Луна, — космическая станция инопланетян, скрытые тайны. Лунная космическая станция


Зачем нужна окололунная станция - Открытый космос Зеленого кота

Теперь официально. Роскосмос готовится к участию в проекте строительства окололунной посещаемой станции Deep Space Gateway (DSG), предложенном NASA. Идея состоит в создании многомодульной посещаемой станции на гало-орбите в нескольких тысячах километров от Луны. Такая станция должна стать новой лабораторией для изучения космических эффектов и опорой для дальнейших исследовательских пилотируемых полетов на Луну и Марс.Проект был представлен NASA в марте 2017 года, когда стал очевидным курс на Луну новой администрации президента США Дональда Трампа. NASA при Бараке Обаме отказалась от идей достижения Луны и обозначила целью Марс с переходным этапом посещения околоземного астероида — Asteroid Redirect Mission. Ввиду сложности, а главное длительности, обозначенной стратегии, подход нового президента направлен на приближение каких-либо существенных результатов. Сначала он предложил запустить к Луне людей сразу в первом испытательном полете ракеты SLS и корабля Orion в 2019 году, но технические специалисты отговорили — риск высок.

Через месяц вышло первое описание программы Deep Space Gateway. Проект опирается на текущие достижения в разработке сверхтяжелой ракеты Space Launch System, межпланетного космического корабля Orion и Международной космической станции.

Успешным опытом МКС является и международная кооперация, когда в строительстве и обслуживании станции участвует несколько национальных космических агентств. Общим условием является проведение исследований гражданской направленности, однако каждая страна самостоятельно определяет приоритеты. В проекте МКС участвуют США, Россия, Европа (22 страны объединенные Европейским космическим агентством), Канада и Япония. Практически все они приглашены к участию в проекте Deep Space Gateway. Судя по всему Россия предложила еще пригласить к сотрудничеству страны БРИКС, но тут вопрос еще открыт: если Индия или Бразилия вряд ли вызовут у кого-то возражения, то участие Китая может быть блокировано со стороны США.

Идея Deep Space Gateway выглядит более масштабно и амбициозно по сравнению с планами захвата и посещения астронавтами маленького астероида. Однако практически сразу она подверглась критике со стороны многих ученых и популяризаторов. Так, основатель «Марсианского сообщества» Роберт Зубрин на страницах Washington Post написал эссе «Худший план NASA» — главная претензия к космическому агентству в том, что оно планирует направить значительные ресурсы на приближение к Луне без возможности посадки: «Мы не сделаем на такой станции ничего, что не могли бы сделать на сегодняшней МКС, только подвергнем человека воздействию космической радиации — за такие медицинские опыты нацистских врачей вешали в Нюрнберге».

Тем не менее, Россия активно включилась в разработку, и совместные совещания Роскосмоса и NASA начались практически сразу после объявления проекта.

Зачем окололунная станция NASA?

Можно понять негодование энтузиастов освоения космоса — как можно пролететь 400 000 км и остановиться на окололунной орбите, хотя садиться научились полвека назад? Но это действительно так: сейчас ни NASA, ни Роскосмос не разрабатывают пилотируемых систем посадки на Луну, за исключением некоторых концептов на ранних этапах.

В то же время у США и NASA есть ряд причин в пользу проекта. Эти причины и технологические, и экономические, и политические, и даже психологические.

Сейчас NASA завершает строительство сверхтяжелой ракеты SLS. Даже в ранней своей модификации она более чем вдвое мощнее самых мощных современных ракет, а в перспективе должна стать еще мощнее в полтора-два раза. Проблема с этой ракетой, такая же как и со всеми остальными сверхтяжелыми ракетами - для практической деятельности она не нужна.

Все околоземные потребности землян можно удовлетворять современными ракетами. Для SLS предполагали первый полет Orion к Луне, без экипажа, второй - с экипажем. Третья ракета, возможно, запустит зонд к Европе - спутнику Юпитера. И всё. Без Луны сверхтяжелая ракета не нужна, но и на Луне как бы делать нечего. Тут на помощь приходит окололунная станция.

Программа долговременных орбитальных станций началась в 70-е годы и Международная космическая станция стала венцом всей работы двух сверхдержав и их партнеров. К настоящему времени освоены технологии длительного пребывания человека в космосе, то есть основная цель всех станций достигнута. Сегодня человек может провести в невесомости более года без существенного вреда для здоровья. Таким образом на Марс уже можно слетать и вернуться. Никуда дальше людям в ближайшие десятилетия лететь не придется, поэтому поддержание гигантской орбитальной станции на околоземной орбите выглядит избыточным. Конечно, там проводят массу исследований не только биологического характера, но многие уже готовы лететь дальше.

Всего год назад NASA еще готовилось к полету на Марс, два года назад новый глава ESA выдвинул идею Moon Village — строительство долговременной базы, а три года назад зампред Правительства Дмитрий Рогозин со страниц «Российской газеты» объявил задачу «прийти на Луну навсегда». Да и Китай недвусмысленно демонстрирует подготовку к пилотируемому достижению Луны. На МКС же все просто засиделись, наука идет, но рутинные полеты не вдохновляют, хотя пропагандистское значение пилотируемой космонавтики почти всегда преобладало над научным. Нужно было придумать что-то интереснее, но в то же время не более затратное. В этом плане лунный DSG лучше всего подходит — это самое малое, что может себе позволить пилотируемая космонавтика, чтобы выпрыгнуть с низкой околоземной орбиты.

Многим кажется, то лунная поверхность — это единственный логичный шаг от околоземных станций, а окололунная кажется какой-то полумерой. Но тут не учитывается важный предел, который отделяет современную космонавтику от лунной поверхности. Посадка на Луну — это сложная и ответственная операция, сравнимая по риску со стартом с Земли. В 60-е риск в космических полетах являлся неотъемлемой частью профессии, и космонавты с астронавтами осознанно шли в миссии, которые обещали только 30% успеха. Общество с пониманием относилось к неизбежным жертвам, то сейчас время другое. Даже на войне всё больше функций передается беспилотникам, а уж в мирном космическом деле необоснованный риск кажется безумством. Не удивительно, что NASA переубедило Трампа, объяснило, что не стоит отправлять людей в первом полете Orion, хотя запустить шаттл с парой пилотов в 1981 году в испытательный полет считалось нормальным.

Экономическая причина окололунной станции тоже важна. Строительство на Луне потребует значительных расходов не только на посадочную систему, но и новую конструкцию жилых модулей. Сегодня научились строить станции для невесомости, а гравитация 1/6 от земной — это непроверенные условия, которые потребуют большой подготовительной работы, испытаний, промышленного перевооружения. Время никто в NASA терять не хочет, и повышения бюджета с нынешнего уровня тоже никто не обещал.

