Движение 19 апреля (Колумбия). М 19 колумбия


Движение 19 апреля (Колумбия) — WiKi

У этого термина существуют и другие значения, см. Движение 19 апреля.

Движение 19 апреля (исп. Movimiento 19 de Abril, М-19) — колумбийское партизанское движение с лево-популистической идеологией. В середине 80-х гг. было вторым по численности партизанским движением после РВСК. После амнистии партизаны легализовалось и реорганизовалось в политическую партию «Демократический альянс М-19» (исп. Alianza Democrática M-19). Ныне её влияние сошло на нет, но многие бывшие участники влились в партию Альтернативный демократический полюс.

Лидер Дата основания Дата роспуска Идеология
Движение 19 апреля
исп. Movimiento 19 de Abril
Антонио Наварро Вольф, Вера Грабе, Роземберг Пабон, Густаво Петро
1970
1990
Левый популизм, левый национализм, фокизм
 Движение 19 апреля на Викискладе
Эмблема Движения 19 апреля

Название происходит от даты проведения президентских выборов 19 апреля 1970 г., на которых консерватор Мисаэль Пастрана Борреро одержал победу с небольшим перевесом над бывшим диктатором Густаво Рохасом Пинильей (41,2 % против 39,6 %).

ru-wiki.org

Движение 19 апреля (Колумбия) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Политические партии, основанные в 1970 году

К:Исчезли в 1990 году

Движение 19 апреля (исп. Movimiento 19 de Abril, М-19) — колумбийское партизанское движение с лево-популистической идеологией. В середине 80-х гг. было вторым по численности партизанским движением после РВСК. После амнистии партизаны легализовалось и реорганизовалось в политическую партию «Демократический альянс М-19» (исп. Alianza Democrática M-19). Ныне её влияние сошло на нет, но многие бывшие участники влились в партию Альтернативный демократический полюс.

Название происходит от даты проведения президентских выборов 19 апреля 1970 г., на которых консерватор Мисаэль Пастрана Борреро одержал победу с небольшим перевесом над бывшим диктатором Густаво Рохасом Пинильей (41,2 % против 39,6 %).

Напишите отзыв о статье "Движение 19 апреля (Колумбия)"

Литература

  • Vásquez Perdomo, María Eugenia. My Life as a Colombian Revolutionary: Reflections of a Former Guerrillera, Trans. Lorena Terando, Philadelphia: Temple University Press, 2005. ISBN 1-59213-101-8

Отрывок, характеризующий Движение 19 апреля (Колумбия)

Для человека, не одержимого страстью, благо это никогда не известно; но человек, совершающий преступление, всегда верно знает, в чем состоит это благо. И Растопчин теперь знал это. Он не только в рассуждениях своих не упрекал себя в сделанном им поступке, но находил причины самодовольства в том, что он так удачно умел воспользоваться этим a propos [удобным случаем] – наказать преступника и вместе с тем успокоить толпу. «Верещагин был судим и приговорен к смертной казни, – думал Растопчин (хотя Верещагин сенатом был только приговорен к каторжной работе). – Он был предатель и изменник; я не мог оставить его безнаказанным, и потом je faisais d'une pierre deux coups [одним камнем делал два удара]; я для успокоения отдавал жертву народу и казнил злодея». Приехав в свой загородный дом и занявшись домашними распоряжениями, граф совершенно успокоился. Через полчаса граф ехал на быстрых лошадях через Сокольничье поле, уже не вспоминая о том, что было, и думая и соображая только о том, что будет. Он ехал теперь к Яузскому мосту, где, ему сказали, был Кутузов. Граф Растопчин готовил в своем воображении те гневные в колкие упреки, которые он выскажет Кутузову за его обман. Он даст почувствовать этой старой придворной лисице, что ответственность за все несчастия, имеющие произойти от оставления столицы, от погибели России (как думал Растопчин), ляжет на одну его выжившую из ума старую голову. Обдумывая вперед то, что он скажет ему, Растопчин гневно поворачивался в коляске и сердито оглядывался по сторонам.

wiki-org.ru

Теология Освобождения: ЗАХВАТ ДВОРЦА ПРАВОСУДИЯ

Андрес Грильо

В 11:30 утра начались перестрелки в окрестностях столичной Площади Боливара. В этот час, 6 ноября 1985 года, 28 комбатантов «Движения 19 апреля» прорвались в подвальные помещения Дворца Правосудия. Террористы прибыли на трёх автомобилях, и, после высадки, сразу же убили двух гвардейцев и одного служащего Дворца, оказавшегося на улице. Внутри уже находились шестеро их товарищей. Снаружи оборону организовала другая группа, такая же по численности. Так началась операция «Антонио Нариньо за Права человека». Вооружённая акция, посредством которой руководители М-19 хотели осудить президента Белисарио Бетанкура за нарушение договора о прекращении огня, подписанного 24 августа 1984, и срыв диалога с герильей.

Бетанкур с самого начала своего правления упорно настаивал на возможности мирного урегулирования внутреннего вооружённого конфликта. Не побоявшись скомпрометировать себя, президент в 1983 году встретился в Испании с Иваном Мариино Оспина и Альваро Файядом, центральными руководителями М-19. В первый раз в истории Колумбии столь высокая правительственная фигура вела диалог с руководителями повстанческого движения. Эта встреча символизировала начало пути к миру, кульминацией которого стало подписание ряда соглашений о прекращении огня между двумя сторонами сроком на один год. Установилось хрупкое перемирие.

Отти Патиньо, один из основателей М-19, предполагает, что эти соглашения не были приняты всерьёз ни одной из сторон: в этот период каждый пытался усилить свои позиции за счёт противника. По словам того же Патиньо, «богиня мира является самой мстительной из всех. Она жестоко наказывает того, кто принимает её слова всерьёз». Бойня во Дворце Правосудия была результатом этого отношения к миру между герильерос и президентом. В результате, десятки колумбийских граждан были принесены в жертву во имя «принуждения к миру» в течение тех 28 часов, в ходе которых во дворце шёл бой.

Анонсированный штурм

Перед своей смертью, в августе того же года, Иван Мариино Оспина во время встречи с Пабло Эскобаром уже говорил о том, что М-19 собирается осуществить вооружённый захват Дворца Правосудия в Боготе, чтобы осудить и юридически отстранить от власти президента, а так же захватить магистратов в заложники, после чего они должны были быть вывезены в другую страну. Нелегальное положение, на котором находились оба лидера, способствовало их сближению. Наркобарон Эскобар предоставил герильерос для тренировок свою ферму в Наполес, а так же содействовал в перемещении из Никарагуа винтовок и взрывчатки С-4, которые были использованы в ходе атаки.

В то время как повстанцы готовились к штурму, магистраты Верховного Суда подвергались психологическим атакам со стороны бойцов наркомафии. 20 сентября 1985 года состоялось заседание в «Военном Клубе», на котором присутствовали пятеро представителей правительства и пять служителей суда, возглавляемых Альфонсо Рейесом Эчандиа. Целью встречи было обсуждение мер безопасности, которыми правительство могло бы оградить от посягательств наркомафии четырёх магистратов: Мануэля Гаона Крус, Карлоса Медельина Фореро, Риккардо Медина Мойано и Альфонсо Патиньо Роселли. Все они занимались вопросами экстрадиции в США участников международного наркотрафика, в результате чего последние двое уже получали незамысловатые угрозы смертью.

На этом совещании было решено, что полиция изучит системы безопасности дворца, что и продолжалось с 27 сентября по 17 октября. Результаты инспекции были заслушаны на правительственном совете 15 октября. За день до этого главное командование Вооружённых Сил получило анонимное сообщение о том, что М-19 готовит захват Дворца Правосудия на 17 число.

Готовясь к любому повороту событий, с 17 октября по 1 ноября охрана дворца была усилена офицером, унтер-офицером и 20 агентами полиции. Первого числа специальная охрана была снята по личной петиции президента Суда Рейеса Эчандиа, который, согласно одному из полицейских офицеров, ходатайствовал о снятии вооружённой стражи, в связи со своим «гражданским духом» и «многочисленными жалобами, сыпавшимися со стороны адвокатов и некоторых членов Высшего и Государственного Суда, которые были крайне недовольны экстремальными мерами безопасности, принятыми во дворце в связи с опасностью захвата».

