Красный террор в России. 1918-1923. Красный терор


Красный террор

Красный террор в России

Красный террор в России 1918-1923

«…Мы должны превратить Россию в пустыню населенную белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, которая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Разница лишь в том, что тирания эта будет не справа, а слева, и не белая, а красная, ибо мы прольем такие потоки крови, перед которыми содрогнутся и побледнеют все человеческие потери капиталистических войн». (Лев Троцкий)

Что такое «Красный террор?»

Красный террор — карательные меры, принимаемые большевиками во время Гражданской войны (1918—1923 гг.) для подавления сопротивления классовых врагов и враждебных действий внутренней и внешней контрреволюции.

Красный террор проводили в послереволюционной России органы ВЧК во главе с Феликсом Дзержинским и некоторыми частями красной армии. Поводом для проведения карательных мероприятий послужила неудачная попытка покушения на Ленина (30 августа 1918 г.) Фанни Каплан. Как результат, это явилось в известной степени, обоснованием создания тайной полиции и некоторых частей армии, занимавшимися людьми, якобы причастными к той или иной контрреволюционной или политической деятельности.

Красный террор был официально объявлен 2 сентября 1918 г. Яковом Свердловым в обращении ВЦИК и подтвержден постановлением Совнаркома от 5 сентября 1918 г. как ответ на покушение на В.Ленина 30 августа, а также на убийство тем же днем председателя Петроградской ЧК  М.Урицкого.

Цель оправдывает средства. Такая фраза, приписываемая Макиавелли, стала негласным оправданием для действий большевицкой власти во времена террора.

Сущность красного террора

Сущностью этого социального и политического института является то, что было тотальное истребление людей, социальных элементов, не согласных с существующим режимом в государстве и деятельностью большевиков.

1918 год, 1 ноября — в газете «Красный террор» было откровенно опубликовано: «Мы не ведем войну против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию как класс. Не следует искать на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против Советской Власти. Первый вопрос, который вам надо ему предложить — к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания или профессии. Такие вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом смысл и сущность красного террора».

Красный террор в России-1

Право на расстрел

Террор в России начался задолго до Октябрьской революции. Еще с Февраля — в виде солдатско-матросских самосудов, деревенских погромов помещиков и «мироедов». А уже к осени 1918 г. он разросся до весьма значительных масштабов. Комиссарам, направлявшимся для формирования воинской части или выполнения других ответственных задач, выдавали мандат с правом на расстрел. Ужасная жестокость царила на фронтах гражданской войны, во время подавления восстаний и просто при уничтожении неугодных.

Репресси инициировались центральными и местными органами большевиков, однако не менее часто они были проявлениями жестокости рядовых военных. «Особая комиссия по расследованию «злодеяний большевиков», работавшая в 1919 г. под началом барона Врангеля Петра Николаевича, выявила многочисленные случаи жестокого, граничащего с садизмом, обращения с населением и пленными со стороны красноармейцев. На Дону, на Кубани, в Крыму комиссия смогла получить материалы, свидетельствовавшие об уродовании и убийствах раненых в лазаретах, об арестах и казнях всех, на кого показывали как на противников большевиков — зачастую вместе с семьями. Все казни, обычно, сопровождались реквизицией имущества.

Красный террор в России-2

Историческая реальность «красного террора»

После свершения февральской революции, население страны к закону перестало относится серьезно. Также совершенно не регулировалась деятельность ВЧК. Дзержинский мог не имея на то никаких оснований, взять и казнить 800 человек в Санкт-Петербурге. Не было ни судебного разбирательства, ни доказательства вины, человек мог погибнуть только лишь потому, что оказался не в том месте и не в то время.

Такие действия ВЧК нашли поддержку многих государственных деятелей тех времен, а именно Ленина и Зиновьева. Они всячески поощряли данную деятельность и даже считали ее необходимой для построения новой государственности.

С учетом неразберихи в 1918 г. в официальных бумагах и секретность многих аспектов деятельности полиции, трудно найти точные данные о пострадавших во времена «Красного террора». Бытует любопытное мнение о том, что, если основная цель деятельности ВЧК и полиции было устрашение населения, то данные могут быть сознательно завышены, но как бы то ни было цифры получаются довольно ошеломляющие. Считается, что около 10 – 15 тыс. человек были казнены ЧК с сентября по октябрь 1918 года в районах, которые по факту были под контролем большевиков. Также существует мнение, что цифры в своем роде занижены, так как имеются некоторые факты, которые по сути подпадают под понятие «красный террор», и которые по своим масштабам попросту колоссальны. К примеру, приказ Ленина о расстреле 50 тыс. человек в Крыму.

Красный террор в России-4

Кроме самых разнообразных санкций к непосредственным участникам антибольшевистских движений они широко применяли систему заложничества. Например, после убийства М. Урицкого в Петрограде расстреляли 900 заложников, а реакцией на убийство (в Берлине!) Розы Люксембург и Карла Либкнехта был расстрел всех находившихся под арестом заложников. А после покушения на Ленина в различных городах было казнено несколько тысяч человек. Теракт анархистов в Леонтьевском переулке Москвы (сентябрь 1919 г.) повлек за собой расстрелы большого числа арестованных, которые в подавляющем большинстве своем к анархистам никакого отношения не имели.

Из архива событий. Пытки

Каждая местность во время гражданской войны имела свои специфические черты в сфере проявления человеческого зверства. Формы издевательств и пыток неисчислимы.

• Большевики в Харькове. Там царил такой террор, что много людей сходили с ума от всех переживаемых кошмаров. Расстреливали беспощадно, не исключая женщин и детей.

На 2-х улицах и в подвалах некоторых домов вырыли коридоры, к концу которых ставили расстреливаемых и, когда они падали, их присыпали землей. На следующий день там же расстреливали следующих, и опять присыпали землей и так до верху. Потом начинали следующий ряд этого же коридора. В одном из этих коридоров было обнаружено около 2 тысяч расстрелянных. Некоторых женщины расстреливали лишь потому, что они не принимали ухаживаний большевиков. В подвалах находили распятых на полу людей и привинченных к полу винтами. У многих женщин была снята кожа на руках и ногах в виде перчаток и чулок и вся кожа спереди.

• Пенза — председательницей ЧК была женщина Евгения Бош, зверствовавшая так в 1919 году, что ее даже отозвал центр.В Пензе и окрестностях жестокость Бош во время подавления крестьянских выступлений вспоминали и через десятки лет. Тех коммунистов, кто пытался помешать расправе над людьми, она называла «слабыми и мягкотелыми», обвиняя в саботаже.

Красный террор в России-3

• Пытка в так называемой «китайской» ЧК в Киеве:

«Человека привязывали к стене или столбу; после к нему крепко привязывали одним концом железную трубу в несколько дюймов ширины»… «Через другое отверстие в нее сажали крысу, отверстие тут же закрывали проволочной сеткой и к нему подносили огонь. Доведенное жаром до отчаяния животное начинало въедаться в человеческое тело, чтобы найти выход. Такая пытка продолжалась часами, подчас и до следующего дня, пока жертва умирала». Применялась и такого рода пытка: «человека зарывали в землю до головы и оставляли так до тех пор, пока несчастный мог выдержать. Если несчастный терял сознание, его выкапывали, клали на землю, пока он не приходил в себя и вновь так же зарывали»…

• Воронеж — несчастных сажали голыми в бочки, утыканные гвоздями, и катали. На лбу выжигали пятиугольную звезду; священникам надевали на головы венки из колючей проволоки.

• Царицын и Камышин — пилили кости.

• Полтава и Кременчуг — всех священников сажали на кол. «В Полтаве, где хозяйничал „Гришка проститутка“ в один день было посажено на кол 18 монахов». «Жители сообщали, что здесь (на обгорелых столбах) Гришка-проститутка сжигал особо бунтовавших крестьян, а сам… сидя на стуле, наслаждался зрелищем».

• Екатеринослав — отдавали предпочтение распятию и забиванию камнями.

Красный террор в России-5

• Одесса — офицеров пытали, привязывая цепями к доскам, медленно вставляя в топку и жаря, других разрывали пополам колесами лебедок, третьих опускали по очереди в котел с кипятком и в море, а после бросали в топку.

• Киев — жертву клали в ящик с разлагающимися трупами, над ней стреляли, потом объявляли, что похоронят в ящике заживо. Ящик зарывали, через полчаса снова открывали и… тогда производили допрос. И так делали несколько раз подряд. Удивительно ли, что люди действительно сходили с ума.

• Вологда — председатель ЧК 20-ти летний юноша любил такой прием. Он садился на стул на берегу реки; приносили мешки; выводили из ЧК допрашиваемых, сажали их в мешки и опускали в прорубь. Позднее в Москве он был признан ненормальным, когда слух о его злодеяниях дошел до центра.

«Большевики приказывали несчастных становиться на колени и вытягивать шеи. Вслед за чем наносили удары шашками. Среди палачей попадались неумелые, неспособные нанести смертельный удар с одного взмаха, и тогда жертву ударяли раз по пять, а то и больше». Или «рубили вначале руки и ноги, а потом уже головы»

 

 

 

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

«Красный террор» 1917 - 1923 — История России

«ПО ВСЕЙ СТРОГОСТИ РЕВОЛЮЦИОННОГО ВРЕМЕНИ»

Усиление репрессивных мер стало общей тенденцией лета 1918 г. как для белых, так и для красных. Наведение порядка в тылу и широкая мобилизация в Красную Армию сопровождалась ужесточением карательных мер советского правительства. Органы ВЧК беспощадно подавляли выступления контрреволюционеров. Во время мятежа в Тамбове в середине июня 1918 г. местными чекистами было расстреляно более 50 чел. После подавления контрреволюционного восстания в Ярославле - более 400 человек. В Москве поддержали эти меры. Число расстрелянных ВЧК контрреволюционеров в августе в различных городах России составил уже 600 чел. Кроме ВЧК репрессивные меры проводили Ревтрибуналы и другие чрезвычайные судебные органы. Впоследствии роль трибуналов в карательной политике большевиков усилилась.

Эсеры вновь приступили к индивидуальному террору: в июне 1918 г. в Петрограде был убит редактор «Красной газеты» В. Володарский, 5 сентября - председатель Петроградской ЧК М.С. Урицкий, тяжело ранен В.И.Ленин. В ответ на «белый террор» был объявлен «красный террор»: арестовывались заложники из «бывших», которых расстреливали в случае новых террористических актов. Больше всего 2 600 чел. были расстреляны в сентябре. Расстрелы заложников также практиковали интервенты и белые командующие.

Репрессии большевиков в отличие от белого террора носили регламентированный характер. Они менее дезорганизовывали тыл, чем аналогичные акции белых, проводимые по приказу того или иного военачальника, порой стихийно, но не менее жестоко. Коммунистические лидеры не скрывали свои карательные меры, тогда как их противники часто стремились оставить их в секрете, что подрывало авторитет всего белого движения, подводило к мысли о его слабости. Рост красных репрессий летом-осенью 1918 г. затронул лишь часть территорий, подконтрольных советскому правительству. Осенью 1918 г. усиливается и белый террор. В сентябре атаман Б. Анненков расстрелял 1,5 тыс. крестьян в Славгородском уезде, а генерал В. Покровский - 2,5 тыс. чел. при занятии Майкопа.

Террористические акции придавали борьбе между красными и белыми еще более ожесточенный непримиримый характер. Граждане некогда единого государства, но оказавшиеся по разные стороны «баррикад» были готовы теперь воевать до конца - до полного истребления противника.  Кровавые сражения развернулись под Царицыном - важнейшей перевалочной базой доставки хлеба из южных районов России в центральные и северные районы страны. В конце 1918 - начале 1919 г. казачьи войска под командованием атамана П. Краснова несколько раз пытались взять штурмом город, оборону которого фактически возглавлял И. Сталин. Потери с обеих сторон были очень тяжелыми.

Весной 1919 г. красный террор достиг районов Верхнего Дона, где в связи с создавшейся военной обстановкой было принято решение провести политику «расказачивания». 24 января 1919 г. появилась директива Оргбюро ЦК ВКП(б), подписанная Свердловым. В ней говорилось о необходимости беспощадной борьбы со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. Предусматривалось: «Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты... Принять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселение, где это возможно. Уравнять пришлых «иногородних» к казакам в земельном и во всех других отношениях. Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи...»

Указания центра с санкции председателя РВС Республики Троцкого на местах хотели довести до жестокого финала. В феврале 1919 г. директива Донского бюро ВКП(б) предписывала физическое истребление по крайней мере 100 тысяч казаков, способных носить оружие и уничтожение «верхов» станицы (атаманов, офицеров, судей), даже тех, кто не принимал участия в контрреволюционных действиях; выселение значительной части казачьих семей за пределы Донской области. На станицы и хутора - многие жители которых ранее приветствовали советскую власть - обрушалась волна репрессий. Тысячи людей были расстреляны, лишены своего крова и имущества. В ответ поднялась мощная волна казачьих восстаний, также уничтожившая тысячи людей, сочувствовавших большевикам. Кровавое противостояние разделило станицы, а порой и отдельные семьи. Политика «расказачивания» объективно способствовала успехам наступления на Юге России генерала Деникина летом 1919 г. Карательные акции красных на Дону и выселение зажиточных казаков в центральные районы страны продолжались и после поражения белых.

Репрессивные меры, включая расстрелы, практиковались непосредственно в частях сражающихся армий. За нарушение дисциплины, дезертирство подвергались смертной казни солдаты деникинских, колчаковских и других белых соединений. Необходимым, хотя и не главным средством поддержания боеспособности войск считал расстрелы Ленин. Еще большую роль отводил репрессиям Троцкий. Даже после того, как осенью 1918 г. положение на Восточном фронте стабилизировалось, он продолжал ориентировать реввоенсоветы армий на применение смертной казни к тем командирам и комиссарам, в чьих частях произошло дезертирство военспецов.

 

«ОБЕСПЕЧЕНИЕ ТЫЛА ПУТЕМ ТЕРРОРА»

5 сентября 1918 г.

Совет Народных Комиссаров, заслушав доклад председателя Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией о деятельности этой комиссии, находит, что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью; что для усиления деятельности Всероссийской чрезвычайной комиссии и внесения в нее большей планомерности необходимо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей; что необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; что необходимо опубликовывать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры.

Декрет Совета Народных Комиссаров о красном терроре 

 

КРАСНЫЙ ТЕРРОР ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ

Одно из типичных объявлений о взятии заложников, опубликованное в первом номере «Еженедельника ВЧК» (от 22 сентября 1918 г.) в рубрике «Красный террор»:

«Объявление

Всем гражданам города Торжка и уезда

Наемники капитала направили руку на вождей Российского пролетариата. - В Москве ранен председатель Совета народных комиссаров Владимир Ленин, в Петрограде убит товарищ Урицкий. - Пролетариат не должен допустить, чтобы его вожди умирали от злодейских грязных рук наймитов контрреволюционеров, и на террор должен ответить террором. За голову и жизнь одного из наших вождей должны слететь сотни голов буржуазии и всех ее приспешников. Доведя об этом до сведения граждан города и уезда, Новоторжская Чрезвычайная комиссия уведомляет, что ею арестованы и заключены в тюрьму - как заложники - поименованные ниже представители буржуазии и их пособники: правые эсеры и меньшевики. При малейшем контрреволюционном выступлении, направленном против Советов, при всяком покушении на вождей рабочего класса - эти лица Чрезвычайной комиссией будут немедленно расстреляны».

Впечатления очевидцев на всех железных дорогах ноября-декабря 1917 г. приблизительно одинаковы. «Какое путешествие! Всюду расстрелы, всюду трупы офицеров и простых обывателей, даже женщин, детей. На вокзалах буйствовали революционные комитеты, члены их были пьяны и стреляли в вагоны на страх буржуям. Чуть остановка, пьяная озверелая толпа бросалась на поезд, ища офицеров (Пенза-Оренбург)… По всему пути валялись трупы офицеров (на пути к Воронежу)… Я порядком испугалась, в особенности, когда увидела в окно, прямо перед домом на снегу, трупы офицеров, — я с ужасом рассмотрела их, — явно зарубленных шашками (Миллерово)… Поезд тронулся. На этом страшном обратном пути, — какой леденящий сердце ужас! — на наших глазах, на перронах, расстреляли восемь офицеров. Мы видели затем, как вели пятнадцать офицеров, вместе с генералом и его женою, куда-то по железнодорожному полотну. Не прошло и четверти часа, как послышались ружейные залпы (Чертково). То же на ст. Волноваха и других… Его вывели из вагона в помещение вокзала, разули и, оставив лишь в кальсонах, отвели в комнату, где находилось уже около 20 человек в таком же виде. Оказались почти все офицеры. Они узнали свою судьбу — расстрел, как это было в минувший день с пятьюдесятью арестованными (Кантемировка)».

Сообщение сестер милосердия о Чрезвычайной комиссии в Киеве

Большевики вошли в Киев в феврале 1919 года, и на следующий же день начала свои действия Чрезвычайка, вернее даже не одна, а несколько. Штабы полков, районные комитеты, милиция, каждое отдельное советское учреждение представляли из себя как бы филиал Чрезвычайной комиссии. Каждое из них арестовывало и убивало. По всему городу хватали людей. Когда человек исчезал, найти его было очень трудно, тем более что никаких списков арестованных не было, а справки советские учреждения давали очень неохотно. Центром сыска и казней была Всеукраинская Чрезвычайная комиссия. У нее были разветвления и отделы: так называемая Губчека, т. е. Губернская Чрезвычайка, Лукьяновская тюрьма, Концентрационный лагерь, помещавшийся в старой пересыльной тюрьме. Определить взаимоотношения и даже количество этих учреждений не легко. Помещались они в разных частях города, но, главным образом, в Липках, в нарядных особняках, которых много в Киеве.

Всеукраинская Чрезвычайная комиссия (ВУЧК) заняла на углу Елизаветинской и Екатерининской большой особняк Попова. В нем был подвал, где происходили убийства. Вообще расправы совершались вблизи, если можно так выразиться, присутственных мест и мест заключения. Крики и стоны убиваемых были слышны не только в местах заключения, но и в зале, где заседали следователи, разносились по всему дому Попова. Вокруг ВУЧК целый квартал был занят разными отделами советской инквизиции. Через дорогу, в Липском переулке, жили наиболее важные комиссары. В этом доме происходили оргии, сплетавшиеся с убийством и кровью. По другую сторону улицы помещалась комендатура, во дворе которой один дом был отведен под заключенных. Против этого дома во дворе иногда производились расстрелы. Туда приводили и заключенных с Елизаветинской улицы, где, в так называемом Особом отделе, сидели главным образом арестованные за политические преступления. Эти дома, окруженные садами, да и весь квартал кругом них, превратились под властью большевиков в царство ужаса и смерти. Немного дальше, на Институтской улице, в доме генерал-губернатора была устроена Губернская Чрезвычайная комиссия (сокращенно ее называли Губчека). Во главе ее стоял Угаров. С его именем киевляне связывают самые страшные страницы большевистских застенков.

Деятельность Чрезвычайной комиссии нельзя ввести ни в какие логические схемы. Аресты производились совершенно произвольно, чаще всего по доносам личных врагов. Недовольные служащие, прислуга, желающая за что-нибудь отомстить своим хозяевам, корыстные виды на имущество арестованных - все могло послужить поводом ареста, а затем и расстрела. Но в основу, в идеологию ЧК, была положена теория классовой борьбы, вернее, классового истребления. Об этом неоднократно заявляла большевистская печать, это проводилось в специальных журналах ЧК, как, например, в газете «Красный Меч».

За популярность почти всегда платились тюрьмой. Кроме того, бывали случаи массовых арестов людей по профессиям и не только офицеров, но банковских служащих, техников, врачей, юристов и т. д. Попадали иногда в тюрьму и советские служащие.

Сестры милосердия, наблюдавшие жизнь Чрезвычаек в течение семи месяцев, ни разу не видели советского служащего, арестованного за насилие над человеческой личностью или за убийство. За неумеренный грабеж, за ссору с товарищами, за бегство с фронта, за излишнее снисхождение к буржуям - вот за что попадали советские служащие в руки чрезвычаек.

«Убийство для комиссара всегда законно, - с горечью подчеркнула сестра, - убивать своих врагов они могут беспрепятственно».

Для ведения дел при ЧК был институт следователей. Во Всеукраинской ЧК он был разбит на пять инспекций. В каждой было около двадцати следователей. Над инспекцией стояла коллегия из шести человек. Среди членов ее были мужчины и женщины. Образованных людей почти не было. Попадались матросы, рабочие, недоучившиеся студенты. Следователи собственноручно не казнили. Только подписывали приговоры. Они, также как и коменданты, были подчинены комиссарам из Чрезвычайки.

Обязанности тюремщиков, а также исполнение приговоров, возлагались на комендантов. Большевики дали это специальное военное наименование институту палачей. Служебные обязанности комендантов и их помощников состояли в надзоре за заключенными и в организации расстрелов. Обыкновенно они убивали заключенных собственноручно.

С.Волков. Красный террор глазами очевидцев

histrf.ru

Красный террор

Красный террор в России являлся комплексом карательных мер, который использовали большевики во время Гражданской войны 1917-23 годов. Этот режим применялся против тех социальных групп, которые были провозглашены классовыми врагами, а также против тех, кто был обвинен в контрреволюционной деятельности. Красный террор был неотъемлемой частью проводимой большевиками государственной политики репрессивного характера. На практике применение этого комплекса карательных мер осуществлялось и с использованием законодательных актов, и с реализацией различных положений, не входящих в рамки какого-либо законодательства. Красный террор являлся средством устрашения не только антибольшевистских движений, но и мирного населения.

Сегодня применявшийся комплекс мер имеет два определения.

Часть историков считает, что Красный террор включает всю политику репрессий и самосудов 1917 года. По их мнению, этот комплекс мер в некотором роде продолжал Октябрьскую революцию. Историки указывают на то, что Белый и Красный терроры начались в разное время. При этом второй развился раньше, чем первый. Красный террор считался логически неизбежным и был связан с большевистским насилием, направленным не столько против имевшегося сопротивления, сколько против целых социальных классов, которые оказались вне закона. К ним, в первую очередь, были отнесены дворяне и казаки, кулаки и священники, офицеры и помещики.

Другая же часть историков считает большевистский террор вынужденной и крайней мерой, ответной и защитной реакцией против Белого террора.

Руководство партии коммунистов в целом и Ленин в частности выступали против "мягкотелости" в реакции на действия контрреволюционеров. При этом Владимир Ильич всячески поощрял "массовидность и энергию террора", называя его "инициативой масс вполне правильной". Вместе с этим в некоторых заявлениях Ленина наблюдалась необходимость избегать "жестоких, несправедливых и немотивированных приговоров".

Многие мыслители и историки, в частности Каутский, критиковали поведение нового правительства, проводимую им политику и принимаемые им меры. Отмечалось, что большевики до революции были против применения смертной казни. После захвата власти правительство начало использовать массовые экзекуции. Ленин, оспаривая эту точку зрения, в свою очередь заявил, что большевики и не были против казни. Вопрос, по его мнению, состоял в другом. Указывая на то, что ни одно революционное правительство не обойдется без казни, следует решать только вопрос с классом, против которого эта мера будет предпринята.

После захвата власти большевики в крупных городах страны начали внедрять марксистские экономические реформы. При этом преобразования сводились к конфискации имущества, имевшегося в наличии у граждан, мобилизации человеческих ресурсов с целью обеспечения скорейшего построения социалистического режима.

Ленин считал, что необходимо принимать жесткие меры относительно элементов, чуждых пролетариату. Всех этих элементов, по его мнению, следовало перевоспитывать, используя разные методы.

Официальной датой объявления Красного террора стало 5-е сентября 1918 года. Прекращен он был 6-го ноября того же года.

Репрессии исполнялись органами ВЧК по борьбе с контрреволюционными проявлениями, преступлениями и спекуляциями по должности, а также "ответственными товарищами Партии" (по специальному Постановлению).

Направленность деятельности карающих органов была сформулирована достаточно точно в "Известиях ВЦИК". Согласно заявлению Данишевского (первого председателя реввоенсовета), военным трибуналам не следует руководствоваться совершенно никакими правовыми нормами, ввиду того, что созданы они (трибуналы) были в условиях напряженного революционного противостояния.

fb.ru

Красный террор в России. 1918-1923 » Перуница

Красный террор в России. 1918-1923Никакое воображение не способно представить себе картину этих истязаний. Людей раздевали догола, связывали кисти рук веревкой и подвешивали к перекладинам с таким расчетом, чтобы ноги едва касались земли, а потом медленно и постепенно расстреливали из пулеметов, ружей или револьверов. Пулеметчик раздроблял сначала ноги для того, чтобы они не могли поддерживать туловища, затем наводил прицел на руки и в таком виде оставлял висеть свою жертву, истекающую кровью... Насладившись мучением страдальцев, он принимался снова расстреливать их в разных местах до тех пор, пока живой человек не превращался в кровавую массу и только после этого добивал ее выстрелом в лоб. Тут же сидели и любовались казнями приглашенные "гости", которые пили вино, курили и играли на пианино или балалайках...

Часто практиковалось сдирание кожи с живых людей, для чего их бросали в кипяток, делали надрезы на шее и вокруг кисти рук, щипцами стаскивали кожу, а затем выбрасывали на мороз... Этот способ практиковался в харьковской чрезвычайке, во главе которой стояли "товарищ Эдуард" и каторжник Саенко. По изгнании большевиков из Харькова Добровольческая армия обнаружила в подвалах чрезвычайки много "перчаток". Так называлась содранная с рук вместе с ногтями кожа. Раскопки ям, куда бросали тела убитых, обнаружили следы какой-то чудовищной операции над половыми органами, сущность которой не могли определить даже лучшие харьковские хирурги... На трупах бывших офицеров, кроме того, были вырезаны ножом или выжжены огнем погоны на плечах, на лбу - советская звезда, а на груди - орденские знаки; были отрезаны носы, губы и уши... На женских трупах - отрезанные груди и сосцы и пр. и пр. Много людей было затоплено в подвалах чрезвычаек, куда загоняли несчастных и затем открывали водопроводные краны.

В Петербурге во главе чрезвычайки стоял латыш Петерс, переведенный затем в Москву. По вступлении своем в должность "начальника внутренней обороны", он немедленно же расстрелял свыше 1000 человек, а трупы приказал бросить в Неву, куда сбрасывались и тела расстрелянных им в Петропавловской крепости офицеров. К концу 1917 года в Петербурге оставалось еще несколько десятков тысяч офицеров, уцелевших от войны, и большая половина их была расстреляна Петерсом, а затем жидом Урицким. Даже по советским данным, явно ложным, Урицким было расстреляно свыше 5000 офицеров.

