Кузнецов Николай Герасимович. Кузнецов н г


Кузнецов Н. Г. - это... Что такое Кузнецов Н. Г.?

Никола́й Гера́симович Кузнецо́в (11 (24) июля 1904, Медведки, ныне Котласского района Архангельской области — 6 декабря 1974, Москва) — советский военно-морской деятель, Адмирал Флота Советского Союза (3 марта 1955), в 1939—1947 и 1951—1955 возглавлял советский ВМФ (как Народный комиссар Военно-морского флота (1939—1946), Военно-морской Министр (1951—1953) и Главнокомандующий). Член ЦК ВКП(б) в 1939—1956 гг., депутат Верховного Совета СССР 2 и 4-го созывов. Один из наиболее выдающихся военачальников Великой Отечественной войны. В 1950-е—1980-е годы его роль в войне часто замалчивалась.

Начало карьеры

Сын казённого крестьянина Герасима Федоровича Кузнецова (1861—-1915). С 1917 рассыльный Архангельского порта. В 1919 15-летний Кузнецов вступил в Северодвинскую флотилию, приписав себе два года, чтобы быть принятым (ошибочный год рождения 1902 до сих пор встречается в некоторых справочниках). В 1921—1922 строевой Архангельского флотского экипажа. C 1922 служил в Петрограде, в 1923—1926 учился в Военно-морском училище им. Фрунзе, которое окончил с отличием 5 октября 1926. Местом службы выбрал Черноморский флот и крейсер «Червона Украина». В 1929—1932 слушатель Военно-морской академии, которую также окончил с отличием. Затем вновь служил на Чёрном море, а с 1933 командовал тем же крейсером, где довёл до совершенства систему боевой готовности одиночного корабля. Дослужившись до капитана первого ранга (один из самых молодых в мире), в 1936 году отправлен на гражданскую войну в Испанию, где был главным военно-морским советником республиканского правительства (принял псевдоним дон Николас Лепанто, в честь самой великой морской победы Испании).

С августа 1937 — заместитель командующего, с 10 января 1938 — флагман 2-го ранга, командующий Тихоокеанским флотом; столкнувшись с репрессиями и постоянными арестами на флоте, сумел отстоять многих своих подчинённых. Поддерживал действия сухопутных сил в боях у озера Хасан.

Нарком ВМФ

29 апреля 1939 34-летний Кузнецов назначен народным комиссаром ВМФ СССР: он был самым молодым наркомом в Союзе и первым моряком на этой должности (ранее наркомами были комиссар Смирнов и чекист Фриновский; оба они были активными организаторами репрессий на флоте и оба сами стали их жертвами). Внёс большой вклад в укрепление обезглавленного чистками флота перед войной; провёл ряд крупных учений, лично посетил множество кораблей, решая организационные и кадровые вопросы. Стал инициатором открытия новых морских училищ и морских спецшкол (впоследствии нахимовских училищ). При его активном участии были приняты дисциплинарный и корабельный уставы ВМФ. Во многом действовал без оглядки на мнение Сталина. 24 июля 1939 года по его инициативе введён День Военно-Морского Флота. При введении генеральских и адмиральских званий в июне 1940 года ему было присвоено звание адмирала.

Великая Отечественная война

Адмирал Кузнецов был одним из немногих советских военачальников, принявшим действенные меры накануне нападения Германии после того, как появились первые предупреждения об этом. Так как ВМФ составлял отдельный наркомат и не подчинялся приказу Тимошенко и Жукова от 21 июня 1941 года о недопустимости «поддаваться на провокации», Кузнецов смог своим приказом от того же числа привести все флоты и флотилии в состояние боевой готовности. В этом решении был определённый риск, ибо оно шло вопреки воле Сталина. В результате 22 июня, в день нападения Германии, ВМФ не потерял ни одного корабля и ни единого самолёта морской авиации, а ответил противнику организованным огнём.

Во время войны Кузнецов оперативно и энергично руководил флотом, координируя его действия с операциями прочих Вооружённых Сил. Был членом Ставки Верховного Главнокомандования, постоянно выезжал на корабли и фронты. Флот предотвратил вторжение на Кавказ с моря. Большую роль в противодействии противнику сыграли морская авиация и подводный флот. ВМФ сопровождал конвои с ленд-лизом и оказывал помощь союзникам. Значительная роль уделялась морскому образованию и учёту опыта войны.

В феврале 1944 года Кузнецову присвоено звание адмирал флота (четыре звезды, равное генералу армии), а в 31 мая 1945 года оно приравнено к званию Маршала Советского Союза и введены погоны маршальского типа. В том же году Кузнецов стал Героем Советского Союза.

Первая опала

С 25 февраля 1946 Наркомат ВМФ упразднён, и Кузнецов остался главнокомандующим ВМС и заместителем министра Вооружённых Сил, но и с этого поста был снят в январе 1947 года по распоряжению Сталина; назначен начальником Управления военно-морских учебных заведений в Ленинграде.

В 1948 вместе с группой адмиралов предан по сфабрикованному обвинению суду Военной Коллегии; товарищи Кузнецова получили разные тюремные сроки (адмирал Л. М. Галлер умер в тюрьме), а он был разжалован до контр-адмирала. С июня 1948 заместитель Главнокомандующего войсками Дальнего Востока по военно-морским силам. С февраля 1950 командующий 5-м военно-морским флотом на Тихом океане. 20 июля 1951 года Кузнецов вновь возглавил флот как Военно-морской министр СССР (до 15 марта 1953), но судимость была снята и звание адмирала флота возвращено только после смерти Сталина 11 мая 1953.

Вторая опала

В 1953—1955 Кузнецов — Главнокомандующий ВМФ и заместитель министра обороны. 3 марта 1955 его звание переименовано в «Адмирал Флота Советского Союза», а ему вручена Маршальская Звезда. В этот период уделял большое внимание технологическому перевооружению флота, в частности, развитию авианосцев.

Однако у него быстро испортились отношения с министром обороны Г. К. Жуковым, с которым они не вполне ладили ещё во время войны. В декабре 1955 года Кузнецова под предлогом виновности во взрыве на линкоре «Новороссийск» сняли с должности (хотя в это время он находился в отпуске по болезни), а 17 февраля 1956 года он понижен до вице-адмирала и уволен в отставку с унизительной формулировкой «без права работать во флоте».

Писал и публиковал воспоминания. Автор «официальной» книги «Курсом к победе» и мемуаров о войне, о репрессиях, о Сталине, которые были изданы лишь посмертно; в них он резко критикует партийное вмешательство в дела армии и утверждает, что «государством должен править закон». В отличие от многих других «маршальских» воспоминаний, записки написаны Кузнецовым лично и отличаются хорошим стилем. В официальной истории войны его роль из-за опалы часто затушёвывалась.

Восстановление имени

После отставки Жукова в 1957 году и Хрущёва в 1964 году группа ветеранов ВМФ неоднократно ходатайствовала перед правительством о том, чтобы Кузнецов был восстановлен в звании и устроен в Группу генеральных инспекторов Министерства обороны (что дало бы ему, помимо символических, и материальные преимущества). Тем не менее все эти инициативы наталкивались на противодействие главкома ВМФ, преемника Кузнецова, С. Г. Горшкова.

ТАКР Адмирал Кузнецов на сцепке 300 лет Российскому флоту

Даже посмертно Кузнецова не удавалось восстановить в звании, пока Горшков был жив. Лишь 26 июля 1988 года Кузнецов был посмертно восстановлен в звании Адмирала Флота Советского Союза. До этого 14 лет по воле его родственников на его могиле не значилось никакого воинского звания.

Ныне именем Кузнецова назван один из крупнейших кораблей российского флота (Тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов»), ему воздвигнуты памятники, его именем названы флотские училища, площадь в Барнауле. В 2004 году на флоте широко отмечалось столетие со дня его рождения.

Приказом Министра обороны Российской Федерации № 25 от 27 января 2003 года учреждена ведомственная медаль Министерства обороны Российской Федерации «Адмирал Кузнецов».

Награды

Награды СССР

Иностранные награды

Сочинения

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Кузнецов Николай Герасимович Википедия

Никола́й Гера́симович Кузнецо́в (11 (24) июля 1904, Медведки (ныне Котласского района Архангельской области) — 6 декабря 1974, Москва, СССР) — советский военно-морской деятель, Адмирал Флота Советского Союза (3 марта 1955). В 1939—1947 и 1951—1955 возглавлял советский Военно-Морской Флот (как Народный комиссар Военно-морского флота (1939—1946), Военно-морской Министр (1951—1953) и Главнокомандующий). Герой Советского Союза (1945). Член ЦК ВКП (б) в 1939—1956, депутат Верховного Совета СССР 2-го и 4-го созывов. Его выдающаяся роль в Великой Отечественной стала достоянием общественности только в 1950—1980-е годы.

Начало карьеры

Сын казённого крестьянина Герасима Фёдоровича Кузнецова (1861—1915). С 1917 года — рассыльный Архангельского порта. В 1919 году 15-летний Николай Кузнецов вступил в Северо-Двинскую военную речную флотилию, приписав себе два года, чтобы быть принятым (ошибочный год рождения (1902-й) до сих пор встречается в некоторых справочниках). В 1921—1922 годах — строевой Архангельского флотского экипажа. С 1922 года служил в Петрограде, в 1923—1926 годах учился в Военно-морском училище им. М. В. Фрунзе, которое окончил с отличием 5 октября 1926 года. Местом службы выбрал Черноморский флот и крейсер «Червона Украина». Это был первый из построенных в СССР крейсеров. Служил командиром батареи, командиром роты, старшим вахтенным начальником. В 1929—1932 годах — слушатель Военно-морской академии, которую также окончил с отличием. В 1932—1933 годах — старший помощник командира крейсера «Красный Кавказ». С ноября 1933 по август 1936 командовал крейсером «Червона Украина», где довёл до совершенства систему боевой готовности одиночного корабля. В августе 1936 года отправлен на гражданскую войну в Испанию, где был главным военно-морским советником республиканского правительства. Принял псевдоним дон Николас Лепанто, в честь самой великой морской победы Испании. Участвовал в подготовке и проведении боевых операций республиканского флота, обеспечивал приём транспортов из СССР. За службу в Испании награждён орденами Ленина и Красного Знамени.

С августа 1937 года — капитан 1-го ранга[3] и заместитель командующего, с января 1938 года по март 1939 года — командующий Тихоокеанским флотом. 2 февраля 1938 года присвоено очередное воинское звание флагман 2-го ранга. Силы флота под командованием Кузнецова поддерживали действия сухопутных сил во время боёв у озера Хасан.

В марте 1939 года Кузнецов назначен заместителем Наркома ВМФ СССР. 3 апреля 1939 года ему присвоено внеочередное воинское звание флагман флота 2-го ранга.

Нарком ВМФ СССР

29 апреля 1939 34-летний Кузнецов назначен Народным комиссаром ВМФ СССР. Он был самым молодым наркомом в Союзе и первым моряком на этой должности. Ранее наркомами были армейский комиссар 1-го ранга П. А. Смирнов и командарм 1-го ранга М. П. Фриновский. Оба они были активными организаторами репрессий на флоте, причем во всех случаях смена руководства сопровождалась физической ликвидацией предыдущего.

Внёс большой вклад в укрепление обезглавленного чистками флота перед войной; провёл ряд крупных учений, лично посетил множество кораблей, решая организационные и кадровые вопросы. Стал инициатором открытия новых морских училищ и морских спецшкол (впоследствии нахимовских училищ). Также его приказом в 1939 году была сохранена старая Петербургская инженерная научно-педагогическая школа, был возвращён обратно в Ленинград Морской инженерный факультет, и под именем ВИТУ восстановлена Николаевская инженерная научно-педагогическая школа[4][5]. При его активном участии были приняты дисциплинарный и корабельный уставы ВМФ. 24 июля 1939 года по его инициативе введён День Военно-Морского Флота. При введении генеральских и адмиральских званий в июне 1940 года ему было присвоено звание адмирала. Его приказом в 1941 году было создано первое водолазное специальное подразделение РОН (Рота особого назначения)[6].

Великая Отечественная война

Авианосцы проекта «Звено», находившиеся под командованием адмирала Кузнецова.

К началу Великой Отечественной войны адмирал Кузнецов внёс существенный вклад в усиление боевой мощи, в повышение боеготовности сил и средств ВМФ. Накануне нападения Германии на СССР принял действенные меры по повышению боеготовности флотов, а в ночь на 22 июня отдал приказ о приведении их в полную боевую готовность, что позволило избежать потерь кораблей и морской авиации.

Во время войны Кузнецов был членом Ставки Верховного Главнокомандования, постоянно выезжал на корабли и фронты. Флот предотвратил вторжение на Кавказ с моря. Большую роль в противодействии противнику сыграли морская авиация и подводный флот. ВМФ оказывал помощь союзникам, а кроме того, сопровождал корабли, идущие по Ленд-лизу. Значительная роль уделялась морскому образованию и учёту опыта войны.

Со 2 февраля 1945 года Н. Г. Кузнецов — член Государственного Комитета Обороны (ГКО).

В 1945 году участвовал в составе советской делегации в работе Крымской и Потсдамской конференций руководителей трёх союзных держав.

31 мая 1944 года Кузнецову присвоено воинское звание адмирал флота (четыре звезды, равное генералу армии). 25 мая 1945 года это звание приравнено к званию Маршала Советского Союза и введены погоны маршальского типа. 14 сентября 1945 года Кузнецову присвоено звание Героя Советского Союза.

Первая опала

25 февраля 1946 года самостоятельный Наркомат ВМФ СССР был упразднён и Военно-морской флот был включён в состав объединённого Наркомата Вооружённых Сил СССР. Кузнецов был назначен главнокомандующим ВМС — заместителем Наркома (затем Министра) Вооружённых Сил СССР. В январе 1947 года в результате разногласий со Сталиным по поводу программы дальнейшего развития ВМФ был снят с поста Главкома и в феврале 1947 года назначен начальником Управления военно-морских учебных заведений.

12 января 1948 года Кузнецов вместе с группой адмиралов (Л. М. Галлером, В. А. Алафузовым и Г. А. Степановым) был предан Суду чести Министерства Вооружённых Сил СССР под председательством Маршала Советского Союза Говорова. Обвинение состояло в том, что в 1942—1944 годах они без разрешения Правительства СССР передали Великобритании и США секретные чертежи и описания высотной парашютной торпеды, дистанционной гранаты, нескольких корабельных артиллерийских систем, схемы управления стрельбой, а также большое количество секретных морских карт. Суд чести признал их виновными и постановил ходатайствовать перед Советом Министров СССР о предании виновных суду Военной коллегии Верховного суда СССР.

2 — 3 февраля 1948 года Военная коллегия Верховного суда СССР признала Кузнецова виновным в предъявленных ему обвинениях, но, учитывая его большие заслуги в прошлом, постановила не применять к нему уголовного наказания. Одновременно Военная коллегия постановила ходатайствовать перед Советом Министров о снижении Кузнецова в воинском звании до контр-адмирала. Остальные обвиняемые были осуждены на различные сроки заключения.

С июня 1948 Кузнецов — заместитель Главнокомандующего войсками Дальнего Востока по военно-морским силам.

С февраля 1950 — командующий 5-м военно-морским флотом на Тихом океане.

В январе 1951 года Кузнецову было присвоено «очередное» воинское звание — вице-адмирал.

20 июля 1951 года Кузнецов вновь возглавил флот как Военно-морской министр СССР (до 15 марта 1953 года), но звание адмирала флота было возвращено только 13 мая 1953 года — после смерти Сталина и снятия судимости.

Вторая опала

В 1953 - 1955 годы Кузнецов — первый заместитель Министра обороны СССР — Главнокомандующий ВМФ. 3 марта 1955 года в советской системе воинских званий его звание адмирал флота заменено на более высокое «Адмирал Флота Советского Союза» (которому полагалась и Маршальская Звезда). В этот период Кузнецов уделял большое внимание технологическому перевооружению флота, в частности, развитию авианосцев.

Однако у него быстро испортились отношения с министром обороны Маршалом Советского Союза Г. К. Жуковым, с которым они не вполне ладили ещё во время войны[7]. В декабре 1955 года Кузнецова под предлогом виновности во взрыве на линкоре «Новороссийск» сняли с должности (хотя в это время он находился в отпуске по болезни), а 17 февраля 1956 года он понижен в звании до вице-адмирала и отправлен в отставку с унизительной формулировкой «без права работать во флоте».

Писал и публиковал воспоминания. Автор «официальной» книги «Курсом к победе» и мемуаров о войне, о репрессиях, о Сталине, которые были изданы лишь посмертно; в них он резко критикует партийное вмешательство в дела армии и утверждает: «государством должен закон». В отличие от многих других «маршальских» воспоминаний, записки написаны Кузнецовым лично и отличаются хорошим стилем. В официальной истории войны его роль из-за опалы часто затушёвывалась.

Восстановление имени

Могила Кузнецова на Новодевичьем кладбище.

После отставки Жукова в 1957 году и Хрущёва в 1964 году группа ветеранов ВМФ неоднократно ходатайствовала перед правительством о том, чтобы Кузнецов был восстановлен в звании и устроен в Группу генеральных инспекторов Министерства обороны (что дало бы ему, помимо символических и материальные преимущества). Тем не менее, все эти инициативы наталкивались на противодействие главкома ВМФ, преемника Кузнецова, С. Г. Горшкова.

После выступления нового Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева в год 20-летия победы, в котором Н. Г. Кузнецов был назван среди выдающихся военачальников, он стал постепенно входить в общественную жизнь[8].

ТАКР Адмирал Кузнецов на сцепке 300 лет Российскому флоту.

Даже посмертно Кузнецова не удавалось восстановить в звании, пока Горшков был жив. Лишь 26 июля 1988 года Кузнецов был посмертно восстановлен в звании Адмирала Флота Советского Союза.

Ныне именем Кузнецова назван крупнейший корабль российского флота (Тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов»), ему воздвигнуты памятники, его именем названы флотские училища, площади и улицы во многих городах России.

Памятник Адмиралу Флота Советского Союза Кузнецову в Архангельске. Памятник Адмиралу Флота Советского Союза Кузнецову во Владивостоке.

В Архангельске, где началась военно-морская карьера Николая Герасимовича, его именем названа улица, а в 2010 году установлен памятник[9].

В 2004 году на флоте широко отмечалось столетие со дня его рождения.

Приказом Министра обороны Российской Федерации № 25 от 27 января 2003 года учреждена ведомственная медаль Министерства обороны Российской Федерации «Адмирал Кузнецов».

Воинские звания

Награды

Награды СССРИностранные награды

Орден «За боевые заслуги» (МНР, 1972).

Сочинения

Память

Памятная серебряная монета ЦБ РФ «Авианесущий крейсер „Адмирал Кузнецов“» в серии «300-летие Российского флота». Аверс.

Памятники Кузнецову воздвигнуты в Севастополе, Владивостоке, Архангельске и Вологде. Бюсты Кузнецова установлены в Военном инженерно-техническом университете в Санкт-Петербурге, во дворе школы № 1465 его имени в Москве, во дворе детского морского центра имени Петра Великого в Москве, у Дома детского творчества в городе Котласе, в сквере речников в Великом Устюге, у входа в Нахимовское военно-морское училище в Мурманске.

Мемориальные доски установлены на здании Главного штаба ВМФ в Москве, на доме № 9 по Тверской улице в Москве, на доме на улице Запарина в Хабаровске.

Мемориальный музей создан в деревне Медведки Котласского района Архангельской области.

Министерством обороны Российской Федерации учреждена медаль «Адмирал Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецов».

Именем Кузнецова названы:

Фильмы

  • Далёкое-близкое (киноинтервью). Центрнаучфильм, реж. В. А. Николаева, 1971.
  • День первый — день последний (Война глазами морского министра). Док. фильм АПН.
  • Неизвестная война. часть 17. Союзники (документальный сериал, реж. Р. Кармен) (эпизоды).

См. также

Примечания

Литература

  • Золотые Звёзды северян: Сборник. — Изд. 2-е. — Архангельск: Северо-Западное книжное издательство, 1971. — С. 110—111.
  • Рудный В. А. Готовность № 1: О Н. Г. Кузнецове. — Изд. 2-е. — М.: Политиздат, 1985. — 128, [8] с. — (Герои Советской Родины). — 200 000 экз. (обл.; 1-е издание — 1982)
  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. — М.: Воениздат, 1987. — Т. 1. — 803 с.
  • Лурье В. М. Адмиралы и генералы Военно-Морского Флота СССР в период Великой Отечественной и Советско-японской войн (1941-1945). — СПб.: Русско-Балтийский информационный центр «БЛИЦ», 2001. — 280 с. — 1000 экз. — ISBN 5-86789-102-X.
  • Адмирал Флота: Героические и драматические страницы жизни Н. Г. Кузнецова / Составитель, автор примечаний Р. В. Кузнецова. — М.: Унипринт, 2002. — 384, [16] с. — (Полководцы Великой Отечественной). — 5 000 экз. — ISBN 5-88834-035-9.
  • Флотоводец: Материалы о жизни и деятельности Наркома Военно-Морского Флота Адмирала Флота Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова / Автор-составитель и редактор Р. В. Кузнецова. — М.: Садовое кольцо, 2004. — 352, [16] с. — (Библиотека Общероссийского Движения Поддержки Флота). — 100 000 экз. — ISBN 5-89-633-004-9.
  • Близниченко С. С., Лазарев С. Е. Борьба с «космополитами» в военно-морских академиях (1947–1953 гг.) // Известия Тульского гос. ун-та. 2012. Гуманитар. науки. Выпуск 3. С. 111–120.

Ссылки

wikiredia.ru

Николай Герасимович Кузнецов - это... Что такое Николай Герасимович Кузнецов?

Никола́й Гера́симович Кузнецо́в (11 (24) июля 1904, Медведки, ныне Котласского района Архангельской области — 6 декабря 1974, Москва) — советский военно-морской деятель, Адмирал Флота Советского Союза (3 марта 1955), в 1939—1947 и 1951—1955 возглавлял советский ВМФ (как Народный комиссар Военно-морского флота (1939—1946), Военно-морской Министр (1951—1953) и Главнокомандующий). Член ЦК ВКП(б) в 1939—1956 гг., депутат Верховного Совета СССР 2 и 4-го созывов. Один из наиболее выдающихся военачальников Великой Отечественной войны. В 1950-е—1980-е годы его роль в войне часто замалчивалась.

Начало карьеры

Сын казённого крестьянина Герасима Федоровича Кузнецова (1861—-1915). С 1917 рассыльный Архангельского порта. В 1919 15-летний Кузнецов вступил в Северодвинскую флотилию, приписав себе два года, чтобы быть принятым (ошибочный год рождения 1902 до сих пор встречается в некоторых справочниках). В 1921—1922 строевой Архангельского флотского экипажа. C 1922 служил в Петрограде, в 1923—1926 учился в Военно-морском училище им. Фрунзе, которое окончил с отличием 5 октября 1926. Местом службы выбрал Черноморский флот и крейсер «Червона Украина». В 1929—1932 слушатель Военно-морской академии, которую также окончил с отличием. Затем вновь служил на Чёрном море, а с 1933 командовал тем же крейсером, где довёл до совершенства систему боевой готовности одиночного корабля. Дослужившись до капитана первого ранга (один из самых молодых в мире), в 1936 году отправлен на гражданскую войну в Испанию, где был главным военно-морским советником республиканского правительства (принял псевдоним дон Николас Лепанто, в честь самой великой морской победы Испании).

С августа 1937 — заместитель командующего, с 10 января 1938 — флагман 2-го ранга, командующий Тихоокеанским флотом; столкнувшись с репрессиями и постоянными арестами на флоте, сумел отстоять многих своих подчинённых. Поддерживал действия сухопутных сил в боях у озера Хасан.

Нарком ВМФ

29 апреля 1939 34-летний Кузнецов назначен народным комиссаром ВМФ СССР: он был самым молодым наркомом в Союзе и первым моряком на этой должности (ранее наркомами были комиссар Смирнов и чекист Фриновский; оба они были активными организаторами репрессий на флоте и оба сами стали их жертвами). Внёс большой вклад в укрепление обезглавленного чистками флота перед войной; провёл ряд крупных учений, лично посетил множество кораблей, решая организационные и кадровые вопросы. Стал инициатором открытия новых морских училищ и морских спецшкол (впоследствии нахимовских училищ). При его активном участии были приняты дисциплинарный и корабельный уставы ВМФ. Во многом действовал без оглядки на мнение Сталина. 24 июля 1939 года по его инициативе введён День Военно-Морского Флота. При введении генеральских и адмиральских званий в июне 1940 года ему было присвоено звание адмирала.

Великая Отечественная война

Адмирал Кузнецов был одним из немногих советских военачальников, принявшим действенные меры накануне нападения Германии после того, как появились первые предупреждения об этом. Так как ВМФ составлял отдельный наркомат и не подчинялся приказу Тимошенко и Жукова от 21 июня 1941 года о недопустимости «поддаваться на провокации», Кузнецов смог своим приказом от того же числа привести все флоты и флотилии в состояние боевой готовности. В этом решении был определённый риск, ибо оно шло вопреки воле Сталина. В результате 22 июня, в день нападения Германии, ВМФ не потерял ни одного корабля и ни единого самолёта морской авиации, а ответил противнику организованным огнём.

Во время войны Кузнецов оперативно и энергично руководил флотом, координируя его действия с операциями прочих Вооружённых Сил. Был членом Ставки Верховного Главнокомандования, постоянно выезжал на корабли и фронты. Флот предотвратил вторжение на Кавказ с моря. Большую роль в противодействии противнику сыграли морская авиация и подводный флот. ВМФ сопровождал конвои с ленд-лизом и оказывал помощь союзникам. Значительная роль уделялась морскому образованию и учёту опыта войны.

В феврале 1944 года Кузнецову присвоено звание адмирал флота (четыре звезды, равное генералу армии), а в 31 мая 1945 года оно приравнено к званию Маршала Советского Союза и введены погоны маршальского типа. В том же году Кузнецов стал Героем Советского Союза.

Первая опала

С 25 февраля 1946 Наркомат ВМФ упразднён, и Кузнецов остался главнокомандующим ВМС и заместителем министра Вооружённых Сил, но и с этого поста был снят в январе 1947 года по распоряжению Сталина; назначен начальником Управления военно-морских учебных заведений в Ленинграде.

В 1948 вместе с группой адмиралов предан по сфабрикованному обвинению суду Военной Коллегии; товарищи Кузнецова получили разные тюремные сроки (адмирал Л. М. Галлер умер в тюрьме), а он был разжалован до контр-адмирала. С июня 1948 заместитель Главнокомандующего войсками Дальнего Востока по военно-морским силам. С февраля 1950 командующий 5-м военно-морским флотом на Тихом океане. 20 июля 1951 года Кузнецов вновь возглавил флот как Военно-морской министр СССР (до 15 марта 1953), но судимость была снята и звание адмирала флота возвращено только после смерти Сталина 11 мая 1953.

Вторая опала

В 1953—1955 Кузнецов — Главнокомандующий ВМФ и заместитель министра обороны. 3 марта 1955 его звание переименовано в «Адмирал Флота Советского Союза», а ему вручена Маршальская Звезда. В этот период уделял большое внимание технологическому перевооружению флота, в частности, развитию авианосцев.

Однако у него быстро испортились отношения с министром обороны Г. К. Жуковым, с которым они не вполне ладили ещё во время войны. В декабре 1955 года Кузнецова под предлогом виновности во взрыве на линкоре «Новороссийск» сняли с должности (хотя в это время он находился в отпуске по болезни), а 17 февраля 1956 года он понижен до вице-адмирала и уволен в отставку с унизительной формулировкой «без права работать во флоте».

Писал и публиковал воспоминания. Автор «официальной» книги «Курсом к победе» и мемуаров о войне, о репрессиях, о Сталине, которые были изданы лишь посмертно; в них он резко критикует партийное вмешательство в дела армии и утверждает, что «государством должен править закон». В отличие от многих других «маршальских» воспоминаний, записки написаны Кузнецовым лично и отличаются хорошим стилем. В официальной истории войны его роль из-за опалы часто затушёвывалась.

Восстановление имени

После отставки Жукова в 1957 году и Хрущёва в 1964 году группа ветеранов ВМФ неоднократно ходатайствовала перед правительством о том, чтобы Кузнецов был восстановлен в звании и устроен в Группу генеральных инспекторов Министерства обороны (что дало бы ему, помимо символических, и материальные преимущества). Тем не менее все эти инициативы наталкивались на противодействие главкома ВМФ, преемника Кузнецова, С. Г. Горшкова.

ТАКР Адмирал Кузнецов на сцепке 300 лет Российскому флоту

Даже посмертно Кузнецова не удавалось восстановить в звании, пока Горшков был жив. Лишь 26 июля 1988 года Кузнецов был посмертно восстановлен в звании Адмирала Флота Советского Союза. До этого 14 лет по воле его родственников на его могиле не значилось никакого воинского звания.

Ныне именем Кузнецова назван один из крупнейших кораблей российского флота (Тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов»), ему воздвигнуты памятники, его именем названы флотские училища, площадь в Барнауле. В 2004 году на флоте широко отмечалось столетие со дня его рождения.

Приказом Министра обороны Российской Федерации № 25 от 27 января 2003 года учреждена ведомственная медаль Министерства обороны Российской Федерации «Адмирал Кузнецов».

Награды

Награды СССР

Иностранные награды

Сочинения

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Кузнецов Николай Герасимович - биография

Советский военно-морской деятель, Адмирал Флота СССР (1955), Герой Советского Союза (1945).

Николай Герасимович Кузнецов родился 11 (24) июля 1904 года в семье Герасима Федоровича Кузнецова (1861-1915), крестьянина деревни Медведки Велико-Устюгского уезда Вологодской губернии (ныне в Котласском районе Архангельской области).

С 1917 года Н. Г. Кузнецов работал рассыльным в Архангельском порту. В 1919 году в возрасте 15 лет вступил в Северодвинскую флотилию, приписав себе два года, чтобы быть принятым (ошибочный 1902 год рождения до сих пор встречается в некоторых справочниках). В 1921-1922 годах был строевым Архангельского флотского экипажа.

C 1922 года Н. Г. Кузнецов служил в Петрограде, в 1923-1926 годах учился в Военно-морском училище им. М. В. Фрунзе, которое окончил с отличием. Служил на крейсере «Червона Украина» Черноморского флота, занимал должности командира батареи, командир роты, старшего вахтенного начальника.

В 1929-1932 годах Н. Г. Кузнецов являлся слушателем Военно-морской академии, которую также окончил с отличием. В 1932-1933 годах был старшим помощником командира крейсера «Красный Кавказ». С ноября 1933 по август 1936 командовал крейсером «Червона Украина».

В августе 1936 года Н. Г. Кузнецов был командирован в Испанию, где принял участие в Гражданской войне 1936-1938 годов (был военно-морским атташе и военно-морским советником правительства Испанской Республики под псевдонимом Николас Лепанто). Участвовал в подготовке и проведении боевых операций республиканского флота, обеспечивал прием транспортов из СССР. За деятельность в Испании был награжден орденами Ленина и Красного Знамени.

С августа 1937 года Н. Г. Кузнецов занимал должности заместителя командующего, а с января 1938 по март 1939 года - командующего Тихоокеанским флотом. Под его командованием силы флота поддерживали действия сухопутных войск во время боев у озера Хасан.

В марте 1939 года Н. Г. Кузнецов был переведен в Москву на должность заместителя наркома ВМФ СССР. На этом посту ему удалось внести большой вклад в укрепление флота перед Великой Отечественной войной 1941-1945 годов. Под руководством Н. Г. Кузнецова был проведен ряд крупных учений. Он лично посетил множество кораблей, решая организационные и кадровые вопросы. Стал инициатором открытия новых морских училищ и морских спецшкол (впоследствии нахимовских училищ). При введении генеральских и адмиральских званий в июне 1940 года ему было присвоено звание адмирала.

Во время Великой Отечественной войны Н. Г. Кузнецов был председателем Главного военного совета ВМФ и главнокомандующим ВМФ. Он оперативно и энергично руководил флотом, координируя его действия с операциями прочих вооруженных сил. Адмирал являлся членом Ставки Верховного Главнокомандования, постоянно выезжал на корабли и фронты. Флот предотвратил вторжение на Кавказ с моря. В 1944 году Н. Г. Кузнецову было присвоено воинское звание адмирал флота. 25 мая 1945 года это звание было приравнено к званию Маршала Советского Союза и введены погоны маршальского типа. В 1945 году Н. Г. Кузнецов был удостоен звания Героя Советского Союза.

В 1946 году наркомат ВМФ СССР был упразднен, ВМФ был включен в состав объединенного Министерства Вооруженных Сил СССР. Н. Г. Кузнецов был назначен главнокомандующим ВМС - заместителем министра Вооруженных Сил СССР. В январе 1947 года вследствие разногласий с И. В. Сталиным по поводу программы дальнейшего развития ВМФ адмирал был снят с поста Главкома и в феврале 1947 года назначен начальником Управления военно-морских учебных заведений.

12 января 1948 года Кузнецов вместе с группой адмиралов был предан Суду чести Министерства Вооруженных Сил СССР по обвинению в том, что в 1942-1944 годах они без разрешения Правительства СССР передали Великобритании и США секретные чертежи и описания высотной парашютной торпеды, дистанционной гранаты, нескольких корабельных артиллерийских систем, схемы управления стрельбой, а также большое количество секретных морских карт. Суд чести признал их виновными.

В феврале 1948 года Военная коллегия Верховного суда СССР признала Н. Г. Кузнецова виновным в предъявленных ему обвинениях, но, учитывая его большие заслуги в прошлом, постановила не применять к нему уголовного наказания. Одновременно Военная коллегия постановила ходатайствовать перед Советом Министров о снижении Кузнецова в воинском звании до контр-адмирала. Остальные обвиняемые были осуждены на различные сроки заключения.

В 1948-1950 годах контр-адмирал Н. Г. Кузнецов занимал должность заместителя Главнокомандующего войсками Дальнего Востока по военно-морским силам.

С февраля 1950 года он командовал 5-м военно-морским флотом на Тихом океане. В январе 1951 года ему было присвоено воинское звание вице-адмирала.

В 1951-1953 годах Н. Г. Кузнецов вновь возглавлял флот как Военно-морской министр СССР. В мае 1953 года судимость с него была снята и звание адмирала флота возвращено.

В 1953-1955 годах Н. Г. Кузнецов был 1-м заместителем министра обороны СССР - Главнокомандующим ВМФ. В марте 1955 года его звание было переименовано в «Адмирал Флота СССР», а ему была вручена Маршальская Звезда. В этот период флотоводец уделял большое внимание вопросам технологического перевооружения флота, в частности, развитию авианосцев. Он участвовал в подготовке и выполнении государственной программы строительства атомного и ракетного флота СССР.

Напряженные отношения адмирала с министром обороны СССР Г. К. Жуковым негативно повлияли на его дальнейшую службу. В декабре 1955 года Н. Г. Кузнецов под предлогом виновности во взрыве на линкоре «Новороссийск» был снят с должности. 17 февраля 1956 года флотоводец был понижен в звании до вице-адмирала и уволен в отставку с формулировкой «без права работать во флоте». В отставке им был создан ряд произведений мемуарной литературы, обладающих большой исторической ценностью.

Н. Г. Кузнецов был членом ВКП (б) с 1925 года. В 1939-1955 одах входил в состав ЦК партии. Избирался депутатом Верховного Совета СССР 1-го, 2-го и 4-го созывов.

Среди наград Н. Г. Кузнецова - четыре ордена Ленина, три ордена Красного Знамени, орден Красной Звезды, два ордена Ушакова 1-й степени, орден Знак Почета, а также ряд иностранных орденов.

Н. Г. Кузнецов скончался в Москве 6 декабря 1974 года и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

26 июля 1988 года Н. Г. Кузнецов был посмертно восстановлен в звании Адмирала Флота СССР.

www.bankgorodov.ru

Кузнецов, Николай Герасимович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Кузнецов.

Никола́й Гера́симович Кузнецо́в (11 (24) июля 1904, Медведки (ныне Котласского района Архангельской области) — 6 декабря 1974, Москва) — советский военно-морской деятель, Адмирал Флота Советского Союза (3 марта 1955), в 1939—1947 и 1951—1955 возглавлял советский ВМФ (как Народный комиссар Военно-морского флота (1939—1946), Военно-морской Министр (1951—1953) и Главнокомандующий). Герой Советского Союза (1945). Член ЦК ВКП(б) в 1939—1956, депутат Верховного Совета СССР 2-го и 4-го созывов. Его выдающаяся роль в Великой отечественной стала достоянием общественности только в 1950—1980-е годы. Известен критическими по отношению к сталинскому режиму высказываниями в своих мемуарах. В годы послевоенного сталинского террора был обвинен в работе на разведывательные службы США и их союзников. Но после 1953 уголовное дело в отношении него было прекращено за отсутствием состава преступления.

Начало карьеры

Сын казённого крестьянина Герасима Фёдоровича Кузнецова (1861—1915). С 1917 года — рассыльный Архангельского порта. В 1919 году 15-летний Николай Кузнецов вступил в Северо-Двинскую военную речную флотилию, приписав себе два года, чтобы быть принятым (ошибочный год рождения (1902-й) до сих пор встречается в некоторых справочниках). В 1921—1922 годах — строевой Архангельского флотского экипажа. С 1922 года служил в Петрограде, в 1923—1926 годах учился в Военно-морском училище им. Фрунзе, которое окончил с отличием 5 октября 1926 года. Местом службы выбрал Черноморский флот и крейсер «Червона Украина», первый из построенных в СССР крейсеров (командир батареи, командир роты, старший вахтенный начальник). В 1929—1932 годах — слушатель Военно-морской академии, которую также окончил с отличием. В 1932—1933 годах — старший помощник командира крейсера «Красный Кавказ». С ноября 1933 по август 1936 командовал крейсером «Червона Украина», где довёл до совершенства систему боевой готовности одиночного корабля. В августе 1936 года отправлен на гражданскую войну в Испанию, где был главным военно-морским советником республиканского правительства (принял псевдоним дон Николас Лепанто, в честь самой великой морской победы Испании). Участвовал в подготовке и проведении боевых операций республиканского флота, обеспечивал приём транспортов из СССР. За деятельность в Испании награждён орденами Ленина и Красного Знамени.

С августа 1937 года — капитан 1-го ранга[1] и заместитель командующего, с января 1938 года по март 1939 года — командующий Тихоокеанским флотом. 2 февраля 1938 года присвоено очередное воинское звание флагман 2-го ранга. Силы флота под командованием Кузнецова поддерживали действия сухопутных сил во время боёв у озера Хасан.

В марте 1939 года Кузнецов переводится в Москву на должность заместителя Наркома ВМФ СССР. 3 апреля 1939 года присвоено внеочередное воинское звание флагман флота 2-го ранга.

Нарком ВМФ СССР

29 апреля 1939 34-летний Кузнецов назначен Народным комиссаром ВМФ СССР: он был самым молодым наркомом в Союзе и первым моряком на этой должности (ранее наркомами были комиссар П. А. Смирнов и чекист М. П. Фриновский; оба они были активными организаторами репрессий на флоте, причем во всех случаях смена руководства сопровождалась физической ликвидацией предыдущего). Внёс большой вклад в укрепление обезглавленного чистками флота перед войной; провёл ряд крупных учений, лично посетил множество кораблей, решая организационные и кадровые вопросы. Стал инициатором открытия новых морских училищ и морских спецшкол (впоследствии нахимовских училищ). Также его приказом в 1939 году была сохранена старая Петербургская инженерная научно-педагогическая школа, был возвращён обратно в Ленинград Морской инженерный факультет, и под именем ВИТУ восстановлена Николаевская инженерная научно-педагогическая школа[2][3]. При его активном участии были приняты дисциплинарный и корабельный уставы ВМФ. 24 июля 1939 года по его инициативе введён День Военно-Морского Флота. При введении генеральских и адмиральских званий в июне 1940 года ему было присвоено звание адмирала. Его приказом в 1941 году было создано первое водолазное специальное подразделение РОН (Рота особого назначения)[4].

Великая Отечественная война

К началу Великой Отечественной войны адмирал Кузнецов внёс существенный вклад в усиление боевой мощи, в повышение боеготовности сил и средств ВМФ. Накануне нападения Германии на СССР принял действенные меры по повышению боеготовности флотов, а в ночь на 22 июня отдал приказ о приведении их в полную боевую готовность, что позволило избежать потерь кораблей и морской авиации.

Во время войны Кузнецов был членом Ставки Верховного Главнокомандования, постоянно выезжал на корабли и фронты. Флот предотвратил вторжение на Кавказ с моря. Большую роль в противодействии противнику сыграли морская авиация и подводный флот. ВМФ оказывал помощь союзникам, а кроме того, сопровождал корабли, идущие по Ленд-лизу. Значительная роль уделялась морскому образованию и учёту опыта войны.

Со 2 февраля 1945 года Н. Г. Кузнецов — член Государственного Комитета Обороны (ГКО).

В 1945 году участвовал в составе советской делегации в работе Крымской и Потсдамской конференций руководителей трёх союзных держав.

31 мая 1944 года Кузнецову присвоено воинское звание адмирал флота (четыре звезды, равное генералу армии). 25 мая 1945 года это звание приравнено к званию Маршала Советского Союза и введены погоны маршальского типа. 14 сентября 1945 года Кузнецову присвоено звание Героя Советского Союза.

Первая опала

25 февраля 1946 самостоятельный Наркомат ВМФ СССР был упразднён и Военно-морской флот был включён в состав объединённого Наркомата Вооружённых Сил СССР. Кузнецов был назначен главнокомандующим ВМС — заместителем Наркома (затем Министра) Вооружённых Сил СССР. В январе 1947 года в результате разногласий со Сталиным по поводу программы дальнейшего развития ВМФ был снят с поста Главкома и в феврале 1947 года назначен начальником Управления военно-морских учебных заведений.

12 января 1948 года Кузнецов вместе с группой адмиралов (Л. М. Галлером, В. А. Алафузовым и Г. А. Степановым) был предан Суду чести Министерства Вооружённых Сил СССР под председательством Маршала Советского Союза Говорова. Обвинение состояло в том, что в 1942—1944 годах они без разрешения Правительства СССР передали Великобритании и США секретные чертежи и описания высотной парашютной торпеды, дистанционной гранаты, нескольких корабельных артиллерийских систем, схемы управления стрельбой, а также большое количество секретных морских карт. Суд чести признал их виновными и постановил ходатайствовать перед Советом Министров СССР о предании виновных суду Военной коллегии Верховного суда СССР.

2—3 февраля 1948 года Военная коллегия Верховного суда СССР признала Кузнецова виновным в предъявленных ему обвинениях, но, учитывая его большие заслуги в прошлом, постановила не применять к нему уголовного наказания. Одновременно Военная коллегия постановила ходатайствовать перед Советом Министров о снижении Кузнецова в воинском звании до контр-адмирала. Остальные обвиняемые были осуждены на различные сроки заключения.

С июня 1948 Кузнецов — заместитель Главнокомандующего войсками Дальнего Востока по военно-морским силам.

С февраля 1950 — командующий 5-м военно-морским флотом на Тихом океане.

В январе 1951 года Кузнецову было присвоено «очередное» воинское звание — вице-адмирал.

20 июля 1951 года Кузнецов вновь возглавил флот как Военно-морской министр СССР (до 15 марта 1953 года), но звание адмирала флота было возвращено только 13 мая 1953 года — после смерти Сталина и снятия судимости .

Вторая опала

В 1953—1955 годы Кузнецов — первый заместитель Министра обороны СССР — Главнокомандующий ВМФ. 3 марта 1955 года его звание переименовано в «Адмирал Флота Советского Союза» и ему вручена Маршальская Звезда. В этот период Кузнецов уделял большое внимание технологическому перевооружению флота, в частности, развитию авианосцев.

Однако у него быстро испортились отношения с министром обороны Г. К. Жуковым, с которым они не вполне ладили ещё во время войны[5]. В декабре 1955 года Кузнецова под предлогом виновности во взрыве на линкоре «Новороссийск» сняли с должности (хотя в это время он находился в отпуске по болезни), а 17 февраля 1956 года он понижен в звании до вице-адмирала и отправлен в отставку с унизительной формулировкой «без права работать во флоте».

Писал и публиковал воспоминания. Автор «официальной» книги «Курсом к победе» и мемуаров о войне, о репрессиях, о Сталине, которые были изданы лишь посмертно; в них он резко критикует партийное вмешательство в дела армии и утверждает: «государством должен править закон». В отличие от многих других «маршальских» воспоминаний, записки написаны Кузнецовым лично и отличаются хорошим стилем. В официальной истории войны его роль из-за опалы часто затушёвывалась.

Восстановление имени

После отставки Жукова в 1957 году и Хрущёва в 1964 году группа ветеранов ВМФ неоднократно ходатайствовала перед правительством о том, чтобы Кузнецов был восстановлен в звании и устроен в Группу генеральных инспекторов Министерства обороны (что дало бы ему, помимо символических, и материальные преимущества). Тем не менее, все эти инициативы наталкивались на противодействие главкома ВМФ, преемника Кузнецова, С. Г. Горшкова.

После выступления нового Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева в год 20-летия победы, в котором Н. Г. Кузнецов был назван среди выдающихся военачальников, он стал постепенно входить в общественную жизнь[6].

Даже посмертно Кузнецова не удавалось восстановить в звании, пока Горшков был жив. Лишь 26 июля 1988 года Кузнецов был посмертно восстановлен в звании Адмирала Флота Советского Союза.

Ныне именем Кузнецова назван крупнейший корабль российского флота (Тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов»), ему воздвигнуты памятники, его именем названы флотские училища, площади и улицы во многих городах России.

В Архангельске, где началась морская карьера Николая Герасимовича, его именем названа улица, а в 2010 году установлен памятник[7].

В 2004 году на флоте широко отмечалось столетие со дня его рождения.

Приказом Министра обороны Российской Федерации № 25 от 27 января 2003 года учреждена ведомственная медаль Министерства обороны Российской Федерации «Адмирал Кузнецов».

Воинские звания

Награды

Награды СССР Иностранные награды

Сочинения

  • [militera.lib.ru/memo/russian/kuznetsov-1/index.html Накануне. — М.: Воениздат, 1966].
  • На флотах боевая тревога. — М.: Воениздат, 1971.
  • [militera.lib.ru/memo/russian/kuznetsov2/index.html Курсом к победе. — М.: Воениздат, 1975].
  • [militera.lib.ru/memo/russian/kuznetsov_ng4/index.html На далёком меридиане. — М.: Наука, 1966].
  • [militera.lib.ru/memo/russian/kuznetsov_ng3/index.html Крутые повороты: из записок адмирала. — М.: Мол. гвардия, 1995].

Память

Памятники Кузнецову воздвигнуты в Севастополе, Владивостоке и Архангельске. Бюсты Кузнецова установлены в Военном инженерно-техническом университете в Санкт-Петербурге, во дворе школы № 1465 его имени в Москве, во дворе детского морского центра имени Петра Великого в Москве, у Дома детского творчества в городе Котласе. В Великом Устюге в сквере речников.

Мемориальные доски установлены на здании Главного штаба ВМФ в Москве, на доме № 9 по Тверской улице в Москве, на доме на улице Запарина в Хабаровске.

Именем Кузнецова названы:

  • улицы в Архангельске, Владивостоке, Железнодорожном и Котласе; площадь в Барнауле;
  • тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» — флагман российского ВМФ;
  • Военно-морская академия;
  • подводный остров в Тихом океане;
  • пролив между островами Беринга и Медным;
  • теплоход на реке Северной Двине;
  • средние школы № 4 в городе Таре Омской области, № 1465 в Москве. Министерством обороны Российской Федерации учреждена медаль «Адмирал Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецов». Мемориальный музей создан в деревне Медведки Котласского района Архангельской области.

    Фильмы

    • Далёкое-близкое (киноинтервью). Центрнаучфильм, реж. В. А. Николаева, 1971.
    • День первый — день последний (Война глазами морского министра). Док. фильм АПН.
    • Неизвестная война. часть 17. Союзники (документальный сериал, реж. Р. Кармен) (эпизоды).

    См. также

    Напишите отзыв о статье "Кузнецов, Николай Герасимович"

    Примечания

    1. ↑ В то время это звание соответствовало званию комбриг.
    2. ↑ [www.sovinformburo.com/organization/detail/?item_id=1478&type=0 Текст приказа Н. Г. Кузнецова].
    3. ↑ [www.online812.ru/2009/03/24/002/pda.html О памятнике Н. Г. Кузнецова в ВИТУ].
    4. ↑ [glavkom.narod.ru/directiv.htm Приказы и директивы народного комиссара ВМФ Н. Г. Кузнецова в годы Великой Отечественной войны].
    5. ↑ [old.redstar.ru/2001/08/28_08/4_01.html Русский характер]. Проверено 21 марта 2013.
    6. ↑ [encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/history/[email protected] К 110-летию со дня рождения Адмирала Флота Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова (1904 — 1974 гг.) : Министерство обороны Российской Федерации]
    7. ↑ [nordportal.ru/news/economic/na-pamyatnik-admiralu-kuzneczovu-trebuetsya-eshhe-okolo-milliona-rublej.html Памятник Кузнецову]. Проверено 29 апреля 2010. [www.webcitation.org/61CVp0gub Архивировано из первоисточника 25 августа 2011].
    8. ↑ Солдаты XX века. Справочник. / редколл., отв. ред. проф. С. М. Семенов. выпуск IV, том 2. М., ОАО "Московская типография № 6", 2005. стр.85

    Литература

    • Золотые Звёзды северян: Сборник. — Изд. 2-е. — Архангельск: Северо-Западное книжное издательство, 1971. — С. 110—111.
    • Рудный В. А. Готовность № 1: О Н. Г. Кузнецове. — Изд. 2-е. — М.: Политиздат, 1985. — 128, [8] с. — (Герои Советской Родины). — 200 000 экз. (обл.; 1-е издание — 1982)
    • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. — М.: Воениздат, 1987. — Т. 1. — 803 с.
    • Лурье В. М. Адмиралы и генералы Военно-Морского Флота СССР в период Великой Отечественной и Советско-японской войн (1941-1945). — СПб.: Русско-Балтийский информационный центр «БЛИЦ», 2001. — 280 с. — 1000 экз. — ISBN 5-86789-102-X.
    • Адмирал Флота: Героические и драматические страницы жизни Н. Г. Кузнецова / Составитель, автор примечаний Р. В. Кузнецова. — М.: Унипринт, 2002. — 384, [16] с. — (Полководцы Великой Отечественной). — 5 000 экз. — ISBN 5-88834-035-9.
    • Флотоводец: Материалы о жизни и деятельности Наркома Военно-Морского Флота Адмирала Флота Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова / Автор-составитель и редактор Р. В. Кузнецова. — М.: Садовое кольцо, 2004. — 352, [16] с. — (Библиотека Общероссийского Движения Поддержки Флота). — 100 000 экз. — ISBN 5-89-633-004-9.

    Ссылки

     [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=1014 Кузнецов, Николай Герасимович]. Сайт «Герои Страны».

  • [ru.rodovid.org/wk/Запись:154263 Кузнецов, Николай Герасимович] на «Родоводе». Дерево предков и потомков.
    • [glavkom.narod.ru/ Сайт, посвящённый Н. Г. Кузнецову]
    • [www.tiki-toki.com/timeline/entry/404112/kuznetsov/ Лента времени Н. Г. Кузнецова]
    • Никифоров Ю. А. [100.histrf.ru/commanders/kuznetsov-nikolay-gerasimovich/ Кузнецов Николай Герасимович]. Проект РВИО и ВГТРК [100.histrf.ru «100 великих полководцев»]. [www.webcitation.org/6HZSYZSrM Архивировано из первоисточника 22 июня 2013].
    • В. А. Разумный. [razumny.ru/kuznecov.htm Воспоминания современника о Н. Г. Кузнецове]
    • [archive.is/20121225070012/moscow-tombs.narod.ru/raznoe/novodevichye/kuznetsov.htm Могила на Новодевичьем кладбище].
    •  [youtube.com/watch?v=Q6wE2Om-72w Документальный фильм из сериала «Дороже золота», посвящённый адмиралу Николаю Кузецову]
  • Отрывок, характеризующий Кузнецов, Николай Герасимович

    – Что? Мама?… Что? – Поди, поди к нему. Он просит твоей руки, – сказала графиня холодно, как показалось Наташе… – Поди… поди, – проговорила мать с грустью и укоризной вслед убегавшей дочери, и тяжело вздохнула. Наташа не помнила, как она вошла в гостиную. Войдя в дверь и увидав его, она остановилась. «Неужели этот чужой человек сделался теперь всё для меня?» спросила она себя и мгновенно ответила: «Да, всё: он один теперь дороже для меня всего на свете». Князь Андрей подошел к ней, опустив глаза. – Я полюбил вас с той минуты, как увидал вас. Могу ли я надеяться? Он взглянул на нее, и серьезная страстность выражения ее лица поразила его. Лицо ее говорило: «Зачем спрашивать? Зачем сомневаться в том, чего нельзя не знать? Зачем говорить, когда нельзя словами выразить того, что чувствуешь». Она приблизилась к нему и остановилась. Он взял ее руку и поцеловал. – Любите ли вы меня? – Да, да, – как будто с досадой проговорила Наташа, громко вздохнула, другой раз, чаще и чаще, и зарыдала. – Об чем? Что с вами? – Ах, я так счастлива, – отвечала она, улыбнулась сквозь слезы, нагнулась ближе к нему, подумала секунду, как будто спрашивая себя, можно ли это, и поцеловала его. Князь Андрей держал ее руки, смотрел ей в глаза, и не находил в своей душе прежней любви к ней. В душе его вдруг повернулось что то: не было прежней поэтической и таинственной прелести желания, а была жалость к ее женской и детской слабости, был страх перед ее преданностью и доверчивостью, тяжелое и вместе радостное сознание долга, навеки связавшего его с нею. Настоящее чувство, хотя и не было так светло и поэтично как прежнее, было серьезнее и сильнее. – Сказала ли вам maman, что это не может быть раньше года? – сказал князь Андрей, продолжая глядеть в ее глаза. «Неужели это я, та девочка ребенок (все так говорили обо мне) думала Наташа, неужели я теперь с этой минуты жена , равная этого чужого, милого, умного человека, уважаемого даже отцом моим. Неужели это правда! неужели правда, что теперь уже нельзя шутить жизнию, теперь уж я большая, теперь уж лежит на мне ответственность за всякое мое дело и слово? Да, что он спросил у меня?» – Нет, – отвечала она, но она не понимала того, что он спрашивал. – Простите меня, – сказал князь Андрей, – но вы так молоды, а я уже так много испытал жизни. Мне страшно за вас. Вы не знаете себя. Наташа с сосредоточенным вниманием слушала, стараясь понять смысл его слов и не понимала. – Как ни тяжел мне будет этот год, отсрочивающий мое счастье, – продолжал князь Андрей, – в этот срок вы поверите себя. Я прошу вас через год сделать мое счастье; но вы свободны: помолвка наша останется тайной и, ежели вы убедились бы, что вы не любите меня, или полюбили бы… – сказал князь Андрей с неестественной улыбкой. – Зачем вы это говорите? – перебила его Наташа. – Вы знаете, что с того самого дня, как вы в первый раз приехали в Отрадное, я полюбила вас, – сказала она, твердо уверенная, что она говорила правду. – В год вы узнаете себя… – Целый год! – вдруг сказала Наташа, теперь только поняв то, что свадьба отсрочена на год. – Да отчего ж год? Отчего ж год?… – Князь Андрей стал ей объяснять причины этой отсрочки. Наташа не слушала его. – И нельзя иначе? – спросила она. Князь Андрей ничего не ответил, но в лице его выразилась невозможность изменить это решение. – Это ужасно! Нет, это ужасно, ужасно! – вдруг заговорила Наташа и опять зарыдала. – Я умру, дожидаясь года: это нельзя, это ужасно. – Она взглянула в лицо своего жениха и увидала на нем выражение сострадания и недоумения. – Нет, нет, я всё сделаю, – сказала она, вдруг остановив слезы, – я так счастлива! – Отец и мать вошли в комнату и благословили жениха и невесту. С этого дня князь Андрей женихом стал ездить к Ростовым.

    Обручения не было и никому не было объявлено о помолвке Болконского с Наташей; на этом настоял князь Андрей. Он говорил, что так как он причиной отсрочки, то он и должен нести всю тяжесть ее. Он говорил, что он навеки связал себя своим словом, но что он не хочет связывать Наташу и предоставляет ей полную свободу. Ежели она через полгода почувствует, что она не любит его, она будет в своем праве, ежели откажет ему. Само собою разумеется, что ни родители, ни Наташа не хотели слышать об этом; но князь Андрей настаивал на своем. Князь Андрей бывал каждый день у Ростовых, но не как жених обращался с Наташей: он говорил ей вы и целовал только ее руку. Между князем Андреем и Наташей после дня предложения установились совсем другие чем прежде, близкие, простые отношения. Они как будто до сих пор не знали друг друга. И он и она любили вспоминать о том, как они смотрели друг на друга, когда были еще ничем , теперь оба они чувствовали себя совсем другими существами: тогда притворными, теперь простыми и искренними. Сначала в семействе чувствовалась неловкость в обращении с князем Андреем; он казался человеком из чуждого мира, и Наташа долго приучала домашних к князю Андрею и с гордостью уверяла всех, что он только кажется таким особенным, а что он такой же, как и все, и что она его не боится и что никто не должен бояться его. После нескольких дней, в семействе к нему привыкли и не стесняясь вели при нем прежний образ жизни, в котором он принимал участие. Он про хозяйство умел говорить с графом и про наряды с графиней и Наташей, и про альбомы и канву с Соней. Иногда домашние Ростовы между собою и при князе Андрее удивлялись тому, как всё это случилось и как очевидны были предзнаменования этого: и приезд князя Андрея в Отрадное, и их приезд в Петербург, и сходство между Наташей и князем Андреем, которое заметила няня в первый приезд князя Андрея, и столкновение в 1805 м году между Андреем и Николаем, и еще много других предзнаменований того, что случилось, было замечено домашними. В доме царствовала та поэтическая скука и молчаливость, которая всегда сопутствует присутствию жениха и невесты. Часто сидя вместе, все молчали. Иногда вставали и уходили, и жених с невестой, оставаясь одни, всё также молчали. Редко они говорили о будущей своей жизни. Князю Андрею страшно и совестно было говорить об этом. Наташа разделяла это чувство, как и все его чувства, которые она постоянно угадывала. Один раз Наташа стала расспрашивать про его сына. Князь Андрей покраснел, что с ним часто случалось теперь и что особенно любила Наташа, и сказал, что сын его не будет жить с ними. – Отчего? – испуганно сказала Наташа. – Я не могу отнять его у деда и потом… – Как бы я его любила! – сказала Наташа, тотчас же угадав его мысль; но я знаю, вы хотите, чтобы не было предлогов обвинять вас и меня. Старый граф иногда подходил к князю Андрею, целовал его, спрашивал у него совета на счет воспитания Пети или службы Николая. Старая графиня вздыхала, глядя на них. Соня боялась всякую минуту быть лишней и старалась находить предлоги оставлять их одних, когда им этого и не нужно было. Когда князь Андрей говорил (он очень хорошо рассказывал), Наташа с гордостью слушала его; когда она говорила, то со страхом и радостью замечала, что он внимательно и испытующе смотрит на нее. Она с недоумением спрашивала себя: «Что он ищет во мне? Чего то он добивается своим взглядом! Что, как нет во мне того, что он ищет этим взглядом?» Иногда она входила в свойственное ей безумно веселое расположение духа, и тогда она особенно любила слушать и смотреть, как князь Андрей смеялся. Он редко смеялся, но зато, когда он смеялся, то отдавался весь своему смеху, и всякий раз после этого смеха она чувствовала себя ближе к нему. Наташа была бы совершенно счастлива, ежели бы мысль о предстоящей и приближающейся разлуке не пугала ее, так как и он бледнел и холодел при одной мысли о том. Накануне своего отъезда из Петербурга, князь Андрей привез с собой Пьера, со времени бала ни разу не бывшего у Ростовых. Пьер казался растерянным и смущенным. Он разговаривал с матерью. Наташа села с Соней у шахматного столика, приглашая этим к себе князя Андрея. Он подошел к ним. – Вы ведь давно знаете Безухого? – спросил он. – Вы любите его? – Да, он славный, но смешной очень. И она, как всегда говоря о Пьере, стала рассказывать анекдоты о его рассеянности, анекдоты, которые даже выдумывали на него. – Вы знаете, я поверил ему нашу тайну, – сказал князь Андрей. – Я знаю его с детства. Это золотое сердце. Я вас прошу, Натали, – сказал он вдруг серьезно; – я уеду, Бог знает, что может случиться. Вы можете разлю… Ну, знаю, что я не должен говорить об этом. Одно, – чтобы ни случилось с вами, когда меня не будет… – Что ж случится?… – Какое бы горе ни было, – продолжал князь Андрей, – я вас прошу, m lle Sophie, что бы ни случилось, обратитесь к нему одному за советом и помощью. Это самый рассеянный и смешной человек, но самое золотое сердце. Ни отец и мать, ни Соня, ни сам князь Андрей не могли предвидеть того, как подействует на Наташу расставанье с ее женихом. Красная и взволнованная, с сухими глазами, она ходила этот день по дому, занимаясь самыми ничтожными делами, как будто не понимая того, что ожидает ее. Она не плакала и в ту минуту, как он, прощаясь, последний раз поцеловал ее руку. – Не уезжайте! – только проговорила она ему таким голосом, который заставил его задуматься о том, не нужно ли ему действительно остаться и который он долго помнил после этого. Когда он уехал, она тоже не плакала; но несколько дней она не плача сидела в своей комнате, не интересовалась ничем и только говорила иногда: – Ах, зачем он уехал! Но через две недели после его отъезда, она так же неожиданно для окружающих ее, очнулась от своей нравственной болезни, стала такая же как прежде, но только с измененной нравственной физиогномией, как дети с другим лицом встают с постели после продолжительной болезни.

    Здоровье и характер князя Николая Андреича Болконского, в этот последний год после отъезда сына, очень ослабели. Он сделался еще более раздражителен, чем прежде, и все вспышки его беспричинного гнева большей частью обрушивались на княжне Марье. Он как будто старательно изыскивал все больные места ее, чтобы как можно жесточе нравственно мучить ее. У княжны Марьи были две страсти и потому две радости: племянник Николушка и религия, и обе были любимыми темами нападений и насмешек князя. О чем бы ни заговорили, он сводил разговор на суеверия старых девок или на баловство и порчу детей. – «Тебе хочется его (Николеньку) сделать такой же старой девкой, как ты сама; напрасно: князю Андрею нужно сына, а не девку», говорил он. Или, обращаясь к mademoiselle Bourime, он спрашивал ее при княжне Марье, как ей нравятся наши попы и образа, и шутил… Он беспрестанно больно оскорблял княжну Марью, но дочь даже не делала усилий над собой, чтобы прощать его. Разве мог он быть виноват перед нею, и разве мог отец ее, который, она всё таки знала это, любил ее, быть несправедливым? Да и что такое справедливость? Княжна никогда не думала об этом гордом слове: «справедливость». Все сложные законы человечества сосредоточивались для нее в одном простом и ясном законе – в законе любви и самоотвержения, преподанном нам Тем, Который с любовью страдал за человечество, когда сам он – Бог. Что ей было за дело до справедливости или несправедливости других людей? Ей надо было самой страдать и любить, и это она делала. Зимой в Лысые Горы приезжал князь Андрей, был весел, кроток и нежен, каким его давно не видала княжна Марья. Она предчувствовала, что с ним что то случилось, но он не сказал ничего княжне Марье о своей любви. Перед отъездом князь Андрей долго беседовал о чем то с отцом и княжна Марья заметила, что перед отъездом оба были недовольны друг другом. Вскоре после отъезда князя Андрея, княжна Марья писала из Лысых Гор в Петербург своему другу Жюли Карагиной, которую княжна Марья мечтала, как мечтают всегда девушки, выдать за своего брата, и которая в это время была в трауре по случаю смерти своего брата, убитого в Турции. «Горести, видно, общий удел наш, милый и нежный друг Julieie». «Ваша потеря так ужасна, что я иначе не могу себе объяснить ее, как особенную милость Бога, Который хочет испытать – любя вас – вас и вашу превосходную мать. Ах, мой друг, религия, и только одна религия, может нас, уже не говорю утешить, но избавить от отчаяния; одна религия может объяснить нам то, чего без ее помощи не может понять человек: для чего, зачем существа добрые, возвышенные, умеющие находить счастие в жизни, никому не только не вредящие, но необходимые для счастия других – призываются к Богу, а остаются жить злые, бесполезные, вредные, или такие, которые в тягость себе и другим. Первая смерть, которую я видела и которую никогда не забуду – смерть моей милой невестки, произвела на меня такое впечатление. Точно так же как вы спрашиваете судьбу, для чего было умирать вашему прекрасному брату, точно так же спрашивала я, для чего было умирать этому ангелу Лизе, которая не только не сделала какого нибудь зла человеку, но никогда кроме добрых мыслей не имела в своей душе. И что ж, мой друг, вот прошло с тех пор пять лет, и я, с своим ничтожным умом, уже начинаю ясно понимать, для чего ей нужно было умереть, и каким образом эта смерть была только выражением бесконечной благости Творца, все действия Которого, хотя мы их большею частью не понимаем, суть только проявления Его бесконечной любви к Своему творению. Может быть, я часто думаю, она была слишком ангельски невинна для того, чтобы иметь силу перенести все обязанности матери. Она была безупречна, как молодая жена; может быть, она не могла бы быть такою матерью. Теперь, мало того, что она оставила нам, и в особенности князю Андрею, самое чистое сожаление и воспоминание, она там вероятно получит то место, которого я не смею надеяться для себя. Но, не говоря уже о ней одной, эта ранняя и страшная смерть имела самое благотворное влияние, несмотря на всю печаль, на меня и на брата. Тогда, в минуту потери, эти мысли не могли притти мне; тогда я с ужасом отогнала бы их, но теперь это так ясно и несомненно. Пишу всё это вам, мой друг, только для того, чтобы убедить вас в евангельской истине, сделавшейся для меня жизненным правилом: ни один волос с головы не упадет без Его воли. А воля Его руководствуется только одною беспредельною любовью к нам, и потому всё, что ни случается с нами, всё для нашего блага. Вы спрашиваете, проведем ли мы следующую зиму в Москве? Несмотря на всё желание вас видеть, не думаю и не желаю этого. И вы удивитесь, что причиною тому Буонапарте. И вот почему: здоровье отца моего заметно слабеет: он не может переносить противоречий и делается раздражителен. Раздражительность эта, как вы знаете, обращена преимущественно на политические дела. Он не может перенести мысли о том, что Буонапарте ведет дело как с равными, со всеми государями Европы и в особенности с нашим, внуком Великой Екатерины! Как вы знаете, я совершенно равнодушна к политическим делам, но из слов моего отца и разговоров его с Михаилом Ивановичем, я знаю всё, что делается в мире, и в особенности все почести, воздаваемые Буонапарте, которого, как кажется, еще только в Лысых Горах на всем земном шаре не признают ни великим человеком, ни еще менее французским императором. И мой отец не может переносить этого. Мне кажется, что мой отец, преимущественно вследствие своего взгляда на политические дела и предвидя столкновения, которые у него будут, вследствие его манеры, не стесняясь ни с кем, высказывать свои мнения, неохотно говорит о поездке в Москву. Всё, что он выиграет от лечения, он потеряет вследствие споров о Буонапарте, которые неминуемы. Во всяком случае это решится очень скоро. Семейная жизнь наша идет по старому, за исключением присутствия брата Андрея. Он, как я уже писала вам, очень изменился последнее время. После его горя, он теперь только, в нынешнем году, совершенно нравственно ожил. Он стал таким, каким я его знала ребенком: добрым, нежным, с тем золотым сердцем, которому я не знаю равного. Он понял, как мне кажется, что жизнь для него не кончена. Но вместе с этой нравственной переменой, он физически очень ослабел. Он стал худее чем прежде, нервнее. Я боюсь за него и рада, что он предпринял эту поездку за границу, которую доктора уже давно предписывали ему. Я надеюсь, что это поправит его. Вы мне пишете, что в Петербурге о нем говорят, как об одном из самых деятельных, образованных и умных молодых людей. Простите за самолюбие родства – я никогда в этом не сомневалась. Нельзя счесть добро, которое он здесь сделал всем, начиная с своих мужиков и до дворян. Приехав в Петербург, он взял только то, что ему следовало. Удивляюсь, каким образом вообще доходят слухи из Петербурга в Москву и особенно такие неверные, как тот, о котором вы мне пишете, – слух о мнимой женитьбе брата на маленькой Ростовой. Я не думаю, чтобы Андрей когда нибудь женился на ком бы то ни было и в особенности на ней. И вот почему: во первых я знаю, что хотя он и редко говорит о покойной жене, но печаль этой потери слишком глубоко вкоренилась в его сердце, чтобы когда нибудь он решился дать ей преемницу и мачеху нашему маленькому ангелу. Во вторых потому, что, сколько я знаю, эта девушка не из того разряда женщин, которые могут нравиться князю Андрею. Не думаю, чтобы князь Андрей выбрал ее своею женою, и откровенно скажу: я не желаю этого. Но я заболталась, кончаю свой второй листок. Прощайте, мой милый друг; да сохранит вас Бог под Своим святым и могучим покровом. Моя милая подруга, mademoiselle Bourienne, целует вас. Мари».

    В середине лета, княжна Марья получила неожиданное письмо от князя Андрея из Швейцарии, в котором он сообщал ей странную и неожиданную новость. Князь Андрей объявлял о своей помолвке с Ростовой. Всё письмо его дышало любовной восторженностью к своей невесте и нежной дружбой и доверием к сестре. Он писал, что никогда не любил так, как любит теперь, и что теперь только понял и узнал жизнь; он просил сестру простить его за то, что в свой приезд в Лысые Горы он ничего не сказал ей об этом решении, хотя и говорил об этом с отцом. Он не сказал ей этого потому, что княжна Марья стала бы просить отца дать свое согласие, и не достигнув бы цели, раздражила бы отца, и на себе бы понесла всю тяжесть его неудовольствия. Впрочем, писал он, тогда еще дело не было так окончательно решено, как теперь. «Тогда отец назначил мне срок, год, и вот уже шесть месяцев, половина прошло из назначенного срока, и я остаюсь более, чем когда нибудь тверд в своем решении. Ежели бы доктора не задерживали меня здесь, на водах, я бы сам был в России, но теперь возвращение мое я должен отложить еще на три месяца. Ты знаешь меня и мои отношения с отцом. Мне ничего от него не нужно, я был и буду всегда независим, но сделать противное его воле, заслужить его гнев, когда может быть так недолго осталось ему быть с нами, разрушило бы наполовину мое счастие. Я пишу теперь ему письмо о том же и прошу тебя, выб

    wiki-org.ru

    Кузнецов Н. Г. Вики

    Никола́й Гера́симович Кузнецо́в (11 (24) июля 1904, Медведки (ныне Котласского района Архангельской области) — 6 декабря 1974, Москва, СССР) — советский военно-морской деятель, Адмирал Флота Советского Союза (3 марта 1955). В 1939—1947 и 1951—1955 возглавлял советский Военно-Морской Флот (как Народный комиссар Военно-морского флота (1939—1946), Военно-морской Министр (1951—1953) и Главнокомандующий). Герой Советского Союза (1945). Член ЦК ВКП (б) в 1939—1956, депутат Верховного Совета СССР 2-го и 4-го созывов. Его выдающаяся роль в Великой Отечественной стала достоянием общественности только в 1950—1980-е годы.

    Начало карьеры[ | код]

    Сын казённого крестьянина Герасима Фёдоровича Кузнецова (1861—1915). С 1917 года — рассыльный Архангельского порта. В 1919 году 15-летний Николай Кузнецов вступил в Северо-Двинскую военную речную флотилию, приписав себе два года, чтобы быть принятым (ошибочный год рождения (1902-й) до сих пор встречается в некоторых справочниках). В 1921—1922 годах — строевой Архангельского флотского экипажа. С 1922 года служил в Петрограде, в 1923—1926 годах учился в Военно-морском училище им. М. В. Фрунзе, которое окончил с отличием 5 октября 1926 года. Местом службы выбрал Черноморский флот и крейсер «Червона Украина». Это был первый из построенных в СССР крейсеров. Служил командиром батареи, командиром роты, старшим вахтенным начальником. В 1929—1932 годах — слушатель Военно-морской академии, которую также окончил с отличием. В 1932—1933 годах — старший помощник командира крейсера «Красный Кавказ». С ноября 1933 по август 1936 командовал крейсером «Червона Украина», где довёл до совершенства систему боевой готовности одиночного корабля. В августе 1936 года отправлен на гражданскую войну в Испанию, где был главным военно-морским советником республиканского правительства. Принял псевдоним дон Николас Лепанто, в честь самой великой морской победы Испании. Участвовал в подготовке и проведении боевых операций республиканского флота, обеспечивал приём транспортов из СССР. За службу в Испании награждён орденами Ленина и Красного Знамени.

    С августа 1937 года — капитан 1-го ранга[3] и заместитель командующего, с января 1938 года по март 1939 года — командующий Тихоокеанским флотом. 2 февраля 1938 года присвоено очередное воинское звание флагман 2-го ранга. Силы флота под командованием Кузнецова поддерживали действия сухопутных сил во время боёв у озера Хасан.

    В марте 1939 года Кузнецов назначен заместителем Наркома ВМФ СССР. 3 апреля 1939 года ему присвоено внеочередное воинское звание флагман флота 2-го ранга.

    Нарком ВМФ СССР[ | код]

    29 апреля 1939 34-летний Кузнецов назначен Народным комиссаром ВМФ СССР. Он был самым молодым наркомом в Союзе и первым моряком на этой должности. Ранее наркомами были армейский комиссар 1-го ранга П. А. Смирнов и командарм 1-го ранга М. П. Фриновский. Оба они были активными организаторами репрессий на флоте, причем во всех случаях смена руководства сопровождалась физической ликвидацией предыдущего.

    Внёс большой вклад в укрепление обезглавленного чистками флота перед войной; провёл ряд крупных учений, лично посетил множество кораблей, решая организационные и кадровые вопросы. Стал инициатором открытия новых морских училищ и морских спецшкол (впоследствии нахимовских училищ). Также его приказом в 1939 году была сохранена старая Петербургская инженерная научно-педагогическая школа, был возвращён обратно в Ленинград Морской инженерный факультет, и под именем ВИТУ восстановлена Николаевская инженерная научно-педагогическая школа[4][5]. При его активном участии были приняты дисциплинарный и корабельный уставы ВМФ. 24 июля 1939 года по его инициативе введён День Военно-Морского Флота. При введении генеральских и адмиральских званий в июне 1940 года ему было присвоено звание адмирала. Его приказом в 1941 году было создано первое водолазное специальное подразделение РОН (Рота особого назначения)[6].

    Великая Отечественная война[ | код]

    Авианосцы проекта «Звено», находившиеся под командованием адмирала Кузнецова.

    К началу Великой Отечественной войны адмирал Кузнецов внёс существенный вклад в усиление боевой мощи, в повышение боеготовности сил и средств ВМФ. Накануне нападения Германии на СССР принял действенные меры по повышению боеготовности флотов, а в ночь на 22 июня отдал приказ о приведении их в полную боевую готовность, что позволило избежать потерь кораблей и морской авиации.

    Во время войны Кузнецов был членом Ставки Верховного Главнокомандования, постоянно выезжал на корабли и фронты. Флот предотвратил вторжение на Кавказ с моря. Большую роль в противодействии противнику сыграли морская авиация и подводный флот. ВМФ оказывал помощь союзникам, а кроме того, сопровождал корабли, идущие по Ленд-лизу. Значительная роль уделялась морскому образованию и учёту опыта войны.

    Со 2 февраля 1945 года Н. Г. Кузнецов — член Государственного Комитета Обороны (ГКО).

    В 1945 году участвовал в составе советской делегации в работе Крымской и Потсдамской конференций руководителей трёх союзных держав.

    31 мая 1944 года Кузнецову присвоено воинское звание адмирал флота (четыре звезды, равное генералу армии). 25 мая 1945 года это звание приравнено к званию Маршала Советского Союза и введены погоны маршальского типа. 14 сентября 1945 года Кузнецову присвоено звание Героя Советского Союза.

    Первая опала[ | код]

    25 февраля 1946 года самостоятельный Наркомат ВМФ СССР был упразднён и Военно-морской флот был включён в состав объединённого Наркомата Вооружённых Сил СССР. Кузнецов был назначен главнокомандующим ВМС — заместителем Наркома (затем Министра) Вооружённых Сил СССР. В январе 1947 года в результате разногласий со Сталиным по поводу программы дальнейшего развития ВМФ был снят с поста Главкома и в феврале 1947 года назначен начальником Управления военно-морских учебных заведений.

    12 января 1948 года Кузнецов вместе с группой адмиралов (Л. М. Галлером, В. А. Алафузовым и Г. А. Степановым) был предан Суду чести Министерства Вооружённых Сил СССР под председательством Маршала Советского Союза Говорова. Обвинение состояло в том, что в 1942—1944 годах они без разрешения Правительства СССР передали Великобритании и США секретные чертежи и описания высотной парашютной торпеды, дистанционной гранаты, нескольких корабельных артиллерийских систем, схемы управления стрельбой, а также большое количество секретных морских карт. Суд чести признал их виновными и постановил ходатайствовать перед Советом Министров СССР о предании виновных суду Военной коллегии Верховного суда СССР.

    2 — 3 февраля 1948 года Военная коллегия Верховного суда СССР признала Кузнецова виновным в предъявленных ему обвинениях, но, учитывая его большие заслуги в прошлом, постановила не применять к нему уголовного наказания. Одновременно Военная коллегия постановила ходатайствовать перед Советом Министров о снижении Кузнецова в воинском звании до контр-адмирала. Остальные обвиняемые были осуждены на различные сроки заключения.

    С июня 1948 Кузнецов — заместитель Главнокомандующего войсками Дальнего Востока по военно-морским силам.

    С февраля 1950 — командующий 5-м военно-морским флотом на Тихом океане.

    В январе 1951 года Кузнецову было присвоено «очередное» воинское звание — вице-адмирал.

    20 июля 1951 года Кузнецов вновь возглавил флот как Военно-морской министр СССР (до 15 марта 1953 года), но звание адмирала флота было возвращено только 13 мая 1953 года — после смерти Сталина и снятия судимости.

    Вторая опала[ | код]

    В 1953 - 1955 годы Кузнецов — первый заместитель Министра обороны СССР — Главнокомандующий ВМФ. 3 марта 1955 года в советской системе воинских званий его звание адмирал флота заменено на более высокое «Адмирал Флота Советского Союза» (которому полагалась и Маршальская Звезда). В этот период Кузнецов уделял большое внимание технологическому перевооружению флота, в частности, развитию авианосцев.

    Однако у него быстро испортились отношения с министром обороны Маршалом Советского Союза Г. К. Жуковым, с которым они не вполне ладили ещё во время войны[7]. В декабре 1955 года Кузнецова под предлогом виновности во взрыве на линкоре «Новороссийск» сняли с должности (хотя в это время он находился в отпуске по болезни), а 17 февраля 1956 года он понижен в звании до вице-адмирала и отправлен в отставку с унизительной формулировкой «без права работать во флоте».

    Писал и публиковал воспоминания. Автор «официальной» книги «Курсом к победе» и мемуаров о войне, о репрессиях, о Сталине, которые были изданы лишь посмертно; в них он резко критикует партийное вмешательство в дела армии и утверждает: «государством должен закон». В отличие от многих других «маршальских» воспоминаний, записки написаны Кузнецовым лично и отличаются хорошим стилем. В официальной истории войны его роль из-за опалы часто затушёвывалась.

    Восстановление имени[ | код]

    Могила Кузнецова на Новодевичьем кладбище.

    После отставки Жукова в 1957 году и Хрущёва в 1964 году группа ветеранов ВМФ неоднократно ходатайствовала перед правительством о том, чтобы Кузнецов был восстановлен в звании и устроен в Группу генеральных инспекторов Министерства обороны (что дало бы ему, помимо символических и материальные преимущества). Тем не менее, все эти инициативы наталкивались на противодействие главкома ВМФ, преемника Кузнецова, С. Г. Горшкова.

    После выступления нового Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева в год 20-летия победы, в котором Н. Г. Кузнецов был назван среди выдающихся военачальников, он стал постепенно входить в общественную жизнь[8].

    ТАКР Адмирал Кузнецов на сцепке 300 лет Российскому флоту.

    Даже посмертно Кузнецова не удавалось восстановить в звании, пока Горшков был жив. Лишь 26 июля 1988 года Кузнецов был посмертно восстановлен в звании Адмирала Флота Советского Союза.

    Ныне именем Кузнецова назван крупнейший корабль российского флота (Тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов»), ему воздвигнуты памятники, его именем названы флотские училища, площади и улицы во многих городах России.

    Памятник Адмиралу Флота Советского Союза Кузнецову в Архангельске. Памятник Адмиралу Флота Советского Союза Кузнецову во Владивостоке.

    В Архангельске, где началась военно-морская карьера Николая Герасимовича, его именем названа улица, а в 2010 году установлен памятник[9].

    В 2004 году на флоте широко отмечалось столетие со дня его рождения.

    Приказом Министра обороны Российской Федерации № 25 от 27 января 2003 года учреждена ведомственная медаль Министерства обороны Российской Федерации «Адмирал Кузнецов».

    Воинские звания[ | код]

    Награды[ | код]

    Награды СССРИностранные награды

    Орден «За боевые заслуги» (МНР, 1972).

    Сочинения[ | код]

    Память[ | код]

    Памятная серебряная монета ЦБ РФ «Авианесущий крейсер „Адмирал Кузнецов“» в серии «300-летие Российского флота». Аверс.

    Памятники Кузнецову воздвигнуты в Севастополе, Владивостоке, Архангельске и Вологде. Бюсты Кузнецова установлены в Военном инженерно-техническом университете в Санкт-Петербурге, во дворе школы № 1465 его имени в Москве, во дворе детского морского центра имени Петра Великого в Москве, у Дома детского творчества в городе Котласе, в сквере речников в Великом Устюге, у входа в Нахимовское военно-морское училище в Мурманске.

    Мемориальные доски установлены на здании Главного штаба ВМФ в Москве, на доме № 9 по Тверской улице в Москве, на доме на улице Запарина в Хабаровске.

    Мемориальный музей создан в деревне Медведки Котласского района Архангельской области.

    Министерством обороны Российской Федерации учреждена медаль «Адмирал Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецов».

    Именем Кузнецова названы:

    Фильмы[ | код]

    • Далёкое-близкое (киноинтервью). Центрнаучфильм, реж. В. А. Николаева, 1971.
    • День первый — день последний (Война глазами морского министра). Док. фильм АПН.
    • Неизвестная война. часть 17. Союзники (документальный сериал, реж. Р. Кармен) (эпизоды).

    См. также[ | код]

    Примечания[ | код]

    Литература[ | код]

    • Золотые Звёзды северян: Сборник. — Изд. 2-е. — Архангельск: Северо-Западное книжное издательство, 1971. — С. 110—111.
    • Рудный В. А. Готовность № 1: О Н. Г. Кузнецове. — Изд. 2-е. — М.: Политиздат, 1985. — 128, [8] с. — (Герои Советской Родины). — 200 000 экз. (обл.; 1-е издание — 1982)
    • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. — М.: Воениздат, 1987. — Т. 1. — 803 с.
    • Лурье В. М. Адмиралы и генералы Военно-Морского Флота СССР в период Великой Отечественной и Советско-японской войн (1941-1945). — СПб.: Русско-Балтийский информационный центр «БЛИЦ», 2001. — 280 с. — 1000 экз. — ISBN 5-86789-102-X.
    • Адмирал Флота: Героические и драматические страницы жизни Н. Г. Кузнецова / Составитель, автор примечаний Р. В. Кузнецова. — М.: Унипринт, 2002. — 384, [16] с. — (Полководцы Великой Отечественной). — 5 000 экз. — ISBN 5-88834-035-9.
    • Флотоводец: Материалы о жизни и деятельности Наркома Военно-Морского Флота Адмирала Флота Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова / Автор-составитель и редактор Р. В. Кузнецова. — М.: Садовое кольцо, 2004. — 352, [16] с. — (Библиотека Общероссийского Движения Поддержки Флота). — 100 000 экз. — ISBN 5-89-633-004-9.
    • Близниченко С. С., Лазарев С. Е. Борьба с «космополитами» в военно-морских академиях (1947–1953 гг.) // Известия Тульского гос. ун-та. 2012. Гуманитар. науки. Выпуск 3. С. 111–120.

    Ссылки[ | код]

    ru.wikibedia.ru

    Библиотека МОУ ООСШ№2 - Биография Н.Г. Кузнецова

            Судьба Николая Герасимовича Кузнецова изобиловала такими взлетами и падениями, с которыми мог справиться только человек необычайно сильной воли и завидного хладнокровия. Когда были необходимы его воинские и человеческие качества – его возвышали, когда надобность в них уменьшалась – удаляли от власти. За все годы службы он был дважды контр-адмиралом, трижды вице-адмиралом, носил четыре звезды на погонах Адмирала Флота и дважды имел самое высшее звание на флоте - Адмирал Флота Советского Союза. При этом самое высшее воинское звание во флоте Николай Герасимович полу­чил и в третий раз, но спустя 14 лет после своей смерти...

    Родился 11 (24) июля 1904 года в деревне Медведки ныне Котласского района Архангельской области в семье казённого крестьянина Герасима Фёдоровича и Анны Ивановны Кузнецовых.  Детство Николая было трудным. Успел закончить только три класса церковно-приходской школы. Отец после тяжелой болезни умер в 1915 году. Николаю пришлось идти «в люди» - в чайную купца Попова в Котласе. Там он мыл посуду, прибирал кухню, словом, делал все, что приказывал хозяин.

    В конце 1919 года, в самый разгар гражданской войны, прибавив себе 2 года, Николай Кузнецов поступил добровольцем на один из кораблей Северо-Двинской военной флотилии, созданной в 1918 году по решению пра­вительства в связи с высадкой на Севере англо-американских интервентов.

    Но уже феврале 1920 года интервенты были побеждены, флотилию рас­формировали. Кузнецов был отправлен в Петроград в подготовительную школу для поступающих в военно-морское училище.  В 1925 году он стал коммунистом.

    С отличием окончил в 1926 году Военно-морское училище. Попросил направить его на один из кораблей Черноморского флота. Его назначили вахтенным начальником на новый крейсер «Червона Украина». В 1932 году с отличием закончил Военно-морскую академию. Здесь Кузнецов получил солидное оперативно-тактическое образование, много времени уде­лял изучению иностранных языков и даже сдал экзамены на звание пере­водчика немецкого и французского языков. От назначения на штабную работу Кузнецов отказался, пошёл на тот же корабль старшим помощником, чтобы стать потом настоящим командиром корабля, быть готовым отвечать на корабле за всё. В 1934-1936 гг. служил командиром крейсера «Червона Украина».

    В 1936 году он был назначен военно-морским атташе при советском посольстве в Испании и главным военно-морским советником. Его миссия была непростой. Согласно своему дипломатическому статусу Н.Г. Кузнецов не мог распоряжаться и командовать, он мог только убеждать и советовать, но он успешно справлялся с поставленной задачей. Его в Испании называли «альмиранте Николас», хотя он был в ту пору только капитаном 1 ранга. Он участвовал в боевых походах испанской эскадры, испытал налеты фран­кистской авиации на военно-морские базы республиканцев. Позже Н.Г. Кузнецов вспоминал: «Наконец мы воочию убедились, …как внезапным ударом можно повлиять на весь ход войны».

    После возвращения из Испании в 1937 году Николай Герасимович был награжден орденами Ленина и Красного Знамени.

    В 1937-1939 годах заместитель, а затем командующий Тихоокеанским флотом. В 1939 году в возрасте 35(!) лет он стал народным комиссаром Военно-Морского Флота СССР (оставался им до 1946). Для этого поистине космического взлета были веские основания. Ни один из флотских руководителей того периода не имел такого боевого опыта, как Н.Г. Кузнецов. Повлияли и чисто человеческие качества Кузнецова. Ему было чуждо самодовольство,  характерны высокий профессионализм, принципиальность в решении служебных дел, требовательность не только к подчиненным, но и к себе. Николая Герасимо­вича отличали самостоятельность суждений о развитии флота, решимость в критических ситуациях принимать ответственные решения на свой страх и риск, чего, к сожалению, не хватало многим военачальникам.

    В стране шли репрессии. Во второй половине 30-х годов по существу было обезглавлено все руководство ВМФ. И первое, с чем столкнулся Николай Герасимович на новом посту, - кадровая проблема. Н.Г. Кузнецов многое сделал для того, чтобы Военная Коллегия Верховного Суда СССР пересмотрела дела командиров флота, осужденных якобы за вредительство и шпионаж. И не случайно среди военных моряков укрепилось мнение о наркоме ВМФ как о мужественном и «на редкость порядочном человеке». Кузнецов в эти годы стал инициатором открытия новых морских училищ и морских спецшкол (впоследствии нахимовских училищ). При его активном участии были приняты дисциплинарный и корабельный уставы ВМФ. 24 июля 1939 года по его инициативе введён День Военно-Морского Флота.

    Накануне и в годы Великой Отечественной войны особенно ярко раскрылся талант Н.Г. Кузнецова как военачальника. Его большой заслугой является то, что еще в 1939 году он ввел в действие трехстепенную систему опера­тивной готовности сил ВМФ, позволявшая в короткий срок, за несколько часов, подготовить флот к отражению внезапного нападения противника.

    4 июня 1940 года ему было присвоено воинское звание «адмирал». В 1941 его назначили председателем Главного военного совета ВМФ. Он был главнокомандующим ВМС во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

    19 июня 1941 года Нарком ВМФ СССР Н.Г.Кузнецов приказал командующим флотами и флотилиями западных направлений объявить «готовность № 2». Помимо прочего это значило: рассредоточить и затемнить корабли и главные базы. А после 23 часов 21 июня 1941 года Н.Г.Кузнецов передал сигнал – «готовность № 1». Нарком лично позвонил в Таллин (Балтийский флот), в Полярное (Северный флот), в Севастополь (Черноморский флот) и приказал, не дожидаясь посланного сигнала, немедленно перевести флоты на высшую готовность – боевую. Решение о приведении ВМФ в боевую готовность №1 далось Н.Г. Кузнецову нелегко. Ведь Сталин до последней минуты был уверен, что фашистская Германия не нападет на Советский Союз, за такое самоуправство можно было поплатиться жизнью.

    От Ледовитого океана до Чёрного моря гремели на кораблях колокола громкого боя – боевая тревога. В 2 часа 40 минут 22 июня 1941 года флоты перешли на высшую ступень готовности. Когда начнётся война и начнётся ли она в ту ночь или в другую, никто не знал. Но каждый был на своём посту: лётчик флотской авиации – у самолёта, корабельный матрос – на корабле, зенитчик и артиллерист – на позициях батареи. Сигнал действовал. 22 июня 1941 года ВМФ СССР встретил врага во всеоружии. Не были потеряны в тот день ни один корабль, ни один самолёт, не был допущен на наше побережье ни один десант, не была взята врагом с моря ни одна база – ни тогда, ни в течение всей войны. Молодой нарком выдержал испытание на военную и государственную зрелость.

    Во время войны Кузнецов оперативно и энергично руководил флотом, координируя его действия с операциями прочих Вооружённых Сил. Под его руководством Военно-Морс­кой Флот с честью выполнил поставленные перед ним задачи, потопив бо­лее 1300 вражеских кораблей и уничтожив 5509 фашистских самолетов. Военные моряки доставляли в осажденный Ленинград продовольствие, топ­ливо, вывозили из него детей, раненых и больных по «Дороге жизни» через Ладогу вместе с армейскими автомобилистами - героями ледовой трассы и мужественными летчиками транспортной авиации. И ленинградцы никогда не забудут об этом. Кузнецов был членом Ставки Верховного Главнокомандования, постоянно выезжал на корабли и фронты. Флот предотвратил вторжение на Кавказ с моря. Большую роль в противодействии противнику сыграли морская авиация и подводный флот.

    31 мая 1944 года ему было присвоено воинское звание «адмирал флота», это звание приравнено к званию Маршала Советского Союза. 14 сентября 1945 года за заслуги в деле руководства ВМФ в годы Великой Отечественной войны Кузнецову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

    Перейти к продолжению

    Перейти на страницу Н.Г. Кузнецов

    schoolbiblio.ucoz.ru