Захват и освобождение

После прорыва герильерос М-19 в нижние помещения Дворца Правосудия, практически сразу же последовала реакция Вооружённых Сил. Младший лейтенант Хосе Ромуло Фонсека попытался ворваться во Дворец, дабы выбить оттуда штурмующих, но был смертельно ранен. В 12:30 этого же дня, час спустя после начала атаки, 35 партизан контролировали уже практически всю территорию и захватили в заложники более 300 человек. Прибывшие армейские силы организовали блокаду по всему периметру здания, два танка пытались прорваться во внутренний двор, а над всем местом действия парили три полицейских вертолёта с командой спецназа на борту, планировавшей войти во Дворец через крышу. 

В половине второго дня бойцами спецназа, сумевшими прорваться внутрь, из здания были выведены 138 человек. Согласно свидетельствам генерала Мигеля Вега Урибе, тогдашнего министра обороны, в этот же самый момент захватчики приступили к сжиганию архивных документов, хранившихся во дворце. Когда журналисты позднее интересовались этим инцидентом у Луиса Отеро, команданте М-19 отвергал любые обвинения: «Мы не сжигали никаких документов (…) не имели никакого интереса к их уничтожению». Однако, слова генерала, позднее были подтверждены свидетельствами министра юстиции Энрике Парехо, который вообще указывал, что за атакой на Дворец Правосудия стоит сам глава медельинского картеля Пабло Эскобар

Журналист Марк Боуден в своей книге «Убийство Пабло» утверждает, что бандитский босс заплатил герильерос более миллиона долларов за осуществление этой операции, во время которой было уничтожено более 6 тысяч томов различных уголовных дел. В возникшем пожарище, который превратился в символ всей этой операции (прим. в Колумбии захват Дворца Правосудия именуют «Холокостом», т.е. «сожжением» в переводе с древнегреческого) температура зашкаливала за 3 тысячи градусов, поэтому плавились даже железные сейфы архива. «Движение 19 апреля» всегда отрицала эту версию произошедшего, согласно которой повстанцы являлись лишь марионетками в руках бандитов, но близость движения к наркокартелю безусловно не содействовала в защите «партизанской» версии. Так же не помогал в оправдании М-19 факт гибели четырёх судей Верховного Суда, являвшихся авторами Уголовного Кодекса 1980 года, закрепившего процесс экстрадиции членов международных наркокартелей властям США. После атаки на Дворец Правосудия эти параграфы были выброшены из кодекса, однако год спустя новый состав Верховного Суда объявил отмену следствием процессуальной ошибки, и вновь ввёл статут о выдаче наркопреступников США.

Мир и прощение

Бой за Дворец Правосудия окончился полным разгромом герильерос. Но и для Вооружённых Сил это была пиррова победа. 33 партизана погибли, унеся за собой жизни 11 солдат и 43 гражданских лиц. В пламени пожара бесследно исчезли ещё 11 человек. Для левых интеллектуалов акция во Дворце Правосудия символизировала смерть герильи как исторического проекта. Эдуардо Писарро квалифицировал захват как «дебильную акцию, попахивающую ребячеством». Это в самом деле было так. Герильерос ошиблись в своём понимании актуальной политической и военной ситуации. Они думали, что смогут повторить свой успешный захват посольства Доминиканской Республики, что правительство будет их слушать, что им вновь удастся выскочить из рук «врага». Но этого не произошло. Бетанкур не поддался на попытки манипулирования. Он и так долгое время шёл на поводу у герильи, так и не добившись никаких результатов. Никакой иной альтернативы, кроме войны на уничтожение, сами же партизаны ему не оставили. 

Повстанцы прекрасно соображали, что будут атакованы государственными силами, но верили, что хватит лишь короткого сопротивления, и все правительственные войска разбегутся в панике. Однако «нейтрализованный», по мнению повстанцев, президент, сыграл свою игру: не собираясь устраивать шоу, по типу «захвата доминиканского посольства», он отдал приказ на уничтожение.