Та конструкция станции, которая сейчас предлагается в концепте NASA, практически ничем не отличается от МКС, и многое заимствует: жилые модули, солнечные батареи, радиаторы. Однако, эта станция не будет простым повторением пройденного. Разница в расстоянии и в эпизодическом посещении экипажами.

Расстояние до Луны свет проходит примерно за 1 секунду, т.е. задержка связи между станцией и Землей не покажется существенной. Но разговоры — это лишь один канал обмена информацией. Сейчас МКС очень плотно связана с Землей, поскольку контроль и управление практически всех бортовых систем ведется с поверхности. Круглосуточно за поддержанием стабильной работы станции следят около 400 специалистов в Королёве и Хьюстоне, между станцией и Землей идет интенсивный обмен информацией. Для окололунной станции потребуется обеспечивать большую степень автоматизации. Автономность бортовых систем — это непременное условие для перелетов в дальнем космосе, поэтому развитие требуемое для работы DSG необходимо и для дальнейшего освоения пространства.

Похожая ситуация и с обеспечением станции водой, продуктами и атмосферой. Снабжение МКС обеспечивается регулярным и плотным потоком кораблей снабжения: примерно раз в два месяца корабли привозят по 2 т необходимых ресурсов. При этом использование той же воды идет по разомкнутому циклу. Только в качестве эксперимента экипаж может употреблять свои же переработанные продукты жизнедеятельности. Даже на «Мире» было больше «ресайклинга». Для полетов у Луны такая расточительность избыточна, как и в случае с полетом на Марс. Т.е. точно так же эта станция поможет подготовить технику к следующему шагу.

Окрестности Луны — это уже межпланетное пространство, поэтому радиационная обстановка там такая же, что ожидает экипажи по пути к Красной планете. МКС летает под прикрытием магнитного поля и верхних слоев атмосферы, но из-за того же магнитного поля облучение добавляется из первого радиационного пояса. Важным преимуществом низкой околоземной орбиты является сама Земля, которая закрывает больше 40% пространства и экранирует галактическую и солнечную радиацию. Так, что в межпланетном пространстве фон будет примерно в два раза выше чем на МКС, и от него придется защищаться более сложными средствами. Впрочем, такое средство уже известно — вода. Она является эффективным замедлителем космических частиц, и водяную прослойку придется добавлять в стены обитаемых отсеков.

Конечно, автономные системы и защиту можно делать и для МКС, но в них не будет прямой потребности, поэтому это будут лишь выборочные эксперименты, а Луна потребует готового промышленного решения.

Посещаемый характер станции приведет к изменению принципов научных исследований. Сегодня многие эксперименты МКС требуют постоянного внимания или регулярного обслуживания со стороны космонавтов. По сути, космонавты на орбите выступают в роли лаборантов, которые проводят эксперименты различных научных коллективов. Вахтовый режим DSG вынудит экспериментаторов готовить автономные системы, требующие от людей только доставки, установки, подключения, а потом возвращение результатов. Кажется — стало только сложнее. Но от самих экспериментаторов неоднократно звучало недовольство качеством исследований на МКС. Вопреки распространенному представлению, на МКС совсем не «чистая» невесомость: мешает повышенная вибрация от систем жизнеобеспечения, высокий звуковой шум, периодические ускорения, которые делает станция для поддержания орбиты. У Луны и без людей результаты проводимых опытов должны стать чище. Если же спрос на эксперименты в невесомости будет повышаться, NASA сможет поддержать своих частников, давно планирующих запускать собственные околземные пилотируемые станции.

Сможет станция оправдать и свое название: «Ворота в глубокий космос». Размещение DSG планируется на около-вертикальной гало орбите на орбите у Луны. Это значит, что станция не будет летать по кругу близко к поверхности, как «Аполлоны». Гало орбита охватывает значительные пространства вокруг Луны, где станция сможет балансировать между т.н. точек Лагранжа. Сейчас выбрана орбита где станция сможет пролетать на высоте 2000 км над северным полюсом Луны и взмывать на 75000 км над южным, одновременно оставаясь на связи с Землей. Эта позиция выигрышна и для достижения Луны, и для полетов на Марс.

Наличие жилой станции позволит значительно упростить процедуру посадки на Луну. Имея базу на орбите, можно увеличить объем и массу посадочного корабля, и доставлять к станции его автоматически. Большой модуль облегчит работу на поверхности, позволит задержаться дольше, привезти больше оборудования, провести больше экспериментов, изучить больше площади, начать капитальное строительство.

От Луны проще стартовать и к Марсу. Если собирать марсианский корабль на окололунной гало-орбите, постепенно подвозя баки с топливом и элементы конструкции, то можно сэкономить до трети массы топлива на полет, по сравнению со стартом с околоземной орбиты. Можно добиться еще большей экономии, если прихватить часть станции в виде отсека марсианского корабля.

Не стоит забывать и политический мотив. Сегодня главный внешнеполитический противник США — Китай. И он уже приближается к созданию своей собственной околоземной станции. Поэтому США важно подчеркнуть сохраняющееся технологическое превосходство, лунная станция для этого отлично подходит, и здесь Россия, Европа и Япония просто помогают в этом.

Какой же интерес тут у России?

Несмотря на политические разногласия России с США, в российской космической отрасли возобладал здравый смысл, подкрепленный экономическими мотивами. Для Роскосмоса сотрудничество с NASA в 90-е годы по программе «Мир», и в 2000-е по программе МКС практически обеспечило сохранность и высокий уровень пилотируемой космонавтики. Проект МКС на сегодня продлен до 2024 года, и после него никто не мог бы назвать достойную и одновременно посильную для бюджета цель. Несмотря на декларируемые лунные амбиции, как только зашла речь о деньгах при принятии Федеральной космической программы на 2015-2025, под нож первым делом пошла сверхтяжелая ракета, без которой достижение Луны крайне затруднено. Была надежда на четырехпусковую схему с «Ангарой А5В», но и о ней пришлось забыть, когда стало ясно что для этой ракеты нет другого спроса, а на Восточном будет только один стартовый стол. Смогли сохранить только разработки межпланетного космического корабля «Федерация», но без «Ангары-А5В» он обречен на околоземные полеты, где сейчас доминирует готовый к работе «Союз-МС».

Даже если предположить, что в бюджете нашлись деньги на сверхтяжелую ракету, стоит ли надрывать отрасль десять лет ради того, чтобы повторить прогулку Армстронга 60-летней давности? А что потом? Свернуть все работы и забыть, как сделали США в 70-е?

