Виктор Николаевич Леонов. Легендарный разведчик ВМФ СССР. Леонов виктор николаевич


Виктор Николаевич Леонов. Легендарный разведчик ВМФ СССР » Военное обозрение

Виктор Николаевич Леонов — участник Великой Отечественной войны, командир 181-го отдельного разведывательного отряда Северного флота и 140-го отряда особого назначения Тихоокеанского флота. Виктор Леонов является настоящей легендой советской морской разведки. За свои подвиги во время войны он дважды был представлен к званию Героя Советского Союза.

Виктор Леонов родился 21 ноября 1916 года в небольшом городе Зарайске Рязанской губернии в простой рабочей семье, по национальности русский. Окончив семилетку, Леонов с 1931 по 1933 гг. проходил обучение в школе фабрично-заводского ученичества при Московском заводе «Калибр». После завершения обучения работал слесарем-лекальщиком, совмещая работу на заводе с общественной деятельностью. В частности он был председателем цехового комитета изобретателей, членом заводского комитета ВЛКСМ и руководителем молодежной бригады.

В 1937 году Виктор Леонов был призван на военную службу. Виктор Николаевич попал на военно-морской флот. На Северном флоте он прошел курс обучения в учебном отряде подводного плавания имени С. М. Кирова, отряд базировался в городе Полярном в Мурманской области. Для дальнейшего прохождения воинской службы он был отправлен на подводную лодку Щ-402. Данная лодка относится к многочисленному семейству широко известных советских подлодок проекта Щ (Щука).

С началом Великой Отечественной войны старший краснофлотец Виктор Леонов обращается к командованию с рапортом о зачислении его в состав 181-го отдельного разведывательного отряда Северного флота. Спустя две недели его пожелание было исполнено. Он попал в морскую пехоту вместе со своим другом Александром Сенчуком. К сожалению, его друг погиб в первом же бою с немецкими егерями, что стало потрясением для новоиспеченного морского пехотинца Леонова, но не переубедило его в правильности своего выбора.

В дальнейшем в составе разведывательного отряда, начиная с 18 июля 1941 года, Леонов провел более 50 боевых операций в тылу войск противника. С декабря 1942 года после присвоения ему офицерского звания он был заместителем командира отряда по политической части, а через год в декабре 1943 года стал командиром 181-го особого разведывательного отряда Северного флота. В апреле 1944 года ему было присвоено звание лейтенанта. В сентябре 1945 года Виктор Леонов громил японцев уже в звании старшего лейтенанта.

Летом 1941 года его славный боевой путь только начинался, впереди было множество тяжелых боев и наград. Уже через несколько дней после первого боя Виктор Леонов направляется прямо в тыл противнику, разведчики идут на западный берег реки Большая Западная Лица (долину этой реки в годы войны называли «долиной смерти» за идущие здесь кровопролитные и ожесточенные бои). Старший матрос Леонов отважно сражался с противником и уже летом 1941 года был награжден одной из самых почетных «солдатских» медалей «За отвагу». В бою на мысе Пикшуев он был тяжело ранен осколком мины. После лечения госпиталя, получив справку о том, что к строевой службе больше не годен, он все-таки вернулся в свой разведывательный отряд. Отсиживаться в тылу, когда друзья воюют с гитлеровскими захватчиками, Виктор Леонов не хотел. Его снова ждали очень сложные вылазки в тыл врага в зимних условиях. По снегу, в жуткий холод, в маскхалатах, советские разведчики пробирались в тыл врага без права на ошибку, любая оплошность могла привести к гибели не только одного разведчика, но и всего отряда.

В начале мая 1942 года Виктор Леонов уже в звании старшины 2-й статьи командовал группой управления в составе 10 разведчиков. Именно в это время он принял участие в операции, которая позднее была описана в его книге 1957 года издания под названием «Лицом к врагу», в книге разведчик назвал операцию «майским рейдом». В рамках данной операции неимоверными усилиями отряду морских пехотинцев удалось прорваться к заданной высоте 415 в районе мыса Пикшуев. Отряд морпехов сковал крупные силы противника и в течение 7 суток помогал основным силам десанта проводить свою операцию в тылу врага. Семь суток в тылу противника, в непрерывных боях, казалось бы, ничего не может быть сложнее. Многие разведчики были ранены и получили обморожения (май в Заполярье выдался достаточно суровым), в том числе и старшина Леонов. Однако самые тяжелые бои и испытания ждали его впереди.

Один из таких боев действительно случился довольно скоро. Это была операция на мысе Могильный, где разведчикам нужно было уничтожить радиолокационную базу немцев, которая засекала наши корабли и самолеты. Операцию возглавил старший лейтенант Фролов новый командир Леонова. Неопытность, неумение предугадывать действия противника, а проще говоря, халатность новоиспеченного командира, привели к тому, что внезапность была потеряна, солдатам пришлось идти в атаку под плотным немецким огнем, практически наступая напролом на вражеские орудия. Захватив опорный пункт противника, разведчики увидели, что к немцам подоспело подкрепление, после чего отряд был окружен плотным кольцом егерей. Ценой своих жизней морские пехотинцы прорвали блокаду, но в какой-то момент стало ясно, что 15 человек оказались отрезаны от основных сил на небольшом пяточке — со всех сторон либо море, либо немецкие солдаты, самая широкая часть мыса, на котором были окружены разведчики, не превышала 100 метров. Эта скалистая местность простреливалась немецкими минометами, от разрывов мин лопались даже каменные валуны.

Ценой неимоверных усилий разведчикам удалось выбраться из западни, дождаться морских охотников и эвакуироваться. Правда, живыми вышли только 8 человек из 15, при этом многие выжившие были ранены. Геройски погибли Зиновий Рыжечкин, который до последнего прикрывал своих товарищей огнем из пулемета, и Юрий Михеев, который связкой гранат уничтожил целую группу немецких егерей. За этот подвиг Виктор Леонов и его боевые товарищи (Агафонов, Бабиков, Барышев, Баринов, Каштанов, Курносенко), некоторые из них посмертно (Абрамов, Кашутин, Михеев, Рыжечкин, Флоринский) были награждены орденами Красного Знамени. Помимо этого, в недавнем прошлом обыкновенному матросу, Виктору Леонову было присвоено офицерское звание, он стал младшим лейтенантом.

С присвоением офицерского звания в его жизни начался новый этап, и продолжились рейды в тыл противника. После одного из них (разведчикам нужно было доставить «языка») у полуострова Варангер был отставлен командир отряда, так как операция была признана неудачной. Новым командиром назначают Леонова и дают ему три дня на подготовку. Это была своего рода проверка, и новоиспеченный младший лейтенант справился с ней на отлично. Бойцы под командованием Леонова в первый же день операции захватили сотрудника маяка, узнав от него много полезной информации. На следующий день всего за два часа они не только пробрались через горы в тыл противника, но и взяли в плен двух егерей без единого выстрела. Проявленные при этом хладнокровие и потрясающий расчет могли быть присущи только настоящим профессионалам в своей области.

Первую звезду Героя Советского Союза Виктор Николаевич Леонов получил на завершающей стадии Великой Отечественной войны. Он был награжден за уникальную по своей сложности операцию на мысе Крестовый. Даже он сам уже после войны отмечал, что десант на мыс Крестовый по своей сложности в несколько раз превосходил все предыдущие рейды морских разведчиков.

В октябре 1944 года, когда советские войска проводили Петсамо-Киркенесскую наступательную операцию, разведчики 181-го отдельного отряда под командованием Виктора Леонова высадились на занятый немцами берег и двое суток пробирались к месту назначения в условиях бездорожья. Утром 12 октября они внезапно для противника атаковали 88-мм батарею, расположенную на мысе Крестовом, овладели укрепленной позицией и захватили в плен большое количество немецких солдат. Когда на помощь пришел катер с гитлеровским десантом, разведчики совместно с отрядом капитана И. П. Бареченко-Емельянова отбили вражескую атаку, захватив в плен еще порядка 60 солдат противника. Данный бой обеспечил успех десанта в Линахамари, взятие города и порта.

Отряд Виктора Леонова благодаря своим действиям создал благоприятные условия для высадки советского десанта в незамерзающем порту Линахамари и последующего освобождения от гитлеровцев Петсамо (Печенги) и Киркенеса. 5 ноября 1944 года Указом Президиума Верховного Совета Советского Союза лейтенанту Леонову было присвоено высокое звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№5058) с формулировкой: «за образцовое выполнение боевых заданий командования в тылу противника и проявленные при этом мужество и героизм».

Операция отряда Леонова действительно была проведена блестяще: гитлеровцы, обладая в разы большим количество сил и оружия, окруженные непреступными скалами, находясь у себя в тылу, были разгромлены. Около двух суток разведчики добирались к своей цели по совершенно непролазным местам, что и позволило им внезапно атаковать противника. Их смелые и эффективные действия открыли дорогу советским десантникам. Каждый боец из отряда Леонова совершил поступок, который был выше человеческих сил, приближая победу в войне. 20 разведчиков навсегда остались на мысе Крестовый. После войны здесь был установлен памятник погибшим советским морякам, на постаменте были обозначены фамилии всех похороненных здесь разведчиков.

После завершения Великой Отечественной войны и разгрома Германии война для Виктора Николаевича Леонова не закончилась, он был отправлен на Дальний Восток. Здесь отважный разведчик-полярник возглавил отдельный разведывательный отряд Тихоокеанского флота. Под его непосредственным командованием бойцы отряда первыми высаживались в портах Расин, Сэйсин и Гэндзан. Данные операции были овеяны славой советского оружия. В порту Гэндзан разведчики Леонова разоружили и взяли в плен порядка двух тысяч солдат и офицеров противника, захватив несколько складов боеприпасов, 3 артиллерийских батареи и 5 самолетов. Еще более «громким» делом отряда Леонова стало пленение в корейском порту Вонсан сразу 3,5 тысяч японских солдат и офицеров. Они сдались отряду из 140 советских моряков. Указом Президиума Верховного Совета Советского Союза от 14 сентября 1945 года старший лейтенант Виктор Николаевич Леонов был повторно удостоен медали «Золотая Звезда», став дважды Героем Советского Союза.

После завершения боевых действий Виктор Леонов продолжил свою военную службу на Северном флоте и в Центральном аппарате ВМФ СССР. В 1950 году он успешно окончил Высшее военно-морское училище. В 1952 году ему было присвоено звание капитана 2-го ранга. Проходил учебу в Военно-морской академии, успел окончить два курса, с июня 1956 года находился в запасе (последнее звание капитан 1-го ранга). Выйдя в отставку в результате сокращения вооруженных сил в рамках «хрущевской» реформы, Леонов активно занимался просветительской деятельностью по линии общества «Знание». В те годы он очень многое делал для того, чтобы передать свой богатый жизненный и боевой опыт подрастающему поколению. Виктор Николаевич много путешествовал по стране, встречался со студентами и школьниками, читал лекции и писал книги. Как никто другой он знал цену потери боевых товарищей, понимал, чем могут обернуться в бою малодушие и растерянность. Именно поэтому он считал своим долгом научить подрастающее поколение стойкости, выносливости, мужеству. Он без прикрас рассказывал о прошедшей войне и о том, как надо воевать.

Помимо двух медалей «Золотая Звезда» он был кавалером орденов Александра Невского, Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны 1-й степени, а также многочисленных медалей, в том числе ордена КНДР. Являлся Почетным гражданином города Полярного.

Легендарный разведчик советского военно-морского флота скончался в российской столице 7 октября 2003 года в возрасте 86 лет. Виктор Николаевич Леонов был похоронен на Леоновском кладбище Москвы. Память дважды Героя Советского Союза была увековечена еще при его жизни. Так в родном городе героя Зарайске в 1950 году был установлен его памятный бюст, а в 1998 году именем Леонова была названа детско-юношеская спортивная школа в городе Полярный. В 2004 году уже после смерти героя его именем был назван средний разведывательный корабль проекта 864 ССВ-175 из состава Северного флота России.

По материалам из открытых источников

topwar.ru

Дважды Герой Советского Союза Виктор Николаевич Леонов. Легендарный

3

Саша Сенчук погиб в первом походе.Он был первым убитым, которого я увидел на войне. Смерть Саши сильно меня потрясла, хотя перед товарищами я старался не выдать своего волнения.В кубрике спят вернувшиеся из похода разведчики. На нарах, слева от меня, пустует место Саши Сенчука. Справа блаженно посапывает Коля Даманов, который из-за моей оплошности чуть не погиб там, в горах...Я думаю о Саше, смотрю на Колю Даманова, и меня одолевают невеселые мысли.Усталое тело требует покоя. Закрываю глаза, силюсь заснуть и не могу избавиться от одного и того же навязчивого вопроса: гожусь ли я для службы в морской разведке? Степан Мотовилин в присутствии Лебедева похвалил меня за храбрость. Да и сам старший лейтенант сказал: "Дрались вы, Леонов, здорово! Егерей не боитесь - это главное. А умение придет". Никто не заметил и никто, вероятно, не догадался, что происходило со мною, когда мы пересекали лощину в горах. Это было уже после гибели Сенчука. Преследуемые врагами, мы отходили к морю, к своему боту. Сзади меня полз разведчик Григорий Харабрин, бывший шофер Дома моряка. Нещадно ругаясь, он кричал мне: "Живей! Падай! Убьет!" А я не падал. Я шел, полусогнувшись, совершенно безразличный к свисту пуль. Бежать не было сил, а лечь на землю боялся. Да, я боялся упасть на землю! Мне казалось, что тогда ноги опять сведет судорогой, и я уже не встану, как не встанет больше Саша Сенчук...Гриша Харабрин ругал меня потом за ухарство и за мальчишество:- Прет, выставив егерям корму! А они мажут...Коля Даманов никому не рассказал о конфузе с гранатой. Я утешаю себя тем, что в первом бою с каждым может такое случиться. За это меня не осудят. Я сам себя осуждаю. Я писал в рапорте контр-адмиралу, что буду хорошим разведчиком, а сейчас начинаю в этом сомневаться. Хорошие разведчики вернулись с задания и спят. Спят Мотовилин и Харабрин, Радышевцев и Даманов. Спят, отрешившись от всяких забот, и утром, свежие, отдохнувшие, готовы будут к новым походам, к новым боям. А я копаюсь в своих переживаниях. Для меня, правда, это первый бой, и еще неизвестно, как я буду себя чувствовать после второго, третьего...Зарываюсь головой в подушку, но долго не могу заснуть, и на этот раз спокойно перебираю в памяти каждую деталь минувшего боя.

* * *

...Нас было двадцать два разведчика.Мы погрузились на бот, вооруженный двумя пулеметами, и взяли курс к устью реки Большая Западная Лица. В пути Лебедев сказал нам, что в районе высадки придется атаковать Опорный пункт неприятеля. Наша задача - разгромить этот пункт и при возможности захватить "языка".На море штиль. Тихо и на побережье Мотовского залива, покрытом камнями и валунами, куда почти вплотную причалил бот. По сходням сошли на берег; три разведчика тотчас же ушли вперед, а мы цепочкой - за ними следом.Опорный пункт находился на высоте 670, примерно в восьми километрах от берега. Лебедев приказал Мотовилину (в его группу входил и я) обойти высоту с юга. Старшина первой статьи Червоный должен со своей группой обогнуть с севера опорный пункт, после чего двенадцать разведчиков во главе с Лебедевым начнут атаку с центра.Самый длинный и трудный участок пути выпал на долю группы Мотовилина. Каменистая сопка была густо покрыта валунами, и когда мы, наконец, достигли последнего яруса высоты, разведчики Лебедева и Червоного уже были на исходных позициях. Я не знал, что Лебедев находится рядом, был уверен, что мы сейчас одни перед укреплениями егерей, и неотступно полз за Мотовилиным. Он чуть приподнял левую руку и подался вправо. Я понял его сигнал и пополз влево, к большому камню.Чуть высунув голову, я увидел врагов - пять или шесть немцев. Так вот они какие эти егеря! Высокие, в темно-серых брюках, заправленных в короткие чулки, и в такого же цвета мундирах с красными кружочками на рукавах. Они стояли во весь рост, с непокрытыми головами, и руки их спокойно лежали на висевших впереди автоматах. Егеря с любопытством и, как мне казалось, с гордым видом оглядывали местность. Это меня взъярило:сами лежим, прячась за камни, а они на нашей земле чувствуют себя хозяевами!Со стороны укрытий показался офицер и что-то сказал солдатам. Те стали расходиться, а я прильнул к полуавтомату и взял на прицел приближающегося офицера.- Не стреляй! - услышал я, голос Лебедева я вздрогнул от неожиданности. - Надо его взять живым. Товьсь!Потом выяснилось, что Лебедев из своего укрытия не видел егерей. Но и я забыл о них. Больше того, я даже забыл примкнуть штык к винтовке, когда ринулся вперед, сближаясь с офицером. Тот выхватил пистолет, выстрелил, но промахнулся.Я юркнул за камень.Кругом поднялась стрельба.Треск выстрелов эхом отдавался в горах. Я не знал, кто куда стреляет, боялся высунуть голову и в то же время понимал, что нельзя долго прятаться за камнем:вдруг наши пойдут вперед или отступят, а я останусь один?.. Надо действовать, а что делать - не знал.- Коля, сюда! - крикнул я ползущему в мою сторону Даманову.Бой шел своим чередом. Воспользовавшись тем, что егеря ведут с нами перестрелку, Лебедев повел своих разведчиков в обход укрепления. Ему это удалось. Разведчики Лебедева и Червоного захватили "языка" и из двух трофейных пулеметов вели огонь по лощине, где скапливались егеря.А мы оборонялись, сдерживая натиск врага. Ранило в живот матроса Николая Рябова. Он, когда Мотовилин вытаскивал его с ноля боя, отчаянно вопил. Я, Даманов и Харабрин прикрывали Мотовилина и Рябова огнем своих полуавтоматов. Все же егеря приблизились настолько, что в ход пошли гранаты. Я тоже достал гранату, но запал не входил в отверстие.- Ручку оттяни, вояка! - услышал я голос Даманова.Обескураженный своей неопытностью, я вставил запал и тут же метнул гранату. Взрыва не было. А через две - три секунды я увидел, как граната летит обратно. Она упала недалеко от Даманова и тут же взорвалась. К счастью, Даманов был надежно укрыт в камнях.- Спасибо, Виктор, удружил! Встряхни гранату. Дай ей зашипеть...Я поразился спокойствию Даманова и теперь уже не спеша далеко метнул две гранаты...После их взрывов стало тихо. Никто не стрелял.- Пошли? - спросил я Даманова и Харабрина. Мы отползли назад и присоединились к Мотовилину.- Я его спрятал в камнях, - сказал Мотовилин Даманову. - Егеря не найдут."Неужели он говорит о Рябове? Почему спрятал?" Я хотел спросить об этом Мотовилина, но за гребнем высоты разгорелся бой, и мы поспешили па помощь разведчикам Лебедева и Червоного,Обогнув отвесную скалу, мы поднялись на гребень сопки и тут увидели трупы трех егерей. В стороне, лицом вниз, лежал наш разведчик,- Сенчук!Я сразу узнал Сашу, кинулся к нему, перевернул его на спину. Черные пряди волос рассыпались по высокому Сашиному лбу. Лицо потемнело настолько, что уже нельзя было различить черные точечки угрей. А рот чуть открыт, и, кажется, Саша вот-вот спросит нас: "Как же это, братцы, со мной такое случилось?"- Саша! Саш!..Не знаю зачем, но я тормошил друга, искал рану, говорил что-то несвязное и пришел в себя, когда на плечи мне легли тяжелые руки Николая Лосева. Его прислал к нам Лебедев.- Будет! - он тянул меня назад. - Слышишь, Виктор? Отходим к морю. Группа Лебедева уже пересекла ложбину. Живей!Выстрелы приближались к вершине сопки. С соседней высоты ударили минометы. Мотовилин, Харабрин и Даманов отошли и что-то кричали нам, угрожали кулаками. Только теперь я понял, что мы оставлены для прикрытия группы и Сашу Сенчука не удастся унести.По очереди, короткими перебежками, приближались мы к лощине, обстреливаемой противником. Ползли друг за другом. И тут, совершенно неожиданно, ноги перестали меня слушаться - их свело судорогой. Я еле поднялся и, полусогнувшись, пошел вперед. Мотовилин, Даманов и Харабрин вели плотный огонь, сдерживая егерей, пока я пересекал лощину....Когда мы, наконец, оказались в боте и, лежа на палубе, подставляли разгоряченные лица освежающим брызгам студеной воды, меня окликнул старший лейтенант Лебедев. Он стоял позади нас, широко расставив ноги. Кожанка, перехваченная ремнями, плотно облегала его фигуру. Лебедев пристально смотрел на меня. Он, видимо, хотел что-то спросить, но махнул рукой: уж очень, должно быть, выглядел я растерянным и расстроенным. Впору было повернуться и уйти, а я все еще топтался на месте. Лебедев усадил меня, сам сел рядом и сказал:- Тяжело потерять друга. Ты видел убитых егерей на гребне высоты? Саша первым туда поднялся и сразил троих. Сгоряча ринулся вперед во весь рост. Такая у него, должно быть, натура. Проложил нам дорогу, а сам погиб. У тебя, Виктор, был очень хороший товарищ". Жаль, похоронить не удалось. Ни его, ни Рябова. Вот Рябов... Жили - дружили три Николая. Одногодки. Все с одного катера, в одной футбольной команде играли. А в базу возвращаются двое. Что поделаешь? Война... К этому надо привыкнуть.

4

И мы привыкли.Не все сразу, каждый по-своему, но свыкались с опасной и, несмотря на это (а может, именно поэтому), привлекательной службой в отряде морских разведчиков. Об опасности старались не думать-где на войне спокойно?Через три дня мы уже готовились к походу всем отрядом. Половина отряда состояла из новичков, в отличие от нас, "старичков", побывавших в одном или двух рейдах.Этим рейдом командовал старший офицер из отдела разведки штаба флота майор Добротин, тот самый Леонид Васильевич Добротин, который отбирал будущих разведчиков в комсомольских организациях Мурманска. Еще не познакомившись с майором, мы уже многое о нем слышали. Добротин сражался на фронтах гражданской войны против Юденича, Деникина и Мамонтова. Командовал эскадроном в коннице Буденного. Награжден ВЦИКом почетным оружием. Окончил морской факультет инженерной академии.Лебедев сказал о майоре:- Каждого разведчика видит насквозь. Имейте это в виду!Добротин явился в отряд накануне похода. Это был не молодой, но стройный, высокий офицер со светлым ежиком волос на голове. Лицо у майора продолговатое, плотно сжатые губы наглухо закрывают маленький рот. С виду майор показался суровым. Но вот, после рапорта Лебедева, раздалась команда "Вольно" и завязалась непринужденная беседа Добротина с теми, кого он уже знал, так как сам отбирал их в отряд. Потом майор познакомился с нами, моряками из подплава, и, наконец, с "артистами" - так мы называли добровольцев, которые пришли в отряд из ансамбля краснофлотской песни и пляски.- Тех, кто еще пороху не нюхали - сказал Добротин, - и кто в нашем деле ищет... - тут он задержал взгляд на группе "артистов", - одни только романтические приключения, я хочу предупредить: никакой особой романтики не предвидится. Проникнув в ближний тыл врага, мы должны оттянуть часть его войск с передовой позиции. Чем труднее будет нам, тем легче станет на передовой. Значит, надо, чтобы нам было трудно! Вот и вся романтика...И больше - ни слова о разведке. Майор Добротин рассказывал о замыслах врага, который рвется к Мурманску, не считаясь с потерями. Если Гитлеру удастсязахватить Мурманский порт и Кировскую дорогу, мы потеряем важные коммуникации, связывающие нас с союзниками, и лишимся огромных природных богатств севера. Защитники Заполярья самоотверженно сражаются за каждую сопку на дальних подступах к Мурманску, за каждый камень на этой сопке. Особенно ожесточенные бои развернулись сейчас на реке Большая Западная Лица. На западном берегу этой реки, в тылу врага, мы и будем действовать.Двумя группами отряда командовали старший лейтенант Лебедев и капитан Инзарцев. Мы хорошо знали капитана. Флагманский физрук бригады подводных лодок Николай Аркадьевич Инзарцев выступал недавно на спартакиаде, где завоевал титул чемпиона флота по штанге. Тех, кто не знает Инзарцева, это может удивить. Среднего роста, слегка сутулый и сухощавый, Николай Аркадьевич мало похож на тяжелого атлета. А между тем это очень сильный человек. Штангист и футболист, лыжник и яхтсмен.Своим вестовым майор Добротин назначил матроса Виктора Тарзанова. Маленький и юркий Тарзанов, Витек, как мы его называли, - нос кнопкой, всегда смешливое лицо усыпано веснушками, - был очень разбитным, ловким и смелым матросом. Появившись в кубрике после своего назначения, Витек гордо выпятил грудь и задорно крикнул:- Шире дорогу! Вестовой командира идет! Мы только улыбнулись, не решаясь подтрунивать над Витьком. Знали, что он за словом в карман не полезет. А матрос Белов, доброволец из группы флотского ансамбля, этого не знал.- Витек! - Белов преградил дорогу вестовому. - Как ты в разведку попал? Ты, говорят, на рыбном траулере поваренком у кока служил? Правда?- Правда! - согласился Тарзанов, хотя он пришел в отряд с "морского охотника". - А что? Поварское дело-занятие умственное. Это тебе не на сцене ногами дрыгать.Зная, что Белов числится в ансамбле танцором, Тарзанов тут же выкинул перед ним смешное коленце. Все рассмеялись. А Белов с высоты своего почти двухметрового роста пренебрежительно посмотрел на Витька, отступил назад и только сказал:- М-да! На язык ты боек. Салага-салага, а бьёт фонтаном, как кит...- Нет, погоди! - уже вцепился в него Тарзанов. - Вот пойдем в разведку - держись рядом. Не пропадешь! Я тебя научу и рыбку ловить и уху варить.Кругом одобрительно зашумели.- Иди ты!.. - окончательно смущенный Белов вырвался из рук Витька. - Скажи, какой учитель объявился. Это ты в походе держись около меня. Не затопчут! А когда выдохнешься, я тебя, клопа, в ранец запакую и понесу.- А что? Я с полным удовольствием! - Витек нисколько не обиделся и повернулся к нам. - Вот майор говорил, что в горной войне нет лучшего транспорта, чем вьючный - на ишаках. Так я скажу майору, что - спасибо флотскому ансамблю - нам уже ишак не нужен...

5

Бой в районе Большой Западной Лицы складывался для нас вначале благоприятно. Немцы, испуганные появлением советских разведчиков в своем тылу, оставили одну сопку, потом другую. Сбив боевое охранение, мы оказались на господствующей высоте. Внизу, в покрытых мглой ущельях, противник сосредоточивал силы для атаки. Майор Добротин приказал Лебедеву разведать соседнюю сопку.Майор предвидел ход событий. Не всегда, оказывается, господствующая высота является лучшей для боя. Под нами сейчас был ровный гладкий гранит. В землю не зарыться, маскироваться негде, а противник, вероятно, вызовет самолеты. Соседняя сопка значительно ниже, зато ее пересеченный и покрытый валунами хребет пригоден для обороны. Сбить нас с той сопки будет нелегко. Но майор не только это имел в виду. Он хотел воздать видимость нашего отступления. И когда под натиском превосходящих сил мы начнем отход к берегу и в сторону передовой, то егеря, чтобы отрезать нас от моря, вызовут дополнительные силы. А мы по уже разведанному маршруту - узкому ущелью - ускользнем от них.Таков был замысел командира, и, в конечном счете, майор навязал противнику свой план боя. Мы целый день оборонялись и нанесли большой урон врагу. Оттянув часть вражеских войск с передовой, мы тем самым помогли нашей пехотной части контратаковать неприятеля и занять более выгодные позиции.Задача выполнена, а наши потери не велики. Почему же мы возвращаемся домой с таким чувством, будто нас постигла неудача? Вот и знакомый пирс. Мы сошли на берег, построились и в тягостном молчании ждем, зная, что команды "Разойдись!" не будет.Среди нас - четыре безоружных разведчика. Старшина отряда Григорий Чекмачев сверяет по списку номера четырех винтовок - кому какая принадлежит. Около старшины крутится Витек и размахивает сапогом - одним солдатским сапогом, принадлежность которого не оставляет никаких сомнений. На правом фланге стоит босой матрос Белов. Без винтовки и босой... Что же произошло?До полудня мы отбили несколько атак, а когда враг получил подкрепление, начали постепенный отход к соседней сопке. Первая группа уже заняла новый рубеж, а наша еще удерживала господствующую высоту. Вражеские атаки нарастали. Егеря настолько приблизились, что мы слышали их крики и топот кованых сапог. Потом на высоте остались два отделения прикрытия - Лосева и Даманова. С нами - майор и капитан.Напряжение боя нарастало, и тут нервы матроса Белова не выдержали. Оглянувшись, он крикнул: "Уже все отошли!" - и побежал. За ним последовали еще три разведчика. Они скатились вниз и, чтобы сократить дорогу к сопке, кинулись напрямик, к озеру. Мы яростно оборонялись на высоте. Стрельба усиливалась, а беглецы решили, что это противник уже ведет по ним огонь. Побросав винтовки, они бултыхнулись в воду, а Белов освободился даже от своих сапог.В это время майор распекал старшину Лосева:- Где ваше войско? Половину растеряли? Эх вы, горе-разведчики!Добротин и Инзарцев легли в цепь, и мы отбили еще одну атаку неприятеля.Я видел в бою майора - он спокойно целился и стрелял из автомата. Короткими очередями строчил из пулемета Инзарцев. Изредка поглядывая по сторонам, Гриша Харабрии, Николай Лосев, Алексей Радышевцев и другие разведчики с ожесточением, но без страха вели огонь и, готовясь к ближнему бою, положили рядом гранаты. Коля Даманов воевал лихо, с каким-то озорством, и мне было легко рядом с ним. Хотелось даже подмигнуть Николаю и крикнуть что-нибудь веселое. Утром, когда вдали только показались егеря, настроение было совсем другим. Томила неизвестность и какая-то смутная тревога: как сложится бой? Все это прошло. Даже в критические минуты вражеской атаки страха не было. Рядом - твои командиры и твои товарищи! И если два наших отделения с одним пулеметом сдерживают целую роту егерей, то тебе уже все кажется нипочем!По команде майора мы отошли к сопке и соединились с группой Лебедева. Позже других на сопку взобрались Инзарцев, Лосев, Харабрин и Тарзанов. Лосев и Харабрин несли подобранные у озера винтовки.- Трофеи героического прикрытия! - объявил Харабрин. - Приказано доставить в базу в полной сохранности.А Витек, грозно потрясая сапогом, уже направился к побледневшему Белову.- Сейчас у меня этот ишак попляшет! - объявил нам Тарзанов, но тут же замер под строгим окриком майора:- Отставить!И вот мы стоим в строю в своей базе и ждем, когда придет майор Добротин, который задержался на мотоботе. Что он нам скажет? Как оценит минувший бой? Какое наказание ждет паникеров?Завидев майора, капитан Инзарцев уже собирался отдать рапорт, но Добротин только рукой махнул: не надо, мол! Он близко подошел к нам и заговорил тихо - спокойно и тихо. Но каждое его слово стучало в ушах и в сердце:- Паникеров передают в трибунал. Там их судят сурово, по законам военного времени. Мне стыдно, больно и стыдно, что среди добровольцев отряда, среди отобранных и проверенных, оказались такие, которых должен судить трибунал. Позор! Я был с вами в бою. Знаю, для многих это было первым испытанием, и надеюсь, что виновные смоют с себя это позорное пятно. Поэтому я не передам их в трибунал. Но никогда - слышите? - никогда и никому мы не позволим бросить тень на отряд, который дрался отважно. Кто в отряде останется, тот станет настоящим морским разведчиком, тот будет гордиться этим званием. А теперь, друзья, отдыхайте. И, козырнув, ушел.Вечером в кубрике только и было разговору, что о первом "чепе".Старший лейтенант Лебедев в небольшом кругу моряков беседовал о призвании и долге разведчика, об истинной и ложной романтике морской службы. Нам, ушедшим с кораблей для боевых действий на суше, Лебедев рисовал картины, которые могут одних отпугнуть, других зажечь. И это тоже было своеобразным испытанием для каждого добровольца, пришедшего в отряд.Здесь, на севере, мы столкнулись с очень сильным и опасным противником. Егеря Гитлера натренированы в горной войне. Полки и батальоны из корпуса генерала Дитла, угрожающие Мурманску и всему Кольскому полуострову, имеют большой опыт боев в горах юга - в Греции и Югославии, в горах севера - в Норвегии. Егеря умеют воевать. Чтобы сокрушить такого врага, надо быть сильнее его. Сила силу ломит.Хочешь победы - будь не только смелей и отважней егеря, но одолевай его своим мастерством, хитростью, сноровкой. Это придет не сразу. Для разведчика-североморца легкой жизни не предвидится. Разведчику-североморцу опасность будет угрожать и на море, когда десант только идет к берегу, занятому врагом, и там, на берегу. Будут тяжелые и непрерывные бои в ближних и глубоких тылах неприятеля.Скоро наступит осень, а следом за нею все покроется мраком круглосуточной полярной ночи, и тогда начнется самая страдная пора для разведчиков. Воевать и спать придется на каменистом грунте, под леденящим ветром, в пургу и в метель. По несколько дней, а может, и недель не будет горячей пищи - в рейдах нельзя разводить костер. По кручам скал, по топкой тундре, через горные ручьи и болота трудно даже без боя пройти один километр, а придется совершать марши с боями на десятки километров, забираться на еще более крутые горы и сопки, чем те, какие мы уже видели, пробираться через ущелья и пропасти.Трудно воевать на скалистом побережье моря, еще трудней - вдали от его берегов. Но если ты решил стать разведчиком - да еще морским разведчиком! - в твоем сердце не должно быть робости перед сильным и коварным врагом и страха перед суровыми испытаниями. Страх врагу и неистребимую ненависть к захватчику должен ты нести в своем сердце!Действуешь ли в составе отряда, в мелкой группе или тебе придется сражаться в одиночку, - вся твоя надежда в оружии. Владей им в совершенстве. Но самое сильное оружие советского разведчика - это его, чистая совесть и высокий долг перед Родиной....Об этом говорил нам старший лейтенант Георгий Лебедев, и мы слушали его не перебивая. Никто ни о чем не спрашивал. Все было предельно ясно, а выбор - остаться в разведке или вернуться в базу - еще был свободен для каждого моряка.Но выбор уже был сделан.После второго рейда я тоже долго не мог заснуть, но уже не потому, что меня томили какие-то сомнения. Нет! Я вспомнил строй разведчиков на пирсе и босоногого Белова на правом фланге. Я отчетливо представил себе позор, до которого лучше не дожить, чем его испытать. Лучше пасть славной смертью Саши Сенчука, лучше уж, на самый худой конец, мучиться перед кончиной, как тяжело раненный матрос Николай Рябов, чем, подобно Белову, здоровому и невредимому, не иметь силы поднять голову, чтобы посмотреть в глаза своему командиру, своему товарищу.Испытания только начинались. Но второй рейд уже не похож был на первый.Спокойней и уверенней смотрел я в будущее.

fishki.net

Леонов Виктор Николаевич - Я Помню. Герои Великой Отечественной войны. Участники ВОВ. Книга памяти

Дважды Герой Советского Союза, Командир разведывательно-диверсионного отряда Северного флота;Командир разведывательно-диверсионного отряда Тихоокеанского флота

- Наш отряд, действуя в тылу врага, всегда уступал ему в численности, в техническом оснащении, - говорит Леонов, - но мы всегда побеждали в рукопашном бою. Ни немцы, ни японцы никогда не действовали так решительно, как мы... Психологический закон таков - в схватке двух противников один обязательно сдаст.