Армейских командиров долго уговаривать не пришлось. К тому моменту они уже были в ярости от выходок «примирённых» партизан. После подписания перемирия в июне месяце, боевики М-19 пытались угнать 17 бронированных автомобилей из расположения батальона Ипиалес, атаковали батальон Сиснерос в Армении, команда боевиков совершила покушение на генерала Рафаэля Самудио Молина…

С тактической «нейтрализацией» Бетанкура, и получением от него приказа на штурм, командование Вооружённых Сил получило карт-бланш. Молниеносные действия военных привели к тому, что из Дворца Правосудия были выведены 215 человек. С другой стороны, такая скорость не позволила сформулировать чёткий «хирургический» план по спасению взятых в заложники магистратов, в результате чего 13 из 24 судей расстались с жизнями в ходе боя в здании. Эчандиа умолял через посредников: «Дайте мне поговорить с президентом. Если вы продолжите стрелять, нас убьют». Ответом ему был лишь свинцовый дождь и бушующий пожар.

Уголовное дело, посвящённое атаке на Дворец Правосудия, включало в себя более 100 тысяч томов, и всё равно не ответило на многие вопросы. Отсутствие ясности породило мифологию ненависти, напряжение, подогреваемое внутренним вооружённым конфликтом. Буквально через несколько лет руины Дворца Правосудия, ещё дымившиеся в сердцах многих, были окончательно отодвинуты на задний план в соответствии с новой политической конъектурой, требующей «терпения» и «прощения», что вызвало ещё большую ярость в определённых кругах. Эстетического выхода недостаточно, чтобы закрыть кровоточащую рану на теле истории страны.

nikitich-winter.blogspot.com

От Магдалены до Ориноко (Колумбия) - Как живется в странах третьего мира - Статьи из Интернета - Каталог статей

В самом центре Боготы, на площади Боливара, есть огромное здание, от которого веет холодом и тяжестью. Вдоль массивных ступеней разгуливают голуби, в тени массивных порталов задремало несколько уличных собак. На заградительных щитах поверх надписи: «Сенат республики. Служба безопасности» невидимой рукой начертано «М-19 продолжает сопротивление. Мы победим».Это Дворец Правосудия. Он стал известен миру утром 6 ноября 1985 года, когда в группа из 28 партизан Движения М-19 захватила его, взяв в заложники находившихся там членов Верховного суда. Целью акции было привлечь внимание страны и мира к тому, что правительство не выполняет достигнутые год назад договоренности о прекращении огня.

В ответ на это армия предприняла штурм с использованием танков и огнемётов, через 28 часов боя с сопротивлением было покончено.Дворец оказался практически полностью сожжен внутри. По официальной версии в бою погибли все паритизаны, 11 солдат, 43 гражданских, из которых – 11 судей и еще 11 гражданских из персонала дворца «пропали без вести». В результате последующих независимых расследований выяснилось, что большинство гражданских погибли от огня военных, уничтожавших всё, что находилось во дворце, «пропавших без вести» военные вывели живыми из дворца и после зверских пыток они были казнены, а тела 10 из 11 до сих пор не найдены. Спецслужбы через продажную прессу распустили слух, что захват дворца партизанами организовал и финансировал величайший наркоторговец всех времен и народов Пабло Эскобар...

Но история эта началась намного раньше. Партизанское движение М-19 возникло как раекция на фальсификацию результата президентских выборов 1970 года. Это произошло 19 апреля, отсюда и название – Движение 19 апреля – el Movimiento 19 de abril – сокращенно М-19. Это была первая и единственная в истории страны партизанская организация, не марксистско-ленинского или маоистского характера, как другие, а открытая для достаточно разных идей и искавшая свою идейную опору не в СССР, на Кубе или в Китае, а в персонажах и событиях собственной, колумбийской истории. Около 80% ее участников были католиками, и целью ее существования был не приход к власти с целью постоения социализма, а создание в стране реальной демократической системы, где были бы реально представлены все слои населения и соблюдались бы основные человеческие права.

Особое внимание уделялось символическим пропагандистским акциям – самым известным из них стало похищение из музея шпаги главного героя за независимость и единство стран Латинской Америки – Симона Боливара. В руках М-19 эта шпага «возвращалась в бой» за идеалы Освободителя и была возвращена народу Колумбии в 1990 году в день открытия Национальной Конституционной Ассамблеи.

Для разъяснения целей своей борьбы движение время от времени захватывало типографии крупнейших газет и публиковало огромными тиражами свои документы.

В феврале 1976 года партизаны похитили главного профсоюзного босса страны – президента Конфедерации Профсоюзов Колумбии Хосе Ракеля Меркадо. Ему были предъявлены обвинения в предательстве интересов трудящихся страны. В ходе допросов он признал, что работал на американцев и получал от них большие суммы денег. М-19 выпустило брошюру тиражем в 500 тыс экземпляров с представлением доказательств предательства Меркадо. Потом движение организовало широкую дикуссию в рабочей и профсоюзной среде по поводу того, как с ним поступить дальше. Люди писали на стенах «да» или «нет» по поводу казни Меркадо. Я познакомился с человеком, который дружил с тем, кто 19 апреля привел приговор в исполнение. «Это был врач. Меркадо был убит выстрелом в сердце. Почти не было крови.»

Привожу этот случай не потому что никогда не соглашусь со смертной казнью. М-19 были не ангелами и нередко совершали ошибки, которые многие назовут преступлениями. Более того, думаю, что партизанское руководство знало, чем рискует, когда шло на этот шаг. Но если кто-то действительно хочет попытаться разобраться почему, он должен учесть, что все эти десятилетия против рабочего движения Колумбии идет настоящая, безо всяких преувеличений, война, с сотнями погибших активистов каждый год. Хосе Ракель Меркадо был предателем и кто сможет ответить скольких жизней стоило его предательство, и сколько жизней можно было спасти на украденные им у своих товарищей деньги? Поэтому в целом страна поддержала или по крайней мере не осудила этот приговор.

В течение 20 лет своего существования, партизаны из М-19 провели сотни блестящих военных операций против превосходящих сил противника, взяли под контроль сотни населенных пунктов и пользовались большими симпатиями и поддержкой среди населения. Все очевидцы и участники этих событий совпадают в том, что партизаны всегда были очень уважительны по отношению к гражданским и строго соблюдали военную этику - пленные и раненных солдаты и офицеры противника всегда получали медицинскую помощь, достойное обращение и потом их обычно передавали Красному Кресту.

Силой оружия М-19 пыталось навязать различным правительствам мирные переговоры, главным условием которых было установление минимальных основ социальной справедливости и демократии в Колумбии. Это была единственная организация, отваживавшаяся похищать родственников крупнейших наркодельцов с требованием выкупа, который направлялся обычно на удовлетворение нужд самых бедных групп населения.

В апреле 1983 года в самом начале попыток диалога с правительством, происходиших в Панаме, по пути из Колумбию в Панаму а авиакатастрофе гибнет легендарный командир движения Хайме Батеман. Маленький частный самолет, пилотируемый сенатором от Консервативной партии навсегда исчезает в небе над панамской сельвой. Метеорологические условия полета были идеальны. Многмесячные поиски не дали никаких результатов. Только в начале 90-х индейцы принесли в одно из отдаленных селений найденные в сельве полуистлевшие военные ботинки с костями фаланг пальцев и анализ ДНК подвердил, что это останки Батемана. Случайность? Неслучайность?

В 1984 году, впервые в истории вооруженных повстанческих движений Латинской Америки, М-19 начало мирные переговоры с правительством и была достигнута договоренность о прекращении огня. Вся Колумбия была свидетелем того, как усилиями олигархии и армейских кругов этот процесс был сорван. Несколько месяцев несмотря на постоянные военные провокации и убийства наемными киллерами безоружных партизанских командиров, М-19 сохраняло взятые на себя обязательства.

Самая известная страница этой истории – бои под местечком Ярумалес, в долине реки Каука в нескольких километрах от городка Коринто. В горах Ярумалеса находился партизанский лагерь, где пребывал военный руководитель движения и будущий кандидат в президенты страны Карлос Писарро и с ним около 200 человек, в большинстве своем – плохо вооруженная и необстреляная молодежь. Этот лагерь занимал около 1500 м в длину и 400 в ширину. Уже больше полугода действовало соглашение о прекращении огня и делегация партизан в столице вела трудные переговоры об условиях разоружения М-19 и преврашения его в легальную политическую организацию. Внезапно лагерь в Ярумалесе был окружен 4 000 солдат армейского спецназа, и при поддержке вертолетов и тяжелой артиллерии начался штурм. Бои шли круглосуточно и продолжались 26 дней. В конце концов из-за давления различных общественных организаций и независимой прессы армия была вынуждена прекратить огонь и открыть коридор для выхода партизан.

Не знаю, каким образом, и кому это пришло в голову первым, но в эти трагические дни и ночи, гимном защитников Ярумалеса стала песня кубинского барда Сильвио Родригеса, которую можно услышать здесь http://www.youtube.com/watch?v=NcL-dhct7Ks и в которой поется о том, что «Никто не сможет умереть, особенно сейчас...». Привожу эту маленькую частную деталь, потому что когда сегодня я думаю об этой истории и слушаю эту песню, она переворачивает мне душу.

Захват Дворца Правосудия был, несомненно, крупнейшей военной и политической ошибкой М-19. Партизаны расчитывали, что подписавшее с ними ряд соглашений правительство, обязательно пойдет на переговоры и в процессе такой эффектной акции удастся собрать достаточно свидетелей и заставить армейскую верхушку соблюдать договор о прекращении огня. Реальность оказалась совершенно иной. Армейская разведка знала о готовящемся штурме дворца, и облегчила его захват, фактически убрав охрану в день нападения. Дворец Правосудия был превращен в ловушку. Несмотря на то, что высокопоставленные судьи – заложники звонили в находящийся в двух кварталах оттуда президентский дворец, пытаясь связаться с президентом и умоляя о прекращении огня, их никто не услышал. Армейское руководство фактически отстранила президента от возможности принимать решения и превратила штурм Дворца Правосудия в месть М-19 за все военные поражения и унижения последних лет. Во дворце погибли лучшие военные кадры партизан. Пленных был решено не брать. Заодно вызвав побольше жертв среди заложников и не оставив живых свидетелей было очень удобно обвинить в бойне М-19, подорвав его моральный авторитет.

В последующие годы, несмотря на то, что движение сохранило основную политическую и военную структуру, все сильнее ощущался внутренний кризис, вызванный противоречиями между поставленными изначально целями и достигнутым результатом. Единства действовавших в Колумбии различных партизанских групп достичь так и не удалось, потому что несмотря на схожесть декларативной части, методы и цели различных организаций были достаточно разными и каждая считалая себя самодостаточным революционным авангардом.

По словам одного знакомого, прошедшего через М-19 с момента его основания до штурма Ярумалеса и последующих событий: «Все что мы делали – было не для нас, а для народа, так как мы это понимали. Мы чувствовали, что выполняем свой гражданский долг. Но мы видели, что большая часть наших действий не достигает цели, что в этой войне наши пули убивают солдат и полицейских, которые тоже дети народа, который мы обязались защищать. А истинные виновники войны и голода, те, против кого мы подняли оружие, оказываются почти неуязвимы. Они или живут за границей или научились слишком хорошо прикрываться другими. Наша война вызывала репрессии против гражданского населения, которое нас поддерживало и это нередко тоже вызывало у нас чувство вины и противоречия. С каждым годом становилось все более ясно, что эту войну необходимо заканчивать и главный вопрос был в том, на каких условиях мы можем позволить себе это сделать. Нам было необходимо добиться открытия в Колумбии новых демократических пространств участия народа и с народом. Мы всегда стремились стать легальной политической силой, чтобы бороться за наши идеалы мирным путем и весь вооруженный этап был нужен для того, чтобы добиться такой возможности».

В октябре 1989 г в условиях подполья проходит Национальная конференция М-19 и 227 голосами из 230 депутаты принимают решение сложить оружие и стать легальной политической организацией. Правительство берет на себя встречные гарантии по обеспечению безопасности разоружившихся партизан и обязуется утрведить законодательные поправки в пользу расширения демократических свобод и гражданских прав в стране.

На втором повтороном голосовании Национальный конгресс не ратифицирует обещанные правительством реформы, тем не менее М-19 заявляет о готовности выполнить свои обязательсва перед страной и 8 марта 1990 года, на центральной площади деревушки Санто-Доминго в долине реки Каука, в присутствии международных гарантов, сотни партизан складывают оружие и заявляют о создании политического движения Демократический Альянс М-19.

В этом же году должны были состояться президентские выборы и 39-летний командир М-19 Карлос Писарро становится кандидатом в президенты.Он пользуется огромной популярностью в стране и согласно большинству опросов у него наиболее высокий шанс выиграть выборы. 26 апреля, того же 1990 г. в строго охраняемый властями аэропорт Боготы входят вооруженные убийцы, без проблем садятся на рейс в Барранкилью и в полете в упор расстреливают Карлоса Писарро и успешно скрываются от правосудия после посадки. Разумеется, по сегодняшний день.

В стране начинается настоящая охота на разоружившихся участников М-19. Ее возглавляют ультраправые боевики – «парамилитарес» и наркомафия – близкие партнеры руководства вооруженных сил. В течение нескольких лет убиты и «пропадают без вести» около ста наиболее известных и опытных представителей движения.

Источник: http://www.warandpeace.ru/ru/reports/view/27336/

anticomprador.ru

Движение 19 апреля (Колумбия) — узбекистан вики

У этого термина существуют и другие значения, см. Движение 19 апреля.

Движение 19 апреля (исп. Movimiento 19 de Abril, М-19) — колумбийское партизанское движение с лево-популистической идеологией. В середине 80-х гг. было вторым по численности партизанским движением после РВСК. После амнистии партизаны легализовалось и реорганизовалось в политическую партию «Демократический альянс М-19» (исп. Alianza Democrática M-19). Ныне её влияние сошло на нет, но многие бывшие участники влились в партию Альтернативный демократический полюс.

Лидер Дата основания Дата роспуска Идеология
Движение 19 апреля
исп. Movimiento 19 de Abril
Антонио Наварро Вольф, Вера Грабе, Роземберг Пабон, Густаво Петро
1970
1990
Левый популизм, левый национализм, фокизм
 Движение 19 апреля на Викискладе
Эмблема Движения 19 апреля

Название происходит от даты проведения президентских выборов 19 апреля 1970 г., на которых консерватор Мисаэль Пастрана Борреро одержал победу с небольшим перевесом над бывшим диктатором Густаво Рохасом Пинильей (41,2 % против 39,6 %).

uz.com.ru

Движение 19 апреля (Колумбия) — википедия фото

У этого термина существуют и другие значения, см. Движение 19 апреля.

Движение 19 апреля (исп. Movimiento 19 de Abril, М-19) — колумбийское партизанское движение с лево-популистической идеологией. В середине 80-х гг. было вторым по численности партизанским движением после РВСК. После амнистии партизаны легализовалось и реорганизовалось в политическую партию «Демократический альянс М-19» (исп. Alianza Democrática M-19). Ныне её влияние сошло на нет, но многие бывшие участники влились в партию Альтернативный демократический полюс.

Лидер Дата основания Дата роспуска Идеология
Движение 19 апреля
исп. Movimiento 19 de Abril
Антонио Наварро Вольф, Вера Грабе, Роземберг Пабон, Густаво Петро
1970
1990
Левый популизм, левый национализм, фокизм
 Движение 19 апреля на Викискладе
Эмблема Движения 19 апреля

Название происходит от даты проведения президентских выборов 19 апреля 1970 г., на которых консерватор Мисаэль Пастрана Борреро одержал победу с небольшим перевесом над бывшим диктатором Густаво Рохасом Пинильей (41,2 % против 39,6 %).

org-wikipediya.ru

Движение 19 апреля (Колумбия) — википедия орг

У этого термина существуют и другие значения, см. Движение 19 апреля.

Движение 19 апреля (исп. Movimiento 19 de Abril, М-19) — колумбийское партизанское движение с лево-популистической идеологией. В середине 80-х гг. было вторым по численности партизанским движением после РВСК. После амнистии партизаны легализовалось и реорганизовалось в политическую партию «Демократический альянс М-19» (исп. Alianza Democrática M-19). Ныне её влияние сошло на нет, но многие бывшие участники влились в партию Альтернативный демократический полюс.

Лидер Дата основания Дата роспуска Идеология
Движение 19 апреля
исп. Movimiento 19 de Abril
Антонио Наварро Вольф, Вера Грабе, Роземберг Пабон, Густаво Петро
1970
1990
Левый популизм, левый национализм, фокизм
 Движение 19 апреля на Викискладе
Эмблема Движения 19 апреля

Название происходит от даты проведения президентских выборов 19 апреля 1970 г., на которых консерватор Мисаэль Пастрана Борреро одержал победу с небольшим перевесом над бывшим диктатором Густаво Рохасом Пинильей (41,2 % против 39,6 %).

www-wikipediya.ru