Битва при Фермопилах. Царь Леонид. 300 спартанцев. Леонид 300 спартанцев


обстоятельства легендарного подвига и всей битвы с громадным войском персидского царя Ксеркса, предыстория, факты, сравнение с кино

Подвиг трёхсот спартанцев в сражении при Фермопильском ущелье, которое случилось ещё в 480 году до нашей эры — яркий пример мужества и героизма. В Голливуде было снято целых 3 фильма, повествующих об этом подвиге — первый в 1962 году, второй в 2006 году (самый известный, режиссёр Зак Снайдер) и третий в 2014 году. И сам этот факт говорит, что это действительно очень захватывающая история. Конечно, в этих фильмах много неточностей, фантазий и выдумок. А как же всё было на самом деле, в реальности?

Предыстория сражения

Сражение при Фермопилах — это одно из ключевых сражений греко-персидских войн. Персидский царь Ксеркс собрал огромное войско, чтобы вторгнуться в Европу и покорить греческие города-государства. По оценкам современных исследователей, численность персидского войска, состоявшего на самом деле из представителей множества разных народов, была в диапазоне от 80 до 250 тысяч. При этом древнегреческий историк Геродот пишет о пятимиллионом войске, но это явно не соответствует действительности.

Историк Геродот в своих трудах подробно описал битву при Фермопилах, но в своих оценках он не всегда был точен

В 481 году до н. э. амбициозный Ксеркс отправил послов во многие эллинские полисы с требованием «земли и воды», то есть потребовал признания своей власти. Впрочем, в Афины и Спарту послы не были отправлены — прошлый опыт говорил, что в этих полисах могут c ними поступить весьма жёстко (десять лет назад в Афинах персидского посла, пришедшего с похожим посланием, казнили, а в Спарте бросили в колодец, сказав, чтобы он поискал «земли и воды» там).

Осенью этого же года в Коринфе прошло общегреческое собрание. На нём был заключён союз и достигнута договорённость о прекращении междоусобных распрей — только так можно было что-то противопоставить персидской угрозе. К правителям греческих колоний были направлены послы с просьбой помочь. Этот шаг, однако, не имел особого успеха.

На следующий год стало ясно, что Ксеркс настроен крайне решительно и серьёзно. Он даже придумал весьма изящный способ переброски своего войска из Европы в Азию. Он создал два понтонных перехода из связанных между собой кораблей через пролив Геллеспонт (современное название пролива — Дарданеллы).

Так выглядит Ксеркс по версии создателей фильма «300 спартанцев» (2006)

Когда об этом стало известно в Афинах, живший тут стратег Фемистокл предложил дать бой Ксерксу в узком Фермопильском проходе (ущелье) — попасть в южные земли Греции (чего жаждал Ксеркс) другим путём по суше было невозможно. С другой стороны, здесь войско греков могло хоть как-то сдерживать противника, явно превосходящего по численности. Чтобы ущелье нельзя было обойти по морю, кораблям афинян и других союзников было велено контролировать пролив между островком Эвбея и материковой частью Эллады. Там почти одновременно с битвой при Фермопилах произошло масштабное морское сражение.

Морская битва греков и персов: греки таранят корабль противников

Подготовка к битве

Итак, к середине августа 480 года до н. э. персидская армия оказалась на побережье Малийского залива перед входом в Фермопилы. К эллинскому войску Ксеркс отправил посла, который предложил всем сдаться и получить в обмен на это свободу и титул «друзей персов».

Объединённым греческим войском руководил спартанский царь Леонид. Он все предложения Ксеркса отверг. Тогда посол передал приказание персидского царя сложить оружие, на что греческий царь Леонид ответил «MOLON LABE», что означает «Приди и возьми». Эта фраза стала легендарной.

Царь Леонид в фильме «300 спартанцев»

В среднем ширина Фермопильского прохода составляла шестьдесят шагов. Греки соорудили здесь стену, точнее говоря, невысокую баррикаду из тяжёлых камней, и разбили за ней лагерь, перекрывающий проход по всей ширине.

Войско царя Леонида состояло из 7000 гоплитов (тяжеловооружённых воинов) и 2000 лучников. Хотя по нынешним оценкам, число греческих воинов, оборонявших Фермопильский проход, могло доходить и до двадцати тысяч. И, конечно, ни о каком стократном или тысячекратном превосходстве персов, о котором говорили древние историки, не могло быть и речи.

Воины Спарты — лучшие в Древней Греции

Безусловно, отдельного разговора заслуживает личная гвардия Леонида состоящая из тех самых 300 спартанцев. Число воинов в гвардии было всегда постоянным, если один умирал, то его занимал другой. Спартанцы заслужили в Греции славу наиболее смелых и неустрашимых воинов. «Вместе победить или вместе умереть!» — таков был их девиз.

Спартанский воин с мечом и щитом

Леониду на тот момент было больше сорока лет (точный его возраст на момент битвы при Фермопилах установить специалистам не удалось) и считалось, что он являлся потомком полубога Геракла в двадцатом поколении. Перед походом на Фермопилы лично отобрал из граждан 300 мужей, у которых уже были сыновья. Остальным спартанцам предписывалось присоединиться к войску после того, как окончатся праздники. И хотя старейшины Спарты пытались уговорить Леонида взять больше, чем 300 человек, Леонид был неумолим.

Интересный факт: даже нашествие персов не заставило спартанцев отказаться от священных торжеств. В Спарте в это время праздновали Карнеи — праздник в честь Аполлона Карнейского, длившийся целых девять дней.

Вообще надо сказать, что в Спарте сложился весьма интересный государственный строй. Основным принципом здесь был принцип единства полноправных граждан. И государство строжайшим образом регламентировало жизнь спартанцев, пресекало возникновение имущественного расслоения. Спартанцы были обязаны заниматься только военным искусством и спортом. Земледельчество и ремёсла были уделом неполноправных граждан — пэриеков и илотов.

Воспитание молодёжи считалось в классической Спарте государственным делом. Вся система воспитания была подчинена цели сделать из ребёнка гражданина-воина. С семи до двадцати лет сыновья граждан Спарты обязаны были жить в своеобразных военных интернатах. Юноши занимались здесь физподготовкой и закаливанием, играли в военные игры. Также у будущих воинов вырабатывали навык лаконичной и грамотной речи. Среди личностных качеств наиболее важными считались выносливость, преданность и решительность. В общем, в этих интернатах было весьма суровое воспитание. И это явно одна из причин, почему спартанцы были так хороши в битвах.

И наверняка все знают этот мем

Первые дни штурма греческих позиций

Ксеркс, подойдя к Фермопилам, выждал четыре дня, а на пятый отправил на штурм самые боеспособные отряды из мидян и персов. Согласно сведениям историка Диодора, в авангарде здесь находились воины, чьи родственники пали в Марафонском сражении. Оно случилось за десять лет до битвы при Фермопилах, и в нём одержали победу греки.

Первая атака персов была достаточно прямолинейной — они ударили строго по центру. Имея явное численное превосходство, персы хотели быстро решить исход сражения в свою пользу, но греки встретили их и выстояли. Тактика греков была следующей: они делали вид, что начинали отступать, но потом вдруг резко разворачивались и контратаковали разрозненных персов — это было очень эффективно. Сложилась уникальная ситуация: самая многочисленная на тот момент армия мира не была способна противостоять сравнительно небольшому числу эллинов. Причём ещё какая-то часть греческих воинов оставалась за стеной.

Сражение при Фермопилах действительно было очень ожесточённым

Потом персидский царь послал в бой киссийцев и саков, которые славились своей брутальностью. Но и тут воины Ксеркса не смогли осуществить прорыв. Они имели лёгкое вооружение и не обладали хорошей строевой подготовкой. И потому были бессильны против дисциплинированной фаланги противника, укрывшейся за сплошным рядом огромных щитов.

День уже близился к вечеру, когда в бой пошёл десятитысячный отряд «бессмертных» (хотя, конечно, они были смертны, просто так называли элитную гвардию персидских войск). Но и они отступили после непродолжительного боя. 300 спартанцев всё это время принимали участие в битве, при этом их потери, если верить историку Ктесию, были ничтожны — всего три человека.

На второй день персидский царь опять послал на штурм греческих позиций свою пехоту. Он обещал щедрую награду за успешное наступление и казнь за побег с поля брани. Но и это не помогло: все атаки второго дня тоже оказались бесплодными. Отряды Ксеркса сменяли друг друга, но это ни к чему не приводило. Царю персов пришлось возвратиться обратно в лагерь.

Предательство Эфиальта

Ксеркс не понимал, как действовать дальше, пока к нему (это был всё тот же второй день сражения) обратился человек по имени Эфиальт. Он за щедрую награду вызвался показать персам горную тропку в обход Фермопильского ущелья. В фильме 1962 года «З00 спартанцев» мотивация Эфиальта представлена так: он якобы хотел покорить своим богатством красивую спартанку Эллу, которая ему очень нравилась. В фильме 2006 года Эфиальт был горбуном, которого Леонид из-за этого не взял в свою гвардию (он не мог поддерживать строй, состоящий из рослых и статных мужчин). Он затаил зло и стал предателем. Однако истинные мотивы Эфиальта окутаны тайной. Зато известно, что в честь предателя греки впоследствии назвали демона, правящего ночными кошмарами.

Эфиальта изображают горбуном, но не факт, что он действительно был таким

Секретную тропу караулили силы фокийцев из Средней Греции — всего их было около тысячи. Отборный отряд персов в 20000 человек во главе с полководцем Гидарном шёл, не выдавая себя, всю ночь, а на рассвете напал на ничего не подозревающих фокийцев. Фокийцы были загнаны на горную вершину, а Гидарн, воспользовавшись этим, просто продолжил двигаться в тыл к эллинам, обороняющим Фермопилы. Фокийцы отправили гонцов, чтобы уведомить о манёвре персов. Но эта информация была уже известна: грекам во главе с Леонидом ещё ночью рассказал об этом Тиррастиад — персидский воин-перебежчик.

Гибель спартанцев и других греческих воинов

У Леонида к этому времени оставалось около пяти тысяч воинов. Весть о заходящих с тыла персах сделало оборону стены бесполезной. Желая спасти значительную часть греческого войска, Леонид отдал им приказ отступить и соединиться с прочими эллинскими силами, и, действительно, около 2000 воинов двинулись на юг. Сам Леонид остался с 300 земляками — спартанцам в принципе их устав запрещал отступать, вне зависимости от обстоятельств. Однако отряды фиванского (под командованием Демофила) и феспийского (под командованием Леонтиада) ополчений общей численностью примерно 2000 человек тоже отказались уходить. В итоге на Фермопилах они разделили участь спартанцев.

Триста спартанцев готовы к последнему бою

Заметив приближающихся с тыла персов, ведомых Эфиальтом, греки отступили от своих баррикад расположились на возвышенности у выхода из Фермопил. Они уже не рассчитывать победить, только достойно умереть. В конечном счёте горстка смелых эллинов приняла бой в месте, где проход уже значительно расширялся. Но и там персы толком не могли развернуться, многие из них погибали в результате давки или падения с обрыва.

Персы стреляли в оставшихся на поле брани греческих героев из луков, бросали в них камни. А спартанцы всё равно держались очень мужественно. Когда у воинов из Спарты ломались копья, они бились с противники короткими мечами, а иногда и вступали в рукопашную. Геродот свидетельствует, что при этом особую доблесть проявили спартанцы Алфей, Диенек и Марон. Упоминается и некий Дифирамб из Феспии, тоже проявивший себя как смелый воин. В жестокой сече не уцелел практически никто. В бою погиб Леонид, но и персы потеряли, например, Аброкома и Гиперанфа, братьев Ксеркса. Ксеркс, кстати, когда всё закончилось, лично отправился на осмотр места сражения. Обнаружив тело Леонида, он повелел отрубить ему голову с плеч и посадить на кол.

Вся битва при Фермопилах на карте

Из трёхсот спартанцев выжил лишь Аристодем — они из-за болезни был заранее оставлен Леонидом в Альпенах, поселении неподалёку от ущелья. Когда Аристодем вернулся в Спарту, его ждало бесчестье. Ни один человек не говорил с ним, за ним закрепилось прозвище Аристодем-Трус. Известно, что в дальнейшем Аристодем попытался реабилитировать себя и героически погиб в сражении при Платеях. По некоторым данным, в живых остался ещё и некий спартанец Пантит, который якобы был послан в качестве гонца в Фессалию. Когда он вернулся в Спарту, его тоже ждал позор.

Воздавая должное противникам, персы погребли павших эллинов с воинскими почестями на том же холме, где произошёл последний бой. Вскоре над их могилой был сделан памятник в виде статуи льва (Леонид означает в переводе с древнегреческого «подобного льву») с красивой эпитафией.

А так выглядит памятник царю Леониду и 300 спартанцам в Фермопилах

Павших спартанцев на родной земле почитали как настоящих героев. И даже спустя шесть столетий в Спарте каждого из них помнили по имени.

Документальный фильм «Последний бой 300 спартанцев»

knowhistory.ru

Битва при Фермопилах. Царь Леонид. 300 спартанцев :: SYL.ru

Зная заранее о неминуемой гибели, отряд спартанцев во главе со своим бесстрашным царем достойно принял бой противника, который по численности многократно превышал их силы. Но воины Спарты, по их убеждениям, были рождены, чтобы сражаться в боях и не ведать ни страха, ни боли.

Как все начиналось

Начнем с того, что спустя лишь некоторое время после окончания кровавой Марафонской битвы жители древней Эллады стали понемногу приходить в себя. Многие думали, что после победы греческих воинов над полчищем персов нашествие с их стороны больше не повторится, поскольку, как они полагали, те получили достойный отпор. Действительно, греки сражались очень достойно и одержали неоспоримую победу, однако этого было недостаточно, чтобы понять, что грядет новое нашествие персидских воинов, предотвратить которое будет невозможно.

В честь победы афинские монеты стали чеканить с добавлением изображения лавровой ветки, которая должна была напоминать жителям города о мужестве собственного народа. Мы неспроста упомянули деньги греков, поскольку это имеет также прямое отношение к дальнейшему развитию событий. Дело в том, что неподалеку от Афин был найден огромный серебряный рудник. Из этого серебра чеканили городскую монету, а впоследствии влиятельные мужи города планировали разделить все богатство между собой.

Однако выдающийся гражданин столицы Фемистокл смог убедить собрание влиятельных горожан в необходимости использования богатств на вооружение державы. С того момента было решено усилить флот, благодаря чему было куплено 230 триер ─ боевых трехгребных кораблей, которые сделали столичный флот самым мощным во всей Элладе. Как же удалось Фемистоклу убедить людей отказаться от огромного богатства и вложить средства в постройку кораблей? Очень просто: он один из немногих, кто понимал, что сражаться с персами можно только в море, а на суше их ждет полный разгром без шансов на победу.

Персы требуют у греков полного признания их царя

В октябре 486 г. до н. э. умер великий царь персов Дарий, а на его место пришел его собственный сын Ксеркс (или Хшаяршан ─ "царь героев"), который через несколько лет после кончины отца сосредоточил многотысячную армию на границе с Элладой. В тот момент царь персов вел активную подготовку в предстоявшей войне с греками, поскольку в его планы входило завоевание Греции. Он добился соглашения с Карфагеном. Он стал его союзником в набегах на Сицилию для ограбления богатых поселений, большую часть из которых составляли греки.

К греческим границам были стянуты огромные силы бесчисленной персидской армии, чтобы раз и навсегда уничтожить гордую державу. Ксеркс приказал своим послам передать личное требование о беспрекословном подчинении ему всех городов и признании его единственным царем. Персы посеяли панику в городах Греции среди населения, и большинство из них готовы были сдаться и принять царем Хшаяршана.

Однако спартанцы и жители Афин отвергли этот ультиматум и решили оказать достойное сопротивление грозному царю. Когда персидские послы прибыли в Спарту, то их попросту бросили в глубокий колодец, а в Афинах их ждала жестокая казнь за осквернение греческого народа. Они дали понять Ксерксу, что предпочтут умереть свободными людьми, чем примут его милостивую власть.

Начало нашествия

Взбешенный дерзостью греков, Ксеркс решил лично возглавить наступление. Это произошло в 481 г. до н.э., осенью, когда по его приказу полчища персидских воинов были сосредоточены неподалеку от Сард. Здесь войска проходили подготовку к сражению, и уже в начале апреля 480 г. до н. э. войска персов отправились в поход на греков. Уже к июню того же года солдаты достигли Македонии. Так начиналась битва при Фермопилах. Дата же самого сражения приходится на август того же года.

Для сокращения пути они решили пересечь Стримон, для чего были выстроены понтонные мосты, по которым войска пересекали реку. К городу Терме к тому времени подоспел персидский флот, который составлял 4,5 тыс. кораблей, 1,5 тыс. из которых являлись боевыми, а остальные - транспортными. Помимо огромного флота персидских солдат насчитывалось около 200 тыс. душ, что было более чем достаточно для победы над греками и Спартой.

Греки, в свою очередь, уже знали о нашествии ненавистного им персидского войска и начали готовиться к отражению неминуемого наступления. Битва при Марафоне закалила многих воинов, а победа придала храбрости и новых сил. Однако этого было недостаточно для отражения многочисленного вражеского нашествия. Лучшие полководцы Эллады стали искать выход из сложнейшей военной ситуации. При этом ополчение греческой армии едва насчитывало 10 тысяч воинов. Несложно было сопоставить численное соотношение сил обеих армий.

Греческий план заключался в том, что армия Ксеркса предположительно могла быть остановлена неподалеку от поселения Темпе, которое располагалось вблизи Пенея ─ небольшой реки, где была возможность перекрыть проход персов из Македонии в Фесалию. Однако греки просчитались со стратегией, поскольку противники выбрали путь в обход Темпе. Они выдвинулись в южном направлении и вплотную подошли к фесалийскому городу Ларисе. Греческим воинам пришлось срочно отступать, поскольку к такому натиску они были не подготовлены и не ожидали того, что персы обойдут их на собственной земле.

Дальнейшее развитие событий

Вынужденное отступление греческой армии было связано не только с тем, что по отношению к персам силы были неравными. Здесь немалую роль сыграла продажность фессалийской аристократии, которая благодаря определенным обещаниям Ксеркса стала ему очень быстро симпатизировать. К тому же они могли запросто заложить греческое ополчение. Поэтому без боя пришлось сдать персам фессалийские земли. Здешние войска славились своей конницей, поэтому при содействии греков фессалийцы могли противостоять вражескому нашествию. Однако у них было иное мнение, и после недолгих раздумий они перешли на сторону персидских «властителей».

Тем временем персы вели активное наступление на греческие земли, и чтобы противостоять персам, греки выставили весь свой флот по флангам вблизи Артемисия, который географически располагался на северо-востоке Эвбея. Предводителем греков в битве при Фермопилах был Леонид, а вот греческим флотом командовал Эврибиад, который был спартанцем по происхождению и очень грамотным стратегом. Греки во всеоружии ожидали прибытия полутора тысяч персидских боевых кораблей. Но здесь с персами природа сыграла злую шутку. Разразилась сильнейшая буря, которая уничтожила около семисот их кораблей.

Забегая наперед, отметим, что благодаря грамотной стратегии Эврибиада, который расположил флот в акватории мыса, флот греков остался невредимым. Персы выступили против флота Эллады оставшейся половиной своих кораблей. Возле Артемисия произошла ожесточенная двухдневная битва, благодаря чему грекам удалось полностью блокировать вход в Малийский пролив. Предполагалось сражение на следующий день, однако греки были ошеломлены новостями о том, что битва у Фермопил закончилась гибелью спартанского царя Леонида и его воинов. Дальнейшее сдерживание персидского флота не имело никакого смысла.

Ущелье Фермопил и воины Леонида

Теперь следует переместиться на сушу самого острова Эвбей, где неподалеку располагался эллинский флот и происходило морское сражение с персами. Неподалеку от самой северной точки Эвбея, вдоль склона крутых гор, от морского берега проходила дорога через ущелье. Это и были Фермопилы. Греция и по сей день почитает это место, не только как часть истории, но и благодаря целебным серным источникам, которые существуют по сей день. Но вернемся в 480 г. до н. э. ─ год битвы при Фермопилах, где расположился спартанский царь Леонид со своим пятитысячным отрядом.

Дальновидности греков могли позавидовать многие известные военачальники, поскольку еще за 100 лет до того, как началось Фермопильское сражение, эллины перегородили проход через ущелье мощной стеной. Леонид со своими воинами расположились за этим укреплением и ждали нашествия персов. Так начиналась битва при Фермопилах.

Следует немного отвлечься и поговорить о греческих воинах, из числа которых формировалась армия древнегреческого государства. В городах-государствах, из которых в те времена состояла древняя Эллада, проживали ремесленники, земледельцы, рабочие и граждане других социальных слоев общества, которые могли себе позволить приобрести обмундирование и оружие, а в случае необходимости встать на защиту государства. Из этих людей формировались воинские подразделения. Сами воины назывались гоплитами. Пехота, состоявшая из гоплитов, вела боевые действия в фалангах. Каждый воин плотно стоял рядом с боевым товарищем. Они закрывались щитами, а впереди них выступали длинные копья. В случае гибели соратника по оружию позади стоящие воины приходил на их место, таким образом, подразделение без остановки двигалось в сторону врага. Греки отлично владели мечами и были хорошими мастерами ножевого боя. Как Марафонская битва, так и битва при Фермопилах не пугали греков, и они были готовы ко всему.

По окончании боевых действий гоплиты возвращались в свои полисы и приступали к привычному ремеслу. Любой гоплит мог лишиться своего гражданства, если он бежал с поля боя или предал своих собратьев по оружию. А вот спартанцы обучались и тренировались военному делу беспрерывно в течение всей своей жизни. Их девиз гласил о том, что либо они все вместе победят, либо вместе умрут за Спарту ─ свою землю. Поэтому битва при Фермопилах была воспринята ими как приближение к очередному подвигу ради своей Родины.

Армия противника

Воины царя Ксеркса представляли собой многотысячную армию, состоявшую из конных подразделений и хорошо обученной пехоты. Конница подразделялась на подразделения, в состав которых входили колесницы, а также верблюды с воинами-наездниками. Вообще кавалерия персов существовала в качестве самостоятельных подразделений, которая выполняла большую часть боевых задач. Как правило, она размещалась при ведении боя по флангам. Всадники были вооружены копьями и легким колющим оружием, с которым каждый воин умело обращался. Следует отметить, что персы были великолепными всадниками, а на лошадях они управлялись без седел. К тому же лошади были не подкованы, и их вынужденно доставляли на судах к местам предстоящих сражений.

Персидские воины не могли обходиться без обслуживающего персонала, поэтому у многих из них имелись слуги. Не секрет, что некоторые из греческих воинов перешли на сторону персов и были с удовольствием приняты в ряды армии. Эллины-предатели воевали без обслуги, а в их мужестве никто не сомневался после разгрома персов под Марафоном.

Для персов быть воином было делом всех их жизни. После того как мальчик достигал пятилетнего возраста, его забирали у родителей в специальные лагеря, где он с малых лет проходил воинскую подготовку. Если ребенок был из богатой семьи вельможи или из числа знати, то он уже заранее обречен был стать командиром. Детей обучали кулачному бою, верховой езде, выживанию в сложных условиях, учили пользоваться оружием. Уже по достижении пятнадцатилетнего возраста юноша был вполне подготовленным воином.

Служба персов продолжалась до тридцатилетнего возраста, после чего воин имел право заниматься делами государственными, продолжать дела своего отца или остаться служить дальше. Персидская пехота искусно владела многим видом оружия. Это были копья с острыми стальными наконечниками, кинжалы, боевые топоры, ножи и прочее, а защищались они при помощи легких плетеных щитов. Щиты персов полностью защищали их от попадания стрел. К тому же персидские воины славились своим умением метко стрелять из лука.

Начало грандиозного сражения

История битвы при Фермопилах берет свое начало в середине августа 480 г. до н. э. Леониду не пришлось долго ожидать появления армии Ксеркса. Он предусмотрел возможные варианты развития событий, поэтому принял решение основной частью своих солдат закрыть вход Средних ворот, а около тысячи фокийских воинов расположил слева от горы, тем самым перекрыв проход по одной тропе, которая вела в обход ущелья.

По его расчетам, сражение в Фермопильском ущелье должно было начаться именно в том месте, где он расположил силы. Этот проход был не единственным, однако для наступления он выгоднее остальных выделялся с точки зрения стратегии.

И вот Фермопильское сражение началось. Персы вплотную подошли к стене ущелья, постепенно количество прибывших к Средним воротам становилось все больше. Однако персы не решались пойти в атаку первыми, поскольку понимали, что не так уж и просто будет воевать в тесных стенах между отвесными скалами. Лишь спустя пять дней с момента психологического противостояния двух воюющих сторон царь персов отдал приказ к наступлению. Персы, выстроенные в боевых расчетах, пошли в атаку, и битва при Фермопилах приобрела ожесточенный характер.

Бесстрашным предводителем греков в битве при Фермопилах был царь Леонид, который к тому же обладал неимоверным командирским чутьем. Он решил расшатать воинские соединения персов, для чего ему пришлось прибегнуть к одной хитрости.

Когда началась битва у Фермопил, его отряд пошел в контратаку. Подпустив персов поближе, солдаты резко развернулись в сторону ущелья и бросились бежать в разные стороны. В этот момент персы подумали, что хваленые греческие воины струсили, и, разрушив воинский строй, начали догонять беглых эллинов. Однако греки, добежав до ущелья, максимально быстро построились в шеренги и так же быстро начали сокрушительную атаку на персов. Из их многочисленного войска первыми узнали сокрушительные удары спартанцев и греков кессианцы и мидяне. Мало того, греки неоднократно за один день боя использовали свою хитрую тактику, и все время успешно.

Увидев поражение своих воинов, Ксеркс приказал Гидарну ─ командиру отряда «бессмертных», уничтожить 300 спартанцев и несколько тысяч гоплитов, а затем любой ценой освободить проход в ущелье. Однако приказ они выполнить не смогли, поскольку поддались на хитрости греков и понесли огромные потери.

На следующий день сражения

Несмотря на то что у персов было численное преимущество, их атаки не увенчались успехом. Греки грамотно оборонялись в узком ущелье, поэтому у фронтальных атак персов не было шансов, и они несли огромные потери. К тому же Леонид проводил замену воинов, поэтому герои битвы в Фермопилах, которые выкладывались вчера, не жалея своих сил, могли отдохнуть от неимоверной усталости и восстановиться.

Казалось бы, Ксерксу никогда не удастся победить Леонида и его воинов. Однако нашелся среди местных греков человек по имени Эфиальт, который за определенную сумму согласился провести персов через Анопейское ущелье и обойти армию спартанского царя с тыла. Напомним, что царь Леонид предусмотрел возможное развитие таких событий и оставил там фокийских воинов. Эфиальт знал их количество. Он сообщил об этом персидскому царю. Тот, в свою очередь, отправил туда многотысячный отряд «бессмертных» во главе с Гидарном.

Об ответной хитрости персов

Гидарн со своим отрядом, ведомые Эфиальтом, отправились вечером в обход, в тыл греков. На рассвете они увидели фокийских воинов, которых Леонид оставил для прикрытия тыла. Гидарн приказал лучникам выпустить в них стрелы. Фокидяне были готовы принять бой, однако персы проигнорировали их и двинулись к основным силам спартанцев. Фокийские воины сразу поняли маневр персидских врагов, поэтому их военачальник приказал одному из них оповестить спартанцев о приближающейся опасности. Леонид вскоре узнал об угрозе, и у него оставалось очень мало времени до пришествия отряда Гидарна.

Мудрый спартанский царь в срочном порядке собрал начальников подразделений и сообщил им о том, что вскоре здесь появятся персы, и дальнейшая оборона ущелья теряет всякий смысл. Поэтому он распустил всех воинов. С ним были лишь его оставшиеся в живых воины ─ 300 спартанцев. Битва при Фермопилах, а точнее ее исход, была предрешена. Отметим также, что помимо этих людей с Леонидом осталось около четырех сотен фиванских воинов, а также изъявившие желание умереть со спартанцами семьсот феспийцев.

Финальная битва спартанцев

Вскоре персы окружили Леонида и его войско. Как только неприятель подошел к спартанцам вплотную, фиванцы как один бросились в ноги персам с мольбой о пощаде. Леонид оставил их возле себя, поскольку они были предателями, а по спартанским законам они должны были умереть в бою, чтобы доказать, что являются честными и смелыми воинами. Небольшой отряд спартанского царя во главе с ним устремился в неравный бой с воинами Ксеркса.

В жестокой битве Леонид погиб первым, а оставшиеся воины продолжали драться с неприятелем за тело своего царя. Вскоре им удалось забрать тело Леонида, и спартанцы с остатками феспийцев были вынуждены отступать в глубь ущелья под натиском огромного войска персов. Далее все закончилось очень быстро. Ксеркс приказал лучникам поливать спартанцев стрелами до тех пор, пока из-за туч стрел не будет видно ни одного врага. Ровно в полдень погибли оставшиеся в живых спартанцы. Битва при Фермопилах была окончена героической гибелью мужественных воинов.

Царь Хшаяршан отдал приказ своим солдатам среди гор трупов отыскать тело ненавистного ему царя Спарты. Когда прошитое стрелами и изрезанное в боях тело царя Леонида воины принесли Ксерксу, он отрубил ему голову и насадил на копье, тем самым показав свою ярость героическому сопротивлению спартанских противников.

И вот после окончания кровопролитной битвы для царя героев путь в Элладу был открыт. Большая часть городов-полисов без боя сдалась персидскому царю. Оставшаяся часть греческой армии, которой продолжил командование Клеомброт, родной брат погибшего царя Спарты, для оказания дальнейшего сопротивления персидскому нашествию вынуждена была отступить в район полуострова Пелопоннеса и Коринфского перешейка.

На месте Фермопильского ущелья по окончании войны между греками и персами эллины водрузили памятник в память о великом спартанском царе Леониде и его бесстрашных воинах ─ статую льва. На протяжении многих веков спартанцы почитались греками. Память о них жива и сейчас.

www.syl.ru

Битва при Фермопилах. Миф про 300 спартанцев

Фермопильское сражение

Фермопильское сражение

Битва при Фермопилах состоялась в сентябре 480 года до н. э. в ущелье Фермопилы.

Мало какое историческое событие столь известно и в то же время окружено таким большим количеством мифов и заблуждений, как битва в Фермопильском ущелье. Неоднократно приходилось слышать мнение, что в этой битве 300 героических спартанцев на протяжении нескольких дней сдерживали пятимиллионную армию персов (одно из нелепейших заблуждений Геродота, однако при этом одно из самых живучих), и только предательство привело спартанцев к гибели.

Согласно другому мнению, спартанцы во главе с царем Леонидом пожертвовали собой, чтобы дать Элладе время подготовиться к вторжению. Действительность же, как это часто бывает, выглядела абсолютно по другому…

Поражение в Марафонском сражении не заставило персов отказаться от мысли завоевать Элладу. Но приготовление к новому вторжению затянулась на 10 лет. Смерть в 486 г. до н. э. персидского царя Дария I привела к обычной для восточных деспотий борьбе за власть и другим неурядицам в виде восстаний покоренных народов. Преемнику и сыну Дария Ксерксу потребовалось для решения этих проблем несколько лет. И когда новвый царь укрепил свою власть, то немедленно вернулся к старой идее.

На подготовку к великому вторжению ушло почти 2 года. К началу 480 г. до н. э. основные приготовления были закончены. К побережью Малой Азии подтянулся огромный флот (1207 кораблей), а в Сардах, столице Лидийской сатрапии, собралось сухопутное войско, которое состояло из представителей различных племен и народов, и все со своим вооружением.

Прибыл сюда и сам Ксеркс со своей гвардией – 10 000 «бессмертных». Так этих царских телохранителей называли потому, что численность их отряда всегда оставалась неизменной: на место убитого или умершего немедля принимали нового гвардейца.

Геродот, сообщая о численности собранного Ксерксом воинства, писал, что для похода на Элладу Ксеркс собрал более пяти миллионов человек, из них 1 700 000 составляли воины. Эта цифра абсолютно нереальная, и объяснить ее возможно лишь тем, что у страха глаза велики, а страх тогда в Элладе царил небывалый.

На самом деле персидское войско едва ли могло насчитывать более 200 000 человек. Большее количество попросту не могло бы прокормиться, и для него не хватило бы питьевой воды во всех реках и водоемах, которые должны были встретиться по пути. Следует заметить, что и из этих 200 000 не больше половины (а скорей треть) были настоящими воинами, остальные представляли многочисленную обслугу, обозников, строителей.

Тем не менее, и такое войско в значительной степени превышало силы не только любого из греческих полисов, но и всех их вместе взятых. А если учесть, что как раз этого единения среди греков и не было, следует признать, что силы Ксеркса были чрезвычайно велики и опасность для Эллады была в действительности грозной.

480 год до н. э. — огромное персидское войско во главе с царем Ксерксом совершило переход из Малой Азии в Европу через пролив Геллеспонт (ныне Дарданеллы). В самом узком месте пролива, который отделяет Азию от Европы, финикийские строители соорудили хитрый мост, соединивший оба берега: поставили борт о борт корабли, положив сверху настил. Однако разыгрался шторм, и от моста остались одни щепки.

Разгневанный Ксеркс велел казнить строителей, а море высечь плетьми и опустить в него оковы, чтобы впредь оно не дерзало противиться его воле. После чего выстроили новый мост, намного прочней прежнего, и по нему персидское войско двинулось в Европу. Переправлялись без перерыва 7 дней и ночей.

Греки выслали войско – около 10 000 гоплитов – чтобы задержать персов на дальних подступах к Пелопоннесу. Вначале союзное войско хотело сдержать Ксеркса на северной границе Фессалии с Македонией, однако после оно отошло на Истмийский перешеек, соединяющий полуостров Пелопоннес с Балканами.

Но в таком случае многие из греческих городов на материке оказались бы беззащитны, и в итоге войско перешло к Фермопилам, узкому проходу в горах, ведущему из Фессалии в Среднюю Грецию. Вместе с этим греческий флот в количестве 271 триеры стал заслоном для персидской флотилии неподалеку от Фермопил, у мыса Артемисий.

Описание Фермопильского ущелья есть у Геродота. «Так, у селения Альпены за Фермопилами есть проезжая дорога только для одной повозки… На западе от Фермопил поднимается недоступная, обрывистая и высокая гора, простирающаяся до Эты. На востоке же проход подходит непосредственно к морю и болотам. В ущелье этом построена стена, а в ней когда-то были ворота. Древняя стена была построена в стародавние времена и от времени большей частью уже разрушилась. Эллины решили теперь восстановить стену и этим преградить варвару путь в Элладу».

Греческое войско состояло из постоянных городских отрядов профессиональных тяжеловооруженных воинов-гоплитов, посланных в качестве передового заслона, пока города собирали ополчения. При Фермопилах собралось до 6 000 гоплитов; спартанский отряд в 300 воинов возглавлял царь Леонид, сын Анаксандрида. Он же считался и главнокомандующим всего эллинского войска.

Следует заметить, что эти 6 000 тяжеловооруженных воинов отнюдь не составляли все греческое войско. Из различных источников можно узнать, что в войске было до 1 000 спартанских периэков (неграждан), а на каждого спартанского гоплита приходилось по 7 рабов-илотов, которых использовали в качестве легковооруженных воинов. Возможно предположить, что и в отрядах других полисов было немало воинов, не вошедших в приводимое Геродотом число гоплитов.

По современным оценкам, количество греческих воинов, собравшихся для обороны Фермопильского прохода, могло доходить до двадцати 20 000 человек. Армию персов современные историки оценивают в 70 000. Потому ни о каком сто– или тысячекратном превосходстве персов не могло быть и речи.

Греки разбили лагерь за стеной, перекрывающей узкий Фермопильский проход. Стена эта представляла из себя невысокую баррикаду, которая была выложена из тяжелых камней. Персидское войско остановилось у города Трахина перед входом в Фермопилы. Один местный житель, рассказывая эллинам о многочисленности варваров, добавил, что «если варвары выпустят свои стрелы, то от тучи стрел произойдет затмение солнца».

В ответ спартанец Диенек беззаботно пошутил: «Наш приятель из Трахина принес прекрасную весть: если мидяне затемнят солнце, то можно будет сражаться в тени» (в некоторых из источников это высказывание приписывают самому царю Леониду).

Ксеркс выжидал 4 дня, а на 5-й отправил наиболее боеспособные отряды из урожденных мидян и персов на штурм. Согласно данным историка Диодора, царь отправил в первой волне атакующих тех воинов, чьи близкие родственники погибли за 10 лет до того в Марафонском сражении.

Греки встретили их в теснине лицом к лицу, тем временем как другая часть воинов оставалась на стене. Греки притворно отступали, но затем разворачивались и контратаковали расстроенные отряды персов. Потом персидский царь сменил мидян на киссийцев и саков, славных своей воинственностью.

Воины Ксеркса, в более легком вооружении и не имея строевой подготовки, подобной греческой, не могли прорвать плотную фалангу противника, укрывшуюся за сплошной стеной больших щитов. Перед наступлением вечера в бой пошла гвардия Ксеркса, воины из отряда «бессмертных». Но и они отступили после непродолжительной схватки.

На второй день царь персов послал в бой воинов, известных своей отвагой (в основном карийцев), с обещанием хорошей награды за успех и смерти за бегство с поля боя. Второй день также прошел в бесплодных атаках. Персы сменяли атакующие отряды; греки, в свою очередь, сменяли в сражении друг друга.

Ксеркс не знал, что предпринять дальше, когда к нему обратился некий местный житель, Эфиальт, вызвавшийся за вознаграждение провести персов горной тропой в обход Фермопил. Тропу охранял отряд фокийцев (из Средней Греции) – 1 000 воинов. Отборный персидский отряд в 20 000 под командованием Гидарна скрытно шел всю ночь, а к утру внезапно обрушился на фокийцев. Загнав их на вершину горы, Гидарн продолжил движение в тыл эллинам, охраняющим Фермопилы. Фокийцы послали бегунов сообщить грекам об обходном маневре персов; об этом же греков предупредил еще ночью перебежчик из персидского лагеря по имени Тиррастиад.

