Как «обманывают» донные мины. Магнитные мины


Магнитные мины. Удар под водой

Магнитные мины

Перед новым, 1940 г. на английском корабле «Верной» в торжественной обстановке король Георг VI вручал награды пяти офицерам и матросам.

Адмирал, который представлял награжденных королю, сказал в своей речи: «Ваше величество! Вы имеете честь вручать награды этим пяти офицерам и матросам как знак признательности и уважения страны к их великому мужеству и тому высокому умению, которые они проявили при выполнении боевого задания по разборке, разоружению и разгадке секретов устройства двух вражеских мин совершенно нового типа; они успешно справились со своей задачей, рискуя при этом жизнью на каждой минуте своей опасной работы».

Какой же подвиг совершили эти пять офицеров и матросов? Чем заслужили они награждение в столь торжественной и теплой обстановке перед строем своих боевых товарищей?

В одну из лунных ночей ноября 1939 г. над юго-восточным побережьем Англии появились германские бомбардировщики.

Пока выли сирены воздушной тревоги, пока метались по ночному небу и прочесывали его длинные лучи прожекторов, пока коротко и сердито «рявкали» зенитные пушки, стреляя по прячущимся высоко за облаками воздушным пиратам, — большой трехмоторный германский самолет медленно и низко летел вдоль линии берега. Среди шума и суматохи воздушной тревоги, направленной ввысь против бомбардировщиков, самолет незаметно подобрался к намеченному району и… в воду полетели бомбы. Но в этот момент наблюдатели английской береговой обороны обнаружили и этого воздушного противника. Они удивились: бомбы в этом районе — это было очень странно. Трудно было понять, что, собственно, бомбят немцы. На море в этом месте не было кораблей, не было объектов для бомбежки.

Но вдруг в воздухе бомбы начали распадаться. Что-то отлетало от них и камнем падало в море. И тогда оказалось, что уже дальше опускаются не бомбы, а какие-то тяжелые предметы, подвешенные к парашютам. Вот они достигли воды. Видно, как еще полощутся у поверхности полотнища парашютов. Значит, ничто не тянет их стремительно под воду; значит, тяжелые предметы отделились от парашютов и пошли на дно. Наблюдатели начали догадываться… Может быть это вовсе не бомбы? Ведь уже в первые два месяца войны много английских кораблей погибло на таинственных минах, в самых, казалось, безопасных местах. Впереди кораблей шли тральщики, прочесывая море. И все же это не помогало. Подозревали, что это мины особого устройства, магнитные, прячущиеся на дне моря, что они поставлены самолетами.

Тем временем второй фашистский самолет на развороте слишком приблизился к берегу. Ночная темь обманула воздушного бандита, его бомбы опустились совсем близко у самого берега. Наблюдатели сообщили о необыкновенных снарядах минным специалистам корабля «Верной». Те изготовили инструменты из немагнитного материала и только тогда приступили к разборке и разоружению упавшего с неба подозрительного сюрприза. Зачем же понадобились такие предосторожности?

Как самолет-миноносец сбрасывает свое новое оружие — магнитную парашютную мину На рисунке показаны отдельные положения мины во время сбрасывания

Магнитные мины не были новостью ни для англичан, ни для советских минеров. Англичане изготовляли такие мины еще в конце первой мировой войны, а русским морякам пришлось бороться с магнитными минами еще в 1918 г. Поэтому было известно, что такие мины взрываются, когда приближается какой-либо металлический предмет.

Магнитные свойства стальной массы корпуса корабля использовались для устройства в минах так называемых «индукционных» взрывателей. Несколько витков проводника, соединенных с чувствительным реле, входят в основное устройство индукционного взрывателя мины. Когда около такой мины проходит корабль, его стальная масса возбуждает в проводнике очень слабый электрический ток, настолько слабый, что он не может взорвать заряд. Но сила этого тока достаточна, чтобы замкнуть контакты реле — стрелка замыкает контакт от помещенной в корпусе мины батареи к детонатору, — мина взрывается.

Витки проводника в индукционном взрывателе — это посредник между стальной массой корабля и стрелкой реле. Еще лучше было бы обойтись без этого посредника, который в некоторых случаях может и подвести, не выполнить своей задачи. Оказалось, что без проводника-посредника действительно можно обойтись… Достаточно только стрелку реле сделать магнитной. Тогда стальная масса корабля, как только реле окажется в ее магнитном поле, заставит стрелку отклониться и замкнуть контакты от батареи на запал. Почему же произойдет такое отклонение?

Основным материалом для постройки современных кораблей служит сталь. Земной магнетизм намагничивает стальную громаду корабля, превращает ее в очень мощный магнит, образующий свое собственное магнитное поле. Магнитная стрелка в мине находится под действием магнитного поля земли и располагается по ее магнитным полюсам. Так обстоит дело, пока вблизи не появится корабль. Магнитное поле корабля искажает магнитное поле земли, и этим самым заставляет стрелку отклониться на какой-то угол; при этом и происходит замыкание контактов от батареи к детонатору. Вот каким образом родилась идея устройства магнитной мины, наделавшей столько шума в начале второй мировой войны.

Итак, пять минных специалистов с «Вернона», вооружившись немагнитными инструментами, приблизились к таинственным минам. Задача их была исключительно трудна и опасна. Они не имели никакого представления о подробностях устройства германских магнитных мин. Каждая новая снятая гайка, винт грозили вызвать взрыв. На каждой минуте работы минеров стерегла внезапная, неотразимая опасность, гибель.

Для этой работы мало было одного мужества. Надо было вооружить это мужество хладнокровной, спокойной, осторожной тщательностью. Надо было не торопиться, чтобы скорее уйти от опасности, а наоборот, не спешить в работе, чтобы вернее нащупать эту опасность, обезвредить ее. Минеры действовали упорно и методично. У мины работал только один из них. После каждой операции разборки, отвернув гайку или винт, он уходил от мины, возвращался к товарищам, сдавал им снятую деталь. Это делалось для того, чтобы в случае взрыва мины на какой-либо операции разборки и гибели одного из минеров, остальные точно знали, на каком моменте разборки случился взрыв, Где скрывается секрет мины, как нужно победить эту притаившуюся смерть при разборке следующей мины.

Так, медленно, но верно и упорно одолевая «секреты» нового подводного оружия, раскрыли пять английских минеров все его тайны и узнали, как устроена германская магнитная мина.

Была ока очень похожа на авиабомбу, на огромную сигару длиной в 2,5 метра и диаметром в 0,6 метра. Ее общий вес — 750 килограммов, а заряд взрывчатого вещества весил немногим больше 300 килограммов. Корпус был изготовлен из легкого немагнитного металла, дюралюминия. Это было сделано для того, чтобы оболочка мины не оказывала магнитного действия на внутренний механизм.

Заряд (новейшее взрывчатое вещество) помещается в более толстой части корпуса мины. В средней части корпуса помещается механизм взрывания мины — электрическая батарея. Ток этой батареи не может взорвать заряд, так как электрическая цепь прервана. Там, где цепь прервана, один из ее концов оформлен в виде магнитной стрелки. Две пружины удерживают эту стрелку в одном положении. Но стоит только вблизи мины появиться металлическому магнитному предмету и создать магнитное поле, как сила пружин преодолевается и стрелка поворачивается на оси, пока не коснется конца второй части цепи (в месте разрыва). Цепь замкнется, ток от батареи потечет к заряду и взорвет его.

В заостренном «хвосте» мины помещается парашютная коробка в виде двух раскрывающихся конусов. В коробке находится парашют с тросами, на которых висит мина.

Магнитными минами вооружены самолеты, приспособленные для сбрасывания торпед. Только вместо одной торпеды такой самолет берет с собой две мины; их укладывают в камере в нижней части фюзеляжа самолета. Когда мина отделяется от самолета, ее парашютная коробка раскрывается и освобождает парашют. Парашют раскрывается и на своих тросах опускает мину на воду. Удар о воду получается не сильный (благодаря парашюту) и механизмы не ломаются. После падения мины в воду срабатывает специальный механизм, который освобождает парашют. Мина погружается на дно. При небольшой высоте сбрасывания мины ставятся и без парашютов.

Взрыв мины происходит, когда над ней проходит корабль и своим магнитным полем воздействует на нее. Магнитную мину приходится ставить на небольшой глубине, не больше 20–25 метров, так как на большей глубине она не «почувствует» корабля.

Почти одновременно с описанием магнитной донной мины в печати появились сведения еще об одном виде такого оружия, о всплывающей магнитной мине. В устройстве всплывающей мины столько любопытных, поучительных деталей, что стоит с ним познакомиться.

Такая мина сбрасывается без парашюта на небольшой высоте.

Устройство этой мины сложнее; в ней есть много новых механизмов, потому что перед всплывающей миной стоит более сложная задача — подстерегать корабли на большой глубине, не в прибрежных водах, а на морских путях. До 120 метров отделяют такую мину от поверхности воды. Когда вблизи появляется корабль, мина должна всплыть и взорваться лишь на небольшой глубине — 10–15 метров.

Эта мина по форме напоминает радиолампу, увеличенную в 100 и больше раз. Она весит 400 килограммов и в ней 200 килограммов взрывчатого вещества. Корпус этой мины также изготовляется из немагнитного металла. В верхней части корпуса помещаются электрическая батарея, механизм с застопоренной магнитной стрелкой и электрические цепи. Кроме того, здесь же расположены два гидростата. Их механизмы действуют на определенной глубине.

В средней части мины помещаются заряд и взрывчатое устройство. В нижней части имеются две камеры. Одна предназначена для балластной воды (мы скоро узнаем, когда и для чего мина принимает этот балласт). Вторая наполнена сжатым воздухом. Кроме того, сзади корпус мины снабжен оперением: это — стабилизатор.

Самолет сбрасывает мину с небольшой высоты (30–60 метров) без парашюта, и она падает передней частью вниз. Вот мина коснулась воды и пошла на дно. Но диск одного из гидростатических приборов отрегулирован для работы на глубине в 20 метров. Как только мина приходит на эту глубину, диск начинает двигаться и толкает тоненький поршенек, который давит на соседнюю трубку; из нее выливается ртуть в то место, где прервана электрическая цепь. Происходит замыкание цепи, и ток от батареи освобождает магнитную стрелку от предохранителя.

В этой мине три электрические цепи. Первая уже сработала, а вторая и третья еще разомкнуты. Пока мина идет на дно, балластное отделение заполняется водой через отверстия в хвостовой части. От этого хвост мины делается тяжелее ее передней части — мина в воде переворачивается и «садится» на дно на свое хвостовое оперение. Теперь мина установлена и подстерегает свою будущую жертву.

Магнитная стрелка очень чувствительна. Когда корабль находится еще на расстоянии немного меньше километра, она начинает колебаться, поворачиваться вокруг своей оси. Корабль приближается — и стрелка все больше и больше поворачивается. Наконец, наступает момент, когда стрелка коснется контакта.

Вторая цепь замкнется, но мина не взрывается; ведь взрыв на глубине в 100–120 метров не причинит кораблю вреда. Кроме того, корабль еще далеко; он только приближается к той части поверхности моря, под которой установлена мина, — для взрыва есть еще время. Поэтому от замыкания цепи взрывается не заряд мины, а маленький запал в хвостовой части. Этот небольшой взрыв открывает клапан резервуара со сжатым воздухом. С огромной силой воздух врывается в балластное отделение и выгоняет оттуда воду. Мина становится легче. Когда вода уходит из балластного отделения, особые пружины закрывают отверстия — больше вода уже не проникает в мину. Мина начинает всплывать на поверхность. Все меньше и меньше давление воды на диск второго гидростата, который еще «не работал». На глубине 10–15 метров это давление настолько уменьшится, что пружина пойдет вверх и толкнет диск; сработает связанный с диском рычажок и замкнет третью, боевую электрическую цепь. На этот раз электрический ток пойдет в заряд и взорвет мину.

Но где она взорвется? Под кораблем или в стороне от него, спереди или сзади? На эти вопросы трудно ответить. Конечно, больше всего корабль пострадает, если мина взорвется под самым его днищем. Что нужно, чтобы это так и было? Нужно чтобы и мина и корабль в одно и то же время прошли расстояние до точки взрыва. Но корабль может вовсе не пойти в том направлении, ведь корпус корабля может подействовать на стрелку, если мина не впереди, а где-то в стороне. Если же корабль направляется на мину, то ив таком случае редко можно ожидать действительности взрыва. Мина идет кверху со скоростью 6–7 метров в секунду; к ней приближается линейный корабль со скоростью, предположим, 40 километров в час или 11 метров в секунду; предположим, что стрелка замкнет цепь, когда корабль будет на расстоянии 300 метров от мины. Мина достигнет точки взрыва через 17 секунд (примерно), а корабль — через 27 секунд. Значит мина взорвется впереди корабля, примерно на расстоянии в 100 метров, и никакого вреда не причинит. Из этого примера видно, что нужно удачное совпадение величины и силы магнитного поля корабля (от этого зависит, на каком расстоянии от корабля магнитная стрелка замкнет контакт второй цепи и начнется всплытие мины) с направлением хода корабля, с его скоростью и с глубиной установки мины. Только в таком случае взрыв произойдет под днищем или очень близко от него. Поэтому, если бы даже всплывающая магнитная мина была действительно применена, вряд ли можно было бы ожидать для нее особенного успеха.

В начале второй мировой войны было много случаев гибели кораблей союзников на германских магнитных минах. Пришлось срочно искать средства против новой подводной опасности. Такое средство было найдено и успешно несет свою службу.

Как эти средства устроены и действуют, об этом мы расскажем в главе о тружениках моря, о моряках-минерах с тральщиков, которые находят и уничтожают мины противника.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

tech.wikireading.ru

МАГНИТНЫЕ МИНЫ

ЧТО ТАКОЕ МАГНЕТИЗМ

В период второй мировой войны очень большую роль играли магнитные мины, особенно на морском театре военных действий. Магнитные мины обычно сбрасывались на парашюте с самолёта в различных местах моря. После падения в воду парашют автоматически отделялся от мины и она погружалась на дно, где и «поджидала» ко­рабль.

Принцип действия магнитных мин заключается в сле­дующем. Корпус, машины и многие другие детали совре­менного корабля делаются из стали. Все эти части ко­рабля намагничиваются в земном магнитном поле, и ко­рабль в свою очередь становится пловучим источником магнитного поля. На расстоянии 10—15 метров от корабля это поле по величине достаточно, чтобы заставить от­клонить чувствительную магнитную стрелку на некото­рый угол. Такая стрелка или специальная электрическая схема, чувствительная к магнитному полю, может быть связана с запальным приспособлением, воспламеняю­щим заряд взрывчатого вещества. Иногда магнитная стрелка связывается со специальным реле, которое сра­батывает под воздействием магнитного поля, в резуль­тате чего мина всплывает и взрывается вблизи корпуса корабля.

Чтобы защититься от магнитных мин, необходимо произвести размагничивание корабля, то-есть уничто­жить его магнитное поле. Для борьбы с магнитными минами используются также самолёты, на которых устанавливаются специальные электромагниты, создаю­щие вокруг самолёта сильное магнитное поле. Когда такой самолёт пролетает на небольшой высоте над местом залегания мины, последняя взрывается и тем самым обезвреживается.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В Ы познакомились в этой книжке с тем, что такое маг­нетизм, каковы его применения. Чтобы наглядно пред­ставить себе важность использования магнитных материа­лов в современной жизни, вообразите на мгновение, что ферромагнитные …

МАГНИТНАЯ РАЗВЕДКА ИСКОПАЕМЫХ РУД

В некоторых местах земного шара магнитная стрелка ведёт себя ненормально: она перестаёт указывать точно на север и кроме того наклоняется к земле. Магнитные ано­малии (аномалия — отклонение от нормы) известны …

msd.com.ua

О защите кораблей ВМФ от немецких бесконтактных магнитных мин

Непридуманные рассказы о войне

Академик А.П. Александров

Прошло уже более 50 лет со времени начала Великой Отечественной войны, когда небольшая группа научных сотрудников Физико-технического института Академии наук СССР под руководством А.П. Александрова должна была в широком масштабе приступить к работам по защите кораблей Военно-Морского флота СССР от немецких бесконтактных магнитных мин. Значительное количество таких мин сбрасывалось с немецких самолётов и кораблей на всех подходах к базам нашего военного флота.

Человеческая память несовершенна. Даже непосредственные участники событий того времени иногда уже с трудом восстанавливают детали событий, которые важны для понимания той эпохи.

Хочется надеяться, что мои воспоминания будут интересны, как для новых поколений, не принимавших участия во второй мировой войне, так и для поколения ветеранов войны, которые были далеки от событий, связанных с нашим доблестным Военно-морским флотом.

Зима 1941/42 года выдалась очень суровой. Уже к ноябрьским дням Нева покрылась льдом, люди переходили её пешком практически в любом месте. Война развивалась для нас крайне неудачно.

Как хорошо известно сейчас, в значительной мере это было связано со странным и непонятным убеждением Сталина в том, что Гитлер не нарушит так называемый пакт Риббентропа-Молотова, заключенный между Советским Союзом и фашистской Германией, и не начнёт войны с нами. Эта слепота Сталина, которую он не смог преодолеть вопреки многочисленным сведениям, поступавшим от нашей разведки и из других источников о том, что, немецкие войска стягиваются к нашим границам и что война начнется в июне месяце, обошлась нам чрезвычайно дорого. По-видимому Сталин, не веря в то, что Гитлер нарушит пакт о ненападении, одновременно боялся предпринять ответные меры, которые Гитлер мог бы расценить как нашу подготовку к войне с Германией, и тем самым стимулировать его начать превентивную войну с Советским Союзом. Это привело к тому, что никаких дополнительных мер, которые могли бы задержать наступление немецких войск и предотвратить огромные потери военной техники и численного состава нашей армии в первые месяцы войны, принято не было. Не были также своевременно осуществлены необходимые мероприятия по защите кораблей нашего военного флота от немецких магнитных мин, хотя командованию флота, и, конечно Сталину, хорошо были известны большие потери, которые понесли от них флоты Англии и Франции.

К счастью для нашей страны, ещё в 1936 году в Физико-техническом институте была начата работа по исследованию и разработке методов защиты кораблей военного флота от неконтактных магнитных мин и торпед в лаборатории, которую возглавлял Анатолий Петрович Александров. К 1939 году в этой лаборатории уже была разработана система защиты кораблей от магнитных мин и торпед путем размагничивания кораблей, получившая название «система ЛФТИ». Натурные испытания системы, выполненные на лидере (так в тексте – Р. Игнатов) «Ленинград» и опытном корабле «Дозорный» показали отличные результаты. Корабли, оснащенные такими системами, проходя над миной, не вызывали срабатывания её магнитного взрывателя.

Только 31 декабря 1940 года Главным военным советом ВМФ было принято решение по оборудованию защитными системами ЛФТИ основной части кораблей всех флотов в течение 1941 года. Однако осуществить это решение не удалось. Подготовка к его выполнению заняла почти всю первую половину 1941г., а в июне разразилась война. Таким образом, к началу войны наш военный флот не был защищен от магнитных мин, за исключением нескольких кораблей, на которых в опытном порядке были установлены системы ЛФТИ. Не было и специалистов по размагничиванию кораблей, кроме небольшой группы сотрудников ЛФТИ (около десяти человек) и нескольких офицеров из Научно-технического комитета Военно-морского флота (НТК ВМФ), работавших совместно с лабораторией А. П. Александрова еще с довоенного времени.

Как выяснилось, немцы уже с 18 июня начали ставить минные заграждения на Балтике, стремясь заблокировать корабли нашего военного флота на их базах. В ночь с 21 на 22 июня магнитные мины появились на подступах к Севастополю и к другим черноморским портам. Они были также обнаружены на Севере, возле Архангельска и Мурманска. Начались потери кораблей наших военных флотов. Требовались чрезвычайно срочные меры по организации там защиты кораблей от магнитных мин системами ЛФТИ. А. П. Александров с первых же дней войны стал привлекать новых научных сотрудников института к этой работе. Обучение методам измерения магнитных полей кораблей, расчетам ампер-витков обмоток системы защиты происходило в Кронштадте непосредственно на размагничиваемых кораблях. Так как пополнение состояло из квалифицированных физиков, то обучение не требовало много времени и заканчивалось в несколько дней. Среди вновь привлеченных к этой работе оказались Игорь Васильевич Курчатов, я и ещё человек десять сотрудников ЛФТИ. Когда выяснилась необходимость организации работ по защите кораблей на базах всех флотов, пришлось разделить группу на части, каждая из которых должна была срочно выехать на базу соответствующего флота обязательно вместе с одним или несколькими офицерами ВМФ, знакомыми с системами ЛФТИ.

Я был оставлен в Ленинграде и нёс ответственность за защиту кораблей Балтийского флота системами ЛФТИ. В Ленинградскую группу были также включены Николай Львович Писаренко, Илья Миронович Шмушкевич и Сергей Яковлевич Никитин (научные сотрудники ЛФТИ), которые по семейным обстоятельствам не хотели уезжать из Ленинграда.

Немецкие войска быстро продвигались в глубь нашей страны. Они оккупировали Литву, Латвию, Эстонию. Наш Балтийский флот вынужден был оставить свои базы в Либаве, Риге, Таллине и перейти в Кронштадт. При этом переходе на магнитных минах подорвался и затонул эсминец «Гордый», а крейсер «Максим Горький» потерял свою носовую часть, однако остался на плаву и дошёл до Кронштадта.

Финские войска наступали с запада и с севера и подошли к Ленинграду на расстояние в несколько десятков километров.

Из Ленинграда многие учреждения и ряд заводов эвакуировались в разные города на восток. Физико-технический институт должен был переехать в Казань, куда эвакуировались из Москвы Президиум АН СССР и все академические институты. Тридцать первого июля ушёл в Казань из Ленинграда предпоследний вагон с сотрудниками института и их семьями. Эвакуировалась с этим составам и моя семья. Я переехал из опустевшей квартиры на Полтавской улице в Физтех, поселился в 14-й комнате на первом этаже, где до войны А. П. Александров работал над проблемой защиты военных кораблей от магнитных мин. В квартире при институте жил также Павел Павлович Кобеко с женой. В ЛФТИ осталось еще несколько сотрудников из охраны и других вспомогательных служб.

К 8 сентября сомкнулось кольцо блокады вокруг Ленинграда. Связь с Большой землёй практически прекратилась. Единственный путь на Большую землю был либо по воздуху, либо через Ладожское озеро – по воде, или зимой, по льду. Перемещение с западного берега на восток проходило под артиллерийским обстрелом немецких пушек и бомбами немецких самолётов. В первые месяцы войны дни были ещё длинными, можно начинать работу рано утром и заканчивать поздно вечером.

Наша группа переехала в Кронштадт, где на морзаводе изготовлялись системы ЛФТИ и сразу же устанавливались на кораблях. Жили мы в гостинице, а измерения магнитных полей кораблей выполняли на морзаводе и на рейде. Все чаще появлялись немецкие бомбардировщики, сбрасывали бомбы. Во время налетов приходилось прекращать работу и укрываться в щелях, вырытых на территории завода. Как–то сброшенная бомба упала довольно близко от щели, где мы пережидали бомбардировку. Стенки щели вздрогнули, и, казалось, она стала уже. К счастью все обошлось.

Работа наша продвигалась успешно. Кабели обмоток защитной системы размещались и укреплялись на палубе у бортов корабля, причем, как правило, мы не ставили курсовые обмотки, что потребовало бы большего времени и большей затраты кабеля и других материалов, которыми в избытке мы не располагали.