Одно из самых громких дел леоновского отряда - пленение в Корейском порту Вонсан 3,5 тысяч японских солдат и офицеров.

- Нас было 140 бойцов. Мы внезапно для противника высадились на японском аэродроме и вступили в переговоры. После этого нас, десять представителей, повезли в штаб к полковнику, командиру авиационной части, который хотел сделать из нас заложников. Я подключился к разговору тогда, когда почувствовал, что находившегося с нами представителя командования капитана 3-го ранга Кулебякина, что называется, приперли к стенке. Глядя в глаза японцу, я сказал, что мы провоевали всю войну на западе и имеем достаточно опыта, чтобы оценить обстановку, что заложниками мы не будем, а лучше умрем, но умрем вместе со всеми, кто находится в штабе. Разница в том, добавил я, что вы умрете, как крысы, а мы постараемся вырваться отсюда. Герой Советского Союза Митя Соколов сразу встал за спиной японского полковника, остальные также знали свое дело. Пшеничных запер дверь на ключ, положил ключ в карман и сел на стул, а Володя Оляшев (после войны - заслуженный мастер спорта) поднял Андрея вместе со стулом и поставил прямо перед японским командиром. Иван Гузенков подошел к окну и доложил, что находимся мы невысоко, а Герой Советского Союза Семен Агафонов, стоя у двери, начал подбрасывать в руке противотанковую гранату. Японцы, правда, не знали, что запала в ней нет. Полковник, забыв о платке, стал вытирать пот со лба рукой и спустя некоторое время подписал акт о капитуляции всего гарнизона.

- Построили три с половиной тысячи пленных в колонну по восемь человек. Все мои команды они исполняли уже бегом. Конвоировать такую колонну у нас было некому, тогда командира и начштаба я посадил с собой в машину. Если хоть один, говорю, убежит - пеняйте на себя... Пока вели команду, в ней стало уже до пяти тысяч японцев.

Старший матрос Виктор Леонов после первых же боев летом 1941 года был награжден медалью "За отвагу", тяжело ранен осколком мины. После первого же боя, когда погиб его друг, с которым они вместе пришли в отряд, Леонов начал размышлять - как надо воевать?

- Осенью 1942 года поход на мыс Могильный, откуда немецкий гарнизон засекал наши корабли и самолеты, складывался крайне неудачно. Командир пехотного подразделения, сопровождавшего отряд, был потом отдан под суд военного трибунала за преступную халатность и медлительность, и расстрелян. Командир отряда и замполит. Небольшую группу разведчиков на Могильный повел Леонов, старшина 2-й статьи. Атака была успешной, опорный пункт разгромлен, но на небольшом пятачке (самая широкая часть мыса не превышала 100 метров) оказалось лишь 15 моряков. Немецкие егеря окружили их двойным кольцом, перекрыли путь отхода двумя пулеметами, от минометного обстрела лопались каменные валуны.

Немцы торопились, как понял слышавший их команды матрос, знавший немецкий язык, закончить дело до наступления темноты. Боеприпасы у разведчиков заканчивались. Один из них, крикнув: "Все, песенка спета! Нам отсюда не выбраться!", - подорвал себя гранатой. Еще один хотел сделать то же... "Трус! Застрелю! Бросай гранату!" - приказал Леонов.

- Мы были прижаты к земле теми двумя пулеметами, стрелявшими непрерывно. Надо было что-то решать. Я вскочил и последними патронами ударил по камню, за которым лежали пулеметчики. Мне было важно, чтобы они спрятались, перестали вести огонь. А один из лучших наших бойцов, Семен Агафонов по моему приказу бросился к этому камню метрах в 20 от нас. Он успел прыгнуть на камень, и оттуда - вниз на немцев. Когда я, раненный в ногу, доковылял туда, один пулеметчик уже был мертв, с двумя другими Семен, схватившись, катался по земле. Я ударил одного, потом другого по голове прикладом, мы захватили эти пулеметы и вырвались оттуда.

Агафонов считался бесстрашным. Когда его спрашивали об этом случае, он со смехом говорил, что когда увидел с камня, что у немцев руки дрожат, понял, что такими руками в него не попадешь. Но друзьям признавался, что в момент после приказа подумал - ну вот, Семен, на этом твоя боевая карьера и закончилась... Страх испытывал каждый, но нужно было действовать как положено.

- Потом Юрий Михеев последней связкой гранат удивительно точным, дальним, на 20 метров броском подорвал немецкий блиндаж. Гранаты еще летели, а он уже погиб, сраженный очередью. Но мы прорвали второе кольцо и пошли по ущелью к берегу. Поваливший снег скрывал наши следы. Последним шел Агафонов, у него в пистолете оставалось три патрона, еще несколько у меня... Забрались в прибрежный кустарник, несколько раз цепочка егерей проходила вблизи от нас, а мы сидели затаившись, сжимая рукоятки ножей. Долго ждали своих, наконец пришли два морских охотника, увидели со второго раза наши сигналы и забрали нас с Могильного.

Леонову было присвоено звание младшего лейтенанта, он становится замполитом, а с мая 1943 и командиром отряда. Первую Золотую Звезду Героя он получил за самую крупную операцию отряда в ноябре 1944 года. Перед началом общего наступления на Севере был получен приказ разгромить стратегически важный мощный опорный пункт немцев на мысе Крестовый.

- Тогда нам не удалось застать противника врасплох. В последний момент, в 30-40 метрах от дотов, была задета сигнализация, немцы обнаружили нас и открыли огонь из орудий и пулеметов. Все освещено, перед нами мощное проволочное заграждение. Я отдал приказ: действовать кто как может, сообразуясь с обстановкой, по группам, но через минуту всем быть на батарее.

- От тяжелых потерь нас спас Иван Лысенко, уралец, чемпион по борьбе, самый физически сильный в отряде. Он вырвал из земли рельсовую крестовину, на которой крепились мотки колючей проволоки, и поднял ее на плечи. В образовавшийся проход мы и пошли. Когда Лысенко уже не мог один стоять - в него попало больше двадцати пуль - ему помог наш врач Алексей Лупов (не ищите циничной иронии - он помог держать крестовину -В.Потапов). Оба они погибли, но мы ворвались на прикрывающую батарею, и захватив орудия, открыли из них огонь, благо, трофейное оружие мы знали неплохо.

- Враг почувствовал нашу силу. Помню, привели еще в самом начале войны пленного офицера. Я уже переоделся. Тут из комнаты, где допрашивали, выскочил наш начальник отдела информации и говорит: "Вот, сволочь, ничего не говорит! Смеется только." Я ему: "Сейчас заговорит..." Пошел, снова оделся в то, в чем офицер тот в руки мне попался. Вошел в ту комнату, он сидит нога на ногу и курит сигарету. Я говорю переводчику: передайте этому прохвосту, что вот эти адмиралы (показываю на штабистов, а там был и один адмирал) уйдут скоро, пусть они ничего не узнают, но он останется со мной. Повернулся и вышел. А немец начал рассказывать... Я говорил с немцами по-русски, и они понимали меня лучше, чем других по-немецки.

- Адмирал Головко отдал приказ - "Право подбора разведчиков возлагается на командира отряда". Так что назначить к нам никого не могли. У меня была связь с управлением кадров, они присылали мне тех, кто вроде бы подходил. Я беседовал с человеком и смотрел, как он реагирует на мои вопросы. Самое важное для меня при этом было - его глаза и руки. По положению рук определяется психологическое состояние человека, его характер. Мне нужно было, чтобы руки не хватались ни за что, чтобы они были готовы к действию, но оставались спокойны...

- А первый мой приказ, когда я стал командиром, был такой - уполномоченного Особого Отдела в отряд не пускать. А то - приходим из похода, и он тут как тут, занимает кабинет и начинает вызывать по очереди, допрашивать, кто как себя вел... Хочешь проверять - иди с нами на задание, там каждого видно как на ладони. Потом второй приказ. Почти всех стукачей в отряде я уже знал, потому что меня самого вербовали и я отказался от этого дела. Я их собрал и сказал: "Пишите, что угодно, придумывайте любую болезнь, но чтобы через сутки вас в отряде ни одного не было." И всех их выгнал. После этого мне член Военного Совета сказал: "Они тебя посадят скоро". Я говорю: " А вы для чего?". Он: "Они и меня могут обойти". А я знал - таким образом они сажали Лунина, ставшего потом знаменитым подводником. Я говорю: "Мне не нужно, чтобы вы меня защищали, вы мне сообщите только и дайте самолет. Я прыгну в Норвегию, и буду оттуда руководить отрядом. Пусть они меня там возьмут... Он засмеялся: "Ну ты, говорит, авантюрист". Но когда надо было помочь отряду, он помогал.

- По существу у нас была одна семья. Вот с Могильного мы лейтенанта Федора Шелавина выносили... Мы из-за него и остались там, у него обе ноги были ранены. О хотел застрелиться, чтобы развязать нам руки. Но я знал - если оставим Шелавина, в следующем походе кто-то будет думать: "все, раз уж офицера бросили, то если я буду ранен, тем более оставят". Если такая мысль хоть чуть-чуть запала в голову человеку, то он уже не воин настоящий, не боец. Эта мысль будет давить тебя, преследовать, хочешь ты того или нет". С того дня, как Леонов стал командиром и до конца войны отряд потерял погибшими девять человек, из них семь - на Крестовом, в основном, в момент преодоления проволочного заграждения. "Я вообще не любил терять людей. Спросите у любого: все знали, что я буду бороться за жизнь каждого человека до последнего.

 

Подготовил:Александр Иванов (Донецк)Источники:"Русский дом", №1 1997

iremember.ru

Биография и книги автора Леонов Виктор Николаевич

 
 

Леонов Виктор Николаевич

Леонов Виктор Николаевич Язык страницы автора: русский Пол: мужской ID: 30859

Поделись с друзьями!

 

Об авторе

Виктор Николаевич Леонов (1916—2003) — советский моряк, дважды Герой Советского Союза, командир отдельных разведывательных отрядов Северного и Тихоокеанского флотов.Родился 21 ноября 1916 года в городе Зарайске Московской области в семье рабочего. Русский. С 1931 года по 1933 год учился в фабрично-заводском училище при Московском заводе «Калибр», по окончании которого трудился слесарем-лекальщиком, совмещая работу с общественной деятельностью: член заводского комитета ВЛКСМ, председатель цехового комитета изобретателей, руководитель молодёжной бригады.В рядах Военно-Морского флота с 1937 года. Призван на Северный флот, где прошёл курс обучения в учебном отряде подводного плавания имени С. М. Кирова в городе Полярном Мурманской области, и направлен для дальнейшего прохождения службы на подводную лодку Щ-402.С началом Великой Отечественной войны старший краснофлотец В. Н. Леонов обращается с рапортом о зачислении его в 181-й отдельный разведывательный отряд Северного флота, в составе которого с 18 июля 1941 года провёл около 50-ти боевых операций в тылу противника. Член ВКП(б)/КПСС с 1942 года. С декабря 1942 года, после присвоения офицерского звания — заместитель командира отряда по политической части, а через год, в декабре 1943 года — командир 181-го особого разведывательного отряда Северного флота. В апреле 1944 года ему присвоено звание лейтенанта.В октябре 1944 года, в период проведения Петсамо-Киркенесской наступательной операции советских войск, разведчики под командованием В. Н. Леонова высадились на занятый противником берег и двое суток пробирались к назначенному пункту в условиях бездорожья. Утром 12 октября они внезапно атаковали вражескую 88-миллиметровуюбатарею на мысе Крестовом, овладели ею, захватили в плен большое число гитлеровцев. Когда появился катер с гитлеровским десантом, совместно с отрядом капитана И. П. Барченко-Емельянова отразили атаки противника, захватив в плен около 60-ти гитлеровцев. Этот бой обеспечил успех десанта в Линахамари, взятие порта и города.Тем самым, отряд Леонова своими действиями создал благоприятные условия для высадки советского десанта в незамерзающем порту Линахамари и последующего освобождения Петсамо (Печенги) и Киркенеса. Указом Президиума Верховного Совета СССР от5 ноября 1944 года лейтенанту В. Н. Леонову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 5058) с формулировкой: «за образцовое выполнение боевых заданий командования в тылу врага и проявленные при этом мужество и героизм».По завершении разгрома фашистской Германии для фронтового разведчика Леонова война продолжилась на Дальнем Востоке, где отдельный разведывательный отряд Тихоокеанского флота под его командованием первым высаживался в портах Расин, Сэйсин и Гэндзан. Одно из самых «громких» дел отряда Леонова В. Н. — пленение в корейском порту Вонсан около трёх с половиной тысяч японских солдат и офицеров. А в порту Гэндзан разведчики-леоновцы разоружили и взяли в плен около двух тысяч солдат и двухсот офицеров, захватив 3 артиллерийские батареи, 5 самолетов, несколько складов боеприпасов.Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 сентября 1945 года старший лейтенант В. Н. Леонов удостоен второй медали«Золотая Звезда».После войны В. Н. Леонов продолжил военную службу на Северном флоте и в Центральном аппарате Военно-Морского Флота СССР. В 1950 году он окончил Высшее военно-морское училище. В 1952 году ему присвоено воинское звание капитан 2-го ранга. Учился в Военно-морской академии, закончив два курса. С июля 1956 года — в запасе.Награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени,Красной Звезды, медалями, а также орденом КНДР. Удостоен звания «Почётный гражданин города Полярного».В. Н. Леонов скончался в Москве 7 октября 2003 года (в день 59-летия начала Петсамо-Киркенесской наступательной операции).Именем В. Н. Леонова в 1998 году названа детско-юношеская спортивная школа города Полярный. Его имя носит один из кораблей Северного флота[1].Взято с Википедии

Книги автора Леонов Виктор Николаевич

Комментарии и оценки к книгам автора

Комментарий не найдено

Объявления

Где купить книги автора?

Нравится автор? Поделись с друзьями!

 

www.rulit.me

Герой разведчик Леонов Виктор Николаевич

Невероятные подвиги этого человека и его товарищей превратились в легенду ещё во время Великой отечественной войны, после войны об этом было написано много книг, как самим Леоновым, так и другими авторами. Были и художественные книги, в .т.ч. Валентина Пикуля. Опыт отряда Леонова изучается в иностранных военных училищах, его изучали при составлении устава американских зелёных беретов. Виктор Николаевич создавал аналогичные разведывательные подразделения в других военных флотах СССР. Офицерское звание было присвоено Леонову за особые заслуги несмотря на то, что он не имел специального образования. Он дважды Герой Советского Союза. Интересно также то, что до сих пор его имя и подвиги широко не известны.

Самые известные операции его отряда – штурм и последующее двухдневное удержание двух очень хорошо укреплённых батарей 88 мм. орудий на мысе Крестовый, которая не давала зайти в стратегически важный район Петсамо нашим военным кораблям. Благодаря этим батареям мыс Крестовый называли ключом к Петсамо. «А ведь там была отлично организованная оборона - две батареи, торпедная станция, больше десятка дотов, блиндажи, траншеи. И все это в бетоне, все стреляет. Точно, продумано, безжалостно и беспощадно.» - пишет Леонов в книге «Уроки мужества». А в отряде наших разведчиков меньше сотни человек.

А также пленение и конвоирование более трех тысяч японских военных на аэродроме порта Вонсан в Корее силами 140 разведчиков. Это выглядит совершенно невероятно, пока не прочитаешь спокойное изложение самим Леоновым истории этого прежде всего психологического противостояния.

Когда я читал самую известную книгу Леонова «Уроки мужества», то вспоминал историю отца Александра Дюма – республиканского офицера, в одиночку сражавшегося с армией, бравшего города с горсткой солдат. Именно знание, что реально возможны такие подвиги, позволило Александру Дюма написать столь достоверно о приключениях мушкетёров. И вот за сухими, иногда подчёркнуто назидательными строками книги Леонова встает история человека, ни в чем не уступающего, а, возможно, и превосходящего легендарных литературных героев и их прототипов. И более всего привлекает то, что такие качества как бесстрашие, преданность, чувство долга, невероятная физическая выносливость - это категорически не Богом данные качества, а воспитываемые практически в любом человеке с сильной мотивацией в команде единомышленников.

Главное, на мой взгляд, в книге «Уроки мужества» - это перечисление и глубокий разбор качеств разведчиков, то есть наиболее эффективных и гармоничные людей в тех тяжёлых жизненных обстоятельствах, а также описание, каким образом эти качества появляются в человеке.

Прежде всего, это очень сильная мотивация. Это единственное качество, которое невозможно полностью воспитать в человеке. Любовь к Родине, ненависть к врагу и огромное желание сделать все для победы являются необходимой мотивацией для превращения обычного, на первый взгляд, человека в героя. То есть для становления незаурядного человека нужна, прежде всего, великая цель. Если эта цель осознанна, стала частью личности, смыслом жизни, то дальше невозможного в ее достижении практически нет. И вот откровенно слабые физически, занимающиеся работами в обеспечивающих подразделениях солдаты, становились после многомесячных ежедневных тренировок полноправными членами отряда

Леонов фантастически эффективен не только в результатах действий своего отряда, но и в отношении к подчиненным – за все время боевых действий, оказываясь и в окружении, и под огнём превосходящих сил врага, его отряд потерял убитыми единицы бойцов. Командир заботился о своих разведчиках как в бою, так и при подготовке, что выражалось в запредельных физических и учебных ежедневных нагрузках в базовом лагере, воспитании самопожертвовании ради выживания товарищей в бою, тщательном планировании операций. Но главное здесь – это понимание командира, что достижение цели зависит от физического и психологического состояния каждого бойца, от его заботы о каждом как о члене своей семьи. На Крестовом погибли десять бойцов, и это была самая большая потеря за все время. Леонов пишет об этом в книге «Лицом к лицу»: «Мимо идут пленные егеря. Враги видят десять убитых советских разведчиков, и они помнят, сколько похоронили своих… Егеря срывают с голов картузы, прижимают руки к бедрам и строевым шагом проходят мимо могилы». Егеря в том же бою потеряли сто человек убитыми. 

Работа в команде. Главное не собственные заслуги, а выполнение задачи отрядом. Об этом Леонов очень много пишет. Прекрасно тренированные, опытные люди, стремившиеся в его отряд ради славы и почестей, а носить эту форму и многочисленные награды было почетно, не только долго не задерживались в отряде, но зачастую совершали действия, приводившие к собственной гибели, гибели товарищей, ставившие под угрозу выполнения боевого задания. То есть человек, руководствующийся эгоистическими целями под прикрытием достижения даже великой цели, обречён на неудачу. Понятие героизма тоже рассматривается через достижение командной цели. Бойцы отряда, оказавшись в безвыходной, с их точки зрения, ситуации, встали во весь рост и, расстреляв весь боезапас, погибли. С точки зрения их командира, они совершили глупый поступок, так как отряд лишился двух не раненных опытных бойцов, что ещё более затруднило выполнение задачи. Именно смирение, растворения в командной цели, а не стремление выделиться, делает человека героем.

Боевые традиции, «привычки» в хорошем смысле, становятся при умелом подходе руководства основной движущей силой, приводящей к успеху. Традицией, сложившейся не сразу, стало не возвращаться без выполненного задания. Представьте, как это дисциплинирует и мотивирует ещё до выхода на задание.

Необходимость идеальной физической формы, которую осознает каждый член отряда и культивирует командир, приводит к потрясающим результатам. Всю войну на севере отряду Леонова противостояли особо тренированные немецкие егеря, куда брали солдат выше 176 см. При этом победные рукопашные схватки с кратно превосходящим врагом, четырехдневные непрерывные бои без перерыва на сон, стокилометровые марш-броски на лыжах по пересечённой местности с последующим вступлением в бой были обычным делом. Немцы откровенно боялись членов отряда, о них слагали легенды, называли «черными дьяволами», чем пользовались разведчики. В самых безвыходных ситуациях, оставшись без боезапаса, они вставали во весь рост, улыбались (это было обязательно) и шли в атаку, при этом егеря бежали, не доводя дела до столкновения.

Наличие общей великой цели, воспитание волевых качеств, уверенности в себе и в своей команде, пример старших товарищей приводит к такому качеству, как бесстрашие. Это не значит отсутствие страха, это значит умение его преодолеть. Создаётся впечатление, что подсознательно Леонов и его лучшие бойцы были уверены в том, что найдут выход из любой ситуации, что и происходило на практике. Отсутствие страха, нестандартное мышление и слаженное действие горстки разведчиков на переговорах в японском штабе перевернуло ситуацию и превратило в заложники командование крупного японского подразделения, что и обеспечило пленение несколько тысяч японских солдат и офицеров. В ведических практиках это называется «быть в потоке».

Психологическое превосходство, внутреннее спокойствие, умение «читать» врага обеспечивали победу ещё до начала рукопашных схваток. Леонов пишет, что когда сходятся два человека в бою, один уже проиграл и это видно как страх в его глазах. Именно это умение позволяло бойцам отряда оставаться живыми в дуэли с пулеметчиками, именно страх в глазах японского офицера позволил Леонову перевернуть ситуацию в японском штабе.

В жизни этого очень гармоничного и фантастически эффективного человека реализовано много качеств, обладать которыми крайне важно для любого человека: смысл жизни и возможность быть эффективным и счастливым даёт только великая цель, надо в первую очередь думать о других, соизмерять каждое свое дело и слово с высокими принципами, развивать бесстрашие, уверенность в своих силах на базе ежедневных тяжёлых тренировок, жить и действовать в потоке и т.п.

 

leo.jpgБиография (Википедия)

Виктор Николаевич Леонов (1916—2003) — советский моряк, дважды Герой Советского Союза, командир отдельных разведывательных отрядов Северного и Тихоокеанского флотов.

Родился 21 ноября 1916 года в городе Зарайске Рязанской губернии в семье рабочего. Русский. С 1931 годапо 1933 год учился в фабрично-заводском училище при Московском заводе «Калибр», по окончании которого трудился слесарем-лекальщиком, совмещая работу с общественной деятельностью: член заводского комитетаВЛКСМ, председатель цехового комитета изобретателей, руководитель молодёжной бригады.

В рядах Военно-Морского флота с 1937 года. Призван на Северный флот, где прошёл курс обучения в учебном отряде подводного плавания имениС. М. Кирова в городе Полярном Мурманской области, и направлен для дальнейшего прохождения службы на подводную лодку Щ-402.

С началом Великой Отечественной войны старший краснофлотец В. Н. Леонов обращается с рапортом о зачислении его в 181-й отдельный разведывательный отряд Северного флота, в составе которого с 18 июля1941 года провёл около 50-ти боевых операций в тылу противника. Член ВКП(б)/КПСС с 1942 года. С декабря1942 года, после присвоения офицерского звания — заместитель командира отряда по политической части, а через год, в декабре 1943 года — командир 181-го особого разведывательного отряда Северного флота. В апреле 1944 года ему присвоено звание лейтенанта.

В октябре 1944 года, в период проведения Петсамо-Киркенесской наступательной операции советских войск, разведчики под командованием В. Н. Леонова высадились на занятый противником берег и двое суток пробирались к назначенному пункту в условиях бездорожья. Утром 12 октября они внезапно атаковали вражескую 88-миллиметровую батарею на мысе Крестовом, овладели ею, захватили в плен большое число гитлеровцев. Когда появился катер с гитлеровским десантом, совместно с отрядом капитана И. П. Барченко-Емельянова отразили атаки противника, захватив в плен около 60-ти гитлеровцев. Этот бой обеспечил успех десанта в Линахамари, взятие порта и города.

Тем самым, отряд Леонова своими действиями создал благоприятные условия для высадки советского десанта в незамерзающем портуЛинахамари и последующего освобождения Петсамо (Печенги) и Киркенеса. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года лейтенанту В. Н. Леонову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 5058) с формулировкой: «за образцовое выполнение боевых заданий командования в тылу врага и проявленные при этом мужество и героизм».

По завершении разгрома фашистской Германии для фронтового разведчика Леонова война продолжилась на Дальнем Востоке, где отдельный разведывательный отряд Тихоокеанского флота под его командованием первым высаживался в портах Расин, Сэйсин и Гэндзан. Одно из самых «громких» дел отряда Леонова В. Н. — пленение в корейском порту Вонсан около трёх с половиной тысяч японских солдат и офицеров. А в порту Гэндзан разведчики-леоновцы разоружили и взяли в плен около двух тысяч солдат и двухсот офицеров, захватив 3 артиллерийские батареи, 5 самолетов, несколько складов боеприпасов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 сентября 1945 года старший лейтенант В. Н. Леонов удостоен второй медали «Золотая Звезда».

После войны В. Н. Леонов продолжил военную службу на Северном флоте и в Центральном аппарате Военно-Морского Флота СССР. В 1950 году он окончилВысшее военно-морское училище. В 1952 году ему присвоено воинское звание капитан 2-го ранга. Учился в Военно-морской академии, закончив два курса. С июля 1956 года — в запасе.

Награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями, а также орденом КНДР. Удостоен звания «Почётный гражданин города Полярного».

В. Н. Леонов скончался в Москве 7 октября 2003 года (в день 59-летия начала Петсамо-Киркенесской наступательной операции). Похоронен наЛеоновском кладбище Москвы.

 

 

Статью подготовил Кашелевский Александр

Добавить комментарий

www.blagoda.com

Герой разведчик Леонов Виктор Николаевич

Герой разведчик Леонов Виктор Николаевич

09.01.2014 0

Невероятные подвиги этого человека и его товарищей превратились в легенду ещё во время Великой отечественной войны, после войны об этом было написано много книг, как самим Леоновым, так и другими авторами. Были и художественные книги, в .т.ч. Валентина Пикуля. Опыт отряда Леонова изучается в иностранных военных училищах, его изучали при составлении устава американских зелёных беретов. Виктор Николаевич создавал аналогичные разведывательные подразделения в других военных флотах СССР. Офицерское звание было присвоено Леонову за особые заслуги несмотря на то, что он не имел специального образования. Он дважды Герой Советского Союза. Интересно также то, что до сих пор его имя и подвиги широко не известны.

Самые известные операции его отряда – штурм и последующее двухдневное удержание двух очень хорошо укреплённых батарей 88 мм. орудий на мысе Крестовый, которая не давала зайти в стратегически важный район Петсамо нашим военным кораблям. Благодаря этим батареям мыс Крестовый называли ключом к Петсамо. «А ведь там была отлично организованная оборона - две батареи, торпедная станция, больше десятка дотов, блиндажи, траншеи. И все это в бетоне, все стреляет. Точно, продумано, безжалостно и беспощадно.» - пишет Леонов в книге «Уроки мужества». А в отряде наших разведчиков меньше сотни человек.

А также пленение и конвоирование более трех тысяч японских военных на аэродроме порта Вонсан в Корее силами 140 разведчиков. Это выглядит совершенно невероятно, пока не прочитаешь спокойное изложение самим Леоновым истории этого прежде всего психологического противостояния.

Когда я читал самую известную книгу Леонова «Уроки мужества», то вспоминал историю отца Александра Дюма – республиканского офицера, в одиночку сражавшегося с армией, бравшего города с горсткой солдат. Именно знание, что реально возможны такие подвиги, позволило Александру Дюма написать столь достоверно о приключениях мушкетёров. И вот за сухими, иногда подчёркнуто назидательными строками книги Леонова встает история человека, ни в чем не уступающего, а, возможно, и превосходящего легендарных литературных героев и их прототипов. И более всего привлекает то, что такие качества как бесстрашие, преданность, чувство долга, невероятная физическая выносливость - это категорически не Богом данные качества, а воспитываемые практически в любом человеке с сильной мотивацией в команде единомышленников.

Главное, на мой взгляд, в книге «Уроки мужества» - это перечисление и глубокий разбор качеств разведчиков, то есть наиболее эффективных и гармоничные людей в тех тяжёлых жизненных обстоятельствах, а также описание, каким образом эти качества появляются в человеке.

Прежде всего, это очень сильная мотивация. Это единственное качество, которое невозможно полностью воспитать в человеке. Любовь к Родине, ненависть к врагу и огромное желание сделать все для победы являются необходимой мотивацией для превращения обычного, на первый взгляд, человека в героя. То есть для становления незаурядного человека нужна, прежде всего, великая цель. Если эта цель осознанна, стала частью личности, смыслом жизни, то дальше невозможного в ее достижении практически нет. И вот откровенно слабые физически, занимающиеся работами в обеспечивающих подразделениях солдаты, становились после многомесячных ежедневных тренировок полноправными членами отряда

Леонов фантастически эффективен не только в результатах действий своего отряда, но и в отношении к подчиненным – за все время боевых действий, оказываясь и в окружении, и под огнём превосходящих сил врага, его отряд потерял убитыми единицы бойцов. Командир заботился о своих разведчиках как в бою, так и при подготовке, что выражалось в запредельных физических и учебных ежедневных нагрузках в базовом лагере, воспитании самопожертвовании ради выживания товарищей в бою, тщательном планировании операций. Но главное здесь – это понимание командира, что достижение цели зависит от физического и психологического состояния каждого бойца, от его заботы о каждом как о члене своей семьи. На Крестовом погибли десять бойцов, и это была самая большая потеря за все время. Леонов пишет об этом в книге «Лицом к лицу»: «Мимо идут пленные егеря. Враги видят десять убитых советских разведчиков, и они помнят, сколько похоронили своих… Егеря срывают с голов картузы, прижимают руки к бедрам и строевым шагом проходят мимо могилы». Егеря в том же бою потеряли сто человек убитыми.

Работа в команде. Главное не собственные заслуги, а выполнение задачи отрядом. Об этом Леонов очень много пишет. Прекрасно тренированные, опытные люди, стремившиеся в его отряд ради славы и почестей, а носить эту форму и многочисленные награды было почетно, не только долго не задерживались в отряде, но зачастую совершали действия, приводившие к собственной гибели, гибели товарищей, ставившие под угрозу выполнения боевого задания. То есть человек, руководствующийся эгоистическими целями под прикрытием достижения даже великой цели, обречён на неудачу. Понятие героизма тоже рассматривается через достижение командной цели. Бойцы отряда, оказавшись в безвыходной, с их точки зрения, ситуации, встали во весь рост и, расстреляв весь боезапас, погибли. С точки зрения их командира, они совершили глупый поступок, так как отряд лишился двух не раненных опытных бойцов, что ещё более затруднило выполнение задачи. Именно смирение, растворения в командной цели, а не стремление выделиться, делает человека героем.

Боевые традиции, «привычки» в хорошем смысле, становятся при умелом подходе руководства основной движущей силой, приводящей к успеху. Традицией, сложившейся не сразу, стало не возвращаться без выполненного задания. Представьте, как это дисциплинирует и мотивирует ещё до выхода на задание.

Необходимость идеальной физической формы, которую осознает каждый член отряда и культивирует командир, приводит к потрясающим результатам. Всю войну на севере отряду Леонова противостояли особо тренированные немецкие егеря, куда брали солдат выше 176 см. При этом победные рукопашные схватки с кратно превосходящим врагом, четырехдневные непрерывные бои без перерыва на сон, стокилометровые марш-броски на лыжах по пересечённой местности с последующим вступлением в бой были обычным делом. Немцы откровенно боялись членов отряда, о них слагали легенды, называли «черными дьяволами», чем пользовались разведчики. В самых безвыходных ситуациях, оставшись без боезапаса, они вставали во весь рост, улыбались (это было обязательно) и шли в атаку, при этом егеря бежали, не доводя дела до столкновения.

Наличие общей великой цели, воспитание волевых качеств, уверенности в себе и в своей команде, пример старших товарищей приводит к такому качеству, как бесстрашие. Это не значит отсутствие страха, это значит умение его преодолеть. Создаётся впечатление, что подсознательно Леонов и его лучшие бойцы были уверены в том, что найдут выход из любой ситуации, что и происходило на практике. Отсутствие страха, нестандартное мышление и слаженное действие горстки разведчиков на переговорах в японском штабе перевернуло ситуацию и превратило в заложники командование крупного японского подразделения, что и обеспечило пленение несколько тысяч японских солдат и офицеров. В ведических практиках это называется «быть в потоке».

Психологическое превосходство, внутреннее спокойствие, умение «читать» врага обеспечивали победу ещё до начала рукопашных схваток. Леонов пишет, что когда сходятся два человека в бою, один уже проиграл и это видно как страх в его глазах. Именно это умение позволяло бойцам отряда оставаться живыми в дуэли с пулеметчиками, именно страх в глазах японского офицера позволил Леонову перевернуть ситуацию в японском штабе.

В жизни этого очень гармоничного и фантастически эффективного человека реализовано много качеств, обладать которыми крайне важно для любого человека: смысл жизни и возможность быть эффективным и счастливым даёт только великая цель, надо в первую очередь думать о других, соизмерять каждое свое дело и слово с высокими принципами, развивать бесстрашие, уверенность в своих силах на базе ежедневных тяжёлых тренировок, жить и действовать в потоке и т.п.

leo.jpgБиография (Википедия)

Виктор Николаевич Леонов (1916—2003) — советский моряк, дважды Герой Советского Союза, командир отдельных разведывательных отрядов Северного и Тихоокеанского флотов.

Родился 21 ноября 1916 года в городе Зарайске Рязанской губернии в семье рабочего. Русский. С 1931 года по 1933 год учился в фабрично-заводском училище при Московском заводе «Калибр», по окончании которого трудился слесарем-лекальщиком, совмещая работу с общественной деятельностью: член заводского комитета ВЛКСМ, председатель цехового комитета изобретателей, руководитель молодёжной бригады.

В рядах Военно-Морского флота с 1937 года. Призван на Северный флот, где прошёл курс обучения в учебном отряде подводного плавания имениС. М. Кирова в городе Полярном Мурманской области, и направлен для дальнейшего прохождения службы на подводную лодку Щ-402.

С началом Великой Отечественной войны старший краснофлотец В. Н. Леонов обращается с рапортом о зачислении его в 181-й отдельный разведывательный отряд Северного флота, в составе которого с 18 июля 1941 года провёл около 50-ти боевых операций в тылу противника. Член ВКП(б)/КПСС с 1942 года. С декабря 1942 года, после присвоения офицерского звания — заместитель командира отряда по политической части, а через год, в декабре 1943 года — командир 181-го особого разведывательного отряда Северного флота. В апреле 1944 года ему присвоено звание лейтенанта.

В октябре 1944 года, в период проведения Петсамо-Киркенесской наступательной операции советских войск, разведчики под командованием В. Н. Леонова высадились на занятый противником берег и двое суток пробирались к назначенному пункту в условиях бездорожья. Утром 12 октября они внезапно атаковали вражескую 88-миллиметровую батарею на мысе Крестовом, овладели ею, захватили в плен большое число гитлеровцев. Когда появился катер с гитлеровским десантом, совместно с отрядом капитана И. П. Барченко-Емельянова отразили атаки противника, захватив в плен около 60-ти гитлеровцев. Этот бой обеспечил успех десанта в Линахамари, взятие порта и города.

Тем самым, отряд Леонова своими действиями создал благоприятные условия для высадки советского десанта в незамерзающем порту Линахамари и последующего освобождения Петсамо (Печенги) и Киркенеса. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года лейтенанту В. Н. Леонову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 5058) с формулировкой: «за образцовое выполнение боевых заданий командования в тылу врага и проявленные при этом мужество и героизм».

По завершении разгрома фашистской Германии для фронтового разведчика Леонова война продолжилась на Дальнем Востоке, где отдельный разведывательный отряд Тихоокеанского флота под его командованием первым высаживался в портах Расин, Сэйсин и Гэндзан. Одно из самых «громких» дел отряда Леонова В. Н. — пленение в корейском порту Вонсан около трёх с половиной тысяч японских солдат и офицеров. А в порту Гэндзан разведчики-леоновцы разоружили и взяли в плен около двух тысяч солдат и двухсот офицеров, захватив 3 артиллерийские батареи, 5 самолетов, несколько складов боеприпасов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 сентября 1945 года старший лейтенант В. Н. Леонов удостоен второй медали «Золотая Звезда».

После войны В. Н. Леонов продолжил военную службу на Северном флоте и в Центральном аппарате Военно-Морского Флота СССР. В 1950 году он окончилВысшее военно-морское училище. В 1952 году ему присвоено воинское звание капитан 2-го ранга. Учился в Военно-морской академии, закончив два курса. С июля 1956 года — в запасе.

Награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями, а также орденом КНДР. Удостоен звания «Почётный гражданин города Полярного».

В. Н. Леонов скончался в Москве 7 октября 2003 года (в день 59-летия начала Петсамо-Киркенесской наступательной операции). Похоронен на Леоновском кладбище Москвы.

Статью подготовил Кашелевский Александр

bleckt.com

Виктор Николаевич Леонов - Полярный Лис

взяла здесь - http://militera.lib.ru/bio/heroes/index.htmlтогда еще помнили героев, снимали про них фильмы, писали книги, собирали и составляли сборники, как этот, хорошо, что есть люди, которые собирают это все и выкладывают в интернете, делая доступной бесценную информацию, память о Героях - для нас всех.

Биографии

Сборник

Люди бессмертного подвига «Военная литература»: militera.lib.ru Издание: Герои и антигерои Отечества. М., 1992.Книга на сайте: militera.lib.ru/bio/heroes/index.html Иллюстрации: нетOCR: Андриянов П.М.Правка: sdh ([email protected])Дополнительная обработка: Hoaxer ([email protected])

[1] Так обозначены страницы. Номер страницы предшествует странице.

Люди бессмертного подвига. Очерки о дважды, трижды и четырежды Героях Советского Союза. / Изд. 4-е, испр. и доп. — М.: Политиздат, 1975. Книга 1 — 671 с. с ил. (Тираж 100 тыс. экз), книга 2 — 654 с. с ил. (Тираж 100 тыс. экз).

Аннотация издательства: В веках не померкнет слава советского народа, одержавшего победу в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Среди массы героев войны выделяются люди, совершившие поистине бессмертные подвиги. 11 603 воина Родина увенчала званием Героя Советского Союза. Настоящая книга повествует о людях, удостоенных этого высокого звания дважды, трижды, четырежды. В нее вошли также очерки о дважды Героях Советского Союза космонавтах, прославивших нашу Родину. Авторами очерков выступают известные писатели и журналисты. Настоящее, четвертое издание этой книги подготовил редактор-составитель доктор исторических наук А. Синицын. В работе над первым изданием принимал участие кандидат военных наук В. Евстигнеев. Они же являются авторами биографических справок.

К. Тараданкин.

Верность народу

ЛЕОНОВ ВИКТОР НИКОЛАЕВИЧ

Виктор Николаевич Леонов родился в 1916 году в Зарайске Московской области в семье рабочего. По национальности русский. Член КПСС с 1942 года.

В 1931 году, окончив семилетку, поступил в ФЗО при московском заводе «Калибр», а затем четыре года работал на том же заводе слесарем. В 1937 году был призван в Военно-Морской Флот. Служил на подводной лодке на Северном флоте.

В годы Великой Отечественной войны командовал отрядом морских разведчиков Северного военно-морского флота. Отряд морских разведчиков не раз громил тылы противника, перерезал его коммуникации, добывал ценные сведения. В 1945 году В. Н. Леонов участвовал в боях против японских милитаристов на Дальнем Востоке. Отряд морских разведчиков был удостоен звания гвардейского.

5 ноября 1944 года Виктору Николаевичу Леонову присвоено звание Героя Советского Союза. 14 сентября 1945 года за новые боевые подвиги на фронте он удостоен второй медали «Золотая Звезда». Награжден также многими орденами и медалями.

В 1950 году окончил высшее военно-морское училище, а в 1956 году — два курса Военно-Морской академии. С 1956 года в запасе.

В настоящее время В. Н. Леонов живет и работает в Москве. В 1956 году вышла из печати его книга «Лицом к лицу», а в 1973 году — «Готовьтесь к подвигу сегодня».

В мечтах он строил магнитогорские домны и водружал красный флаг над Северным полюсом. Он прорубался сквозь вековую тайгу на берегу Амура, чтобы зажечь огни города юности. Пересекал Каракумы в удивительном автомобильном пробеге и вместе с Чкаловым летел над белыми просторами Арктики, прокладывая кратчайший воздушный путь в Америку. Вел с конвейера первый советский трактор, поднимался на стратостате, спешил на помощь челюскинцам, чтобы выручить их из ледяного плена. Он становился участником героических дел, которыми столь богат каждый день нашей действительности. Мужал вместе со своей страной, беззаветно любил Родину, гордился ею.

Такой же, как и другие ребята небольшого подмосковного городка Зарайска, он все-таки выделялся среди сверстников вот именно этой поразительной способностью мечтать. А еще своей настойчивостью, волей, которые проявлялись даже в ребячьих затеях. И когда придумывали что-нибудь интересное, друзья без колебания выбирали вожаком Витю Леонова.

Так проходила юность. Все чаще и неотступнее тревожил вопрос: кем быть? Хотелось стать писателем, моряком, летчиком, инженером. Каждая профессия представлялась увлекательной, сулила широкие горизонты, и трудность выбора состояла как раз в том, что Родина открывала все пути-дороги в большую жизнь.

Одно Виктор знал твердо: что бы ни пришлось делать, он будет делать хорошо, отдавая весь жар своего сердца. Таким он приехал в Москву и поступил на завод. Рабочая семья, заводская комсомолия, общественные поучения, занятия на вечерних курсах шлифовали лучшие черты беспокойного, порой излишне резкого характера. [651]

Призыв в армию. Виктор попросил, чтобы его направили во флот, решил стать подводником. Видно, сказалось детское увлечение морем. Просьбу удовлетворили. Паренек из Зарайска отправился на Север. Он ехал полный радужных надежд. Его зачислили на подводную лодку ИЗ-402. Но в 1940 году, после перенесенной болезни, Виктора по состоянию здоровья списали на плавучую мастерскую. Тяжело было расставаться с мечтой, но и. здесь он нашел себя, отдаваясь новому делу целиком. Ведь все нужно делать хорошо — Виктор оставался верным своему девизу.

Трудолюбием, дисциплинированностью, образцовым несением службы он завоевал уважение товарищей. В свободные часы Леонов писал стихи. Сначала, разумеется, только для себя. Потом поделился плодами своего творчества с друзьями. Те похвалили, настаивали, чтобы Виктор послал стихи в газету. Послал. Стихи напечатали. Это окрылило. Решил серьезнее заняться поэтическими опытами. Они удавались, и постепенно созрело желание после службы в армии поступить в Литературный институт. Но грянула война, и планы пришлось изменить.

В эти грозные дни Виктору Леонову было не по силам оставаться в мастерских. Он слышал голос Отчизны, звавшей его на борьбу с врагом, нагло вторгшимся на территорию родной страны. Виктор не без труда (опять уперлись было врачи) добился, чтобы его перевели на фронт. Попал в разведывательный отряд Северного фронта.

Тяжел ратный труд, а особенно служба разведчика, действующего в тылу противника. Отборные, тверже стали люди были в отряде. Безукоризненно выполнял отряд самые сложные задания командования. В первых же операциях, с честью приняв крещение огнем, Виктор доказал, что он достоин своих товарищей по оружию. Все больше раскрывались его воинские способности. Даже среди этих беспримерно храбрых и стойких бойцов он выделялся своей отвагой и выносливостью. К тому же у него обнаружились такие ценные качества воина, как умение повлиять на товарищей твердым словом и личным примером, быстро и точно оценить сложившуюся обстановку, мгновенно принять самое правильное решение.

Отряд морских разведчиков своими смелыми рейдами наводил страх на врага. Фашисты никогда не могли предугадать, где появятся разведчики, штаб какой части, расположенный подчас далеко в тылу, обрежен на разгром. Внезапно вырастая за спиной ошеломленного противника, нанося разящие удары, разведчики так же внезапно и бесследно исчезали. Самые [652] «надежные» — егерские части гитлеровской армии были сосредоточены на Северном фронте. Тем больше чести и славы нашим воинам, громившим матерых гитлеровских вояк.

В канун 1 мая 1942 года отряд получил не совсем обычное задание. Сложность заключалась в том, что на этот раз было приказано действовать демонстративно, всячески привлекая внимание противника. Вызывая главную тяжесть удара на себя, разведчики обеспечивали успех крупной десантной операции.

В предпраздничную ночь два взвода разведчиков на катерах форсировали один из заливов Баренцева моря. На крутой волне подошли к берегу, но пристать не удалось: вражеская береговая оборона открыла огонь. Разведчики прыгали в воду, студеную как лед, с криком «ура» добирались до суши и с ходу пускали в дело гранаты. Предрассветную тьму озарили вспышки разрывов, бешено, то захлебываясь, то снова вступая в грозный хор боя, стучали пулеметы. Егеря по выдержали удара, и наши воины прорвались в горы, высившиеся над нелюдимым побережьем.

Разведчики шли по лабиринту взгорий и лощин. Тяжелой после ледяной купели была одежда: меховые куртки, шаровары с оленьим мехом наружу. В ущельях еще лежал снег, а поверху он растаял и образовал целые озера, которые в этот ранний час первомайского утра были затянуты ледяной коркой. Егеря засекли передвижение отряда. Наверное, они уже предвкушали победу, наблюдая, как разведчики все дальше, все глубже втягиваются в западню, и приняли меры, чтобы отрезать пути отхода. А разведчики упорно двигались вперед, к господствовавшей над местностью высоте «415».

После бессонной ночи, после схватки с береговой охраной и утомительной дороги многие выбились из сил. Подтянуть отстающих командир приказал старшине Виктору Леонову. Кто лучше его сможет подбодрить людей, влить в них новые силы! И старшина Леонов выполнили приказ командира: растянувшийся было отряд вновь собрался в кулак, готовый обрушиться на врага.

Искусным маневром разведчики сбили егерей с высоты «415»; укрепились на ней и, следя за тем, как смыкается кольцо окружения, готовились отразить вражеские атаки. Чем больше горстка храбрецов, засевших на высоте, привлечет к себе внимания и сил противника, тем успешнее пройдет основная операция.

День вступил в свои права, и вот, закончив маневрирование, первая волна фашистов хлынула в атаку. Хлынула — и отпрянула, [653] точно разбившись о гранитный утес. Много атак предпринимали гитлеровцы, и все кончались так же.

Опустилась ночь. Казалось, от лютой стужи трескается камень. Ни один человек на высоте не сомкнул глаз; все были настороже. С рассветом егеря снова устремились к высоте «415» и до сумерек 12 раз безуспешно пытались овладеть ею. Отряд действовал так, словно не было ни бессонных ночей, ни предельного напряжения сил.

Тем временем, пока значительные силы противника увязли в бою за высоту, была успешно осуществлена основная операция. Высадившись в заданном районе, наши десантные части продвигались вперед. План командования выполнялся точно. Командир отряда приказал Леонову, прихватив разведчиков Лосева и Мотовилина, установить связь с основными частями.

Предстояло проскользнуть через вражеское кольцо, преодолеть шесть километров нелегкого пути, вернуться...

Помог буран, внезапно возникший и свирепевший с каждой минутой. Этим воспользовался Леонов: подал знак товарищам и скатился по крутому склону в непроглядную снежную мглу. И вот все трое как бы растаяли в ней. Бесконечно длинными казались эти шесть километров, тело сковывала нечеловеческая усталость. Но Леонов упрямо шел вперед, и друзья не отставали от него. Буран стих, когда добрались до штаба батальона. Их обогрели, накормили, уговаривали отдохнуть. Но Леонов отказался, он спешил на высоту «415», он знал, как дорог там каждый человек, и к концу дня три смельчака вернулись в отряд, выполнив непосильную, казалось бы, задачу.

Егеря отважились на ночной бой. Пять раз бросались они на штурм неприступной высоты и всякий раз откатывались, устилая трупами ее склоны. Но положение в отряде разведчиков с каждым часом становилось все сложнее. УИ не потому, что уже несколько суток люди ни на минуту не вздремнули, не потому, что остался совсем ничтожный запас продуктов. На исходе были боеприпасы, настали минуты, когда каждый патрон оказался на учете. А утро приближалось, и было ясно, что фашисты не откажутся от своей цели завладеть высотой.

Зоркий глаз Леонова сквозь хмурую дымку рассвета разглядел небольшие серые не то кочки, не то холмики на одном из склонов. Нет, он точно знает: таких здесь не было. Он доложил командиру отряда о холмиках, выросших за ночь. Подозрения Леонова оправдались: в ночной тьме, хитро замаскировавшись, вражеские пулеметчики подобрались на ближние огневые позиции. В дело вступили наши снайперы, и серые холмики ожили. [654]

В какую-то минуту Леонов, охваченный возбуждением боя, вскочил и тут же упал, оглушенный ударом в голову. К счастью, разрывная, пуля ударила в камень. Все же каменными осколками серьезно поранило левую щеку. Леонов отполз, забинтовал голову и тут увидел взметнувшуюся в небо ракету, услышал могучее «ура»: отряд морской пехоты, круша гитлеровцев, спешил на помощь защитникам высоты.

Вот в таких операциях — разве сочтешь, сколько их было! — оттачивалось воинское мастерство бесстрашного морского разведчика, закалялся его характер. Мог ли предвидеть Виктор, что его имя станет легендарным? Он не думал о славе. Нет, он просто выполняет долг защитника Родины, как подобает советскому патриоту. Сердцем и разумом, боевым опытом, доставшимся высокой ценой и обогащавшимся от рейда к рейду, от похода к походу, служил он великому, всенародному делу Победы.

И так естественно было то, что случилось однажды в десанте. Отряд остался без командира, и все по безмолвному уговору признали Леонова старшим. Операция была успешно завершена.

Оценив боевые заслуги и командирское дарование Виктора Николаевича Леонова, командование сочло возможным, несмотря на отсутствие специальной подготовки, присвоить ему офицерское звание.

Настал день, когда Леонов возглавил отряд морских разведчиков. Еще больше возросла боевая слава отряда. Отважными рейдами разведчики вскрывали систему вражеской обороны, разрушали коммуникации противника, громили его базы, уничтожали живую силу, способствовали успеху наступательных действий советских войск.

Фронт проходил по пустынным, угрюмым просторам Заполярья. Доставленный кораблями во вражеский тыл, отряд преодолевал болота, тундры, обледеневшие сопки, жестокую пургу и слепящие метели, когда неистовый ветер валил с ног. Порой поход длился неделю, прежде чем разведчики достигали цели и вступали в скоротечный беспощадный бой с фашистами. Еще один рейд, разгромлена еще одна вражеская база, рухнул еще один тактический замысел врага.

Леонов и его разведчики проникали в укрепленные гитлеровцами фиорды Норвегии. Они первыми побывали на земле Петсамо и Киркенеса, чтобы подготовить высадку советских десантов. Шаг за шагом они очищали Север от захватчиков, Удача сопутствовала отряду. [655]

Удача? Нет! Несравнимое воинское мастерство, искусство пользоваться преимуществом внезапного удара, решительность, моральное превосходство над врагом, физическая закалка, помогавшая одолевать неимоверные трудности, — вот элементы, из которых складывался чудесный сплав победы.

Когда возникали непреодолимые на первый взгляд препятствия, Леонов повторял суворовские слова о русском солдате, который пройдет там, где не пройдет и олень. И разведчики, следуя за своим командиром, форсировали такие места, которых избегали даже звери. Ратная доблесть предков, прославивших наше оружие в боях против иноземных захватчиков, в победоносных сражениях гражданской войны, жила в крови советских воинов, вела их вперед, к победе.

Пример коммунистов, верность присяге, пламенная любовь к Родине спаяли отряд в единую семью. Командир верил в своих людей, так же как и они верили в него, твердо зная, что капитан-лейтенант найдет выход из любого самого сложного положения, всегда перехитрит врага и доведет дело до победы. Вот почему успех сопутствовал морским разведчикам отряда Виктора Леонова.

Сама собой возникла и окрепла нигде не записанная традиция: в отряд Леонова без согласия командира никого не направляли. Такой же взыскательный и требовательный, как к себе, Леонов пристально изучал человека, прежде чем принять его в семью разведчиков.

Мало того. Он стремился сделать человека способным идти на риск, мгновенно ориентироваться, быть выдержанным, спокойно оценивать обстановку, а в нужный момент действовать решительно. Наконец, тяжелая профессия фронтового разведчика требует отличной физической подготовки, умения переносить лишения и вступать в единоборство с противником. Если выполнить эти условия, значит, получить большую гарантию, что человек, попадая в суровые переделки, останется жив.

И Виктор Николаевич взял за правило, сделал непреложным законом отряда учиться всем и всему, что может быть полезным в схватке с врагом. В короткие передышки между рейдами разведчиков можно было видеть за необычным для прифронтовой обстановки занятием. Они соревновались в беге и прыжках, в поднятии гирь, ожесточенно, до пота, боролись друг с другом, отрабатывая приемы самбо, совершали лыжные кроссы. Подчас казалось, что никакой войны рядом и нет, а идет какая-то спартакиада совсем мирной поры. Бойцы занимались [656] даже альпинизмом, карабкались по крутым скалам, перебирались через пропасти. И как все это потом, в боевой обстановке, способствовало успеху — подразделение было всегда готово выполнить любое задание командования.

А еще командир отряда учил людей мыслить, не просто выполнять приказ, а привносить в свои действия творческую инициативу. На занятиях он выдавал подчиненным такие неожиданные вводные, которые требовали и фантазии, и напряженной работы мысли. Поэтому-то задачи, ставившиеся перед отрядом, решались умно, точно в соответствии с идеей общего плана. «Каждое дело делай хорошо!» — капитан-лейтенант Леонов оставался верным этому завету юности.

...Под ударами советских войск неотвратимо рушилась вся фашистская оборона в Заполярье. Взбешенные провалом своих планов, гитлеровцы окончательно распоясались. В Северной Норвегии они взрывали мосты, поджигали селения, грабили и угоняли мирных жителей. Отряду морских разведчиков было приказано высадиться на побережье Варангер-фьорда, перерезать основную коммуникацию противника, защитить норвежцев от насильников.

Слезами радости, взволнованными словами благодарности встречало население полуострова Варангер своих спасителей. Опережая их, точно на крыльях неслась весть, передаваемая из уст в уста: «Русские пришли!» Едва заслышав ее, фашистские егеря обращались в бегство, только бы уйти от этих «черных дьяволов», как называли они наших разведчиков.

Побросав награбленное добро и свои продовольственные склады, бежали захватчики и из рыбацкого поселка Киберг. По приказу Леонова склады были открыты для изголодавшегося населения, и старый рыбак, самый уважаемый в Киберге человек, обратился к толпе со словами:

— Смотрите и слушайте! Гитлеровцы нас грабили. Русские возвращают нам наше добро. Они только просят, чтобы все было по справедливости. Чтобы каждая семья получила положенную ей долю.

Долго не смолкавшие крики одобрения были ответом на эту краткую и выразительную речь.

Там, где проходили разведчики, воскресала жизнь, люди возвращались из тайных убежищ в горах. Отряд продвигался вперед. В канун двадцать седьмой годовщины Великого Октября по радио было принято сообщение, что за боевые подвиги капитан-лейтенанту Виктору Николаевичу Леонову присвоено звание Героя Советского Союза. [657]

Когда его поздравляли друзья-соратники, он обязательно говорил: «Война еще не кончилась. И нужно еще здорово потрудиться, чтобы оправдать «Золотую Звезду», а это значит — сделать все для ускорения полного разгрома фашизма».

И он «трудился» на славу до того светлого часа, когда люди, как безумные, радостно бросались друг другу в объятия и на всех языках Европы с любовью и надеждой произносилось слово «мир».

Пришел День Победы. Гитлеровская Германия безоговорочно капитулировала. Народы земли ликовали и славили армию советского народа, с честью выполнившую свою великую освободительную миссию. Но пламя войны еще продолжало полыхать на Дальнем Востоке. В интересах безопасности своих дальневосточных границ социалистическая держава направила вооруженные силы на разгром милитаристской Японии.

И снова в боях отряд морских разведчиков Героя Советского Союза капитан-лейтенанта Виктора Николаевича Леонова. Он участвует в освобождении Кореи от японских захватчиков.

В корейском порту Сейсин в бою за мост создалось очень тяжелое положение. Японцы имели большое численное превосходство и изо всех сил старались удержать мост — единственную коммуникацию, обеспечивавшую им возможность отхода. Они дрались отчаянно. В решительную минуту боя опыт, приобретенный на Севере, вновь выручил разведчиков. Он подсказывал, что в рукопашной схватке не бывает так, чтобы оба противника дрались с одинаковым упорством, Если одна сторона обладает силой воли и решимостью драться до конца, она обязательно победит. Иначе быть не может. И вот под яростным вражеским огнем наши разведчики во главе с командиром поднялись и пошли вперед. Внешне спокойные, они неумолимо приближались, и, когда до врага оставалось метров двадцать, японцы заметались: их нервы не выдержали штыкового удара. Бой был выигран! В летопись ратной славы морских разведчиков были вписаны новые блистательные страницы. По всему фронту из уст в уста передавалось имя командира отряда — капитан-лейтенанта Леонова, награжденного второй «Золотой Звездой».

...В подмосковном городке Зарайске, на площади Урицкого, разбит красивый парк. Июльским днем 1950 года здесь, среди [658] Густой зелени молодых лип и акаций, собрался многолюдный митинг. Бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза Виктора Николаевича Леонова возвышается на постаменте. А на трибуне, не в силах скрыть волнения, стоял скромный, простой советский человек. В шквале аплодисментов ему слышался плеск далекой волны, лица боевых друзей возникали перед затуманенным взором. И казалось: лежит на плече ласковая рука Родины, поднявшей и возвеличившей своего верного сына за его ратный подвиг, за преданное служение народу.

mp-volunteer.livejournal.com