В результате, до вчерашнего дня, Роскосмос находился в патовой ситуации — лететь на Луну денег и особого смысла нет, а около Земли есть смысл летать только на МКС, которая скоро закончится. Но с вхождением в лунное партнерство всё меняется.

Во-первых, снова появляются возможности получения заказов на разработку и эксплуатацию техники для NASA. Во-вторых, в сверхтяжелой ракете и межпланетных полетах появляется долговременный смысл, ведь мы не просто летим за самоутверждением, а летим на работу для развития техники и продвижения человечества в дальний космос, причем в значительной степени не за свой счет. В-третьих, отрасль получает столь долгожданный новый стимул развития: наконец появляется смысл в корабле «Федерация», новых модулях станции, системах жизнеобеспечения, скафандрах, приборах, лунных спутниках, луноходах... Молодые коллективы наконец могут реализовать себя не в повторении советских схем, а привнести что-то свое на современном уровне.

Участие Роскосмоса помогает и NASA. Программы, которые NASA пыталось развивать в одиночку: Constellation, Asteroid Redirect Mission, оказались очень уязвимы к переменам внутриполитического курса. Международное же партнерство налагает взаимные обязательства и отказ о какого-то проекта приобретает не только экономический, но и политический окрас, и тут никто не захочет терять лишние очки. Это касается и российских международных программ.

Так что, несмотря на преобладающее участие США в проекте DSG, зависимость партнеров тут взаимная, что, собственно, и называется сотрудничеством в освоении космоса. Можно это только приветствовать.

Подготовлено для Forbes.ru

zelenyikot

Чтобы не пропускать новые посты, подпишитесь на мои страницыв ЖЖFacebookВконтактеTwitter.

zelenyikot.livejournal.com

Лунная орбитальная станция: организационные разногласия важнее технических

Подробности Опубликовано: 27.04.2018 09:54 Просмотров: 2045

23 апреля РИА Новости сообщило, что Россия и США не могут согласовать технические параметры шлюзового модуля, который, согласно предварительным договоренностям, может стать вкладом Роскосмоса в проект окололунной орбитальной станции Lunar Orbital Platform – Gateway (LOP-G). Специалисты РКК «Энергия» хотят использовать российские решения для напряжения бортовой электросети и системы терморегулирования, опробованные на российском сегменте МКС. Американцы же настаивают на унификации с собственными решениями. Эти разногласия можно устранить при переговорах, однако они является лишь симптомом более глубоких проблем всего проекта.

Когда в НАСА впервые заговорили о создании посещаемой станции на орбите Луны, она представляла собой всего два модуля – двигательно-энергетический и жилой, – в задачи которых входило увеличение продолжительности полетов пилотируемых кораблей «Орион» с 20 суток до двух месяцев. В дальнейшем эта концепция превратилась в самостоятельный проект, получивший название Deep Space Gateway (DSG). Станция заметно выросла, но ее задачи не изменились. Особой научной программы у нее нет, а реальная причина появления этого проекта – желание загрузить работой новую сверхтяжелую ракету SLS и корабль «Орион» в 2020-х годах.

В 2017 году НАСА объявило, что намерено привлечь к сотрудничеству по постройке DSG частных и иностранных партнеров. Япония выразила энтузиазм сразу, а затем стало известно и о переговорах НАСА с Роскосмосом. К концу 2017 года станция DSG, переименованная в LOP-G, уже больше походила на международный проект, чем на национальный американский, однако схема сотрудничества разных космических агентств в этом проекте до сих пор не определена.

На примере Международной космической станции прослеживаются два возможных подхода. МКС состоит из двух сегментов, американского и российского (АС и РС). РС МКС управляется из московского Центра управления полетами (ЦУП-М), американский – из Хьюстона (ЦУП-Х). Станция, однако, называется международной, а не российско-американской. Все остальные партнеры (Япония, Европа, Канада) работают на АС МКС. Европейские модули и японский модуль принадлежат JAXA и ESA, рука-манипулятор Canadarm2 принадлежит Канадскому космическому агентству, но это оборудование является частью американского сегмента станции. Их технические системы управляются из ЦУП-Х, и только научной эксплуатацией «Коломбо» и «Кибо» европейцы и японцы занимаются сами. В обмен на это оборудование и на рабочее время в иностранных модулях НАСА организует доставку европейских, японских и канадских астронавтов на МКС, а также грузов для них. Другими словами, есть две квоты: американская и российская. Все европейские астронавты летают по американской квоте. Например, в последние годы, до сокращения экипажа РС МКС, на кораблях «Союз» попеременно летали один/два российских космонавта. Из оставшихся двух/одного мест американцы оставляли место для своего астронавта, а второе, при наличии, отдавали кому-нибудь из партнеров.

Станцию LOP-G американское космическое агентство все еще видит в качестве национального проекта, построенного по той же схеме, что и АС МКС. НАСА готово поручить Роскосмосу создание шлюзового модуля в обмен на определенную квоту мест на кораблях «Орион» и разрешение в дальнейшем посещать станцию на российских кораблях.

В то же время, для Роскосмоса это означает понижение в статусе и подчиненное положение по отношению к НАСА. Он хочет видеть LOP-G полностью международной станцией с независимыми российскими модулями, как на МКС. Такая позиция имеет несколько слабых мест. Во-первых, российские модули на МКС играют важную роль в поддержании станции, а о гипотетическом шлюзовом модуле LOP-G этого сказать нельзя. Во-вторых, если модуль не будет бартерной оплатой за места на «Орионах», то за эти места придется покупать. Стоимость одного места при полете к Луне может составлять $300-600 млн. В-третьих, сотрудничество на равных в проекте МКС было утверждено американским Конгрессом в 1990-х годах с большим трудом. Нет никаких оснований полагать, что сейчас Конгресс станет более сговорчивым.

В-четвертых, у Роскосмоса нет козырей в этом споре. У него нет важных технологий, и вкладывать существенные средства он не готов. Сотрудничество с иностранными космическими агентствами вообще не нужно НАСА. Это лишь возможность сэкономить немного средств и времени, но в обмен агентство получает много головной боли, о который, возможно, год назад руководители НАСА просто не подумали.

В отличие от МКС, размерность LOP-G имеет жесткие ограничения. Первым элементом станции предполагается сделать Двигательно-энергетический модуль (PPE) с электрореактивной двигательной установкой. Его запуск запланирован на 2022 год. Задача этого базового блока – не только снабжение всей станции энергией, но и ее транспортировка между различными орбитами. Именно возможности PPE задают максимально допустимую массу станции. А значит, к ней нельзя бесконечно присоединять отдельные научные модуль для России, Европы и Японии (согласно опубликованным в прошлом году схемам, там вообще нет научных модулей). Таким образом, разные космические агентства не смогут использовать LOP-G для ведения своих научных программ, как это происходит на МКС. Они должны будут работать по американской программе. А это уничтожает всякий смысл в работе, если, конечно, НАСА не готово оплачивать рабочий день условного европейского астронавта.

Существуют и менее значительные, но, тем не менее, болезненные сложности. Например, реальная стоимость российского шлюзового модуля вряд ли покроет больше одного полета российского космонавта на станцию. На МКС бартерный обмен НАСА с Роскосмосом (а также НАСА с другими партнерами) не учитывал реальную стоимость оказываемых услуг: почти всегда НАСА выступало донором. Но зачем это американскому агентству на окололунной станции, если, напомню, на этот раз партнеры не могут предложить никаких технологий, а только время и деньги?

В нынешнем виде LOP-G сложно представить в виде международного проекта. До ее утверждения остается около двух лет, и за это время должны обрести четкую форму не только характеристики самой станции, но и схема сотрудничества космических агентств. Полный отказ от LOP-G вряд ли возможен, потому что более простых и дешевых способов занять ракету SLS НАСА просто не найдет. Но станция снова может стать чисто национальной, оставив за бортом и Роскосмос, и ЕКА, и JAXA.

Из этой ситуации есть выход. За исключением НАСА, которое в долгосрочной перспективе все еще намерено лететь на Марс, все остальные крупные космические агентства мира сходятся в том, что ближайшей целью пилотируемой космонавтики должна стать Луна. Национальная американская станция на орбите Луны может быть не только местом проведения медицинских опытов над астронавтами, но и транспортным узлом, значительно упрощающим доступ к поверхности Луны. Если НАСА обеспечит международным партнерам доставку грузов и людей на LOP-G, им останется лишь разработать сравнительно недорогую часть транспортной инфраструктуры для полетов с орбиты Луны на ее поверхность. Совместная российско-европейская или российско-европейско-японская лунная база могла бы решить большую часть проблем, с которыми сейчас столкнулись космические агентства в попытке поделить LOP-G.

Во-первых, такой проект является финансово доступным для объединенных усилий ЕКА и Роскосмоса при условии, что транспортировку до орбиты Луны возьмет на себя НАСА. Партнерам по лунной базе останется разработать взлетно-посадочную платформу и лунную инфраструктуру, наращивать которую можно постепенно. Для начала будет достаточно электростанции и жилого модуля. Это – реальная демонстрация того, как специализация труда повышает эффективность.

Во-вторых, в обмен на использование партнерами SLS/Orion и LOP-G НАСА получит возможность вести научную работу на лунной базе. Это является достаточно ценным и приемлемым для США бартерным обменом.

В-третьих, международный статус базы защитит ее от политических рисков, что особенно важно для России. Кроме того, в перспективе к расширению базы можно будет привлечь и Китай, с которым НАСА напрямую сотрудничать не может.

Сложность, увы, заключается в том, что для такого решения всем космическим агентствам требуется определенный уровень взаимного доверия. 20 лет назад Россия и США смогли преодолеть эту проблему, и так появилась МКС. Но справятся ли с ней сейчас Россия и Европа? Кроме того, ЕКА не привыкло брать инициативу в свои руки. Европейское агентство всегда следовало за НАСА. Как ни странно, то же самое относится к России. С 1961 года, когда в США была начала программа «Аполлон», Россия во всех своих проектах пытается либо догнать США, либо присоединиться к ним. О возможности формулировать собственную стратегию изучения и освоения Солнечной системы нынешний Роскосмос уже давно не помнит.

В прошлом я уже писал, что специализация и разделение труда появятся при развитии космонавтики вне зависимости от желаний космических агентств. Пока и НАСА, и даже Роскосмос не готовы принять этот факт, но, по мере расширения задач в космосе их бюджетов не будет хватать для того, чтобы развиваться во всех направлениях. Чем раньше мы примем этот факт, тем быстрее преодолеем нынешнюю стагнацию.

(иллюстрации: nasaspaceflight.com)

kosmolenta.com

Луна, - космическая станция инопланетян, скрытые тайны.

Луна,космическая станция

Луна — давний спутник Земли, и самая близкая к нам планета, но в тоже время, один из таинственных космический объектов. На это можно возразить, какие тут тайны, по итогам американских Лунных экспедиций был сделан вывод, — спутник не представляет собой интереса, что и показали несколько полетов проведенных NASA на Луну. Поэтому то и были свернуты программы по изучению спутника, в том числе и считавшиеся перспективными, разработки Лунных баз.

Однако существуют и другие взгляды на ситуацию связанную с изучением Луны. Впервые информацию о завершении программ по изучению Луны, начинают подавать едва ли не после первого полета Армстронга на Луну. И все бы ни чего необычного в этом не усмотреть, если бы не та поспешность, с какой устраиваются последующие полеты на Луну, а следуют они буквально один за другим.

И такую поспешность в полетах, а также быстрое сворачивание программ по изучению Луны, исследователи аномального добавляют в копилку того, что Луна является “Космической Станцией” внеземных цивилизаций. Якобы первый полет на Луну принес не только пробы грунты, а также подтверждение, что спутник Земли внутри полый, это зарегистрировал сейсмограф.

Луна, — космическая станция инопланетян.

Первая экспедиция на Луну, обнаружила на поверхности спутника некую базу, построенную чужой инопланетной цивилизацией. База, как и все на Луне, была засыпана реголитом ( лунная пыль ), и после обследования было решено что станция заброшена. Целью последующих экспедиций на Луну, было изучение базы, и сбор механизмов с базы. Однако оказалось, что база обслуживается, и полеты к Луне были свернуты.

Другое аномальное явление, впрочем уже привычное для наблюдателей, произошло два месяца назад, это заметили американские астрономы. По словам наблюдателей, сначала образовалась трещина в лунной поверхности, затем она стала расходиться,- это напоминало раздвижение огромных створок. Спустя некоторое время, створки сдвинулись, и следов трещины их работы не осталось, все покрыла лунная пыль. И это еще один факт говорящий о Луне как о “космической станции”.

Луна,суперлуние

Не стоит забывать и другое необычное явление, связанное с Луной, как известно наш спутник подчиняется законам астрофизики, и с каждым годом меняет орбиту на 4 см. Однако раз в 20 лет, Луна совершает коррекцию орбиты, и занимает предписанную ей орбиту. Но подобная корректировка орбиты, свойственна космическим кораблям.

В это время Луна приближается к Земле примерно на 356 тысяч километров, подобное явление получило название – “суперлуние” (перигей Луны) . И на сегодня, ни кто не может твердо объяснить механику происходящих корректировок орбиты.

Луна, — Ангел хранитель Земли.

Но что еще интересно, сейчас практически все исследователи космоса, говорят о том, что Земле неоднократно угрожает множество космических объектов. К примеру, скоро мимо планеты, пролетит астероид Апофис, буквально притираясь к Земле. В 2011 году, впритирку с планетой прошли три космических объекта.

И подобных случаев множество, однако, астрономы все реже говорят о явной угрозе в таких случаях. Все чаще звучит необычное выражение — “Ангел Хранитель”, якобы у земли есть свой “ангел хранитель”, который “чудесным” образом отклоняет все, казалось бы неизбежно летящие на Землю космические объекты.

И если Луну, рассматривать как “космическую станцию” внеземных цивилизаций, “засланную” к планете для наблюдения за развитием жизни на земле, то это очень многое объясняет. Бесспорно, что подобный космический корабль, столь колоссальных размеров, могла построить высокоразвитая в области технологий цивилизация, либо это конгломерат внеземных цивилизаций.

И цель появления станции видится в одном, наблюдение за ходом жизни на Земле, возможно что и корректировка в развитии человека. Ну и естественно, эксперименту нужна защита от внешних воздействий. Что видимо и обеспечивает Луна, являясь тем самым “ангелом хранителем” Земли.

Луна, спутник Земли,станция инопланетян

Нил Армстронг-

Вернемся ли мы на Луну? Я не могу ответить на это наверняка. Это зависит от огромного числа совершенно непредсказуемых обстоятельств и сил, и контролировать этот процесс практически невозможно. Проще научить кошек пастись стадами.

zetfail.ru

Россия и США создадут на орбите Луны новую станцию Deep Space Gateway

12:3427.09.2017

(обновлено: 19:44 27.09.2017)

18327104133

АДЕЛАИДА (Австралия), 27 сен — РИА Новости. Космические агентства России и США договорились о создании новой космической станции Deep Space Gateway на орбите Луны, заявил глава "Роскосмоса" Игорь Комаров на Международном конгрессе астронавтики — 2017, который проходит в Австралии.

Ученые нашли на Луне и Марсе идеальные места для поселения людейУчастие в проекте могут принять Китай, Индия, а также другие страны БРИКС.

"Мы договорились о том, что будем совместно участвовать в проекте создания новой международной окололунной станции Deep Space Gateway. На первом этапе будем строить орбитальную часть с дальнейшей перспективой применения отработанных технологий на поверхности Луны и впоследствии — Марса. Вывод первых модулей возможен в 2024-2026 годах", — сказал Комаров.

Вклад России

По словам главы "Роскосмоса", стороны уже обсуждали возможный вклад в создание новой станции. Так, Россия может создать от одного до трех модулей и стандартов унифицированного стыковочного механизма для всех кораблей, которые будут прибывать к Deep Space Gateway, а также предлагает использовать для вывода конструкций на окололунную орбиту создаваемую сейчас ракету-носитель сверхтяжелого класса.

Россия продолжит участие в совместном с европейцами исследовании МарсаДиректор "Роскосмоса" по пилотируемым программам Сергей Крикалев добавил, что Россия также может разработать и жилой модуль.

Конкретный технологический и финансовый вклад всех участников создания Deep Space Gateway будет обсуждаться на следующем этапе переговоров, отметил Комаров. По его словам, сейчас подписано совместное заявление о намерениях работать по проекту окололунной станции, но сам договор требует серьезной проработки уже на государственном уровне. В связи с этим будет пересматриваться Федеральная космическая программа на 2016-2025 годы.

"Мы надеемся представить интересную и важную программу, докажем ее нужность и обеспечим финансирование. У нас есть понимание и надежда частично найти внешние источники финансирования этой программы. Но при этом основная задача — это государственное финансирование", — заявил гендиректор "Роскосмоса".

Необходимость унификации

Комаров отметил, что как минимум пять мировых космических агентств работают над созданием собственных кораблей и систем, поэтому, чтобы в будущем избежать проблем в вопросах технического взаимодействия, часть стандартов должна быть унифицирована.

В "Роскосмосе" рассказали о лунных и марсианских пилотируемых миссияхНекоторые ключевые стандарты, в частности стыковочный узел, будут сформированы на базе российских разработок, добавил он.

"С учетом того количества стыковок, которые мы проводили, и того опыта, который у нас имеется, равных России в этом направлении нет. Поэтому этот стандарт будет максимально близок к российскому. Также на основе российских наработок будет разработан стандарт систем жизнеобеспечения", — сказал глава "Роскосмоса".

Крикалев со своей стороны пояснил, что стандарты стыковки будут содержать единые требования к размерам деталей стыковочного узла.

"Наиболее проработанный вариант — это шлюзовой модуль, также могут быть унифицированы габариты элементов жилого модуля. Что касается носителей, то новые элементы могут выводиться как на американских носителях SLS, так и на российском "Протоне" или "Ангаре", — сказал он.

Создание Deep Space Gateway откроет новые возможности по использованию мощностей российской промышленности, и серьезную роль здесь могут сыграть наработки РКК "Энергия", заключил Комаров.

ria.ru

Космические рубежи: зачем России окололунная станция. Фото | Технологии

Через месяц вышло первое описание программы Deep Space Gateway. Проект опирается на текущие достижения в разработке сверхтяжелой ракеты Space Launch System, межпланетного космического корабля Orion и Международной космической станции.

Успешным опытом МКС является и международная кооперация, когда в строительстве и обслуживании станции участвует несколько национальных космических агентств. Общим условием является проведение исследований гражданской направленности, однако каждая страна самостоятельно определяет приоритеты. В проекте МКС участвуют США, Россия, Европа (22 страны объединенные Европейским космическим агентством), Канада и Япония. Практически все они приглашены к участию в проекте Deep Space Gateway. Судя по всему Россия предложила еще пригласить к сотрудничеству страны БРИКС, но тут вопрос еще открыт: если Индия или Бразилия вряд ли вызовут у кого-то возражения, то участие Китая может быть блокировано со стороны США.

Идея Deep Space Gateway выглядит более масштабно и амбициозно по сравнению с планами захвата и посещения астронавтами маленького астероида. Однако практически сразу она подверглась критике со стороны многих ученых и популяризаторов. Так, основатель «Марсианского сообщества» Роберт Зубрин на страницах Washington Post написал эссе «Худший план NASA» — главная претензия к космическому агентству в том, что оно планирует направить значительные ресурсы на приближение к Луне без возможности посадки: «Мы не сделаем на такой станции ничего, что не могли бы сделать на сегодняшней МКС, только подвергнем человека воздействию космической радиации — за такие медицинские опыты нацистских врачей вешали в Нюрнберге».

Тем не менее, Россия активно включилась в разработку, и совместные совещания Роскосмоса и NASA начались практически сразу после объявления проекта.

Зачем окололунная станция NASA и Роскосмосу?

Можно понять негодование энтузиастов освоения космоса — как можно пролететь 400 000 км и остановиться на окололунной орбите, хотя садиться научились полвека назад? Но это действительно так: сейчас ни NASA, ни Роскосмос не разрабатывают пилотируемых систем посадки на Луну, за исключением некоторых концептов на ранних этапах.

В то же время у США и NASA есть ряд причин в пользу проекта. Эти причины и технологические, и экономические, и политические, и даже психологические.

Программа долговременных орбитальных станций началась в 70-е годы и Международная космическая станция стала венцом всей работы двух сверхдержав и их партнеров. К настоящему времени освоены технологии длительного пребывания человека в космосе, то есть основная цель всех станций достигнута. Сегодня человек может провести в невесомости более года без существенного вреда для здоровья. Таким образом на Марс уже можно слетать и вернуться. Никуда дальше людям в ближайшие десятилетия лететь не придется, поэтому поддержание гигантской орбитальной станции на околоземной орбите выглядит избыточным. Конечно, там проводят массу исследований не только биологического характера, но многие уже готовы лететь дальше.

Всего год назад NASA еще готовилось к полету на Марс, два года назад новый глава ESA выдвинул идею Moon Village — строительство долговременной базы, а три года назад зампред Правительства Дмитрий Рогозин со страниц «Российской газеты» объявил задачу «прийти на Луну навсегда». Да и Китай недвусмысленно демонстрирует подготовку к пилотируемому достижению Луны. На МКС же все просто засиделись, наука идет, но рутинные полеты не вдохновляют, хотя пропагандистское значение пилотируемой космонавтики почти всегда преобладало над научным. Нужно было придумать что-то интереснее, но в то же время не более затратное. В этом плане лунный DSG лучше всего подходит — это самое малое, что может себе позволить пилотируемая космонавтика, чтобы выпрыгнуть с низкой околоземной орбиты.

Многим кажется, то лунная поверхность — это единственный логичный шаг от околоземных станций, а окололунная кажется какой-то полумерой. Но тут не учитывается важный предел, который отделяет современную космонавтику от лунной поверхности. Посадка на Луну — это сложная и ответственная операция, сравнимая по риску со стартом с Земли. В 60-е риск в космических полетах являлся неотъемлемой частью профессии, и космонавты с астронавтами осознанно шли в миссии, которые обещали только 30% успеха. Общество с пониманием относилось к неизбежным жертвам, то сейчас время другое. Даже на войне всё больше функций передается беспилотникам, а уж в мирном космическом деле необоснованный риск кажется безумством. Не удивительно, что NASA переубедило Трампа, объяснило, что не стоит отправлять людей в первом полете Orion, хотя запустить шаттл с парой пилотов в 1981 году в испытательный полет считалось нормальным.

Экономическая причина окололунной станции тоже важна. Строительство на Луне потребует значительных расходов не только на посадочную систему, но и новую конструкцию жилых модулей. Сегодня научились строить станции для невесомости, а гравитация 1/6 от земной — это непроверенные условия, которые потребуют большой подготовительной работы, испытаний, промышленного перевооружения. Время никто в NASA терять не хочет, и повышения бюджета с нынешнего уровня тоже никто не обещал.

Та конструкция станции, которая сейчас предлагается в концепте NASA, практически ничем не отличается от МКС, и многое заимствует: жилые модули, солнечные батареи, радиаторы. Однако, эта станция не будет простым повторением пройденного. Разница в расстоянии и в эпизодическом посещении экипажами.

Расстояние до Луны свет проходит примерно за 1 секунду, т.е. задержка связи между станцией и Землей не покажется существенной. Но разговоры — это лишь один канал обмена информацией. Сейчас МКС очень плотно связана с Землей, поскольку контроль и управление практически всех бортовых систем ведется с поверхности. Круглосуточно за поддержанием стабильной работы станции следят около 400 специалистов в Королёве и Хьюстоне, между станцией и Землей идет интенсивный обмен информацией. Для окололунной станции потребуется обеспечивать большую степень автоматизации. Автономность бортовых систем — это непременное условие для перелетов в дальнем космосе, поэтому развитие требуемое для работы DSG необходимо и для дальнейшего освоения пространства.

Похожая ситуация и с обеспечением станции водой, продуктами и атмосферой. Снабжение МКС обеспечивается регулярным и плотным потоком кораблей снабжения: примерно раз в два месяца корабли привозят по 2 т необходимых ресурсов. При этом использование той же воды идет по разомкнутому циклу. Только в качестве эксперимента экипаж может употреблять свои же переработанные продукты жизнедеятельности. Даже на «Мире» было больше «ресайклинга» (переработки продуктов жизнедеятельности). Для полетов у Луны такая расточительность избыточна, как и в случае с полетом на Марс. Т.е. точно так же эта станция поможет подготовить технику к следующему шагу.

Окрестности Луны — это уже межпланетное пространство, поэтому радиационная обстановка там такая же, что ожидает экипажи по пути к Красной планете. МКС летает под прикрытием магнитного поля и верхних слоев атмосферы, но из-за того же магнитного поля облучение добавляется из первого радиационного пояса. Важным преимуществом низкой околоземной орбиты является сама Земля, которая закрывает больше 40% пространства и экранирует галактическую и солнечную радиацию. Так, что в межпланетном пространстве фон будет примерно в два раза выше чем на МКС, и от него придется защищаться более сложными средствами. Впрочем, такое средство уже известно — вода. Она является эффективным замедлителем космических частиц, и водяную прослойку придется добавлять в стены обитаемых отсеков.

Конечно, автономные системы и защиту можно делать и для МКС, но в них не будет прямой потребности, поэтому это будут лишь выборочные эксперименты, а Луна потребует готового промышленного решения.

Посещаемый характер станции приведет к изменению принципов научных исследований. Сегодня многие эксперименты МКС требуют постоянного внимания или регулярного обслуживания со стороны космонавтов. По сути, космонавты на орбите выступают в роли лаборантов, которые проводят эксперименты различных научных коллективов. Вахтовый режим DSG вынудит экспериментаторов готовить автономные системы, требующие от людей только доставки, установки, подключения, а потом возвращение результатов. Кажется — стало только сложнее. Но от самих экспериментаторов неоднократно звучало недовольство качеством исследований на МКС. Вопреки распространенному представлению, на МКС совсем не «чистая» невесомость: мешает повышенная вибрация от систем жизнеобеспечения, высокий звуковой шум, периодические ускорения, которые делает станция для поддержания орбиты. У Луны и без людей результаты проводимых опытов должны стать чище. Если же спрос на эксперименты в невесомости будет повышаться, NASA сможет поддержать своих частников, давно планирующих запускать собственные околземные пилотируемые станции.

Сможет станция оправдать и свое название: «Ворота в глубокий космос». Размещение DSG планируется на около-вертикальной гало орбите на орбите у Луны. Это значит, что станция не будет летать по кругу близко к поверхности, как «Аполлоны». Гало орбита охватывает значительные пространства вокруг Луны, где станция сможет балансировать между т.н. точек Лагранжа. Сейчас выбрана орбита где станция сможет пролетать на высоте 2000 км над северным полюсом Луны и взмывать на 75000 км над южным, одновременно оставаясь на связи с Землей. Эта позиция выигрышна и для достижения Луны, и для полетов на Марс.

Наличие жилой станции позволит значительно упростить процедуру посадки на Луну. Имея базу на орбите, можно увеличить объем и массу посадочного корабля, и доставлять к станции его автоматически. Большой модуль облегчит работу на поверхности, позволит задержаться дольше, привезти больше оборудования, провести больше экспериментов, изучить больше площади, начать капитальное строительство.

От Луны проще стартовать и к Марсу. Если собирать марсианский корабль на окололунной гало-орбите, постепенно подвозя баки с топливом и элементы конструкции, то можно сэкономить до трети массы топлива на полет, по сравнению со стартом с околоземной орбиты. Можно добиться еще большей экономии, если прихватить часть станции в виде отсека марсианского корабля.

Не стоит забывать и политический мотив. Сегодня главный внешнеполитический противник США — Китай. И он уже приближается к созданию своей собственной околоземной станции. Поэтому США важно подчеркнуть сохраняющееся технологическое превосходство, лунная станция для этого отлично подходит, и здесь Россия, Европа и Япония просто помогают в этом.

Какой же интерес тут у России?

Несмотря на политические разногласия России с США, в российской космической отрасли возобладал здравый смысл, подкрепленный экономическими мотивами. Для Роскосмоса сотрудничество с NASA в 90-е годы по программе «Мир», и в 2000-е по программе МКС практически обеспечило сохранность и высокий уровень пилотируемой космонавтики. Проект МКС на сегодня продлен до 2024 года, и после него никто не мог бы назвать достойную и одновременно посильную для бюджета цель. Несмотря на декларируемые лунные амбиции, как только зашла речь о деньгах при принятии Федеральной космической программы на 2015-2025, под нож первым делом пошла сверхтяжелая ракета, без которой достижение Луны крайне затруднено. Была надежда на четырехпусковую схему с «Ангарой А5В», но и о ней пришлось забыть, когда стало ясно что для этой ракеты нет другого спроса, а на Восточном будет только один стартовый стол. Смогли сохранить только разработки межпланетного космического корабля «Федерация», но без «Ангары-А5В» он обречен на околоземные полеты, где сейчас доминирует готовый к работе «Союз-МС».

Даже если предположить, что в бюджете нашлись деньги на сверхтяжелую ракету, стоит ли надрывать отрасль десять лет ради того, чтобы повторить прогулку Армстронга 60-летней давности? А что потом? Свернуть все работы и забыть, как сделали США в 70-е?

В результате, до вчерашнего дня, Роскосмос находился в патовой ситуации — лететь на Луну денег и особого смысла нет, а около Земли есть смысл летать только на МКС, которая скоро закончится. Но с вхождением в лунное партнерство всё меняется.

Во-первых, снова появляются возможности получения заказов на разработку и эксплуатацию техники для NASA. Во-вторых, в сверхтяжелой ракете и межпланетных полетах появляется долговременный смысл, ведь мы не просто летим за самоутверждением, а летим на работу для развития техники и продвижения человечества в дальний космос, причем в значительной степени не за свой счет. В-третьих, отрасль получает столь долгожданный новый стимул развития: наконец появляется смысл в корабле «Федерация», новых модулях станции, системах жизнеобеспечения, скафандрах, приборах, лунных спутниках, луноходах... Молодые коллективы наконец могут реализовать себя не в повторении советских схем, а привнести что-то свое на современном уровне.

Участие Роскосмоса помогает и NASA. Программы, которые NASA пыталось развивать в одиночку: Constellation, Asteroid Redirect Mission, оказались очень уязвимы к переменам внутриполитического курса. Международное же партнерство налагает взаимные обязательства и отказ о какого-то проекта приобретает не только экономический, но и политический окрас, и тут никто не захочет терять лишние очки. Это касается и российских международных программ.

Так что, несмотря на преобладающее участие США в проекте DSG, зависимость партнеров тут взаимная, что, собственно, и называется сотрудничеством в освоении космоса. Можно это только приветствовать.

www.forbes.ru

подготовка к полёту на Марс / Хабр

Лунная станция Deep Space Gateway (слева). Рендер: НАСА

Представители НАСА огласили подробности космической программы Deep Space Gateway, которая станет подготовительным этапом к марсианской миссии. В рамках этой программы будет освоено окололунное пространство, где астронавты должны построить и протестировать системы перед путешествием в глубокий космос, в том числе к Марсу. Здесь же проверят роботизированные миссии со спуском на лунную поверхность. Астронавты из окололунного пространства смогут в случае появления проблемы вернуться домой в течение несколько дней. С марсианской орбиты им добираться гораздо дольше, поэтому НАСА предпочитает сначала провести испытания на более близком расстоянии — около Луны. Исследование окололунного пространства начнётся с первым запуском ракеты-носителя Space Launch System (SLS) с космическим кораблём Orion. Трёхнедельная исследовательская миссия называется Exploration Mission-1 (EM-1). Она будет беспилотной. Тем не менее, эта миссия должна стать замечательным событием для космонавтики, ведь предназначенный для людей космический корабль впервые в истории отлетит так далеко от Земли.

Космический корабль Orion. Рендер: НАСА

Запуск SLS с кораблём Orion состоится со стартового комплекса 39B на космодроме Космического центра им. Кеннеди, предположительно, в конце 2018 года. На орбите Orion расправит солнечные батареи и направится в сторону Луны. Импульс кораблю придаст промежуточная криогенная двигательная установка Interim Cryogenic Propulsion Stage (ICPS), которая располагается на ракете-носителе SLS непосредственно под кораблём Orion, как верхняя ступень ракеты.

Промежуточная криогенная двигательная установка. Рендер: НАСА

Дорога до Луны займёт несколько суток. По её окончании Orion отстыкуется от ICPS, а последний, в свою очередь, выпустит в космос несколько мини-спутников CubeSat. Вместе с космическим кораблём ракета SLS способна поднять на орбиту 11 мини-спутников размером по 6 юнитов каждый.

Предполагается, что одним из спутников в окололунном пространстве станет BioSentinel, который впервые за последние 40 лет вынесет в глубокий космос земную форму жизни. Цель научной программы BioSentinel — изучить влияние космической радиации на живые клетки в течение 18 месяцев работы спутника.

НАСА планирует войти в ритм и в 2020-е годы делать по одному запуску в год. Первый пилотируемый полёт намечен на август 2021 года.

План этого полёта построен на профиле translunar injection (TLI) — своеобразном разгонном манёвре с траекторией, которая выводит корабль на лунную орбиту. Траектория изображена на схеме внизу, где красной точкой обозначено место выполнения маневра TLI. Перед стартом к Луне корабль дважды обернётся вокруг Земли, постепенно увеличивая скорость и готовясь к TLI.

В обратную дорогу к Земле корабль Orion отправится с помощью гравитационного манёвра, обернувшись вокруг Луны. Во время этого пролёта экипаж залетит за тысячи километров за Луну. Для первой пилотируемой миссии НАСА установило гибкие сроки. Миссия может продолжаться от 8 до 21 дня.

Для лунных миссий НАСА определило цели и задачи. Вместе с экспериментами на МКС эти научные проекты позволят осуществить подготовку к будущим миссиям в глубоком космосе.

Полётное оборудование для первой и второй миссий SLS и Orion сейчас находится в производстве, системы жизнеобеспечения и связанные технологии проверяют на МКС. Продолжаются опытно-конструкторские работы для создания жилья и силовой установки корабля, на котором люди отправятся на Марс, здесь НАСА тесно сотрудничает с частными компаниями и зарубежными партнёрами, которые предлагают свои варианты решения существующих проблем.

Во время первых лунных миссий НАСА собирается не только проверить системы и доказать безопасность полётов, но и построить на лунной орбите космопорт Deep Space Gateway, который станет шлюзом для изучения лунной поверхности и промежуточным этапом перед отправкой астронавтов на Марс.

Здесь будет источник энергии, жилой модуль, модуль стыковки, шлюзовая камера, модуль логистики. Силовая установка будет использовать преимущественно электрическую тягу, чтобы удерживать позицию лунной станции или перемещаться на разные орбиты для разных миссий в окрестностях Луны, пишет НАСА.

Три основных модуля лунной станции — силовая установка, жилой модуль и модуль логистики — будут подняты на орбиту ракетой SLS и доставлены кораблём Orion.

Обслуживать и использовать Deep Space Gateway НАСА собирается со своими партнёрами — как коммерческими компаниями, так и иностранными партнёрами.

На следующем этапе НАСА планирует разработку космического корабля Deep Space Transport (DST), специально предназначенного для полётов в дальнем космосе, в том числе к Марсу. Это будет многоразовый корабль на электрической и химической тяге. Корабль будет забирать людей с лунного космопорта, отвозить их на Марс или в другую точку назначения — а затем возвращать обратно к Луне. Здесь корабль может быть отремонтирован, заправлен — и отправлен в следующий полёт.

Тестирование корабля пройдёт в следующем десятилетии, а в конце 2020-х годов НАСА планирует провести годичные испытания Deep Space Transport с экипажем. Астронавты проведут 300-400 дней в окололунном пространстве. Эта миссия станет генеральной репетицией перед отправкой астронавтов на Марс. До настоящего времени рекорд по пребыванию в глубоком космосе составляет 12,5 суток для 17 членов экипажа Apollo.

habr.com

Лунная орбитальная станция. Космические станции. informatik-m.ru

Не секрет, что освоение Луны и создание на ней обитаемой базы является одним из приоритетных направлений Российской космонавтики. Однако для реализации столь масштабного проекта недостаточно организовать одноразовый полет, но необходимо построить инфраструктуру, которая позволяла бы осуществлять на Луну и с неё на Землю регулярные полеты. Для этого, помимо создания нового космического корабля и ракеты-носителя сверхтяжелого класса, необходимо создать базы в космосе, которыми являются орбитальные станции. Одна из них может появиться на земной орбите уже в 2017-2020 году и будет развиваться в последующие годы, путем наращивания модулей, в том числе и для старта на Луну.

Предполагается, что к 2024 году станция будет оборудована энергетическим и трансформируемыми модулями, предназначенными для работы с лунными миссиями. Однако это лишь часть лунной инфраструктуры. Следующим важным шагом является лунная орбитальная станция, создание которой включено в космическую программу России. Начиная с 2020 года, Роскосмосом будут рассматриваться технические предложения по станции, а в 2025 году должна быть утверждена эскизная документация на её модули. При этом компьютеры и научное оборудование для лунной орбитальной станции начнут разрабатываться уже с 2022 года, чтобы с 2024 года перейти к наземной отработке. В состав лунной станции должно войти несколько модулей: энергетический, лаборатория, а также узловой – для стыковки космических кораблей.

Говоря о необходимости подобной станции на орбите Луны, нужно отметить, что улететь с Луны на Землю можно лишь один раз в 14 суток, когда совпадают их плоскости орбит. Однако обстоятельства могут потребовать срочного отлета, и в таком случае станция будет просто жизненно необходима. Кроме того она сможет решать целый комплекс задач различного характера, начиная от связи, и заканчивая вопросами снабжения. По мнению ряда специалистов наиболее рациональным будет вариант размещения лунной орбитальной станции в точке Лагранжа, расположенной в 60000 км от Луны. В этой точке силы притяжения Земли и Луны взаимно уравновешиваются, и из данного места можно будет осуществлять старт к Луне или к Марсу с  минимальными энергетическими затратами.

Схема полета на Луну, вероятно, будет выглядеть следующим образом. Ракета-носитель выводит космический корабль на орбиту, после чего его примет космическая станция России, находящаяся на земной орбите. Там он будет подготовлен к дальнейшему полету, а при необходимости (если масса корабля должна быть увеличена) здесь же будет выполнена сборка корабля из нескольких модулей выведенных в несколько запусков. Стартовав, корабль преодолеет расстояние до российской лунной орбитальной станции и пристыкуется к ней, после чего может остаться на орбите, а на Луну полетит спускаемый аппарат.

Комментариев пока нет!

informatik-m.ru