Хочу отметить, что на небольших кораблях со стороны офицерского состава и команды мы всегда встречали благоприятное отношение и помощь.

Нашей группе пришлось также работать и на упомянутом выше крейсере «Максим Горький». На одном из ленинградских судостроительных заводов ему восстановили носовую часть и разместили на палубе обмотки защитной системы ЛФТИ. Мы должны были проверить эффективность системы, определить оптимальные токи во всех его обмотках и установить глубину, меньше которой проход корабля над магнитной миной даже с включенной системой защиты приводил к её взрыву. После завершения этой работы как всегда (по положению), я обязан был доложить командиру корабля новые секретные тактические данные о глубинах, на которых корабль мог безопасно ходить при включенной системе ЛФТИ с токами в обмотках, установленными нами.

Я прибыл на крейсер, поднялся на верхнюю палубу, где находилась каюта капитана и комиссара, приставленного к нему для контроля его действий, и вошёл в каюту. Капитан (в чине контр-адмирала) и комиссар сидели за столом. Я поздоровался и подошел к ним, чтобы доложить о завершении работы по защите корабля от магнитных мин. Я был в штатском. Мне не предложили сесть, и вдруг капитан корабля разразился репликой, которая меня поразила и привела в негодование:

-Вы изгадили (он выразился более не прилично) весь мой корабль!

Возмущенный я сел. Тут комиссар вступил в действие и уже с матерной бранью обратился ко мне:

– Как вы смеете сидеть в присутствии командира крейсера!

Я встал и сказал:

-Если вас не интересуют новые тактические данные крейсера, я передам их в штаб. Повернулся и вышел. Удивило меня больше всего то, что командир, испытавший на собственном опыте действие немецкой магнитной мины, не понимал необходимости и полезности проделанной нами работы. Конечно, внешний вид обмоток на палубе с довольно грубым их креплением не ласкал глаз. Но в условиях войны последнее не имело особого значения. И он должен был благодарить ученых Физтеха за разработку защиты от этого оружия и установку системы ЛФТИ на его корабле.

По-видимому, уровень его культуры и профессионализма не соответствовал занимаемому посту. То обстоятельство, что до начала войны корабли не были оборудованы системами защиты от магнитных мин, было, очевидно, в немалой степени связано с тем, что и в более высоких эшелонах военной власти находились люди, подобные командира крейсера «Максим Горький». Конечно, Сталин принадлежал к их числу. В то же время следует отметить, что благодаря помощи адмиралов царского времени Л.М. Галлера и А.Н. Крылова, перешедших после революции на сторону Советской власти, еще до начала войны удалось выполнить ряд испытаний системы ЛФТИ на реальных кораблях. Эти адмиралы понимали, что война с фашистской Германией неизбежна.

Работа нашей группы в Кронштадте шла интенсивно и успешно. Практически каждый день мы проводили измерения магнитных полей кораблей как до установки на них системы ЛФТИ, так и после ее монтажа – для определения наиболее эффективных токов в обмотках и установления минимальной глубины.

Однако мы чувствовали некоторую неудовлетворенность нашей работой и даже некоторую вину, так как очень важную часть военного флота – подводные лодки – мы не могли защитить системой ЛФТИ. Еще в довоенное время предпринимались попытки установить на них такую систему, но они не увенчались успехом.

А.П. Александров, проанализировав результаты этих опытов, пришел к убеждению о невозможности защитить подводные лодки от магнитных мин системами ЛФТИ. Поэтому наши подводные лодки уходили на боевые задания без защиты от немецких магнитных мин. Это не давало нам покоя. Необходимо было срочно найти новые методы для их защиты. Возникла мысль использовать давно известный способ намагничивания и размагничивания железных брусков за счет помещения их в магнитное поле соленоида, создаваемое в нем короткими импульсами тока. В первом приближении подводную лодку можно рассматривать как кусок железа эллипсоидальной формы, намагниченного полем Земли во время ее постройки.

Не вдаваясь в подробности наших соображений по поводу взаимодействия материала намагниченной лодки с магнитным полем импульса тока, мы пришли к выводу, что есть надежда уменьшить магнитное поле лодки, но необходимо срочно выполнить ряд экспериментов непосредственно на магнитной лодке. По моей просьбе в первых числах августа 1941 г. Для проведения намеченных опытов нам была предоставлена подводная лодка Щ-302, опыты с которой мы начали сразу после ее прибытия на Большую Невку возле Гренадерского моста. С помощью команды лодки мы уложили морской кабель солидного сечения на поверхности всплывшей лодки вокруг нее в горизонтальной плоскости, лишь слегка укрепив его. Источником тока служила аккумуляторная батарея лодки. Включение тока осуществлялось вручную рубильником. Силу тока в импульсе меняли до 3000 А. Направление тока выбиралось так, чтобы вертикальная составляющая магнитного поля тока компенсировала вертикальную составляющую поля лодки. Измерения магнитного поля лодки производили до включения импульсов тока и после каждого импульса. Как показали результаты опытов, магнитное поле лодки уменьшалось после каждого импульса, причем уменьшение зависело как от силы тока в импульсах, так и от их числа. Таким образом, повторяя импульсы тока, можно было величину магнитного поля уменьшить до значения, требуемого для безопасного ее плавания, т.е. размагнитить лодку. Мы снова переехали в Кронштадт, где на плавбазе подводных лодок продолжили работу по их размагничиванию нашим методом, получившим название безобмоточного. Гибель подводных лодок резко пошла на убыль. Мы были счастливы.

Надо, однако, отметить, что достигнутый этим методом уровень размагничивания, как мы и ожидали, несколько падает со временем. Для поддержания нужной для безопасного плавания лодки степени размагничивания необходимо повторять операцию размагничивания через несколько месяцев. При отработанной технике она не занимает много времени.

Время шло, обстановка в блокадном Ленинграде резко ухудшалась. Усилились систематические налеты немецких бомбардировщиков, а также артиллерийский обстрел города из дальнобойных орудий, установленных в разных местах в окрестностях Ленинграда. Город разрушался, погибали люди, исчезло электричество, остановилось трамвайное, троллейбусное и автобусное движение. Снабжение города продовольствием все ухудшалось. Выдача продуктов по карточкам сокращалась. Люди худели, опухали и массами умирали от голода – на улицах и в домах. Что-то необходимо было предпринимать.

П.П. Кобеко обнаружил на складах Физтеха большие бутыли с олифой и бутыль спирта. Он совместно с сотрудником Института химической физики (выделившегося из нашего ЛФТИ еще в самом начале 30-х гг. и занимавшего отдельное здание на территории ФТИ) решил химическими методами очищать олифу от ядовитых свинцовых солей, с тем чтобы получить очищенное постное масло, входящее в состав олифы. Бутылки с очищаемой олифой стояли в моей комнате под моей охраной. Надо отметить, что эта очищенная олифа спасла жизнь ряду ленинградцев, общавшихся с Физтехом. Чистый спирт выдавался оставшимся в институте сотрудникам небольшими порциями для обмена на еду.

На балтийском флоте оставалось еще много кораблей и подводных лодок, не защищенных от магнитных мин. От нашей группы требовалось так организовать работу, чтобы провести ее в кратчайший срок, так как то время, в течение которого устанавливались системы ЛФТИ (на кораблях) и размагничивания (на подводных лодках), корабли не могли участвовать в боевых действиях. В первые месяцы войны этой работе способствовали длинные светлые дни, позволявшие начинать ее рано утром и кончать поздно вечером. Я понимал, что за все решения, которые приходилось принимать, и за качество работы по защите ответственность падала на нашу группу и персонально на меня. Все мы работали дружно и ответственно. С большим удовлетворением мы отмечали, что ни один корабль и ни одна подводная лодка, обеспеченные нами защитой, не подорвались на магнитных минах.

