Мехлис, Лев Захарович. Лев мехлис


Лев Мехлис. Биография цепного пса Сталина

Сталинское окружение состояло из людей, уступавших Генсеку как в интеллекте, так и по волевым качествам. Время от времени, когда возникали сомнения в чьей-то лояльности, вождь партии и народа проверял ее довольно жестокими методами, например отправлял супругу «звенеть котелком» в лагеря.

мехлис биография

Советская государственная система имела строго и четко организованную вертикальную структуру, а на самой вершине пирамиды восседал верховный правитель, И.В. Сталин, ставший при жизни божеством. Оспаривать его решения могли считанные люди, а заслужить его гнев часто означало подписать себе смертный приговор. Часто, но не всегда.

Одним из людей, раздражавших Сталина, но не поплатившихся за это жизнью, был Мехлис Лев Захарович. Биография его как политика не отличалась безупречностью с большевистской точки зрения. Рабочим он не был, подпольщиком, боровшимся с царским режимом, его тоже назвать нельзя. Конторщик, затем репетитор, он в отличие от многих членов политбюро не имел тюремного стажа. Членство в сионистской партии трудно назвать активной борьбой с самодержавием, «Поалей Цион» вряд ли могла претендовать на руководящую силу пролетариата России.

мехлис лев захарович биография

С началом Первой мировой двадцатипятилетний Лев послушно идет служить в армию и, дослужившись до унтер-офицерского звания, встречает Февральскую революцию. Затем происходит Октябрьский переворот. Что делает в это время бомбардир Мехлис? Биография по крайней мере официальная об этом умалчивает. Затем – стремительная карьера. Вступив в 1918 году в РКП(б), он сразу начинает комиссарить, сперва на уровне бригады, затем - дивизии. Всего два года потребовалось Льву Захаровичу для того, чтобы стать руководителем политработников группы войск.

С 1921 года Мехлис - соратник Сталина, причем самый непосредственный, он помощник его секретаря. Необремененный совершенно излишними университетскими дипломами, он отлично ориентируется в линии партии, которая в бурные двадцатые часто колеблется. Это умение помогает в работе главному редактору «Правды».

Несмотря на внушительные должности, образ этого руководителя больших симпатий не вызывает. Обычный партийный болтун, способный рассуждать лишь в общих чертах, не вдаваясь в конкретику, таких было много, и Сталин их не очень жаловал. Чем же ему так нравился Мехлис? Биография многих совработников, репрессированных в тридцатые годы, была героичней, а знания - глубже.

мехлис соратник сталина

Ответ на этот вопрос дал сам отец народов. Он высказался как-то, что Лев Захарович совершенно не способен что-либо создавать, он может лишь уничтожать. Очевидно, столь узкая специализация сказывалась на качестве его работы: если уж поручили, то точно выполнит.

Армейский комиссар первого ранга – должность, в которой встретил 1941 год Мехлис. Биография его пополнилась яркой главой, он начал разбираться с причинами военных катастроф Красной Армии начального периода войны. По своей давней привычке Лев Захарович пытается занять выгодную для себя позицию, критикуя действия военачальников, строча на них доносы и не отвечая за результат боевых операций. Во время провальных действий 1942 года в Крыму Сталин шлет ему необычно многословную для него телеграмму, в которой подвергает критике такое отношение к возложенной миссии.

Понижен в должности, снят с постов начальника Главпура и замминистра обороны, казалось бы, все, конец. Почему не расстрелян Мехлис? Биография продолжилась, карьера восстановлена - к 1944 году он генерал-полковник. Наверное, организаторские способности были все же оценены и могли в дальнейшем пригодиться…

О том, как Лев Захарович получил степень доктора экономических наук, история молчит. Доктором политических наук он, очевидно, стал вполне заслуженно.

Беспощадная борьба с врагами подорвала здоровье верного ленинца-сталинца. В 1950 году он больше не мог выполнять палаческих функций и был отправлен на пенсию. 18 февраля 1953 года, всего на двадцать дней раньше великого вождя, Мехлис окончил свой земной путь. Похоронили его прах в Кремлевской стене.

fb.ru

Мехлис, Лев Захарович - это... Что такое Мехлис, Лев Захарович?

Автограф Мехлиса. 1937

Лев Заха́рович Ме́хлис (1 (13) января 1889, Одесса — 13 февраля 1953, Москва) — советский государственный и военный деятель, генерал-полковник (29 июля 1944). Член ЦИК СССР 7-го созыва, депутат Верховного Совета СССР 1—2-го созывов. Кандидат в члены ЦК ВКП(б) (1934—1937), член ЦК ВКП(б) (1937—1953), член Оргбюро ЦК ВКП(б) (1938—1952).

Доктор экономических наук (1935).

Биография

Родился в еврейской семье. Закончил 6 классов еврейского коммерческого училища. В 1904—1911 годах работал конторщиком и был домашним учителем. В 1907—1910 годах — член рабочей сионистской партии «Поалей Цион(Одесса)».

С 1911 года в русской армии. Служил во 2-ой гренадерской артиллерийской бригаде. В 1912 году получил звание бомбардира (звание в артиллерии, соответствовало званию ефрейтора в пехоте и кавалерии). Позже получил звание фейерверкера. (Старшее унтер-офицерское звание в артиллерии). До 1917 года — в артиллерии.

В 1918 году вступил в коммунистическую партию и до 1920 года был на политработе в Красной армии (комиссар бригады, затем 46-ой дивизии, группы войск). В 1921—1922 годах — управляющий административной инспекцией в Народном комиссариате рабоче-крестьянской инспекции (нарком И. В. Сталин). В 1922—1926 годах — помощник секретаря и заведующий бюро секретариата ЦК, фактически личный секретарь И. В. Сталина.

В 1926—1930 годах учился на курсах при Коммунистической академии и в Институте красной профессуры. С 1930 года — заведующий отделом печати ЦК, одновременно член редколлегии, а затем главный редактор газеты «Правда». При нём гранки газеты стали доставляться в Ленинград по воздуху, и читатели города трёх революций получали выпуски «Правды» день в день. С 1932 года «почтовое звено», в которое входили лучшие лётчики страны, возглавил Леонард Крузе. В 1937—1940 годах — заместитель наркома обороны и начальник Главного политуправления Красной армии. С 1939 года — член ЦК ВКП(б) (кандидат с 1934 года), в 1938—1952 годах — член Оргбюро ЦК, в 1940—1941 годах — нарком Госконтроля.

В июне 1941 года вновь назначен начальником Главного политуправления и заместителем наркома обороны. Мехлису было присвоено звание армейский комиссар 1-го ранга, что соответствовало званию генерала армии. В 1942 году был представителем Ставки Верховного главнокомандующего на Крымском фронте, где постоянно конфликтовал с генералом Козловым. Руководители штаба фронта не знали, чьи указания выполнять — командующего или Мехлиса[источник не указан 15 дней]. Командующий Северо-Кавказским направлением маршал Будённый тоже не мог воздействовать на Мехлиса, который упорно не желал ему подчиняться, ссылаясь на то, что все указания получает напрямую из Ставки.

Мехлис во время пребывания на посту представителя Ставки занимался тем, что писал довольно критичные доклады на старших офицеров. После одного из таких докладов с должности начальника штаба фронта был снят генерал-майор Толбухин, который имел неосторожность в противовес указанию Сталина высказать мнение о необходимости для фронта учесть необходимость обороняться. Также пытался через Ставку заменить командующего фронтом Козлова на Рокоссовского или Клыкова. В то же время в докладах Сталину пытался дистанцироваться от неудач, которые терпел Крымский фронт, и возложить всю ответственность на командование фронтом. Сталин по этому поводу направил Мехлису телеграмму, в которой подверг его жёсткой критике за подобное поведение.

В 1942—1946 годах — член военных советов ряда армий и фронтов, с 6 декабря 1942 года — генерал-лейтенант, с 29 июля 1944 года — генерал-полковник.

В 1946—1950 годах — министр Государственного контроля СССР. 27 октября 1950 года уволен по состоянию здоровья.

После смерти в феврале 1953 года был кремирован, прах помещён в урне в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.

Л. З. Мехлис о районных газетах

Они настолько лишены надзора и руководства, что они просто скупаются нашими хозяйственниками за гроши, просто подкупаются. Часто наши районные газеты, возьмём газеты Западной области — «Колхозник», «Заря социализма», «Социалистический путь», «За коммуну», «Большевистские темпы» и др., все они печатают статьи о достижениях отделений Госбанка. (Смех.). Они организуют отзывы председателей колхозов и бригадиров, отзывы хвалебные по адресу этих отделений Госбанка и получают за это мзду и большую денежную награду даже не для личных целей, а для поддержания самих газет, ибо сами газеты поставлены в чрезвычайно тяжёлые материальные условия, ибо техническая база районных газет совершенно нетерпима, ибо печатаются районные газеты на такой бумаге, что это позор для нас.[1]

Отзывы о Льве Мехлисе

Супруга А. И. Угарова вспоминала о Л. Мехлисе: «Был он у нас в Ленинграде в двадцать восьмом году. Тяжёлый человек… Ох, и помучился же с ним Александр Иванович, да и Сергею Мироновичу тоже пришлось не сладко»[2].

Сталин очень не любил, чтобы товарищи, занимающие большие государственные посты, особенно политические, чем-то особенно выделялись среди окружающих. Так, например, узнав, что члены Военных советов фронтов Н. А. Булганин и Л. З. Мехлис завели себе обслуживающий персонал и личных поваров, снял их с занимаемых постов на этих фронтах.

— Голованов А. Е. Дальняя бомбардировочная...

По рассказам бывшего министра здравоохранения СССР Е. И. Смирнова, в 1949 году он предложил Сталину поставить Мехлиса (министра Государственного контроля) во главе одной из правительственных комиссий. На это Сталин «начал хохотать, схватившись за живот и вытирая слёзы»:

Да разве Мехлиса можно назначать на созидательные дела? Вот что-нибудь разрушить, разгромить, уничтожить — для этого он подходит.[3]

По воспоминаниям Н. С. Хрущёва: «Это был воистину честнейший человек, но кое в чём сумасшедший, что выражалось в его мании везде видеть врагов и вредителей.»[3]

Поэт, писатель, публицист и журналист Ф. И. Чуев приводит разговор, который состоялся между Сталиным и писателями Фадеевым и Макарьевым о главном редакторе «Правды» Мехлисе. Сталин на жалобы писателей несколько раз повторил: «Это страшный человек, Мехлис. Просите о чём угодно, но с ним я ничего не могу сделать».[4]

Генерал Александр Горбатов, будучи реабилитированным и восстановленым на службе, испытывал на себе подозрительность Мехлиса:

Лев Мехлис: записка о Постышеве. 1937 При каждой встрече со мной вплоть до освобождения Орла Мехлис не пропускал случая задать мне какой-нибудь вопрос, от которого можно было бы стать в тупик. Я отвечал просто и, вероятно, не всегда так, как ему хотелось. Однако заметно было, что он, хотя и с трудом, изменяет к лучшему своё прежнее отношение ко мне. Когда мы уже были за Орлом, он вдруг сказал:

— Я долго присматривался к вам и должен сказать, что вы мне нравитесь как командарм и как коммунист. Я следил за каждым вашим шагом после вашего отъезда из Москвы и тому, что слышал о Вас хорошего, не совсем верил. Теперь вижу, что был не прав.

Поблагодарив за откровенность, я сказал:

— Не скрою и я от вас, что вы тогда, в Москве, мне очень не понравились, я пережил много неприятных часов. Видел также, как настороженно вы встретили меня на фронте. Но я привык прежде всего думать о деле. Очень рад тому, что вы только что мне сказали.

После этого разговора Л. З. Мехлис стал чаще бывать у нас в армии, задерживался за чаепитием и даже говорил мне и моей жене комплименты, что было совершенно не в его обычае. Он был неутомимым работником, но человеком суровым и мнительным, целеустремлённым до фанатизма, человеком крайних мнений и негибким, — вот почему его энергия не всегда приносила хорошие результаты. Характерно, что он никогда не поручал писать кому-либо шифровки, и писал их только сам, своим оригинальным почерком.

— Горбатов А. В. «Годы и войны»

Награды

См. также

Литература

  • Рубцов Ю. В. Alter ego Сталина. М., 1999.
  • Рубцов Ю. В. Мехлис: Тень вождя. М.: Вече, 2011. 384 с., ил., Серия «Военные тайны XX века», 3 000 экз., ISBN 978-5-9533-5781-4

Примечания

dic.academic.ru

Мехлис, Лев Захарович — Википедия

Лев Заха́рович Ме́хлис (1 (13) января 1889, Одесса — 13 февраля 1953, Москва) — советский государственный и военный деятель, генерал-полковник (29 июля 1944). Член ЦИК СССР 7-го созыва, депутат Верховного Совета СССР 1—2-го созывов. Кандидат в члены ЦК ВКП(б) (1934—1937), член ЦК ВКП(б) (1937—1953), член Оргбюро ЦК ВКП(б) (1938—1952).

Доктор экономических наук (1935).

Родился в еврейской семье. Закончил 6 классов еврейского коммерческого училища.

В 1904—1911 годах работал конторщиком и был домашним учителем. В 1907—1910 годах — член рабочей сионистской партии «Поалей Цион (Одесса)».

С 1911 года в русской армии. Служил во 2-й гренадёрской артиллерийской бригаде. В 1912 году получил чин бомбардира (чин в артиллерии, соответствовал чинам ефрейтора в пехоте и кавалерии). Позже получил звание фейерверкера (старшее унтер-офицерское звание в артиллерии). До 1917 года — в артиллерии.

В 1918 году вступил в коммунистическую партию и до 1920 года был на политработе в Красной армии (комиссар бригады, затем 46-й дивизии, группы войск).

В 1921—1922 годах — управляющий административной инспекцией в Народном комиссариате рабоче-крестьянской инспекции (нарком И. В. Сталин).

В 1922—1926 годах — помощник секретаря и заведующий бюро секретариата ЦК, фактически личный секретарь И. В. Сталина.

В 1926—1930 годах учился на курсах при Коммунистической академии и в Институте красной профессуры. С 1930 года — заведующий отделом печати ЦК, одновременно член редколлегии, а затем главный редактор газеты «Правда». При нём гранки газеты стали доставляться в Ленинград по воздуху, и читатели этого города получали выпуски «Правды» день в день. С 1932 года «почтовое звено», в которое входили лучшие лётчики страны, возглавил Леонард Крузе.

С 30 декабря 1937 года до 6 сентября 1940 года — заместитель народного комиссара обороны и начальник Главного политуправления Красной армии.

8 февраля 1938 года Мехлису было присвоено звание армейский комиссар 1-го ранга, что соответствовало званию генерала армии.

После начала боевых действий у озера Хасан в июле 1938 года, 1 августа 1938 года прибыл в район боевых действий (командующий фронтом В. К. Блюхер прибыл в Посьет и принял командование войсками только 2 августа 1938 года)[1]

С 12 октября 1939 года — член ЦК ВКП(б) (кандидат с 1934 года), с 19 января 1938 года по 5 октября 1952 года — член Оргбюро ЦК.

С 6 сентября 1940 года по 21 июня 1941 года — нарком Госконтроля.

21 июня 1941 года вновь назначен начальником Главного политуправления и заместителем наркома обороны.

Участие в Великой Отечественной войне[править]

С 4 по 12 июля 1941 года член Военного совета Западного фронта.

с 10 июля 1941 года заместитель народного комиссара обороны СССР.

В 1942 году был представителем Ставки Верховного Главнокомандования на Крымском фронте.

О том, как работал Л. З. Мехлис на Крымском фронте, говорят его телеграммы в Ставку.

Через два дня после прибытия Мехлис отправил Сталину телеграмму следующего содержания:

Прилетели в Керчь 20.01.42 г. Застали самую неприглядную картину организации управления войсками… Комфронта Козлов не знает положения частей на фронте, их состояния, а также группировки противника. Ни по одной дивизии нет данных о численном составе людей, наличии артиллерии и минометов. Козлов оставляет впечатление растерявшегося и неуверенного в своих действиях командира. Никто из руководящих работников фронта с момента занятия Керченского полуострова в войсках не был…

ЦА МО ф. 32, оп. 11309, д. 139, л. 17.

Обычно эту телеграмму характеризуют так — самонадеянному Мехлису «хватило» двух дней, чтобы составить представление о положении дел на фронте. Это вероятно. Но даже если то, что он написал Сталину, соответствовало реальному положению хотя бы частично, то все равно его вывод объективный и тревожный. Ибо получалось, что командование фронта не выполняет своих обязанностей. В действительности же Мехлис был прав на все сто процентов. Потому как основные положения этой телеграммы были зафиксированы в приказе войскам фронта № 12 от 23 января 1942 г. Приказ был подписан самим Козловым, членом Военного совета фронта Ф. А. Шаманиным и Мехлисом. То есть, Козлов собственноручно подтвердил, что все это подлинная правда.

Именно Л. З. Мехлис практически сразу после прибытия поставил перед Ставкой вопрос о выделении фронта из Кавказского в самостоятельный Крымский. Более того, поставил вопрос о переносе управления войсками Крымского фронта на Керченский полуостров. Ведь штаб Кавказского фронта находился в Тбилиси и из-за столь серьезного удаления от мест боев просто не успевал оперативно реагировать на динамически изменяющуюся обстановку. Одновременно Мехлис немедленно затребовал пополнение в живой силе (три стрелковые дивизии), стал требовать срочного наведения порядка в артиллерии, ПВО, в тыловом обеспечении. В приказе № 12 от 23 января 1942 г. так и говорилось:

  • Командованию армий, дивизий, полков учесть опыт боев 15-18.01.42 г., немедленно навести порядок в частях… Полковую артиллерию и артиллерию ПТО иметь в боевых порядках пехоты…
  • Паникеров и дезертиров расстреливать на месте как предателей. Уличенных в умышленном ранении самострелов-леворучников расстреливать перед строем.
  • В трехдневный срок навести полный порядок в тылах…

АПРФ, ф. 5, оп. 50, д. 441, л. 32-36.

Мехлис во время пребывания на посту представителя Ставки занимался тем, что писал довольно критичные доклады на старших офицеров. Например, вот как он отзывался о командующем 44-й армией генерале Черняке

Черняк. Безграмотный человек, неспособный руководить армией. Его начштаба Рождественский — мальчишка, а не организатор войск. Можно диву даваться, чья рука представила Черняка к званию генерал-лейтенанта

Пытался через Ставку заменить командующего Крымским фронтом Козлова на Рокоссовского или Клыкова.

В телеграмме от 9 мая 1942 года Сталин указывал Мехлису на необходимость принять все меры к организации отпора:

«Вы держитесь странной позиции постороннего наблюдателя, не отвечающего за дела Крымфронта. Эта позиция очень удобна, но она насквозь гнилая. На Крымском фронте Вы — не посторонний наблюдатель, а ответственный представитель Ставки, отвечающий за все успехи и неуспехи фронта и обязанный исправлять на месте ошибки командования. Вы вместе с командованием отвечаете за то, что левый фланг фронта оказался из рук вон слабым. Если „вся обстановка показывала, что с утра противник будет наступать“, а Вы не приняли всех мер к организации отпора, ограничившись пассивной критикой, то тем хуже для Вас. Значит, Вы еще не поняли, что Вы посланы на Крымфронт не в качестве Госконтроля, а как ответственный представитель Ставки. Вы требуете, чтобы мы заменили Козлова кем-либо вроде Гинденбурга. Но Вы не можете не знать, что у нас нет в резерве гинденбургов. Дела у вас в Крыму несложные, и Вы могли бы сами справиться с ними. Если бы Вы использовали штурмовую авиацию не на побочные дела, а против танков и живой силы противника, противник не прорвал бы фронта и танки не прошли бы. Не нужно быть Гинденбургом, чтобы понять эту простую вещь, сидя два месяца на Крымфронте».[2].

Однако боевой порядок фронта не был перестроен из наступательного в оборонительный, результатом чего стала Керченская катастрофа 1942 года[3]. 19 мая 1942 года Крымский фронт был расформирован, а его войска переданы Северо-Кавказскому фронту.

По итогам его деятельности на Крымском фронте Директивой Ставки № 155452 от 04 июня 1942 года Мехлис был снижен в звании на две ступени до корпусного комиссара и снят с поста заместителя наркома обороны и начальника Главполитупра[4][5].

В дальнейшем был членом Военного совета:

Присвоены воинские звания: 6 декабря 1942 года — генерал-лейтенант; 29 июля 1944 года — генерал-полковник.

После войны[править]

С 19 марта 1946 года по 27 октября 1950 года министр Государственного контроля СССР, одновременно председатель Государственной штатной комиссии при Совете Министров.

С 30 июля 1949 года по 27 октября 1950 года член Президиума Совета Министров СССР.

С 27 октября 1950 года на пенсии по состоянию здоровья (инсульт).

После смерти в феврале 1953 года от болезни сердца был кремирован, урна с прахом помещена в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.

Отзывы о Льве Мехлисе[править]

Супруга А. И. Угарова вспоминала о Л. Мехлисе: «Был он у нас в Ленинграде в двадцать восьмом году. Тяжёлый человек… Ох, и помучился же с ним Александр Иванович, да и Сергею Мироновичу тоже пришлось не сладко»[6].

Сталин очень не любил, чтобы товарищи, занимающие большие государственные посты, особенно политические, чем-то особенно выделялись среди окружающих. Так, например, узнав, что члены Военных советов фронтов Н. А. Булганин и Л. З. Мехлис завели себе обслуживающий персонал и личных поваров, снял их с занимаемых постов на этих фронтах.

— Голованов А. Е. Дальняя бомбардировочная...

По рассказам бывшего министра здравоохранения СССР Е. И. Смирнова, в 1949 году он предложил Сталину поставить Мехлиса (министра Государственного контроля) во главе одной из правительственных комиссий. На это Сталин «начал хохотать, схватившись за живот и вытирая слёзы»: Да разве Мехлиса можно назначать на созидательные дела? Вот что-нибудь разрушить, разгромить, уничтожить — для этого он подходит.[7]

По воспоминаниям Н. С. Хрущёва: «Это был воистину честнейший человек, но кое в чём сумасшедший, что выражалось в его мании везде видеть врагов и вредителей».[7]

Поэт, писатель, публицист и журналист Ф. И. Чуев приводит разговор, который состоялся между Сталиным и писателями Фадеевым и Макарьевым о главном редакторе «Правды» Мехлисе. Сталин на жалобы писателей несколько раз повторил: «Это страшный человек, Мехлис. Просите о чём угодно, но с ним я ничего не могу сделать».[8]

Генерал Александр Горбатов, будучи реабилитированным и восстановленым на службе, испытывал на себе подозрительность Мехлиса:

При каждой встрече со мной вплоть до освобождения Орла Мехлис не пропускал случая задать мне какой-нибудь вопрос, от которого можно было бы стать в тупик. Я отвечал просто и, вероятно, не всегда так, как ему хотелось. Однако заметно было, что он, хотя и с трудом, изменяет к лучшему своё прежнее отношение ко мне. Когда мы уже были за Орлом, он вдруг сказал:

— Я долго присматривался к вам и должен сказать, что вы мне нравитесь как командарм и как коммунист. Я следил за каждым вашим шагом после вашего отъезда из Москвы и тому, что слышал о Вас хорошего, не совсем верил. Теперь вижу, что был не прав.

Поблагодарив за откровенность, я сказал:

— Не скрою и я от вас, что вы тогда, в Москве, мне очень не понравились, я пережил много неприятных часов. Видел также, как настороженно вы встретили меня на фронте. Но я привык прежде всего думать о деле. Очень рад тому, что вы только что мне сказали.

После этого разговора Л. З. Мехлис стал чаще бывать у нас в армии, задерживался за чаепитием и даже говорил мне и моей жене комплименты, что было совершенно не в его обычае. Он был неутомимым работником, но человеком суровым и мнительным, целеустремлённым до фанатизма, человеком крайних мнений и негибким, — вот почему его энергия не всегда приносила хорошие результаты. Характерно, что он никогда не поручал писать кому-либо шифровки, и писал их только сам, своим оригинальным почерком.

— Горбатов А. В. «Годы и войны»

Лев Мехлис: записка о Постышеве. 1937 — Тов. Жданову: «Смотрел с помощью увеличительного стекла значки, о которых пишет т. Постышев. Не вижу никакой свастики. Постышев не там ищет врагов, где они имеются». 25.11.1937

В художественной литературе[править]

  • Рубцов Ю. В. Alter ego Сталина. М., 1999.
  • Рубцов Ю. В. Мехлис: Тень вождя. М.: Вече, 2011. 384 с., ил., Серия «Военные тайны XX века», 3 000 экз., ISBN 978-5-9533-5781-4

wp.wiki-wiki.ru

Мехлис Лев Захарович (биография)

Один из помощников Сталина, занимавший в СССР высокие посты. Особенно известен своей деятельностью в роли представителя Ставки Верховного Главнокомандования. По мнению многих историков, именно его контроль привел к трагедии Крымского Фронта.

До революции

Мехлис Л.З. родился в 1889 году от родителей-евреев. До Первой Мировой войны работал в конторе, давал частные уроки и состоял в сионисткой партии Поалей Цион. Программа этой партии совмещала традиционные еврейские вопросы с идеями коммунизма. Например, планы возвращения евреев на историческую родину в Палестину и воссоздания Израильского государства, с планами переустройства общества на началах социализма и диктатуре пролетариата.Во время войны служил в артиллерии, где занимал должность бомбардира, а затем фейерверкера.

Карьерный взлет после 17 года

Вскоре после революции, Лев Захарович вступает в компартию. В годы гражданской войны, служит политработником в Красной армии. Там его заметили, и в 22-м году он уже работает личным секретарем у самого Сталина.

В 1926-1936 годах, Лев Захарович — начальник отдела печати ЦК, член редколлегии и, наконец, главредактор газеты «Правда». Параллельно с этим, он учится в Институте Красной Профессуры до доктора экономических наук. Причем, его освободили от защиты диссертации.

 Газета «Правда» (также ее называли «Красная Правда» и «Правда КПРФ») была главным печатным изданием в СССР. Разумеется, она была полностью идеологизированна, строго следовала воле Сталина и в  точности отражала все изменения в политическом курсе страны.  Все, что печаталось в этой газете, имело силу государственного постановления. М.Н. Рютин называл «Правду» «личным, непосредственным рупором вождя».

С 1937 года. Мехлис уже занимает должность начальника политуправления РККА (становится членом коллегии из 9 человек, включая Сталина).Это был период «Большого террора», когда командование армии подвергалось масштабной «чистке». И новый начальник РККА с большим рвением организовывал репрессии на «врагов народа».

За два года террора штат офицеров Красной Армии сократился примерно на 30%.Из речи Ворошилова об итогах военной чистки, произнесенной на заседании Военного Совета 29 ноября 1938 года:

«Чистка была проведена радикальная и всесторонняя, с самых верхов и кончая низами. Поэтому, и количество вычищенных оказалось весьма и весьма внушительным. Достаточно сказать, что за все время мы вычистили больше 4 десятков тысяч человек».

На Крымском фронте

В 1942 году Мехлиса послали на Крымский фронт, в роли представителя самого Сталина. Там  Мехлис  стал вмешиваться во все, в том числе вести оперативные дела. Не имея для этого никакого опыта и знаний, он практически взял на себя командование фронтом. И решения принимал, мало интересуясь мнениями военноначальников, на которых, кстати, охотно строчил доносы.Уже через 5 дней после своего прибытия Мехлис организует наступательную операцию по освобождении Феодосии. Операция закончилась полным провалом, несмотря на превосходство советских войск в численности. По свидетельству очевидца, военного журналиста  К. Симонова, причиной этого было стратегическая бездарность руководившего операцией Мехлиса, который расставил войска слишком плотно и слишком близко к передовой, так что каждая бомба и снаряд противника наносили повышенный урон.Подобным образом дело шло и дальше. Мехлис держал фронт под жестким прессом, а советская армия терпела поражение за поражением. Представитель ставки же старался всю вину возложить на командующих, в частности на генерала Козлова, и не раз писал Сталину о его некомпетентности. Но в биографии Козлова были крупные военные успехи, поэтому Сталин не вполне доверял доносам и не стал снимать его с должности. А вот многие другие военные руководители были сняты по настоянию Мехлиса. Что нисколько не улучшило ситуацию на фронте.В конце концов, Крымский фронт был разгромлен. Мехлиса понизили в звании и сняли с постов.

После войны, Мехлис возглавлял министерство госконтроля. В 1950 году перенес инсульт и отошел от дел.Умер Л. З. Мехлис  в феврале 1953 года от сердечного приступа.

istoriyakratko.ru

Мехлис Лев Захарович Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Мехлис.

Лев Заха́рович Ме́хлис (1 (13) января 1889, Одесса — 13 февраля 1953, Москва) — советский государственный и военно-политический деятель еврейского происхождения, генерал-полковник (29 июля 1944). Член ЦИК СССР 7-го созыва, депутат Верховного Совета СССР 1-2-го созывов. Кандидат в члены ЦК ВКП (б) (1934—1937), член ЦК ВКП (б) (1937—1953), член Оргбюро ЦК ВКП (б) (1938—1952). Доктор экономических наук (1935, без прохождения кандидатской степени). Главный комиссар армии и флота. Один из организаторов массовых репрессий в РККА.

Биография

Родился в еврейской семье. Закончил 6 классов Одесского коммерческого училища.

В 1904—1911 годах работал конторщиком и был домашним учителем. В 1907—1910 годах — член рабочей сионистской партии «Поалей Цион (Одесса)».

С 1911 года в русской армии. Служил во 2-й гренадерской артиллерийской бригаде. В 1912 году получил чин бомбардира (чин в артиллерии, соответствовал чинам ефрейтора в пехоте и кавалерии). Позже получил звание фейерверкера (старшее унтер-офицерское звание в артиллерии). До 1917 года служил в артиллерии на Румынском фронте.

В 1918 году на фронтах гражданской войны вступил в коммунистическую партию и до 1920 года был на политической работе в Красной армии (комиссар бригады, затем 46 дивизии, группы войск).

В 1921—1922 годах — управляющий административной инспекцией в Народном комиссариате рабоче-крестьянской инспекции (нарком И. В. Сталин). В 1922—1926 годах — помощник секретаря и заведующий бюро секретариата ЦК, фактически личный секретарь И. В. Сталина.

В 1926—1930 годах учился на курсах при Коммунистической академии и в Институте красной профессуры. С 1930 года — заведующий отделом печати ЦК, одновременно член редакционной коллегии, а затем главный редактор газеты «Правда». При нём гранки газеты стали доставляться в Ленинград по воздуху, и читатели этого города получали выпуски «Правды» день в день. С 1932 года «почтовое звено», в которое входили лучшие лётчики страны, возглавил Леонард Крузе.

С 30 декабря 1937 года до 6 сентября 1940 года — заместитель народного комиссара обороны и начальник Главного политуправления Красной армии.

После начала боевых действий у озера Хасан в июле 1938 года, 1 августа 1938 года прибыл в район боевых действий. Командующий фронтом маршал Советского Союза В. К. Блюхер прибыл в Посьет и принял командование войсками только 2 августа 1938 года[1]. Вместе с заместителем народного комиссара внутренних дел СССР М. П Фриновским Л. З. Мехлис организовал репрессии на Дальнем Востоке.

21 июня 1941 года вновь назначен начальником Главного политуправления и заместителем наркома обороны.

С 12 октября 1939 года — член ЦК ВКП (б) (кандидат с 1934 года), с 19 января 1938 года по 5 октября 1952 года — член Оргбюро ЦК.

С 6 сентября 1940 года по 21 июня 1941 года — нарком Государственного контроля.

Военно-политические и воинские звания

8 февраля 1938 года Л. З. Мехлису было присвоено военно-политическое звание армейский комиссар 1-го ранга, что соответствовало воинскому званию генерала армии.

4 июня 1942 года Л. З. Мехлис был понижен в звании на две ступени до корпусного комиссара по итогам Керченской катастрофы.

6 декабря 1942 года переаттестован в генерал-лейтенанты. С 29 июля 1944 года — генерал-полковник.

Член ЦИК СССР 7-го созыва, депутат Верховного Совета СССР 1-2-го созывов (день выборов 12 декабря 1937 и 10 марта 1946 годов соответственно).

Участие в Великой Отечественной войне

С 4 по 12 июля 1941 года член Военного совета Западного фронта. С 10 июля 1941 года — заместитель народного комиссара обороны СССР. В 1942 году был представителем Ставки Верховного Главнокомандования на Крымском фронте.

О том, как работал Л. З. Мехлис на Крымском фронте, говорят его телеграммы в Ставку. Через два дня после прибытия Л. З. Мехлис отправил И. В. Сталину телеграмму следующего содержания:

Прилетели в Керчь 20.01.42 г. Застали самую неприглядную картину организации управления войсками… Комфронта Козлов не знает положения частей на фронте, их состояния, а также группировки противника. Ни по одной дивизии нет данных о численном составе людей, наличии артиллерии и минометов. Козлов оставляет впечатление растерявшегося и неуверенного в своих действиях командира. Никто из руководящих работников фронта с момента занятия Керченского полуострова в войсках не был…[2]

Обычно эту телеграмму характеризуют так[источник не указан 876 дней] — самонадеянному Л. З. Мехлису «хватило» двух дней, чтобы составить представление о положении дел на фронте. Однако если написанное соответствовало реальному положению хотя бы частично, то ситуация должна была быть как минимум тревожной: получалось, что командование фронта не выполняет своих обязанностей. В действительности основные положения этой телеграммы были зафиксированы в приказе войскам фронта № 12 от 23 января 1942 года, подписанном самим Козловым, членом Военного совета фронта Ф. А. Шаманиным и Мехлисом.

Именно Л. З. Мехлис практически сразу после прибытия поставил перед Ставкой вопрос о выделении фронта из Кавказского в самостоятельный Крымский. Более того, поставил вопрос о переносе управления войсками Крымского фронта на Керченский полуостров: штаб Кавказского фронта находился в Тбилиси и из-за столь серьезного удаления от мест боев просто не успевал оперативно реагировать на быстро изменяющуюся обстановку. Одновременно Мехлис немедленно затребовал пополнение в живой силе (три стрелковые дивизии), стал требовать срочного наведения порядка в артиллерии, ПВО, в тыловом обеспечении. В приказе № 12 от 23 января 1942 года так и говорилось:

  • Командованию армий, дивизий, полков учесть опыт боев 15—18.01.42 г., немедленно навести порядок в частях… Полковую артиллерию и артиллерию ПТО иметь в боевых порядках пехоты…
  • Паникеров и дезертиров расстреливать на месте как предателей. Уличенных в умышленном ранении самострелов-леворучников расстреливать перед строем.
  • В трехдневный срок навести полный порядок в тылах…[3]

Мехлис во время пребывания на посту представителя Ставки занимался тем, что писал довольно критичные доклады на старших офицеров. Например, вот как он отзывался о командующем 44-й армией генерале Черняке:

Черняк. Безграмотный человек, неспособный руководить армией. Его начштаба Рождественский — мальчишка, а не организатор войск. Можно диву даваться, чья рука представила Черняка к званию генерал-лейтенанта.

Пытался через Ставку заменить командующего Крымским фронтом Козлова на Рокоссовского или Клыкова.

В телеграмме от 9 мая 1942 года Сталин указывал Мехлису на необходимость принять все меры к организации отпора:

Вы держитесь странной позиции постороннего наблюдателя, не отвечающего за дела Крымфронта. Эта позиция очень удобна, но она насквозь гнилая. На Крымском фронте Вы — не посторонний наблюдатель, а ответственный представитель Ставки, отвечающий за все успехи и неуспехи фронта и обязанный исправлять на месте ошибки командования. Вы вместе с командованием отвечаете за то, что левый фланг фронта оказался из рук вон слабым. Если «вся обстановка показывала, что с утра противник будет наступать», а Вы не приняли всех мер к организации отпора, ограничившись пассивной критикой, то тем хуже для Вас. Значит, Вы еще не поняли, что Вы посланы на Крымфронт не в качестве Госконтроля, а как ответственный представитель Ставки.

Вы требуете, чтобы мы заменили Козлова кем-либо вроде Гинденбурга. Но Вы не можете не знать, что у нас нет в резерве гинденбургов. Дела у вас в Крыму несложные, и Вы могли бы сами сся с ними. Если бы Вы использовали штурмовую авиацию не на побочные дела, а против танков и живой силы противника, противник не прорвал бы фронта и танки не прошли бы. Не нужно быть Гинденбургом, чтобы понять эту простую вещь, сидя два месяца на Крымфронте[4].

Однако боевой порядок фронта не был перестроен из наступательного в оборонительный; результатом этого стала Керченская катастрофа 1942 года[5]. 19 мая 1942 года Крымский фронт был расформирован, а его войска переданы Северо-Кавказскому фронту.

По итогам его деятельности на Крымском фронте Директивой Ставки № 155452 от 4 июня 1942 года Мехлис был снижен в звании на две ступени до корпусного комиссара и снят с поста заместителя наркома обороны и начальника Главполитупра[6][7].

В дальнейшем был членом Военного совета:

После войны

С 19 марта 1946 по 27 октября 1950 годы — министр Государственного контроля СССР, одновременно председатель Государственной штатной комиссии при Совете Министров СССР.

С 30 июля 1949 года по 27 октября 1950 года — член Президиума Совета Министров СССР.

С 27 октября 1950 года на пенсии по состоянию здоровья (перенес инсульт).

После смерти от болезни сердца 13 февраля 1953 года был кремирован. Урна с прахом помещена в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.

Семья

Жена — Елизавета Абрамовна Млынарчик (? — 1973 г.).

Сын — Леонид (род. 10 октября 1922 г.). Будучи курсантом, принимал участие в боевых действиях[8].

Отзывы о Льве Мехлисе

Супруга А. И. Угарова вспоминала о Л. Мехлисе:

Был он у нас в Ленинграде в двадцать восьмом году. Тяжёлый человек… Ох, и помучился же с ним Александр Иванович, да и Сергею Мироновичу тоже пришлось не сладко

.

По рассказам бывшего министра здравоохранения СССР Е. И. Смирнова, в 1949 году он предложил Сталину поставить Мехлиса (министра государственного контроля) во главе одной из правительственных комиссий. На это Сталин «начал хохотать, схватившись за живот и вытирая слёзы»:

Да разве Мехлиса можно назначать на созидательные дела? Вот что-нибудь разрушить, разгромить, уничтожить — для этого он подходит[10].

По воспоминаниям Н. С. Хрущёва:

Это был воистину честнейший человек, но кое в чём сумасшедший, что выражалось в его мании везде видеть врагов и вредителей

.

Адмирал Исаков характеризовал Мехлиса так

На мой взгляд, он не храбрый, он нервозный, взвинченный, фанатичный

Поэт, писатель, публицист и журналист Ф. И. Чуев приводит разговор, который состоялся между Сталиным и писателями Фадеевым и Макарьевым о главном редакторе «Правды» Мехлисе. Сталин на жалобы писателей несколько раз повторил: «Это страшный человек, Мехлис. Просите о чём угодно, но с ним я ничего не могу сделать»[12].

Генерал Александр Горбатов, будучи реабилитированным и восстановленным на службе, испытывал на себе подозрительность Мехлиса:

При каждой встрече со мной вплоть до освобождения Орла Мехлис не пропускал случая задать мне какой-нибудь вопрос, от которого можно было бы стать в тупик. Я отвечал просто и, вероятно, не всегда так, как ему хотелось. Однако заметно было, что он, хотя и с трудом, изменяет к лучшему своё прежнее отношение ко мне. Когда мы уже были за Орлом, он вдруг сказал:

— Я долго присматривался к вам и должен сказать, что вы мне нравитесь как командарм и как коммунист. Я следил за каждым вашим шагом после вашего отъезда из Москвы и тому, что слышал о Вас хорошего, не совсем верил. Теперь вижу, что был не прав.

Поблагодарив за откровенность, я сказал:

— Не скрою и я от вас, что вы тогда, в Москве, мне очень не понравились, я пережил много неприятных часов. Видел также, как настороженно вы встретили меня на фронте. Но я привык прежде всего думать о деле. Очень рад тому, что вы только что мне сказали.

После этого разговора Л. З. Мехлис стал чаще бывать у нас в армии, задерживался за чаепитием и даже говорил мне и моей жене комплименты, что было совершенно не в его обычае. Он был неутомимым работником, но человеком суровым и мнительным, целеустремлённым до фанатизма, человеком крайних мнений и негибким, — вот почему его энергия не всегда приносила хорошие результаты. Характерно, что он никогда не поручал писать кому-либо шифровки, и писал их только сам, своим оригинальным почерком[13].

Лев Мехлис: записка о Постышеве Жданову: «Смотрел с помощью увеличительного стекла значки, о которых пишет т. Постышев. Не вижу никакой свастики. Постышев не там ищет врагов, где они имеются» (25.11.1937)

В популярной культуре

  • Л. З. Мехлис выведен Константином Симоновым в образе члена военного совета фронта генерал-лейтенанта И. Б. Львова в третьей части романа «Живые и мёртвые».
  • Является героем романа Юза Алешковского «Смерть в Москве».
  • Охарактеризован как чрезвычайно недалёкий, но крайне самоуверенный человек, склонный к бессудным расстрелам, в романе Валентина Пикуля «Барбаросса».[14]
  • Л. З. Мехлис является одним из действующих персонажей советского художественного сериала «Война на западном направлении», снятого в 1990 году. Роль Мехлиса в фильме исполнил актёр Г. Д. Лапето.
  • Является действующим лицом английской кинокомедии «Красный монарх» (исполнитель — Оскар Квитак), где Сталин периодически требует от него принести чай.
  • В фильме «Генерал» (1992), роль Л. Мехлиса исполнил актёр Алексей Жарков.

Награды

Память

См. также

Примечания

  1. ↑ История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945 (в шести томах). Ред. П. Н. Поспелов. Т. 1. — М.: Воениздат, 1960. — С. 231—236.
  2. ↑ ЦАМО, ф. 32, оп. 11309, д. 139, л. 17.
  3. ↑ АПРФ, ф. 5, оп. 50, д. 441, л. 32—36.
  4. ↑ Сталин И. В. Сочинения. Т. 18. — Тверь, 2006. — С. 291.
  5. ↑ Абрамов В. В. Керченская катастрофа 1942. — М.: Яуза, 2006.
  6. ↑ Мехлис Лев Захарович. Биографическая справка
  7. ↑ Волкова И. В., Зуев М. Н. История России с древности до наших дней. С. 490
  8. ↑ https://pamyat-naroda.ru/heroes/podvig-chelovek_kartoteka1374447879/
  9. ↑ Исповедь враженыша
  10. ↑ 1 2 Мехлис Лев Захарович  (недоступная ссылка — история). Проверено 8 августа 2008. Архивировано 30 ноября 2007 года.
  11. ↑ Константин Симонов. Глазами человека моего поколения. Размышления о И. В. Сталине. Беседы с Адмиралом флота Советского Союза И. С. Исаковым. 20 сентября 1962 года
  12. ↑ Чуев Ф. И. Ветер истории
  13. ↑ Горбатов А. В. Годы и войны
  14. ↑ Пикуль. В. С. Барбаросса // Наш современник. — 1991. — № 3 — С. 118, 119; № 4. — С. 111; № 5. — С. 55—56.
  15. ↑ Мехлис Лев Захарович, Орден Красного Знамени :: Документ о награде :: Память народа. pamyat-naroda.ru. Проверено 16 июля 2018.
  16. ↑ Мехлис Лев Захарович, Орден Суворова I степени :: Документ о награде :: Память народа. pamyat-naroda.ru. Проверено 16 июля 2018.
  17. ↑ Мехлис Лев Захарович, Орден Кутузова I степени :: Документ о награде :: Память народа. pamyat-naroda.ru. Проверено 16 июля 2018.

Литература

  • Рубцов Ю. В. Alter ego Сталина: Страницы политической биографии Л. З. Мехлиса. — М.: Звонница-МГ, 1999.
  • Рубцов Ю. В. Мехлис: Тень вождя. — М.: Вече, 2011. — 384 с. — ISBN 978-5-9533-5781-4.

Ссылки

wikiredia.ru

Мехлис, Лев Захарович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Мехлис.

Лев Заха́рович Ме́хлис (1 (13) января 1889, Одесса, Российская империя — 13 февраля 1953, Москва, СССР) — советский государственный и военно-политический деятель еврейского происхождения, генерал-полковник (29 июля 1944). Член ЦИК СССР 7-го созыва, депутат Верховного Совета СССР 1-2-го созывов. Кандидат в члены ЦК ВКП (б) (1934—1937), член ЦК ВКП (б) (1937—1953), член Оргбюро ЦК ВКП (б) (1938—1952). Доктор экономических наук (1935, без прохождения кандидатской степени). Главный комиссар армии и флота. Один из организаторов массовых репрессий в РККА.

Биография

Родился в еврейской семье. Закончил 6 классов Одесского коммерческого училища.

В 1904—1911 годах работал конторщиком и был домашним учителем. В 1907—1910 годах — член рабочей сионистской партии «Поалей Цион (Одесса)».

С 1911 года в русской армии. Служил во 2-й гренадерской артиллерийской бригаде. В 1912 году получил чин бомбардира (чин в артиллерии, соответствовал чинам ефрейтора в пехоте и кавалерии). Позже получил звание фейерверкера (старшее унтер-офицерское звание в артиллерии). До 1917 года служил в артиллерии на Румынском фронте.

В 1918 году на фронтах гражданской войны вступил в коммунистическую партию и до 1920 года был на политической работе в Красной армии (комиссар бригады, затем 46 дивизии, группы войск).

В 1921—1922 годах — управляющий административной инспекцией в Народном комиссариате рабоче-крестьянской инспекции (нарком И. В. Сталин). В 1922—1926 годах — помощник секретаря и заведующий бюро секретариата ЦК, фактически личный секретарь И. В. Сталина.

В 1926—1930 годах учился на курсах при Коммунистической академии и в Институте красной профессуры. С 1930 года — заведующий отделом печати ЦК, одновременно член редакционной коллегии, а затем главный редактор газеты «Правда». При нём гранки газеты стали доставляться в Ленинград по воздуху, и читатели этого города получали выпуски «Правды» день в день. С 1932 года «почтовое звено», в которое входили лучшие лётчики страны, возглавил Леонард Крузе.

С 30 декабря 1937 года до 6 сентября 1940 года — заместитель народного комиссара обороны и начальник Главного политуправления Красной армии.

После начала боевых действий у озера Хасан в июле 1938 года, 1 августа 1938 года прибыл в район боевых действий. Командующий фронтом маршал Советского Союза В. К. Блюхер прибыл в Посьет и принял командование войсками только 2 августа 1938 года[1]. Вместе с заместителем народного комиссара внутренних дел СССР М. П Фриновским Л. З. Мехлис организовал репрессии на Дальнем Востоке.

21 июня 1941 года вновь назначен начальником Главного политуправления и заместителем наркома обороны.

С 12 октября 1939 года — член ЦК ВКП (б) (кандидат с 1934 года), с 19 января 1938 года по 5 октября 1952 года — член Оргбюро ЦК.

С 6 сентября 1940 года по 21 июня 1941 года — нарком Государственного контроля.

Военно-политические и воинские звания

8 февраля 1938 года Л. З. Мехлису было присвоено военно-политическое звание армейский комиссар 1-го ранга, что соответствовало воинскому званию генерала армии.

4 июня 1942 года Л. З. Мехлис был понижен в звании на две ступени до корпусного комиссара по итогам Керченской катастрофы.

6 декабря 1942 года переаттестован в генерал-лейтенанты. С 29 июля 1944 года — генерал-полковник.

Член ЦИК СССР 7-го созыва, депутат Верховного Совета СССР 1-2-го созывов (день выборов 12 декабря 1937 и 10 марта 1946 годов соответственно).

Участие в Великой Отечественной войне

С 4 по 12 июля 1941 года член Военного совета Западного фронта. С 10 июля 1941 года — заместитель народного комиссара обороны СССР. В 1942 году был представителем Ставки Верховного Главнокомандования на Крымском фронте.

О том, как работал Л. З. Мехлис на Крымском фронте, говорят его телеграммы в Ставку. Через два дня после прибытия Л. З. Мехлис отправил И. В. Сталину телеграмму следующего содержания:

Прилетели в Керчь 20.01.42 г. Застали самую неприглядную картину организации управления войсками… Комфронта Козлов не знает положения частей на фронте, их состояния, а также группировки противника. Ни по одной дивизии нет данных о численном составе людей, наличии артиллерии и минометов. Козлов оставляет впечатление растерявшегося и неуверенного в своих действиях командира. Никто из руководящих работников фронта с момента занятия Керченского полуострова в войсках не был…[2]

Обычно эту телеграмму характеризуют так[источник не указан 860 дней] — самонадеянному Л. З. Мехлису «хватило» двух дней, чтобы составить представление о положении дел на фронте. Однако если написанное соответствовало реальному положению хотя бы частично, то ситуация должна была быть как минимум тревожной: получалось, что командование фронта не выполняет своих обязанностей. В действительности основные положения этой телеграммы были зафиксированы в приказе войскам фронта № 12 от 23 января 1942 года, подписанном самим Козловым, членом Военного совета фронта Ф. А. Шаманиным и Мехлисом.

Именно Л. З. Мехлис практически сразу после прибытия поставил перед Ставкой вопрос о выделении фронта из Кавказского в самостоятельный Крымский. Более того, поставил вопрос о переносе управления войсками Крымского фронта на Керченский полуостров: штаб Кавказского фронта находился в Тбилиси и из-за столь серьезного удаления от мест боев просто не успевал оперативно реагировать на быстро изменяющуюся обстановку. Одновременно Мехлис немедленно затребовал пополнение в живой силе (три стрелковые дивизии), стал требовать срочного наведения порядка в артиллерии, ПВО, в тыловом обеспечении. В приказе № 12 от 23 января 1942 года так и говорилось:

  • Командованию армий, дивизий, полков учесть опыт боев 15—18.01.42 г., немедленно навести порядок в частях… Полковую артиллерию и артиллерию ПТО иметь в боевых порядках пехоты…
  • Паникеров и дезертиров расстреливать на месте как предателей. Уличенных в умышленном ранении самострелов-леворучников расстреливать перед строем.
  • В трехдневный срок навести полный порядок в тылах…[3]

Мехлис во время пребывания на посту представителя Ставки занимался тем, что писал довольно критичные доклады на старших офицеров. Например, вот как он отзывался о командующем 44-й армией генерале Черняке:

Черняк. Безграмотный человек, неспособный руководить армией. Его начштаба Рождественский — мальчишка, а не организатор войск. Можно диву даваться, чья рука представила Черняка к званию генерал-лейтенанта.

Пытался через Ставку заменить командующего Крымским фронтом Козлова на Рокоссовского или Клыкова.

В телеграмме от 9 мая 1942 года Сталин указывал Мехлису на необходимость принять все меры к организации отпора:

Вы держитесь странной позиции постороннего наблюдателя, не отвечающего за дела Крымфронта. Эта позиция очень удобна, но она насквозь гнилая. На Крымском фронте Вы — не посторонний наблюдатель, а ответственный представитель Ставки, отвечающий за все успехи и неуспехи фронта и обязанный исправлять на месте ошибки командования. Вы вместе с командованием отвечаете за то, что левый фланг фронта оказался из рук вон слабым. Если «вся обстановка показывала, что с утра противник будет наступать», а Вы не приняли всех мер к организации отпора, ограничившись пассивной критикой, то тем хуже для Вас. Значит, Вы еще не поняли, что Вы посланы на Крымфронт не в качестве Госконтроля, а как ответственный представитель Ставки.

Вы требуете, чтобы мы заменили Козлова кем-либо вроде Гинденбурга. Но Вы не можете не знать, что у нас нет в резерве гинденбургов. Дела у вас в Крыму несложные, и Вы могли бы сами справиться с ними. Если бы Вы использовали штурмовую авиацию не на побочные дела, а против танков и живой силы противника, противник не прорвал бы фронта и танки не прошли бы. Не нужно быть Гинденбургом, чтобы понять эту простую вещь, сидя два месяца на Крымфронте[4].

Однако боевой порядок фронта не был перестроен из наступательного в оборонительный; результатом этого стала Керченская катастрофа 1942 года[5]. 19 мая 1942 года Крымский фронт был расформирован, а его войска переданы Северо-Кавказскому фронту.

По итогам его деятельности на Крымском фронте Директивой Ставки № 155452 от 4 июня 1942 года Мехлис был снижен в звании на две ступени до корпусного комиссара и снят с поста заместителя наркома обороны и начальника Главполитупра[6][7].

В дальнейшем был членом Военного совета:

После войны

С 19 марта 1946 по 27 октября 1950 годы — министр Государственного контроля СССР, одновременно председатель Государственной штатной комиссии при Совете Министров СССР.

С 30 июля 1949 года по 27 октября 1950 года — член Президиума Совета Министров СССР.

С 27 октября 1950 года на пенсии по состоянию здоровья (перенес инсульт).

После смерти от болезни сердца 13 февраля 1953 года был кремирован. Урна с прахом помещена в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.

Семья

Жена — Елизавета Абрамовна Млынарчик (? — 1973 г.).

Сын — Леонид (род. 10 октября 1922 г.). Будучи курсантом, принимал участие в боевых действиях[8].

Видео по теме

Отзывы о Льве Мехлисе

Супруга А. И. Угарова вспоминала о Л. Мехлисе:

Был он у нас в Ленинграде в двадцать восьмом году. Тяжёлый человек… Ох, и помучился же с ним Александр Иванович, да и Сергею Мироновичу тоже пришлось не сладко

.

По рассказам бывшего министра здравоохранения СССР Е. И. Смирнова, в 1949 году он предложил Сталину поставить Мехлиса (министра государственного контроля) во главе одной из правительственных комиссий. На это Сталин «начал хохотать, схватившись за живот и вытирая слёзы»:

Да разве Мехлиса можно назначать на созидательные дела? Вот что-нибудь разрушить, разгромить, уничтожить — для этого он подходит[10].

По воспоминаниям Н. С. Хрущёва:

Это был воистину честнейший человек, но кое в чём сумасшедший, что выражалось в его мании везде видеть врагов и вредителей

.

Адмирал Исаков характеризовал Мехлиса так

На мой взгляд, он не храбрый, он нервозный, взвинченный, фанатичный

Поэт, писатель, публицист и журналист Ф. И. Чуев приводит разговор, который состоялся между Сталиным и писателями Фадеевым и Макарьевым о главном редакторе «Правды» Мехлисе. Сталин на жалобы писателей несколько раз повторил: «Это страшный человек, Мехлис. Просите о чём угодно, но с ним я ничего не могу сделать»[12].

Генерал Александр Горбатов, будучи реабилитированным и восстановленным на службе, испытывал на себе подозрительность Мехлиса:

При каждой встрече со мной вплоть до освобождения Орла Мехлис не пропускал случая задать мне какой-нибудь вопрос, от которого можно было бы стать в тупик. Я отвечал просто и, вероятно, не всегда так, как ему хотелось. Однако заметно было, что он, хотя и с трудом, изменяет к лучшему своё прежнее отношение ко мне. Когда мы уже были за Орлом, он вдруг сказал:

— Я долго присматривался к вам и должен сказать, что вы мне нравитесь как командарм и как коммунист. Я следил за каждым вашим шагом после вашего отъезда из Москвы и тому, что слышал о Вас хорошего, не совсем верил. Теперь вижу, что был не прав.

Поблагодарив за откровенность, я сказал:

— Не скрою и я от вас, что вы тогда, в Москве, мне очень не понравились, я пережил много неприятных часов. Видел также, как настороженно вы встретили меня на фронте. Но я привык прежде всего думать о деле. Очень рад тому, что вы только что мне сказали.

После этого разговора Л. З. Мехлис стал чаще бывать у нас в армии, задерживался за чаепитием и даже говорил мне и моей жене комплименты, что было совершенно не в его обычае. Он был неутомимым работником, но человеком суровым и мнительным, целеустремлённым до фанатизма, человеком крайних мнений и негибким, — вот почему его энергия не всегда приносила хорошие результаты. Характерно, что он никогда не поручал писать кому-либо шифровки, и писал их только сам, своим оригинальным почерком[13].

Лев Мехлис: записка о Постышеве Жданову: «Смотрел с помощью увеличительного стекла значки, о которых пишет т. Постышев. Не вижу никакой свастики. Постышев не там ищет врагов, где они имеются» (25.11.1937)

В популярной культуре

  • Л. З. Мехлис выведен Константином Симоновым в образе члена военного совета фронта генерал-лейтенанта И. Б. Львова в третьей части романа «Живые и мёртвые».
  • Является героем романа Юза Алешковского «Смерть в Москве».
  • Охарактеризован как чрезвычайно недалёкий, но крайне самоуверенный человек, склонный к бессудным расстрелам, в романе Валентина Пикуля «Барбаросса».[14]
  • Л. З. Мехлис является одним из действующих персонажей советского художественного сериала «Война на западном направлении», снятого в 1990 году. Роль Мехлиса в фильме исполнил актёр Г. Д. Лапето.
  • Является действующим лицом английской кинокомедии «Красный монарх» (исполнитель — Оскар Квитак), где Сталин периодически требует от него принести чай.
  • В фильме «Генерал» (1992), роль Л. Мехлиса исполнил актёр Алексей Жарков.

Награды

Память

См. также

Примечания

  1. ↑ История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945 (в шести томах). Ред. П. Н. Поспелов. Т. 1. — М.: Воениздат, 1960. — С. 231—236.
  2. ↑ ЦАМО, ф. 32, оп. 11309, д. 139, л. 17.
  3. ↑ АПРФ, ф. 5, оп. 50, д. 441, л. 32—36.
  4. ↑ Сталин И. В. Сочинения. Т. 18. — Тверь, 2006. — С. 291.
  5. ↑ Абрамов В. В. Керченская катастрофа 1942. — М.: Яуза, 2006.
  6. ↑ Мехлис Лев Захарович. Биографическая справка
  7. ↑ Волкова И. В., Зуев М. Н. История России с древности до наших дней. С. 490
  8. ↑ https://pamyat-naroda.ru/heroes/podvig-chelovek_kartoteka1374447879/
  9. ↑ Исповедь враженыша
  10. ↑ 1 2 Мехлис Лев Захарович  (недоступная ссылка — история). Проверено 8 августа 2008. Архивировано 30 ноября 2007 года.
  11. ↑ Константин Симонов. Глазами человека моего поколения. Размышления о И. В. Сталине. Беседы с Адмиралом флота Советского Союза И. С. Исаковым. 20 сентября 1962 года
  12. ↑ Чуев Ф. И. Ветер истории
  13. ↑ Горбатов А. В. Годы и войны
  14. ↑ Пикуль. В. С. Барбаросса // Наш современник. — 1991. — № 3 — С. 118, 119; № 4. — С. 111; № 5. — С. 55—56.
  15. ↑ Мехлис Лев Захарович, Орден Красного Знамени :: Документ о награде :: Память народа. pamyat-naroda.ru. Проверено 16 июля 2018.
  16. ↑ Мехлис Лев Захарович, Орден Суворова I степени :: Документ о награде :: Память народа. pamyat-naroda.ru. Проверено 16 июля 2018.
  17. ↑ Мехлис Лев Захарович, Орден Кутузова I степени :: Документ о награде :: Память народа. pamyat-naroda.ru. Проверено 16 июля 2018.

Литература

  • Рубцов Ю. В. Alter ego Сталина: Страницы политической биографии Л. З. Мехлиса. — М.: Звонница-МГ, 1999.
  • Рубцов Ю. В. Мехлис: Тень вождя. — М.: Вече, 2011. — 384 с. — ISBN 978-5-9533-5781-4.

Ссылки

wikipedia.green

Мехлис, Лев Захарович — WiKi

Родился в еврейской семье. Закончил 6 классов Одесского коммерческого училища.

В 1904—1911 годах работал конторщиком и был домашним учителем. В 1907—1910 годах — член рабочей сионистской партии «Поалей Цион (Одесса)».

С 1911 года в русской армии. Служил во 2-й гренадерской артиллерийской бригаде. В 1912 году получил чин бомбардира (чин в артиллерии, соответствовал чинам ефрейтора в пехоте и кавалерии). Позже получил звание фейерверкера (старшее унтер-офицерское звание в артиллерии). До 1917 года служил в артиллерии на Румынском фронте.

В 1918 году на фронтах гражданской войны вступил в коммунистическую партию и до 1920 года был на политической работе в Красной армии (комиссар бригады, затем 46 дивизии, группы войск).

В 1921—1922 годах — управляющий административной инспекцией в Народном комиссариате рабоче-крестьянской инспекции (нарком И. В. Сталин). В 1922—1926 годах — помощник секретаря и заведующий бюро секретариата ЦК, фактически личный секретарь И. В. Сталина.

В 1926—1930 годах учился на курсах при Коммунистической академии и в Институте красной профессуры. С 1930 года — заведующий отделом печати ЦК, одновременно член редакционной коллегии, а затем главный редактор газеты «Правда». При нём гранки газеты стали доставляться в Ленинград по воздуху, и читатели этого города получали выпуски «Правды» день в день. С 1932 года «почтовое звено», в которое входили лучшие лётчики страны, возглавил Леонард Крузе.

С 30 декабря 1937 года до 6 сентября 1940 года — заместитель народного комиссара обороны и начальник Главного политуправления Красной армии.

После начала боевых действий у озера Хасан в июле 1938 года, 1 августа 1938 года прибыл в район боевых действий. Командующий фронтом маршал Советского Союза В. К. Блюхер прибыл в Посьет и принял командование войсками только 2 августа 1938 года[1]. Вместе с заместителем народного комиссара внутренних дел СССР М. П Фриновским Л. З. Мехлис организовал репрессии на Дальнем Востоке.

21 июня 1941 года вновь назначен начальником Главного политуправления и заместителем наркома обороны.

С 12 октября 1939 года — член ЦК ВКП (б) (кандидат с 1934 года), с 19 января 1938 года по 5 октября 1952 года — член Оргбюро ЦК.

С 6 сентября 1940 года по 21 июня 1941 года — нарком Государственного контроля.

Военно-политические и воинские звания

8 февраля 1938 года Л. З. Мехлису было присвоено военно-политическое звание армейский комиссар 1-го ранга, что соответствовало воинскому званию генерала армии.

4 июня 1942 года Л. З. Мехлис был понижен в звании на две ступени до корпусного комиссара по итогам Керченской катастрофы.

6 декабря 1942 года переаттестован в генерал-лейтенанты. С 29 июля 1944 года — генерал-полковник.

Член ЦИК СССР 7-го созыва, депутат Верховного Совета СССР 1-2-го созывов (день выборов 12 декабря 1937 и 10 марта 1946 годов соответственно).

Участие в Великой Отечественной войне

С 4 по 12 июля 1941 года член Военного совета Западного фронта. С 10 июля 1941 года — заместитель народного комиссара обороны СССР. В 1942 году был представителем Ставки Верховного Главнокомандования на Крымском фронте.

О том, как работал Л. З. Мехлис на Крымском фронте, говорят его телеграммы в Ставку. Через два дня после прибытия Л. З. Мехлис отправил И. В. Сталину телеграмму следующего содержания:

Прилетели в Керчь 20.01.42 г. Застали самую неприглядную картину организации управления войсками… Комфронта Козлов не знает положения частей на фронте, их состояния, а также группировки противника. Ни по одной дивизии нет данных о численном составе людей, наличии артиллерии и минометов. Козлов оставляет впечатление растерявшегося и неуверенного в своих действиях командира. Никто из руководящих работников фронта с момента занятия Керченского полуострова в войсках не был…[2]

Обычно эту телеграмму характеризуют так[источник не указан 820 дней] — самонадеянному Л. З. Мехлису «хватило» двух дней, чтобы составить представление о положении дел на фронте. Однако если написанное соответствовало реальному положению хотя бы частично, то ситуация должна была быть как минимум тревожной: получалось, что командование фронта не выполняет своих обязанностей. В действительности основные положения этой телеграммы были зафиксированы в приказе войскам фронта № 12 от 23 января 1942 года, подписанном самим Козловым, членом Военного совета фронта Ф. А. Шаманиным и Мехлисом.

Именно Л. З. Мехлис практически сразу после прибытия поставил перед Ставкой вопрос о выделении фронта из Кавказского в самостоятельный Крымский. Более того, поставил вопрос о переносе управления войсками Крымского фронта на Керченский полуостров: штаб Кавказского фронта находился в Тбилиси и из-за столь серьезного удаления от мест боев просто не успевал оперативно реагировать на быстро изменяющуюся обстановку. Одновременно Мехлис немедленно затребовал пополнение в живой силе (три стрелковые дивизии), стал требовать срочного наведения порядка в артиллерии, ПВО, в тыловом обеспечении. В приказе № 12 от 23 января 1942 года так и говорилось:

  • Командованию армий, дивизий, полков учесть опыт боев 15—18.01.42 г., немедленно навести порядок в частях… Полковую артиллерию и артиллерию ПТО иметь в боевых порядках пехоты…
  • Паникеров и дезертиров расстреливать на месте как предателей. Уличенных в умышленном ранении самострелов-леворучников расстреливать перед строем.
  • В трехдневный срок навести полный порядок в тылах…[3]

Мехлис во время пребывания на посту представителя Ставки занимался тем, что писал довольно критичные доклады на старших офицеров. Например, вот как он отзывался о командующем 44-й армией генерале Черняке:

Черняк. Безграмотный человек, неспособный руководить армией. Его начштаба Рождественский — мальчишка, а не организатор войск. Можно диву даваться, чья рука представила Черняка к званию генерал-лейтенанта.

Пытался через Ставку заменить командующего Крымским фронтом Козлова на Рокоссовского или Клыкова.

В телеграмме от 9 мая 1942 года Сталин указывал Мехлису на необходимость принять все меры к организации отпора:

Вы держитесь странной позиции постороннего наблюдателя, не отвечающего за дела Крымфронта. Эта позиция очень удобна, но она насквозь гнилая. На Крымском фронте Вы — не посторонний наблюдатель, а ответственный представитель Ставки, отвечающий за все успехи и неуспехи фронта и обязанный исправлять на месте ошибки командования. Вы вместе с командованием отвечаете за то, что левый фланг фронта оказался из рук вон слабым. Если «вся обстановка показывала, что с утра противник будет наступать», а Вы не приняли всех мер к организации отпора, ограничившись пассивной критикой, то тем хуже для Вас. Значит, Вы еще не поняли, что Вы посланы на Крымфронт не в качестве Госконтроля, а как ответственный представитель Ставки.

Вы требуете, чтобы мы заменили Козлова кем-либо вроде Гинденбурга. Но Вы не можете не знать, что у нас нет в резерве гинденбургов. Дела у вас в Крыму несложные, и Вы могли бы сами справиться с ними. Если бы Вы использовали штурмовую авиацию не на побочные дела, а против танков и живой силы противника, противник не прорвал бы фронта и танки не прошли бы. Не нужно быть Гинденбургом, чтобы понять эту простую вещь, сидя два месяца на Крымфронте[4].

Однако боевой порядок фронта не был перестроен из наступательного в оборонительный; результатом этого стала Керченская катастрофа 1942 года[5]. 19 мая 1942 года Крымский фронт был расформирован, а его войска переданы Северо-Кавказскому фронту.

По итогам его деятельности на Крымском фронте Директивой Ставки № 155452 от 4 июня 1942 года Мехлис был снижен в звании на две ступени до корпусного комиссара и снят с поста заместителя наркома обороны и начальника Главполитупра[6][7].

В дальнейшем был членом Военного совета:

После войны

С 19 марта 1946 по 27 октября 1950 годы — министр Государственного контроля СССР, одновременно председатель Государственной штатной комиссии при Совете Министров СССР.

С 30 июля 1949 года по 27 октября 1950 года — член Президиума Совета Министров СССР.

С 27 октября 1950 года на пенсии по состоянию здоровья (перенес инсульт).

После смерти от болезни сердца 13 февраля 1953 года был кремирован. Урна с прахом помещена в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.

Семья

Жена — Елизавета Абрамовна Млынарчик (? — 1973 г.).

Сын — Леонид (род. 10 октября 1922 г.). Будучи курсантом, принимал участие в боевых действиях[8].

Супруга А. И. Угарова вспоминала о Л. Мехлисе:

Был он у нас в Ленинграде в двадцать восьмом году. Тяжёлый человек… Ох, и помучился же с ним Александр Иванович, да и Сергею Мироновичу тоже пришлось не сладко

— [9]

.

По рассказам бывшего министра здравоохранения СССР Е. И. Смирнова, в 1949 году он предложил Сталину поставить Мехлиса (министра государственного контроля) во главе одной из правительственных комиссий. На это Сталин «начал хохотать, схватившись за живот и вытирая слёзы»:

Да разве Мехлиса можно назначать на созидательные дела? Вот что-нибудь разрушить, разгромить, уничтожить — для этого он подходит[10].

По воспоминаниям Н. С. Хрущёва:

Это был воистину честнейший человек, но кое в чём сумасшедший, что выражалось в его мании везде видеть врагов и вредителей

— [10]

.

Адмирал Исаков характеризовал Мехлиса так

На мой взгляд, он не храбрый, он нервозный, взвинченный, фанатичный

— [11]

Поэт, писатель, публицист и журналист Ф. И. Чуев приводит разговор, который состоялся между Сталиным и писателями Фадеевым и Макарьевым о главном редакторе «Правды» Мехлисе. Сталин на жалобы писателей несколько раз повторил: «Это страшный человек, Мехлис. Просите о чём угодно, но с ним я ничего не могу сделать»[12].

Генерал Александр Горбатов, будучи реабилитированным и восстановленным на службе, испытывал на себе подозрительность Мехлиса:

При каждой встрече со мной вплоть до освобождения Орла Мехлис не пропускал случая задать мне какой-нибудь вопрос, от которого можно было бы стать в тупик. Я отвечал просто и, вероятно, не всегда так, как ему хотелось. Однако заметно было, что он, хотя и с трудом, изменяет к лучшему своё прежнее отношение ко мне. Когда мы уже были за Орлом, он вдруг сказал:

— Я долго присматривался к вам и должен сказать, что вы мне нравитесь как командарм и как коммунист. Я следил за каждым вашим шагом после вашего отъезда из Москвы и тому, что слышал о Вас хорошего, не совсем верил. Теперь вижу, что был не прав.

Поблагодарив за откровенность, я сказал:

— Не скрою и я от вас, что вы тогда, в Москве, мне очень не понравились, я пережил много неприятных часов. Видел также, как настороженно вы встретили меня на фронте. Но я привык прежде всего думать о деле. Очень рад тому, что вы только что мне сказали.

После этого разговора Л. З. Мехлис стал чаще бывать у нас в армии, задерживался за чаепитием и даже говорил мне и моей жене комплименты, что было совершенно не в его обычае. Он был неутомимым работником, но человеком суровым и мнительным, целеустремлённым до фанатизма, человеком крайних мнений и негибким, — вот почему его энергия не всегда приносила хорошие результаты. Характерно, что он никогда не поручал писать кому-либо шифровки, и писал их только сам, своим оригинальным почерком[13].

  Лев Мехлис: записка о Постышеве Жданову: «Смотрел с помощью увеличительного стекла значки, о которых пишет т. Постышев. Не вижу никакой свастики. Постышев не там ищет врагов, где они имеются» (25.11.1937)

ru-wiki.org