Киров (легкий крейсер проекта 26/26бис). Легкий крейсер киров


Крейсер «Киров». 100 великих кораблей

Крейсер «Киров»

11 октября 1935 г. в Ленинграде состоялась официальная закладка крейсера «Киров», строительство которого велось по «проекту 26». Это был первый крупный боевой корабль, заложенный в нашей стране после Октябрьской революции и вполне естественно, что ему уделялось особое внимание со стороны начальства всех уровней. Справедливости ради надо признать, что проектирование корабля велось на основе итальянского опыта – в качестве прототипа избрали строившийся для фашистского флота фирмой «Ансальдо» легкий крейсер «Эудженио ди Савойя». Именно для него первоначально предназначалась главная энергетическая установка советского крейсера, поставленная итальянцами в нашу страну.

«Киров»

Строительство «Кирова» велось ударными темпами, рабочие и инженеры не жалели сил, немалую помощь оказали (естественно, за хорошие деньги!) итальянские специалисты. В результате корабль спустили на воду уже 30 октября 1936 г. Достройка на плаву также шла быстро и 7 августа 1937 г. первенец советского крейсеростроения вышел в море.

Но дальше начались сплошные проблемы. Приемная комиссия по результатам испытаний отметила, что имеется «…большое количество недоделанных работ». Из-за борьбы с недоделками и выявленными в процессе испытаний недостатками «Киров» весной 1939 г. не удалось отправить на открытие Международной нью-йоркской выставки. Естественно, при проектировании и постройке первого после революции крупного корабля не обошлось без ошибок. «Киров» на испытаниях не смог развить заданную скорость, неудачными оказались его 180 мм орудия главного калибра (они имели слишком малую живучесть), которые пришлось заменять еще до начала Великой Отечественной. Из-за сложностей с башенными установками значительно меньше запланированной оказалась скорострельность. Явной ошибкой проектировщиков впоследствии признали слабость броневой защиты.

Тем не менее к началу войны с Финляндией крейсер находился в строю и принял участие в боевых действиях. 1 декабря 1939 г. он обстрелял финскую береговую батарею на острове Руссарэ. Финны открыли ответный огонь. Хотя кораблю удалось избежать боевых повреждений, недобросовестные историки нередко описывают «трагический эпизод», когда во время обстрела вражеской береговой батареи наш корабль получил попадание тяжелым снарядом и понес большие потери в людях…

На самом деле огонь вражеской батареи оказался как нельзя кстати: ранее проложенный курс вел советский крейсер на финское минное заграждение. Но после того, как рядом с кораблем разорвались крупнокалиберные снаряды, его командир изменил курс и избежал опасности.

«Киров», встретивший войну в Усть-Двинске, уже днем 22 июня 1941 г. впервые открыл огонь по немецким самолетам. Быстрое продвижение вражеских сухопутных войск сделало неизбежным оставление Риги, и «Киров» получил приказ уходить в Таллин, в то время являвшийся главной базой Краснознаменного Балтийского флота. Из Рижского залива в Финский вел пролив Моонзунд, но его глубина оказалась меньше осадки крейсера. Пришлось выгружать с него все, что только возможно (топливо, боезапас и т. д., всего более 300 т), а на фарватере в проливе срочно вести дноуглубительные работы. Несмотря на все трудности, 1 июля «Киров» прибыл в Таллин.

Но уже в начале августа немцы вышли на дальние подступы к этому городу. Балтийские моряки активно участвовали в обороне базы, 22 августа в активные действия включилась артиллерия «Кирова», его орудия открыли огонь по рвавшимся к Таллину вражеским войскам. Морские артиллеристы сильно досаждали противнику, который бросил против наших кораблей авиацию и подтянул к городу тяжелую артиллерию. Авиабомб советскому крейсеру избежать удалось, но попадание снарядом среднего калибра он все же получил. Хотя повреждения оказались не слишком серьезными, погибли девять моряков, еще 30 получили ранения.

Во время трагического Таллинского перехода (28 августа 1941 г.) на «Кирове» находился командующий флотом, Краснознаменное знамя флота, правительство Советской Эстонии. Крейсер буквально чудом избежал подрыва на минах, его неоднократно атаковали германские самолеты. Но интенсивный зенитный огонь срывал их атаки, ни одна бомба не упала ближе 100 м от крейсера. 30 августа буксиры ввели его на Кронштадтский рейд, а уже 4 сентября он открыл огонь по наступающим на Ленинград войскам противника. Вскоре немцы, почувствовавшие на себе мощь корабельной артиллерии, предприняли несколько налетов для уничтожения наших кораблей. Хотя зенитчики «Кирова» смогли сбить как минимум два бомбардировщика, 23 сентября пилоты люфтваффе добились в него двух попаданий. К счастью, одна из бомб не вызвала серьезных повреждений, а вторая и вовсе не взорвалась. Но все же крейсер пострадал, в том числе и от близких разрывов, и 24 сентября «Киров» перешел в Ленинград. Ему требовался ремонт, провести который в отрезанном от Большой земли городе оказалось очень непросто. Тем не менее в условиях блокадной зимы корабль был отремонтирован.

В марте 1942 г. немецкое командование решило нанести по стоявшим в Ленинграде кораблям Балтфлота мощный удар силами авиации. Для операции «Айсштосс» немцы выделили значительные силы; летчиков предполагалось поддержать огнем тяжелых осадных орудий. 4 апреля во время массированного налета несколько бомб разорвалось рядом с «Кировым», а одна попала ему в кормовую часть. Но корабль сохранил боеспособность.

Куда хуже ему пришлось 24 апреля, когда немцы устроили очередной массированный налет. На сей раз в «Киров» попали три вражеские бомбы и артиллерийский снаряд. В результате вышли из строя вся 100 мм батарея и несколько зенитных автоматов, произошел взрыв части зенитного боезапаса, оказались искорежены надстройка, вторая дымовая труба и основание мачты и т. д. Погибли 78 моряков, еще 46 получили ранения. В ночь на 25 апреля буксиры увели крейсер на новое место стоянки, а на его прежнем месте поставили непригодное к службе учебное судно «Свирь». Во время нового налета оно было потоплено, «Кирову» же пришлось долго ремонтироваться. В ходе ремонта было усилено зенитное вооружение, демонтировано все авиационное оборудование, проведен еще ряд работ.

В 1943 г. «Киров» был удостоен высокой награды – ордена Красного Знамени. Высокое звание Краснознаменного моряки корабля подтвердили во время разгрома вражеских войск под Ленинградом в январе 1944 г. А в июне того же года крейсер провел свою последнюю боевую стрельбу, обрушив огонь на позиции врага на Карельском перешейке.

Но самое тяжелое испытание выпало кораблю уже после окончания войны. Днем 17 октября 1945 г. во время выхода на учебные стрельбы он недалеко от Кронштадта подорвался на неконтактной мине. Корпус корабля получил серьезные повреждения, вышли из строя многие механизмы, крейсер потерял ход. Спасательные работы оказались весьма непростыми, в их ходе даже погиб один буксир. Ремонт продолжался почти до конца января 1946 г. Еще спустя три года он встал на капитальный ремонт и модернизацию, работы продолжались до весны 1953 г.

В 1958 г. заслуженный корабль вывели из боевого состава, а в 1961 г. ввели в строй в качестве учебного крейсера. В этом качестве он служил до февраля 1974 г., когда был исключен из состава флота. Впоследствии корабль разобрали на металл, а две его носовые 180 мм башни были установлены на площади Балтфлота на Васильевском острове в Ленинграде. Там они находятся и сегодня.

Крейсер «Киров» имел следующие характеристики. В 1944 г. водоизмещение корабля составляло 7885—9440 т. главные размерения, м: 191,3 ? 17,7 ? 7,2. Скорость наибольшая (на испытаниях) 35,94 узлов. Дальность плавания экономическим ходом, 3750 миль. Артиллерийское вооружение к началу войны: 3 ? 3 180 мм, 6 100 мм, 6 45 мм орудий. К 1944 г.: 3 ? 3 180 мм, 8 100 мм, 10 37 мм орудий; крупнокалиберные пулеметы. Торпедное вооружение 2 ? 3—533 мм торпедных аппарата; крейсер также имел бомбометы и бомбосбрасыватели (боекомплект – 66 глубинных бомб) и мог принимать на палубу до 100 мин. Авиационное оборудование (снятое в годы войны) включало катапульту К-12 фирмы «Хейнкель» и два гидросамолета КОР-1. Броня: пояс – 50 мм, башни – 50 мм, средняя палуба – 50 мм. Экипаж – 872 человек, из них 57 офицеров.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Лёгкий крейсер Киров

Киров - легкий артиллерийский крейсер проекта 26. Спущен на воду 30 ноября 1936 года. Исключен из состава флота в 1974 год.Первоначальный проект основывался на проекте крейсеров «Раймондо Монтекукколи»,

но окончательный проект создавался на основе теоретического чертежа «Эудженио ди Савойя» - дальнейшего развития «Раймондо Монтекукколи».

Полный пакет технических документов на крейсер был приобретен советской стороной у итальянской фирмы «Ансальдо», главным конструктором проекта 26 был назначен Анатолий Иоасафович Маслов.

 

Основные характеристики:

Водоизмещение 7880 т стандартное, 8590 т нормальное, 9436 т полное.Длина 191,3 м.Ширина 17,7 м.Высота 10,1 м.Осадка 5,27 м.Бронирование Борт, нижняя палуба и траверсы - 50 мм,боевая рубка - 100 - 150 мм,башни ГК - 50 мм.Двигатели 2 турбозубчатых агрегата, 6 водотрубных котлов.Мощность 113 500 л.с. (83,5 МВт).Скорость хода 35,9 узла (66,5 км/ч).Дальность плавания 3750 миль.Автономность плавания 20 суток.Экипаж при вступлении в строй 692 человека; 734 человека.

 

Вооружение:

Навигационное вооружение 2 гирокомпаса системы «Аншютц».Артиллерия 3 × 3 - 180/57-мм орудий в башнях МК-3-180;6 × 1 × 100/56-мм универсальных орудий в башенных щитах.Зенитная артиллерия 4 × 12,7-мм зенитных пулемёта ДШК;6 × 45-мм зенитных полуавтомата 21-К.Минно-торпедное вооружение 2 × 3-трубных 533-мм ТА 39-Ю;164 мины;глубинные бомбы: 20 ББ-1 и 30 БМ-1.Авиационная группа 2 КОР-1, 1 катапульта К-12 («Хейнкель»).

 

Строительство было начато по Постановлению Совета Труда и Обороны от 11 июля 1934 года № 58сс.

Корпус крейсера был заложен на Ленинградском заводе имени С. Орджоникидзе (с опозданием на 4 месяца). Присутствовали - Калинин и наморси В. М. Орлов. Главный строитель - военинженер 2 ранга Н. В. Григорьев. При строительстве обозначение крейсера - «заказ № 269».

7 августа 1937 года под заводским флагом совершил первый выход в море (из Кронштадта по «Маркизовой луже»).

В ходе испытаний произошли множественные аварии, и были выявлены недоделки. Григорьева арестовали и вскоре расстреляли. Главным строителем назначили В. Л. Бродского (в этом же году был арестован). В 1938 году, во время торпедных стрельб, одна из учебных торпед, сделав циркуляцию, ударила крейсер в борт, в результате чего был отстранен, а затем арестован председатель комиссии по приемке корабля А. К. Векман.

25 сентября 1938 года комиссией под председательством капитана 2 ранга Д. Д. Долина, был подписан акт о приемке.

Корпус был изготовлен клепаным методом из стали двух марок - марганцовистой (наружная обшивка, второе дно, главные переборки, верхняя палуба и её набор и другие несущие конструкции), и обыкновенной углеро­дистой (сталь 3) - для оконечностей и второсте­пенных конструкций. Сис­тема набора - смешанная: в средней части (61 - 219 шп.) преимущественно продольная, с длиной шпации 750 мм; в оконечностях - поперечная, со шпацией 500 мм. Корпус разделен на 19 главных водонепроницаемых отсеков с таким расчетом, чтобы корабль остался на плаву при затоплении любых трех.

 

 

Боевое использование

15 октября 1939 г. прибыл в Таллин. 22 октября прибыл в Лиепаю, которая стала для него базой до конца советско-финской войны. В этой войне крейсер провел одну боевую операцию - 1 декабря 1939 года вышел в море для обстрела финской береговой батареи на острове Руссарэ, не имея кораблей прикрытия и сведений о расположении минных полей. Чудом корабль избежал попадания на минное поле. При обстреле батареи было выпущено 35 снарядов (повреждены пристань, казарма, маяк, сама батарея не пострадала).В ответ финны выпустили 15 снарядов и по их данным добились попаданий в крейсер (советскими историками попадания в корабль не подтверждаются).

 

Крейсер «Киров» на Неве в день ВМФ. Фото 1965 года

 

Осенью 1940 года ушел в Кронштадт на ремонт и замену лейнеров.

В мае 1941 года перешел в Таллин. 14 июня перебазировался в Усть-Двинск.

22 июня 1941 года находился на рейде Риги. Участвовал в обороне Таллина: с 22 по 27 августа произвел 36 стрельб по войскам противника, в ответ по кораблю выпущено до 500 снарядов и сброшено 326 бомб немецкой авиацией. На рейде Таллина крейсер получил одно попадание немецкого крупного снаряда в корму, погибло 9 членов экипажа, 30 получили ранения. В обороне Таллина участие крейсера Киров с его 180-мм орудиями позволило, наконец, закрепиться на линии обороны отступавшим из Прибалтики войсками и на значительное время задержать немецкое наступление на Ленинград.

 

Башни главного калибра «Кирова», установленные в Санкт-Петербурге (ул. Кораблестроителей)

 

В таллинском переходе шёл как флагман отряда главных сил (командуюший - вице-адмирал В. Ф. Трибуц). Силами прикрытия командовал контр-адмирал Ю. А. Пантелеев, арьергардом - контр-адмирал Ю. Ф. Ралль. Их задачей было прикрывать крейсер. На крейсере эвакуировались Военный совет КБФ, члены правительства Эстонии, ценности эстонского государственного банка и Краснознаменное знамя Балтийского флота. Все транспорты, вспомогательные суда и другие боевые корабли были сведены в 4 конвоя. Опасаясь обвинений в паникёрстве, командование флота не провело предварительного протраления маршрута перехода и не определило границы минного поля. Во время перехода не делалось попыток обвеховать протраленный фарватер.

В начале перехода транспорты шли 7-ми узловым ходом, а боевые корабли −12 узловым, но и на этой скорости параваны не действовали. Наутро крейсер оторвался от конвоя и пошёл 27-узловым ходом, благополучно прибыв в Кронштадт 29 августа. При переходе корабль подвергся атакам 32-х самолётов, на него сброшено 80 бомб, попаданий не было. Зенитчики корабля сбили и повредили несколько самолётов врага.

30 августа 1941 года, приказом Наркома ВМФ крейсер передан как флагман в состав эскадры под командованием вице-адмирала В. П. Дрозда. Затем крейсер вёл артиллерийской огонь из Кронштадта по наступавшему противнику, выпущено свыше 500 снарядов. Почти ежедневно корабль подвергался атакам авиации врага, получил несколько попаданий авиабомб (небольшого калибра), на корабле погибло 3 и ранено 12 моряков. Зенитчики сбили 3 самолёта врага. Затем, с 4 сентября находился в Ленинграде, откуда с позиции на Неве продолжал вести огонь по врагу.

В результате проводимых немцами операций «Айсштосс» и «Гёц фон Берлихинген» в апреле - мае 1942 года крейсер получил 4 прямых бомбовых и одно артиллерийское попадание (не считая близких разрывов). Возник сильный пожар, в том числе в артиллерийских погребах, часть из которых пришлось затопить во избежание взрыва. Были повреждены многие надстройки, запасной командный пункт корабля, часть помещений и трубопроводов. На крейсере погибло 86 человек, 46 было ранено.

27 февраля 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых задач командования в борьбе против немецко-фашистских захватчиков и проявленное мужесто и отвагу личным составом, крейсер «Киров» награжден орденом Красного Знамени.

Артиллерия крейсера участвовала в Ленинградско-Новгородской операции в январе 1944 года. В июне 1944 года с позиции в Ленинградском торговом порту крейсер произвел свои последние залпы в войне по «линии Маннергейма» в ходе Выборгско-Петрозаводской операции.

 

 

Послевоенная служба

17 октября 1945 года, недалеко от Кронштадта, подорвался на оставшейся с войны донной магнитной мине, получил значительные повреждения, имелись жертвы в составе экипажа.

С ноября 1949 года по апрель 1953 года ремонт и модернизация на заводе № 194.

100-мм универсальные установки Б-34 заменили на Б-34УСМ, имевшие дистанционное наведение,. Вместо малокалиберной зенитной артиллерии были установлены 9 спаренных 37-мм установок В-11.Заменено радиооборудование. Была переделана носовая надстройка и фок-мачта. Грот мачту перенесли и установили перед второй дымовой трубой. Стоимость выполненных работ - около 200 млн руб (в ценах того времени). С 1949 по 1958 годы порт приписки - Лиепая.

29 апреля 1958 года выведен из боевого состава и поставлен на отстой в Кронштадте.

6 сентября 1960 года расконсервирован и передан в состав ЛенВМБ, 3 августа 1961 года переквалифицирован в учебный корабль.

 

Артиллерийский крейсер «Киров» на почтовой марке

 

До 1974 года крейсер-ветеран регулярно совершал походы с курсантами по Балтийскому морю, неоднократно посещал порты Польши и ГДР. После исключения корабля из списков флота две его носовые артиллерийские башни были установлены в Ленинграде в качестве памятника кораблю-защитнику города. Одно из универсальных орудий установлено как памятник в Парке имени 28 гвардейцев-панфиловцев в Алма-Ате.

 

1937 - капитан 1-го ранга Н. Э. Фельдман.

1941 - декабрь 1942 - капитан 1-го ранга М. Г. Сухоруков.

Декабрь 1942 - январь 1945 - капитан 1-го ранга С. Д. Солоухин.

14.02.1945 - капитан 2-го ранга М. Д. Осадчий.

С сентября 1945 - 1947 М. Г. Иванов.

1956 - капитан 1-го ранга П. И. Сидоренко.

1971 - капитан 1-го ранга В. П. Макаров.

1974 - капитан 2-го ранга К. И. Гильманов.

sea-transport.ru

Киров (лёгкий крейсер проекта 26) Википедия

Крейсера проекта 26 «Киров»Головной корабль серии — крейсер «Киров»ПроектСтранаИзготовителиПоследующий типОсновные характеристикиВодоизмещениеДлинаШиринаВысотаОсадкаБронированиеДвигателиМощностьДвижительСкорость ходаДальность плаванияАвтономность плаванияЭкипажВооружениеАртиллерияЗенитная артиллерияПротиволодочное вооружениеМинно-торпедное вооружениеАвиационная группа Изображения на Викискладе
Крейсера проекта 26-бис
7700 т (стандартное)
191,1 м
17,7 м
10,1
5,27 м
Борт, нижняя палуба и траверсы (50 мм), боевая рубка (100—150 мм), башни (50-70 мм)
Два турбозубчатых агрегата, шесть водотрубных котлов
126 500 л. с. (93 МВт)
2 винта
37 узлов (68,5 км/ч)
3000 морских миль
20 суток
671 человек
3 × 3 - 180/57-мм орудий в башнях М-3-180;6 × 1 × 100/56-мм универсальных орудий в башенных щитах
6 × 45-мм зенитных полуавтоматов; 4 × 12,7-мм пулемёта ДШК
20 больших (ББ-1) и 30 малых (БМ-1) глубинных бомб
2 × 3-трубных 533-мм торпедных аппарата; 164 мины
2 КОР-1, 1 катапульта
У этого термина существуют и другие значения, см. Киров.

Крейсера проекта 26 — тип советских лёгких крейсеров[1] времён Второй мировой войны.

История создания

В конце 1930 года специальная комиссия под руководством начальника Технического управления УВМС РККА А. К. Сивкова в Италии вела переговоры о приобретении для СССР ряда военных кораблей разных типов, в том числе и лёгких крейсеров. Начальник Морских сил РККА В. М. Орлов проявлял наибольший интерес к лёгким скоростным крейсерам типа «Кондотьери» (итал. Condottieri).

Поскольку итальянцы отказывались продать готовый крейсер, в январе 1932 года В. М. Орлов обратился к наркомвоенмору К. Е. Ворошилову с предложением либо заказать крейсер на итальянском заводе для последующего копирования, либо строить крейсера на советских заводах с помощью итальянских специалистов. В феврале 1932 года В. М. Орлов выразил уверенность, что вместо модернизации и перевооружения крейсеров дореволюционных проектов следует строить новые корабли, соответствующие современным техническим и военным требованиям.

15 апреля 1932 года В. М. Орлов утвердил подписанное начальником Учебно-строевого управления ВМС Э. С. Панцержанским оперативно-тактическое задание на разработку проекта легкого крейсера, предназначенного для обеспечения боевых действий подводных лодок у своих баз и в море, разведки и поддержки разведки и атак эсминцев, атаки (отражения) десанта противника и обеспечения своих тактических десантов, участия в комбинированном ударе сил флота по противнику в море, боя с крейсерами противника. Согласно ОТЗ, крейсер должен был иметь четыре 180-мм орудия (в двух двухорудийных башнях на носу и корме), четыре 100-мм универсальных и четыре 45-мм зенитных орудия, четыре 12,7-мм пулемета, два трёхтрубных торпедных аппарата, четыре двухместных истребителя ДИ-6 на двух катапультах; максимальную скорость хода 37—38 узлов, дальность плавания экономическим ходом 3000 — 3600 миль и стандартное водоизмещение не более 6000 т. Был предусмотрен и вариант с тремя двухорудийными башнями — две на носу и одна на корме.

Предэскизное проектирование было поручено кораблестроительной секции Научно-технического комитета (НТК) под руководством Ю. А. Шиманского.

Летом 1932 года комиссия ВМС и «Союзверфи» при участии главного инженера ЦКБС-1 В. А. Никитина подписала с фирмой «Ансальдо» договор о предоставлении советской стороне одного комплекта энергетической установки и вспомогательных механизмов крейсера типа «Раймондо Монтекукколи» (увеличенный тип «Кондотьери») с теоретическим чертежом. Согласно договору итальянская сторона также брала на себя консультации по проектированию и техническую помощь в организации стапельных работ и производстве котлов, турбин и вспомогательных механизмов.

Предварительные расчеты, выполненные в 1932—1933 годах НИВК ВМС, подтвердили возможность установки шести 180-мм орудий в трёх башнях при увеличении стандартного водоизмещении до 6500 тонн и сокращении количества носимых самолётов до двух КР-2. Бронирование корпуса рассчитывалось, исходя из требования обеспечить защиту от попадания 152-мм снаряда на дистанции 85—115 кабельтовых и курсовых углах 0 — 50° и 130—180°.

19 марта 1933 года В. М. Орлов утвердил «Тактическое задание на лёгкий крейсер с механизмами (турбинами) итальянского крейсера „Монтекукколи“ мощностью 106—120 тыс. л. с». 20 апреля 1933 года Орлов утвердил эскизный проект крейсера. 8 мая Управление ВМС заключило с ЦКБС-1 (ЦКБ-17) договор на разработку технического проекта. Руководителем проекта был назначен начальник корпусного отдела бюро А. И. Маслов. Главным наблюдающим от ВМС был назначен В. П. Благовещенский. Проекту был присвоен номер 26.

За основу проекта был принят теоретический чертеж лёгкого крейсера «Эудженио ди Савойя» типа «Дюка д’Аоста», ещё более крупного, чем «Монтекукколи», для которого изначально и предназначалась закупленная в Италии ГЭУ.

5 октября 1934 года на совещании в АНИМИ инженер Ленинградского металлического завода А. А. Флоренский, руководивший разработкой башен главного калибра, предложил установить в каждой башне ГК по три орудия в одной качающейся части, что должно было увеличить массу каждой башни на 30 тонн. 5 ноября предложение было утверждено, и проект был соответствующим образом скорректирован. Помимо изменения вооружения, расположения артпогребов и бронирования были изменены кормовые обводы корпуса и конструкция форштевня (с учётом установки противоминных параванов), а кормовая оконечность вместо крейсерской получила транцевую форму. В отличие от поперечной системы набора, применявшейся в первоначальном итальянском проекте, корпус советского крейсера решили строить по смешанной системе: в средней части использовалась продольная система со шпацией рамных шпангоутов 750 мм, а в оконечностях — поперечная, со шпацией 500 мм. Непотопляемость обеспечивалась при затоплении трёх любых смежных отсеков. Палубная и бортовая броня учитывались в составе основных связей, обеспечивающих общую продольную прочность. Вследствие изменения системы набора и значительного увеличения толщины палубной брони, корпуса крейсеров проекта 26 были значительно прочнее корпусов итальянских кораблей[2].

Главные турбозубчатые агрегаты (ГТЗА) были модифицированы с целью увеличения мощности. По предварительным расчетам ожидалось, что при водоизмещении около 7700 тонн крейсер разовьет на испытаниях не менее 37 узлов при форсировке турбин до 126 500 л. с.

29 октября 1934 года проект был утвержден СТО.

Конструкция

Стандартное водоизмещение 7170 т, нормальное — 7700 т и полное — 8800 т (фактическое полное водоизмещение «Кирова» 9436, «Ворошилова» — 9550 тонн), наибольшая длина — 191 м, ширина без брони — 17,56, высота борта на миделе — 10,1, осадка при нормальном водоизмещении — 5,27 м. Корпус имел полубачную архитектуру и разделялся на 19 водонепроницаемых отсеков. С 61 по 224 шпангоуты дно было двойным. Конструктивная противоминная защита проектом не предусматривалась.

Вооружение

Вооружение крейсера составляли девять 180-мм орудий Б-1-П в трёх башнях МК-3-180, расположенных в диаметральной плоскости (носовые одна над другой), шесть 100-мм универсальных орудий Б-34БМ в палубных установках, шесть 45-мм зенитных полуавтоматов, четыре 12,7-мм пулемета ДШК, два трёхтрубных торпедных аппарата 39-Ю калибра 533 мм, два гидросамолёта-разведчика КОР-1 с катапультой типа «Хенкель», 164 якорных мины образца 1912 года или 100 якорных мин КБ-1, 2 бомбомёта БМБ-1 с боезапасом в 20 больших и 30 малых глубинных бомб.

Крейсер «Ворошилов»

Во время Великой Отечественной войны было решено усилить зенитное вооружение. 45-мм полуавтоматы были заменены 10-15 37-мм автоматами 70К, число пулемётов ДШК было доведено до 12.

Управление огнём артиллерии ГК осуществлялось системой ПУС «Молния», которая включала центральный автомат стрельбы, визиры центральной наводки, три 6-метровых стереодальномера ДМ-6 (в КДП на фок-мачте) и по одному такому же дальномеру в каждой башне главного калибра.

Управление стрельбой 100-мм орудий осуществлялось системой МПУАЗО «Горизонт», состоявшей из стабилизированных по углу крена постов наводки с 3-метровыми дальномерами типа ДМ-3.

Зенитная артиллерия ближнего боя специальной системы управления огнём не имела. Целеуказание осуществлялось командирами батарей.

Средства обнаружения подводных лодок состояли из шумопеленгаторной станции «Арктур». Радиовооружение системы «Блокада-2» включало 5 передатчиков, 17 приёмников и 2 радиостанции. Маскировку обеспечивали паронефтяная дымоаппаратура ДА-1, химическая — ДА-2 и запас дымовых шашек.

Бронирование

Бортовой броневой пояс шириной 3,4 метра, длиной 121 метр и толщиной 50 мм. Бронирование траверсов, барбетов и палубы — 50 мм; крыша и лоб башен ГК — 70 мм, боковые и задние стенки башен ГК — 50 мм; стенки боевой рубки — 150 мм, крыша боевой рубки — 50 мм; рулевое и румпельное отделения — 30 мм; посты наводки торпедных аппаратов — 14 мм; КДП главного калибра — 8 мм; стабилизированные посты наводки и щиты 100-мм орудий — 7 мм. Броня гомогенная.

Силовая установка

Главная энергетическая установка состояла из двух ГТЗА по 55 000 л. с. (при частоте вращения гребного винта 290 об/мин) с тремя турбинами переднего и двумя турбинами заднего хода каждый и шести водотрубных котлов типа Ярроу-Норман с параметрами пара 325 °C, 23 атм, КПД котлов — 72 %. Электрооборудование корабля работало на постоянном токе напряжением 230 В и снабжалось электроэнергией от четырёх турбогенераторов и двух дизель-генераторов мощностью по 165 кВт каждый. На стоянке турбогенераторы питались паром от двух вспомогательных котлов, помещённых в кормовой надстройке.

Нормальный запас топлива составлял 640 тонн, полный — 1280 тонн мазута. Скорость хода при водоизмещении 7700 т — 37 узлов, дальность плавания экономическим ходом (18 уз.) — 3000 миль.

Экипаж

Штат экипажа мирного времени составлял 54 офицера, 148 старшин и 532 краснофлотца. Офицеры и старшины команд помещались в каютах, а краснофлотцы в одиннадцати кубриках с трёхъярусными койками. На крейсерах был оборудован клуб с киноустановкой, бани, душевые, механическая прачечная, парикмахерская, лазарет и амбулатория.

Для того, чтобы уложиться в требования технического задания по водоизмещению пришлось отказаться от кормовой группы артиллерийских постов орудий главного калибра и запасных торпед, уменьшить боезапас 100-мм пушек, облегчить конструкцию фок-мачты. В виде эксперимента кормовую ходовую рубку, ряд второстепенных переборок и выгородок, сходных и вентиляционных шахт выполнили из дюралюминия. Тем не менее, испытания головного корабля выявили 890-тонную перегрузку.

Испытания

На официальных ходовых испытаниях, при водоизмещении около 8900 т (что выше полного проектного), «Киров» при максимальной мощности турбин на валах 113 500 л. с. не развил заданной в проекте скорости, показав 35,94 узла. Испытания крейсера «Ворошилов» были более удачными. Он развил 36,72 узла при 122 500 л. с. По фактическому расходу топлива показатели для экономической скорости оказались лучше расчётных и дальность на экономическом ходу составила 3750 миль вместо 2680[3].

Проект 26-бис

Начиная с третьего корабля серии, «Максим Горький», крейсера строились по изменённому проекту 26бис. Основные изменения коснулись архитектуры носовой надстройки — четырёхногая фок-мачта была заменена башнеобразной, чтобы обеспечить круговой обзор из боевой рубки, снизить вибрацию расположенного на мачте КДП, уменьшить силуэт крейсера и увеличить зону обстрела 100-мм орудий в носовых углах. Кроме того, были установлены более совершенные системы приборов управления стрельбой главного калибра «Молния-АЦ» и морских приборов управления артиллерийским зенитным огнём «Горизонт-2». В систему МПУАЗО входило два расположенных побортно стабилизированных визирных поста (СВП). Стабилизация осуществлялась по углу крена, что повышало результативность стрельбы по воздушным целям.

Броневая защита борта была увеличена до 70 мм. Для увеличения дальности плавания полный запас топлива довели до 1310 тонн при некотором уменьшении запаса бензина для самолётов. Были установлены катапульты типа ЗК-1Б.

Построенные крейсера проекта 26

Оценка проекта

Прототипом для проекта послужили итальянские лёгкие крейсера и по водоизмещению проект 26 соответствовал лёгким крейсерам других стран, однако в силу увеличенного до 180-мм главного калибра по нормативам международных морских договоров 1930-х годов корабли могли быть отнесены к подтипу тяжёлых крейсеров[4][5][6][7], хотя ведущие кораблестроительные державы ввели для себя мораторий на строительство тяжёлых крейсеров, строительство подобных крейсеров было разрешено Советскому Союзу по условиям Англо-советского морского соглашения.

К достоинствам проекта относились сильное артиллерийское вооружение, развитые средства автоматизации управления огнём, мощная энергетическая установка, высокая скорость, эффективные средства борьбы за живучесть. Дальность стрельбы орудий главного калибра проектов 26/26-бис (211 кбт, 38,6 км) на 20-30 % превосходила показатели 203-мм орудий любых «вашингтонских» тяжёлых крейсеров, что оплачивалось гораздо более быстрым износом орудийных стволов. При этом, на дистанциях 80-120 кбт многие лёгкие крейсера имели превосходство в огневой мощи над проектом 26 за счёт высокой скорострельности орудий калибра 152 мм[8].

Изменения, внесённые в систему набора корпуса и в конструкцию энергетической установки позволили крейсерам проекта 26 стать прочнее и мощнее своих итальянских прототипов[9]. Крейсера проекта 26 стали первой советской серией крупных боевых кораблей и начали историю целого поколения советских артиллерийских крейсеров[10]. Не забывая о всех их «болезнях», можно сказать, что советские «лёгко-тяжёлые» крейсера оказались достойными кораблями[11].

Примечания

  1. ↑ Чернышев А. А. Вооружение // Крейсера типа «Киров». — 2003. — С. 4. — 32 с. — (Морская коллекция). — 4500 экз.
  2. ↑ Чернышев А., Кулагин К. Советские крейсера Великой Отечественной. От «Кирова» до «Кагановича». — С. 10.
  3. ↑ Чернышев А., Кулагин К. Советские крейсера Великой Отечественной. От «Кирова» до «Кагановича». — С. 42.
  4. ↑ Лондонский морской договор. Статья 15
  5. ↑ Маршалль, Грефрат. Вторая мировая война на море и в воздухе = Der seekrieg Der luftkrieg. — М: Центрполиграф, 2011. — С. 62. — 384 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-227-02808-2.
  6. ↑ С. В. Патянин. Крейсера // Морская кампания : журнал. — Москва, 2009. — Вып. 3. — С. 8.
  7. ↑ Коллектив авторов. Крейсера второй мировой. Охотники и защитники. — Москва: Колеция, Яуза, ЭКСМО, 2007. — С. 193. — 352 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-699-19130-7.
  8. ↑ Чернышев А., Кулагин К. Советские крейсера Великой Отечественной. От «Кирова» до «Кагановича». — М.: Коллекция, Яуза, Эксмо, 2007. — С. 121. — 128 с. — (Арсенал Коллекция). — 3000 экз. — ISBN 978-5-699-19623-4.
  9. ↑ Чернышев А., Кулагин К. Советские крейсера Великой Отечественной. От «Кирова» до «Кагановича». — М.: Коллекция, Яуза, Эксмо, 2007. — С. 10-11. — 128 с. — (Арсенал Коллекция). — 3000 экз. — ISBN 978-5-699-19623-4.
  10. ↑ Чернышев А., Кулагин К. Советские крейсера Великой Отечественной. От «Кирова» до «Кагановича». — М.: Коллекция, Яуза, Эксмо, 2007. — С. 5. — 128 с. — (Арсенал Коллекция). — 3000 экз. — ISBN 978-5-699-19623-4.
  11. ↑ Кофман В. Л. СОВЕТСКИЕ «ПОЛУТЯЖЕЛОВЕСЫ» // Моделист-Конструктор : журнал. — 2011. — № 1. — С. 32.

Литература

  • Чернышев А., Кулагин К. Советские крейсера Великой Отечественной. От «Кирова» до «Кагановича». — М.: Коллекция, Яуза, Эксмо, 2007. — 128 с. — (Арсенал Коллекция). — 3000 экз. — ISBN 978-5-699-19623-4.

Ссылки

wikiredia.ru

Киров (легкий крейсер проекта 26/26бис)

Крейсера проекта 26, 26-бис «Киров» Основная информация Параметры Технические данные Вооружение
Модель крейсера из Морского музея Санкт-Петербурга
Тип лёгкий артиллерийский крейсер
Государство флага  СССР
Введён в эксплуатацию 26 сентября 1938
Выведен из состава флота 1974
Тоннаж 7700 т.
Длина 191,1 м
Ширина 17,7 м
Высота 10,1
Осадка 5,27 м
Бронирование Борт, нижняя палуба и траверсы (50 мм), боевая рубка (100-150 мм), башни (50-70 мм)
Силовая установка Два турбозубчатых агрегата, шесть водотрубных котлов
Мощность 126 500 л. с.
Скорость 37 узлов
Автономность плавания 3000 миль
Экипаж 671 человек
Артиллерия 3 × 3 × 180/57-мм орудий в башнях М-3-180;8 ×1 × 100/56-мм универсальных орудий в башенных щитах
Торпедно-минное вооружение 2 × 3-трубных 533-мм торпедных аппарата; 164 мины
Зенитное вооружение 4 × 12,7-мм зенитных пулемёта; 6 × 45-мм зенитных автомата
Авиация 2 КОР-2, 1 катапульта

Крейсера проекта 26(бис) «Киров» — серия советских лёгких артиллерийских крейсеров времён Второй мировой войны.

История создания

В конце 1930 года специальная комиссия под руководством начальника Технического управления УВМС РККА А. К. Сивкова в Италии вела переговоры о приобретении для СССР ряда военных кораблей разных типов, в том числе и легких крейсеров. Начальник Морских сил РККА В. М. Орлов проявлял наибольший интерес к легким скоростным крейсерам типа «Кондотьери» (итал. Condottieri).

Поскольку итальянцы отказывались продать готовый крейсер, в январе 1932 года В. М. Орлов обратился к наркомвоенмору К. Е. Ворошилову с предложением либо заказать крейсер на итальянском заводе для последующего копирования, либо строить крейсера на советских заводах с помощью итальянских специалистов. В феврале 1932 года В. М. Орлов выразил уверенность, что вместо модернизации и перевооружения крейсеров дореволюционных проектов следует строить новые корабли, соответствующие современным техническим и военным требованиям.

15 апреля 1932 года В. М. Орлов утвер­дил подписанное начальником Учебно-строевого управления ВМС Э. С. Панцержанским оператив­но-тактическое задание на разработку про­екта легкого крейсера, предназначенного для обес­печения боевых действий подводных лодок у своих баз и в море, разведки и поддерж­ки разведки и атак эсминцев, атаки (отра­жения) десанта противника и обеспечения своих тактических десантов, участия в ком­бинированном ударе сил флота по против­нику в море, боя с крейсерами противни­ка. Согласно ОТЗ, крейсер должен был иметь четыре 180-мм орудия (в двух двухорудийных башнях на носу и корме), четыре 100-мм универсальных и четыре 45-мм зенитных орудия, четыре 12,7-мм пулемета, два трехтрубных торпедных аппа­рата, четыре двухместных истребителя ДИ-6 на двух катапультах; максимальную скорость хода 37—38 узлов, дальность плавания эконо­мическим ходом 3000-3600 миль и стандартное водоизмеще­ние не более 6000 т. Был предусмотрен и вариант с тремя двухорудийными башнями — две на носу и одна на корме.

Предэскизное проектирование было поручено кораблестроительной секции Научно-технического комитета (НТК) под руководством Ю. А. Шиманского.

Летом 1932 года комиссия ВМС и «Союзверфи» при участии главного инжене­ра ЦКБС-1 В. А. Никитина подписала с фирмой «Ансальдо» договор о предостав­лении советской стороне одного комплекта энергетической установки и вспомогательных механизмов крейсера типа «Раймондо Монтекукколи» (увеличенный тип "Кондотьери") с теоретическим чертежом. Согласно договору итальянская сторона также брала на себя консультации по проектированию и техническую помощь в организации ста­пельных работ и производстве котлов, турбин и вспомогательных механизмов.

Предварительные расчеты, выполненные в 1932—1933 годах НИВК ВМС, подтвердили возможность установки шести 180-мм орудий в трех башнях при увеличении стан­дартного водоизмещении до 6500 тонн и сокращении количества носимых самолетов до двух КР-2. Бро­нирование корпуса рассчитывалось, исходя из требования обеспечить защиту от попадания 152-мм снаряда на дистанции 85—115 кабельтовых и курсовых углах 0 — 50° и 130—180°.

19 марта 1933 года В. М. Орлов утвердил «Тактическое задание на легкий крейсер с механизмами (турбинами) итальян­ского крейсера «Монтекукколи» мощностью 106—120 тыс. л. с". 20 апреля 1933 года Орлов утвердил эскизный проект крейсера. 8 мая Управление ВМС заключило с ЦКБС-1 (ЦКБ-17) договор на разработ­ку технического проекта. Руководителем проекта был назначен начальник корпусного отде­ла бюро А.И.Маслов. Главным наблюдающим от ВМС был назначен В. П. Благовещенский. Проекту был присвоен номер 26.

За основу проекта был принят теоретический чертеж крейсера «Эудженио ди Савойя», еще более крупного, чем «Монтекукколи», для которого изначально и пред­назначалась закупленная в Италии ГЭУ.

5 октября 1934 года на совещании в АНИМИ инженер Ленинградского металли­ческого завода А. А. Флоренский, руководивший разработкой башен главного калибра, предложил установить в каждой башне ГК по три орудия в одной качающейся части, что должно было увеличить массу каждой башни на 30 тонн. 5 ноября предложение было утверждено, и проект был соответствующим образом скорректирован. Помимо изменения вооружения, расположения артпогребов и бронирования были изменены кормовые обводы корпуса и конструкция форштевня (с учетом установки противоминных параванов), а кормовая оконечность вместо крейсерской получи­ла транцевую форму. В отличие поперечной системы набора, применявшейся в первоначальном итальянском проекте, корпус советского крейсера решили строить по смешанной системе: в средней части использовалась продольная система со шпацией рамных шпангоутов 750 мм, а в оконечностях — поперечная, со шпацией 500 мм. Непо­топляемость обеспечивалась при затоплении трех любых смежных отсеков.

Главные турбозубчатые аг­регаты (ГТЗА) были модифицированы с целью увеличеня мощности. По предварительным рас­четам ожидалось, что при водоизме­щении около 7700 тонн крейсер разовьет на испытаниях не менее 37 узлов при форсировке турбин до 126 500 л. с.

29 октября 1934 года проект был утвержден СТО.

Конструкция

Вооружение крейсера составляли девять 180-мм орудий Б-1-П в трех башнях МК-3-180, расположенных в диаметральной плоскости (носовые одна над дру­гой), шесть 100-мм универсальных орудий Б-34БМ в палуб­ных установках, шесть 45-мм зенитных полуавтоматов, четыре 12,7-мм пулемета ДШК, два трехтрубных торпедных аппарата 39-Ю калибра 533 мм, два гидросамолета-разведчика КОР-1 с ката­пультой типа «Хенкель», 164 якорных мины образца 1912 года или 100 якорных мин КБ-1, 2 бомбомёта БМБ-1 с боезапасом в 20 больших и 30 малых глубинных бомб.

Крейсер "Киров"

Во время Великой Отечественной войны было решено усилить зенитное вооружение. 45-мм полуавтоматы были заменены 10-15 37-мм автоматами 70К, число пулемётов ДШК было доведено до 12.

Управление огнём артиллерии ГК осуществлялось системой ПУС «Молния», которая включала центральный автомат стрельбы, визиры центральной наводки, три 6-метровых стереодальномера ДМ-6 (в КДП на фок-мачте) и по одному такому же дальномеру в каждой башне главного калибра.

Управление стрельбой 100-мм орудий осуществлялось системой МПУАЗО «Горизонт», состоявшей из стабилизированных по углу крена постов наводки с 3-метровыми дальномерами типа ДМ-3.

Зенитная артиллерия ближнего боя специальной системы управления огнём не имела. Целеуказание осуществлялось командирами батарей.

Средства обнаружения подводных лодок состояли из шумопеленгаторной станции «Арктур». Радиовооружение системы «Блокада-2» включало 5 передатчиков, 17 приёмников и 2 радиостанции. Маскировку обеспечивали паронефтяная дымоаппаратура ДА-1, химическая — ДА-2 и запас дымовых шашек.

Бортовой броневой пояс шириной 3,4 метра, длиной 121 метр и толщиной 50 мм. Бронирование, траверзов, барбетов и палубы — 50 мм; крыша и лоб башни ГК — 70 мм, боковые и задние стенки башни ГК — 50 мм; стенки боевой рубки — 150 мм, крыша боевой рубки — 50 мм; рулевое и румпельное отделения — 30 мм; посты наводки торпедных аппаратов — 14 мм; КДП главного калибра — 8 мм; стабилизированные посты наводки и щиты 100-мм орудий — 7 мм. Броня гомогенная.

Скорость хода при водоизмещении 7700 т — 37 узлов, дальность плавания экономическим ходом (18 уз.) — 3000 миль.

Стандартное водоизмещение 7170 т, нормаль­ное — 7700 т и полное — 8800 т, наибольшая длина — 191 м, ширина без брони — 17,56, высота борта на миделе —10,1, осадка при нормальном водоизмещении — 5,27 м. Корпус имел полубачную архитектуру и разделялся на 19 водонепроницаемых отсеков. С 61 по 224 шпангоуты дно было двойным.

Главная энергетическая установ­ка состояла из двух ГТЗА по 55 000 л.с. (при частоте вращения гребного винта 290 об/мин) с тремя турбинами переднего и двумя турбинами заднего хода каждый и шести водотрубных котлов типа Ярроу-Норман с параметрами пара 325 °C, 23 атм. Электрооборудование корабля работало на постоянном токе напряжением 230 В и снабжалось электроэнергией от четырёх турбогенераторов и двух дизель-генераторов мощностью по 165 кВт каждый. На стоянке турбогенераторы питались паром от двух вспомогательных котлов, помещённых в кормовой надстройке.

Нормальный запас топлива составлял 640 тонн, полный — 1280 тонн мазута.

Штат экипажа мирного времени составлял 54 офицера, 148 старшин и 532 краснофлотца. Офицеры и старшины команд помещались в каютах, а краснофлотцы в одиннадцати кубриках с трехъярусными койками. На крейсерах был оборудован клуб с киноустановкой, бани, душевые, механическая прачечная, парикмахерская, лазарет и амбулатория.

Для того, чтобы уложиться требования технического задания по водоизмеще­нию пришлось отказаться от кормовой группы артилле­рийских постов орудий главного калибра и запасных торпед, уменьшить бое­запас 100-мм пушек, облегчить конструкцию фок-мачты. В виде эксперимента кормо­вую ходовую рубку, ряд второстепенных переборок и выгородок, сходных и вентиляционных шахт выполнили из дюралюминия. Тем не менее, испытания головного корабля вы­явили 890-тонную перегрузку.

Проект 26бис

Начиная с третьего корабля серии, «Максим Горький», крейсера строились по измененному проекту 26бис. Основные изменения коснулись архитектуры носовой надстройки — четырехногая фок-мачта была заменена башнеобразной, чтобы обеспечить круговой обзор из боевой рубки, снизить вибрацию расположенного на мачте КДП, уменьшить силуэт крейсера и увеличить зону обстрела 100-мм орудий в носовых углах. Кроме того, были установлены более совершенные системы приборов управления стрельбой главного калибра «Молния-АЦ» и морских приборов управления артиллерийским зенитным огнём «Горизонт-2». В систему МПУАЗО входило два расположенных побортно стабилизированных визирных поста (СВП). Стабилизация осуществлялась по углу крена, что повышало результативность стрельбы по воздушным целям.

Броневая защита борта была увеличена до 70 мм. Для увеличения дальности плавания полный запас топлива довели до 1310 тонн при некотором уменьшении запаса бензина для самолётов. Были установлены катапульты типа ЗК-1Б.

Построенные крейсера проекта 26(бис)

Ссылки

Примечания

  1. ↑ До 3 августа 1957 года «Молотов»
  2. ↑ Сначала назывался «Каганович», с 1945 года — «Лазарь Каганович». Переименован в «Петропавловск» 3 августа 1957 года

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

В Ленинграде, на площади Балтфлота, выходящей на берег Финского залива, стоит необычный монумент. Две броневые артиллерийские башни, возвышающиеся одна над другой, устремили стволы своих орудий в морскую даль. Этот памятник посвящен Краснознаменному крейсеру — первенцу советского большого флота, флагману Балтики во время Великой Отечественной войны.

Период после окончания первой мировой войны до середины 30-х годов характерен своеобразной паузой в эволюции линкоров и быстрым развитием крейсеров. Все ведущие морские державы закладывали большие серии этих универсальных кораблей. Крейсера делились на подклассы: тяжелые с артиллерией калибром 203 мм (8 дюймов] и легкие с 152-мм (6-дюймовыми) пушками (хотя по водоизмещению легкие крейсера иногда превосходили тяжелые).

В составе же РККФ в начале 30-х годов находились всего 3 легких крейсера, заложенных еще до первой мировой войны и достроенных после гражданской. Поэтому в утвержденной 11 июля 1933 года Советом Труда и Обороны “Программе военно-морского судостроения на 1933—1938 годы” было предусмотрено строительство серии из 6 легких крейсеров: по два для Балтийского, Черноморского и Тихоокеанского флотов.

Практически работы над проектом первого советского легкого крейсера начались еще в 1932 году. Перед коллективом проектного бюро во главе с главным конструктором А. И. Масловым стояла задача создать корабль, не уступающий по своим характеристикам лучшим зарубежным образцам. Однако из-за отсутствия достаточного опыта сделать это было непросто. Поэтому для ускорения проектирования корабля решили обратиться за помощью к иностранным фирмам. В результате переговоров было заключено соглашение с итальянской компанией

“Ансальдо”. Та обязалась поставить чертежи корпуса новейшего, самого быстроходного в мире крейсера “Раймондо Монтекуколи”, документацию по его энергетической установке, а также ряд механизмов.

При создании крейсеров, получивших название “проект 26”, советские конструкторы, взяв за основу итальянскую документацию, не стали слепо ее копировать. Так, корпус корабля был выполнен не по поперечной системе набора, как у итальянцев, а по смешанной — продольной в средней части корпуса и поперечной в оконечностях. Палубная и бортовая броня входили непосредственно в состав связей набора. Вследствие этих изменений корпуса крейсеров проекта 26 были значительно прочнее итальянских. В конструкцию главных турбо-зубчатых агрегатов (ГТЗД) также был внесен ряд усовершенствований. Поэтому мощность энергоустановки головного корабля, поставленная фирмой “Ансальдо”, уступала мощности серийных крейсеров с отечественными

Проектом предусматривалось стандартное водоизмещение корабля около 7000 т, скорость 37 узлов и основное вооружение из шести 180-мм орудий в трех башнях. Но в ноябре 1934 года было принято предложение главного конструктора артиллерийских башен А. А. Флоренского создать для нового крейсера трех. орудийную башню. Из-за жестких ограничений по габаритам и массе башенных

установок конструкторы применили ряд технических новинок: все три орудия имели единую качающуюся часть (люльку), поршневые затворы орудий открывались вверх (а не в сторону, как на всех предыдущих артсистемах), до минимума был сокращен откат орудий при выстреле. Масса башни по сравнению с двухорудийной увеличилась на 30 т. Обладая большой дальностью стрельбы и скорострельностью, высоким уровнем автоматизации подачи боезапаса из погребов к орудиям, современными приборами управления стрельбой, большими скоростями и плавностью наводки, башенные установки Мк-3-180 не имели аналогов в иностранных флотах.

22 октября 1935 года в Ленинграде на Балтийском заводе состоялась закладка головного крейсера проекта 26, на которой присутствовал начальник морских сил СССР В. М. Орлов. Приказом наркома обороны кораблю присвоили имя Сергея Мироновича Кирова.

Корабль был объявлен стахановским объектом. При его строительстве применялось много технологических новинок. Впервые в отечественном кораблестроении все главные и часть вспомогательных механизмов столь крупного корабля были погружены в корпус еще на стапеле (до этого на воду спускался пустой корпус, а установка механизмов производилась на плаву у достроенной набережной, что удлиняло цикл строительства). Применялась, хотя и в ограниченном объеме, электросварка, которая только начала внедряться в судостроении.

Стапельные работы были завершены за один год и 38 дней, что по тем временам явилось рекордным сроком. 30 ноября 1936 года под возгласы “ура!” и гром оркестров состоялся спуск корабля на воду.

В августе 1937 года крейсер под заводским флагом впервые вышел в море. Более года продолжалась отработка новой техники. На полном ходу в 8-балльный шторм проверялась прочность корпуса, работа механизмов. Наконец, все испытания были закончены, и 26 сентября 1938 года на “Кирове” был поднят военно-морской флаг. В состав Советского флота вступил легкий крейсер, один из самых сильнейших в мире.

Начало Великой Отечественной войны “Киров” встретил на Рижском рейде, под флагом командира отряда легких сил вице-адмирала В. П. Дрозда. Днем 22 июня 1941 года корабль вступил в бой, отражая налет фашистской авиации на Ригу.

Экипаж “Кирова”, как и команды других кораблей, готовился к сражениям с флотом противника. Но крупные немецкие корабли в боевых действиях на Балтике участия не принимали. Фашистское командование рассчитывало, что после захвата советских военно-морских баз и Ленинграда с суши Балтфлот будет обречен.

Уже 27 июня части вермахта вышли к Западной Двине, началась эвакуация Риги. Немецкие радиостанции спешат сообщить:

“Большие силы красных закупорены в Рижском заливе, они попали в ловушку и обречены на гибель”. Положение наших кораблей действительно было трудным. Противник минировал Ирбенский пролив и устье Финского залива, для траления фарватеров не хватало тральщиков. Свободным от мин оставался пролив Муху-Вейн, соединяющий Рижский и Финский заливы. Однако глубина его была меньше осадки крейсера, кроме того, еще в 1917 году на фарватере были затоплены старые транспорты, чтобы преградить путь кайзеровскому флоту в Финский залив.

Трое суток непрерывно работали земснаряды, углубляя фарватер. В это же время моряки разгружали корабль, чтобы уменьшить осадку. На баржи выгрузили часть боезапаса, топлива, воду и другие грузы. В ночь на 1 августа “Киров” благополучно прошел пролив Муху-Вейн и днем прибыл в главную базу — Таллинн.

Но недолго столица Эстонии оставалась тылом. 5 августа развернулись бои на дальних подступах к городу, а вскоре противник прорвался к побережью Финского залива восточнее Таллинна, отрезав его с суши. Наступавшие на город 4 немецкие дивизии более чем в два раза превосходили по численности силы, его обороняющие (10-й стрелковый корпус, отряды морской пехоты, рабочие полки). Подавляющим было превосходство противника в

танках и самолетах.

22 августа “Киров” открыл огонь главным калибром по приблизившимся к Таллинну немецко-фашистским войскам. На следующий день в бой вступили другие корабли эскадры и береговые батареи флота. Морская артиллерия помогала сухопутным частям сдерживать натиск фашистских войск, темп их наступления снизился. Но, подтянув к побережью тяжелые орудия, противник начал обстрел акватории базы. За 5 дней по “Кирову” было выпущено более 500 снарядов, самолеты люфтваффе сбросили на него 326 бомб. Благодаря умелому маневрированию и точному огню зенитчиков крейсер не получил тяжелых повреждений. Сам же “Киров” выполнил 36 стрельб, обрушив на врага 346 снарядов.

Несмотря на героизм защитников Таллинна, положение складывалось критическое. “Русский Балтийский флот окружен, ни один корабль из Таллинна не вырвется”,— сообщали немецкие радиостанции.

Наши сухопутные части вечером 27 августа начали посадку на транспорты. Орудия кораблей в это время вели отсечной заградительный огонь — настолько мощный и точный, что неприятель даже не пытался проникнуть в район гаваней вслед за отходящими частями прикрытия.

Утром следующего дня корабли и суда начали сниматься с якорей и выходить с рейда. “Киров” под флагом командующего флотом В. Ф. Трибуца шел во главе отряда главных сил. На корабле находились Военный совет КБФ и Краснознаменное знамя Балтийского флота, а также правительство Эстонии. Немцы перекрыли Финский залив минными полями, корабли подвергались атакам бомбардировщиков и торпедных катеров, с берега стреляли тяжелые батареи. Но главной была минная опасность. Именно “рогатая смерть” явилась причиной гибели 15 боевых кораблей и 30 транспортов. Только за полчаса наблюдатели “Кирова” обнаружили впереди корабля 5 мин. Следуя в кильватер немногочисленным тральщикам, корабли были лишены маневра при отражении вражеских атак. И мощная артиллерия “Кирова” выручала многих: зенитчики стреляли по самолетам, а главный калибр подавлял береговые батареи противника. Ураганным огнем были встречены вышедшие в атаку неприятельские торпедные катера. В 16 часов 30 минут 29 августа “Киров” бросил якорь на Кронштадтском рейде. Закончился героический и трагический для нашего флота Таллиннский переход.

Но положение под Ленинградом обострилось настолько, чтс “Киров” вновь оказался на передовой. В начале сентября немцы начали штурм, стремясь покончить с городом до наступления холодов. Орудия крейсера развернулись в сторону южного берега, и навстречу механизированным колоннам противника полетели тяжелые снаряды... Флот огнем своих кораблей и фортов на многих участках фронта сдерживал наступление врага.

И тогда немцы бросили на корабли и Кронштадт авиацию. Десятки бомбардировщиков волна за волной совершали налеты, а в середине сентября, когда противнику удалось прорваться к берегу залива в районе Урицка, к ним присоединилась и артиллерия. 21 сентября “Киров” получил ряд тяжелых повреждений. В связи с регулярными обстрелами рейдов и гаваней Кронштадта военный совет КБФ принял решение перебазировать крупные корабли в Ленинград. “Киров” занял огневую позицию на Неве и продолжал вести огонь по наступающему противнику.

В сентябрьских боях за Ленинград флот понес ощутимые потери, но свою задачу выполнил. 27 сентября немецкие войска прекратили атаки и начали закрепляться на достигнутых рубежах. Фронт под Ленинградом стабилизировался. Немалая заслуга в этом корабельной артиллерии, которую жители города называли “огневым щитом Ленинграда”.

В суровую блокадную зиму 1941/42 года экипаж крейсера совместно с рабочими Балтийского завода ремонтировал корабль, устраняя повреждения. На корабле размещался штаб эскадры КБФ.

Весной 1942 года немецко-фашистское командование отдало приказ о начале операции “Айсштосс” (“ледовый удар”). Оно рассчитывало уничтожить вмерзшие в лед Невы корабли комбинированным ударом осадной артиллерии и бомбардировочной авиации. 24 апреля, при одновременном отвлекающем артобстреле, авиации противника удалось добиться прямых попаданий в “Киров”. Кораблю был причинен серьезный урон — выведена из строя значительная часть зенитной артиллерии,

разрушены кормовая надстройка и вторая дымовая труба. Загорелись приготовленные к стрельбе 100-мм снаряды. Умело и решительно действовали моряки в экстремальной обстановке: горящий боезапас был выброшен за борт, пожар ликвидирован.

Ночью крейсер отбуксировали к другой набережной и тщательно замаскировали, а на его место поставили старый учебный корабль “Свирь”. На следующее утро “юнкерсы” вновь появились над этой стоянкой и потопили “Свирь”. Геббельсовская пропаганда протрубила на весь мир о том, что “советский крейсер “Киров” уничтожен”. Фашисты уже в который раз выдавали желаемое за действительное.

В тяжелых блокадных условиях рабочие ленинградских заводов совместно с моряками в рекордно короткий срок выполнили ремонт корабля, значительно усилив при этом зенитное вооружение: дополнительно установили две “сотки”, 45-мм пушки заменили на 37-мм автоматы, число которых было доведено до 12. Катапульту сняли, освободив место под зенитки.

В январе началась операция по разгрому немецких войск под Ленинградом — событие, которого так ждали жители блокадного города, моряки Балтфлота и воины, защищавшие Ленинград. “Киров” совместно с другими кораблями эскадры с огневой позиции на Неве поддерживал наступление 42-й армии, подавляя и разрушая узлы сопротивления противника. Вечером 27 января загремели зенитки крейсера. Впервые за годы войны они стреляли холостыми, салютуя в честь великой победы под Ленинградом. А ровно через месяц крейсер “Киров” первым из надводных кораблей КБФ был награжден орденом Красного Знамени.

В июне 1944 года “Киров” огнем главного калибра разрушал доты и дзоты “линии Маннергейма”, обеспечивая наступление войск Ленинградского фронта на выборгском направлении. Это были последние боевые залпы крейсера.

Бои Великой Отечественной войны подтвердили отличные качества 180-мм орудий крейсеров проекта 26, а также высокую живучесть этих кораблей. Несмотря на повреждения, “Киров” не был выведен из строя. Разрушения корабля, хотя и были значительны по объему, но ограничивались только небронированными частями. Жизненно важные отсеки, защищенные броней, страдали только от сотрясений, случаев проникновения снарядов или бомб под броню не было. В то же время вскрылся и ряд недостатков. Слабой оказалась зенитная артиллерия: 45-мм пушки не могли бороться с пикирующими бомбардировщиками, да и число их было явно недостаточным. Неудачным признали и размещение установок Б-34: в результате попадания всего двух бомб в апреле 1942 года вышли из строя все шесть “соток”. Вызвало нарекания и наличие на таком крупном корабле всего одного КПД. В итоге боевой опыт крейсеров Проекта 26 был учтен при создании новых типов кораблей этого класса, вступивших в строй в послевоенный период.

В 50-е годы “Киров” прошел модернизацию. На Нем установили современное (для того времени) радиоэлектронное вооружение, автоматы 70-К заменили на спаренные установки В-11. Долгие годы корабль находился в составе Советского Военно-морского Флота; в 1965 году он был выведен из боевого ядра и переформирован в учебный. В 60-х и 70-х годах крейсер неоднократно ходил с визитами в порты Швеции, ПНР, ГДР. Корабль посетили многие Государственные и военные деятели, гостями экипажа не раз были советские космонавты. В качестве флагманского корабля “Киров” участвовал в учениях “Север” и “Океан”. Всего же служба первенца советского крейсеростроения продолжалась 36 лет.

А. ЧЕРНЫШЕВ

День 26 сентября 1938 года стал знаменательным в боевой биографии первенца советского большого флота — Краснознаменного крейсера “Киров”.

.Личный состав красавца корабля построился по большому сбору, на юте собрались гости. Вахтенный офицер Дебелов подал команду: “На флаг и гюйс смирно!” Все замерли в ожидании. “Флаг и гюйс поднять!”

В торжественной тишине по флагштоку медленно и величаво поднимался военно-морской флаг Советского Союза. Развернувшись, полотнище затрепетало на ветру. Корабли Краснознаменного Балтийского флота, стоявшие на рейде, подняли сигнал: “Приветствуем нового боевого товарища”. Головной крейсер проекта 26, которому судьба уготовила быть флагманом Балтики во время Великой Отечественной войны, праздновал свой день рождения.

Рассказ об истории создания славного корабля, его боевом пути опубликован в пятом номере журнала за этот год. По многочисленным просьбам читателей даем и его чертежи.

Создание крейсера “Киров” — безусловно важный этап советского судостроения. Первый из кораблей основных боевых классов, он для своего времени стал воплощением новейших достижений науки и техники, по всем параметрам соответствуя лучшим зарубежным собратьям.

Основные достоинства крейсера заключались прежде всего в необычайно сильном артиллерийском вооружении, высокой степени автоматизации систем управления огнем, мощной энергетической установке и соответственно солидной скорости хода. Весьма надежными были средства обеспечения живучести, а также дублирующие друг друга противопожарные системы, предусматривавшие тушение огня водой, пеной и углекислым газом. Кроме того, корабль отличали и комфортные условия для экипажа. На крейсере имелись матросский клуб, библиотека, бани, лазарет, амбулатория с рентгеновским и стоматологическим кабинетами — об этом на других кораблях нашего флота 30-х годов могли только мечтать.

В то же время, давая объективную оценку крейсеру “Киров”, специалисты отмечали, что у него были и слабые стороны. Корабль не имел противоторпедной защиты, а весьма малочисленное зенитное вооружение располагалось не совсем удачно. Да и уникальные баллистические данные артиллерии главного калибра достигались непомерно высокой ценой. Так, большая начальная скорость снаряда и не имевшая аналогов дальность стрельбы предопределили повышенный износ канала ствола 180-мм орудия. А размещение всех трех пушек башни в одной люльке делало артиллерию уязвимой: практически любое попадание в башню выводило из строя сразу три ствола. Поэтому от 180-мм орудий в советском флоте быстро отказались: преемники “Кирова”, крейсеры типа “Чапаев” (проект 68), имели в качестве главного калибра 152-мм артиллерию — более легкую, зато лучше защищенную. Примечательно, что каждое из орудий новых крейсеров не только располагало индивидуальными системами наведения и заряжания, но и отделялось от соседних пушек башни броневой продольной переборкой.

Корпус крейсера “Киров” — клепаный, с длиной шпации 75 см в средней части и 50 см — в оконечностях; он разделялся на 19 водонепроницаемых отсеков. Броневой пояс защищал борт в районе ватерлинии от 61-го до 219-го шпангоутов; на 5 шпангоутов дальше простиралось двойное дно. Корабль на практике имел небольшой дифферент на нос, колебавшийся в пределах 0,5—1,5 м в зависимости от наличия запасов (по мере расхода топлива он увеличивался).

Всего было построено 6 крейсеров типа “Киров” — два по проекту 26 (“Киров” и “Ворошилов”) и четыре по проекту 26-бис (“М. Горький”, “Молотов”, “Калинин” и “Каганович”). Последние отличались от головного толщиной бортовой брони (70 мм вместо 50), наличием башнеподобной носовой надстройки вместо четырехногой фок-мачты (которая оказалась подверженной значительной вибрации)и возросшим на 300 т стандартным водоизмещением. Все эти корабли служили в советском ВМФ до конца 50-х — начала 60-х годов, а “Киров” и “Слава” (бывший “Молотов”)—даже до 1974 и 1973 годов соответственно.

hobbyport.ru

Киров (крейсер) - это... Что такое Киров (крейсер)?

У этого термина существуют и другие значения, см. Киров. «Киров» Служба: Класс и тип судна Изготовитель Строительство начато Спущен на воду Введен в эксплуатацию Выведен из состава флота Статус Основные характеристики Водоизмещение Длина Ширина Высота Осадка Бронирование Двигатели Мощность Скорость хода Дальность плавания Автономность плавания Экипаж Вооружение Артиллерия Зенитная артиллерия Минно-торпедное вооружение Авиационная группа
 СССР
Лёгкий крейсер
Завод № 189
22 октября 1935 года
30 ноября 1936 года
26 сентября 1938 года
22 февраля 1974 года
разобран на металл
7880 т стандартное8590 т нормальное9436 т полное
191,3 м
17,7 м
10,1 м
5,27 м
Борт, нижняя палуба и траверсы — 50 мм,боевая рубка — 100—150 мм,башни ГК — 50 мм
Два турбозубчатых агрегата, шесть водотрубных котлов
113 500 л.с. (83,5 МВт)
35,9 узла (66,5 км/ч)
3750 миль
20 суток
при вступлении в строй 692 человек; по штату — 44 офицера, 124 старшины и 566 краснофлотцев — всего 734 человека
3 × 3 × 180/57-мм орудий в башнях МК-3-180;8 × 1 × 100/56-мм универсальных орудий в башенных щитах
4 × 12,7-мм зенитных пулемёта ДШК;6 × 45-мм зенитных полуавтомата 21-К
2 × 3-трубных 533-мм торпедных аппарата 39-Ю;164 мины;глубинные бомбы: 20 ББ-1 и 30 БМ-1
2 КОР-1, 1 катапульта К-12 («Хейнкель»)

Киров — Советский легкий артиллерийский крейсер проекта 26. Спущен на воду 30 ноября 1936 года. Исключен из состава флота в 1974 году.

Артиллерийский крейсер «Киров»

История

Строился по модернизированому проекту «Раймондо Монтекукколи». Полный пакет технических документов на крейсер был приобретен советской стороной у итальянской фирмы «Ансальдо», главным конструктором проекта 26 был назначен Анатолий Иоасафович Маслов.

А.И. Маслов - главный конструктор крейсера «Киров»

Строительство было начато по Постановлению Совета Труда и Обороны от 11 июля 1934 года № 58сс.

Корпус крейсера был заложен на Ленинградском заводе имени С. Орджоникидзе (с опозданием на 4 месяца). Присутствовали — Калинин и наморси В. М. Орлов. Главный строитель — военинженер 2 ранга Н. В. Григорьев. При строительстве обозначение крейсера — «заказ № 269».

7 августа 1937 года под заводским флагом совершил первый выход в море (из Кронштадта по «Маркизовой луже»).

В ходе испытаний произошли множественные аварии, и были выявлены недоделки. Григорьева арестовали и вскоре расстреляли. Главным строителем назначили В. Л. Бродского (в этом же году был арестован). В 1938 году, во время торпедных стрельб, одна из учебных торпед, сделав циркуляцию, ударила крейсер в борт, в результате чего был отстранен, а затем арестован председатель комиссии по приемке корабля А. К. Векман.

25 сентября 1938 года комиссией под председательством капитана 2 ранга Д. Д. Долина, был подписан акт о приемке.

Корпус был изготовлен клепаным методом из стали двух марок — марганцевистой (наружная обшивка, второе дно, главные переборки, верхняя палуба и ее набор и другие несущие конструкции), и обыкновенной углеро­дистой (сталь 3) — для оконечностей и второсте­пенных конструкций. Сис­тема набора — смешанная: в средней части (61—219 шп.) преимущественно продольная, с длиной шпации 750 мм; в оконечностях — поперечная, со шпацией 500 мм. Корпус разделен на 19 главных водонепроницаемых отсеков с таким расчетом, чтобы корабль остался на плаву при затоплении любых трех.

Первоначальный силуэт крейсера «Киров»

Боевое использование

15 октября 1939 г. прибыл в Таллин. 22 октября прибыл в Лиепаю, которая стала для него базой до конца советско-финской войны. В этой войне крейсер провел одну боевую операцию — 1 декабря 1939 года вышел в море для обстрела финской береговой батареи на острове Руссарэ, не имея кораблей прикрытия и сведений о расположении минных полей. Чудом корабль избежал попадания на минное поле. При обстреле батареи было выпущено 35 снарядов (повреждены пристань, казарма, маяк, сама батарея не пострадала). В ответ финны выпустили 15 снарядов и по их данным добились попаданий в крейсер (советскими историками попадания в корабль не подтверждаются).

Осенью 1940 года ушел в Кронштадт на ремонт и замену лейнеров.

В мае 1941 года перешел в Таллин. 14 июня перебазировался в Усть-Двинск.

22 июня 1941 года находился на рейде Риги. Участвовал в обороне Таллина: с 22 по 27 августа произвел 36 стрельб по войскам противника, в ответ по кораблю выпущено до 500 снарядов и сброшено 326 бомб немецкой авиацией. На рейде Таллина крейсер получил одно попадание немецкого крупного снаряда в корму, погибло 9 членов экипажа, 30 получили ранения. В обороне Таллина участие крейсера Киров с его 180-мм орудиями позволило, наконец, закрепиться на линии обороны отступавшим из Прибалтики войсками и на значительное время задержать немецкое наступление на Ленинград.

В таллинском переходе шёл как флагман отряда главных сил (командуюший — вице-адмирал В. Ф. Трибуц). Силами прикрытия командовал контр-адмирал Ю. А. Пантелеев, арьергардом — контр-адмирал Ю. Ф. Ралль. Их задачей было прикрывать крейсер. На крейсере эвакуировались Военный совет КБФ, члены правительства Эстонии, ценности эстонского государственного банка и Краснознаменное знамя Балтийского флота. Все транспорты, вспомогательные суда и другие боевые корабли были сведены в 4 конвоя. Опасаясь обвинений в паникёрстве, командование флота не провело предварительного протраления маршрута перехода и не определило границы минного поля. Во время перехода не делалось попыток обвеховать протраленный фарватер.

Вначале перехода транспорты шли 7-ми узловым ходом, а боевые корабли −12 узловым, но и на этой скорости параваны не действовали. Наутро крейсер оторвался от конвоя и пошёл 27-узлвым ходом, благополучно прибыв в Кронштадт 29 сентября. При переходе корабль подвергся атакам 32-х самолётов, на него сброшено 80 бомб, попаданий не было. Зенитчики корабля сбили и повредили несколько самолётов врага.

Оставшиеся без защиты главными силами конвоя корабли и суда подвергались бомбардировке с воздуха и гибли на своих и немецких минах. Срезанные параванами и не уничтоженные мины стали причиной гибели некоторых кораблей конвоя. На переходе погибло 16 кораблей КБФ и 34 транспорта с войсками, ранеными и гражданскими лицами.[1]; « Вся поверхность Финского залива до острова Гогланд предcтавляет собой огромное сплошное пятно мазута, в котором плавают обломки и трупы.» — так сообщал 30 сентября 1941 в 07:10 пилот немецкого разведывательного самолёта ZX-40.

Гражданских лиц на судах никто не регистрировал и не считал. По оценкам их было около 15 000.Рапорты командиров кораблей и капитанов судов были засекречены, а затем по решению командования — уничтожены. По оценкам погибло не менее 18 000 человек, шедших на 66 погибших единицах боевого, вспомогательного и торгового флота.[2]

30 августа 1941 года, приказом Наркома ВМФ крейсер передан как флагман в состав эскадры под командованием вице-адмирала В. П. Дрозда. Затем крейсер вёл артиллерийской огонь из Кронштадта по наступавшему противнику, выпущено свыше 500 снарядов. Почти ежедневно корабль подвергался атакам авиации врага, получил несколько попаданий авиабомб (небольшого калибра), на корабле погибло 3 и ранено 12 моряков. Зенитчики сбили 3 самолёта врага. Затем, с 4 сентября находился в Ленинграде, откуда с позиции на Неве продолжал вести огонь по врагу.

В результате проводимых немцами операций «Айсштосс» и «Гёц фон Берлихинген» в апреле — мае 1942 года крейсер получил 4 прямых бомбовых и одно артиллерийское попадание (не считая близких разрывов). Возник сильный пожар, в том числе в артиллерийских погребах, часть из которых пришлось затопить во избежание взрыва. Были повреждены многие надстройки, запасной командный пункт корабля, часть помещений и трубопроводов. На крейсере погибло 86 человек, 46 было ранено.

27 февраля 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых задач командования в борьбе против немецко-фашистских захватчиков и проявленное мужесто и отвагу личным составом, крейсер «Киров» награжден орденом Красного Знамени.

Орден Красного Знамени

Артиллерия крейсера участвовала в Ленинградско-Новгородской операции в январе 1944 года. В июне 1944 года с позиции в Ленинградском торговом порту крейсер произвел свои последние залпы в войне по «линии Маннергейма» в ходе Выборгско-Петрозаводской операции.

Послевоенная служба

17 октября 1945 года, недалеко от Кронштадта, подорвался на оставшейся с войны донной магнитной мине, получил значительные повреждения, имелись жертвы в составе экипажа.

С ноября 1949 года по апрель 1953 года ремонт и модернизация на заводе № 194.

100-мм универсальные установки Б-34 заменили на Б-34УСМ, имевшие дистанционное наведение,. Вместо малокалиберной зенитной артиллерии были установлены 9 спаренных 37-мм установок В-11. Заменено радиооборудование. Была переделана носовая надстройка и фок-мачта. Грот мачту перенесли и установили перед второй дымовой трубой. Стоимость выполненных работ — около 200 млн руб (в ценах того времени).

29 апреля 1958 года выведен из боевого состава и поставлен на отстой в Кронштадте.

Крейсер «Киров» на Неве в день ВМФ. Фото 1965 года

6 сентября 1960 года расконсервирован и передан в состав ЛенВМБ, 3 августа 1961 года переквалифицирован в учебный корабль.

До 1974 года крейсер-ветеран регулярно совершал походы с курсантами по Балтийскому морю, неоднократно посещал порты Польши и ГДР. После исключения корабля из списков флота две его носовые артиллерийские башни были установлены в Ленинграде в качестве памятника кораблю-защитнику города.

  • 1937 — капитан 1-го ранга Н. Э. Фельдман
  • 1941—декабрь 1942 — капитан 1-го ранга М. Г. Сухоруков
  • декабрь 1942—январь 1945 — капитан 1-го ранга С. Д. Солоухин
  • с января 1945 — капитан 2-го ранга М. Д. Осадчий
  • 1956 — капитан 1-го ранга П. И. Сидоренко
  • 1971 — капитан 1-го ранга В. П. Макаров
  • 1974 — капитан 2-го ранга Гильманов

См. также

  1. ↑ История военно-морского искусства. Учебник для высших военно-морских училищ. М.: Военное издательство министерства обороны СССР. 1969.
  2. ↑ Бунич И. Л. Балтийская трагедия. Дилогия. Катастрофа. СПб. «Облик».1966 ISBN 5-85976-019-1; Агония. СПб."Облик".1996. ISBN 5-85976-017-5

dic.academic.ru

Киров (лёгкий крейсер проекта 26/26бис)

Крейсера проекта 26, 26-бис «Киров» Основная информация Параметры Технические данные Вооружение
Модель крейсера из Морского музея Санкт-Петербурга
Тип лёгкий артиллерийский крейсер
Государство флага  СССР
Введён в эксплуатацию 26 сентября 1938
Выведен из состава флота 1974
Тоннаж 7700 т.
Длина 191,1 м
Ширина 17,7 м
Высота 10,1
Осадка 5,27 м
Бронирование Борт, нижняя палуба и траверсы (50 мм), боевая рубка (100-150 мм), башни (50-70 мм)
Силовая установка Два турбозубчатых агрегата, шесть водотрубных котлов
Мощность 126 500 л. с.
Скорость 37 узлов
Автономность плавания 3000 миль
Экипаж 671 человек
Артиллерия 3 × 3 × 180/57-мм орудий в башнях М-3-180;8 ×1 × 100/56-мм универсальных орудий в башенных щитах
Торпедно-минное вооружение 2 × 3-трубных 533-мм торпедных аппарата; 164 мины
Зенитное вооружение 4 × 12,7-мм зенитных пулемёта; 6 × 45-мм зенитных автомата
Авиация 2 КОР-2, 1 катапульта

Крейсера проекта 26(бис) «Киров» — серия советских лёгких артиллерийских крейсеров времён Второй мировой войны.

История создания

В конце 1930 года специальная комиссия под руководством начальника Технического управления УВМС РККА А. К. Сивкова в Италии вела переговоры о приобретении для СССР ряда военных кораблей разных типов, в том числе и легких крейсеров. Начальник Морских сил РККА В. М. Орлов проявлял наибольший интерес к легким скоростным крейсерам типа «Кондотьери» (итал. Condottieri).

Поскольку итальянцы отказывались продать готовый крейсер, в январе 1932 года В. М. Орлов обратился к наркомвоенмору К. Е. Ворошилову с предложением либо заказать крейсер на итальянском заводе для последующего копирования, либо строить крейсера на советских заводах с помощью итальянских специалистов. В феврале 1932 года В. М. Орлов выразил уверенность, что вместо модернизации и перевооружения крейсеров дореволюционных проектов следует строить новые корабли, соответствующие современным техническим и военным требованиям.

15 апреля 1932 года В. М. Орлов утвер­дил подписанное начальником Учебно-строевого управления ВМС Э. С. Панцержанским оператив­но-тактическое задание на разработку про­екта легкого крейсера, предназначенного для обес­печения боевых действий подводных лодок у своих баз и в море, разведки и поддерж­ки разведки и атак эсминцев, атаки (отра­жения) десанта противника и обеспечения своих тактических десантов, участия в ком­бинированном ударе сил флота по против­нику в море, боя с крейсерами противни­ка. Согласно ОТЗ, крейсер должен был иметь четыре 180-мм орудия (в двух двухорудийных башнях на носу и корме), четыре 100-мм универсальных и четыре 45-мм зенитных орудия, четыре 12,7-мм пулемета, два трехтрубных торпедных аппа­рата, четыре двухместных истребителя ДИ-6 на двух катапультах; максимальную скорость хода 37—38 узлов, дальность плавания эконо­мическим ходом 3000-3600 миль и стандартное водоизмеще­ние не более 6000 т. Был предусмотрен и вариант с тремя двухорудийными башнями — две на носу и одна на корме.

Предэскизное проектирование было поручено кораблестроительной секции Научно-технического комитета (НТК) под руководством Ю. А. Шиманского.

Летом 1932 года комиссия ВМС и «Союзверфи» при участии главного инжене­ра ЦКБС-1 В. А. Никитина подписала с фирмой «Ансальдо» договор о предостав­лении советской стороне одного комплекта энергетической установки и вспомогательных механизмов крейсера типа «Раймондо Монтекукколи» (увеличенный тип "Кондотьери") с теоретическим чертежом. Согласно договору итальянская сторона также брала на себя консультации по проектированию и техническую помощь в организации ста­пельных работ и производстве котлов, турбин и вспомогательных механизмов.

Предварительные расчеты, выполненные в 1932—1933 годах НИВК ВМС, подтвердили возможность установки шести 180-мм орудий в трех башнях при увеличении стан­дартного водоизмещении до 6500 тонн и сокращении количества носимых самолетов до двух КР-2. Бро­нирование корпуса рассчитывалось, исходя из требования обеспечить защиту от попадания 152-мм снаряда на дистанции 85—115 кабельтовых и курсовых углах 0 — 50° и 130—180°.

19 марта 1933 года В. М. Орлов утвердил «Тактическое задание на легкий крейсер с механизмами (турбинами) итальян­ского крейсера «Монтекукколи» мощностью 106—120 тыс. л. с". 20 апреля 1933 года Орлов утвердил эскизный проект крейсера. 8 мая Управление ВМС заключило с ЦКБС-1 (ЦКБ-17) договор на разработ­ку технического проекта. Руководителем проекта был назначен начальник корпусного отде­ла бюро А.И.Маслов. Главным наблюдающим от ВМС был назначен В. П. Благовещенский. Проекту был присвоен номер 26.

За основу проекта был принят теоретический чертеж крейсера «Эудженио ди Савойя», еще более крупного, чем «Монтекукколи», для которого изначально и пред­назначалась закупленная в Италии ГЭУ.

5 октября 1934 года на совещании в АНИМИ инженер Ленинградского металли­ческого завода А. А. Флоренский, руководивший разработкой башен главного калибра, предложил установить в каждой башне ГК по три орудия в одной качающейся части, что должно было увеличить массу каждой башни на 30 тонн. 5 ноября предложение было утверждено, и проект был соответствующим образом скорректирован. Помимо изменения вооружения, расположения артпогребов и бронирования были изменены кормовые обводы корпуса и конструкция форштевня (с учетом установки противоминных параванов), а кормовая оконечность вместо крейсерской получи­ла транцевую форму. В отличие поперечной системы набора, применявшейся в первоначальном итальянском проекте, корпус советского крейсера решили строить по смешанной системе: в средней части использовалась продольная система со шпацией рамных шпангоутов 750 мм, а в оконечностях — поперечная, со шпацией 500 мм. Непо­топляемость обеспечивалась при затоплении трех любых смежных отсеков.

Главные турбозубчатые аг­регаты (ГТЗА) были модифицированы с целью увеличеня мощности. По предварительным рас­четам ожидалось, что при водоизме­щении около 7700 тонн крейсер разовьет на испытаниях не менее 37 узлов при форсировке турбин до 126 500 л. с.

29 октября 1934 года проект был утвержден СТО.

Конструкция

Вооружение крейсера составляли девять 180-мм орудий Б-1-П в трех башнях МК-3-180, расположенных в диаметральной плоскости (носовые одна над дру­гой), шесть 100-мм универсальных орудий Б-34БМ в палуб­ных установках, шесть 45-мм зенитных полуавтоматов, четыре 12,7-мм пулемета ДШК, два трехтрубных торпедных аппарата 39-Ю калибра 533 мм, два гидросамолета-разведчика КОР-1 с ката­пультой типа «Хенкель», 164 якорных мины образца 1912 года или 100 якорных мин КБ-1, 2 бомбомёта БМБ-1 с боезапасом в 20 больших и 30 малых глубинных бомб.

Крейсер "Киров"

Во время Великой Отечественной войны было решено усилить зенитное вооружение. 45-мм полуавтоматы были заменены 10-15 37-мм автоматами 70К, число пулемётов ДШК было доведено до 12.

Управление огнём артиллерии ГК осуществлялось системой ПУС «Молния», которая включала центральный автомат стрельбы, визиры центральной наводки, три 6-метровых стереодальномера ДМ-6 (в КДП на фок-мачте) и по одному такому же дальномеру в каждой башне главного калибра.

Управление стрельбой 100-мм орудий осуществлялось системой МПУАЗО «Горизонт», состоявшей из стабилизированных по углу крена постов наводки с 3-метровыми дальномерами типа ДМ-3.

Зенитная артиллерия ближнего боя специальной системы управления огнём не имела. Целеуказание осуществлялось командирами батарей.

Средства обнаружения подводных лодок состояли из шумопеленгаторной станции «Арктур». Радиовооружение системы «Блокада-2» включало 5 передатчиков, 17 приёмников и 2 радиостанции. Маскировку обеспечивали паронефтяная дымоаппаратура ДА-1, химическая — ДА-2 и запас дымовых шашек.

Бортовой броневой пояс шириной 3,4 метра, длиной 121 метр и толщиной 50 мм. Бронирование, траверзов, барбетов и палубы — 50 мм; крыша и лоб башни ГК — 70 мм, боковые и задние стенки башни ГК — 50 мм; стенки боевой рубки — 150 мм, крыша боевой рубки — 50 мм; рулевое и румпельное отделения — 30 мм; посты наводки торпедных аппаратов — 14 мм; КДП главного калибра — 8 мм; стабилизированные посты наводки и щиты 100-мм орудий — 7 мм. Броня гомогенная.

Скорость хода при водоизмещении 7700 т — 37 узлов, дальность плавания экономическим ходом (18 уз.) — 3000 миль.

Стандартное водоизмещение 7170 т, нормаль­ное — 7700 т и полное — 8800 т, наибольшая длина — 191 м, ширина без брони — 17,56, высота борта на миделе —10,1, осадка при нормальном водоизмещении — 5,27 м. Корпус имел полубачную архитектуру и разделялся на 19 водонепроницаемых отсеков. С 61 по 224 шпангоуты дно было двойным.

Главная энергетическая установ­ка состояла из двух ГТЗА по 55 000 л.с. (при частоте вращения гребного винта 290 об/мин) с тремя турбинами переднего и двумя турбинами заднего хода каждый и шести водотрубных котлов типа Ярроу-Норман с параметрами пара 325 °C, 23 атм. Электрооборудование корабля работало на постоянном токе напряжением 230 В и снабжалось электроэнергией от четырёх турбогенераторов и двух дизель-генераторов мощностью по 165 кВт каждый. На стоянке турбогенераторы питались паром от двух вспомогательных котлов, помещённых в кормовой надстройке.

Нормальный запас топлива составлял 640 тонн, полный — 1280 тонн мазута.

Штат экипажа мирного времени составлял 54 офицера, 148 старшин и 532 краснофлотца. Офицеры и старшины команд помещались в каютах, а краснофлотцы в одиннадцати кубриках с трехъярусными койками. На крейсерах был оборудован клуб с киноустановкой, бани, душевые, механическая прачечная, парикмахерская, лазарет и амбулатория.

Для того, чтобы уложиться требования технического задания по водоизмеще­нию пришлось отказаться от кормовой группы артилле­рийских постов орудий главного калибра и запасных торпед, уменьшить бое­запас 100-мм пушек, облегчить конструкцию фок-мачты. В виде эксперимента кормо­вую ходовую рубку, ряд второстепенных переборок и выгородок, сходных и вентиляционных шахт выполнили из дюралюминия. Тем не менее, испытания головного корабля вы­явили 890-тонную перегрузку.

Проект 26бис

Начиная с третьего корабля серии, «Максим Горький», крейсера строились по измененному проекту 26бис. Основные изменения коснулись архитектуры носовой надстройки — четырехногая фок-мачта была заменена башнеобразной, чтобы обеспечить круговой обзор из боевой рубки, снизить вибрацию расположенного на мачте КДП, уменьшить силуэт крейсера и увеличить зону обстрела 100-мм орудий в носовых углах. Кроме того, были установлены более совершенные системы приборов управления стрельбой главного калибра «Молния-АЦ» и морских приборов управления артиллерийским зенитным огнём «Горизонт-2». В систему МПУАЗО входило два расположенных побортно стабилизированных визирных поста (СВП). Стабилизация осуществлялась по углу крена, что повышало результативность стрельбы по воздушным целям.

Броневая защита борта была увеличена до 70 мм. Для увеличения дальности плавания полный запас топлива довели до 1310 тонн при некотором уменьшении запаса бензина для самолётов. Были установлены катапульты типа ЗК-1Б.

Построенные крейсера проекта 26(бис)

Ссылки

Примечания

  1. ↑ До 3 августа 1957 года «Молотов»
  2. ↑ Сначала назывался «Каганович», с 1945 года — «Лазарь Каганович». Переименован в «Петропавловск» 3 августа 1957 года

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru