Рэмбо Российской империи. Как казак Козьма Крючков стал былинным героем. Кузьма крючков


Козьма Крючков - легендарный герой Первой мировой войны. Биография и фото. Подвиг казака

К сожалению, сегодня мало кто помнит, что в годы Первой мировой войны на Дону жил казак Козьма Крючков. А между тем он стал настоящим героем своего времени. Но после событий 1917 года слава о них замалчивалась, а сведения об их подвигах сознательно уничтожалась. Но ни один казак не удостоился столь стремительного взлета на Олимп народной славы, кроме него. И ни один «душитель революции» не был так оклеветан советскими чиновниками, как Козьма Крючков. Его геройские подвиги стали позиционироваться большевиками как пропагандистская ложь, а из его имени сделали посмешище. Но «георгиевский крест» просто так человеку не вручается, а значит, Козьма Крючков получил его абсолютно заслуженно. Что же было примечательного в биографии вышеуказанного героя Первой мировой войны и за какие заслуги он стал кавалером Георгиевского креста? Рассмотрим этот вопрос подробнее.

Годы детства и юности

Козьма Фирсович Крючков родился в 1890 году в населенном пункте Нижне-Калмыковский (Усть-Медведицкий округ Верхнего Дона). Родители будущего героя придерживались строгих правил воспитания и старались соблюдать патриархальные устои в семье.

Козьма Крючков

Уже в 17 лет Козьма Крючков, биография которого представляет определенный интерес для историков, получил коня и шашку. Спустя четыре года юноша оканчивает учебу в станичной школе и пополняет ряды третьего Донского казачьего полка, чтобы служить Отчизне. К тому времени молодой казак был уже женат, а в семье у него росло двое детей – девочка и мальчик.

Начало Первой мировой…

Юноша очень быстро зарекомендовал себя как прилежный воин и уже в 1914 году дослужился до приказного 6-й сотни третьего Донского полка. Козьма Крючков действительно превратился в смекалистого, умного и храброго казака, отлично знающего толк в военном деле.

Вести о войне он воспринял холоднокровно и спокойно, поскольку был готов к ней и физически, и морально. Вскоре служба для него стала главным делом всей его жизни. Современники героя Первой мировой войны вспоминали, что Козьма Фирсович Крючков, биография которого знакома лишь немногим, был скромным и застенчивым человеком, но при этом был открыт для общения и в разговорах с друзьями и соратниками проявлял искренность.

Козьма Фирсович Крючков

Хорошие физические данные, ловкость, смелость, находчивость – все эти качества говорили о том, что он настоящий сын своего Отечества, который в любое время может стать на его защиту.

Подвиг

Вскоре после начала войны казак Козьма Крючков вместе с полком оказывается в городе Кальвария (Польша). Именно там произойдет важнейшее событие в его жизни. В конце июля 1914 года он и трое его однополчан (Иван Щегольков, Василий Астахов, Михаил Иванкин), патрулируя территорию, натолкнулись на немцев. Силы были неравны. Вражеский отряд насчитывал почти три десятка человек. Так или иначе, но немцы запаниковали от такой неожиданной встречи, но когда осознали, что им противостоят всего 4 казака, ринулись в атаку. Но Козьма Фирсович и его товарищи так просто сдаваться не хотели: они намеревались дать достойный отпор немцам. Враждующие стороны подошли вплотную друг к другу, и началась ожесточенная битва. Казаки смело кромсали неприятелями своими шашками, хорошо помня опыт своих отцов и дедов.

Казак Козьма Крючков

В один из удобных и подходящих моментов Козьма изловчился, и у него в руках оказалась винтовка. Он было хотел открыть огонь по немцам, но слишком сильно передернул затвор и патрон заклинило. Тогда он вооружился шашкой и начал с удвоенной силой бороться с врагом. Итоги схватки были ошеломляющими. Большая часть вражеского отряда немецкой кавалерии была уничтожена: лишь единицам удалось спасти бегством. Причем со стороны казаков «смертельных» потерь не было вообще, но ранены были все. Как свидетельствовали однополчане, подвиг Козьмы Крючкова не поддавался разуму: он один убил одиннадцать немцев, а на его теле было зафиксировано множество колотых ран, при этом он остался жив.

Впоследствии герой расскажет: «На земле лежало 24 убитых немца. Мои товарищи были ранены, а я получил 16 колотых повреждений, а лошадь моя – 11. Вскоре Белую Олиту посетил генерал Ренненкампф и вручил мне георгиевскую ленточку». Это была самая высокая награда за защиту своей Отчизны. Козьма Крючков – легендарный герой Первой мировой войны - гордился ею, как никто другой. Но Василий Астахов, Иван Щегольков и Михаил Иванкин также были отмечены наградами: они получили Георгиевские медали.

Отпуск

Подлечив раны в госпитале, бравый казак возвратился в свой полк, но спустя непродолжительное время был отправлен на побывку в свой родной хутор.

Подвиг Козьмы Крючкова

Слава о подвиге Крючкова вышла далеко за пределы Нижне-Калмыковского. О нем узнал сам император. А знаменитую схватку с немцами красноречиво обрисовали главные российские СМИ. Козьма Фирсович стал национальным героем, который олицетворял русскую воинскую отвагу. Крючкову не давали прохода газетчики и папарацци. Он даже стал участником кинохроники. В 1914-м фото храброго казака-героя печатали практически все периодические издания. Лицо Козьмы Фирсовича стало украшать почтовые марки, патриотические плакаты и даже коробки от папирос. А еще его можно было увидеть на фантиках конфет «Геройские», которые делали на фабрике Калесникова. В его честь назвали целый пароход. Известный живописец Илья Репин написал портрет легендарного героя Первой мировой войны. Ходили даже слухи, что некоторые барышни специально ездили на фронт, чтобы познакомиться с бравым казаком.

В армии его ценят…

Однажды печатное издание «Великая война в картинах и образах» напишет: «Козьма Фирсович Крючков, подвиг которого переоценить невозможно, стал первым из нижних чинов обладателем почетной награды».

Так или иначе, но слава его преследовала не только на «гражданке», но и на военной службе. Ему присвоили «привилегированную» должность при штабе дивизии - начальник конвоя.

Козьма Крючков биография

Современники героя рассказывали, что ему приходили на службу сотни писем, а штаб был буквально заполонен продовольственными посылками.

В Москве Крючков в качестве подношения получил шашку в серебряной оправе, а в «городе на Неве» ему преподнесли тот же подарок, но уже в золотой оправе. Кроме этого, Козьма Фирсович стал обладателем клинка, который был исписан хвалебными речами. Но спустя некоторое время Крючкову стала претить «холеная» служба при штабе, и он вновь попросился на фронт воевать с немцами.

Румынский фронт

Просьба казака-героя в итоге была рассмотрена, и Козьма Фирсович в составе третьего Донского фронта едет на Румынский фронт. На этом театре военных действий регулярно шли бои. Крючков и здесь проявляет свои лучшие качества солдата. В частности, в 1915-м он и еще десять однополчан в одном из сел вступили в схватку с врагом, который в два раза превосходил их по силе. Часть немецких оккупантов была убита, а часть взяли в плен. Казакам удалось найти ценнейшие сведения о местонахождении вражеских войск. И этот подвиг Крючкова был отмечен командирами. Козьма Фирсович удостоился звания вахмистра, а прибывший в ставку генерал лично пожал ему руку и сообщил, что гордится тем, что в его полку служит такой смелый и храбрый воин. Спустя некоторое время Крючкову доверяют командовать сотней. Впоследствии бравый казак многократно участвовал в стратегических сражениях, в которых нередко получал ранения.

Козьма Крючков легендарный герой первой мировой войны

Однажды, после битвы в Польше его жизнь оказалась под угрозой, но благодаря своевременно оказанной медицинской помощи Козьма Фирсович выжил.

Неприятный инцидент

Еще одно серьезное ранение Крючков получил на рубеже 1916-1917 годов. Его госпитализировали в Ростов. И здесь произошел неприятный случай. Мошенники выкрали у казака «георгиевский орден». Этот инцидент сразу же был описан в местной прессе. После него имя Козьмы Крючкова практически не упоминалась в газетах.

Награды за заслуги

За годы Первой мировой войны казак из округа Верхнего Дона удостоился нескольких высоких наград, среди которых: два георгиевских креста, две георгиевские медали «За храбрость». Он дослужился до значимой у казаков должности подхорунжего. В разгар февральской революции жизнь Крючкова претерпевает существенные изменения. Еще неокрепший после госпиталя Козьма Фирсович «взваливает на себя» обязанности руководителя полкового комитета. Но после революции в советской России прежняя армия была расформирована. В казачьей среде возникли серьезные разногласия: одна часть из выступала за новую власть, а другая часть поддерживала старый режим. Своя позиция на этот счет была и у Крючкова. Придерживающийся патриархальных устоев в обществе, он выступил за царя и белогвардейское движение. В окружении своих соратников он возвращается в родной хутор.

Непростые годы гражданской войны

Но мирная жизнь в родном Нижне-Калмыковском не сложилась. Разделение на красных и белых коснулось и казаков.

Козьма Фирсович Крючков биография

Врагами в одночасье становились не только закадычные друзья, но и близкие родственники. Пришлось вступать в противостояние с бывшими товарищами и Козьме Крючкову.

Гибель

Легендарный герой Первой мировой войны пал смертью храбрых в конце лета 1919 года. Смерть настигла Крючкова в населенном пункте Лопуховки (Саратовская область). Красные обстреляли село и несколько пуль угодили в казака. Товарищам удалось вытащить Козьму Фирсовича из-под обстрела, но полученное ранение оказалось несовместимым с жизнью. Его похоронили на кладбище родного хутора.

fb.ru

Подвиг Козьмы Крючкова (плакаты и факты)

 

В августе 2014-го отметили столетие вхождения Российской Империи в Великую войну, которую позже назовут германской, империалистической и Первой Мировой. Много ли мы помним имён героев той великой бойни? Генерал Брусилов, летчик Нестеров, да еще донской казак Козьма Крючков.   Казак Козьма Крючков стал пожалуй самым упоминаемым из русских героев Первой Мировой. Его рисовали на многочисленных плакатах, он вошел в художественную литературу... Эта подборка посвящена подвигу нашего земляка.   Казак Козьма Крючков, плакат 1-й Мировой войны   Казак Козьма Крючков, плакат 1-й Мировой войны   Для начала - справка из Википедии. 

Козьма Фирсович Крючков (1890 — 18 августа 1919) - донской казак. Был первым награждённым Георгиевским крестом в Первую мировую войну.

Донской казак хутора Нижне-Калмыкова (Нижний Калмыкос) Усть-Хопёрской станицы Войска Донского. Учился в станичной школе. В 1911 году был призван на действительную службу в 3-й Донской казачий полк атамана Ермака Тимофеева. К началу войны он уже имел чин приказного (соответствовал ефрейтору в армии).

Во время Первой мировой войны был первым награжденным георгиевским крестом, получив крест 4-й степени за номером 5501 за уничтожение в бою одиннадцати немцев.

К концу войны дослужился до подхорунжего. За Первую мировую войну также еще был награжден Георгиевскими крестами других степеней.

Был смертельно ранен в 1919 году во время Гражданской войны, воюя на стороне белых.

Казак Козьма Крючков, плакат 1-й Мировой войны

Казак Козьма Крючков, плакат 1-й Мировой войны

 

Козьма Крючков отличился 30 июля 1914 г. (12.08 - по новому стилю) в одном из первых боевых столкновений с немцами на границе, в Восточной Пруссии, недалеко от польского городка Кальвария. Казачий сторожевой дозор из троих рядовых во главе с приказным Крючковым, обнаружив отряд немецких кавалеристов из 27 человек и начав его преследование, при маневрировании неожиданно наткнулся «лоб в лоб» на этот разъезд немецких драгун. Козьма Крючков был окружен немцами и отбивался винтовкой и шашкой, а после, вырвав из рук немецкого драгуна пику, заставив ею разорвать кольцо окружения, сумел уйти из рук неприятеля, оставив на поле боя 11 трупов противника, в том числе и, убитого им, командира немецкого отряда. В том бою, согласно официальным отчетам и наградным документам, Крючков лично зарубил и заколол пикой 11 человек, получил 16 колотых ран сам и 11 ран досталось его лошади «Костяк» бурой масти.

Казак Козьма Крючков, плакат 1-й Мировой войны

Казак Козьма Крючков, плакат 1-й Мировой войны

 

Сам Козьма Крючков тот бой описывал следующим образом: 

"Часов в десять утра направились мы от города Кальварии к имению Александрово. Нас было четверо - я и мои товарищи: Иван Щегольков, Василий Астахов и Михаил Иванков. Начали подыматься на горку и наткнулись на немецкий разъезд в 27 человек, в числе их офицер и унтер-офицер.

Сперва немцы испугались, но потом полезли на нас. Однако мы их встретили стойко и уложили несколько человек. Увертываясь от нападения, нам пришлось разъединиться. Меня окружили одиннадцать человек. Не чая быть живым, я решил дорого продать свою жизнь. Лошадь у меня подвижная, послушная. Хотел было пустить в ход винтовку, но второпях патрон заскочил, а в это время немец рубанул меня по пальцам руки, и я бросил винтовку.

Схватился за шашку и начал работать. Получил несколько мелких ран. Чувствую, кровь течет, но сознаю, что раны неважныя. За каждую рану отвечаю смертельным ударом, от которого немец ложится пластом навеки. Уложив несколько человек, я почувствовал, что с шашкой трудно работать, а потому схватил их же пику и ею по одиночке уложил остальных. В это время мои товарищи справились с другими. На земле лежали двадцать четыре трупа, да несколько не раненных лошадей носились в испуге.

Товарищи мои получили легкие раны, я тоже получил шестнадцать ран, но все пустых, так - уколы в спину, в шею, в руки. Лошадка моя тоже получила одиннадцать ран, однако я на ней проехал потом назад шесть верст. Первого августа (14.08 – по новому стилю) в Белую Олиту прибыл командующий армией генерал Ренненкампф, который снял с себя георгиевскую ленточку, приколол мне на грудь и поздравил с первым георгиевским крестом."

Наградил казака «солдатским Георгием» в госпитале командующий армией генерал-адъютант Ренненкампф, талантливый кавалерийский командир, проявивший себя еще в 1900 году в Маньчжурии, и прекрасно знавший толк в кавалерийской рубке.

Казак Козьма Крючков, плакат 1-й Мировой войны

Казак Козьма Крючков, плакат 1-й Мировой войны

 

Статья о подвиге казака Крючкова из Иллюстрированного журнала «Искры Воскресенье» от 24 августа 1914 года:

"Казак Крючков. Разведочный отряд из четырех казаков, в котором находился Кузьма Крючков, благополучно перешел границу. Неприятеля нигде не было видно. Мало-помалу отряд углубился в Пруссию. В небольшой роще казаки заночевали.

Утром в нескольких верстах от них показался разъезд прусской кавалерии в 27 человек. Когда пруссаки приблизились на расстояние ружейного выстрела, казаки спешились и открыли огонь. Офицер, начальник немецкого отряда, что-то скомандовал. Прусские кавалеристы стали быстро удаляться. Казаки вскочили на коней и с гиканьем помчались на неприятеля.

Кузьма Крючков на своей резвой лошади обогнал товарищей и первый врезался в неприятельский отряд. Подоспевшие остальные казаки на мгновение увидели Крючкова, окруженного пруссаками и размахивающего своей шашкой направо и налево. Затем люди и лошади, - всё смешалось в общей свалке.

Один из казаков увидел, как в этой свалке к Крючкову протискивается прусский офицер с обнаженной шашкой. Казак выстрелил. Прусский офицер упал. Крючков тем временем тоже выхватил винтовку и хотел выстрелить в прусского унтер-офицера, но тот ударил Крючкова саблей по руке, рассек ему пальцы, и казак выронил винтовку. В следующий момент, несмотря на полученную рану, Крючков рассек унтер-офицеру шею. Два пруссака с пиками набросились на Крючкова, пытаясь выбить его из седла, но Крючков ухватился руками за неприятельские пики, рванул их к себе и сбросил обоих немцев с коней. Затем, вооружившись прусской пикой, Крючков опять бросился в бой.

 Прошло несколько минут - и из 27-ми пруссаков, сражавшихся с 4-мя донскими казаками, остались на конях только три, которые и обратились в дикое бегство. Остальные были или убиты или ранены. Казаки послали вслед бегущим еще несколько пуль. Кузьма Крючков один свалил 11 немцев и сам получил 16 ран. Ранен пулей. Шашкой разрублена рука. Остальные поранения пиками. Несмотря на все это, Крючков до самого конца боя оставался в строю.

Командующий армией по телеграфу поздравил наказного атамана войска Донского с награждением первым Георгиевским крестом в армии казака хутора Нижний-Калмыков, Усть-Медведицкого округа, Кузьмы Крючкова, который один убил 11 немцев, получил 16 ран пикой в себя и 11 в лошадь.

Крючков родился в старообрядческой семье. Грамоте учился дома. Он не силен, но очень гибок, увертлив и настойчив. Всегда был первым во всех играх, требовавших ловкости. Отец Крючкова небогат, занимается земледелием. После женитьбы Крючков и его жена были главной опорой всей семьи. Среди хуторян Крючковы пользуются заслуженной репутацией домовитых и религиозных хозяев".

Казак Козьма Крючков, плакат 1-й Мировой войны

Казак Козьма Крючков, плакат 1-й Мировой войны

 

Этот эпизод вошёл и в культовый роман Михаила Шолохова "Тихий Дон". Вот только героические события казачий писатель описывает несколько иначе:

  ...Иванков ехал шагом, приподнимаясь на стременах, заглядывая в низ котловины. Сначала он увидел колышущиеся кончики пик, потом внезапно показались немцы, повернувшие лошадей, шедшие из-под склона котловины в атаку. Впереди, картинно подняв палаш, скакал офицер. За момент, когда поворачивал коня, Иванков запечатлел в памяти безусое нахмуренное лицо офицера, статную его посадку. Градом по сердцу - топот немецких коней.Спиной до боли ощутил Иванков щиплющий холодок смерти. Он крутнул коня и молча поскакал назад.

Астахов не успел сложить кисет, сунул его мимо кармана. Крючков, увидев за спиной Иванкова немцев, поскакал первый.

Правофланговые немцы шли Иванкову наперерез. Настигали его с диковинной быстротой. Он хлестал коня плетью, оглядывался. Кривые судороги сводили ему посеревшее лицо, выдавливали из орбит глаза. Впереди, припав к луке, скакал Астахов. За Крючковым и Щегольковым вихрилась бурая пыль. "Вот! Вот! Догонит!" - стыла мысль, и Иванков не думал об обороне, сжимая в комок свое большое полное тело, головой касался холки коня.

Его догнал рослый рыжеватый немец. Пикой пырнул его в спину. Острие, пронизав ременный пояс, наискось на полвершка вошло в тело.

- Братцы, вертайтесь! - обезумев, крикнул Иванков и выдернул из ножен шашку. Он отвел второй удар, направленный ему в бок, и, привстав, рубнул по спине скакавшего с левой стороны немца. Его окружили. Рослый немецкий конь грудью ударился о бок его коня, чуть не сшиб с ног, и близко, в упор, увидел Иванков страшную муть чужого лица.

Первый подскакал Астахов. Его оттерли в сторону. Он отмахивался шашкой, вьюном вертелся в седле, оскаленный, изменившийся в лице, как мертвец. Иванкова концом палаша полоснули по шее. С левой стороны над ним вырос драгун, и блекло в глазах метнулся на взлете разящий палаш. Иванков подставил шашку: сталь о сталь брызгнула визгом. Сзади пикой поддели ему погонный ремень, настойчиво срывали его с плеча. За вскинутой головой коня маячило потное, разгоряченное лицо веснушчатого немолодого немца. Дрожа отвисшей челюстью, немец бестолково ширял палашом, норовя попасть Иванкову в грудь. Палаш не доставал, и немец, кинув его, рвал из пристроченного к седлу желтого чехла карабин, не спуская с Иванкова часто мигающих, напуганных коричневых глаз. Он не успел вытащить карабин, через лошадь его достал пикой Крючков, и немец, разрывая на груди темно-синий мундир, запрокидываясь назад, испуганно-удивленно ахнул.

- Майн готт!

В стороне человек восемь драгун окружили Крючкова. Его хотели взять живьем, но он, подняв на дыбы коня, вихляясь всем телом, отбивался шашкой до тех пор, пока ее не выбили. Выхватив у ближнего немца пику, он развернул ее, как на ученье. Отхлынувшие немцы щепили ее палашами.

Возле небольшого клина суглинистой невеселой пахоты грудились, перекипали, колыхаясь в схватке, как под ветром. Озверев от страха, казаки и немцы кололи и рубили по чем попало: по спинам, по рукам, по лошадям и оружию... Обеспамятевшие от смертного ужаса лошади налетали и бестолково сшибались.

Овладев собой, Иванков несколько раз пытался поразить наседавшего на него длиннолицего белесого драгуна в голову, но шашка падала на стальные боковые пластинки каски, соскальзывала.

Астахов прорвал кольцо и выскочил, истекая кровью. За ним погнался немецкий офицер. Почти в упор убил его Астахов выстрелом, сорвав с плеча винтовку. Это и послужило переломным моментом в схватке. Немцы, все израненные нелепыми ударами, потеряв офицера, рассыпались, отошли. Их не преследовали. По ним не стреляли вслед. Казаки поскакали напрямки к местечку Пеликалие, к сотне; немцы, подняв упавшего с седла раненого товарища, уходили к границе.

Отскакав с полверсты, Иванков зашатался.

- Я все... Я падаю! - Он остановил коня, но Астахов дернул поводья.

- Ходу!

Крючков размазывал по лицу кровь, щупал грудь. На гимнастерке рдяно мокрели пятна.

От фольварка, где находился второй пост, разбились надвое.

- Направо ехать, - сказал Астахов, указывая на сказочно зеленевшее за двором болото в ольшанике.

- Нет, налево! - упрямился Крючков.

Разъехались. Астахов с Иванковым приехали в местечко позже. У околицы их ждали казаки своей сотни. Иванков кинул поводья, прыгнул с седла и, закачавшись, упал. Из закаменевшей руки его с трудом вынули шашку.

Спустя час почти вся сотня выехала на место, где был убит германский офицер. Казаки сняли с него обувь, одежду и оружие, толпились, рассматривая молодое, нахмуренное, уже пожелтевшее лицо убитого. Усть-хоперец Тарасов успел снять с убитого часы с серебряной решеткой и тут же продал их взводному уряднику. В бумажнике нашли немного денег, письмо, локон белокурых волос в конверте и фотографию девушки с надменным улыбающимся ртом.

Казак Козьма Крючков, плакат 1-й Мировой войны

Казак Козьма Крючков, плакат 1-й Мировой войны

 

И вот как, по мнению Михаила Шолохова, из Козьмы Крючкова сделали икону (девятая глава третьей части романа «Тихий Дон»):

...Из этого после сделали подвиг. Крючков, любимец командира сотни, по его реляции получил Георгия. Товарищи его остались в тени. Героя отослали в штаб дивизии, где он слонялся до конца войны, получив остальные три креста за то, что из Петрограда и Москвы на него приезжали смотреть влиятельные дамы и господа офицеры. Дамы ахали, дамы угощали донского казака дорогими папиросами и сладостями, а он вначале порол их тысячным матом, а после, под благотворным влиянием штабных подхалимов в офицерских погонах, сделал из этого доходную профессию: рассказывал о "подвиге", сгущая краски до черноты, врал без зазрения совести, и дамы восторгались, с восхищением смотрели на рябоватое разбойницкое лицо казака-героя. Всем было хорошо и приятно. Приезжал в Ставку царь, и Крючкова возили ему на показ. Рыжеватый сонный император осмотрел Крючкова, как лошадь, поморгал кислыми сумчатыми веками, потрепал его по плечу. - Молодец казак! - и, повернувшись к свите: - Дайте мне сельтерской воды.   Чубатая голова Крючкова не сходила со страниц газет и журналов. Были папиросы с портретом Крючкова. Нижегородское купечество поднесло ему золотое оружие. Мундир, снятый с германского офицера, убитого Астаховым, прикрепили к фанерной широкой доске, и генерал фон Ренненкампф, посадив в автомобиль Иванкова и адъютанта с этой доской, ездил перед строем уходивших на передовые позиции войск, произносил зажигательно-казенные речи.   А было так: столкнулись на поле смерти люди, еще не успевшие наломать рук на уничтожении себе подобных, в объявшем их животном ужасе натыкались, сшибались, наносили слепые удары, уродовали себя и лошадей и разбежались, вспугнутые выстрелом, убившим человека, разъехались, нравственно искалеченные.   Это назвали подвигом.   Казак Козьма Крючков, плакат 1-й Мировой войны Казак Козьма Крючков, плакат 1-й Мировой войны

А вот что пишет на сайте elan-kazak.ru известный в среде казаков Владимир Петрович Мелихов, создатель казачьих музеев в станице Еланской и в Подмосковье:

"1-й Георгиевский кавалер Первой мировой войны казак Козьма Фирсович Крючков, погиб 18 августа 1919 года и был погребен на кладбище родного хутора. Мне еще года три назад казаки говорили о том, что на могиле у него будет поставлен большой дубовый крест в его память и в память всех казаков, погибших в гражданскую, сражаясь за свою землю с большевиками.

На въезде в хутор мы увидели крест, правда, покосившийся, но еще стоящий. Хутор раньше был довольно большой, протяженный километра на 3-4. Однако, сегодня на хуторе не сохранился ни один дом. Заброшено и кладбище , на котором нет ни памятного креста на могиле легендарного казака и где также все заросло травой.

Вот это кладбище – оно довольно большое - со сгнившими крестами и заросшее травой – где-то здесь и похоронен казак, герой 1-й Мировой войны Кузьма Фирсович Крючков, награжденный Георгиевскими крестами 4 и 3-й степени, Георгиевскими медалями «За Храбрость» 4 и 3 степени и Золотым Георгиевским оружием, и чья могила сегодня затерялась среди бурьяна. И сюда не приезжает Дон ТР, сюда уже и не приходят наследники тех, кто нашел упокоение на данном кладбище, а могилок тут тысячи – тысячи прерванных нитей памяти и переход в беспамятство..."

 

 

 

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

rslovar.com

Кузьма Крючков. Первый герой Первой мировой войны

Увертываясь от нападения, нам пришлось разъединиться. Меня окружили одиннадцать человек. Не чая быть живым, я решил дорого продать свою жизнь.

В годы Первой мировой войны имя Кузьмы Крючкова было известно всей России. Бравый казак красовался на плакатах и листовках, папиросных пачках и почтовых открытках, его портреты и рисунки, изображающие его подвиг, печатали в газетах и журналах. А отличился казак в первые дни войны в бою с немецкими кавалеристами недалеко от польского городка Кальвария.

Возглавляемый им казачий сторожевой дозор вступил в бой с группой немецких кавалеристов и, как записано в наградных документах, Кузьма Крючков в ходе кавалерийской схватки лично зарубил шашкой и заколол пикой 11 человек.

Кузьма Крючков. Первый герой Первой мировой войны

Вот как описал этот бой сам Крючков:

"Часов в десять утра направились мы от города Кальварии к имению Александрово. Нас было четверо - я и мои товарищи: Иван Щегольков, Василий Астахов и Михаил Иванков. Начали подыматься на горку и наткнулись на немецкий разъезд в 27 человек, в числе их офицер и унтер-офицер. Сперва немцы испугались, но потом полезли на нас. Однако мы их встретили стойко и уложили несколько человек. Увертываясь от нападения, нам пришлось разъединиться. Меня окружили одиннадцать человек. Не чая быть живым, я решил дорого продать свою жизнь. Лошадь у меня подвижная, послушная. Хотел было пустить в ход винтовку, но второпях патрон заскочил, а в это время немец рубанул меня по пальцам руки, и я бросил винтовку. Схватился за шашку и начал работать. Получил несколько мелких ран. Чувствую, кровь течет, но сознаю, что раны неважныя. За каждую рану отвечаю смертельным ударом, от которого немец ложится пластом навеки. Уложив несколько человек, я почувствовал, что с шашкой трудно работать, а потому схватил их же пику и ею по одиночке уложил остальных. В это время мои товарищи справились с другими. На земле лежали двадцать четыре трупа, да несколько не раненных лошадей носились в испуге. Товарищи мои получили легкие раны, я тоже получил шестнадцать ран, но все пустых, так - уколы в спину, в шею, в руки. Лошадка моя тоже получила одиннадцать ран, однако я на ней проехал потом назад шесть верст. Первого августа в Белую Олиту прибыл командующий армией генерал Ренненкампф, который снял с себя георгиевскую ленточку, приколол мне на грудь и поздравил с первым георгиевским крестом".

Кузьма Крючков. Первый герой Первой мировой войны

В изложении казака все это выглядит почти обыденно, а ведь схлестнулись они не с наскоро мобилизованными пехотинцами, а с кавалеристами, которые всегда были элитой любой армии и имели соответствующую подготовку. Тем невероятнее выглядит исход боя. Не зря за такой подвиг поздравлять казака приехал сам командующий армией. Кстати, генерал Ренненкампф сам был опытным кавалерийским командиром и толк в кавалерийской рубке понимал.

Из Иллюстрированного журнала «Искры Воскресенье» от 24 августа 1914 года:

Казак Крючков. Разведочный отряд из четырех казаков, в котором находился Кузьма Крючков, благополучно перешел границу. Неприятеля нигде не было видно. Мало-помалу отряд углубился в Пруссию. В небольшой роще казаки заночевали. Утром в нескольких верстах от них показался разъезд прусской кавалерии в 27 человек. Когда пруссаки приблизились на расстояние ружейного выстрела, казаки спешились и открыли огонь. Офицер, начальник немецкого отряда, что-то скомандовал. Прусские кавалеристы стали быстро удаляться. Казаки вскочили на коней и с гиканьем помчались на неприятеля. Кузьма Крючков на своей резвой лошади обогнал товарищей и первый врезался в неприятельский отряд. Подоспевшие остальные казаки на мгновение увидели Крючкова, окруженного пруссаками и размахивающего своей шашкой направо и налево. Затем люди и лошади, — всё смешалось в общей свалке. Один из казаков увидел, как в этой свалке к Крючкову протискивается прусский офицер с обнаженной шашкой. Казак выстрелил. Прусский офицер упал. Крючков тем временем тоже выхватил винтовку и хотел выстрелить в прусского унтер-офицера, но тот ударил Крючкова саблей по руке, рассек ему пальцы, и казак выронил винтовку. В следующий момент, несмотря на полученную рану, Крючков рассек унтер-офицеру шею. Два пруссака с пиками набросились на Крючкова, пытаясь выбить его из седла, но Крючков ухватился руками за неприятельские пики, рванул их к себе и сбросил обоих немцев с коней. Затем, вооружившись прусской пикой, Крючков опять бросился в бой. Прошло несколько минут — и из 27-ми пруссаков, сражавшихся с 4-мя донскими казаками, остались на конях только три, которые и обратились в дикое бегство. Остальные были или убиты или ранены. Казаки послали вслед бегущим еще несколько пуль. Кузьма Крючков один свалил 11 немцев и сам получил 16 ран. Ранен пулей. Шашкой разрублена рука. Остальные поранения пиками. Несмотря на все это, Крючков до самого конца боя оставался в строю. Командующий армией по телеграфу поздравил наказного атамана войска Донского с награждением первым Георгиевским крестом в армии казака хутора Нижний-Калмыков, Усть-Медведицкого округа, Кузьмы Крючкова, который один убил 11 немцев, получил 16 ран пикой в себя и 11 в лошадь. Крючков родился в старообрядческой семье. Грамоте учился дома. Он не силен, но очень гибок, увертлив и настойчив. Всегда был первым во всех играх, требовавших ловкости. Отец Крючкова небогат, занимается земледелием. После женитьбы Крючков и его жена были главной опорой всей семьи. Среди хуторян Крючковы пользуются заслуженной репутацией домовитых и религиозных хозяев.

Кузьма Крючков. Первый герой Первой мировой войны

За этот подвиг все четыре казака стали георгиевскими кавалерами, а Георгиевский крест 4-й степени за номером 5501, полученный Кузьмой Крючковым, стал первой георгиевской наградой, врученной на этой войне. Об этом подвиге доложили императору и опубликовали в газетах. Бравый казак мгновенно стал российской знаменитостью, а было ему всего 24 году от роду.

Кузьма (Козьма) Крючков родился в 1890 году на хуторе Нижне-Калмыковском Усть-Хоперской станицы Усть-Медведицкого округа Войска Донского в семье коренного казака-старовера Фирса Ларионовича Крючкова. Как и все казачата, Кузьма отучился в станичной школе (образование казаки чтили) и в 1911 году был призван на действительную службу в 3-й Донской казачий имени Ермака Тимофеева полк. К началу войны он уже имел чин приказного (соответствовал ефрейтору в армии) и считался опытным бойцом, что и продемонстрировал в первом же бою.

Отлежав после боя 5 суток в лазарете, Крючков вернулся в полк и получил отпуск на родину. Можно представить, с каким фурором появился в станице казак с Георгием на груди, да, наверное, и газеты с описанием своего подвига прихватить не забыл. Был он к этому времени женат, имел сына и дочь, так что отблески его славы отражались и на них.

Короткая побывка пролетела быстро, а война еще только начиналась. И прошел ее казак, как говорится, от звонка до звонка. Были у него и новые бои с ожесточенными кавалерийскими рубками, и новые раны, к счастью не смертельные, и новые награды. К концу войны он стал подхорунжим (первый офицерский чин в казачьих войсках), получил еще один георгиевский крест и две георгиевские медали. Имеется информация, что успел получить и золотое георгиевское оружие, награду весьма почетную в офицерской среде.

Кузьма Крючков. Первый герой Первой мировой войны

После февральской революции Крючков был избран председателем полкового комитета, а после развала фронта вместе с полком вернулся на Дон. Мирной жизни не получилось. Даже бывшие односумы оказались по разные стороны кровавой межи, разделившей Россию.

Так, участник легендарного боя Михаил Иванков служил в Красной Армии, впоследствии встречался с Шолоховым и рассказывал ему о той первой схватке. Или казак что-то не так рассказал писателю, или, следуя писательскому замыслу, Шолохов сознательно исказил факты, но в романе "Тихий Дон" знаменитый бой Крючкова с немцами описан как нелепая стычка. Ну да это, как говорится, из другой оперы.

А на Дону пришлось Крючкову собрать партизанский отряд, чтобы противостоять другому известному казаку - Филиппу Миронову, будущему командарму 2-й Конной армии. Бои были тяжелые, ведь по обе стороны фронта были опытные, ожесточенные бойцы, в свое время совместно познававшие науку боя в яростных схватках с германцами.

Кузьма Крючков. Первый герой Первой мировой войны

Воевал казак умело, к лету 1919 года стал сотником. Погиб Крючков, как и положено казаку, грудью приняв в бою пулеметную очередь. По сведениям, он был тяжело раненым захвачен в плен и расстрелян красными.

mensby.com

Герой казачества - Козьма Крючков был убит в бою с большевицкими оккупантами.

Автор: Александр Калинин

«…Мы чтим твой подвиг, как героя,И будем чтить его, - пока,Есть на Руси войско Донское, -И жив дух мощный казака.»(«Герою казаку Крючкову» Ф.И.Шестаков, ДОВ, № 208, л.3, 13.09.1914)

После революций 1917 года настойчиво и последовательно стали уничтожать память о героях былых империалистических времен. Казаки же в советское время воспринимались исключительно как «главная опора царизма», «противники и душители революции». (…)

Донские полки и батареи приняли самое деятельное участие в Первой мировой войне, выставив 100 000 шашек, штыков и регулярных войск (60 конных полков, 6 пластунских батальонов, 33 действующих конных батареи, 3 запасных батареи, 5 запасных полков и около 80 отдельных особых сотен). При этом, по данным отдельных исследователей, донским казакам за 4 года войны было вручено 36 тысяч Георгиевских крестов, около 600 героев Дона имели «полный бант».Несомненно, что самым известным донским казаком тех времен был Козьма (Кузьма) Фирсович Крючков (практически забытый в советское время) – 1-й георгиевский кавалер не только в Донском войске, но и во всей Русской армии. Чаще него только Государь Император встречался на плакатах, посвященных той войне. Кстати, Императорским Военным орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени, «офицерским Георгием», первым из офицеров российской императорской армии в ту войну был удостоен также донской казак – сотник 1-го Донского казачьего генералиссимуса князя Суворова полка Сергей Владимирович Болдырев.Однако, по воспоминаниям сослуживцев, Козьма Фирсович Крючков отличался скромностью и даже некоторой застенчивостью, открытостью, искренностью и смелостью. Его вихор на голове, телосложение, вся его фигура, живость, ловкость говорили за то, что он – настоящий сын Дона.Его портрет печатался на пачках папирос! Появились пароход «Козьма Крючков», фильм «Козьма Крючков», его рисовал Репин, петербургские красавицы специально ездили на фронт знакомиться со славным героем. Он смотрел с патриотических плакатов и лубочных картинок, с обложек журналов и с газетных страниц (чубатый удалец, который нанизывает, как шашлык, на пику пять-семь-десять противных пузатых германцев)! Легендарный, вошедший в пословицы и поговорки, Козьма Крючков! Никто из казаков, ни до, ни после него, не был так стремительно вознесен на пьедестал всенародной славы...Никто, кроме него, не был так оболган при советской власти как этот герой казачества! Его имя превратили в посмешище! Его подвиг был объявлен выдумкой, пропагандистской ложью... Но подвиг был! Настоящий, воинский и сияет он сквозь толщу лет и поражает казачьей славой, которую не смогли ни замарать, ни стереть почти за столетие. Скептики, правда, сомневались: один против одиннадцати в кавалерийской рубке шашкой и пикой и выйти победителем? Но специалисты по холодному оружию и сегодня утверждают: если человек умелый, если противник растерян — отчего же? Донское войско было, несомненно, уважаемо властью, но и в фаворе оно никогда не было. Первый Георгиевский кавалер – своего рода символ и стать им в начале той войны без веских оснований не то что было трудно, а – невозможно. (…)

/800/600/http/s60.radikal.ru/i168/1107/fb/39bba185a4ce.jpg

А подвиг Козьмы Фирсовича не был случайным! Не дикие люди с перепугу пластали друг друга, а профессиональные воины-степняки гоняли холеных европейцев, как и сто, и двести, и триста, лет назад, не зная себе равных в конном бою, да и в бою вообще. Казаки порубили германцев, потому что были лучше обучены, храбрее, выносливее. Это подтверждает и тот факт, что традиционное еще в ХVI веке замеченное за казаками умение драться и побеждать в меньшинстве, даже в первую мировую при всех газах и пулеметах, цеппелинах и гаубицах, не было утрачено. За казаками были традиции, воинская культура, боевой дух.(…)

В Первую мировую войну в 1914 году приказной (армейское - ефрейтор) 6-й сотни Третьего Донского казачьего имени Ермака Тимофеева полка Кузьма Крючков вступает опытным воином, умелым и выносливым, вертким и смекалистым, в самом расцвете сил (опыт пяти лет военной службы во внутреннем и полевом разряде). (…)

Козьма Фирсович отличился 30 июля 1914 г. в одном из первых боевых столкновений с немцами на границе, в Восточной Пруссии, недалеко от польского городка Кальвария.Казачий сторожевой дозор из троих рядовых во главе с приказным Крючковым, обнаружив отряд немецких кавалеристов из 27 человек и начав его преследование,  при маневрировании неожиданно наткнулся «лоб в лоб» на этот разъезд немецких драгун. Козьма Фирсович в бою был окружен немцами и отбивался винтовкой и шашкой, а после, вырвав из рук немецкого драгуна пику, заставив ею разорвать кольцо окружения, сумел уйти из рук неприятеля, оставив на поле боя 11 трупов противника, в том числе и, убитого им, командира немецкого отряда. Так, в бою, согласно официальным отчетам и наградным документам, Крючков лично зарубил и заколол пикой 11 человек, получил 16 колотых ран сам и 11 ран досталось его лошади «Костяк» бурой масти, товарищи тоже не подкачали — в общем, к исходу схватки были убиты и тяжело ранены двадцать четыре немецких кавалериста из 27 (из них 19 из 22 -  непосредственно во время кавалерийского боя, согласно официального наградного приказа).Казаки встретили разведку врага и не только не отступили перед семикратным превосходством противника, но и атаковали германцев, уничтожив практически весь немецкий отряд и не потеряв ни одного человека (два казака из шестерых, входивших в дозор Крючкова, в бою не участвовали, так как ранее были отправлены им с донесениями об обнаруженном противнике в полк).А признали Крючкова храбрейшим его же односумы: В.Астахов, М.Иванкин и И.Щегольков, что прикрывая друг друга, хрипя в смертельной схватке, кромсали врага по дедовским заветам. Кстати, все казаки за этот бой были награждены, все стали Георгиевскими кавалерами. И, разумеется, все заслуженно.Сам Козьма Крючков тот бой описывал следующим образом: "Часов в десять утра направились мы от города Кальварии к имению Александрово. Нас было четверо - я и мои товарищи: Иван Щегольков, Василий Астахов и Михаил Иванков. Начали подыматься на горку и наткнулись на немецкий разъезд в 27 человек, в числе их офицер и унтер-офицер. Сперва немцы испугались, но потом полезли на нас. Однако мы их встретили стойко и уложили несколько человек. Увертываясь от нападения, нам пришлось разъединиться. Меня окружили одиннадцать человек. Не чая быть живым, я решил дорого продать свою жизнь. Лошадь у меня подвижная, послушная. Хотел было пустить в ход винтовку, но второпях патрон заскочил, а в это время немец рубанул меня по пальцам руки, и я бросил винтовку. Схватился за шашку и начал работать. Получил несколько мелких ран. Чувствую, кровь течет, но сознаю, что раны неважныя. За каждую рану отвечаю смертельным ударом, от которого немец ложится пластом навеки. Уложив несколько человек, я почувствовал, что с шашкой трудно работать, а потому схватил их же пику и ею по одиночке уложил остальных. В это время мои товарищи справились с другими. На земле лежали двадцать четыре трупа, да несколько не раненных лошадей носились в испуге. Товарищи мои получили легкие раны, я тоже получил шестнадцать ран, но все пустых, так - уколы в спину, в шею, в руки. Лошадка моя тоже получила одиннадцать ран, однако я на ней проехал потом назад шесть верст. Первого августа в Белую Олиту прибыл командующий армией генерал Ренненкампф, который снял с себя георгиевскую ленточку, приколол мне на грудь и поздравил с первым георгиевским крестом."

За этот подвиг Козьма Фирсович Крючков первым из всех рядовых Русской армии в 1914 году был награжден Георгиевским крестом 4-й степени (№ 5501, приказом №37 от 11.08.1914). А наградил его «солдатским Георгием» в госпитале не кто-нибудь, а сам командующий армией генерал-адъютант Ренненкампф, талантливый кавалерийский командир, проявивший себя еще в 1900 году в Маньчжурии, и прекрасно знавший толк в кавалерийской рубке.В общем, дальше можно было и не воевать. На этом известная часть биографии Козьмы Крючкова кончается. Историки и романисты в один голос приговаривают его, словно гвоздем прибивают: “спился”, несколько раз его хоронили, сдавали в плен и т.д.

А подлинный живой Козьма Фирсович не спился, славой не зажрался, а, отлежав в больнице 5 дней, покрасовавшись в отпуске в своей станице и хуторе, погулявши в обеих столицах, вдоволь наснимавшись у фотографов и даже в кинохронике, вернулся в свой 3-й Ермака Тимофеева Донской казачий полк воевать. Полк был переведен на Румынский фронт и оставался там до конца войны. Боев хватало. Полк воевал отлично, и многим его успехам способствовал К.Ф.Крючков, поскольку оказался командиром толковым, хладнокровным и расчетливым, а храбрости ему было не занимать. По сообщению П.Н.Краснова, за боевые заслуги и как отлично зарекомендовавший себя командир, получил под начало сотню.Дрался Кузьма Фирсович лихо, как говорится “в первом сступе” лицом к лицу с супостатом, потому бывал и ранен, и не единожды. (…)

Кроме того, и второго своего солдатского Георгия 3-й степени (№92481) Козьма Фирсович получил за дело. Так, в 1915 году Козьма Крючков с десятью казаками, добровольно вызвавшимися в разведку, смело атаковали, расположившийся в деревне М. вдвое превосходящий их по количеству отряд германских кавалеристов, половину немцев уничтожили, а вторую половину взяли в плен. Также при этом были найдены в деревне и изъяты ценные документы относительно расположения германских войск.

1914 kaz4 520x417 Казаки на старых фотографиях

казаки - георгиевские кавалеры. (В первом ряду стоит легендарный К. Крючков.)

Козьма Крючков и далее участвовал в больших боях в Польше в 1915 году, получил три раны, из которых одна в бок была самая опасная (лежал в госпитале под Варшавой).За боевые отличия наш герой и далее получал чины и повышения по службе: «Козьма Крючков во время парада по поводу раздачи Георгиевских крестов, медалей и производства нижних чинов – казаков, произведен в вахмистры. Генерал пожал ему руку, сказал, что гордится, что находится в одной части с ним, и в заключении поцеловал Крючкова» (ДОВ, ст. Р.сл., № 31, с. 3 от 08.02.1915).В конце 16-го начале 17-го года он опять находился на излечении в госпитале г. Ростова, где у него украли и Георгии, и золотое георгиевское оружие. Об этом писали ростовские газеты. И это, так сказать, последний газетный всплеск интереса к Кузьме Фирсовичу.К концу войны Кузьма Крючков имел два Георгиевских креста (4-й и 3-й степени) и две Георгиевские медали «За храбрость» (4-й и 3-й степени), золотое георгиевское оружие и дослужился до подхорунжего (первый офицерский чин в казачьих войсках). (…)

С февральской революции начинается новая жизнь Кузьмы Фирсовича, может быть и более героическая, и уж во всяком случае, более трагическая, чем та, что была прежде.Вышедший из госпиталя Крючков был единодушно избран председателем полкового комитета. Полки шатались, митинговали. Россия рухнула, армия развалилась. В казачестве произошел раскол.С кем Крючков? С красными или с белыми? Поскольку Кузьма Крючков был плоть от плоти казачества, наитипичнейшим из казаков и в биографии, и в характере, и в судьбе, верным сыном Тихого Дона, а потому, разумеется, “принимать революцию или не принимать”— такого вопроса для него не было. Верный присяге, Отечеству, Крючков, разумеется, становится белым.После развала Русской армии Козьма Фирсович в 1918 году возвратился с полком на Дон.В начале 1918 года, через Дон покатилась Красная Армия, отступавшая с Украины от кайзеровских войск. Каждая проходившая часть накладывала, так называемые, “контрибуции” на станицы, реквизировала лошадей, продовольствие, одновременно начались необоснованные расстрелы. Сформированные комитеты деревенской бедноты грабили и самовольничали. Число сторонников новой власти стремительно уменьшалось, но казаки, деморализованные и разоруженные, все еще медлили, словно надеялись на какое-то чудо. Они еще не были доведены до той степени отчаяния, когда оружием становится все...Поэтому первые четыре месяца борьбу с большевиками, наступающими на Ростов, Таганрог и Новочеркасск, вели одни партизанские отряды. К концу апреля 1918 года Крючков и его товарищ подъесаул Г.И. Алексеев создали партизанский отряд из 70 человек с шашками и 23 винтовками. И даже с такими ничтожными силами Крючков пытался несколько раз нападать на станицу Усть-Медведицкую, где стояли прекрасно экипированные и вооруженные многочисленные отряды бывшего войскового старшины Миронова (впоследствии казненного самими же большевиками), все время подкрепляемые частями Красной Армии, проходившей через Дон.К началу мая 1918 г. репрессии красных усилились, и строевые казаки хлынули в степь валом, разрасталось Вешенское восстание, что позволило подъесаулу Алексееву планировать нападение на окружную станицу. 10 мая 1918 г. в 4 часа группа усть-хоперцев под командой Крючкова налетела на красные пикеты. Вооружаясь отбитым оружием, казаки под командой Крючкова и основная масса, атаковавшая станицу с фронта, под командой Г.Алексеева вышибла из нее отряды Миронова. Бой был жестоким, станица несколько раз переходила из рук в руки, однако, победили белые.Так, «при вторичном взятии Усть-Медведицкой отличился герой последней войны с германцами казак станицы Усть-Хоперской Козьма Крючков, снявший пост красных в шесть человек» (Донская волна, 1918, № 20, с. 10). За этот бой Крючков был произведен за боевые отличия во время восстания против большевиков в хорунжие. С этого дня он становится не просто деятельным участником белого движения, но и признанным лидером коренного казачества. Хорунжий Крючков 13-го конного Усть-хоперского полка Усть-Медведицкой конной дивизии - это было совершенно новое явление в жизни казачества, это было новое, истинно народное казачье офицерство. Простые казаки доверяли Крючкову безраздельно.Однако никакой героизм, никакое воинское мастерство не могли противостоять той силе, что накатывала на Дон. В августе 1919 г. начался отход Донской белой армии.Крючков командовал одним из подразделений арьергарда Донской армии, удерживая наседавших красных у районе станицы Островской, деревни Лопуховка и села Громки Саратовской губ, близ моста через реку Медведицу.... Группа офицеров, среди которых был и Козьма Крючков, разместилась в маленькой хате недалеко от моста, который нужно было удержать любой ценой. Перейдя его, красные разлились бы половодьем и охватили отступавшие обозы.На этой стороне, у моста, размещалась небольшая группа казаков, так называемого заслона. Мост считался “ничейным”, но красные уже перешли его, выкатили по сторонам моста два пулемета и стали окапываться. Вероятно, Крючков понял, что возникла единственная секунда, в которую можно было еще все исправить. Объяснять замысел было некогда.Он выскочил с шашкой к мосту один, крикнув на бегу казакам: «Братцы, за мной... Отбивайте мост».Пятеро или шестеро казаков прикрытия кинулись за ним. Однако, с моста навстречу им шел целый взвод красных, более сорока человек... Казаки остановились. Остановились и красные, видя, что на них в атаку бежит один человек.По рассказам, Крючков успел добежать до ближайшего пулеметного гнезда и срубить пулеметный расчет из китайцев, когда его скосили из соседнего окопа пулеметной очередью. Схватка все же завязалась, в суматохе казаки успели вытащить героя из-под огня. Он был изрешечен пулями и очень страдал. Три пули попали ему в живот, поэтому Козьма Фирсович был не транспортабелен. Его оставили умирать в станице. Как писали о нем уже в эмиграции знавшие его друзья: «Осенью 1919 г. сотник Крючков (значит, Козьма Фирсович успел получить и чин сотника) во главе караула казаков самовольно, без приказа пытался выбить красных (взвод пехоты с пулеметом) с противоположного берега под станицей Островской. Красные подпустили поближе и перебили всех из пулемета».Из воспоминаний генерал-майора Голубинцева А.В. (командовавшего в Первую мировую войну 3-им Донским Казачьим Ермака Тимофеева полком) руководившего белым восстанием в Усть-Медведицком округе, позже - начальника конной дивизии и конной группы в Белой армии (то есть прямого начальника Козьмы Крючкова и в первую мировую войну, и в гражданскую): «Около 1 августа наша дивизия занимала участок по реке Терсе в районе сел Терсинка, Разловка, Сосновка. Отступление на нашем и соседних участках было не столько под давлением противника, сколько по стратегическим соображениям. Таким образом, отступая и наступая, обороняясь и переходя в контратаки, неся потери и часто захватывая трофеи и пленных, Усть-Медведицкая конная дивизия, прикрывая отход Донской армии, постепенно отходила к Дону. В этот период отхода следует отметить удачные бои нашей дивизии у села Лопуховки, у слободы Ореховки и особенно блестящее дело 8 августа у станицы Островской, где Усть-Медведицкая дивизия, совместно с Атаманской конной бригадой генерала Каключина, переброшенной с Кавказской армии на правый берег Медведицы, нанесли сильный удар красным, чем значительно облегчили тяжелое положение группы генерала Покровского, отходившего правее нас.В начале августа в районе села Громки был убит состоявший в 13-м конном полку Усть-Медведицкой дивизии хорунжий Кузьма Крючков, популярный во всей России народный герой Первой мировой войны, казак 3-го Донского казачьего Ермака Тимофеева полка императорской армии». (Очерки Гражданской войны на Дону 1917-1920 гг.).Умер Козьма Фирсович 18 августа 1919 г. от ран (…) был погребен на кладбище родного хутора.

Воистину, только слава нетленна и, как говаривали казаки, “истинную славу не берет ни ржа, ни лжа...» В чем мы и убеждаемся.

--------------------------------------------------------------------------------

 

фоторепортаж В.П. Мелихова: http://elan-kazak.ru/?q=kryuchkov-kozma-firsovich-1890-18081919

«1-й Георгиевский кавалер Первой мировой войны казак Козьма Фирсович Крючков,  погиб 18 августа 1919 года и был погребен на кладбище родного хутора. Мне еще года три назад казаки говорили о том, что на могиле у него будет поставлен большой дубовый крест в его память и в память всех казаков, погибших в гражданскую, сражаясь за свою землю с большевиками. (...)

Хутор раньше был довольно большой,  протяженный километра на 3-4. Однако, сегодня на хуторе не сохранился ни один дом.

Заброшено и кладбище , на котором нет ни памятного креста на могиле легендарного казака и где также все заросло травой. Вот это кладбище – оно довольно большое - со сгнившими крестами и заросшее травой – где-то здесь и похоронен казак, герой 1-й Мировой войны Кузьма Фирсович Крючков, награжденный Георгиевскими крестами 4 и 3-й степени, Георгиевскими медалями «За Храбрость» 4 и 3 степени и Золотым Георгиевским оружием, и чья могила сегодня затерялась среди бурьяна. И сюда не приезжает Дон ТР, сюда уже и не приходят наследники тех, кто нашел упокоение на данном кладбище, а могилок тут тысячи – тысячи прерванных нитей памяти и переход в беспамятство.

Наберите в поисковике слова «казак Крючков Козьма Фирсович» и Вы увидите огромное количество статей, ссылок на его подвиг, восторженных возгласов казаков о том, что это – образец нашего народа. А потом посмотрите вновь на выше размещенные фотографии – кто мы после этого?»

maxpark.com

Рэмбо Российской империи. Как казак Козьма Крючков стал былинным героем | История | Общество

Когда государство вступает в войну, вместе с полками и дивизиями в действие приводится и машина пропаганды. Её задачей является поддержание в обществе и армии высокого боевого духа, без которого трудно достичь победы.

Пропаганде всегда нужен герой, воин, чьи деяния могут стать примером для подражания. Герои войн прошлого, несомненно, тоже способны вдохновлять, но всё же не так, как герой-современник, парень из соседнего окопа.

Нужен был герой и Российской империи, в 1914 году вступившей в Первую мировую войну, которую в России изначально называли Второй Отечественной.

И такой герой появился. Благодаря государственной пропаганде, Козьма Крючков не просто стал известен всей России, а превратился в настоящего былинного богатыря. Или, если хотите, «русского Джона Рэмбо» Первой мировой войны.

Один против одиннадцати

Родился Козьма Крючков на хуторе Нижне-Калмыковском Усть-Хопёрской станицы Усть-Медведицкого округа Войска Донского в семье коренного казака-старовера Фирса Ларионовича Крючкова. С датой рождения имеются разночтения — то ли в 1888, то ли в 1890 году.

Детство Козьмы ничем не отличалось от детства других мальчишек из семей донских казаков. Учился в станичной школе, помогал отцу по хозяйству, постигал начальные премудрости военного дела, став постарше, стал заглядываться на девушек, затем женился.

В 1911 году Козьма Крючков был призван на действительную военную службу в 3-й Донской казачий полк имени Ермака Тимофеева. К началу войны у Крючкова шёл уже четвёртый год службы, он носил звание приказного и считался одним из опытнейших солдат своего полка.

Отличился приказной Крючков в первые дни войны на границе с Восточной Пруссией ещё до того, как русские армии начали наступление, обернувшееся для них катастрофой.

Сам Крючков описывал бой, прославивший его, так. Казачий конный разведотряд, в который, помимо самого Крючкова, входили ещё трое его товарищей — Иван Щегольков, Василий Астахов и Михаил Иванков, наткнулся на немецкий конный разъезд численностью в 27 человек.

Немцы атаковали казаков, причём разведчики, отбиваясь от наседающего противника, вынуждены были разделиться и вели бой порознь.

Крючкова атаковали сразу одиннадцать немцев, причём у казака заклинило винтовку. Тогда Крючков пустил в дело шашку. Немцы наносили ему ранение за ранением, но все они были поверхностными, не представлявшими угрозы для жизни. Сам же казак наносил врагам смертельные раны. Поняв, что шашкой всех немцев не уложишь, Крючков вырвал у одного из противников пику и пустил её в ход. В результате были повержены все 11 немцев, атаковавших казака. Тем временем товарищи Крючкова расправились с остальными врагами.

В результате были убиты от 22 до 24 немцев, трое спаслись бегством. Все четверо казаков были ранены, сам Крючков получил 16 ран, но все они не представляли угрозы для жизни.

Награда из рук командующего

Доклад казаков, оказавшихся в госпитале, о результатах боя произвёл сильное впечатление. Настолько сильное, что командующий 1-й армией Северо-Западного фронта генерал Павел Карлович фон Ренненкампф лично прибыл в госпиталь и вручил Крючкову Георгиевский крест 4-й степени. Козьма Крючков стал первым, кто был удостоен подобной награды во время Первой мировой войны.

Надо сказать, что скептиков, сомневавшихся в том, что бой казаков с немцами происходил именно так, хватало всегда. Истребить практически полностью отряд противника, превосходящий казаков по численности в шесть раз, — это нечто из репертуара былинного Ильи Муромца или всё того же пресловутого Джона Рэмбо.

К тому же и сам Козьма Крючков не придерживался одной версии, каждый раз добавляя в повествование новые детали.

Впрочем, убедительно доказать, что Крючков и его товарищи лукавят, никто так и не смог.

Собственно, сделать это в дальнейшем уже не представлялось возможным, поскольку за подвиг Крючкова ухватились пропагандисты.

О новом «чудо-богатыре» написали все российские газеты, в считанные дни Козьма Крючков стал героем нации, переживавшей в начале войны большой патриотический подъём.

Козьмамания

После выписки из госпиталя Крючкову предоставили отпуск домой, к жене и детям. Но о спокойной жизни казак мог забыть — его везде преследовали журналисты, мечтавшие сделать материал о жизни «русского героя».

По возвращении в полк Козьма Крючков обнаружил, что переведён на должность начальника казачьего конвоя при штабе дивизии. Теперь главным родом его деятельности стало участие в различных встречах, на которых он рассказывал о своём подвиге, вдохновляя других.

Россию охватила настоящая «козьмамания». Город Петроград преподнёс ему шашку в золотой оправе, причём клинок её был весь исписан похвалами. От москвичей Крючков получил шашку в серебряной оправе. В действующую армию потоком шли посылки с подарками казаку-герою.

Самые известные люди России мечтали встретиться с Козьмой, поговорить и сфотографироваться.

Дальше — больше. Некоторые газетчики не просто приукрашивали подробности подвига Козьмы Крючкова, но начинали придумывать ему новые похождения, не имеющие к реальности вообще никакого отношения. В продаже появились конфеты «Геройские» с портретом Крючкова, папиросы с его именем и ещё целая масса сувениров, связанная с ним.

Козьма Крючков превратился в мифический образ, который к реальному казаку имел мало отношения.

Жертва воровства

Сам Крючков к подобному вниманию готов не был, переживал его тяжело и, в конечном итоге, добился перевода обратно в родной полк.

Пик популярности Козьмы Крючкова был пройден после первых серьёзных неудач русской армии.

Чем дольше длилась война, чем больше были потери, тем реже вспоминали о герое, разом убившем 11 немцев.

А Козьма между тем продолжал воевать достойно, получив ещё один Георгиевский крест и две Георгиевские медали «За храбрость». Войну Крючков закончил в звании вахмистра, на должности взводного урядника.

До революции о нём вспомнили ещё раз, в 1916 году. Ростовские газеты написали, что у Козьмы Крючкова, находившегося на излечении в госпитале после очередного ранения, похитили боевые награды. Столице, однако, это было уже неинтересно, там закипали совсем иные страсти.

После Февральской революции 1917 года Козьма Крючков был избран председателем полкового солдатского комитета, но от идеалов революции казак был очень далёк. В конце 1917 года он вернулся с полком на Дон, где очень скоро стал участником новой войны, на сей раз гражданской.

С шашкой на пулемёт

Воспитанный в семье староверов, в патриархальных традициях, Козьма Крючков оказался в этом конфликте на стороне белых. Один из товарищей Крючкова по прославившему его бою, Михаил Иванков, оказался в рядах красных.

В последний раз имя Козьмы Крючкова зазвучало в августе 1919 года, через пять лет после легендарной схватки с немцами.

Состоявший в 13-м Конном полку Усть-Медведицкой дивизии хорунжий Козьма Крючков в одном из боёв получил смертельное ранение. Здесь снова не обошлось без мифов — в некоторых источниках утверждается, что Крючков с отрядом из пяти человек пытался атаковать группу красноармейцев из 80 человек, вооружённую пулемётами.

Доподлинно известно, что первый русский герой Первой мировой получил смертельное пулевое ранение в живот и умер спустя несколько минут на руках у однополчан.

В отличие от многих других персонажей Первой мировой войны, о Козьме Крючкове помнили и в советский период, правда, не как о реальном герое, а как о лубочном персонаже царской эпохи.

В таком же виде он предстаёт и в постсоветскую эпоху. Реальный Козьма Крючков навсегда уступил место образу лихого и непобедимого казака-рубаки, созданному знавшими своё дело мастерами русской политической пропаганды начала XX века.

АиФ.ru представляет новый мультимедийный проект «Сто лет Первой мировой »

www.aif.ru

Кузьма Крючков в зеркале пропаганды: vi_lagarto

Товарищей Крючкова звали Василий Астахов, Иван Щегольков и Михаил Иванков. Георгиевский крест первому герою Мировой войны вручил лично генерал Ренненкампф, прямо в лазарете.

Стоит отметить, что версию Крючкова приняли не все современники. Вячеслав Кондратьев приводит в своём ЖЖ альтернативную версию, озвученную генералом К.М. Адариди, командиром 27-й дивизии: «К окрестностям города Сувалки подходил слабый германский разъезд 10-го конно-егерского полка, но был отогнан казаками, высланными командиром Оренбургского полка полковником Комаровым, в распоряжении которого находился взвод конвойной полусотни. Во время этой стычки сторонами были понесены первые за войну потери: немцы оставили на месте одного убитого, а из казаков один был ранен. Последнего командующий армией наградил Георгиевским крестом и он, таким образом, явился первым по счету георгиевским кавалером в Мировую войну». Что ж, вполне возможно, что 24 убитых немца было и впрямь преувеличением (а какой солдат не любит прихвастнуть?), но, во всяком случае, налицо факт поражения, нанесённого во встречном бою более многочисленному противнику, и ранения Крючкова (получившего Георгиевский крест непосредственно в лазарете).

Пропаганда принялась эксплуатировать образ Кузьмы Крючкова на всю катушку, как мы уже имели возможность видеть (см. подоборку плакатов от В. Кондратьева). Сам Козьма Крючков на какое-то время превратился в прижизненный памятник самому себе: его активно приглашали на всевозможные мероприятия, у него брали интервью, с ним общались светские барышни. Было отчего вскружиться голове не слишком-то образованного и культурного рядового казака. Тем не менее, он нашёл в себе мужество прервать эту череду восхвалений в свой адрес и вернуться на фронт. И к концу войны дослужился до подхорунжего.

В годы Гражданской войны нашёл в себе Крючков мужество и ещё для одного поступка. Несмотря на развал фронта и деморализацию фронтовых частей, захватившую в том числе и казачество, Крючков сделал однозначный выбор - и встал на сторону белых. На сторону тех, кто сражался за историческую Россию, за веру, за традиции. И немудрено: вскоре после того, как стало известно о награждении Кузьмы Фирсовича, ростовская газета сообщала: "Среди своих хуторян семья Крючковых пользуется заслуженной репутацией домовитых и религиозных людей". С разрушителями Церкви такому человеку было явно не по пути.

Крючков служил в составе 13-го Конного полка Усть-Медведицкой дивизии. И погиб в бою около села Громки в 1919 году. Вероятно, именно это обстоятельство послужило причиной того, что подвиг Крючкова и его товарищей в советские годы усиленно замалчивался. А то и шельмовался, как в знаменитом "Тихом Доне" Шолохова. Изображать героизм белогвардейцев в "стране победившего социализма" было не принято.

Что же касается отмеченных Вячеславом Кондратьевым несуразностей в изображении первого боя Кузьмы Крючкова, то они были. На рзазнеых плакатах Крючков сражается то с драгунами, то с уланами, то с гусарами, некоторых немцев вообще нарядили в мундиры 1871 года. Но наглядная агитация во все времена мало заботилась об исторической достоверности. Гораздо важнее было создать у зрителя нужное настроение. Вот об этом и старались.

vi-lagarto.livejournal.com

Кузьма Крючков Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Крючков.

Козьма́ Фи́рсович Крючко́в (1890—18 августа 1919) — донской казак. Был первым награждённым Георгиевским крестом в Первую мировую войну. Участвовал в гражданской войне на стороне белых. В августе 1914 года снискал славу героя всей воюющей России[1].

Биография

Донской казак хутора Нижне-Калмыкова (Нижний Калмыкос) Усть-Хопёрской станицы Войска Донского.

Учился в станичной школе. В 1911 году был призван на действительную службу в 3-й Донской казачий полк имени атамана Ермака Тимофеева, входивший в состав 3-й кавалерийской дивизии. К началу войны он уже имел чин приказного (соответствовал ефрейтору в армии).

Во время Первой мировой войны стал первым георгиевским кавалером Русской армии: был награждён георгиевским крестом, получив крест 4-й степени за номером 5501 за уничтожение в бою на границе российского Царства Польского и Восточной Пруссии одиннадцати немцев. В ночь на 30 июля (12 августа) 1914 его разъезд в составе четырёх казаков (Астахова, Иванкова, Щеголькова) атаковал из засады пару германских кавалерийских дозоров. Лишь 3 германца сумели ускакать к своим, 11 были уничтожены лично Козьмой Крючковым, получившим при этом 16 колотых ран от пик и сабель врагов. Все донцы, участвовавшие с Крючковым в этом бою были также награждены Георгиевскими крестами[1].

Козьма Крючков и немцы

Сам Кузьма Крючков описывал тот бой следующим образом:

Часов в десять утра направились мы от города Кальварии к имению Александрово. Нас было четверо — я и мои товарищи: Иван Щегольков, Василий Астахов и Михаил Иванков. Начали подыматься на горку и наткнулись на немецкий разъезд в 27 человек, в числе их офицер и унтер-офицер. Сперва немцы испугались, но потом полезли на нас. Однако мы их встретили стойко и уложили несколько человек. Увертываясь от нападения, нам пришлось разъединиться. Меня окружили одиннадцать человек. Не чая быть живым, я решил дорого продать свою жизнь. Лошадь у меня подвижная, послушная. Хотел было пустить в ход винтовку, но второпях патрон заскочил, а в это время немец рубанул меня по пальцам руки, и я бросил винтовку. Схватился за шашку и начал работать. Получил несколько мелких ран. Чувствую, кровь течет, но сознаю, что раны неважные. За каждую рану отвечаю смертельным ударом, от которого немец ложится пластом навеки. Уложив несколько человек, я почувствовал, что с шашкой трудно работать, а потому схватил их же пику и ею по одиночке уложил остальных. В это время мои товарищи справились с другими. На земле лежали двадцать четыре трупа, да несколько нераненных лошадей носились в испуге. Товарищи мои получили легкие раны, я тоже получил шестнадцать ран, но все пустых, так — уколы в спину, в шею, в руки. Лошадка моя тоже получила одиннадцать ран, однако я на ней проехал потом назад шесть верст. Первого августа в Белую Олиту прибыл командующий армией генерал Ренненкампф, который снял с себя георгиевскую ленточку, приколол мне на грудь и поздравил с первым георгиевским крестом.

Из иллюстрированного журнала «Искры» от 24 августа 1914 года:

Казак Крючков. Разведочный отряд из четырех казаков, в котором находился Кузьма Крючков, благополучно перешел границу. Неприятеля нигде не было видно. Мало-помалу отряд углубился в Пруссию. В небольшой роще казаки заночевали. Утром в нескольких верстах от них показался разъезд прусской кавалерии в 27 человек. Когда пруссаки приблизились на расстояние ружейного выстрела, казаки спешились и открыли огонь. Офицер, начальник немецкого отряда, что-то скомандовал. Прусские кавалеристы стали быстро удаляться. Казаки вскочили на коней и с гиканьем помчались на неприятеля. Кузьма Крючков на своей резвой лошади обогнал товарищей и первый врезался в неприятельский отряд. Подоспевшие остальные казаки на мгновение увидели Крючкова, окруженного пруссаками и размахивающего своей шашкой направо и налево. Затем люди и лошади, — всё смешалось в общей свалке. Один из казаков увидел, как в этой свалке к Крючкову протискивается прусский офицер с обнаженной шашкой. Казак выстрелил. Прусский офицер упал. Крючков тем временем тоже выхватил винтовку и хотел выстрелить в прусского унтер-офицера, но тот ударил Крючкова саблей по руке, рассек ему пальцы, и казак выронил винтовку. В следующий момент, несмотря на полученную рану, Крючков рассек унтер-офицеру шею. Два пруссака с пиками набросились на Крючкова, пытаясь выбить его из седла, но Крючков ухватился руками за неприятельские пики, рванул их к себе и сбросил обоих немцев с коней. Затем, вооружившись прусской пикой, Крючков опять бросился в бой. Прошло несколько минут — и из 27 пруссаков, сражавшихся с 4 донскими казаками, остались на конях только три, которые и обратились в дикое бегство. Остальные были или убиты или ранены. Казаки послали вслед бегущим еще несколько пуль. Кузьма Крючков один свалил 11 немцев и сам получил 16 ран. Ранен пулей. Шашкой разрублена рука. Остальные поранения пиками. Несмотря на все это, Крючков до самого конца боя оставался в строю. Командующий армией по телеграфу поздравил наказного атамана войска Донского с награждением первым Георгиевским крестом в армии казака хутора Нижний-Калмыков, Усть-Медведицкого округа, Кузьмы Крючкова, который один убил 11 немцев, получил 16 ран пикой в себя и 11 в лошадь. Крючков родился в старообрядческой семье. Грамоте учился дома. Он не силен, но очень гибок, увертлив и настойчив. Всегда был первым во всех играх, требовавших ловкости. Отец Крючкова небогат, занимается земледелием. После женитьбы Крючков и его жена были главной опорой всей семьи. Среди хуторян Крючковы пользуются заслуженной репутацией домовитых и религиозных хозяев.[2]

После этого случая, массового освещенного почти во всей тогдашней российской прессе, немцы и австрийцы перестали брать в плен казаков, а убивали их на месте. Казаков узнавали по лампасам на шароварах, поэтому они стали носить обычную пехотную форму.

За Первую мировую войну также еще был награждён Георгиевскими крестами других степеней. К концу войны дослужился до подхорунжего.

В 1919 году во время Гражданской войны был смертельно ранен в бою близ деревни Лопуховки Саратовской губернии, воюя на стороне белых, во время Вешенского восстания[1]:

В начале августа в районе села Громки был убит состоявший в 13-м Конном полку Усть-Медведицкой дивизии хорунжий Кузьма Крючков, популярный во всей России народный герой 1-й Мировой войны, — казак 3-го Донского Казачьего Ермака Тимофеева полка Императорской Армии.Голубинцев А. В. Русская Вандея. Мюнхен, 1959. С. 107.

Память

  • Именем Козьмы Крючкова назван переулок в городе Ростове-на-Дону[3].
  • Является прототипом казака в ансамбле памятников Первой мировой войны[4] в Москве. Автор памятного проекта Андрей Ковальчук, народный художник России.

В литературе и массовой культуре

«Геройский подвиг донского казака Козьмы Крючкова». Военный лубок
  • Портрет Крючкова украшал обёртку конфет «Геройские» кондитерской фабрики А. И. Колесникова.
  • Козьма Крючков выведен как эпизодический персонаж в романе Шолохова «Тихий Дон». Однако там он описан не как герой, а его подвиг подвергнут резкой критике.
  • Вырезанный попадьёй из журнала «Летопись войны», портрет «молодецкого казака Козьмы Крючкова, первого георгиевского кавалера», украшал крышку сундучка отца Фёдора в романе Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев».
  • Упомянут в докладе Хрущёва на XX съезде.

Примечания

Литература и ссылки

Ссылки

wikiredia.ru