Локотская республика: рай для патриотов или приспособленцев? Локотская республика


рай для патриотов или приспособленцев? » Военное обозрение

Исторический феномен семидесятилетней давности, проявившийся на территории нашей страны, - Локотская республика. Феномен, который долгое время был скрыт грифами «секретно» и «совершенно секретно», и который сейчас продолжает предлагать во время знакомства с ним больше вопросов, нежели ответов. Узнаем ли мы когда-либо по факту существования этого территориального образованию всю правду и сможем ли однозначно оценить те события? – вполне возможно, что нет, даже если учитывать сентенцию о том, что всё тайное становится явным. Но вместе с этим закрывать глаза на столь противоречивое явление как национальное самоуправление на оккупированных немецкой армией территориях тоже нельзя.

Итак, Локотская республика или, иначе, Локотское самоуправление. Что же это, и почему сама эта тема и, тем паче, её обсуждение в нашей стране долгое время были под запретом?

Сама Локотская республика начинает свою историю, судя по дошедшим до наших дней документальным свидетельствам, за несколько недель до того, как на территорию этих мест (тогда - территория Орловской области, а ныне – территории Брянской, Орловской и Курской областей) вступили немецкие оккупационные войска. Административным центром самоуправления волею судьбы стал небольшой городок Локоть, до прихода немецких войск имевший статус посёлка. Почему именно Локоть? На этот вопрос многие историки дают следующие пояснения. Локоть и окрестности ещё с момента установления в России (СССР) советской власти считались, скажем так, не самыми лояльными этой же советской власти территориями. В этих местах был достаточно большой процент лиц, которые именовали себя обиженными советской властью, что якобы и дало повод для начала антисоветского политического и военного строительства в Локте (местные жители привыкли склонять название) и на окрестных землях.

Именно этих «обиженных» и взял под своё крыло такой человек как Константин Воскобойник, обосновавшийся в местечке Локоть за 3 года до начала Великой Отечественной войны. Сам Воскобойник, если исходить из его официально опубликованной биографии, за 22 предвоенных года успел «отличиться» на самых разных поприщах. В годы Гражданской войны в России он был рядовым бойцом Красной Армии, был ранен, демобилизован, после чего оказался на секретарской должности одного из районных военных комиссариатов. Находясь на этой должности, 24-летний Константин Воскобойник (уроженец Киевской губернии) вдруг решил принять самое непосредственное участие в восстании против советской власти, вступив в ряды продолжавшей действовать партии эсеров. Дальнейшая судьба Воскобойника более чем туманна.

С одной стороны вполне можно взять на вооружение идею о том, что именно «обиженные советской властью» граждане и стали теми «кирпичиками», которые впоследствии сформировали целую республику на оккупированной немцами территории да ещё и с немыслимыми для оккупированных земель полномочиями местных властей. Но с другой стороны можно говорить, что, мягко говоря, обижались на советскую власть далеко не только в Локте. Далеко не только Локоть прошёл через все тяжёлые этапы становления Советского государства с военным коммунизмом, продналогом, раскулачиванием и прочими «прелестями», ожидавшими крестьянство. Так почему же на подавляющем большинстве других территорий СССР (в частности, России), оккупированных немецкими войсками, не готовились с таким энтузиазмом к встрече захватнической армии, а в Локте готовились? Так рьяно готовились под предводительством всё того же мечущегося от одних идей к другим товарища Воскобойника, что ещё до прихода немцев в Локте был сформирован институт самоуправления и отряд самообороны, причём деятельность отряда была направлена на точечные удары по оказавшимся в тяжелейшей ситуации формированиям Красной Армии. «Доблесть» отряда была примерно следующей: добивать раненых красноармейцев, собирать данные о возникающих очагах сопротивления и готовить их для передачи немецким войскам.

Сам посыл Воскобойника, очевидно, был следующим: придут немцы и увидят, как мы боролись с «советами», а это даст нам возможность заручиться поддержкой оккупационных сил. И этот посыл, как показывает история, сработал. Немецкое командование, узрев, что на оккупированной территории имеются лояльные Рейху формирования, решило эти формирования использовать в своих целях – продолжить формирование искусственной Локотской республики с одновременным наделением Воскобойника полномочиями её бургомистра. Сложилась такая небезынтересная ситуация, при которой Воскобойник и его искусство управления массами было очень нужно немцам, которые испытывали в тамошних местах большие проблемы в связи с партизанскими атаками, а сами немцы были нужны Воскобойнику, чтобы идти к своей цели. Какова была эта цель – главный исторический вопрос в отношении всей Локотской республики.

На этот счёт некоторые историки, используя некие параллели с антисоветскими активистами Западной Украины, говорят о том, что, дескать, Воскобойника и его соратников нельзя считать пособниками нацистов, так как они (Воскобойник сотоварищи) лишь использовали немецкую оккупацию для развития нового русского государства под прикрытием этой самой оккупации. Мол, не мог же Воскобойник начать воевать ещё и с немецкими частями – тогда бы всей его идеи о создании независимого русского государства пришёл конец. Но в этой связи вопрос: когда же у Воскобойника вдруг родилась идея такое государство выстраивать? Уж не в тот ли момент, когда он посетил с повинной здание ОГПУ в Москве?.. И почему, если Воскобойник такую идею вынашивал, то его политические взгляды менялись с поразительной регулярностью: от приверженности идеям большевизма до эсерских настроений, от эсерских настроений до «покаяния» перед чекистами, от «покаяния» ОГПУ до решения сотрудничать с оккупационными силами Рейха…

Исходя из такой переменчивости в настроениях и политических взглядах гражданина Воскобойника, вырисовывается примерно следующее кредо этого человека: сотрудничай с тем, кто сильнее в данный момент. Проявляла силу советская власть – Воскобойник свою «обиду» к ней держал так глубоко, что никто и не знал, что этот гражданин «обижен», а сам Воскобойник неплохо на эту власть работал; советская власть стала выдавливаться немецкими войсками – он быстро смекнул, что нужно переходить на сторону новой силы. Говоря простым языком, такая политика называется политикой приспособленчества, которая в так называемой Локотской республике была доведена до совершенства.

Очевидно, что и немцы прекрасно понимали, с кем имеют дело, но явно отметали от себя эти чёрные для них мысли, надеясь на то, что локотские формирование Воскобойника – это их надёжная опора в регионе. Воскобойник и его соратники умело подыгрывали… Надо признать, подыгрывали с охотой...

В течение достаточно короткого времени в Локте и окрестностях из сил самообороны была сформирована так называемая Русская освободительная народная армия (РОНА, не путать с власовской РОА). Именно РОНА, численность которой в 1943 году доходила до 20 тысяч человек, и представляла главный интерес для немецкой стороны, так как нацистские оккупационные силы получили возможность бороться с советским партизанским сопротивлением на Брянщине и Орловщине силами местных жителей. Именно силами РОНА проводились карательные операции против партизанских групп и лояльного партизанам населения. Действия РОНА всецело поощрялись немецкой стороной, что нередко выливалось в беспрецедентные ситуации на территории Локотского самоуправления.

Бойцы РОНА

Одна из таких ситуаций подтверждена историческими документами. Они содержат примечательный факт, когда местным волостным судом к смертной казни были приговорены двое немецких солдат, принявших участие в мародёрских акциях в одном из селений «республики». Оккупационные силы возмутились приговором, но сверху получили указание не препятствовать отправлению правосудия местным населением. Это повысило авторитет местных властей и одновременно показало, насколько была велика немецкая заинтересованность в антипартизанских действиях РОНА, а также то, насколько, скажем так, гибкими оказались положения о расах «сверхчеловеков» и «недочеловеков», разработанные в недрах Третьего Рейха.

Сами немцы всеми силами пестовали Локотскую республику и старались не вмешиваться в самоуправление по той простой причине, что в их идеологической работе было важно иметь, скажем так, позитивный образец оккупации. Мол, пусть в СССР и остальном мире увидят, что немецкие силы поддерживают становление демократических институтов на «освобождённых от Красной Армии» территориях Союза. Этот пропагандистский ход определённое время приносил плоды: некоторые партизанские отряды, теряя связь с центром, почти в полном составе переходили на сторону РОНА, что отражено в исторических документах, которые были приданы огласке лишь в последнее время.

Сегодня эти факты стараются использовать так называемые гиперлиберальные силы, заявляя, что если бы по всей территории СССР немецкой армии не оказывалось сопротивления, то Россия бы превратилась в процветающую демократическую державу сразу же после блицкрига. А так, мол, сами виноваты в миллионах смертей...

Такие, с позволения сказать, идеи не выдерживают никакой критики. Ведь одно дело – иметь небольшое лояльное нацистскому режиму территориальное образование подобное Локотской волости, которое существовало в виде агитационной вывески действий Рейха на Восточном фронте (затем в немецком тылу), и совсем другое дело – учитывать тезисы идеологов фашизма и нацизма о том, что Россия как государство вместе с большей частью её народов должна была прекратить своё существование. Интересно, что думали по этому поводу Воскобойник и его сменщик на посту обер-бургомистра Бронислав Каминский? Вероятнее всего, эти мысли они просто от себя отгоняли, рассчитывая, что их-то «благодарные» немецкие власти сохранят как главных «пророков» становления новой русской государственности.

Чтобы сохранили, локотские руководители (сначала Воскобойник, а затем и Каминский) решили экстраполировать идеологию Третьего Рейха на управляемую ими территорию. Стоит обратить внимание – сами, без упорного насаждения этой идеологии оккупационными властями. Проявили, так сказать «разумную инициативу» (это к вопросу о независимости Локотской республики). Для экстраполяции понадобилось создание целой политической партии, главной идеологической подоплёкой существования которой помимо новых лозунгов типа «землю – крестьянам» были и следующие тезисы: «уничтожение пособников коммунистического строя», «уничтожение евреев», «уничтожение бывших сотрудников политотделов в Красной Армии». Примечательно, что согласно этим тезисам первым, кто подпадал под горячую руку новой власти, должен был стать сам Воскобойник. Ведь, как уже говорилось, он в своё работал в секретариате военного комиссариата Красной Армии, ходил на поклон к работникам ОГПУ, да и по поводу его этнической принадлежности существовали и продолжают существовать вопросы.

Однако сам Воскобойник жертвой партийной программы по понятным причинам не стал, зато этими жертвами стали около 250 евреев Локотской волости, расстрелянные местной полицией, и более двух тысяч русских (при Воскобойнике), так или иначе поддерживающих партизанское движение. Многие из них были заживо сожжены в своих же домах. Жестокость расправы отмечалась в донесениях немецкого командования в Берлин, что послужило поводом для ещё большего расширения полномочий властей Локотской республики. Это лишний раз показывает истинные мотивы Воскобойника, Каминского и их главных соратников.

Но сколько верёвочке не виться… Первым был уничтожен Воскобойник. Его убили партизаны в январе 1942 года. Все властные полномочия перешли к его, как сейчас модно говорить, преемнику Брониславу Каминскому. Локотская республика стала окончательно превращаться в полицейское государство, на территории которого могла проповедоваться только одна идея – идея пособничества Рейху и сведения счётов с противниками Рейха. В архивах сохранились отчёты самого Каминского, которые раскрывают масштабы карательных и «упреждающих» операций – операций по "настройке" местного населения на большую лояльность по отношению к оккупационным силам.

В отчётах есть сведения о том, что в ходе только одной из таких операций силами местной полиции у жителей нескольких деревень было отобрано до 100 голов скота, несколько возов с сеном, одеждой, продуктами питания. 40 человек были расстреляны с формулировкой: «за пособничество партизанским отрядам» без суда и следствия. При этом сами же местные жители говорят о том, что формулировка «за пособничество партизанам» использовалась Каминским всякий раз, когда его полиции и армии требовались продукты питания. Если люди пытались защищать своё имущество – их просто уничтожали физически… Всего за время существования Локотского самоуправления в Германию на работы было угнано более 30 тысяч человек местного населения, около 12000 человек казнено, полностью разграблено и сожжено 8 деревень. Это говорит о реальной работе локотской судебной системы того времени, точнее о том, что эта система была не более чем вывеской для удобной пропаганды оккупационными силами.

Когда к Локотской республике в 1943 году стали подходить отряды Красной Армии, произошло то, что обычно происходит с группами приспособленцев – многие быстро смекнули, что пора завязывать с играми в республику Каминского и переходить на сторону наступавших. Бойцы Локотской республики, которые ещё вчера уничтожали партизанских подпольщиков, стали сдаваться этим же партизанам вместе с оружейными обозами. Сам Каминский с оставшимися в его распоряжении частями РОНА и несколькими тысячами представителей лояльного населения был переведён из Локотской волости в тыл немецкой армии – в Белоруссию (местечко Лепель), где Локотская республика испытала реинкарнацию и превратилась в республику Лепельскую. Местные жители рассказывают, что так называемые «народники» Каминского вели себя ничуть не гуманнее, а порой и гораздо более жестоко, чем немецкие оккупанты.

Отряды Каминского немцы продолжили использовать для проведения карательных операций, а самого Каминского (к тому времени кавалера нескольких наград Рейха) произвели в звание ваффен-бригадефюррера СС, что соответствует отечественному варианту звания генерал-майор. РОНА участвовала в подавлении Словацкого восстания, Варшавского восстания, «зачистке» партизанских районов Белоруссии.

Дни Каминского были сочтены в августе 1944 года, когда немцы вдруг получили информацию о том, что Каминский в 1940 году был завербован НКВД города Шадринск во время работы в одной из технологических бригад. Само слово «завербован» здесь употреблять не совсем уместно, ведь работа в так называемых «шарашках» в те времена сама собой подразумевала определённые соглашения с чекистами, но… А Каминский именно в "шарашке" Шадринска в своё время и работал. Немцы, получив такую информацию о Каминском, быстро забыли о его персональных заслугах перед Третьим Рейхом, и инсценировали нападение на Бронислава Каминского польского партизанского отряда. На самом деле Каминского расстреляли в Вартеланде (Западная Польша) как агента советских спецслужб, но бойцам РОНА сообщили именно о нападении на их командира поляков, что привело ещё к большей озлобленности по отношении к польскому населению.