Судьба благоприятствовала мне. Немецкие бомбы и артснаряды не причинили мне вреда, хотя возможностей для этого было вполне достаточно. В Ленинграде мне приходилось преодолевать пешком во время бомбежек и артиллерийских обстрелов длинный путь от института до места, где стоял корабль, который мы должны были размагнитить, и обратно. Неоднократно бомбы и снаряды попадали в дома на улицах, по которым я шел.

В Кронштадте я жил в номере гостиницы вместе с Н.Л. Писаренко. Во время бомбежек и артобстрелов мы обычно не уходили в бомбоубежище. По вечерам я часто ложился спать позже Николая Львовича и проводил время в гостиной вместе с моряками-офицерами. При тусклом свете коптилок мы беседовали на разные темы, но, конечно, больше всего о войне, скудные сведения о которой доходили до нас от офицеров, работавших в штабе. Как-то, когда я вошел в номер, я заметил, что Николай Львович не спит. Бомбежка и артобстрел в это время продолжались. Вдруг он обратился ко мне с вопросом:

– Не пойти ли нам в бомбоубежище?

Я был удивлен, но согласился с ним. Бомбоубежище находилось в обычном подвале соседнего дома. Потолок в нем в нескольких местах был подперт деревянными столбами. На скамьях сидели человек 30. Скудный свет давали несколько коптилок. Мы присели. Обстрел и бомбежка продолжались. Просидев часа полтора, мы решили вернуться в гостиницу и лечь спать. Рано утром нам надо было идти на плавбазу и размагничивать очередную подлодку. Вернувшись в гостиницу, мы узнали, что за время нашего отсутствия наш номер посетил нежданный и нежеланный немецкий «гость» – артиллерийский снаряд. По-видимому, он влетел в окно, не взорвавшись, пробил противоположную стену. В номере все было засыпано осколками стекла и кусками обвалившейся штукатурки. Спать в нем было невозможно. Мелькнула мысль о том, что, может быть, какой-то рабочий, принудительно вывезенный из оккупированной части Советского Союза в Германию для работы на военных заводах, умышленно не вложил в снаряд детонатор. Если так, то спасибо ему.

Не могу забыть день 23 сентября, когда немцы предприняли массированный налет на Кронштадт бомбардировщиков в сопровождении истребителей. Я с утра со своей группой находился на плавбазе подводных лодок, где мы должны были размагнитить очередную лодку. Вдруг раздался сигнал тревоги. Приближались в большом количестве немецкие самолеты, наших в воздухе не было видно. Стояла напряженная тишина, нарушаемая только нарастающим гулом вражеских самолетов. Внезапно тишина взорвалась – открыли стрельбу многочисленные оборонные противоздушные точки, сосредоточенные в Кронштадте и его фортах, поддержанные мощным огнем всех кораблей, рассредоточенных вдоль берегов острова Котлин. Грохот усиливался взрывами бомб, сбрасываемых «Юнкерами» на морской завод, возле которого находилась плавбаза, на обнаруженные немцами закамуфлированные корабли Балтийского флота. Я стоял на палубе плавбазы под металлическим козырьком и наблюдал за происходящим вокруг. Примерно в 200 метрах напротив у стенки был пришвартован тяжелый броненосный линейный корабль «Марат». Конечно, он стрелял из всех своих противовоздушных орудий и пулеметов по «Юнкерам», налетающим и сбрасывающим на него бомбы. Стоял сплошной гул от стрельбы и взрывов бомб. Вода кипела от падающих сверху осколков снарядов и пуль разного калибра. «Марат» был заманчивой целью для «Юнкеров». Я внимательно следил за их тактикой. С большой высоты они один за другим пикировали и примерно за 200-300 метров до корабля ложились на бок и сбрасывали бомбы. Упало на него не менее десятка. Вдруг раздался оглушительный взрыв, и на моих глазах носовая артиллерийская башня, капитанский мостик и все сооружения на мачте подняло вверх и сбросило в воду. По-видимому, взорвался запас снарядов для передней артиллерийской пушки. «Марат» постепенно оседал и сел на дно. Так как глубина у стенки была 11 метров, а его нормальная осадка составляла 9 метров, он опустился только на 2 метра. Какое-то время спустя к нему подвели электроэнергию с берега, и оставшиеся целыми артиллерийские башни стреляли по немецким войскам, окружившим Ленинград.

Продолжение следует.

Источник: В.М. Тучкевич. О защите кораблей ВМФ от немецких бесконтактных магнитных мин // Физико-технический институт в годы Великой Отечественной войны. – СПб. : Наука, 2006. – С. 28-40.

www.pravmir.ru

Как «обманывают» донные мины. Удар под водой

Как «обманывают» донные мины

Корабли-тральщики хорошо справляются с якорными минами. Но они бессильны против донных мин, магнитных, акустических и магнитно-акустических. Ведь эти мины не имеют минрепов, их не за что захватить и вытащить или подсечь. Они лежат на дне и там подстерегают свои будущие мишени. Но дело еще и не только в том, что их не за что захватить. Корабль-тральщик так же, как и всякий другой, сам по себе вызвал бы взрыв магнитной или акустической мины, едва он только приблизился бы к ней, прошел бы над ней.

Обыкновенным тралением никак нельзя было обезопасить донные мины, тут нужно было как-то особенно изловчиться, придумать нечто более хитрое.

Вопрос «как быть» на этот раз приобрел особенное значение. От правильности ответа на этот вопрос зависело очень многое: безопасности морских коммуникаций между США и Англией, все снабжение населения и войск Великобритании.

Лихорадочно заработала мысль изобретателей. Одно за другим предлагались все новые и новые решения задачи — как победить минную опасность. Прежде всего моряки ополчились против магнитных мин; именно эти мины в первый период второй мировой войны имели некоторый успех и наделали много шума.

Все изобретатели шли по одному и тому же пути — предлагали бороться с магнитными минами их же оружием. Какое же это оружие?

Мы уже знаем, что стальная масса корабля тоже представляет собой магнит, который создает собственное магнитное поле и поэтому воздействует на магнитную стрелку замыкателя мины. Взорвался ли бы на такой мине, скажем, деревянный корабль, на котором почему-либо «вовсе не было бы стальных предметов? Нет, не взорвался бы, ведь масса такого корабля не действовала бы на приборы мины. Корабль из дюралюминия (немагнитного металла) тоже не взорвался бы. Но в наши дни почти все корабли строятся из стали. Значит, нужно было добиться, чтобы и сталь корабля не воздействовала бы на магнитную мину, надо было размагнитить стальную массу корабля. А как это сделать? В ответ на этот вопрос минеры расположили по корпусу корабля обмотку из кабеля и пропустили по нему ток. При этом также происходило намагничивание корабля и создавалось новое магнитное поле, которое было равно начальному магнитному полю, но противоположно направлено. Такие два поля уничтожают друг у друга или настолько уменьшают одно другое, что не получится никакого воздействия на приборы магнитной мины. Размагниченные корабли свободно проходят над поджидающими их магнитными минами и обманывают их, мины остаются на дне в покое, будто и не проходили над ними неприятельские корабли. Вместо обмотки в некоторых случаях обносят по корпусу корабля кабель и тоже, пропускают через него электрический ток. При этом кабель приподнимают и опускают, как бы «натирают» им обшивку корабля. Вот как минеры научились обманывать магнитные мины.

Надо еще добавить, что эти средства оказались еще и хорошей защитой против торпед. Дело в том, что в некоторых торпедах взрыватели так устроены, что они срабатывают под действием магнитного поля корабля, но размагниченному судну и эта опасность не страшна.

Надежно ли служат эти средства защиты от магнитных мин? Когда англичане в 1940 г. эвакуировали из Франции свои войска, немцы неистово усеивали воды Ла-Манша магнитными минами в: надежде, что транспорты с войсками будут пачками итти ко дну. Каково же было их разочарование, когда оказалось, что ни один английский корабль (все они были оборудованы размагничивающими устройствами) не пострадал от мин, транспорты свободно проходили над притаившимися на дне немецкими ловушками и благополучно прибывали в свои порты. Но все же такой защиты недостаточно. Бывает, что размагничивающее действие нарушается какими-нибудь причинами. Кроме того, размагничивание не спасает от акустических мин. Минеры всячески старались найти способ тралить донные мины, уничтожать их заблаговременно, очищать от них фарватеры. Казалось, что это невозможно, и все же в наши дни тральщики вооружены специальными противомагнитными и противоакустическими тралами.

Каким можно себе представить (проект) магнитно-акустический трал, заставляющий магнитные и акустические мины взрываться далеко впереди корабля-тральщика

1— на корабле находятся чувствительные лампы — устройства, обеспечивающие автоматическое замыкание накоротко с генераторами тока; 2 — антенны; 3 — защищенные искровые разрядники, работающие каждые 5 сек., посылают электромагнитные волны, которые воздействуют на электрические цепи неконтактных мин и взрывают их; 4 — звукоизлучающие устройства; 5 — мины взрываются впереди корабля на расстоянии 90—150 м; 6 — деревянные малые моторные суда, несущие все тралящее устройство; их моторы мощностью в 50 л.с. питаются током от корабля; 7 — изолированные кабели — силовой и управляющий; силовой кабель передает импульсный ток мощностью 1000–5000 кв; 8 — поплавки

Эти тралы не подкашивают и не подсекают донных мин, ведь их «и не за что зацепить, да и приблизиться к ним нельзя. Новые тралы вовсе и не прикасаются к донным минам. Они действуют на расстоянии — это неконтактные тралы, борющиеся с неконтактными минами. Вот и получается, что с неконтактными минами опять борются их же оружием.

Как же работают новые тралы? Их устройство, конечно, сохраняется в секрете, но можно все же представить себе, как они действуют.

Представим себе, что корабль-тральщик далеко впереди себя выслал особое пловучее устройство, которое излучает очень сильные магнитные импульсы и звуковые волны. Такое устройство должно издалека действовать на стрелку замыкателя магнитной мины или на взрыватель акустической мины и взрывать их на расстоянии. По сведениям, проникшим в печать, такие тралы взрывают неконтактные мины на расстоянии в 90—150 метров впереди себя. Там, где почему-либо нельзя или трудно пользоваться кораблями-тральщиками (в гаванях, у доков и причалов), такие же устройства направляются с берега. Опять моряки обманывают донные мины, заставляют их действовать по отсутствующему противнику.

Когда немцы узнали о том, что их магнитные и акустические мины успешно уничтожаются союзниками, они решили перехитрить своих противников и добиться того, чтобы новые тралы не обнаруживали донных мин. Для этой цели немцы придумали два новых устройства, которые они присоединили к взрывателям магнитных и акустических мин. Одно из этих устройств называется «прибор срочности». Это — часовой механизм, включенный в цепь замыкателя и заведенный на определенный промежуток времени — от 15 минут до нескольких суток. Пока не истечет это время, мина не опасна, она не взорвется, пусть даже непрерывно снуют над ней корабли. Но как только заданный срок истечет, первый же корабль, прошедший над миной, получит сокрушительный подводный удар. Чего же немцы хотели этим добиться? Они надеялись, что противник, видя, что корабли беспрепятственно проходят по морю, начнет думать, что на этом участке вовсе нет мин, станет беспечным, и тогда его поразят внезапные удары. Но прежде всего они хотели помешать тралению неконтактных мин. В самом деле, ведь сколько ни утюжь море даже сверхмощным тралом, мины с приборам срочности не взорвутся, не выдадут себя. И если противник не сделает достаточного числа галсов и прекратит траление, уверенный, что мин в этом месте нет, он будет наказан.

Воздушный тральщик

Второе устройство называется «прибор кратности». Если мина (магнитная или акустическая) готова к действию, она взорвется, как только над ней пройдет первый корабль или на нее впервые подействует трал. Но если в мине находится прибор кратности, этого не случится. Этому прибору можно «поручить», чтобы он взорвал мину не под первым же кораблем (или тралом), а под определенным по счету, например, под пятым или десятым.

Союзники быстро разгадали и эти «секреты» немцев и научились бороться с ними.

Как же тралятся мины, в которых находятся приборы срочности и кратности?

Сначала море утюжится тралом непрерывно в течение нескольких суток. Когда истекает срок наибольшей возможной выдержки прибора срочности, тогда кладут еще дополнительные тральные галсы, чтобы «измотать» прибор кратности. Таких дополнительных галсов делают столько, чтобы их число было не меньше числа самой большой настройки прибора (до 15). Только после такой тщательной и длительной обработки фарватер может считаться безопасным от мин.

А как узнают саперы моря о том, что в таком-то месте район моря стал подозрительным, что воды его усеяны донными минами?

Специальные посты наблюдения тщательно просматривают охраняемый район моря. Наблюдатели доносят, где и сколько мин сбросили вражеские самолеты. И тогда наступает очередь саперов моря обнаружить и уничтожить эти мины.

Существует еще и воздушный электромагнитный трал, которым орудуют не с корабля и не с берега, а с самолета.

Большой самолет низко стелется над водой, идет бреющим полетом всего на высоте нескольких метров. Под фюзеляжем и крыльями самолета прикреплено огромное металлическое кольцо. Это то отличие самолета, которое бросается в глаза, и кажется непонятным непосвященному наблюдателю. Но вот самолет еще и еще раз пронесся над водой и вдруг сзади, за его хвостом с глухим шумом взлетел к небу мощный столб воды, затем еще один, несколько. Это взрываются магнитные мины, обнаруженные воздушным тральщиком. Как же устроен воздушный трал?

На самолете установлен двигатель внутреннего сгорания; от двигателя работает генератор постоянного тока и питает уложенную внутри кольца обмотку из провода. Получается мощный электромагнит, создающий магнитное поле, действующее на приборы магнитной мины. Воздушные тральщики, как и надводные, обычно работают не в одиночку, а целым соединением, также идущим строем уступа.

Большая скорость воздушных тральщиков — это их важное преимущество перед кораблями. Они быстро прибывают даже в очень отдаленный район траления. Кроме того, воздушные тральщики быстрее оправляются с хитростями прибора кратности — им ничего не стоит сделать большое число галсов в короткий срок. И, наконец, воздушные тральщики — хорошие ищейки мин, они быстро облетают огромный район и, если где-нибудь за ними взметнется кверху фонтан, засекают место и передают на базу тральщиков, что обнаружен загражденный район. Именно воздушным тральщикам предстоит особенно большая разведывательно-тральная работа после окончания войны, когда понадобится в кратчайший срок обнаружить и уничтожить все мины, которыми усеяны прибрежные воды и пути-дороги кораблей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

tech.wikireading.ru

Магнитные мины. Подводная война. Хроника морских сражений. 1939-1945

Магнитные мины

21 августа 7 малых подводных лодок II серии, получившие у немцев прозвища «челн-однодеревка» или также «ползающая дыра», находились в отведенных им соответствующих районах ожидания в южной части Балтийского моря. С 21 по 31 августа к ним подошли еще и другие, так что в день объявления войны не менее 39 германских лодок были готовы к выставлению магнитных мин перед входами в порты Великобритании и в районах пересечений главных судоходных маршрутов3. В 35 предприятиях подобного рода принимали участие эскадренные миноносцы коммодора Бонтэ и самолеты люфтваффе. Было очень сложно ставить эти мины на малых глубинах среди течений и во время приливов и отливов в данных районах, тем более что эти районы еще ранее были объявлены минными полями и, следовательно, подлежали тщательному наблюдению.

Англичане называли их зонами объявленных минных полей.

Если бы количество имевшихся в распоряжении немцев магнитных мин не было столь малым для полноценного блокирования английских и французских портов, союзники понесли бы гораздо большие потери.

Поскольку британцы, которых застали врасплох подобные методы ведения войны, в первые месяцы еще не могли предпринять никаких эффективных мер по обороне, к 20 октября жертвами магнитных мин стали не менее 19 торговых судов тоннажем 59 027 брт[9].

Все находившиеся в боевом патрулировании подводные лодки, за исключением U-16 (капитан-лейтенант Велльнер) и U-33 (капитан-лейтенант Дрески), вернулись в порты приписки невредимыми.

Англичане нашли одну из этих мин, покрытую илом, которую прибило течением 23 ноября. Капитан Д. Оври обезвредил ее, после чего стало возможным исследовать механизм взрывателя. С тех пор магнитные мины сильно потеряли в своей эффективности4.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru

rulibs.com : Наука, Образование : Технические науки : Магнитные мины : З Перля : читать онлайн : читать бесплатно

Магнитные мины

Перед новым, 1940 г. на английском корабле «Верной» в торжественной обстановке король Георг VI вручал награды пяти офицерам и матросам.

Адмирал, который представлял награжденных королю, сказал в своей речи: «Ваше величество! Вы имеете честь вручать награды этим пяти офицерам и матросам как знак признательности и уважения страны к их великому мужеству и тому высокому умению, которые они проявили при выполнении боевого задания по разборке, разоружению и разгадке секретов устройства двух вражеских мин совершенно нового типа; они успешно справились со своей задачей, рискуя при этом жизнью на каждой минуте своей опасной работы».

Какой же подвиг совершили эти пять офицеров и матросов? Чем заслужили они награждение в столь торжественной и теплой обстановке перед строем своих боевых товарищей?

В одну из лунных ночей ноября 1939 г. над юго-восточным побережьем Англии появились германские бомбардировщики.

Пока выли сирены воздушной тревоги, пока метались по ночному небу и прочесывали его длинные лучи прожекторов, пока коротко и сердито «рявкали» зенитные пушки, стреляя по прячущимся высоко за облаками воздушным пиратам, — большой трехмоторный германский самолет медленно и низко летел вдоль линии берега. Среди шума и суматохи воздушной тревоги, направленной ввысь против бомбардировщиков, самолет незаметно подобрался к намеченному району и… в воду полетели бомбы. Но в этот момент наблюдатели английской береговой обороны обнаружили и этого воздушного противника. Они удивились: бомбы в этом районе — это было очень странно. Трудно было понять, что, собственно, бомбят немцы. На море в этом месте не было кораблей, не было объектов для бомбежки.

Но вдруг в воздухе бомбы начали распадаться. Что-то отлетало от них и камнем падало в море. И тогда оказалось, что уже дальше опускаются не бомбы, а какие-то тяжелые предметы, подвешенные к парашютам. Вот они достигли воды. Видно, как еще полощутся у поверхности полотнища парашютов. Значит, ничто не тянет их стремительно под воду; значит, тяжелые предметы отделились от парашютов и пошли на дно. Наблюдатели начали догадываться… Может быть это вовсе не бомбы? Ведь уже в первые два месяца войны много английских кораблей погибло на таинственных минах, в самых, казалось, безопасных местах. Впереди кораблей шли тральщики, прочесывая море. И все же это не помогало. Подозревали, что это мины особого устройства, магнитные, прячущиеся на дне моря, что они поставлены самолетами.

Тем временем второй фашистский самолет на развороте слишком приблизился к берегу. Ночная темь обманула воздушного бандита, его бомбы опустились совсем близко у самого берега. Наблюдатели сообщили о необыкновенных снарядах минным специалистам корабля «Верной». Те изготовили инструменты из немагнитного материала и только тогда приступили к разборке и разоружению упавшего с неба подозрительного сюрприза. Зачем же понадобились такие предосторожности?

Как самолет-миноносец сбрасывает свое новое оружие — магнитную парашютную мину На рисунке показаны отдельные положения мины во время сбрасывания

Магнитные мины не были новостью ни для англичан, ни для советских минеров. Англичане изготовляли такие мины еще в конце первой мировой войны, а русским морякам пришлось бороться с магнитными минами еще в 1918 г. Поэтому было известно, что такие мины взрываются, когда приближается какой-либо металлический предмет.

Магнитные свойства стальной массы корпуса корабля использовались для устройства в минах так называемых «индукционных» взрывателей. Несколько витков проводника, соединенных с чувствительным реле, входят в основное устройство индукционного взрывателя мины. Когда около такой мины проходит корабль, его стальная масса возбуждает в проводнике очень слабый электрический ток, настолько слабый, что он не может взорвать заряд. Но сила этого тока достаточна, чтобы замкнуть контакты реле — стрелка замыкает контакт от помещенной в корпусе мины батареи к детонатору, — мина взрывается.

Витки проводника в индукционном взрывателе — это посредник между стальной массой корабля и стрелкой реле. Еще лучше было бы обойтись без этого посредника, который в некоторых случаях может и подвести, не выполнить своей задачи. Оказалось, что без проводника-посредника действительно можно обойтись… Достаточно только стрелку реле сделать магнитной. Тогда стальная масса корабля, как только реле окажется в ее магнитном поле, заставит стрелку отклониться и замкнуть контакты от батареи на запал. Почему же произойдет такое отклонение?

Основным материалом для постройки современных кораблей служит сталь. Земной магнетизм намагничивает стальную громаду корабля, превращает ее в очень мощный магнит, образующий свое собственное магнитное поле. Магнитная стрелка в мине находится под действием магнитного поля земли и располагается по ее магнитным полюсам. Так обстоит дело, пока вблизи не появится корабль. Магнитное поле корабля искажает магнитное поле земли, и этим самым заставляет стрелку отклониться на какой-то угол; при этом и происходит замыкание контактов от батареи к детонатору. Вот каким образом родилась идея устройства магнитной мины, наделавшей столько шума в начале второй мировой войны.

Итак, пять минных специалистов с «Вернона», вооружившись немагнитными инструментами, приблизились к таинственным минам. Задача их была исключительно трудна и опасна. Они не имели никакого представления о подробностях устройства германских магнитных мин. Каждая новая снятая гайка, винт грозили вызвать взрыв. На каждой минуте работы минеров стерегла внезапная, неотразимая опасность, гибель.

Для этой работы мало было одного мужества. Надо было вооружить это мужество хладнокровной, спокойной, осторожной тщательностью. Надо было не торопиться, чтобы скорее уйти от опасности, а наоборот, не спешить в работе, чтобы вернее нащупать эту опасность, обезвредить ее. Минеры действовали упорно и методично. У мины работал только один из них. После каждой операции разборки, отвернув гайку или винт, он уходил от мины, возвращался к товарищам, сдавал им снятую деталь. Это делалось для того, чтобы в случае взрыва мины на какой-либо операции разборки и гибели одного из минеров, остальные точно знали, на каком моменте разборки случился взрыв, Где скрывается секрет мины, как нужно победить эту притаившуюся смерть при разборке следующей мины.

Так, медленно, но верно и упорно одолевая «секреты» нового подводного оружия, раскрыли пять английских минеров все его тайны и узнали, как устроена германская магнитная мина.

Была ока очень похожа на авиабомбу, на огромную сигару длиной в 2,5 метра и диаметром в 0,6 метра. Ее общий вес — 750 килограммов, а заряд взрывчатого вещества весил немногим больше 300 килограммов. Корпус был изготовлен из легкого немагнитного металла, дюралюминия. Это было сделано для того, чтобы оболочка мины не оказывала магнитного действия на внутренний механизм.

Заряд (новейшее взрывчатое вещество) помещается в более толстой части корпуса мины. В средней части корпуса помещается механизм взрывания мины — электрическая батарея. Ток этой батареи не может взорвать заряд, так как электрическая цепь прервана. Там, где цепь прервана, один из ее концов оформлен в виде магнитной стрелки. Две пружины удерживают эту стрелку в одном положении. Но стоит только вблизи мины появиться металлическому магнитному предмету и создать магнитное поле, как сила пружин преодолевается и стрелка поворачивается на оси, пока не коснется конца второй части цепи (в месте разрыва). Цепь замкнется, ток от батареи потечет к заряду и взорвет его.

В заостренном «хвосте» мины помещается парашютная коробка в виде двух раскрывающихся конусов. В коробке находится парашют с тросами, на которых висит мина.

Магнитными минами вооружены самолеты, приспособленные для сбрасывания торпед. Только вместо одной торпеды такой самолет берет с собой две мины; их укладывают в камере в нижней части фюзеляжа самолета. Когда мина отделяется от самолета, ее парашютная коробка раскрывается и освобождает парашют. Парашют раскрывается и на своих тросах опускает мину на воду. Удар о воду получается не сильный (благодаря парашюту) и механизмы не ломаются. После падения мины в воду срабатывает специальный механизм, который освобождает парашют. Мина погружается на дно. При небольшой высоте сбрасывания мины ставятся и без парашютов.

Взрыв мины происходит, когда над ней проходит корабль и своим магнитным полем воздействует на нее. Магнитную мину приходится ставить на небольшой глубине, не больше 20–25 метров, так как на большей глубине она не «почувствует» корабля.

Почти одновременно с описанием магнитной донной мины в печати появились сведения еще об одном виде такого оружия, о всплывающей магнитной мине. В устройстве всплывающей мины столько любопытных, поучительных деталей, что стоит с ним познакомиться.

Такая мина сбрасывается без парашюта на небольшой высоте.

Устройство этой мины сложнее; в ней есть много новых механизмов, потому что перед всплывающей миной стоит более сложная задача — подстерегать корабли на большой глубине, не в прибрежных водах, а на морских путях. До 120 метров отделяют такую мину от поверхности воды. Когда вблизи появляется корабль, мина должна всплыть и взорваться лишь на небольшой глубине — 10–15 метров.

Эта мина по форме напоминает радиолампу, увеличенную в 100 и больше раз. Она весит 400 килограммов и в ней 200 килограммов взрывчатого вещества. Корпус этой мины также изготовляется из немагнитного металла. В верхней части корпуса помещаются электрическая батарея, механизм с застопоренной магнитной стрелкой и электрические цепи. Кроме того, здесь же расположены два гидростата. Их механизмы действуют на определенной глубине.

В средней части мины помещаются заряд и взрывчатое устройство. В нижней части имеются две камеры. Одна предназначена для балластной воды (мы скоро узнаем, когда и для чего мина принимает этот балласт). Вторая наполнена сжатым воздухом. Кроме того, сзади корпус мины снабжен оперением: это — стабилизатор.

Самолет сбрасывает мину с небольшой высоты (30–60 метров) без парашюта, и она падает передней частью вниз. Вот мина коснулась воды и пошла на дно. Но диск одного из гидростатических приборов отрегулирован для работы на глубине в 20 метров. Как только мина приходит на эту глубину, диск начинает двигаться и толкает тоненький поршенек, который давит на соседнюю трубку; из нее выливается ртуть в то место, где прервана электрическая цепь. Происходит замыкание цепи, и ток от батареи освобождает магнитную стрелку от предохранителя.

В этой мине три электрические цепи. Первая уже сработала, а вторая и третья еще разомкнуты. Пока мина идет на дно, балластное отделение заполняется водой через отверстия в хвостовой части. От этого хвост мины делается тяжелее ее передней части — мина в воде переворачивается и «садится» на дно на свое хвостовое оперение. Теперь мина установлена и подстерегает свою будущую жертву.

Магнитная стрелка очень чувствительна. Когда корабль находится еще на расстоянии немного меньше километра, она начинает колебаться, поворачиваться вокруг своей оси. Корабль приближается — и стрелка все больше и больше поворачивается. Наконец, наступает момент, когда стрелка коснется контакта.

Вторая цепь замкнется, но мина не взрывается; ведь взрыв на глубине в 100–120 метров не причинит кораблю вреда. Кроме того, корабль еще далеко; он только приближается к той части поверхности моря, под которой установлена мина, — для взрыва есть еще время. Поэтому от замыкания цепи взрывается не заряд мины, а маленький запал в хвостовой части. Этот небольшой взрыв открывает клапан резервуара со сжатым воздухом. С огромной силой воздух врывается в балластное отделение и выгоняет оттуда воду. Мина становится легче. Когда вода уходит из балластного отделения, особые пружины закрывают отверстия — больше вода уже не проникает в мину. Мина начинает всплывать на поверхность. Все меньше и меньше давление воды на диск второго гидростата, который еще «не работал». На глубине 10–15 метров это давление настолько уменьшится, что пружина пойдет вверх и толкнет диск; сработает связанный с диском рычажок и замкнет третью, боевую электрическую цепь. На этот раз электрический ток пойдет в заряд и взорвет мину.

Но где она взорвется? Под кораблем или в стороне от него, спереди или сзади? На эти вопросы трудно ответить. Конечно, больше всего корабль пострадает, если мина взорвется под самым его днищем. Что нужно, чтобы это так и было? Нужно чтобы и мина и корабль в одно и то же время прошли расстояние до точки взрыва. Но корабль может вовсе не пойти в том направлении, ведь корпус корабля может подействовать на стрелку, если мина не впереди, а где-то в стороне. Если же корабль направляется на мину, то ив таком случае редко можно ожидать действительности взрыва. Мина идет кверху со скоростью 6–7 метров в секунду; к ней приближается линейный корабль со скоростью, предположим, 40 километров в час или 11 метров в секунду; предположим, что стрелка замкнет цепь, когда корабль будет на расстоянии 300 метров от мины. Мина достигнет точки взрыва через 17 секунд (примерно), а корабль — через 27 секунд. Значит мина взорвется впереди корабля, примерно на расстоянии в 100 метров, и никакого вреда не причинит. Из этого примера видно, что нужно удачное совпадение величины и силы магнитного поля корабля (от этого зависит, на каком расстоянии от корабля магнитная стрелка замкнет контакт второй цепи и начнется всплытие мины) с направлением хода корабля, с его скоростью и с глубиной установки мины. Только в таком случае взрыв произойдет под днищем или очень близко от него. Поэтому, если бы даже всплывающая магнитная мина была действительно применена, вряд ли можно было бы ожидать для нее особенного успеха.

В начале второй мировой войны было много случаев гибели кораблей союзников на германских магнитных минах. Пришлось срочно искать средства против новой подводной опасности. Такое средство было найдено и успешно несет свою службу.

Как эти средства устроены и действуют, об этом мы расскажем в главе о тружениках моря, о моряках-минерах с тральщиков, которые находят и уничтожают мины противника.

rulibs.com

Магнитные мины. Позывной – «Кобра» (Записки разведчика специального назначения)

Магнитные мины

Вот уже третий день, как я нахожусь в Грозном среди дудаевских бойцов. В нашу резиденцию приходит вооруженный чеченец с мешком за плечами. Сбрасывает тяжелую ношу на пол, развязывает мешок и вытаскивает оттуда среднюю прилипающую мину «СПМ» и малую магнитную мину «МП» с соответствующими причиндалами: взрывателями и капсюлями-детонаторами. Чеченец носится с ними уже давно. Не знает что это такое, и что с ними делать.

Я объясняю, что магнитная мина СПМ состоит на вооружении у подводных диверсантов и предназначена для того, чтобы топить вражеские корабли. На мой вопрос откуда у него эти мины, боец буркнул: «трофеи!» Не знаю, как попали эти мины в Грозный: то ли привезли с собой морские пехотинцы федеральных войск, то ли чеченский спецназ когда-то приватизировал склад инженерных боеприпасов в Абхазии.[10]

Снимаю с магнитов «СПМ» защитную металлическую пластину, выхожу во двор и прикладываю к железным воротам. Мина со страшным грохотом прилипает к металлу! Оторвать ее обратно едва удается. Хозяин мины озадаченно чешет небритый подбородок:

— Где эту хреновину можно использовать? Пароходы по Аргуну и Сунже вроде бы не ходят.

— Можно приклеить к днищу танка — услужливо подсказывает один из ополченцев. Чеченец сверкнул глазами в его сторону:

— Если я доберусь до танка, он и так будет мой, его уже незачем будет взрывать.

Он собирает свое имущество обратно в мешок, взваливает его на плечи и сосредоточенный, уходит.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru