Неприкасаемый Сечин: почему история с Улюкаевым на самом деле дикая. Кто подставил улюкаева и зачем


почему история с Улюкаевым на самом деле дикая

Фото: РИА "Новости"

В стремительно развернувшемся деле министра экономразвития Алексея Улюкаева есть довольно любопытная деталь — недоверие, которое высказывают многие  комментаторы, связано с неприкасаемостью потенциального объекта вымогательства.

"Надо быть безумцем, чтобы... угрожать "Роснефти" чем-то и вымогать 2 млн у Игоря Ивановича Сечина, фактически одного из самых влиятельных людей в нашей стране", — говорит глава РСПП Александр Шохин. "Представить себе Улюкаева,  вымогающего взятку в "Роснефти" во главе с Игорем Ивановичем Сечиным — это как-то за пределами", — недоумевает политик Борис Надеждин, знающий Улюкаева 20 лет. "Улюкаев угрожал "Роснефти" и вымогал взятку. Видимо, я что-то перестал понимать в этом мире", — закатывает глаза председатель правления "РОСНАНО" Анатолий Чубайс. "У меня случается недооценка глубин разложения власти, но поверить, что Улюкаев запросил взятку у Сечина, не могу", — согласен Михаил Ходорковский.

Корзина, колбаска, коробка: зачем делу Алексея Улюкаева добавляют символизма Арест Улюкаева

Корзина, колбаска, коробка: зачем делу Алексея Улюкаева добавляют символизма

"Одиозный", "дикий" случай, разводят руками эксперты. Но одиозность видят не в том, что министр мог вымогать взятку, а в том, что кто-то мог посметь вымогать взятку у самого Игоря Ивановича Сечина. Даже представить такое, оказывается, невозможно. И представить это никто не может только потому, что главный исполнительный директор НК "Роснефть" Игорь Сечин — один из самых влиятельных людей в нашей стране, а вот министр экономического развития Алексей Улюкаев, видимо, не из самых влиятельных.

Оценка веса министра в истеблишменте, таким образом, минимальна. А ведь Алексей Улюкаев — член правительства страны, возглавляющий одно из ключевых министерств. Собственно, почему бы ему и не иметь теоретической возможности вымогать взятку? Коррупционные дела, связанные с вымогательством за подпись на документе, встречаются нередко, правда, на уровнях пониже. Однако Игорь Сечин, возглавляющий пусть очень крупную, пусть аффилированную с государством, но все-таки компанию, безоговорочно воспринимается всеми наблюдателями как фигура, куда более могущественная, чем министр. Настолько, что невообразима сама мысль о том, что кому-то может прийти в голову идея покуситься на неисполнение его желаний.

Только Владимир Путин в негласной иерархии может стоять выше Игоря Сечина — только он может наложить вето на очередные финансовые запросы "Роснефти", как это было летом прошлого года.

Такое положение дел в общем и целом адекватно обывательскому взгляду на природу власти в России, согласно которому власть возникает в результате делегирования полномочий не снизу по четко определенной процедуре, а сверху, вне всяких процедур, произвольным образом. Она при этом не очерчена конкретной сферой деятельности, а является властью вообще, властью, которую можно употребить практически в любом направлении. Правительство воспринимается как бессильный, беспомощный орган, призванный удовлетворять запросы магнатов или спецслужб, его формальные полномочия ничего не значат.

Не наблюдается и движения в поддержку Алексея Улюкаева. Он точно так же не воспринимается в массах "своим", так как масса на назначение министров не влияет вовсе никак. Правительство не назначается победившей на выборах партией, и кто такой Улюкаев и откуда он взялся — на этот вопрос ответят только профильные специалисты. Обыватель испытывает в лучшем случае недоумение, а в худшем злорадство, но оно не должно обманывать, точно такое же злорадство он будет испытывать, если вдруг арестуют Игоря Сечина.

Обыватель на то и обыватель, но любопытно, что такой взгляд, по всей видимости, распространен и в руководящих кругах: неприкасаемость Игоря Сечина не ставится под сомнение, хотя сам по себе механизм оказания услуг за мзду вряд ли в этих кругах является чем-то совершенно непредставимым. Нормально, когда "Роснефть" пишет жалобу, и министра берут под арест, хотя ничья другая жалоба к такому результату бы не привела. Недаром скандал, который бы стал ударом для любых других компаний и сделок, никак не повлиял ни на котировки "Роснефти", ни на сделку по поглощению "Башнефти". Рынок тоже воспринял ситуацию как нечто само собой разумеющееся.

Председателем совета директоров "Роснефти" сейчас работает Андрей Белоусов — предшественник Алексея Улюкаева на посту министра экономического развития. Это придает истории выпуклость: хороший министр, который не ссорился с "Роснефтью", после отставки идет туда работать, он вознагражден, а плохой министр отправляется за решетку.

Скованное творчество. Чем занимаются бывшие чиновники, лишившиеся свободы Арест Улюкаева

Скованное творчество. Чем занимаются бывшие чиновники, лишившиеся свободы

Источником бесспорной власти в России является Владимир Путин, и это, по большому счету, единственный ресурс Сечина. Никто не возражает, но приоритет неформального над формальным, находящий подтверждение в очередной раз, может привести к серьезным потрясениям после того, как Путин так или иначе оставит руководство страной.

www.dp.ru

Путина «подставили» с делом Улюкаева? - Хартия'97 :: Новости Беларуси - Белорусские новости - Новости Белоруссии - Республика Беларусь

6

Политические последствия громкого дела могут быть для Кремля непредсказуемыми.

8 лет строгого режима и штраф $2 млн — Замоскворецкий суд Москвы огласил приговор Алексею Улюкаеву. Ему запрещено занимать должности в органах власти и госкорпорациях в течение восьми лет после отбывания наказания. Ключевой свидетель в деле — глава «Роснефти» Игорь Сечин — в суде так и не выступил. Его вызывали на допрос четыре раза, однако под разными предлогами он так и не явился на заседание. Генеральный директор Transparency International Russia Антон Поминов рассказал The Insider, почему экс-министр не мог вымогать деньги у Сечина, кто подставил Улюкаева и почему последствия этого дела — катастрофа, прежде всего, для Путина:

- Судя по всему происходившему на процессе по делу Алексея Улюкаева, суд решил не вникать в суть: они посмотрели бумаги и в соответствии с предоставленными документами и показаниями свидетелей приняли решение.

На суде была озвучена альтернативная версия. По словам Улюкаева, он не знал, что находится в портфеле, и это была провокация со стороны отставных или действующих сотрудников спецслужб. Однако следствию и суду эта версия не показалась достойной внимания.

На мой взгляд, история Улюкаева очень похожа на подставу. Прежде всего — что такое два миллиона долларов? Когда мэра какого-нибудь подмосковного городка берут с двумя миллионами долларов, это похоже на правду. Когда берут министра федерального правительства с такой взяткой за судьбоносные для всей страны решения и мы не знаем, за что точно, это уже очень странно. Понимаете, у нас полковника Захарченко арестовывают с миллиардами, а федеральный министр попадается на двух миллионах.

Другой аспект этой истории - политический, просто потому, что вымогать что-то у Сечина — самоубийство. Это все равно что приехать в Чечню и начать оскорблять Ахмата Кадырова. Скорее всего ты далеко не уйдешь, потому что тебя Рамзан поймает.

И, наконец, особенной дикостью выглядит вся эта передача наличности - топорная, как в кино про ментов. Уровню министра федерального правительства не соответствует ни сумма, ни способ получения этих денег. Ведь можно было использовать намного более безопасные способы, например, из одной компании переводить акции другой компании на счет третьей компании — есть множество офшорных схем.

Уже давно совершенно отпала надобность таскаться с чемоданами наличности. Что ты с ней делать-то будешь? Куда ты ее пристроишь потом? Все эти странности говорят о том, что дело против Улюкаева — подстава со стороны топорных спецслужбистов.

Несколько лет назад Улюкаев и его семья засветились в панамских документах OCCRP, то есть он прекрасно знает о существовании иностранных финансовых инструментов, что деньги можно как-то хитро перевести в акции или какие-то ценности, в общем, передавать совершенно другим образом, не таская «котлету» большую в чемодане. И я даже не уверен, что Сечин — главная фигура в этом деле, иначе он заранее просчитал бы, что последствия этого дела — катастрофа прежде всего для его босса Владимира Владимировича.

Владимир Владимирович не любит выносить сор из избы, и если случаются ситуации, когда, допустим, министр и глава госкомпании что-то между собой не поделили, это обычно заканчивается отставкой министра или переводом на другую должность. Но обвинение во взятке! В этой истории в дурацком положении оказался сам Путин, Медведев тоже, поскольку выяснилось, что человек, который долгое время руководил всей экономикой страны, вдруг оказался взяточником. Получается, что они доверяли взяточнику.

Есть, конечно, и другие примеры — скандал с министром спорта Мутко, которого подозревают в чем-то нехорошем, в допинговых махинациях, это тоже некрасивая история. Но Мутко власти выгораживают, потому что он «ни на чем не попался», а Улюкаев — «попался с чемоданом».

Получается, что в любом случае кто-то Путина подставил. Улюкаев (если мы предположим, что он действительно взяточник), Феоктистов или Сечин — не столь важно. Однако совершенно очевидно, что такой скандал за три месяца до выборов Путину не нужен. И в этой ситуации — «раз уж попался» - надо громко его закатывать на максимально возможный или близкий к максимально возможному сроку, чтобы показать, что мы якобы боремся с коррупцией.

Я не думаю, что Путин изначально знал об этой операции, полагаю, что она скорее стала для него сюрпризом. Я живу при Путине больше половины своей жизни, и как-то не замечал, чтобы он любил такого рода громкие операции. Тем более, история отразилась на нем самом, ведь получается, что теперь по телевизору, по всем федеральным каналам, нужно как-то объяснить, почему этот мудрый человек пригрел на груди такую гадину.

Ответа на вопрос, почему Улюкаев попал под раздачу, у меня нет. Связан ли его конфликт с Сечиным с приватизацией «Башнефти», неясно. Мы знаем лишь, что они на «ты» друг с другом, а какие там у них переговоры происходят, какие встречи, что они не поделили, на что обиделся Игорь Иванович, совершенно невозможно сказать, это все гадание на кофейной гуще.

Я не думаю, что Улюкаев представлял какую-то угрозу для Сечина или кого-то еще в истории с приватизацией «Башнефти». Едва ли был риск и во время процесса. Улюкаев всегда был винтиком в системе — важным, но все равно винтиком. В нем никогда не наблюдалось революционности или стремления к героизму.

Поэтому сложно представить, что он мог бы пойти и сдать Сечина или Путина, особенно после приговора. Улюкаев не похож на человека, который готов убить себя, буквально в физическом смысле, или обречь себя на нечеловеческое отношение в тюрьме. Очевидно же, что теперь он находится полностью во власти Федеральной службы исполнения наказаний, а ФСИН имеет не самую лучшую, я бы даже сказал чудовищную репутацию.

charter97.org

Улюкаев и все-все-все — всё идёт по плану | Политика

С Улюкаевым всё настолько понятно и прозрачно, что даже как-то неудобно писать, такое ощущение, что работаешь Капитаном Очевидность...

Это так, новогодняя картинка для привлечения внимания.

Но я тут почитал, что пишут в сети некоторые либеральные комментаторы типа Милова, и уши в трубочку заворачиваются от их бреда (хотя, в принципе, понятно, почему либералы пишут то, что пишут). Поэтому всё-таки разложу по полочкам.

Называть «местью» взятие либерального министра с поличным при получении взятки в два миллиона долларов может только такое же неадекватное либеральное нечто. Вменяемые люди называют это, как минимум, борьбой с коррупцией.

Истерики либералов и американских агентов смешны. Венедиктов, к примеру, призвал отменить покупку акций «Башнефти» «Роснефтью», Кудрин тоже отметился, а один из моих любимых либеральных «экономистов» Андерс Аслунд заявил, что «арест Улюкаева по одиозности сопоставим с убийством Бориса Немцова». Логика? А где вы видели логику у либералов? Просто сиди с попкорном и наслаждайся их истериками, как дантовские праведники наслаждались мучениями грешников.

Для нас же тут интересен даже не сам факт ареста, а ответ на вопрос, почему именно здесь и сейчас.

1. После избрания новой Государственной Думы Российской Федерации Путин получил устойчивое большинство, что позволило внести на рассмотрение Думы ряд очень интересных с точки зрения усиления национального суверенитета поправок и законопроектов. То, о чём так долго говорили Фёдоров и многие другие – отвязка российского законодательства от американских либеральных «закладок».

2. После избрания Трампа главой США российские либералы, в том числе в правительстве, остались без зонтика, который им обеспечивал клан Клинтон. И теперь их можно брать тёпленькими.

Почему Улюкаев взял взятку, причём фактически вымогал её? Неужели министр экономразвития настолько беден, что ему на жизнь не хватало? Нет, я так думаю что он просто запаниковал, возможно решил бежать из страны и перед побегом хапнуть, сколько получится «на безбедную старость». Но не получилось.

Судьба классических компрадоров Индии и Китая показывает, что когда страны освобождаются от империалистического гнёта, то чиновники оккупационной администрации из местных неизбежно заканчивают одинаково плохо. Местами их вообще побивали камнями или разрывали на части, так что Улюкаев, который теперь получит уютную камеру-одиночку (потому что он имел доступ к гостайне, и его нельзя сажать в общую камеру), ещё легко отделался.

Впрочем, он не последний. Другие на очереди. Так что запасайтесь попкорном и семками (кто что больше любит), скоро нас ждёт много таких «внезапностей».

Тихая революция Путина продолжается…

Опубликовано https://jpgazeta.ru/aleksandr-...

 

 

 

 Александр Роджерс

maxpark.com

Четыре трактовки «дела Улюкаева»

Самое простое объяснение связано с попыткой оспорить сделку «Роснефти» по покупке «Башнефти». Но не исключены и политические игры.

На данный момент самый лучший комментарий по поводу задержания министра экономического развития дал глава РСПП Александр Шохин, отметивший, что «если бы Алексея Улюкаева обвинили в том, что он сбил старушку, когда ехал на "Гелентвагене" с повышенной скоростью по ночной Москве, и то выглядело бы правдоподобнее». И дело вовсе не в том, что Шохин, Улюкаев и автор этих строк принадлежат к числу либералов, а значит, мол, покрывают друг друга.

Либералы, понятно, так же склонны к коррупции, как коммунисты, консерваторы или патриоты. Определенный процент мошенников есть среди представителей любых идеологий, и повышается этот процент не в зависимости от развития взглядов, а в зависимости от степени близости к власти. Те, кто в данный момент находятся у власти, воруют больше, поскольку получают для этого возможности, а те, кто в оппозиции, — меньше, поскольку не принимают решений, за которые взяткодатель может заплатить. Сомнения относительно действий силовиков в деле Улюкаева возникают не из-за того, что он, мол, — «честнейший либерал», а благодаря анализу того, какие конкретно преступные действия ему инкриминируются.

Министра обвинили в том, что он получил взятку за установление сравнительно низкой цены при покупке «Роснефтью» «Башнефти». Формально, конечно, именно при такого рода сделках возникает коррупция. Ведь если госсобственность приватизируется без конкурса или аукциона, без четко прописанных в законе правил, то именно от воли отдельных высокопоставленных чиновников зависит цена выкупа имущества. Есть за что взять, и есть за что дать. Но в данном случае крайне трудно представить преступный сговор министра с «Роснефтью», поскольку компанию эту возглавляет Игорь Сечин — близкий друг президента Путина и человек, о влиянии которого на принятие ключевых решений ходят слухи уже не меньше 15 лет. Достаточно сказать, что, по мнению Михаила Ходорковского, ключевую роль в его деле сыграл именно Сечин. А основное имущество ЮКОСа отошло, как известно, именно к «Роснефти».

То есть в нашей нынешней истории выходит так, что совершенно обезумевший Улюкаев, у которого, наверное, доллары в глазах прыгают, как у кота из американского мультика про «Тома и Джерри», начал шантажировать лично главу «Роснефти» (а на каком еще уровне министр мог вести переговоры о взятке?) — человека, который дверь к Путину «ногой открывает». Министр по какой-то причине не понял, что Сечин, если ему надо решить принципиальный вопрос, сделает это в обход Минэкономразвития. И более того — не сообразил, что шантаж на таком уровне мигом обернется для шантажиста уголовным делом. Если психиатрическая экспертиза покажет, что Улюкаев невменяем, то во всю эту историю можно будет поверить. Если же из него попытаются сделать обычного взяточника, то «дело Улюкаева» станет по нелепости сопоставимым с делом о поджоге Рейхстага в Германии 1933 г. и с делами такого же рода, активно раскручивавшимися у нас в то же самое время.

Пока мы имеем слишком мало фактов, чтобы понять суть происходящего. Ясно, что если Улюкаева сажают, значит, это кому-нибудь нужно. Но кому и для чего?

Самое простое объяснение — чисто экономическое. Если цена «Башнефти» устанавливалась за взятку, то, значит, покупка этой компании «Роснефтью» может быть признана незаконной. Мы точно знаем, что за «Башнефть» боролись различные финансовые группировки. Мы также знаем, что были серьезные проблемы у олигарха Владимира Евтушенкова, которому даже пришлось в связи с этим немного посидеть. И можем предположить (хотя точно, конечно, не знаем), что конкурирующие с «Роснефтью» за «Башнефть» силы достаточно влиятельны для вступления в конфликт с самим Игорем Сечиным. Во всяком случае, можно допустить, что за нынешней историей стоит человек, тоже «открывающий дверь ногой» в кабинет Путина. Только не правой ногой, как Сечин, а левой. И если у президента появятся юридические основания сомневаться в законности сделки по «Башнефти», то ему проще будет выступить в качестве «справедливого судьи», чем покрывать преступление.

Трудно, конечно, представить, что Путин поверит в правдоподобность этой истории. Но, возможно, задача «дела Улюкаева» состоит лишь в том, чтобы создать скандальную ситуацию. Министра потом выпустят и оправдают, но президенту тем временем представят какие-то дополнительные аргументы относительно необходимости пересмотра вопроса о покупке «Башнефти». И он, в конечном счете, согласится решить вопрос по-новому.

Правда, если подтвердится предположение, что «Роснефть» сама инициировала это дело, то данная версия рассыплется.

Более сложный вариант объяснения — экономико-политический. Улюкаева, опять-таки, оправдают и выпустят, но его пост тем временем займет кто-то другой. И этот другой представит президенту иной вариант промышленной политики. Что-нибудь в духе Сергея Глазьева и К°: взять побольше денег из бюджета (или даже просто «напечатать») и раздать перспективному российскому бизнесу. Когда раздают большие деньги (даже под предлогом поддержки отечественного товаропроизводителя, ускорения роста экономики и развития импортозамещения), кто-то на этом хорошо зарабатывает.

Казалось бы, протащить подобный вариант довольно просто, если за ним стоит по-настоящему влиятельный человек, имеющий возможность продвинуть на министерский пост свою креатуру. Но Путин вообще-то известен тем, что не кладет все яйца в одну корзину. Поддержав вельможу, инициировавшего «дело Улюкаева», он может по назначению нового министра принять решение с подачи совершенно иного лица. И тогда вся комбинация разрушится. Даже если радикально изменится промышленная политика, и Минэкономразвития станет раздавать деньги, финансовые ресурсы могут оказаться в руках совсем не тех лиц, которые все это затеяли. А если так, то зачем было затевать?

Можно представить себе не экономико-политическое, а политэкономическое объяснение. Наши силовики в последнее время стараются продемонстрировать свою нужность Кремлю. Ведь если ты очень нужен, то для тебя расширяются штаты и увеличивается финансирование. Если создать у президента представление, будто кругом таятся злобные враги, он срежет расходы на культуру, образование, здравоохранение и даст больше денег на правоохранительную деятельность.

Не случайно ФСБ часто находит всяких исламистов-террористов, коварно готовящих злодеяния. Неслучайно «активизируются» бандеровцы в Крыму. Не случайно США постоянно строят против России козни. А «внутренние враги» расхищают ресурсы. Причем неважно, кого «назначить» этими внутренними врагами. Проще всего — самых слабых, незащищенных, непопулярных, не связанных с влиятельными группировками. Тех, за кого не заступятся люди, близкие к Путину.

Сначала взяли губернатора Кировской области Никиту Белых. Путин стерпел. Показал тем самым, что либералов брать можно. Силовики подняли ставки: покусились на министра. На такого, которого патриоты не любят из-за его давней принадлежности к либеральному лагерю, а либералы уже не считают своим из-за того, что Улюкаев ныне находится в лагере кремлевском. Никто по Улюкаеву плакать не будет. Так почему бы на его примере не продемонстрировать Путину эффективность работы силовиков?

Впрочем, дела такого рода — палка о двух концах. Если выяснится, что дело шито белыми нитками (а пока это именно так и выглядит), то влияние силовиков может скорее снизиться, чем возрасти. Примерно так потеряли свое влияние при Борисе Ельцине Коржаков с Барсуковым в 1996 г. Президент решил, что они некомпетентны и, по сути, работают против него в ходе предвыборной кампании.

Ну и, наконец, может быть чисто политическое объяснение нынешней истории. За последнее время у нас в политической сфере вырисовались две, казалось бы, противоречивые тенденции.

С одной стороны, вроде бы усиливаются либералы. Сергей Кириенко, про которого давно позабыли, занял крупный пост в кремлевской администрации. Элла Памфилова возглавила Центризбирком. Алексею Кудрину заказали экономическую программу. Наконец, президент вдруг вспомнил ни с того ни с сего про журналиста Дмитрия Киселева (любившего порассуждать о радиоактивном пепле в Америке) и одернул его. Народ заговорил чуть ли не об Оттепели.

С другой стороны, нарастает ощущение вседозволенности у близких к трону силовиков и политиков-имперцев. Никто по-настоящему не ответил за гибель Бориса Немцова. Арестовывают Белых и Улюкаева. Заказывают экономическую программу Сергею Глазьеву. В ряде регионов фальсифицируют результаты выборов, не обращая внимания ни на какую Памфилову. Народ заговаривает чуть ли не о новых массовых репрессиях и необходимости эмиграции.

В такой ситуации Путин оказывается не столь уж кошмарен. Только он становится гарантом безопасности для людей, желающих нормального развития России. Создается впечатление, что без Путина к власти в нашей стране придут страшные разрушительные силы, готовые фальсифицировать, сажать и даже убивать. Президент из диктатора, как его часто называют на Западе, превращается в относительно просвещенного автократа. В меньшее зло, чем Кадыров, Бастрыкин или Киселев.

Путина такой вариант наверняка устраивает. При нем он может еще много лет управлять Россией и даже получить, наконец, поддержку Запада. С президентом Рогозиным и премьером Глазьевым никакой Запад иметь дела не захочет.

Дмитрий Травин, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, ИА РосБалт

www.19rus.info

Из прослушек Улюкаева и Белых следует только одно — их подставили

http://7x7-journal.ru/post/98292

Права человека
  • Регион
    • А
    • Архангельская область
    • Б
    • Белгородская область
    • Брянская область
    • В
    • Владимирская область
    • Вологодская область
    • Воронежская область
    • И
    • Ивановская область
    • К
    • Калининградская область
    • Калужская область
    • Республика Карелия
    • Кировская область
    • Республика Коми
    • Костромская область
    • Курганская область
    • Курская область
    • Л
    • Липецкая область
    • М
    • Республика Марий Эл
    • Республика Мордовия
    • Мурманская область
    • Н
    • Новгородская область
    • О
    • Орловская область
    • Оренбургская область
    • П
    • Пензенская область
    • Псковская область
    • Р
    • Рязанская область
    • С
    • Смоленская область
    • Т
    • Тамбовская область
    • Тверская область
    • Тульская область
    • Тюменская область
    • У
    • Республика Удмуртия
    • Ульяновская область
    • Город Усинск
    • Город Ухта
    • Х

7x7-journal.ru

Касьянов и Явлинский о деле Улюкаева

Весь день известные и не очень персонажи комментируют приговор бывшему главе Минэкономразвития Алексею Улюкаеву.

Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями. 380731.jpeg

Фото: Fotodom. ru/DP

Напомним, Замоскворецкий суд Москвы 15 декабря приговорил Улюкаева к восьми годам колонии строгого режима за получение взятки в 2 миллиона долларов от главы "Роснефти" Игоря Сечина. Кроме того, ему был назначен штраф в размере взятки — в пересчете на рубли 130 миллионов. Также Улюкаеву запретили восемь лет работать на госслужбе после освобождения. Сейчас бывшему министру 61 год.

Помимо прочего, приговор прокомментировали и либеральные политики. Вообще говоря, в этой среде достаточно сочувственно относились к Улюкаеву с момент его ареста, поскольку экс-министр считался представителем либерального крыла в правительстве.

Основатель партии "Яблоко" Григорий Явлинский поразмышлял над приговором в Твиттере.

"Можно быть таким, как Немцов, а можно таким, как Улюкаев. Исход одинаковый. Система такая. Она не терпит здравого смысла. Восемь лет строгого режима для 61-летнего экс-министра — в целях устрашения", — написал он.

"Никакого доверия состоявшийся суд не вызывает. И это только начало", — вынес вердикт Явлинский.

Лидер партии "Парнас" Михаил Касьянов также полон тревожных и мрачных предчувствий. По его мнению, "суд проходил с громадными процессуальными нарушениями".

"И в такой обстановке — такой суровейший приговор. Конечно, это я рассматриваю как расправу — показательная расправа. Разумеется, демонстративно жесткий приговор. При этом видите, какие суровейшие приговоры, по крайней мере, по Улюкаеву, мы видим, совершенно не основанные на каких-то реальных фактах", — сказал Касьянов РИА "Новости".

Лидер "Парнаса" пророчит, что в ближайшее время появятся и другие "дела"."Будут еще сейчас дела осуждающие, в том числе, среди работников правоохранительных органов до выборов. Это требуется для демонстрации властью гражданам, что он ко всем относится, будь то к либерально настроенным министрам-коррупционерам, будь то к следователям или работникам полиции и так далее, — он ко всем относится строго одинаково. Я думаю, что будут до конца года, в ближайшие дни приговоры по разным (делам), может быть, в январе еще будут", — сказал Михаил Касьянов.

Характерно, что у отечественных либералов не вызывают таких эмоций дела бывших губернаторов. Даже близкий им по воззрениям экс-глава Кировской области Никита Белых не удостоился и десятой доли такого же внимания и сочувствия — даже несмотря на серьезные проблемы со здоровьем.

Читайте также:

Как оправдывается в суде экс-губернатор Хорошавин

Скоро вернется? Улюкаева сравнили с блондинкой

www.pravda.ru