Со смертью Каминского закончилась история Локотской республики, которая «переезжала» с место на место, пытаясь получить убежище в Рейхе от наступавшей Красной Армии. Большинство бойцов РОНА растворились в Германии, и, что немаловажно, сумели уйти от возмездия. Есть данные, что несколько сотен «локотцев-народников» вернулось на территорию СССР, но под видом освобождённых узников концентрационных лагерей и угнанных на работы в Германию мирных жителей. Послевоенная суматоха не смогла позволить выявить всех тех, кто, называя себя строителями русского государства, принимал участия в казнях мирных жителей, пособничал оккупационным войскам и противостоял войскам Красной Армии.

Была ли Локотская республика республикой в полном смысле этого слова, и культивировались ли в ней демократические идеи, как это сегодня пытаются представить некоторые исследователи истории? Безусловно, нет. Это территориальное образование было ничем иным как примером отправления политики приспособленчества, которую избрали в качестве своей главной жизненной идеи несколько достаточно активных жителей района. Одно только то, что идеи Воскобойника и Каминского нашли поддержку лишь на относительно небольшом оккупированном пространстве, говорит о чуждости этих идей основной массе советских граждан, оказавшихся под властью немецких войск. При этом все «благие» идеи локотских руководителей о развитии сельского хозяйства и промышленности, выстраивании судебной, образовательной и других систем – есть банальная ширма реальных целей – спасение своих пятых точек. А вся эта внешняя благость перечёркивается расстрелянными, сожжёнными и покалеченными людьми, не пожелавшими иди на поводу у приспособленцев и коллаборационистов.

topwar.ru

Локотская республика.: mil_history

На всем своем протяжении российская история, как, впрочем, и мировая, не обходится без парадоксов, будто нарочно подстроенных контрастов и роковых совпадений. В начале XX века Локоть был не простым поселком, а личным имением великого князя Михаила Романова, и славился заведенными высочайшими особами достопримечательностями: роскошной липовой аллеей, дивным яблоневым садом, разбитым в виде двуглавого орла. А еще более — конезаводом, расцветавшим и при советской власти. Правда, к осени 1941 года от породистых рысаков и сортовых яблонь мало что осталось — потому пустующую конюшню полицаи и превратили в тюрьму.

Созданная в подвале конезавода темница в качестве карательного органа входила в состав так называемой «Локотской республики». Сегодня в литературе можно найти обнародованные историками факты об этой коллаборационистской структуре изменников, сформированной в поселке в ноябре 1941 года, — после того как Локоть вместе с соседними населенными пунктами (нынче Локоть входит в Брянскую область) был оккупирован вермахтом .

Пока Красная Армия сражалась в Подмосковье, в неглубоком тылу уже кипела работа изменников … Одним из самых верных немецких прислужников  по праву считается бывший инженер спиртзавода Бронислав Каминский. Это человек хотел стать правителем «новой» России. На небольшой территории, оккупированной немцами, он создал своё небольшое княжество. К концу войны он сформировал русскую дивизию СС.

Бронислав Каминский в окружении офицеров

 

Бронислав Каминский по праву считается пострадавшим от советской власти. Родился на территории современной Белоруссии в 1899 году, поляк по отцу, мать – немка . В 1917 году стал студентом в Петрограде, в следующем году добровольцем вступил в Красную Армию. После гражданской войны Каминский завершил обучение, получив диплом инженера-технолога, работал на химическом заводе «Республика», вступил в партию. И тут карьера подкосилась – за неосторожное высказывание относительно коллективизации в 1935 году он был исключён из партии, а в 1937 году арестован якобы за принадлежность к т.н. антисоветской «Трудовой крестьянской партии» . Срок отбывал в Щедринске (Курганская область), работая технологом на производстве спирта. В начале 1941 года с поражением в правах переехал в посёлок Локоть, где до прихода немцев работал инженером на Локотском спиртзаводе.

В Локте Бронислав познакомился с другим амбициозником, тоже пострадавшим от ненавистной власти – Константином Павловичем Воскобойником. Биография у товарища как у Остапа Бендера. Константин Павлович родился в 1895 году на Украине в семье железнодорожника. В 1915 году вступил на юридический факультет МГУ, а в 1916 году ушёл тоже добровольцем на фронт. В 1919 году служил в Красной Армии, участвовал в сражениях против «белых» и интервентов , в следующем году демобилизовался по ранению и женился. В 1921 году в Хвалынске служил секретарём в райвоенкомате, но весной вступил в антисоветскую банду эсеров Вакулина-Попова, где выбран первым номером к пулемёту, был ранен в руку и, после разгрома банды, скрывался от органов по поддельным документам на имя Лошакова в Астрахани, Сызрани, Н. Новгороде. Осев в 1924 году в Москве, учился в Институте народного хозяйства им. Плеханова, одновременно работая инструктором охотоведения в Наркомате земледелия. После окончания института работал в Палате мер и весов.

В 1931 году, полагая, что уже давно прошёл срок давности с момента его участия в крестьянском восстании, явился в ОГПУ и дал признательные показания. Осуждён не был, в административном порядке выслан на 3 года в Новосибирскую область.  После этого, работал на стройке народного хозяйства в Кривом Роге, потом несколько лет работал инженером в химической области. Наконец, в 1938 году наш герой оказался в посёлке Локоть Брасовского района Орловской области (ныне Брянская область). Тут он стал преподавателем физики в Лесотехническом техникуме. Интересно, что в органах НКВД об этом человеке имелось мнение, как о лояльно настроенном к власти интеллигенте с завышенной самооценкой.

 

Б. В. Каминский и солдаты РОНА

 

Итак, двое уже немолодых (а им наступал на пятки пятый десяток лет) амбициозных человека, Каминский и Воскобойник, в прошлом желавшие перевернуть мир, заработать славу, но горько разочаровавшиеся в общественном устройстве и выброшенные на задворки, оказались перед выбором. Во всяком случае, есть информация, что Воскобойник получил предписание советских властей вместе с семьёй эвакуироваться. Но они оба остались при немцах и решили попытать счастья при новой власти…

4 октября 1941 года немецкие войска вошли в посёлок Локоть. Наша сладкая парочка сразу же предложила свои услуги в качестве проведения немецкой политики. Предложение было принято, и Воскобойник стал старостойлокотского волостного управления, а Каминский его заместителем. Для установления порядка им разрешалось иметь отряд «Народной милиции» численностью 20 человек, вооружённых советскими винтовками.

Надо сказать, что до революции в Локте находилось имение великого князя Михаила Александровича Романова, поэтому многие крестьяне при нём имели свои небольшие крепкие хозяйства. Ужасы голода при царском режиме они не знали, а вот советскую коллективизацию встретили прохладно. Как раз перед войной вернулись на свои места раскулаченные крестьяне, поэтому антисоветские настроения были сильны. Пользуясь бегством в сентябре органов власти, крестьяне стали делить землю и ждать, что произойдёт дальше.

Немцев волновали советские окруженцы, скрывавшиеся в близлежащих лесах, а также партизанские группы, организованные местными партийными органами и органами госбезопасности и диверсионные группы.  Согласно архивам органов госбезопасности по Орловской области было оставлено 72 партизанских отряда общей численностью 3257 человек, 91 партизанская группа численностью 356 человек и 114 диверсионных групп общей численностью 483 бойца. Противопоставить этой силе немцы могли скромные ресурсы — охранные подразделения вермахта, военной полиции и полиции ведомства СС и фронтовой полк из состава 56-й пехотной дивизии (убыл на фронт в декабре 1941 года) . Поэтому было принято решение – переложить эти хлопоты на «местных».

 

Воскобойник

 

16 октября немцы официально утвердили управу Локотской волости под началом обер-бургомистра Воскобойника и его заместителя Каминского, состоящей из посёлка Локоть и близлежащих деревень. Отряд «Народной милиции» в посёлке Локоть было разрешено увеличить до 200 человек, т.е. в 10 раз. А в близлежащих деревнях Локотской волости было разрешено создавать группы «самообороны».  Характерно, что начальником полиции стал бывший уголовник, Роман Иванин.

Итак, наша сладкая парочка стала верховодить. Однако они решили играть по-крупному и сорвать как минимум «флеш-ройяль».

25 ноября 1941 года Воскобойник выпустил манифест о создании «Народно-социалистической Партии России «Викинг» («Витязь») (далее — НСПР). Партия имела два названия – очевидно, что «Витязь» для местных аборигенов, а название «Викинг» было заточено для немцев. Уже из этого видно, как коллаборационисты «стелились» перед немцами. Манифест обещал уничтожение колхозов, бесплатную передачу пахотной земли крестьянам и свободу частной инициативы, но только не сейчас же, а в будущем русском национальном государстве. [33] Подписан манифест был Воскобойником под идиотским псевдонимом «Инженер Земля». Создать партию Каминскому и Воскобойнику помог тайный член НТС некто Г. Хомутов. К декабрю было создано 5 ячеек новой партии, кроме того, заместители Воскобойника – Каминский и бывший заведующий Брасовскимрайонным отделом народного образования Степан Мосин отправились с пропагандистскими поездками в соседние районы. [33] Сам Мосин при советской власти был ссыльным.

Воскобойник, как человек амбициозный и честолюбивый, по легенде напутствовал своих глашатаев: «Не забудьте, что мы работаем не для одного Брасовского района, а в масштабе всей России. История нас не забудет».  Каминский и Мосин сделали пропагандистскую поездку по территории, но главная цель поездки - получение разрешение на создание партии у немцев.

 

Слева - зондерфюрер (Z) Sven Steenberg, из прибалтийских немцев, переводчик штаба 293-й пехотной дивизии, с января 1942 г. — начальник Sonderkommando Steenberg при штабе 2-й танковой армии, офицер абвера по связи штаба со службами абвера и СД на территории Локотской Республики и c Ic-офицерами Koruck. После войны будет писать книги о Власове и РОА. В центре - зондерфюрер Adam Grunbaum, в июне 1942 г. рекомендованный Штеенбергом на должность начальника филиала абвера (Aussenstelle) при штабе Каминского, командир абверкоманды 107, бывший юрист из Таллина. Третья личность неизвестна.

 

По свидетельству некого Р. Редлиха, работавшего позднее у Каминского как сотрудник министерства по делам оккупированных восточных территорий и тайно являвшегося сотрудником НТС:

«Нужна ли ему была (Каминскому – прим. Автора статьи) именно национал-социалистическая партия? Нет. Любая. Он был воспитан в системе, где без партии жить было нельзя… Однако идея создании партии немцам не понравилась, и её настрого запретили». [1]

Однако всё было намного прозаичнее. Редлих, как человек, не живший в СССР, всё слишком усложняет. Воскобойник и Каминский не хотели быть простыми коллаборационистами. Таких старост, бургомистров на оккупированной территории было пруд пруди, они же замахивались быть первыми среди них. Поэтому их главной задачей было побыстрей создать пусть даже липовую политическую силу и голословную программу устройства «будущей России», предъявить всё это немцам и доказать, что именно они достойны быть во главе оккупированной России. Ведь место-то было вакантное. Кстати, историки действительно отмечают, что это был первый правовой документ советских коллаборационистов – ведь тогда Власов ещё был успешным советским генералом. [1]

На поклон к немцам ходил Мосин, причём дважды. Однако его ждало фиаско – немцы просто не знали, что делать с таким просителем. На период войны действовала немецкая военная или гражданская оккупационная администрация, а кто будет управлять территорией после войны: немцы или русские местные, то забота фюрера. В итоге партию запретили, потом разрешили, но, что естественно, деятельность НСПР ограничилась пределами округа, контролируемого Воскобойником и Каминским, а немцы-тыловики вообще не стали сообщать в Берлин о существовании этой чудодейственной партии.

Обманув надежды Мосина, Воскобойника и Каминского, немцы решили их использовать по полной. Начальник тыла 2-й армии предлагал Воскобойнику начать активные действия против партизан. Мосин от лица Воскобойника заверил, что это будет сделано, и даже обещал помощь приданной армии абверкоманде.

По возвращении был организован показательный суд над медсестрой Поляковой, которая обвинялась в укрывательстве медикаментов для партизан, в итоге она была расстреляна. Было проведено несколько антипартизанских акций, например, в ходе одной был убит один партизан и арестовано 20 жителей деревни Алтухово, в другом случае около Локотя был рассеян отряд партизан.

В конце 1941 года Воскобойник подписал воззвание к партизанам с предложением сдаться.

«Предлагаю всем партизанам, оперирующим в Брасовском районе и ближайших окрестностях, а также всем лицам, связанным с ними, в недельный срок, т.е. не позднее 1 января 1942 года, сдать старостам ближайших селений всё имеющиеся у них оружие, а самим явиться для регистрации… Все неявившиеся будут считаться врагами народа и уничтожаться без всякой пощады».

 

 

Далее в воззвании шли разглагольствования пропагандистского характера: «… Пора давно прекратить безобразие и приступить к организации мирной трудовой жизни. Всякие сказки о  возвращении советского режима в оккупированные области являются вздорными необоснованными слухами, которые распространяются злостными советскими элементами с целью дезорганизации граждан и поддержания состояния беспорядка и неуверенности в кругах широкого трудового населения. Сталинский режим умер безвозвратно, это пора понять всем и становиться на путь спокойной трудовой жизни». Далее шли заверения, что партизаны и коммунисты, явившиеся с повинной останутся в живых и смерть грозит только «…самым злонамеренным представителям советского и партийного аппарата, которые не хотят сами и не дают другим стать на мирный трудовой путь».

Есть данные, что в ходе антипартизанской борьбы и агитации из леса вышло и сдалось около 400 человек, из которых 65 стало «милиционерами». [1] Обратный отток был гораздо сильнее, но это было позднее.

По рассказу бывшего начальника отдела Брасовского райисполкома Михаила Васюкова, он был именно таким перебежчиком. Перед приходом немцев Васюков получил директиву райисполкома об уходе в партизанский отряд, но после двухнедельных блужданий в лесу до партизан так и не добрался. Вернувшись домой, он был арестован, отпущен, но потом арестован 21 декабря вторично.

«Посадили в тюрьму. К трём часам ночи на моих глазах в камере было расстреляно 3 человека. После расстрела этих граждан я был вызван к обер-бургомистру Воскобойнику, который мне сказал: «Видели? Или работайте с нами, или мы вас сейчас же расстреляем». По своей трусости я сказал ему, что я готов работать прорабом. На это Воскобойник ответил мне, что сейчас не время заниматься строительством, а нужно брать оружие и вместе с немцами принимать участие в борьбе против советской власти и, в частности, против советских партизан. Так я был зачислен в полицейский отряд, в составе которого дважды принимал участие в карательных экспедициях против советских партизан».

Вскоре местные партизаны обратили свои взоры на «княжество» Воскобойника. Мифом является, то что, мол, «красная», «бесовская власть» как только узнала о существовании чудодейственного локотского самоуправления стала беситься в ярости, и в ужасе бросила свои лучшие силы прямиком из Москвы на его уничтожение. До этого у партизан был богатый опыт — согласно отчёту 4-го отдела УНКВД по Орловской области к 14 декабря 1941 года партизанами было уничтожено 176 вражеских офицеров, 1012 солдат и 19 предателей. Нападение на Локоть – это всего лишь один эпизод для партизан в их тяжёлой работе. Из хронологии партизанского отряда чекиста Сабурова известно: «2 декабря – разгром полицейского гарнизона в  Красной Слободе. 8 декабря – похищение районной администрации в райцентре Суземка. 26 декабря – разгром гарнизона в Суземке. 1 января – 1942 года – уничтожен полицейский участок в Селечно. 7 января — ликвидирован крупный гарнизон в посёлке Локоть…».

«Официальная» версия смерти Воскобойника по версии коллаборационистов была фантастическая, наигранная, лубочно-романтичная: мол, Константин Павлович был подло убит в здании театра во время переговоров. Якобы группа партизан была блокирована в здании театра, их хотели забросать гранатами, но, мол, сам Воскобойник, как человек интеллигентный приказал этого не делать. Ведь от гранат мог сгореть театр…

Благородный Константин Павлович предложил окруженным в театре партизанам прекратить напрасное кровопролитие и сдаться. Обещая под свое личное честное слово оставить в живых всех взятых сегодня в плен. Тогда коварные партизаны попросили выйти его на освещенное место для того, чтобы удостовериться, что он действительно глава Локотской волости и ему можно верить. 

И он вышел на середину освещённого коридора… В этой версии особо подчёркивалось, что он был «…усталый интеллигент с большими умными печальными черными глазами и густой интеллигентской бородкой клинышком», а ещё то, что он был в «…единственном приличном костюме». И без оружия. [32]

 

 Конечно же, партизаны подло расстреляли его — из ручного пулемёта из смежной комнаты. Подлецов тут закидали гранатами и прикончили (прямо, голливудский боевик), однако части из них удалось скрыться.

По версии коллаборационистов и их современных российских фашиствующих апологетов – после почти что ритуального убийства Воскобойника партизаны панически бежали, бросая оружие, подводы и, конечно же, добивая своих раненных. Против 54 погибших смертью храбрых милиционеров, вооружённых одними винтовками, было заявлено об уничтожении около 250 «вооружённых до зубов» партизан — переодетых эНКэВэДэшников.

По версии партизан всё было намного проще. Операцию назначили в ночь под Рождество с 7 на 8 января, предполагая, что коллаборационисты перепьются и потеряют бдительность. К тому же стоял сильный мороз и ветер. Участвовал крупный партизанский отряд на 120 санях. Здание лесного техникума, где размещались основные силы гарнизона, и дом бургомистра были без единого выстрела окружены, в окна полетели гранаты, начался обстрел окон. Смерть бургомистра Воскобойника описывают так: «Во время перестрелки мы видели, как из дома, где жил Воскобойников, на веранду кто-то вышел и крикнул: «Не сдавайтесь, бейте их!»… После второй короткой очереди мы услышали на веранде падение тела и возню людей. Как раз в этот момент усилился огонь противника, и это отвлекло нас от дома Воскобойника». Так был убит обер-бургомистр, призывая своих людей к сопротивлению.

Насчёт беспорядочного бегства и ужасающих потерь: «Между тем, стало светать. Здание лесного техникума захватить не удалось, хотя оно было изрешечено пулями. Враг стал наседать с других сторон. И командование на этом решило закончить боевую операцию. Не потеряв ни одного человека убитыми и захватив нескольких раненых, мы ушли».  В итоге было убито 54 «милиционера», несколько немецких солдат, 7 членов администрации.

 

 

Если верить источнику , то кроме убитых 54 «милиционеров», более ста были ранены, причём большинство тяжело, т.е. из 200 находившихся у Каминского полицаев ¾ выбыли из строя. Что же отогнало партизан? Может, не разобрали в темноте, а может, подоспели немецкие или венгерские подкрепления…

После героической смерти Воскобойника главой самоуправления стал Каминский. Так человек, родившийся в Белоруссии и имеющий польско-немецкие корни, стал главой русских коллаборационистов.

Однако первый «светоч», локотский первопроходец Воскобойник не был забыт – его имя было увековечено для благодарных потомков. Возможно, тут сказалось частично советское воспитание Каминского, и он 4 октября 1942 года переименовал посёлок Локоть в город (!) Воскобойник. На его могиле через год был поставлен памятник, повторяющий памятник «Битва народов» в Лейпциге. Были не забыты и остальные – 30 выживших участников того боя были награждены премиями в размере месячной ставки, через год Локотской окружной больнице было присвоено имя «Павших героев 8 января 1942 года».

По мере княжения Каминского в локотском самоуправлении организовался своеобразный мирок, заметно отличающийся от остальной оккупированной немцами территории. Сейчас ревизионисты пытаются представить это мини-государство как идиллический рай, альтернативу «треклятому советскому режиму», где не было очередей за колбасой, была пресловутая европейская цивилизация и был секс. Мол, если везде бы так было, наши деды и партизанить бы не стали, а вкушали плоды европейской цивилизации, «пили пиво с немецкими сосисками». Попытаемся разобраться в этом.

Итак, Локотским округом руководил обер-бургомистор Каминский. Должность эта была, естественно, назначаемая немцами. В состав администрации входили: бывший ссыльный С.В. Мосин — начальник отдела пропаганды и агитации, уголовник Р.Т. Иванин — начальник полиции, бывший участник махновского движения Г.С. Процюк - начальник военно-следственного отдела, недоучившийся студент Тиминский - начальник окружного юридического отдела, Н. Вощило — редактор местной газеты «Голос народа».  Каминский имел право, согласно немецкому приказу от 23 февраля 1942 года, самостоятельно назначать старост в деревнях.

В округе, где проживало 600 тыс. человек, стало восстанавливаться довоенное хозяйство. К концу 1942 года в округе были отремонтированы и пущены в строй спиртзавод со своей кузницей и ремонтно-слесарной мастерской, а также, кожевенный и мыловаренный заводы, 2 электростанции, 2 мастерские, ремонтировавшие танки, броневики, машины, стрелковое оружие. Работали валяльная, колёсная, сапожная, шорная и другие мастерские, кузнечный и литейные цеха, паровая мельница, кирпичный завод. К зиме для местного населения и полицейских начался выпуск валенок и зимней одежды. [1]

Неутомимой работой директора Лопатинского сахарного комбината Костюкова он был восстановлен, также им была починена плотина, железнодорожная ветка, водоснабжение, электричество. Новая власть заботилась о своих работниках, например, работники сахарного комбината получали паёк и зарплату, обеспечивались квартирами. В крупном райцентре округа Севске действовал маслозавод, крахмальный, сушильные заводы, мастерские МТС, известковый завод, были восстановлены водопровод и электростанция. По Севскому району действовали 43 мельницы, 8 просушек, восстанавливался кирпичный завод.Удачный ход восстановления довоенного уровня хозяйства явился следствием того, что администрация была из русских коллаборационистов, а не из немцев.

Партизаны мешали мирному процессу восстановления. Так, 12 августа 1943 года в деревне Смолевичи Клинцовского района партизанами был уничтожен маслозавод. 29 августа 1943 года ими был расстрелян уполномоченный по восстановлению промышленности некто Месиков, а 31 августа партизаны в г. Клинцы сожгли крупный маслозавод. Сгорели 3,5 тонны сливочного масла, 6 тонн жирного творога и вся заводская лаборатория.

Обычно ревизионисты придают этому широкое значение - восстановление хозяйства Каминским и сопротивление этому партизан. Однако надо чётко понимать, для кого это хозяйство восстанавливалось. Прежде всего, для удовлетворения немецких нужд. Мифом является то, что немцы полностью освободили локотское самоуправление от налогов. Известно, что после гибели Воскобойника Каминский ездил к немцам для своего утверждения в должности обер-бургомистра. В числе его обещаний было и «… милитаризовать его (район – прим. автора статьи) таким образом, чтобы обеспечить защиту тыла германской армии и увеличить поставки продовольствия для германских войск». Ничего большего, кроме продовольствия, Каминский немцам предложить не мог — до войны район был аграрный.

 

 

Важным нововведением в локотском округе было возвращение к частной торговле. Правда, для этого надо было ежеквартально покупать специальный патент в окружном финансовом отделе. Руководство округом для контроля над финансовой ситуацией стремилось ликвидировать натуральный товарообмен среди населения, так чтобы расплата производилась за деньги. Для этого на базарах, которые обязательно работали по воскресеньям, полиция следила за тем, чтобы население пользовалось деньгами, а не обменом. Кстати, в округе использовались и советские рубли, курс которых повышался в зависимости от побед Красной Армии. Существовал свой «Государственный банк».

В конце июня 1942 года был издан указ о безвозмездном возвращении прежним владельцам всего имущества, конфискованного у них при советской власти.  Стоит сомневаться, что этот закон выполнялся для всех. Во всяком случае, колхозы остались, поменяв лишь вывеску – теперь они назывались земельными обществами и госхозами. Никакого частного владения землёй не было. Считалось, что об этом можно говорить после немецкой победы. Экономика, как и остальные сферы жизни локотчан, так и осталась плановой - их составлял планово-экономический отдел окружного управления.

У ревизионистов часто упоминается возрождение духовной жизни. Это, прежде всего, религия (ведь вся власть, в том числе немецкая  и Каминского, от Бога). Вышел приказ, согласно которому, на старост налагается обязанность за счёт пожертвований начать ремонт церквей. Религия поощрялась. Были разрешены также баптисты и евангельские христиане.

15 ноября 1942 года в Локте открылся художественно-драматический театр имени К.П. Воскобойника. Труппа составляла 105 человек и гастролировала по городам округа. Часть спектаклей агитировали борьбу против «злобных» партизан. Открывались и другие, более мелкие театры в других местах, и кинотеатры. Проводились благотворительные концерты, рождественские ёлки для детей с раздачей подарков.

Локотская администрация пыталась восстановить разрушенную советскую инфрастуктуру. Приказом Каминского было введено обязательное образование в объёме 7 классов средней школы. Старосты обязаны были организовать подвоз детей к школам. К началу ноября 1942 года на территории округа было открыто 345 школ (из них только 10 средних) с педагогическим персоналом 1338 человек, в которых обучались 43422 учащихся. Система здравоохранения включала 9 больниц и 37 медпунктов-амбулаторий. Были открыты дома для детей-сирот, родители которых – старосты и полицаи, погибли от рук партизан. В г. Дмитровске был открыт дом для престарелых (напомню, что немцы обычно пытались физически избавиться от жильцов домов престарелых, инвалидов и сумасшедших). На территории округа в пропагандистских целях была организована радиотрансляция, избы-читальни, клубы, кинотеатры.

 

 

Однако такая трогательная картинка соседствовала с кровавой жесткостью Каминского режима.

Во-первых, мифом является то, что никаких немецких войск во владениях обер-бургомистра не было. Для надзора за ним был приставлен советник — полковник Рюбзам с охранным батальоном, состоящим из пункта связи, фельдкомендатуры и военно-полевой жандармерии (военная полиция). Кроме того, здесь находились оперативная команда 7-«б» германских органов полиции безопасности и СД, подразделения охраны лагеря для советских военнопленных на станции Брасово, войсковые штабы «1-Ц» контрразведки подразделений, проходивших через Локоть дальше на восток. И, конечно же, сотрудники Абвера, помощь которым обещал Мосин -брасовская «Абвергруппа-107» во главе с зондерфюрером «Б» (майором) Гринбаумом занималась борьбой с партизанами. Кстати, 4 октября 1942 года по случаю годовщины вхождения немецких войск в Локоть в газете «Голос народа» была опубликована статья, в которой авторы благодарили командира дивизии вермахта генерала фон Гильза, ровно год назад вступившего Локоть, за «освобождение от ига большевизма» и весьма сокрушались по поводу предстоявшей передислокации из поселка его части.  Т.е. в Локотском самоуправлении было какое-то время какие-то немецкие фронтовые подразделения генерала фон Гильза.

Так что в самом Локоте и близлежащих окрестностях, подвластных Воскобойнику и позднее Каминскому немцы были. Это подтверждается тем, что при нападении на Локоть партизанами кроме несколько десятков убитых коллаборационистов было убито несколько немцев.  Немцы осуществляли, в том числе, надзорные функции за деятельностью Воскобойника и Каминского. И не только немцы — в самом Локоте с какого-то момента размещался не много ни мало штаб 102-й венгерской пехотной дивизии. Подразделения этой же дивизии стояли в ключевых районах округа .

 

В деле «Локотской республики» всё было не так однозначно как кажется на первый взгляд

Иногда взаимная озлобленность локотян и немцев перерастала в вооруженные стычки. Об одной из них, происшедшей в Локте в начале 1943 года, упоминается даже в отчете Брасовского райкома ВКП(б) от 1 марта 1943 г.: «…когда над поселком Локоть появился наш самолет и начал сбрасывать листовки, полицейские бросились собирать листовки. Немцы открыли по полицейским ружейно-пулеметный огонь. Полицейские в свою очередь открыли огонь по немцам».

Апогеем конфликта с немцами и демонстрации Каминским своей суверенности стал довольно неординарный случай, происшедший летом 1943 года. Во время грабежа одиноко стоящей мельницы локотской полицией были пойманы двое германских военнослужащих — зондерфюрер и унтер-офицер. Тут же выяснилось, что оказавший им сопротивление хозяин мельницы был убит. По личному распоряжению Каминского убийц судили, локотской суд вынес обоим смертный приговор. Немецкие офицеры связи сразу же сообщили об этом в штаб армии, откуда в Локоть полетели телеграммы о том, что русские власти превышают свои права, что суд над военнослужащими германской армии вне компетенции самоуправления.

Каминский же в ответ сослался на то, что в Локте суд независим и что в соответствии с законами округа совершившие такое преступление, кем бы они ни были, подлежат именно такому наказанию. Посредством телефонных переговоров, телеграмм, через курьеров спор продолжался еще два дня. В конце концов, немецкое командование пошло на уступки, согласившись на казнь виновных, но с тем, что приговор им вынесет немецкий военно-полевой суд. Каминский отказал и в этом.

По истечении указанного судом срока приговор был приведен в исполнение в Локте на площади на глазах у многотысячной толпы, состоявшей как из жителей поселка, так и из съехавшихся крестьян близлежащих сел. Каминский отказался уступить германскому командованию даже в таком пустяке, как отсрочка казни на день, чтобы на нее успели прибыть представители Вермахта. В результате офицер и сопровождавшая его команда солдат прибыли лишь на следующий день, когда их соотечественники были уже казнены.

Пожалуй, никто из сателлитов Гитлера, даже Муссолини, не смог бы решиться на подобный шаг. Каминский же не упустил случая лишний раз продемонстрировать свою самостоятельность, а германское командование не пошло дальше протестов, явно не желая ради спасения двоих рисковать большим (понятно что конфликт из-за двух солдат немцам был не выгоден — в случае его развития это могло привести к прямому конфликту с Каминским,а следовательно и РОНА,которую вооружали те же немцы)

 

Бронислав Каминский, 21 марта 1944 года.

 

По данным российских исследователей, весной 1943 года РОНА состояла из 5 полков, насчитывая согласно разным источникам от 10 до 12 тысяч человек, 24 танка Т–34, 36 артиллерийских орудий, 8 авто– и бронемашин, мотоциклы. Хорошо вооруженная бригада РОНА вела постоянные карательные атаки против местных партизан. С наступлением Красной Армии в августе 1943–го части РОНА вместе с присоединившимися к ним беженцами  покинули Брянщину и переместились в белорусский Лепель на Витебщине, где Каминский получил назначение бургомистром города . Следующим пунктом дислокации предателей, отступающих под натиском советских дивизий, стало Дятлово на Гродненщине. Конец созданной в Локте РОНА был бесславным: в августе — сентябре 1944 года бригаду Каминского бросили на подавление начавшегося в Варшаве восстания. Но подчиненные полуполяка по крови, нациста по убеждению, так увлеклись мародерством и грабежами среди польского населения, невзирая на ограничительные инструкции Гиммлера, что гестапо по личному указанию того же Гиммлера было вынуждено провести в конце сентября 1944 года операцию по ликвидации Каминского, списав впоследствии эту акцию на «польских партизан».

История Локотского самоуправления  отражена в романе Анатолия Иванова «Вечный зов» и в снятом по этому роману советском кинофильме. В современном кинематографе тема Локотского самоуправления была отражена в сериале «Диверсант. Конец войны».

 

Есть и такая версия этого периода истории, отличающаяся от того, что было приведено в посте:

Писатель-историк Сергей Веревкин о феномене Локотского самоуправления, возникшего на территории Советского Союза в 1941 году.

 

[источники]

Список литературы:

[1] — «Проклятые солдаты», С. Чуев, М., 2004 г.;

[15] - http://ru.wikipedia.org/wiki ;

[32] —  http://starik.web2doc.com/pages/konstantin_pavlovich_voskoboynik ;

[33] — «Мифы Великой Отечественной», военно-исторический сборник, М., 2008 г.;

[34] - http://www.admin.debryansk.ru/region/history/guerilla/pril3_collaboration.php ;

[37] - http://a-dyukov.livejournal.com/343911.html .

http://kuzhist.narod.ru/Predateli/3Sila/3Sila_4/NaciaArms4.html#Счастливый - историк-любитель, инженер-конструктор Александр Кузнецов

http://chessglum.com/up/POHA.htm

 

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=37349

mil-history.livejournal.com

рай для патриотов или приспособленцев?: picturehistory

Исторический феномен семидесятилетней давности, проявившийся на территории нашей страны, - Локотская республика. Феномен, который долгое время был скрыт грифами «секретно» и «совершенно секретно», и который сейчас продолжает предлагать во время знакомства с ним больше вопросов, нежели ответов. Узнаем ли мы когда-либо по факту существования этого территориального образованию всю правду и сможем ли однозначно оценить те события? – вполне возможно, что нет, даже если учитывать сентенцию о том, что всё тайное становится явным. Но вместе с этим закрывать глаза на столь противоречивое явление как национальное самоуправление на оккупированных немецкой армией территориях тоже нельзя.

Итак, Локотская республика или, иначе, Локотское самоуправление. Что же это, и почему сама эта тема и, тем паче, её обсуждение в нашей стране долгое время были под запретом?

Сама Локотская республика начинает свою историю, судя по дошедшим до наших дней документальным свидетельствам, за несколько недель до того, как на территорию этих мест (тогда - территория Орловской области, а ныне – территории Брянской, Орловской и Курской областей) вступили немецкие оккупационные войска. Административным центром самоуправления волею судьбы стал небольшой городок Локоть, до прихода немецких войск имевший статус посёлка. Почему именно Локоть? На этот вопрос многие историки дают следующие пояснения. Локоть и окрестности ещё с момента установления в России (СССР) советской власти считались, скажем так, не самыми лояльными этой же советской власти территориями. В этих местах был достаточно большой процент лиц, которые именовали себя обиженными советской властью, что якобы и дало повод для начала антисоветского политического и военного строительства в Локте (местные жители привыкли склонять название) и на окрестных землях.

Именно этих «обиженных» и взял под своё крыло такой человек как Константин Воскобойник, обосновавшийся в местечке Локоть за 3 года до начала Великой Отечественной войны. Сам Воскобойник, если исходить из его официально опубликованной биографии, за 22 предвоенных года успел «отличиться» на самых разных поприщах. В годы Гражданской войны в России он был рядовым бойцом Красной Армии, был ранен, демобилизован, после чего оказался на секретарской должности одного из районных военных комиссариатов. Находясь на этой должности, 24-летний Константин Воскобойник (уроженец Киевской губернии) вдруг решил принять самое непосредственное участие в восстании против советской власти, вступив в ряды продолжавшей действовать партии эсеров. Дальнейшая судьба Воскобойника более чем туманна.

С одной стороны вполне можно взять на вооружение идею о том, что именно «обиженные советской властью» граждане и стали теми «кирпичиками», которые впоследствии сформировали целую республику на оккупированной немцами территории да ещё и с немыслимыми для оккупированных земель полномочиями местных властей. Но с другой стороны можно говорить, что, мягко говоря, обижались на советскую власть далеко не только в Локте. Далеко не только Локоть прошёл через все тяжёлые этапы становления Советского государства с военным коммунизмом, продналогом, раскулачиванием и прочими «прелестями», ожидавшими крестьянство. Так почему же на подавляющем большинстве других территорий СССР (в частности, России), оккупированных немецкими войсками, не готовились с таким энтузиазмом к встрече захватнической армии, а в Локте готовились? Так рьяно готовились под предводительством всё того же мечущегося от одних идей к другим товарища Воскобойника, что ещё до прихода немцев в Локте был сформирован институт самоуправления и отряд самообороны, причём деятельность отряда была направлена на точечные удары по оказавшимся в тяжелейшей ситуации формированиям Красной Армии. «Доблесть» отряда была примерно следующей: добивать раненых красноармейцев, собирать данные о возникающих очагах сопротивления и готовить их для передачи немецким войскам.

Сам посыл Воскобойника, очевидно, был следующим: придут немцы и увидят, как мы боролись с «советами», а это даст нам возможность заручиться поддержкой оккупационных сил. И этот посыл, как показывает история, сработал. Немецкое командование, узрев, что на оккупированной территории имеются лояльные Рейху формирования, решило эти формирования использовать в своих целях – продолжить формирование искусственной Локотской республики с одновременным наделением Воскобойника полномочиями её бургомистра. Сложилась такая небезынтересная ситуация, при которой Воскобойник и его искусство управления массами было очень нужно немцам, которые испытывали в тамошних местах большие проблемы в связи с партизанскими атаками, а сами немцы были нужны Воскобойнику, чтобы идти к своей цели. Какова была эта цель – главный исторический вопрос в отношении всей Локотской республики.

На этот счёт некоторые историки, используя некие параллели с антисоветскими активистами Западной Украины, говорят о том, что, дескать, Воскобойника и его соратников нельзя считать пособниками нацистов, так как они (Воскобойник сотоварищи) лишь использовали немецкую оккупацию для развития нового русского государства под прикрытием этой самой оккупации. Мол, не мог же Воскобойник начать воевать ещё и с немецкими частями – тогда бы всей его идеи о создании независимого русского государства пришёл конец. Но в этой связи вопрос: когда же у Воскобойника вдруг родилась идея такое государство выстраивать? Уж не в тот ли момент, когда он посетил с повинной здание ОГПУ в Москве?.. И почему, если Воскобойник такую идею вынашивал, то его политические взгляды менялись с поразительной регулярностью: от приверженности идеям большевизма до эсерских настроений, от эсерских настроений до «покаяния» перед чекистами, от «покаяния» ОГПУ до решения сотрудничать с оккупационными силами Рейха…

Исходя из такой переменчивости в настроениях и политических взглядах гражданина Воскобойника, вырисовывается примерно следующее кредо этого человека: сотрудничай с тем, кто сильнее в данный момент. Проявляла силу советская власть – Воскобойник свою «обиду» к ней держал так глубоко, что никто и не знал, что этот гражданин «обижен», а сам Воскобойник неплохо на эту власть работал; советская власть стала выдавливаться немецкими войсками – он быстро смекнул, что нужно переходить на сторону новой силы. Говоря простым языком, такая политика называется политикой приспособленчества, которая в так называемой Локотской республике была доведена до совершенства.

Очевидно, что и немцы прекрасно понимали, с кем имеют дело, но явно отметали от себя эти чёрные для них мысли, надеясь на то, что локотские формирование Воскобойника – это их надёжная опора в регионе. Воскобойник и его соратники умело подыгрывали… Надо признать, подыгрывали с охотой...

В течение достаточно короткого времени в Локте и окрестностях из сил самообороны была сформирована так называемая Русская освободительная народная армия (РОНА, не путать с власовской РОА). Именно РОНА, численность которой в 1943 году доходила до 20 тысяч человек, и представляла главный интерес для немецкой стороны, так как нацистские оккупационные силы получили возможность бороться с советским партизанским сопротивлением на Брянщине и Орловщине силами местных жителей. Именно силами РОНА проводились карательные операции против партизанских групп и лояльного партизанам населения. Действия РОНА всецело поощрялись немецкой стороной, что нередко выливалось в беспрецедентные ситуации на территории Локотского самоуправления.

Бойцы РОНА

Одна из таких ситуаций подтверждена историческими документами. Они содержат примечательный факт, когда местным волостным судом к смертной казни были приговорены двое немецких солдат, принявших участие в мародёрских акциях в одном из селений «республики». Оккупационные силы возмутились приговором, но сверху получили указание не препятствовать отправлению правосудия местным населением. Это повысило авторитет местных властей и одновременно показало, насколько была велика немецкая заинтересованность в антипартизанских действиях РОНА, а также то, насколько, скажем так, гибкими оказались положения о расах «сверхчеловеков» и «недочеловеков», разработанные в недрах Третьего Рейха.

Сами немцы всеми силами пестовали Локотскую республику и старались не вмешиваться в самоуправление по той простой причине, что в их идеологической работе было важно иметь, скажем так, позитивный образец оккупации. Мол, пусть в СССР и остальном мире увидят, что немецкие силы поддерживают становление демократических институтов на «освобождённых от Красной Армии» территориях Союза. Этот пропагандистский ход определённое время приносил плоды: некоторые партизанские отряды, теряя связь с центром, почти в полном составе переходили на сторону РОНА, что отражено в исторических документах, которые были приданы огласке лишь в последнее время.

Сегодня эти факты стараются использовать так называемые гиперлиберальные силы, заявляя, что если бы по всей территории СССР немецкой армии не оказывалось сопротивления, то Россия бы превратилась в процветающую демократическую державу сразу же после блицкрига. А так, мол, сами виноваты в миллионах смертей...

Такие, с позволения сказать, идеи не выдерживают никакой критики. Ведь одно дело – иметь небольшое лояльное нацистскому режиму территориальное образование подобное Локотской волости, которое существовало в виде агитационной вывески действий Рейха на Восточном фронте (затем в немецком тылу), и совсем другое дело – учитывать тезисы идеологов фашизма и нацизма о том, что Россия как государство вместе с большей частью её народов должна была прекратить своё существование. Интересно, что думали по этому поводу Воскобойник и его сменщик на посту обер-бургомистра Бронислав Каминский? Вероятнее всего, эти мысли они просто от себя отгоняли, рассчитывая, что их-то «благодарные» немецкие власти сохранят как главных «пророков» становления новой русской государственности.

Чтобы сохранили, локотские руководители (сначала Воскобойник, а затем и Каминский) решили экстраполировать идеологию Третьего Рейха на управляемую ими территорию. Стоит обратить внимание – сами, без упорного насаждения этой идеологии оккупационными властями. Проявили, так сказать «разумную инициативу» (это к вопросу о независимости Локотской республики). Для экстраполяции понадобилось создание целой политической партии, главной идеологической подоплёкой существования которой помимо новых лозунгов типа «землю – крестьянам» были и следующие тезисы: «уничтожение пособников коммунистического строя», «уничтожение евреев», «уничтожение бывших сотрудников политотделов в Красной Армии». Примечательно, что согласно этим тезисам первым, кто подпадал под горячую руку новой власти, должен был стать сам Воскобойник. Ведь, как уже говорилось, он в своё работал в секретариате военного комиссариата Красной Армии, ходил на поклон к работникам ОГПУ, да и по поводу его этнической принадлежности существовали и продолжают существовать вопросы.

Однако сам Воскобойник жертвой партийной программы по понятным причинам не стал, зато этими жертвами стали около 250 евреев Локотской волости, расстрелянные местной полицией, и более двух тысяч русских (при Воскобойнике), так или иначе поддерживающих партизанское движение. Многие из них были заживо сожжены в своих же домах. Жестокость расправы отмечалась в донесениях немецкого командования в Берлин, что послужило поводом для ещё большего расширения полномочий властей Локотской республики. Это лишний раз показывает истинные мотивы Воскобойника, Каминского и их главных соратников.

Но сколько верёвочке не виться… Первым был уничтожен Воскобойник. Его убили партизаны в январе 1942 года. Все властные полномочия перешли к его, как сейчас модно говорить, преемнику Брониславу Каминскому. Локотская республика стала окончательно превращаться в полицейское государство, на территории которого могла проповедоваться только одна идея – идея пособничества Рейху и сведения счётов с противниками Рейха. В архивах сохранились отчёты самого Каминского, которые раскрывают масштабы карательных и «упреждающих» операций – операций по "настройке" местного населения на большую лояльность по отношению к оккупационным силам.

В отчётах есть сведения о том, что в ходе только одной из таких операций силами местной полиции у жителей нескольких деревень было отобрано до 100 голов скота, несколько возов с сеном, одеждой, продуктами питания. 40 человек были расстреляны с формулировкой: «за пособничество партизанским отрядам» без суда и следствия. При этом сами же местные жители говорят о том, что формулировка «за пособничество партизанам» использовалась Каминским всякий раз, когда его полиции и армии требовались продукты питания. Если люди пытались защищать своё имущество – их просто уничтожали физически… Всего за время существования Локотского самоуправления в Германию на работы было угнано более 30 тысяч человек местного населения, около 12000 человек казнено, полностью разграблено и сожжено 8 деревень. Это говорит о реальной работе локотской судебной системы того времени, точнее о том, что эта система была не более чем вывеской для удобной пропаганды оккупационными силами.

Когда к Локотской республике в 1943 году стали подходить отряды Красной Армии, произошло то, что обычно происходит с группами приспособленцев – многие быстро смекнули, что пора завязывать с играми в республику Каминского и переходить на сторону наступавших. Бойцы Локотской республики, которые ещё вчера уничтожали партизанских подпольщиков, стали сдаваться этим же партизанам вместе с оружейными обозами. Сам Каминский с оставшимися в его распоряжении частями РОНА и несколькими тысячами представителей лояльного населения был переведён из Локотской волости в тыл немецкой армии – в Белоруссию (местечко Лепель), где Локотская республика испытала реинкарнацию и превратилась в республику Лепельскую. Местные жители рассказывают, что так называемые «народники» Каминского вели себя ничуть не гуманнее, а порой и гораздо более жестоко, чем немецкие оккупанты.

Отряды Каминского немцы продолжили использовать для проведения карательных операций, а самого Каминского (к тому времени кавалера нескольких наград Рейха) произвели в звание ваффен-бригадефюррера СС, что соответствует отечественному варианту звания генерал-майор. РОНА участвовала в подавлении Словацкого восстания, Варшавского восстания, «зачистке» партизанских районов Белоруссии.

Дни Каминского были сочтены в августе 1944 года, когда немцы вдруг получили информацию о том, что Каминский в 1940 году был завербован НКВД города Шадринск во время работы в одной из технологических бригад. Само слово «завербован» здесь употреблять не совсем уместно, ведь работа в так называемых «шарашках» в те времена сама собой подразумевала определённые соглашения с чекистами, но… А Каминский именно в "шарашке" Шадринска в своё время и работал. Немцы, получив такую информацию о Каминском, быстро забыли о его персональных заслугах перед Третьим Рейхом, и инсценировали нападение на Бронислава Каминского польского партизанского отряда. На самом деле Каминского расстреляли в Вартеланде (Западная Польша) как агента советских спецслужб, но бойцам РОНА сообщили именно о нападении на их командира поляков, что привело ещё к большей озлобленности по отношении к польскому населению.

Со смертью Каминского закончилась история Локотской республики, которая «переезжала» с место на место, пытаясь получить убежище в Рейхе от наступавшей Красной Армии. Большинство бойцов РОНА растворились в Германии, и, что немаловажно, сумели уйти от возмездия. Есть данные, что несколько сотен «локотцев-народников» вернулось на территорию СССР, но под видом освобождённых узников концентрационных лагерей и угнанных на работы в Германию мирных жителей. Послевоенная суматоха не смогла позволить выявить всех тех, кто, называя себя строителями русского государства, принимал участия в казнях мирных жителей, пособничал оккупационным войскам и противостоял войскам Красной Армии.

Была ли Локотская республика республикой в полном смысле этого слова, и культивировались ли в ней демократические идеи, как это сегодня пытаются представить некоторые исследователи истории? Безусловно, нет. Это территориальное образование было ничем иным как примером отправления политики приспособленчества, которую избрали в качестве своей главной жизненной идеи несколько достаточно активных жителей района. Одно только то, что идеи Воскобойника и Каминского нашли поддержку лишь на относительно небольшом оккупированном пространстве, говорит о чуждости этих идей основной массе советских граждан, оказавшихся под властью немецких войск. При этом все «благие» идеи локотских руководителей о развитии сельского хозяйства и промышленности, выстраивании судебной, образовательной и других систем – есть банальная ширма реальных целей – спасение своих пятых точек. А вся эта внешняя благость перечёркивается расстрелянными, сожжёнными и покалеченными людьми, не пожелавшими иди на поводу у приспособленцев и коллаборационистов.

Автор Володин Алексей

См. также:Фото советских прислужников нацистов, документы, СМИГод 1941й (99 фото + текст)Фальшивые "освободители" Праги

picturehistory.livejournal.com

ЛОКОТСКАЯ РЕСПУБЛИКА: РАЙ ДЛЯ РУССКИХ «ПАТРИОТОВ»

Может быть самым интересным явлением в истории русского коллаборационизма была так называемая Локотская республика на территории России. Явления подобного рода были и в Белоруссии. Но об этом мы уже писали. Найти материалы для статей, типа публикуемой, до недавнего времени было непросто. Все они хранились под грифом «Секретно». Правда, немало авторов их упоминали в своих публикациях. Мне кажется, что более всего об этом уникальном образовании нам сообщал Петербургский исследователь К. Александров, в работе «Под немцами. Воспоминания, свидетельства, документы. Историко-документальный сборник», составителем которого он и являлся. Много интересных фактов и свидетельств можно найти сегодня и в Интернете. Так, в материале под названием «Неоднозначные страницы Великой Отечественной. Локотская республика: рай для патриотов или приспособленцев», отмечается: «Исторический феномен семидесятилетней давности, проявившийся на территории СССР – Локотская республика. Феномен, который долгое время был скрыт грифами «секретно» и «совершенно секретно», и который сейчас продолжает предлагать во время знакомства с ним больше вопросов, нежели ответов. Узнаем ли мы когда-либо по факту существования этого территориального образования всю правду и сможем ли однозначно оценить те события – вполне возможно, что нет, даже если учитывать сентенцию о том, что всё тайное становится явным. Но вместе с этим закрывать глаза на столь противоречивое явление как национальное самоуправление на оккупированных немецкой армией территориях тоже нельзя». Мы должны знать всю правду о той Великой войне, даже если в ходе её были и нелицеприятные моменты. Без них в истории человечества войн не бывало.

Локотская республика

Локоть – небольшой посёлок в тогдашней Орловской, а ныне в Брянской области. В ноябре 1941 года, через месяц после занятия Локтя германскими войсками, два инженера местного спиртзавода Константин Павлович Воскобойник и Бронислав Владимирович Каминский создали местное самоуправление и военизированную милицию (ополчение), чтобы бороться с большевиками. Милиция называлась Русской освободительной народной армией (РОНА). Не путайте только с Русской освободительной армией генерала Власова (РОА), которая была создана в ноябре 1944 года. Локотская республика родилась при поддержке командования 2-й немецкой танковой армии, которую тогда возглавлял знаменитый «отец германских танковых войск» Гейнц Гудериан.

Республика пользовалась благосклонностью также преемником Гудериана генерала Р. Шмидта и командующего группой армий «Центр» фельдмаршала фон Клюге. Политика Локотской республики строилась по принципу «С Германией на вечные времена!» Правда, в других документальных свидетельствах Локотская республика начинает свою историю за несколько недель до того, как на территорию этих мест (тогда территория Орловской области, а ныне территории Брянской, Орловской и Курской областей) вступили немецкие оккупационные войска. Административным центром волею судьбы стал небольшой городок Локоть, до прихода немецких войск имевший статус посёлка. А. Широпаев в своей публикации, о которой речь пойдёт ниже сообщает: «Когда немцы (2-я танковая армия Гудериана) 4 октября вошла в Локоть, то по свидетельству очевидцев, их встретил уже не красный, а российский бело-сине-красный флаг, в то время имевший у русских нацистов четкий национально-освободительный смысл. Воскобойник был утверждён немцами в должности главы местного самоуправления народной милиции, а Каминский – в должности заместителя. Почему именно Локоть? В Локотском и сопредельных районах находилось немало ссыльных, которым было запрещено жительство в крупных городах. А люди наивно полагали, что немцы расправляются только с коммунистами. С одной стороны, вполне можно взять на вооружение идею о том, что именно «обиженные советской властью» граждане и станут теми «кирпичиками», которые впоследствии сформировали целую республику на оккупированной немцами территории, да ещё и с немыслимыми для оккупированных территорий полномочиями властей. Но с другой стороны можно говорить, что, выражаясь иначе, обижались на советскую власть не только в Локте. Далеко не только Локоть прошёл через все тяжкие этапы становления Советского государства с военным коммунизмом, продналогом, раскулачиванием и прочими «прелестями», ожидавшими крестьянство. Так почему же на подавляющем большинстве других территорий СССР (в частности, в России), оккупированных немецкими войсками, не готовились с таким энтузиазмом к встрече захватнической армии, а в Локте готовились? Готовились рьяно под предводительством Воскобойника и Каминского, о которых речь будет идти ниже, что ещё до прихода немцев в Локте был сформирован институт самоуправления и отряд самообороны, причём деятельность отряда была направлена на точечные удары по оказавшимся в тяжёлой ситуации формированиям Красной Армии. «Доблесть» отряда была примерно следующей: добивать раненых красноармейцев, собирать данные о возникающих очагах сопротивления и готовить их для передачи немецким войскам. Официальной идеологией Локотской республики стал национализм правящей партии – Русская национал-социалистическая партия, а важным пунктом в программе – антисемитизм. Один из пунктов этой программы, популярно изложенной в газете «Голос народа» в октябре-ноябре 1942 года так и назывался: «Евреи – враги народа». Между тем Локоть и другие районы Орловской (включавшей и нынешнюю Брянскую) и Курской областей, входившие в самоуправляющийся округ, располагались вне черты оседлости в своё время, и евреев там было немного. Вот такой земной рай, «свободный от коммунистов и жидов», мечтали создать отцы-основатели на территории Локотской республики, а если повезёт – то и во всей России. Как отмечалось выше, бывших зэков там осело много, от столицы недалёко, да и спиртзавод под боком. Кто же они, организаторы этой марионеточной республики?

Люди, политика…

Как уже отмечалось, что на территории региона, о котором идёт речь, проживало много ссыльных и «обиженных». Именно этих «обиженных» и взяли под своё крыло такие люди как Константин Воскобойник и его заместитель Бронислав Каминский. Биографии Воскобойника и Каминского до сих пор не написаны. Все, что было известно чекистам об их довоенном прошлом изложено в справке Орловского штаба партизанского движения, составленной в конце 1942 года: «Каминский Б. В., инженер спиртовой промышленности, участник контрреволюционной чаяновской группы, отбывший несколько лет в концлагерях НКВД в г. Шадринске… Был правой рукой такого же допровца (узника дома предварительного заключения) некоего Воскобойника…». Прямо скажем: негусто. И далеко не факт, что Каминский действительно знал видного учёного-аграрника Чаянова, своеобразного теоретика крестьянского социализма, арестованного в 1930 году по делу о мифической Трудовой крестьянской партии. Люди не понимали, что в планах немцев не было сохранение российской государственности, а самих русских они по-прежнему считали «недочеловеками».

Но есть и другая версия биографий основателей Локотской республики. Их приводит в своей статье «Локотская республика в свете залесского регионализма» Алексей Широпаев. Вот что он сообщает. «Константин Павлович Воскобойник родился в 1895 году на Киевщине в семье железнодорожника. Год учился в Московском университете. В 1916 году ушёл добровольцем на фронт. В 1919-1920 гг. служил у красных. Был ранен, а в 1921 году, насмотревшись на «прелести» совдепа, вступил в один из отрядов крестьянско-повстанческой армии Александра Антонова. Это важный момент, так как Локотскую республику во многом можно считать продолжением «антоновщины», так же давшей удивительные примеры самоорганизации. После подавления Тамбовского восстания Воскобойников скрывался, жил, учился, работал по подложным документам, в 30-х гг. отбыл заключение в лагерях, и в 1938 г. обосновался в Локте, где работал преподавателем физики в Брасовском лесотехникуме». Это уже чуть больше для понимания мотивов поведения Воскобойника. Но вот где он работал – непонятно в техникуме или на спиртзаводе? «Но в 1942 году Воскобойник геройски погиб в бою с диверсантами НКВД…». В действительности он был ликвидирован партизанами.

Бронислав Владиславович Каминский, друг и соратник Воскобойника, родился в 1899 году. По отцу он был поляк, по матери – немец. Служил в Красной Армии, куда ушёл добровольцем. После демобилизации учился в Ленинградском химико-технологическом институте и работал в колхозе «Республика». В 1935 году его исключили из ВКП(б) за критическое отношение к коллективизации, а в 1937 году арестовали по обвинению в принадлежности к «Трудовой крестьянской партии» Чаянова. В 1941 году отправлен на поселение в Локоть, где вплоть до прихода немцев работал инженером на местном спиртзаводе. Одним словом, Воскобойник и Каминский обещали населению создать «живой рай», «свободный от жидов и коммунистов».

Весьма скудны официальные данные и о Воскобойнике, который обосновался в местечке Локоть за три года до начала войны.

Сам Воскобойник, если исходить из его официально опубликованной биографии, за 22 предвоенных года успел «отличиться» на самых разных поприщах. В годы Гражданской войны в России он – рядовой боец Красной Армии. Был ранен, демобилизован, после чего оказался на секретарской должности одного из военных комиссариатов. Находясь на этой должности, Константин Воскобойник (уроженец Киевской губернии) вдруг решил принять непосредственно участие в восстании против советской власти, вступив в ряды продолжавшей действовать партии эсеров. Дальнейшая судьба Воскобойника более чем туманна. Сам посыл Воскобойника, очевидно, был следующим: придут немцы и увидят, как мы боролись с «советами», а это даст нам возможность заручиться поддержкой оккупационных сил. И этот посыл, как показала история, сработал. Немецкое командование, узрев, что на оккупированной территории Локотского района имеются лояльные Рейху формирования, наделил властными полномочиями его бургомистра «Сложилась небезынтересная ситуация, при которой Воскобойник и его искусство управления массами было очень нужно немцам, которые испытывали в тамошних местах большие проблемы в связи с партизанскими атаками, а сами немцы нужны были Воскобойнику, чтобы идти к своей цели. Какова была эта цель – главный исторический вопрос в отношении всей Локотской республики. На этот счёт некоторые теперешние исследователи, пытаются доказать, что Воскобойник и его соратники не были пособниками нацистов и ярыми антисемитами-расистами. Но хотя мало, но всё-таки некоторые весьма пикантные сведения мы об этом «деятеле» разыскали. Сразу возникает вопрос: когда у Воскобойника родилась идея выстраивать государство, о котором говорилось в программе созданной им и Каминским партии? Сейчас стало известно, что он менял свои политические взгляды с поразительной быстротой. Так не тогда ли ему пришла в голову эта мысль, когда он посетил с повинной здание ОГПУ в Москве? Почему, если Воскобойник такую идею вынашивал, его политические взгляды менялись с поразительной быстротой: от приверженности идеям большевизма, до эсерских настроений, от эсэрских настроений до «покаяния» перед чекистами, от «покаяния» ОГПУ до решения сотрудничать с оккупационными силами Рейха. «Исходя из такой переменчивости в настроениях и политических взглядах гражданина Воскобойника, вырисовывается примерно кредо этого человек: сотрудничай с тем, кто сильнее в данный момент. Проявляла силу советская власть – Воскобойник свою «обиду» держал так глубоко, что никто и не знал, что данный гражданин «обижен», а сам Воскобойник неплохо на эту власть работал; советская власть стала выдавливаться немецкими войсками – он быстро смекнул, что нужно быстро переходить на сторону новой силы. Говоря простым языком, такая политика называется политикой приспособленчества, которая в так называемой Локотской республике была доведена до совершенства», – отмечается в цитируемом источнике – «Неоднозначные страницы Великой Отечественной войны. Локотская республика: рай для патриотов или приспособленцев?». Очевидно, что и немцы понимали прекрасно, с кем имеют дело, надеясь на то, что локотские формирования Воскобойника – это их надёжная опора в регионе. Воскобойник и его соратники умело подыгрывали… Надо признать, подыгрывали с охотой. Автор процитированной работы, в отличие от других, отмечает, что сегодня эти факты стараются использовать так называемые гиперлиберальные силы, заявляя, что если бы по всей территории СССР немецкой армии не оказывалось сопротивления, то Россия превратилась бы в процветающую демократическую державу сразу после блицкрига. А так, мол, сами виноваты в миллионах смертей. Эти идеи в своё время высказывала ныне покойная госпожа Новодворская, да и совсем недавно, такую идейку подбросил ещё один почтенный человек в солидной газете. И абсолютно прав цитируемый мною автор, который отмечает, что эти идеи не выдерживают никакой критики, а их «пропагандисты», мягко выражаясь, во многих вещах слабо разбираются. «Ведь одно дело, – отмечается в цитируемом материале, – иметь небольшое лояльное нацистскому режиму территориальное образование, подобное Локотской республике, которое существовало в виде агитационной вывески действий Рейха на Восточном фронте (затем в немецком тылу), и совсем другое дело – учитывать тезисы идеологов фашизма и нацизма о том, что Россия, как государство, вместе с большей частью её народов, должна была прекратить своё существование. Интересно, что думали по этому поводу Воскобойник и его сменщик на посту обер-бургомистра Бронислав Каминский? Вероятнее всего эти мысли они просто от себя отгоняли, рассчитывая, что их-то «благодарные» немецкие власти сохранят как главных «пророков» становления новой русской государственности. А чтобы сохранили, локотские руководители (Воскобойник, а затем и Каминский) решили экстраполировать идеологию Третьего Рейха на управляемую ими территорию. Стоит обратить внимание – сами, без упорного насаждения этой идеологии оккупационными властями. Проявляли, как замечает автор цитируемой статьи, «разумную инициативу (это к вопросу о независимости Локотской республики). Для экстраполяции понадобилось создание целой политической партии, главной идеологической подоплёки существования которой, помимо новых лозунгов типа «землю крестьянам», были и следующие тезисы: «уничтожение пособников коммунистического строя», «уничтожение евреев», «уничтожение бывших сотрудников политотделов в Красной Армии». Примечательно, что согласно этим тезисам первым, кто попадал под горячую руку новой власти, должен был стать сам Воскобойник. Ведь, как уже говорилось, он в своё время работал в секретариате военного комиссариата Красной Армии, ходил на поклон к работникам ОГПУ, да и по этнической принадлежности существовали и продолжают существовать вопросы. Однако сам Воскобойник жертвой партийной программы, по понятным причинам, не стал, зато этими жертвами стали около 250 евреев Локотской волости, расстрелянные местной полицией и более двух тысяч – русские (это только при Воскобойнике), поддерживавших партизанское движение. Многие из них были заживо сожжены в своих же домах. Жестокость расправы отмечалась в донесениях немецкого командования в Берлин, что послужило поводом для ещё большего расширения полномочий Локотской республики. Это лишний раз показывает истинные мотивы Воскобойника и их главных соратников. Но сколько верёвочке не виться… Первым был уничтожен Воскобойник. Вопреки мнению Алексея Широпаева, большинство исследователей считают, что его убили партизаны в 1942 году, а не какие-то мифические агенты НКВД. Все властные полномочия перешли к его, как сейчас модно говорить, преемнику. Брониславу Каминскому. Локотская республика стала окончательно превращаться в полицейское государство, на территории которого могла проповедоваться только одна идея – идея пособничества Рейху и сведения счётов с противниками Рейха. В архивах, отмечают цитируемые авторы, сохранились отчёты самого Каминского, которые раскрывают масштабы карательных и «упреждающих» операций – операций по «настройке» местного населения на большую лояльность к оккупационным силам. В условиях нарастающей партизанской угрозы тылу германской армии Каминский продолжал милитаризацию района. К середине 1943 года Русская освободительная народная армия (РОНА) насчитывала не менее 20 тысяч человек. В начале 1943 года вооружённые формирования на территории Локотского округа состояли из 15 батальонов, в том числе – танковый, артдивизион, 5 пехотных полков, сапёрный батальон и батальон охраны. По мнению историка Бориса Соколова она насчитывала всего 12 тысяч человек, и она была не в силах самостоятельно справиться с превосходящими её по силам партизанскими отрядами, что вызывало необходимость прибегать к помощи венгерских и немецких оккупационных войск. Пьянство и дезертирство было нередким явлением в этом сборище. В состав РОНА в основном входили перебежчики от партизан, окруженцы и местные жители, главным образом молодёжь 17-20 лет, мобилизованные немецким командованием. Окрылённый успехами и пользуясь поддержкой немецкого командования Каминский стремился максимально расширить свою деятельность. В маленьком городке ему было тесно. Каминский объявил мобилизацию. В качестве командиров привлекались пленные советские офицеры. Получила развитие и партия Каминского. Она насчитывала более 400 человек. Её программа была практически списана с программы немецких нацистов. По сути дела в Локотской республике были установлены национал-социалистические порядки. Так, например, браки между не евреями и евреями запрещались. Но страдали не только евреи. Волна террора, согласно архивным данным, вылилась в большое количество жертв. Было расстреляно, повешено и замучено более 10 тысяч человек, в том числе заживо сожжено 203 человека. Из одного лишь Брасовского района Брянской области, входившего в эту «автономию», на работы в Германию было угнано 7 тысяч человек. Имущество подвергшихся террору конфисковывалось.

Были у Каминского и свои “герои”. Так некая девица Антонина Макарова была палачом и исполняла смертные приговоры. Она лично казнила около 1500 человек. Была поймана лишь в 1979 году. Естественно, расстреляна. Когда к Локотской республике в 1943 году стали подходить отряды Красной Армии, произошло то, что обычно происходит с группами приспособленцев – многие быстро смекнули, что пора завязывать с играми в республику Каминского и переходить на сторону наступавших. Бойцы Локотской республики, которые ещё вчера уничтожали партизанских подпольщиков, стали сдаваться тем же партизанам вместе с оружейными обозами. Сам Каминский с оставшимися в его распоряжении частями РОНА и несколькими тысячами представителей лояльного населения был переведен из Локотской волости в тыл немецкой армии – в Белоруссию (местечко Лепель), где Локотская республика превратилась в Лепельскую республику. То есть мы опять вернулись в Белоруссию, где таких автономий было несколько. Местные жители рассказывали, что так называемые «народники» Каминского вели себя ничуть не гуманнее, а порой гораздо более жестоко, чем немецкие оккупанты. Отряды Каминского немцы продолжали использовать для проведения карательных операций, а самого Каминского (к тому времени кавалера нескольких наград Рейха) произвели в звание бригаденфюррера ваффен СС, что соответствовало званию генерал-майор. РОНА участвовала в подавлении Словацкого восстания, Варшавского восстания, зачистке партизанских районов Белоруссии. Но дни Каминского были сочтены в августе 1944 года, когда немцы вдруг получили информацию о том, что Каминский в 1940 году был завербован НКВД в городе Шадринск. Само слово «завербован» здесь употребляется не совсем уместно, ведь работа в так называемых «шарашках» в те времена само собой подразумевала определённые сделки с чекистами. А Каминский именно в “шарашке” Шадринска в своё время работал. Немцы, получив такую информацию о Каминском, о его персональных заслугах перед Третьим Рейхом забыли мгновенно и инсценировали нападение на Бронислава Каминского польского партизанского отряда. На самом деле Каминского расстреляли в Вартеланде (сейчас – Западная Польша) как агента советских спецслужб, но бойцам РОНА сообщили именно о нападении на их командира поляков, что привело ещё к большей озлоблённости по отношению к польскому населению. Со смертью Каминского закончилась история Локотской республики, которая «переезжала» с места на место, пытаясь получить убежище в Рейхе от наступавшей Красной Армии. Большинство бойцов растворились в Германии, и, что немаловажно, сумели уйти от возмездия. Есть данные, что несколько сотен «локотцев-народников» вернулись на территорию СССР, но под видом освобождённых узников концентрационных лагерей и угнанных на работы в Германию мирных жителей. Послевоенная суматоха не смогла выявить всех тех, кто, называя себя строителями русского государства, принимал участие в казнях мирных жителей, пособничал оккупационным войскам и противостоял войскам Красной Армии.

kackad.com

Локотская республика

Локотская республика (Локотское самоуправления, Локотского округа, Локотьска волость) - самоуправляющееся, коллаборационных образования на территории Российской Федерации, которое вело борьбу с партизанскими бандами и диверсионными группами НКВД на стороне нацистской Германии.

1. Появление

Локотскую республику на территории нынешней Брянской области РФ объявили в ноябре 1941-го года два инженера местного спиртзавода: Константин Воскобойник и Бронислав Каминский. Воскобойник и Каминский основали свою республику через месяц после того, как гитлеровцы оккупировали Брянщину. Локотское самоуправления просуществовало с ноября 1941 по август 1943 года. Административный центр находился в поселке Локоть. Административная система, которая здесь существовала, во многом повторяла систему, которые практиковались в других оккупированных областях. Главным отличием было то, что вся полнота власти на местах принадлежала здесь не немецкой комендатуре, а органам местного самоуправления. Любым немецким властям запрещалось вмешиваться во внутренние дела "Локотской волости". Немецкие предприятия на территории Локотского округа ограничивали свою деятельность только с помощью и советами руководителям округа и его районов.

На территории округа была сделана удачная попытка создать и легализовать свою партию - Национал-социалистическую партию России (НСПР) и создать независимый российское правительство.

По своим размерам Локотский округ превышал территорию Бельгии. Имел статус национального образования и имел собственные вооруженные силы - Русскую освободительную народную армию (РОНА) - сильное боеспособное объединение, созданное по образу народной милиции, которое состояло из 14 батальонов общей численностью до 20 тыс. человек.

Берлин признал автономию Локотской республики уже через 2 недели после официального обращения. Гитлеровское командование на Восточном фронте получило приказ всячески поддерживать и защищать русских национал-социалистов. [1]

2. Административное деление и границы

Бранислав Каминский

Локотская республика была официально признана немецкими властями 15 ноября 1941 года. Сначала его власть распространялась лишь на Локотский (ныне Брасовский) район, затем - на Локотский уезд, с присоединением к нему территорий Навлинського и Комаричский районы ( Орловской, теперь Брянской области) и Дмитровского района Курской (ныне Орловской) области. С июля 1942 Локотский уезд был реорганизован в Локотский округ и включил в себя 8 районов, сохранившихся и поныне (Брасовский, Суземский, Комаричский, Навлинський, Михайловский, Севский, Дмитриевский, Дмитровский).

Территориально она охватывала несколько районов на юго-западе Брянщины и граничила, в частности, с Сумской областью Украина. Республика имела все формальные признаки государства - границы, выборное самоуправление, правительство, глава государства, сначала Воскобойник, а с 8 января 1942 Каминского, милицию и даже свои вооруженные силы - Русская Освободительная Народная Армия. Официальной идеологией Локотской республики стал национал-социализм, правящей партией - Национал-социалистическая партия России.

Каждый район делился на 5-6 волостей, каждая из которых имела волостное управление во главе с волостным старшиной, а во главе района стоял русский бургомистр со своим аппаратом управления. Сначала главой самоуправления, когда оно имело статус района и уезда, был бургомистр Константин Воскобойник, а после его гибели - его бывший заместитель Бронислав Каминский, который стал обер-бургомистром Локотского округа.

3. Вооруженные силы

В начале 1943 года вооруженные формирования на территории Локотского округа насчитывали 15 батальонов численностью 12 - 15 тысяч воинов. По мнению историка Бориса Соколова, в середине 1943 г. общая численность РОНА не превышала 12 тысяч, и она не в состоянии была самостоятельно справиться с партизанскими отрядами, которые превосходили его по общей численности, что вызвало необходимость привлечь к помощи венгерские и немецкие оккупационные войска. Каминский проводил мобилизацию мужчин 18 - 20 лет, для чего нередко приходилось прибегать к захвату заложников из семей тех, уклонявшихся от призыва.

4. Столкновение с Красной армией и партизанами-диверсантами

Бронислав Каминский в окружении воинов РОНА

Советские диверсионные отряды НКВД, нападали на население округа и вели боевые действия с РОНА. С мая по октябрь 1942 года диверсанты НКВД 540 раз пытались атаковать охранные силы округа. Несмотря на террор и убийство местных гражданских лиц диверсантами НКВД, руководство округа поддерживало порядок жестокими репрессиями против лиц, заподозренных в связях с партизанами-диверсантами. [2]

Волна террора в ответ вылилась в чрезвычайно большое число жертв. Было расстреляно, повешено и замучено более 10 тысяч человек, в частности были сожжены заживо 203 человека. Полностью сожжены 24 деревни и 7300 дворов, разрушено 767 общественных и культурных учреждений. С одной лишь Брасивского района на работу в Германии были изгнаны 7 тысяч человек.

5 сентября 1943 Локоть освободили силами 2-го танкового батальона 197-й танковой бригады 30-го Уральского добровольческого танкового корпуса совместно с частями 250-й стрелковой дивизии. При отступлении немецкой армии вооруженные формирования Локотского округа под командованием Бронислава Каминского, а также члены семей военнослужащих и все, кто не хотел оставаться на советской территории (30 тысяч человек), в августе 1943 года ушли вместе с немецкой армией в город Лепель Витебской области, где на время была создана Лепельская республика, а РОНА участвовала в военных операциях против партизан до лета 1944 г. Отсюда бригада РОНА в составе войск СС была переброшена в Польши, где, в частности, принимала участие в подавлении Варшавского восстания. Уже после ухода РОНА сопротивление советской власти, сопровождавшееся частыми вооруженными столкновениями с подразделениями НКВД, продолжалось на территории Брянщины и Орловщины до 1951 года. [3]

5. Государственные символы

Государственным флагом республики служил нынешний государственный флаг Российской Федерации. Правда, на него вешали то немецкую свастику, то готический крест, архангела Михаила. [4]

6. Полиция и порядок в республике

Был случай, когда по личному распоряжению Каминского было проведено следствие и суд над двумя военнослужащими венгерского корпуса в составе немецкой армии за мародерство и убийство. Преступники были осуждены и публично казнены. [5]

Исполняла смертные приговоры палач Локотского округа Антонина Макарова, казнила около 1500 человек, в том числе партизан, членов их семей, женщин и подростков. Была расстреляна 1978 по приговору советского суда. [6]

6.1. Истребление евреев

Еврейское население Локотского округа было полностью уничтожено. В расстрелах особенно отличился начальник полиции Суземского района Прудников. Так в Суземке было расстреляно 223 евреи. [7]

7. Экономика

При минимальном контроле со стороны немецкой администрации Локотское самоуправление достигло заметных успехов в социально-экономической жизни округа: здесь была отменена колхозная форма хозяйствования и введена необременительная система налогов. Конфискованное при так называемом "Раскулачивании" советской властью имущество безвозмездно возвращалось бывшим владельцам, при утрате предусматривались соответствующие компенсации. Размер подушной участка для каждого жителя самоуправления составлял около 10 гектаров. За время существования самоуправления были восстановлены и пущены в эксплуатацию многие промышленные предприятия, занимавшиеся переработкой сельскохозяйственной продукции. Немецкие власти предпочитали не вмешиваться во внутренние дела Локотского самоуправления, которое отвечало за сбор налогов, безопасность немецких грузов на своей территории и обеспечение немецких войск продовольствием. Единственным платежным средством был советский рубль.

8. Гражданское жизни

Маленький, но красноречивый факт: в республике действовало 345 школ, почти 50 больниц и медпунктов и даже спортивные клубы. В первые дни были открыты практически все закрыты советской властью церкви. Издавались свои газеты. [8]

9. Реакция СССР

Сам факт существования пусть небольшой, но все же российской фашистской державки стал для Кремля источником постоянной тревоги. Сталину регулярно докладывали о состоянии дел в Локоте и окрестностях. К границам республики подтянули значительные силы специальных отрядов НКВД, замаскированных под красных партизан. И дело здесь было не в милитаристский мощи брянских сепаратистов. Численное количество их армии вместе с милицией никогда не превышала 15 тысяч человек. Капля в море на фоне миллионных армий СССР и Германии. Сталина, как опытного партийца, больше пугала идеология, которая пришлась по душе (хотя и по разным соображениям) определенной части советских граждан.

10. Конец республики

История Локотской республики завершилась осенью 1944-го года. В то время Каминский в Варшаве, подавлял антигитлеровского восстания поляков. Чувствуя близкий конец, Каминский попытался предложить свои услуги командованию УПА, но получил решительный и категорический отказ. Вскоре "комбрига Каминского", как он себя называл, пристрелили гестаповцы, а остатки его войска влили в состав генерала Власова. [9]

11. Попытка реабилитации

Сергей Веревкин, автор недавно изданной в России книги "Найзаборонениша книга о Второй Мировой. Была ли альтернатива Сталину?", утверждает, что в годы Второй мировой у русского народа была реальная альтернатива сталинскому режиму - так называемая "Локотская Республика", созданная на оккупированной немцами территории, имевшей русскую администрацию, органы самоуправления и боеспособную армию, которая боролась против советских партизан, и "локотчанив" следует считать предателями Родины и пособниками гитлеровцев, а патриотами, которые пытались возродить национальную Россию. И это не единственная книга о "Локотскую альтернативу". [10]

nado.znate.ru

Локотская Республика - Записки национал-либертарианца

История Локотского Самоуправления началась на Брянщине, в октябре 1941 года. На тот период времени Локоть являлся небольшим населенным пунктом Орловской области (в настоящие время Локоть входит в состав Брянской области).

Немецкие Войска остро нуждались в порядке и дисциплине на данных территориях. Среди местного населения нашлось немало добровольцев. Данное явление обуславливалось тем, что на территории Локтя проживало преимущественно население, насильно сосланное на данную территорию НКВД в тридцатые годы. В немецких местные жители видели защитников, которые способны противостоять сталинской тирании. Именно по инициативе местного населения, был создан Автономный Локотской Район, который возглавил житель Локтя Константин Воскобойник.

В обстановке крушения фронта и безвластия в покидаемых красной армией районах крестьяне начинали делить колхозную землю. Они вооружались брошенным войсками в лесах и на дорогах оружием и создавали отряды самообороны с тем, чтобы защитить свои деревни от грабежей со стороны голодных солдат-окруженцев. и уже начинавших разворачивать свою деятельность партизанских отрядов. Еще до прихода немцев в Локте собрались сельские и деревенские старосты, а также выбранные населением депутаты. По существу, это был вечевой сход. Таким образом, в основе феномена Локотской республики лежит демократическое волеизъявление народа. После голосования «губернатором Локтя и окрестных земель» был выбран Константин Воскобойник. Его заместителем стал Бронислав Каминский. Именно они и возглавили русское освободительное движение на Орловско-Брянской земле. Константин Павлович Воскобойник родился в 1895 г. на Киевщине в семье железнодорожника. Год учился в Московском университете, в 1916-м ушел добровольцем на фронт. В 1919-20 гг. служил у красных, был ранен, а в 1921 году, насмотревшись на «прелести» совдепа, вступил в один из отрядов крестьянско-повстанческой армии Александра Антонова. Это важный момент, так как Локотскую республику можно во многом считать продолжением «антоновщины», также давшей удивительные примеры народной самоорганизации. После подавления Тамбовского восстания Воскобойник скрывался, жил, учился и работал по подложным документам, в 30-х гг. отбыл заключение в лагерях и в 1938-м обосновался в Локте, где работал преподавателем физики в Брасовском лесотехникуме.

Константин Воскобойник

Бронислав Владиславович Каминский, друг и соратник Воскобойника, родился в 1899 году. По отцу он был поляк, по матери — немец. Служил в красной армии, куда ушел добровольцем, после демобилизации учился в Петроградском химико-технологическом институте и работал на заводе «Республика». В 1935 году его исключили из ВКП (б) за критическое отношение к коллективизации, а в 1937-м арестовали по обвинению в принадлежности к «Трудовой крестьянской партии» Чаянова. В 1941 году отправлен на поселение в Локоть, где вплоть до прихода немцев работал инженером на местном спиртзаводе. 4 октября 1941 года в Локте впервые появилась группа немецких мотоциклистов. Проследовавшая через поселок воинская часть оставила здесь небольшую группу связи. Наступило временное безвластие, в обстановке которого учитель физики лесохимического техникума Константин Павлович Воскобойник вдруг объявил друзьям, знакомым и бывшим студентам, что будет читать лекцию в помещении локотской больницы. Весть об этом быстро распространилась по поселку. Больничное помещение могло вместить не более нескольких десятков человек, но для растерявшегося поселка это, конечно, стало подлинным событием. Объявив «первое собрание граждан жителей поселка Локоть» открытым, Воскобойник произнес страшные и немыслимые ранее слова: «Двадцать четыре года мы не имели права говорить правду, и только сейчас, сбросив каторжные цепи рабства и лжи, можно послать проклятие злодею Сталину, затопившему кровью Россию».

Воскобойник был назначен бургомистром Локтя и занялся деятельностью по формированию новой властной структуры на территории Локотского Района и том числе и вооружённых сил, которым было присвоено название РОНА(Русская Освободительная Народная Армия). Каминский стал его заместителем. Убедившись, что местное самоуправление способно самостоятельно обеспечить безопасность на территории округа, было решено реорганизовать Локотский Район в уезд, затем в округ. В Локоткий Округ было включено восемь районов Курской и Орловской области, с общем населением 581 тыс. человек. В Локте начали действовать основные государственные институты.

Проект «Локотская республика» встретил полное понимание немцев, прежде всего командования 2-й танковой армии Вермахта. Именно они подтвердили статус Локотской республики как НАЦИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ. Немцы не вмешивались во внутренние дела РГО; существовал даже особый приказ штаба Гудериана, категорически запрещавший такое вмешательство. Как этими правами пользовался Каминский, свидетельствует такой инцидент. Например, немцы не смогли предотвратить казнь двух своих военнослужащих, осужденных в Локте за мародерство и убийство. Летом 1943 года два немецких военнослужащих, ограбившие одиноко стоящую мельницу и убившие ее хозяина, были пойманы локотской полицией. Суд «Локотской республики» вынес им смертный приговор. Несмотря на протесты высшего немецкого командования, приговор был приведен в исполнение в Локоте на площади, на глазах у многотысячной толпы.

Для того чтобы арестовать немца или венгра, было достаточно распоряжения районного бургомистра. Каких-либо иных санкций, как то согласований с германским командованием, не требовалось.

Уместно упомянуть, что Локотская республика имела собственный Уголовно-процессуальный и Уголовный кодексы, разработанные бывшим студентом-юристом Тиминским. Поскольку Локоть считался местом проживания людей, которым по политическим мотивам было запрещено жить в крупных городах, поэтому перед началом войны в одном месте оказалось множество талантливых людей, юристы, драматурги, учителя и т.д.одинаково жаждущих освобождения от большевизма. Все это способствовала созданию серьезного организационного механизма имеющего все атрибуты самостоятельной республики.

Репетиция оркестра Локотского самоуправления. Локотский округ, лето 1942 г.

Восстановление множества производственных предприятий разрушенных большевиками при отступлении, налаживание самостоятельной финансовой системы, поощрение деятельности церкви и частной собственности, все свидетельствовало о налаживании нормальной жизни. Идеологическая работа Локотской республики распространялась на регионы занятые советской стороной, что создавало там прецеденты недоверия советсткой властью и желание у многих людей перейти линию фронта чтобы жить в новообразованной русской республике. Согласно планам Воскобойника к Локотской республике должны были примкнуть многие живущие в разных уголках России. Создавались подпольные ячейки созданной Воскобойником Народной социалистической партии «ВИКИНГ (ВИТЯЗЬ)» на занятой большевиками территории. Известность Константина Павловича, как бывшего подпольщика и политического деятеля обладавшего харизмой давала оптимистичный повод думать о благополучной реализации намеченных планов. Фактически речь шла о полномасштабном восстановлении русского государства.

Существование Локотской республики представляло страшную опасность для Кремля. Поэтому ликвидация Локотской республики, являлась важнейшей задачей. Поскольку Локотское русское государство было с самого начала под пристальным вниманием советского руководства, менее чем через два месяца после его образования, на территорию Особого Локотьского округа стали активно забрасываться и направляться группы и подразделения ОсНаз НКВД, оружие и боеприпасы местным красным партизанам. В район Локотя перебрасываются хорошо обученные и экипированные диверсионные группы, которые организовывали диверсии и карательные операции. Война шла постоянно, везде и всюду, но поскольку население Локотьской республики в массе своей было настроено против красных (все отряды РОНА, группы «деревенской самообороны», «Народной милиции» были исключительно добровольческими), то одним из рекомендованных сверху методов был террор и запугивание локотьчан.

Вся тяжесть карательных операций НКВД легла на местное население. Только в районе 2–й танковой армии, где и располагался Локоть, был зафиксирован ряд случаев массового уничтожения партизанами мирного населения. 1 мая 1942 года Кокоревский партизанский отряд под руководством Чичерина захватил Тарасовку и Шемякине За пять дней нахождения там «партизанами» было зверски замучено и убито 115 человек, в том числе много женщин и детей. Террор партизан вместе с подразделениями НКВД к местному населению был столь значителен , что из-за большого количества истребленных людей в округе были даже созданы детские дома для детей, у которых партизаны убили родителей.

Из воспоминаний старожила Комаричского района: Двое полицейских шли по деревни, увидели женщину и говорят ей: -"А как, ты мать, полицаев кормишь?". Женщина видя мужиков с оружием с опаской отвечает:- "Заходите, пожалуйста." В ответ один из этих полицаев хамски отвечает:-"Так ты полицаев кормишь..." и стреляет в нее. Женщина была убита выстрелом. Местные узнали что это были переодетые партизаны из соседней деревни.

8 января 1942 года в бою с советскими партизанами Константин Воскобойник погиб. Его сменил Бронислав Каминский, получивший впоследствии прозвище «хозяин брянских лесов». Бронислав сумел создать в Локте эффективную структуру управления. Каминский создал Окружное Управление Самоопределения, была создана политическая основа в виде Народной Социалистической Партии «Викинг» (общая численность ок.400 человек) и ее молодежная организация. Брониславом Каминским была развернута значительная деятельность по борьбе с советскими партизанами и вскоре они были ликвидированы с территории Округа. Более того, Каминский создаю свою разведку которая занималась сбором данных о партизанах и советских диверсантах.

Бронислав Каминский в окружении немецких офицеров

Под управлением Каминского жизнь в Округе постепенно налаживалась. Милиция Локотского Округа была преобразована в штурмовую бригаду «РОНА» целью и задачей которой являлась ликвидация партизан. Пользуясь поддержкой Командования Бронислав Каминский стремился максимально расширить зону своей деятельности. Была объявлена мобилизация и к концу 1942 года общая численность «РОНА» составляла до 10 тысяч человек. Все силы были стянуты на борьбу с партизанами которая велась с первых дней создания Локотской Республики. Развитие получила и Народная Социалистическая Партия «Викинг». Каминским была восстановлена частная собственность на землю и восстановлена частная торговля. На территориях, которые не подвергались атакам партизан, данные введения дали положительный результат.

К концу 1942 г. в тыловом районе 2-й немецкой танковой армии сложилось своеобразное государственное образование. Преобразованные на началах частного предпринимательства сельское хозяйство и торговля испытывали небывалый для того времени подъем. Были приведены в порядок и запущены в действие система школьного образования и медицинского облуживания. Было открыто 345 школ, в которых работали 1338 человек только педагогического персонала, 9 больниц, 37 медицинских пунктов, 3 детских дома, многие воспитанники которых осиротели в результате красно-партизанского террора. Приказом Каминского семилетнее образование объявлялось обязательным. Заработало множество промышленных предприятий, в том числе разрушенных советскими войсками при отступлении. Эффективно функционировал Локотский Государственный банк. В качестве временной денежной единицы имел хождение советский рубль (характерно, что не оккупационная марка). Размер подушного земельного участка для каждого жителя РГО, в полном соответствии с объявленной выше программой, составлял 10 гектаров. У каждой сельской семьи была корова, не говоря уже о козах, свиньях и птице. Имущество, конфискованное в 30-е годы при раскулачивании, безвозмездно возвращалось законным хозяевам; если же оно было утрачено, то выплачивалась соответствующая компенсация.

В ноябре 1942 года открылся Городской художественно-драматический театр им. Воскобойника. Издавался орган локотского самоуправления - газета «Голос народа», велась широкая просветительская работа среди населения, в частности, читались лекции на темы «Германия сегодня», «Евреи и большевики», «Германо-советская война» и др. «Голос народа» пропагандировал стиль и образ жизни «новой Европы», здоровое отношение к труду и к собственности. Работала радиостанция Локтя. Проводилась государственная политика полной свободы совести: скажем, наряду с множеством православных церквей, открывались молельные дома баптистов.

17 ноября 1942 года Каминский вынужден был издать специальный приказ «О борьбе с пьянством»: за самогоноварение и употребление его при исполнении служебных обязанностей полагалось наказание военно-полевого суда - вплоть до расстрела. В Локоте были запрещены аборты и велась всяческая борьба за сохранение семьи, запрещались разводы и признавались только церковные браки и поощрялась рождаемость.

Жители Локотьской республики в 1941-1942 годах надеялись, что большевики больше никогда не вернуться, но история распорядилась иначе, и это стало настоящей трагедией для локотьчан. В августе 1943 года положение Локотьского округа стало угрожающим, бойцы РОНА и все, кто не желал возвращения коммунистической власти (а таких в общей сложности оказалось более 30 000 человек), ушли с немецкими войсками и в начале сентября обосновались в белорусском городе Лепель Витебской области.

Эвакуация военнослужащих РОНА и их семей с Локотского округа в Белоруссию. Август - сентябрь 1943 года.

Осенью один полк РОНА стойко защищал Севск — и в этой защите уничтожен целиком: советские войска добивали и раненых, а командира полка привязали к танку и протащили насмерть» («Архипелаг ГУЛАГ»). РОНА прикрывала отход 2-й немецкой танковой армии и плановую эвакуацию гражданского населения Локотской республики.

При отступлении вместе с РОНА на запад ушло более 50 тысяч мирных жителей, не желавших прозябать под коммунистическим гнетом. «Можно представить, как, дорвавшись, прочесывало НКВД этот автономный антисоветский район!», – пишет Александр Солженицын.

Локотский эксперимент так и остался наиболее интересным явлением в русском коллаборационизме как для историков, так и для экономистов.

Источники:

Оригинал взят у st_zajac в Локотская Республика

nktv1tl.livejournal.com

Русская дивизия СС | Белые пятна Второй мировой войны

Отлично известно про латышскую, эстонскую и украинскую дивизии СС. Про белорусскую – только историкам. А вот о русской дивизии СС мало кто слышал.  Но она была и оставила свой жестокий след в истории Великой Отечественной.

История 29-ой дивизии СС началась на Брянщине, когда в октябре 1941-го войска немецкой 2-ой танковой армии вошли в город Локоть.

Локоть – маленький город в Орловской (ныне Брянской) области, бывшее имение князя Михаила Романова. Быстро продвигавшиеся немецкие войска остро требовали порядка и безопасности на занятой территории. Нашлись и желающие этим заняться.

В Локте было достаточно высланных сюда органами НКВД в 30-ые годы. Абсолютное большинство из них были, мягко говоря, не в восторге от сталинских методов управления. Именно по их инициативе и при горячей поддержке командования 2-ой танковой армии и был создан автономный Локотский район. Его возглавил учитель физики при местном техникуме Константин Павлович Воскобойник.

Он был назначен обер-бургомистром Локтя и развернул кипучую деятельность по формированию структур власти, не забыв и про вооруженные силы. Войскам было присвоено название Русская Освободительная Народная Армия, т.е. РОНА.  Была своя разведка, газета и даже театр.

Командование 2 ТА, убедившись, что местное самоуправление в состоянии своими силами обезопасить тыловые районы, преобразовало локотский район сначала в уезд, а потом в округ и включило в его состав 8 районов Курской и Орловской областей с населением 581 000. человек. Так городок со смешным названием стал фашистской столицей Брянщины.

В Локте начали действовать основные государственные институты, работали столовые выходили газеты, исправно собирались налоги. 8 января 1942 г. в бою с партизанами погибает Константин Воскобойник. Его сменил Бронислав Каминский. Он сумел создать в Локте весьма эффективную структуру управления.

Военизированная милиция, численность которой вначале составляла около 200 человек, начала активно бороться с партизанами. Каминский развернул активную деятельность и вскоре очистил от них большую территорию. Это его называли «Хозяин Брянского леса». К весне 42-го численность милиции возросла до 1700 человек.

В Москве, безусловно, понимали опасность распространения этого положительного для немцев опыта на большую часть оккупированной территории. В район Локтя были заброшены разведывательно-диверсионные группы. Перед ними была поставлена задача по физическому устранению Каминского, но без особого успеха. Более того, каминцы быстро отладили свою разведку и контрразведку, практикую заброс уже своей агентуры к партизанам.

Под жесткой рукой Каминского жизнь постепенно налаживалась. Необходимо отметить, что Локотский автономный округ не был только экспериментом военных, скорее руководителей Третьего Рейха. О его существовании знал даже Адольф Гитлер, не говоря уже о министерстве Розенберга и Главном управлении СС. Милиция республики была преобразована в штурмовую бригаду РОНА. Не нужно ее путать с армией Власова, которая имела название РОА. Если власовцам немцы не очень доверяли, то к каминцам было совсем другое отношение.

Какими правами пользовался Каминский, говорит такой эпизод. Летом 1943 года 2 немецких солдат ограбили стоящую на отшибе мельницу, убили ее хозяина и были пойманы локотскими полицаями. Суд Локотской республики приговорил их к смерти. Приговор привели в исполнение на площади на глазах у огромной толпы, не смотря на возражения высшего немецкого командования.

Окрыленный успехами и пользуясь поддержкой немецкого командования, Каминский стремился максимально расширить свою деятельность. В маленьком городке ему стало тесно. Каминский объявил мобилизацию. В качестве командиров привлекались пленные офицеры Красной Армии.

Штурмовая бригада РОНА стала значительной военной силой и была передана в подчинение СС. К концу сорок второго года в ее составе имелось четырнадцать стрелковых батальонов, зенитная батарея, бронедивизион, комендантский взвод и истребительная рота. Общая численность до 10 000 человек. Все эти силы применялись для борьбы с партизанами, которая началась с самого начала существования новой власти и продолжалась до эвакуации частей РОНА из Локтя.

Получила свое развитие и партия Каминского. Ее программа была практически списана с программы немецких нацистов. По сути, в Локотской республике были установлены национал-социалистические порядки. Так, например, браки между неевреями и евреями запрещались. Для евреев действовали разного рода ограничения, дополнительные поборы и принудительные работы.

В Локте признавались только браки, освященные церковью, запрещались разводы. Были запрещены аборты, велась борьба за сохранение семьи и поощрялась рождаемость. Личная собственность на землю была восстановлена, стимулировалась частная торговля в городах. Свободная торговля и раздел земли между местными крестьянами вызвали некий расцвет в районах округа, не подвергавшихся нападению партизан.

В Локотском и соседних районах находилось немало ссыльных, которым было запрещено жить в крупных городах Советского Союза, поэтому первоначально у Каминского хватало сторонников. Впрочем, большинство постепенно разочаровывалось и в нем, и в Гитлере. Да и на фронтах ситуация начала меняться. В начале марта сорок третьего года советские войска подошли к окраинам округа, и 3-ий и 5-ый полки РОНА участвовали в боевых действиях против Красной Армии, понеся большие потери. Многие, не приняв боя, дезертировали, около 700 человек ушло к партизанам. Но, в целом, действия каминцев были успешными.

Всю весну и лето 1943 г. РОНА провела, воюя с партизанами. Фактически на этой бригаде лежала ответственность за тыл немецких армий на линии Орел-Курск. Самой крупной и успешной операцией была «Цыганский барон», в ходе которой было убито более 1500 партизан, и столько же пленено. Помимо этого было уничтожено более 200 партизанских баз. Участием в этих боях штурмовая бригада привлекла внимание рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Бригада стала не только подчиняться, но и структурно входить в войска СС. Каминский был награжден медалью, и ему было присвоено звание бригаденфюрера СС, что соответствовало генерал-майору.

Продолжение истории о русских эсесовцах “Русская дивизия СС. Лепельский особый округ” следует…

Автор: Николай Категория: Воинские части

rolershar.ru