Союзники разошлись во мнении. Большинство, подчиняясь воле обстоятельств, отправились по своим городам. Остались лишь 300 спартанцев царя Леонида, 700 феспийцев под командованием Демофила, сына Диадрома, и 400 фиванцев под начальством Леонтиада, сына Евримаха.

Численность воинов в отрядах указана на начало битвы при Фермопилах, но за два дня боев греки понесли ощутимые потери. Феспии и Фивы – города в Беотии, через которую неизбежно пролегал путь войска персов, так что отряды этих городов защищали в Фермопилах родную землю.

Геродот писал свой исторический труд в пору вражды Фив с Афинами, потому он не упускает случая выставить фиванцев предателями Эллады и сообщает, что фиванский отряд был удержан Леонидом против их воли в качестве заложников. Но эту версию Геродота опровергает как судьба отряда, так и сама логика войны.

Рассчитывая не на победу, но только на славную смерть, оставшиеся греки приняли бой в отдалении от прежнего места, там, где проход расширялся. Но, даже там персы не могли развернуться и погибали массами в давке или будучи сброшенными с обрывистого берега. У спартанцев копья были сломаны, они разили врага короткими спартанскими мечами в тесной рукопашной.

В бою пал Леонид, у персов погибли Аброком и Гиперанф, братья царя Ксеркса. Заметив приближение с тыла персидского отряда, ведомого Эфиальтом, греки отступили к стене, а потом, миновав ее, заняли позицию на холме у выхода из Фермопил. Со слов Геродота, во время отступления фиванцы отделились и сдались в плен: этим, они спасли свои жизни ценой клеймения в рабство.

Спартанцы и феспийцы приняли последний бой. Персы расстреливали последних героев из луков, забрасывали их камнями. По свидетельствам Геродота, при этом отличились доблестью спартанцы Диенек, братья Алфей и Марон, феспиец Дифирамб.

Из 300 спартанцев в живых остался только Аристодем, который из-за болезни был оставлен Леонидом в селении Альпены. По возвращении в Спарту Аристодема ожидало бесчестие и позор. Никто не говорил с ним, ему дали прозвание Аристодем-Трус. Со временем Аристодем искупил несуществующую вину своей героической гибелью в битве при Платеях. По слухам, в живых остался еще один спартанец, по имени Пантит, который был отправлен гонцом в Фессалию. По возвращении в Лакедемон (область, где находилась Спарта) его также ожидало бесчестие, и он повесился.

Диодор представляет последний бой 300 спартанцев в легендарном виде. Они будто бы напали на персидский лагерь еще затемно и перебили множество персов, стараясь в общей суматохе поразить самого Ксеркса. Только когда рассвело, персы заметили немногочисленность отряда Леонида и забросали его копьями и стрелами с расстояния.

Царь Ксеркс лично осмотрел поле боя. Найдя тело Леонида, он приказал отрубить ему голову и посадить на кол. Под Фермопилами пало, по словам Геродота, до 20 000 персов и 4 000 греков, включая спартанских илотов. Павших эллинов похоронили на том же холме, где они приняли последний бой. На могиле поставили камень с эпитафией поэта Симонида Кеосского:

Путник, пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне,Что, их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли.

 

 

 

А.Доманин

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

ПОДВИГ 300 СПАРТАНЦЕВ | Военная история

О подвиге спартанцев впервые я узнал в двенадцать лет, когда посмотрел американский фильм «300 спартанцев» режиссёра Рудольфа Мате. 

  

Тогда все мальчишки были воодушевлены этим фильмом и смотрели его по нескольку раз. В каждом дворе играли в спартанцев. Мастерили копья, мечи, щиты с перевёрнутой литерой «V». Фраза «со щитом или на щите» стала для нас крылатой. 

Но я никогда даже не мечтал увидеть место легендарной битвы спартанцев воочию. И вот когда недавно я посетил Грецию, я побывал на месте сражения спартанцев с персами. Правда, оно и не сохранилось. В 480 году до н.э., когда состоялась битва в Фермопильском ущелье, это был узкий отрезок суши шириной 20 метров на обрыве скалы. Сейчас море (Малианский залив) отошло, обнажив большой участок суши. 

Недавно я в очередной раз с удовольствием посмотрел фильм «300 спартанцев» 1962 года. На мой взгляд, старый фильм несравнимо лучше нового – компьютерного комикса «300» на ту же тему, в котором лишь более точно воспроизведено место сражения. В жизни всё было конечно гораздо сложнее, чем показано в фильме. 

Единственный достоверный первоисточник о подвиге 300 спартанцев, на котором основываются позднейшие упоминания — VII книга Геродота. 

В конце VI века до н.э. Персидская держава, завоевав к тому времени греческие города-государства Малой Азии (Ионию), направила свою экспансию на территорию Эллады. В 480 году до н. э. огромное войско персов во главе с Ксерксом совершило переход из Малой Азии в Европу через пролив Геллеспонт. Геродот исчисляет войско персов и зависимых народов в 1 миллион 700 тысяч человек. Современные историки оценивают численность персов до 200 тысяч человек, хотя и эти цифры ставятся под сомнение как завышенные. 

Представители независимых греческих городов-государств собрались на совет в Коринфе, чтобы решить, как вместе отразить нашествие персов. Спартанцы не хотели отправлять большое войско в Фермопилы, потому что собирались защищать только свои земли. Афиняне предлагали послать войско как раз в Фермопилы. В то время Фермопильский проход был единственный путь из Северной Греции в Южную. 

Греки почитали богов и потому даже во время нашествия персов не собирались прогневать богов отказом от празднеств. В Спарте отмечали праздник Карнеи, совпавший к тому же с 75-ми Олимпийскими играми 480 г. до н.э. А во время Олимпийских игр войны не велись. Однако совсем отказаться от участия в войне против Ксеркса спартанцы не могли, и потому отправили маленькое войско во главе с царем Леонидом. Леонид отобрал из граждан 300 достойных мужей, уже имевших детей, чтобы не пресёкся род. Остальные спартанцы собирались присоединиться к войску сразу же по окончании празднеств.Когда отряд выходил из Спарты, спартанское руководство обливалось крокодиловыми слезами: возьми, мол, Леонид, хоть тысячу, на что он резонно заметил: "Чтобы победить, тысячи не хватит, чтобы умереть, довольно и трехсот". 

Объединённое войско греков в Фермопилах состояло из постоянных городских отрядов профессиональных тяжеловооружённых воинов-гоплитов, посланных как передовые отряды, пока города собирали ополчения. Всего при Фермопилах собралось до 6 тысяч гоплитов. Спартанский отряд в 300 воинов возглавлял царь Леонид; тогда ему было около 40 лет. 

На западе от Фермопил поднимается обрывистая и высокая гора. На востоке проход подходит непосредственно к морю и болотам. Там была проезжая дорога только для одной повозки 20 метров шириной и длиной 1 км. 

В Фермопильском ущелье была построена стена, а в ней некогда были ворота. Стена представляла собой невысокую баррикаду, выложенную из тяжёлых камней. Греки решили теперь восстановить стену и таким образом преградить персам путь в Элладу. Они разбили лагерь за стеной, перекрывающей узкий Фермопильский проход. 

Первые два дня греки успешно отражали атаки персов, благодаря тому, что были вооружены длинными копьями и действовали слаженно в фаланге, прикрываясь большими щитами. Персы не могли развернуться в узком проходе и погибали массами в давке или будучи сброшенными с обрывистого берега. 

Ксеркс не знал, что предпринять, и послал гонцов объявить, что наградит того, кто укажет путь в обход Фермопильского ущелья. И тогда к нему обратился некий местный житель Эфиальт, вызвавшийся за вознаграждение провести персов горной тропой в обход Фермопил. Тропу охранял отряд фокийцев (из Средней Греции) в 1000 воинов. Отборный персидский отряд в 20 тысяч под командованием Гидарна скрытно шёл всю ночь, а к утру неожиданно обрушился на греков. Фокийцы послали бегунов сообщить грекам об обходном манёвре персов; об этом же греков предупредил ещё ночью перебежчик по имени Тиррастиад из персидского лагеря. 

Греки оказались в окружении. Что было делать? Подчиняясь воле обстоятельств, большинство отрядов из объединённого греческого войска отправились по своим родным городам. Прикрывать отход остались только 300 спартанцев царя Леонида, 700 феспийцев и 400 фиванцев. Феспии и Фивы — города в Греции, через которые неизбежно должен был пролегать путь персидского войска, так что отряды этих городов защищали в Фермопилах родную землю. 

Ксерокс предложил Леониду сдаться. На что царь Леонид ответил лаконично: «Приди и возьми»! 

Фиванцев Леонид, якобы, заставил остаться насильно – чтобы не перебежали к врагам. По словам Геродота, во время отступления фиванцы отделились и сдались в плен, таким образом они спасли свои жизни ценой клеймения в рабство.

Не рассчитывая на победу, но лишь на славную смерть, спартанцы и феспийцы приняли бой. У спартанцев копья были сломаны, они разили врагов короткими мечами. К концу сражения у них не осталось даже оружия – затупилось, и тогда начался рукопашный бой. Все спартанцы, конечно, погибли. В бою пал царь Леонид, у персов погибли братья царя Ксеркса. 

Царь Ксеркс лично осмотрел поле битвы. Найдя тело Леонида, он приказал отрубить ему голову и посадить на кол. Под Фермопилами пало, по словам Геродота, до 20 тысяч персов и 4 тысячи греков, включая спартанских илотов (илоты – государственные рабы).

Из 300 спартанцев в живых остался лишь Аристодем, который больным был оставлен Леонидом в селении Альпены. По возвращении в Спарту Аристодема ожидало бесчестие и позор. Никто не разговаривал с ним, ему дали прозвание Аристодем-Трус. На следующий год в битве при Платеях он бился как иступлённый, стараясь искупить свою вину. 

За голову предателя Эфиальта Спарта объявила награду. Но он был убит соплеменником в ссоре. 

Павших эллинов похоронили на том же холме, где они приняли последний бой. Имена всех погибших в Фермопилах были высечены на плите. На могиле поставлен камень с эпитафией поэта Симонида Кеосского: «Странник, пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне, что, их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли». 

На месте гибели последних спартанцев поставили впоследствии пустой саркофаг – кенотаф (чтобы души обрели покой), на котором была статуя каменного льва (Леонид по-гречески Лев) На саркофаге было написано: "Из зверей я – сильнейший, из людей сильнее всех тот, кого стерегу я здесь в каменном гробе". 

Останки царя Леонида были перезахоронены в Спарте спустя 40 лет после его гибели. Жители города через 600 лет после сражения, уже в римское время, ежегодно проводили состязания в честь национального героя. 

В 1955 году на этом месте был построен мемориал. Каждый год 26 августа здесь проходит «Праздник Фермопилы» – в память о героизме 300 спартанцев и 700 феспийцев. 

Гибель отряда под начальством царя Леонида в сентябре 480 до н. э. стала легендой. Хотя другой такой же отряд из 300 спартанцев был также полностью уничтожен в 3-й Мессенской войне (середина V века до н. э.). 

История несправедлива. О подвиге 300 спартанцев надолго забыли, пока Наполеон в 19 веке не реанимировал эту историю для воодушевления своих солдат. 

Попытки эксплуатировать историю ради своих политических целей делал и Муссолини, поставив историю древнего Рима на службу своему фашистскому режиму. Также Гитлер использовал дух древних германцев для создания тысячелетнего третьего рейха. 

Любой властитель насилует историю, превращая известные мифологемы в нужные ему идеологемы. В России так использовалось известное изречение старца Филофея, которому якобы, принадлежат слова «Москва – третий Рим, и четвёртому не бывать». Теория «Москва – третий Рим», как известно, послужила смысловой основой мессианских представлений о роли России и оправдания политики собирания русских земель вокруг Московского княжества, а позднее и создания российской империи. 

Когда-то думали, что история принадлежит королям. Потом полагали, что всё решают народные массы. Теперь мы видим, что поставить во главе государства своего человека означает разрулить политику в свою сторону, даже несмотря на протесты народных масс. 

Почему люди постоянно воюют? Почему не могут все свои проблемы решать мирно? Может быть, мешает врождённая агрессивность? Представители ни одного биологического вида так не воюют между собой. 

Что толкало Ксеркса на завоевание маленькой свободной Греции, тогда как персидская империя была в несколько раз больше и могущественней? Честолюбие? месть за поражение отца Дария в битве при Марафоне? или жажда завоевания?

Что можно противопоставить парадигме завоевания? Война – она в умах!

За последние пять тысяч лет только двести пятнадцать были без войн. Вся история человечества одна непрекращающаяся война. Одни сплошные убийства! Земля вся пропитана кровью. 

Конечно, можно не вмешиваться, когда муравьи воюют между собой. Но когда они в пылу борьбы готовы взорвать планету… 

Войны всё те же, только на смену луку и стрелам пришли атомная бомба и лазерное оружие. 

А может быть, спартанцы погибли напрасно, если Ксеркс всё равно спалил и разграбил Афины? Имело ли их самопожертвование смысл? 

Почему спартанцы не сдались? Зачем они погибли? 

Не зачем, а почему!Они не могли иначе! Их лозунгом были слова: победа или смерть! 

Конечно, можно говорить, что у спартанцев были жестокие нравы: они вели полувоенный образ жизни, сбрасывали в пропасть родившихся больными детей, изгоняли трусов и предателей. Известно, что мать убила своего сына спартанца, который вернулся с войны раненый в спину. По слухам, в битве при Фермопилах в живых остался ещё один спартанец по имени Пантит, отправленный гонцом в Фессалию. По возвращении в Лакедемон (область, где находилась Спарта) его также ожидало бесчестие, и он повесился. 

Можно ли пожертвовать одним, ради спасения многих? Для военоначальников этот вопрос давно решён. Чтобы прикрыть отход главных сил, нужно оставить арьергард погибнуть ради спасения отступающих. 

А был ли подвиг? Или это просто погиб арьергард, как обычно бывает при отступлении? Спартанцы, конечно, были в безвыходном положении. Кто-то должен был прикрывать отход основных сил и погибнуть, чтобы спаслись остальные. Что же это, героизм по необходимости? 

Могли ли спартанцы сдаться, как это сделали фиванцы? Нет, не могли. Потому что «или со щитом, или на щите»!

Смерть была для них необходимостью. Они погибли, выполняя свой долг перед родными и близкими. Ведь они защищали своих любимых, они защищали свою любовь – Грецию! 

             

Подобный подвиг совершили 28 героев-панфиловцев, преградивших фашистским танкам дорогу в Москву. Они спасли нас – ныне живущих. 

Погибающие ради других хотят, чтобы смерть их не была напрасной. Вот почему так важно помнить погибших героев. Это нужно не мёртвым, это нужно живым!

 

maxpark.com

Подвиг 300 спартанцев в фермопильском ущелье

Верны законам своим…

Очень часто в последнее время можно встретить абсолютно безграмотные (в содержательном плане) статьи на различные исторические темы. Не обошло это злое поветрие и такую известную историческую личность, как царь Леонид. Трудно сказать, чем это вызвано — то ли всеобщим снижением культуры, а подвиг 300 спартанцев относится в первую очередь к культурному наследию человечества, то ли дешевыми голливудскими поделками. Некоторые авторы утверждают, что Леонид правил чуть ли не всей Грецией с 17 лет и был ни чем не примечательным самодержцем. Другие считают, что в Фермопильском сражении участвовало только 300 спартанцев и погибли они только потому, что оттуда не было куда удрать.

Кто такой Леонид

подвиг 300 спартанцев в фермопильском ущельеЦарь Леонид

Спартанец Леонид не был царем в современном толковании этого понятия. Это был скорее военный вождь, власть которого принимала неограниченные размеры лишь во время войны и только по отношению к войску. Достаточно сказать, что в Спарте постоянно присутствовало два царя (на законных основаниях), чтобы отбросить бредовую мысль о неком спартанском самодержавии. Верховную власть, которой подчинялись все — от царя до последнего илота, олицетворял совет старейшин (геронты). Поэтому неудивительно, что Леонид нигде не мог себя проявить, кроме как во время войны.

Поход обреченных

Почти за 5 столетий до н.э., персы, ведомые очередным восточным деспотом Ксерксом, решили раз и навсегда покончить с маленькой, но слишком свободолюбивой Грецией, состоявшей на тот момент из почти сотни карликовых государств (в основном это были города с близлежащими окрестностями). Огромное разношерстное войско пересекло Геллеспонт и черной тучей нависло над солнечной Элладой. В силу своей разобщенности греки не могли быстро собрать войска для борьбы с персами. Поэтому первая мысль, посетившая греческих стратегов, была одна — задержать персов любым способом. Единственным местом, где это можно было сделать, являлось Фермопильское ущелье. Причем, все понимали, что те бойцы, которые встанут против двухсоттысячной армии персов, обречены.

подвиг 300 спартанцев в фермопильском ущельеПерсидский царь Ксеркс

Первыми в этот смертельный поход выступили лучшие воины Эллады — спартанцы, вел которых один из военных вождей Спарты царь Леонид. Было их всего 300 человек, личная охрана царя плюс несколько десятков добровольцев. По дороге к ущелью к ним присоединилось по разным данным от 4 до 7 тысяч бойцов, присланных греческими городами.

Начало битвы

подвиг 300 спартанцев в фермопильском ущелье

Ущелье было перегорожено невысокой стеной с двумя башенками. Греки успели лишь немного укрепить ее, когда появились парламентеры от Ксеркса, армия которого уже подходила к Фермопилам. Переговоры ни к чему не привели, и на утро началось сражение. Правда некоторые источники утверждают, что Ксеркс дал грекам 4 дня на раздумья, что представляется весьма сомнительным. Зачем? Два дня персы безуспешно атаковали железную фалангу греческих воинов. Два дня лучшие воины Ксеркса гибли под мечами и копьями эллинских бойцов. Почти 20 тысяч персидских солдат осталось лежать в узком проходе. Нам остается только догадываться, какой ужас испытывали персы в конце второго дня битвы, когда слышали очередной приказ: «Вперед!». Наверное, им казалось, что сами боги сражаются на стороне царя Леонида.

Возможно, вам также будет интересна статья:

Безумству храбрых поем мы песню

На третью ночь, с помощью предателя, персы сумели обойти греков. У Леонида и его соратников еще оставалась возможность отступить, тем самым сохранив себе жизнь. Этой возможностью, с разрешения царя, воспользовались союзники. На рассвете они покинули лагерь. В ущелье остались только спартанцы и некоторое количество фиванцев и феспийцев. Горстка бойцов готовилась к последней битве. О чем думали эти люди в тот предрассветный час? Догадывались ли они, что через несколько часов станут легендой? Что их последний бой человечество будет помнить до тех пор, пока существует?

Смерть и бессмертие

Не буду описывать эту последнюю схватку. О ней рассказано тысячекратно. Скажу только, что царь Леонид шел в первых рядах и пал одним из первых. Персы попытались захватить тело спартанского царя. Но для спартанцев это было то же самое, что потеря знамени, в последующих веках. Лишь после того, как погиб последний боец и уже некому было защищать своего царя, персы завладели его телом. Но теперь это не имело значения. Леонид и его 300 спартанцев уже шагнули в бессмертие и стали неподвластны земным владыкам.

 

«Путник, поведай спартанцам о нашей кончине: Верны законам своим, здесь мы костьми полегли». Эпитафия на могильном камне в Фермопильском ущелье.

factstore.ru

Реальная история о 300 спартанцах....историческая справка

В 484 — 481 годах до н.э. персидский царь Ксеркс, готовясь к войне с греками, сосредоточил на ее границе армию, насчитывавшую около 200 000 человек. Афины и часть Пелопоннесских государств, под руководством Спарты, решили мужественно сопротивляться. Остальные греческие полисы, убежденные в могуществе персов, сохранили нейтралитет или прямо поддерживали Ксеркса.

Персидские войска переправились через Геллеспонт (Дарданеллы) и двинулись на запад вдоль побережья Фракии к Македонии, затем на юг в Фессалию. Главным, после Ксеркса, был опытный военачальник Мардоний. Вдоль берегов двигался персидский флот, который состоял по свидетельству историка Геродота из полутора тысяч боевых и трех тысяч транспортных кораблей.

Северную Грецию союзные эллинские (греческие) силы оставили без боя — оборона проходов южнее горы Олимп требовала слишком многочисленной армии. Следующей удобной оборонительной позицией стали Фермопилы. Проход в этом ущелье достигал не более нескольких метров в ширину и представляла собой идеальную позицию, где даже малый отряд тяжеловооруженных гоплитов мог долго удерживать целую армию.

К Фермопилам выступил спартанский царь Леонид во главе отряда из 7 000 гоплитов и 2 000 лучников. Практически все они были ополченцами греческих городов-полисов: фиванцы и феспейцы, кроме личной гвардии Леонида, состоящей из чистокровных спартанцев. Спартанцы славились по всей Греции как самые неустрашимые и сильные воины. «Вместе победить или вместе умереть!» — гласил их закон.

Леонид продуманно и тщательно приготовился к обороне. С главными силами, насчитывавшими около 6 000 человек, Леонид прикрыл Средние ворота прохода, а мощный сторожевой отряд в 1000 человек разместил на склоне, расположенной на левом фланге горы, чтобы перекрыть тропу, ведшую в обход.

Когда персы от имени своего царя Ксеркса предложили спартанцам сдать оружие, царь Леонид дерзко ответил: «Приди и возьми!»

Как он и ожидал, персы ударили прямо по центру прохода, стремясь силой удара и численным превосходством решить исход сражения, но греки выстояли. Сложилась парадоксальная ситуация: самая подготовленная и многочисленная армия мира оказалась бессильна против горстки эллинов. Так продолжалось три дня, до тех пор, пока фессалиец по имени Эфиальт, не рассказал персам о тропе, ведущей в обход Фермопил. Ксеркс сразу же отрядил отряд личной гвардии «бессмертных», которые быстро одолели фланг греков. Пытаясь помешать продвижению персов, Леонид направил часть своей маленькой армии в количестве 4500 человек, чтобы блокировать персидское окружение, но было уже поздно. Часть подкрепления пала в бою, часть отступила к обороняющимся.

К моменту последнего сражения у Леонида было около 5 000 воинов. Считая дальнейшую оборону бессмысленной и стремясь спасти большую часть отряда, Леонид приказал им отступить на соединение с главными эллинскими силами, а сам остался с личной охраной прикрывать их отход. Около 2 000 ушли по приказу спартанского царя на юг, чтобы соединиться с союзными эллинскими войсками. Однако отряды фиванского и феспийского ополчений общей численностью около 2 000 человек отказались отступать, остались у Фермопил и приняли бой вместе со спартанцами. В кровавой сече не уцелел никто.

Воздавая должное противнику, персы погребли павших с воинскими почестями. Впоследствии над их могилой был воздвигнут памятник.

К сожалению, в мировую историю попали только спартанцы, прочие герои-греки как-то выпали из людской памяти. Если сопоставить всех участников Фермопильской битвы: 300 погибших спартанцев, тысяча греков павших в боевом охранении на горном склоне, две тысячи из числа шедших им на выручку и две тысячи ополченцев из Фив и Феспия, то невольно возникает вопрос — а почему только триста спартанцев? Неужели 5000 не в счет? Дело в том, что первым, кто описал этот подвиг, был спартанский поэт Симонид Кеосский, который, естественно, старался превознести своих соотечественников. Он и прославил спартанцев, а об остальных как-то «забыл».

emmiesh.livejournal.com

300 спартанцев царя Леонида » SwordMaster

загрузка...

300 спартанцев царя ЛеонидаВ настоящее время бытует выражение «300 спартанцев как символ мужества и героизма». Откуда оно пошло? Чтобы ответить на этот вопрос, следует вспомнить грекоперсидские войны, одним из эпизодов которых было сражение у Фермопил.300 спартанцев царя ЛеонидаВ 484 — 481 годах до н.э. персидский царь Ксеркс, готовясь к войне с греками, сосредоточил на ее границе армию, насчитывавшую около 200000 человек. А по данным Геродота армия была свыше миллиона, древние авторы были склонны к преувеличению. Афины и часть Пелопоннесских государств, под руководством Спарты, решили сопротивляться. Удобной оборонительной позицией стали Фермопилы. Проход в этом ущелье достигал не более нескольких метров в ширину и представлял собой идеальную позицию, где даже малый отряд тяжеловооруженных гоплитов мог долго удерживать целую армию.300 спартанцев царя ЛеонидаК Фермопилам выступил спартанский царь Леонид во главе отряда из 7000 гоплитов (тяжело вооруженных воинов) и 2000 лучников. Практически все они были ополченцами греческих городов-полисов: фиванцы и феспийцы, кроме личной гвардии Леонида, состоящей из чистокровных спартанцев численностью 300 человек. Спартанцы славились по всей Греции как самые неустрашимые и сильные воины. «Вместе победить или вместе умереть!» — гласил их закон. Когда персы от имени своего царя Ксеркса предложили спартанцам сдать оружие, царь Леонид дерзко ответил:«Приди и возьми!»300 спартанцев царя ЛеонидаВот какой рассказ о сражении у Фермопил можно найти в книге «Герои и битвы» общедоступная военно-историческая хрестоматия. Этой книге более ста лет, она была издана в 1887 году в Санкт-Петербурге. Составил ее известный в прошлом литератор и военный историк Константин Абаза. Его очерк приводится в современной орфографии с небольшими сокращениями.300 спартанцев царя ЛеонидаКсеркс, царь персидский, стал готовиться к походу в Грецию. При- готовления к походу делались небывалые; таких еще не видел древний мир: 56 народов, подвластных персидскому царю, подымались с места по его приказанию. Из самых отдаленных стран двигались ополчения на сборные пункты, на берега Тигра и Евфрата. Казалось, вся Азия пришла в движение. Тут были индийцы в своих бумажных полосатых одеждах; эфиопы в львиных шкурах; черные баллухи, кочевники Средней Азии, на своих легких как ветер конях; мидяне и бактрийцы в богатых ярких одеждах; ливийцы на четырехколесных военных колесницах и арабы на своих верблюдах...300 спартанцев царя ЛеонидаСамая надежная часть этой страшной по тому времени военной силы были персы. По старому обычаю, все знатные персы служили в коннице, отчего персидская конница считалась сильнее и лучше пехоты, хотя пехоты было больше. Все горские народы персидской монархии составляли легкую пехоту; она отлично стреляла из лука и метко кидала дротик или же пращу. Тяжелая пехота имела короткие мечи и копья, большой лук с длинными стрелами, носила в руках небольшие деревянные щиты и надевала на себя нагрудные и ножные латы. Так она выходила в бой. Вместе с войском выступали в поход военные колесницы: некоторые из них имели на колесах косы — косить людей, как косят траву. Эти колесницы обыкновенно и начинали бой, а конница старалась в то же время охватить неприятельские фланги. За колесницами двигался центр персидской армии. Тут обыкновенно находился сам царь, на коне или на колеснице, окруженный царедворцами и царской дружиной «бессмертных». В этой дружине считалось 10 тысяч самых знатных персов: не только они сами, но и кони их были покрыты блестящими латами. Все прочие войска, набранные из покоренных областей царства, не имели одинакового вооружения, не знали дисциплины, сражались по своим обычаям, как умели. Управлять таким войском всегда было очень трудно; в случае неудачи в одном месте они бежали все без оглядки, и тогда нельзя было ни остановить его, ни построить к новой битве. В местах открытых, степных, да и то, имея дело с дикими народами Азии, персы почти всегда побеждали, но зато в местах гористых или, имея дело с противником искусным, персы терпели поражения, несмотря на свою многочисленность. Так было лет за десять до этого похода, когда они в первый раз вторглись в Грецию. Греки разбили их при Марафоне, сражаясь один против десяти.300 спартанцев царя ЛеонидаМорские силы персидского царя так же были немалы. Было заготовлено З тысячи транспортных судов для подвоза продовольствия и 1200 боевых судов, готовых принять бой. И во главе всех этих сил — и сухопутных, и морских — стоял один человек, Ксеркс, надменный повелитель, которому поклонялись, как богу.300 спартанцев царя ЛеонидаЗа 480 лет до Рождества Христова, ранней весной, начался поход. Европу от Азии отделяет Геллеспонтский пролив; два деревянных моста были заранее перекинуты через этот пролив, но их снесло бурей. Тогда Ксеркс пришел в ярость. Он приказал обезглавить всех плотников, а в море побросать тяжелые цепи в знак того, что и море должно быть ему послушно. «Ты оскорбило своего господина. Хочешь или нет, злое море, а по твоей спине он все-таки перейдет на ту сторону». Царский приказ исполнили в точности. Скоро был готов новый мост.300 спартанцев царя ЛеонидаСемь дней войска переходили в Европу. Как широкий поток всеистребляющей лавы, залили дикие азиаты северные страны Греции. Никто и не помышлял им сопротивляться; города один перед другим спешили выслать победителю землю и воду — знаки своей покорности. К войску персидского царя присоединялись новые народы, отчего оно становилось все больше и больше; персидский флот благополучно подвигался вдоль берега. Все предвещало удачу.300 спартанцев царя ЛеонидаГреция в то время не была единою, а состояла из множества городов, и каждый из этих городов с принадлежавшей ему землей считался отдельным государством, то есть управлялся своими законами, имел отдельных правителей и собственное войско. Часто эти маленькие государства между собою ссорились, вели войны, но в случае опасности они вовремя соединяли войска и общими силами отбивались от общего врага. А таким постоянным врагом греков были персы. И войны-то их начались из-за того, что греческие города подали помощь своим братьям, грекам, поселенным на границах персидской монархии, в Малой Азии. Но греки, даже соединив все свои силы, не могли выставить такого большого войска, какое вел за собою Ксеркс. Зато в греческом войске было больше порядка, соблюдалась строгая военная дисциплина, особенно у спартанцев, — что главное — они любили свое отечество, свою маленькую родину. Вот почему греки сражались с таким мужеством, с таким воодушевлением, какое не встречалось у персов, особенно в то время, когда персидские цари стали набирать ополчения с разных и далеких концов своей монархии. Греческие дружины состояли из природных греков; они сражались за близкое, каждому дорогое дело; все воины думали и чувствовали как один человек.300 спартанцев царя ЛеонидаЕще надо сказать, что греки, как народ умный, живой, улучшали военное дело: придумывали лучшие построения, отлично владели оружием, умели приспособляться в бою — у них было то, что называется военным искусством. Особенно любопытно устройство спартанского войска, которое считалось долгое время непобедимым. Война для спартанцев была порою желанною, временем отдыха, потому что в мирное время они недоедали, недосыпали, употребляя все время на трудные воинские упражнения и черные работы.300 спартанцев царя ЛеонидаС выступлением в поход к услугам воина являлись рабы для черной работы, мулы для перевозки тяжестей, а ему оставалась одна забава: или сражаться с неприятелем, или же бегать с товарищами взапуски, да метать копье. Тяжелая спартанская пехота имела прекрасное вооружение; самое главное — это был большой щит. Покинуть свой щит и даже сражаться без щита считалось стыдом, бесчестьем для спартанца. Шлем, нагрудные латы и щит хорошо защищали тяжелую пехоту от стрел и копий противника; ручным оружием были дротик, копье и двусторонний меч. Собственно спартанцы не имели легкой пехоты, они презирали ее; но в тех греческих городах, где была легкая пехота, она имела такое же вооружение, как и персидская — лук и пращу. В бою легкая пехота греков сражалась врассыпную, впереди и на флангах тяжелой пехоты; а эта последняя уж производила натиск сомкнутом и глубоком строю не менее как в двенадцать шеренг. Этот строй назывался фалангой. Прикрытые щитами, копьями наперевес, воины подвигались фалангой тихим, мерным шагом под флейту. Одолеть такую фалангу, особенно когда она стояла на месте, считалось делом практически невозможным.300 спартанцев царя ЛеонидаГрузно и медленно приближались персы, направляясь через Фессалию к Фермопильскому проходу, который открывал путь в самое сердце Греции. Тут были ее самые многолюдные города, сочные пастбища, поля, покрытые оливковыми деревьями и виноградниками: здесь процветали торговля, промыслы; из здешних гаваней расходились отважные мореходы к берегам Малой Азии, Крыма, Кавказа, к дальним побережьям Африки, Италии и Испании - то для тор- гового дела, то для поселения в новых привольных местах. Между Фессалией и Лок- ридой, на границе этих двух греческих областей, горный хребет Эты упирается в море, оставляя небольшой проход; в самом узком месте — не более семи сажен. С одной стороны плещет в скалистый берег Эгейское море, а с другой — возвышается круто, обрывисто гора Анопея. Прежде тут был перекоп, а спереди запруда, отчего и самый проход назывался Фермопилами, что значит «Врата теплых ключей». На общем совете греческих вождей было решено занять это место. Всего было 6 тысяч тяжелой пехоты под началом спартанского царя Леонида, самих же спартанцев было только 300 человек.300 спартанцев царя ЛеонидаПерсы приближались и, когда доложили Ксерксу, что проход занят, царь громко расхохотался: ничтожная кучка людей вздумала удержать его. Он отправил к Леониду послов с наказом немедленно сдать оружие. «Придите и возьмите», — сказал послам спартанский царь Леонид. Персы назвали безумной попытку сражаться с ними. «Персов так много, что они затмят солнце своими стрелами», — говорили послы. «Тем лучше, — отвечал спартанец, — будем сражаться в тени». Ксеркс дал им четыре дня на размышление, однако греки и не думали отступать. Прошел срок, и царь приказал штурмовать ущелье. «Неприятель приближается!» — крикнул кто-то из греческих стражей. «Отлично! — сказал Леонид. — И мы приближаемся к неприятелю». Затем он спокойно устроил к бою фалангу. Персы сразу наткнулись на высокую железную стену из плотно сомкнутых щитов, от которых со свистом отскакивали тучи выпущенных стрел, толпа за толпой кидались сломить эту стену, но она стояла, как и прежде, неуязвима, ощетинившись рядом длинных копий в твердых руках бойцов. Все выше и выше росла перед ними куча убитых, точно живой вал, накиданный спешно искусной рукой. Ксеркс послал храбрейших из своего войска, «бессмертных», но и те пали, не сломив спартанцев. Ни один перс не хотел больше идти на явную гибель, тогда царь вскочил с трона, с которого обозревал битву, и в страшном гневе приказал гнать свое войско бичами. Прошел день, другой, третий, и много тут погибло персов; их погибло бы гораздо больше, если бы не нашелся между греками изменник, житель ближнего городка. Его звали Эфиальтом. Он перебежал к персам и сказал, что знает горную тропу через Анопею. Отряд «бессмертных» скрытно стал подыматься на лесистую вершину горы. Когда они появились, то Леониду оставалось на выбор — отступить или умереть. Чтобы сохранить часть войска Леонид приказал им отступить, а сам с небольшим отрядом остался. Спартанцам закон запрещал отступление, а феспийцы не захотели их бросить. Всего греки насчитывали 1400 человек.300 спартанцев царя ЛеонидаНаступило утро, последнее для защитников; это был седьмой день, когда горсть греков удерживала персидскую армию. Мужественный царь Леонид облекся - в царские одежды и, по обычаям своего народа, принес богам жертву. Этим обрядом он справлял тризну по себе и своим товарищам. Потом он принял вместе с ними пищу и изготовился к бою. У персов раздался военный клик; по этому клику они ударили с фронта. дружно и стойко отбили спартанцы первый удар, и, сомкнувшись еще теснее, выдвинув еще дальше свои длинные пики, они двинулись грозным строем вперед. Персы тонули в море, карабкались на скалы, спасались бегством, ложились лоском - все мела фаланга, наступая обычным мерным шагом. Много знатных персов свалилось в сокрушительной сече; два царских брата пали один за другим. Когда у греков поломались копья, они схватились за мечи. Но спартанцев убывает, а персов все прибывает. На них наступают, топчут, давят; удары врагов учащаются, защитники ослабевают. Когда Леонид был убит, вокруг его тела разгорелся бой — то персы подавались, то греки отступали. Наконец, греки втащили тело царя в середину и продолжали отражать атаки персов. Но это был последний подвиг греков. Они погибли все до единого, легли среди куч поверженных врагов, среди обломков копий, стрел и мечей как своих победных трофеев.300 спартанцев царя ЛеонидаПосле боя Ксеркс пошел между мертвыми телами осматривать поле битвы. Увидев тело Леонида, он повелел отрубить его голову и посадить на кол. Слуги исполнили приказание царя.300 спартанцев царя ЛеонидаВпоследствии над их могилой был воздвигнут памятник, на котором была сделана такая надпись: «Странник, если ты будешь в Спарте, то возвести, что мы пали здесь, верные своему долгу».300 спартанцев царя ЛеонидаК сожалению, в мировую историю попали только спартанцы, прочие герои, участники битвы, выпали из людской памяти. дело в том, что первым, кто описал этот подвиг, был спартанский поэт Симонид Кеосский, который, естественно, старался превознести своих соотечественников. Он и прославил спартанцев, а об остальных как-то «забыл». А ведь погибшие ополченцы достойны не меньшей славы, чем спартанцы. Спартанские воины Леонида не могли отступить, согласно воинскому кодексу чести, они были профессионалами и должны были до конца выполнить свой долг. А вот союзники их этим долгом связаны не были. Более того, Леонид прямо приказал им уходить на соединение с основными силами греческой армии, но они отказались, сознательно обрекая себя на гибель.300 спартанцев царя ЛеонидаСражение у Фермопил стало одним из самых известных и «любимых» практически в любом исследовании по военной истории. И этот подвиг того достоин.

Подготовил К. Налимов

загрузка...

swordmaster.org