную границу СССР прикрывал 21 укреплённый район. К проведению Маньчжурской операции привлекались силы Тихоокеанского флота (около 165 тыс. человек, 416 кораблей, в том числе 2 крейсера, 1 лидер, 12 эсминцев, 78 подводных лодок, 1382 боевых самолёта, 2550 орудий и миномётов; адмирал И. С. Юмашев), Амурская военная флотилия (12,5 тыс. человек, 126 кораблей, 68 боевых самолётов, 199 орудий и миномётов; контр-адмирал Неон Васильевич Антонов), а также Пограничные войска Приморского, Хабаровского и Забайкальского пограничных округов. Главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке был Маршал Советского Союза А. М. Василевский, главнокомандующий монгольскими войсками — Маршал МНР Хорлогийн Чойбалсан. Действия сил ВМФ и ВВС координировали адмирал флота Николай Герасимович Кузнецов и Главный маршал авиации Александр Александрович Новиков.

План операции

Замысел советского командования предусматривал нанесение двух основных (с территории МНР и Приморья) и нескольких вспомогательных ударов по сходящимся в центре Маньчжурии направлениям, глубокий охват главных сил Квантунской армии, рассечение их и разгром по частям, овладение важнейшими военно-политическими центрами — Фэньтянем, Синьцзином, Харбином, Гирином. Маньчжурская операция проводилась на фронте 2700 км (активный участок), на глубину 200—800 км, на сложном театре военных действий с пустынно-степной, горной, лесисто-болотистой, таёжной местностью и крупными реками. Включала Хингано-Мукденскую, Харбино-Гиринскую и Сунгарийскую операции.

Боевые действия

9 августа передовые и разведывательные отряды трёх советских фронтов начали наступление. Одновременно авиация нанесла массированные удары по военным объектам в Харбине, Синьцзине и Цзилине, по районам сосредоточения войск, узлам связи и коммуникациям противника в пограничной зоне. Тихоокеанский флот перерезал коммуникации, связывавшие Корею и Маньчжурию с Японией, и нанёс удары по японским военно-морским базам в северной Корее — Юки, Расину и Сэйсину. Войска Забайкальского фронта, наступая с территории МНР и Даурии, преодолели безводные степи, пустыню Гоби и горные хребты Большого Хингана, разгромили калганскую, солуньскую и хайларскую группировки противника, вышли на подступы к важнейшим промышленным и административным центрам Маньчжурии, отрезали Квантунскую армию от японских войск в Северном Китае и, заняв Синьцзин и Фэньтянь, продвигались к Дайрэну и Рёдзюну. Войска 1-го Дальневосточного фронта, наступавшие навстречу Забайкальскому фронту из Приморья, прорвали полосу пограничных укреплений противника, отразили в районе Муданьцзяна сильные контрудары японских войск, заняли Цзилинь и Харбин (совместно с войсками 2-го Дальневосточного фронта), во взаимодействии с десантами Тихоокеанского флота овладели портами Юки, Расин, Сэйсин и Гэндзан, а затем заняли северную часть Кореи (севернее 38-й параллели), отрезав японские войска от метрополии (см. Харбино-Гиринская операция 1945). Войска 2-го Дальневосточного фронта во взаимодействии с Амурской военной флотилией форсировали рр. Амур и Уссури, прорвали долговременную оборону противника в районах Хэйхэ и Фуцзиня, преодолели горный хребет Малый Хинган и совместно с войсками 1-го Дальневосточного фронта овладели Харбином (см. Сунгарийская операция 1945). К 20 августа советские войска продвинулись в глубь Северо-Восточного Китая с запада на 400—800 км, с востока и севера — на 200—300 км, вышли на Маньчжурскую равнину, расчленили японские войска на ряд изолированных группировок и завершили их окружение. С 19 августа японские войска почти повсеместно стали сдаваться в плен. Чтобы ускорить этот процесс и не дать противнику возможности вывезти или уничтожить материальные ценности, с 18 по 27 августа были высажены воздушные десанты в Харбине, Фэньтяне, Синьцзине, Цзилине, Рёдзюне, Дайрэне, Хэйдзё и других городах, а также использованы подвижные передовые отряды.

Итоги операции

Успешное проведение Маньчжурской операции позволило в сравнительно короткие сроки занять Южный Сахалин и Курильские острова. Разгром Квантунской армии и потеря военно-экономической базы в Северо-Восточном Китае и северной Корее стали одним из факторов, лишивших Японию реальных сил и возможностей продолжать войну, вынудили её подписать 2 сентября 1945 года акт о капитуляции, что привело к завершению 2-й мировой войны. За боевые отличия 220 соединений и частей получили почётные наименования «Хинганские», «Амурские», «Уссурийские», «Харбинские», «Мукденские», «Порт-Артурские» и др. 301 соединение и часть награждены орденами, 92 воина удостоены звания Героя Советского Союза.

Примечания

Литература

  • История второй мировой войны 1939—1945, т. 11, М., 1980
  • История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941—1945, т. 5, М., 1963
  • Финал, 2 изд., М., 1969
  • Василевский А., Дело всей жизни, 4 изд., М., 1983
  • Освободительная миссия на Востоке, М., 1976
  • Внотченко Л. Н., Победа на Дальнем Востоке, 2 изд., М., 1971
  • Кампания Советских Вооружённых Сил на Дальнем Востоке в 1945 г. (Факты и цифры), «ВИЖ», 1965, № 8.
  • Буранок С.О. Победа над Японией в оценках американского общества. Самара: «Издательство АсГард», 2012. 116 с. (ссылка: http://worldhist.ru/upload/iblock/0fb/scemode_q_u_skzrvy%20qym%20edmictc.pdf)

dic.academic.ru