Переведенный в Москву, Петерс, в числе прочих помощников имевший латышку Краузе, залил кровью буквально весь город. Нет возможности передать все, что известно об этой женщине-звере и ее садизме. Рассказывали, что она наводила ужас одним своим видом, что приводила в трепет своим неестественным возбуждением... Она издевалась над своими жертвами, измышляла самые жестокие виды мучений преимущественно в области половой сферы и прекращала их только после полного изнеможения и наступления половой реакции. Объектами ее мучений были главным образом юноши, и никакое перо не в состоянии передать, что эта сатанистка производила со своими жертвами, какие операции проделывала над ними... Достаточно сказать, что такие операции длились часами и она прекращала их только после того, как корчившиеся в страданиях молодые люди превращались в окровавленные трупы с застывшими от ужаса глазами...

Ее достойным сотрудником был не менее извращенный садист Орлов, специальностью которого было расстреливать мальчиков, которых он вытаскивал из домов или ловил на улицах...

"...Чрезвычайки занимали обыкновенно самые лучшие дома города и помещались в наиболее роскошных квартирах. Здесь заседали бесчисленные "следователи". После обычных вопросов о личности, занятии и местожительстве начинался допрос о политических убеждениях, о принадлежности к партии, об отношении к советской власти, к проводимой ею программе и прочее, затем под угрозой расстрела требовались адреса близких, родных и знакомых жертвы и предлагался целый ряд других вопросов, совершенно бессмысленных, рассчитанных на то, что допрашиваемый собьется, запутается в своих показаниях и тем создаст почву для предъявления конкретных обвинений.

Таких вопросов предлагалось сотни, ответы тщательно записывались, после чего допрашиваемый передавался другому следователю. Этот последний начинал допрос сначала и предлагал буквально те же вопросы, только в другом порядке, после чего передавал жертву третьему следователю, затем четвертому и т.д. до тех пор, пока доведенный до полного изнеможения обвиняемый соглашался на какие угодно ответы, приписывал себе несуществующие преступления и отдавал себя в полное распоряжение палачей. Шлифовались и вырабатывались методы, дошедшие в смягченном виде и до наших дней. Впереди были еще более страшные испытания, еще более зверские истязания.

В изданной Троцким брошюре "Октябрьская революция" он хвастается не сокрушимым могуществом советской власти. "Мы так сильны, - говорит он, - что если мы заявим завтра в декрете требование, чтобы все мужское население Петрограда явилось в такой-то день и час на Марсово поле, чтобы каждый получил 25 ударов розог, то 75% тотчас бы явились и стали бы в хвост и только 25% более предусмотрительных подумали запастись медицинским свидетельством, освобождающим их от телесного наказания..."

В Киеве чрезвычайка находилась во власти латыша Лациса. Его помощниками были Авдохин, "товарищ Вера", Роза Шварц и другие девицы. Здесь было полсотни чрезвычаек. Каждая из них имела свой собственный штат служащих, точнее палачей, но между ними наибольшей жестокостью отличались упомянутые выше девицы. В одном из подвалов чрезвычайки было устроено подобие театра, где были расставлены кресла для любителей кровавых зрелищ, а на подмостках, т.е. на эстраде, производились казни. После каждого удачного выстрела раздавались крики "браво", "бис" и палачам подносились бокалы шампанского. Роза Шварц лично убила несколько сот людей, предварительно втиснутых в ящик, на верхней площадке которого было проделано отверстие для головы. Но стрельба в цель являлась для этих девиц только штучной забавой и не возбуждала уже их притупившихся нервов. Они требовали более острых ощущений, и с этой целью Роза и "товарищ Вера" выкалывали иглами глаза, или выжигали их папиросами, или забивали под ногти тонкие гвозди.

В Одессе свирепствовали знаменитые палачи Дейч и Вихман с целым штатом прислужников, среди которых были китайцы и один негр, специальностью которого было вытягивать жилы у людей, глядя им в лицо и улыбаясь своими белыми зубами. Здесь же прославилась и Вера Гребенщикова, ставшая известной под именем "Дора". Она лично застрелила 700 человек. Среди орудий пыток были не только гири, молоты и ломы, которыми разбивались головы, но и пинцеты, с помощью которых вытягивались жилы, и так называемые "каменные мешки", с небольшим отверстием сверху, куда людей втискивали, ломая кости, и где в скорченном виде они обрекались специально на бессонницу. Нарочно приставленная стража должна была следить за несчастным, не давая ему заснуть. Его кормили гнилыми сельдями и мучили жаждой. Здесь главными были Дора и 17-летняя проститутка Саша, расстрелявшая свыше 200 человек. Обе были садистками и по цинизму превосходили даже латышку Краузе.

В Пскове все пленные офицеры были отданы китайцам, которые распилили их пилами на куски. В Благовещенске у всех жертв чрезвычайки были вонзенные под ногти пальцев на руках и ногах грамофонные иголки. В Симферополе чекист Ашикин заставлял свои жертвы, как мужчин, так и женщин, проходить мимо него совершенно голыми, оглядывал их со всех сторон и затем ударом сабли отрубал уши, носы и руки... Истекая кровью, несчастные просили его пристрелить их, чтобы прекратились муки, но Ашикин хладнокровно подходил к каждому отдельно, выкалывал им глаза, а затем приказывал отрубить им головы.

В Севастополе людей связывали группами, наносили им ударами сабель и револьверами тяжкие раны и полуживыми бросали в море. В Севастопольском порту были места, куда водолазы долгое время отказывались спускаться: двое из них, после того как побывали на дне моря, сошли с ума. Когда третий решился нырнуть в воду, то выйдя, заявил, что видел целую толпу утопленников, привязанных ногами к большим камням. Течением воды их руки приводились в движение, волосы были растрепаны. Среди этих трупов священник в рясе с широкими рукавами, подымая руки, как будто произносил ужасную речь...

В Пятигорске чрезвычайка убила всех своих заложников, вырезав почти весь город. Заложники уведены были за город, на кладбище, с руками, связанными за спиной проволокой. Их заставили стать на колени в двух шагах от вырытой ямы и начали рубить им руки, ноги, спины, выкалывать штыками глаза, вырывать зубы, распарывать животы и прочее.

В Крыму чекисты, не ограничиваясь расстрелом пленных сестер милосердия, предварительно насиловали их, и сестры запасались ядом, чтобы избежать бесчестия.

По официальным сведениям, а мы знаем, насколько советские "официальные" сведения точны, в 1920-21 годах, после эвакуации генерала Врангеля, в Феодосии было расстреляно 7500 человек, в Симферополе - 12 000, в Севастополе - 9000 и в Ялте - 5000. Эти цифры нужно, конечно, удвоить, ибо одних офицеров, оставшихся в Крыму, было расстреляно, как писали газеты, свыше 12 000 человек, и эту задачу выполнил Бела Кун, заявивший, что Крым на три года отстал от революционного движения и его нужно одним ударом поставить в уровень со всей Россией.

После занятия прибалтийских городов в январе 1919 года эстонскими войсками были вскрыты могилы убитых, и тут же было установлено по виду истерзанных трупов, с какой жестокостью большевики расправлялись со своими жертвами. У многих убитых черепа были разможжены так, что головы висели, как обрубки дерева на стволе. Большинство жертв до их расстрела имели штыковые раны, вывернутые внутренности, переломанные кости. Один из убежавших рассказывал, что его повели с пятьюдесятью шестью арестованными и поставили над могилой. Сперва начали расстреливать женщин. Одна из них старалась убежать и упала раненая, тогда убийцы потянули ее за ноги в яму, пятеро из них спрыгнули на нее и затоптали ногами до смерти.

В Сибири чекистами, кроме уже описанных пыток, применялись еще следующие: в цветочный горшок сажали крысу и привязывали его или к животу, или к заднему проходу, а через небольшое круглое отверстие на дне горшка пропускали раскаленный прут, которым прижигали крысу. Спасаясь от мучений и не имея другого выхода, крыса впивалась зубами в живот и прогрызала отверстие, через которое вылезала в желудок, разрывая кишки, а затем вылезала, прогрызая себе выход в спине или в боку...

Вся страна была превращена в громадный концентрационный лагерь. Нельзя удержаться от того, чтобы не привести некоторые отрывки из статьи Дивеева, напечатанной в 1922 году за границей. Автор живописно изображает нравы, воцарившиеся в то время. "С полгода тому назад привелось мне встретиться с одним лицом, просидевшим весь 1918 год в московской Бутырской тюрьме. Одной из самых тяжелых обязанностей заключенных было закапывание расстрелянных и выкапывание глубоких канав для погребения жертв следующего расстрела. Работа эта производилась изо дня в день.

Заключенных вывозили на грузовике под надзором вооруженной стражи к Ходынскому полю, иногда на Ваганьковское кладбище, надзиратель отмерял широкую, в рост человека, канаву, длина которой определяла число намеченных жертв. Выкапывали могилы на 20-30 человек, готовили канавы и на много десятков больше. Подневольным работникам не приходилось видеть расстрелянных, ибо таковые бывали ко времени их прибытия уже "заприсыпаны землею" руками палачей. Арестантам оставалось только заполнять рвы землей и делать насыпь вдоль рва, поглотившего очередные жертвы Чека..."

Нарастание жестокости достигло таких громадных размеров и вместе с тем сделалось столь обыденным явлением, что все это можно объяснить только психической заразой, которая сверху донизу охватила все слои населения. Перед нашими глазами по лицу Восточной Европы проходит волна напряженной жестокости и зверского садизма, которые по числу жертв далеко оставляют за собой и средневековье, и французскую революцию. Россия положительно вернулась к временам средних веков, воскрешая из пепла до мельчайших подробностей все их особенности, как бы нарочито для того, чтобы дать историкам средних веков, живя в XX столетии, одновременно переживать и исследовать самодурство и мрак средних веков."

Если мои сведения кажутся неправдоподобными, а это может случиться - до того они невероятны, и с точки зрения нормальных людей недопустимы, то я прошу проверить их, ознакомившись хотя бы только с иностранной прессой, начиная с 1918 года, и просмотреть газеты "Victore", "Times", "Le Travail", "Journal de Geneve", "Journal des Debats" и другие...

Князь Жевахов другие его книги

Красный террор в России. 1918-1923

Книга крупнейшего историка революции и Гражданской войны С. П. Мельгунова "Красный террор в России. 1918-1923" является документальным свидетельством злодеяний большевиков, совершенных под лозунгом борьбы с классовыми врагами в первые годы после октябрьского переворота.Она основана на свидетельских показаниях, собранных историком из разных источников, но в первую очередь из печатных органов самой ВЧК ("Еженедельник ВЧК", журнал "Красный террор"), еще до его высылки из СССР. Печатается по 2-му, дополненному изданию (Берлин, изд-во "Ватага", 1924). В книгу включены ранее не публиковавшиеся в России очерки о руководителях ВЧК "Чекистский Олимп" и другие материалы С. П. Мельгунова по этой тематике из эмигрантской прессы. Книга снабжена фотодокументами из материалов Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков в 1918-1919 гг. и др. источников.

...зверства еврейских чекистов Красного террора:

30 августа 1919 года деникинцы под Броварами разбили красных. Многие жители, несмотря на то, что в городе рвались снаряды, бросились к дверям ЧК искать родных и близких. Жуткое зрелище представилось их глазам. Как писала свидетельница Екатерина Гауг: : "Сильный трупный запах ударил в лицо. Все стены были забрызганы кровью... Пол на несколько вершков был залит кровью. На полу, точно на прилавках мясной лавки, лежали человеческие мозги. Посреди гаража было углубление, куда раньше обычно спускался шофер во время починки автомобиля. Перед отверстием стоял огромный сруб дерева, весь окровавленный. На нем лежала шашка, тоже вся в крови. Здесь рубились головы или применялись какие-то кровавые пытки... Отверстие же, точно водою было заполнено кровью. На стене огромная петля и лежал кусок железа - как оказалось, это было орудие пытки каленым железом".

"При нас так же откопали труп девушки лет 17-ти. Совершенно нагая, лежала эта девушка, почти ребёнок, перед нами. Голова её изувечена до неузнаваемости, всё тело было в ранах и кровоподтеках. А руки! Эти руки носили следы дикого зверства. С них до локтя была снята кожа и белела пристегнутая каким-то изувером бумажка. На ней было написано: "Буржуазная перчатка"... Изувеченные трупы родные пытались опознать хотя бы по зубам - но золотые зубы и мосты были вырваны чекистами... на лбу жертв мужчин были вырезаны офицерские значки, на груди портупея, на плечах погоны".

Пытки и истязания, которые применяли жидокоммунисты против русского народа, неисчислимы. Таких дегенератов и выродков не могли родить нормальные женщины. Люди ли вообще эти шизоидные отбросы и монстроподобные изуверы?

"В Екатеринодаре, например, пытки производились следующим образом: жертва растягивается на полу застенка. Двое дюжих чекистов тянут за голову, а двое за плечи, растягивая таким путем мускулы шеи, по которой в это время пятый чекист бьет тупым железным орудием, чаще всего рукояткой нагана или браунинга. Шея вздувается, изо рта и носа идет кровь. Жертва терпит невероятные страдания... В одиночной камере истязали учительницу Домбровскую за то, что нашли у неё чемодан с офицерскими вещами, оставленные случайно проезжавшим офицером, её родственником... Её предварительно изнасиловали, а потом пытали. Насиловали по старшинству чина. Первым насиловал чекист Фридман, затем остальные. После ее подвергали пыткам, допытываясь, где у нее якобы спрятано золото. Сначала у голой надрезали тело ножом, затем железными щипцами, плоскогубцами отдавливали конечности пальцев... 6 ноября в 9 часов вечера её расстреляли" (В. Н. Гладкий, "Жиды").

"В станице Кавказской при пытке пользуются железной перчаткой. Это массивный кусок железа, надеваемый на правую руку, со вставленными в него мелкими гвоздями. При ударе, кроме сильнейшей боли от массива железа, жертва терпит невероятные мучения от неглубоких ран, которые скоро покрываются гноем. В газете "Общее дело" корреспондент рассказывал: "В Симферополе применяют новый вид пытки, устраивая клизмы из битого стекла, и ставят горящие свечи под половые органы. В Царицине имели обыкновение ставить пытаемого на раскаленную сковородку..."

Вот описание одной из Киевских ЧК ("боен" как их называли). После занятия Киева Добровольческой армией в августе 1919 года комиссия с ней ознакомилась: "…весь цементный пол большого гаража (дело идет о "бойне" губернской ЧК) был залит уже не бежавшей, вследствие жары, а стоявшей на несколько дюймов кровью, смешанной в ужасную массу с мозгом, черепными костями, клочьями волос и другими человеческими остатками. Все стены были забрызганы кровью, на них рядом с тысячами дыр от пуль налипли частицы мозга и куски головной кожи. Из середины гаража в соседнее помещение, где был подземный сток, вел желоб в четверть метра ширины и глубины и приблизительно в 10 метров длины. Этот желоб был на всем протяжении до верху наполнен кровью... Рядом с этим местом ужасов в саду того же дома лежали наспех, поверхностно зарытые 127 трупов последней бойни... Тут нам особенно бросилось в глаза, что у всех трупов были разможжены черепа, у многих даже совсем расплющены головы. Вероятно, они были убиты посредством разможжения головы каким-нибудь блоком. Некоторые были совсем без головы, но головы не отрубались, а отрывались... Все трупы были голы". Если как следует покопаться и сравнить иудейские скотобойни и ЧК - получится одно и то же.

Такое мракобесие творилось почти во всех городах, где было ЧК. В Одессе широко была известна палач Вера Гребеннюкова (Дора). О ее злодеяниях ходили легенды. Она вырывала волосы, отрубала конечности, отрезала уши, выворачивала скулы и так далее. В течение двух с половиной месяцев её службы в ЧК ею одной было расстреляно более 700 человек. В Вологде свирепствовала Ревекка Пластинина (Майзель), она собственноручно расстреляла более 100 человек. Эта бывшая жена Кедрова затем свирепствовала в Архангельской губернии. Газета "Голос России" в 1922 году сообщала, что Майзель-Кедрова расстреляла собственноручно 87 офицеров, 33 обывателей, потопила баржу с 500 беженцами и солдатами армии Миллера. В Одессе главным палачом была женщина-латышка со звероподобным лицом. Как правило, все эти недоношенные эмбрионы употребляли кокаин. Это облегчало им делать своё дело. А главный московский палач Мага расстрелял на своем веку 11.000 человек.

Так что же на самом деле произошло? Великая Социалистическая Революция? Великая? Нет, трагическая. Социалистическая? Нет, еврейская. Ибо жиды захватили власть во всех сферах государства и передавали её потом по наследству через контролируемое ими Политбюро ЦК КПСС. Революция? Где же её нашли, эту революцию? Ведь 24-25 октября (6-7 ноября) 1917 года в Петрограде никакого восстания не было. Только 26 октября (8 ноября) утром жители города узнали, что Временное правительство арестовано, а власть перешла к Совету "народных" комиссаров, назначенных II съездом Советов.

Вот что вспоминает академик А. Дородницын о тех временах:"...как это не странно, но ни разу не было, чтобы комиссаром тех красноармейцев был русский, не говоря уже об украинце. Откуда я знаю о национальной принадлежности комиссаров? Мой отец был врач. Поэтому командование всех проходивших воинских соединений всегда останавливалось у нас. Наше село находилось недалеко от Киева, и до нас доходили слухи о том, что творила Киевская ЧК... Даже детей в селе пугали именем местного чекиста Блувштейна. Когда Киев и наше село заняли деникинцы, отец отправился в Киев раздобыть лекарств для больницы. Завалы трупов - жертв ЧК - еще не были разобраны, и отец их видел своими глазами. Трупы с вырванными ногтями, с содранной кожей на месте погон и лампасов, трупы, раздавленные под прессом. Но самая жуткая картина, которую он видел, это были 15 трупов с черепами, пробитыми каким-то тупым орудием, пустые внутри. Служители рассказали ему, в чем состояла пытка. Одному пробивали голову, а следующего заставляли съесть мозг. Потом пробивали голову этому следующему, и съесть его мозг заставляли очередного...". Да, средневековая инквизиция по сравнению с чекистами - это просто благородный институт спасения заблудших душ.

книгу можно найти в инете, а так же есть звуковой ее вариант

Изуродованные трупы жертв херсонской ЧКСтароста деревни в Херсонской губернии Е.В. Марченко, замученный в ЧКТрупы замученных у одной из станций Херсонской губернии. Изуродованы головы и конечности жертвТруп полковника Франина, замученного в херсонской ЧК в доме Тюльпанова на Богородской улице, где находилась херсонская чрезвычайкаТрупы заложников, найденные в херсонской ЧК в подвале доме ТюльпановаКапитан Федоров со следами пыток на руках.

На левой руке след от пулевого ранения, полученного во время пыток. В последнюю минуту сумел бежать из-под расстрела. Внизу фотографии орудия пыток, изображенные Федоровым

Найденная в подвале харьковской ЧК кожа, содранная с рук жертв при помощи металличего гребня и специальных щипцовКожа, содранная с конечностей жертв в доме Рабиновича на ул. Ломоносова в Херсоне, где пытала херсонская чрезвычайкаКожа, содранная с конечностей жертв в доме Рабиновича на ул. Ломоносова в Херсоне, где пытала херсонская чрезвычайка

Фото 11-1. Палач Н.М. Демышев. Председатель исполкома Евпатории, один из организаторов красной Варфоломеевской ночи . Казнен белыми после освобождения Евпатории.

Фото 11-2. Палач Кебабчанц, по кличке кровавый . Заместитель председателя Евпаторийского исполкома, участник Варфоломеевской ночи . Казнен белыми.

Фото 11-3. Женщина-палач Варвара Гребенникова (Немич). В январе 1920 года приговаривала к смерти офицеров и буржуазию на борту парохода Румыния . Казнена белыми.

Фото 12-1. Палач. Участник Варфоломеевской ночи в Евпатории и расстрелов на Румынии . Казнен белыми.

Фото 12-2. Палач. Участник Варфоломеевской ночи в Евпатории и расстрелов на Румынии . Казнен белыми.

Фото 12-3. Палач. Участник Варфоломеевской ночи в Евпатории и расстрелов на Румынии . Казнен белыми.

Фото 13-1. Женщина-палач. Участница Варфоломеевской ночи в Евпатории и расстрелов на Румынии . Казнена белыми.

Фото 13-2. Женщина-палач. Участница Варфоломеевской ночи в Евпатории и расстрелов на Румынии . Казнена белыми.

Фото 13-3. Женщина-палач. Участница Варфоломеевской ночи в Евпатории и расстрелов на Румынии . Казнена белыми.

Фото 14. Палачи херсонской ЧК.

Фото 15. Дора Евлинская, моложе 20 лет, женщина-палач, казнившая в одесской ЧК собственными руками 400 офицеров.

Фото 16. Саенко Степан Афанасьевич, комендант концлагеря в Харькове.

Фото 17. Трупы заложников, расстрелянных в харьковской тюрьме.

Фото 18. Харьков. Трупы заложников, умерших под пытками большевиков.

Фото 19. Харьков. Трупы замученных женщин-заложниц. Вторая слева С. Иванова, владелица мелочного магазина. Третья слева А.И. Карольская, жена полковника. Четвертая Л. Хлопкова, помещица. У всех заживо взрезаны и вылущены груди, половые органы обожжены и в них найдены уголья.

Фото 20. Харьков. Тело заложника поручика Боброва, которому палачи отрезали язык, отрубили кисти рук и сняли кожу вдоль левой ноги.

Фото 21. Харьков, двор чрезвычайки. Труп заложника И. Пономаренко, бывшего телеграфиста. Правая рука обрублена. Поперек груди несколько глубоких надрезов. На заднем плане еще два трупа.

Фото 22. Труп заложника Ильи Сидоренко, владельца модного магазина в городе Сумы. У убитого переломаны руки, сломаны ребра, взрезаны половые органы. Замучен в Харькове.

Фото 23. Станция Снегиревка, под Харьковом. Труп замученной женщины. На теле не было найдено одежды. Голова и плечи были отрублены (при вскрытии могилы найдены так и не были).

Фото 24. Харьков. Трупы убитых, сваленные в телегу.

Фото 25. Харьков. Трупы замученных в ЧК.

Фото 26. Двор харьковской губчека (Садовая улица, 5) с трупами казненных.

Фото 27. Концлагерь в Харькове. Замученный до смерти.

Фото 28. Харьков. Фотография головы архимандрита Родиона, Спассовский монастырь, оскальпированный большевиками.

Фото 29. Раскопки одной из братских могил у здания харьковской ЧК.

Фото 30. Харьков. Раскопки братской могилы с жертвами красного террора.

Фото 31. Хуторяне И. Афанасюк и С. Прокопович, заживо оскальпированные. У ближнего, И. Афанасюка, на теле следы ожогов раскаленной шашки.

Фото 32. Тела трех рабочих-заложников с бастовавшего завода. У среднего, А. Иваненко, выжжены глаза, отрезаны губы и нос. У других отрублены кисти рук.

Фото 33. Труп офицера, убитого красными.

Фото 34. Тела четырех крестьян-заложников (Бондаренко, Плохих, Левенец и Сидорчук). Лица покойников страшно изрезаны. Особым изуверским способом изуродованы половые органы. Производящие экспертизу врачи высказали мнение, что такой прием должен быть известен только китайским палачам и по степени болезненности превышает всё доступное человеческому воображению.

Фото 35. Слева труп заложника С. Михайлова, приказчика гастрономического магазина, видимо, зарубленного шашкой. Посередине тело засеченного насмерть шомполами, с перебитой нижней частью спины, учителя Петренко. Справа труп Агапова, с вывороченными ранее описанной пыткой половыми органами.

Фото 36. Труп 17– 18-летнего юноши, с вырубленным боком и изувеченным лицом.

Фото 37. Пермь. Станция Георгиевская. Труп женщины. Три пальца правой руки сжаты для крещения.

Фото 38. Яков Чус, тяжело раненный казак, оставленный отступающей Белой гвардией. Подошедшими красными облит бензином и заживо сожжен.

Фото 39. Сибирь. Енисейская губерния. Офицер Иванов, замученный под пытками.

Фото 40. Сибирь. Енисейская губерния. Трупы замученных жертв большевистского террора. В советской энциклопедии Гражданская война и военная интервенция в СССР (М., 1983, с. 264) эта фотография, в несколько ином ракурсе, дана как образец жертв колчаковщины в Сибири в 1919 году.

Фото 41. Доктор Беляев, чех. Зверски убит в Верхнеудинске. На фотографии видны отрубленная кисть руки и изуродованное лицо.

Фото 42. Енисейск. Пленный казачий офицер, зверски убитый красными (сожжены ноги, руки и голова).

Фото 43. У жертвы перед смертью были перебиты ноги.

Фото 44. Одесса. Перезахоронение жертв из братских могил, раскопанных после ухода большевиков.

Фото 45. Пятигорск, 1919 год. Раскопки братских могил с трупами заложников, казненных большевиками в 1918 году.

Фото 46. Пятигорск, 1919 год. Перезахоронение жертв большевистского террора. Панихида.

www.perunica.ru

Красный террор

Красный террор - мероприятия, осуществляемые большевиками против широких социальных групп, включая рабочих и крестьян, которые были объявлены "классовыми врагами", или обвинялись в "контрреволюционной" деятельности. Основанный в Советской России под руководством В. И. Ульянова-Ленина сразу же после захвата большевиками власти осенью 1917 года. Необходимость применения террора была теоретически обоснована им в трудах еще раньше в узурпации власти [1].

Согласно Декрету "о красном терроре" от 5 сентября 1918 года ( рус. Декрет о красном террора ), "Красный террор" ставил перед собой задачу борьбы с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности путем изолирования "классовых врагов" в концентрационных лагерях и путем физического уничтожения "всех лиц, причастных к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам" [2].

Российские историки, как правило, рассматривают "красный террор" только в пределах Советской России в годы Гражданской войны (1917-1923) [3]. Такую позицию нельзя считать правильным, поскольку известно, что органы большевистской власти, включая отделы ВЧК СНК, действовали также и за пределами России, в частности в Киеве, Харькове, Минске и других городах, позже оказались в составе СССР. Украинские историки [4] распространяют термин "красный террор" и на сталинские репрессии в СССР до 1953 года.

Термин "красный террор" применяют также о деятельности коммунистов Венгрии (1919), республиканцев Испании (1936-1939) и коммунистической военной хунты Эфиопии (1977-79).

1. Обоснование красного террора

Русские революционеры широко применяли террор уже начиная с 1901 года. Началом террора считают убивсто эсеровским боевиком министра народного просвещения Николая Боголепова. Всего с 1901 по 1911 г. жертвами революционного террора стали около 17 тысяч человек (из них 9 тысяч приходится на период революции 1905-1907 г.).

Сам же термин ?красный террор? ввела эсерка Зинаида Коноплянникова, которая заявила на суде в 1906

Партия решила на белый, но кровавый террор правительства, ответить красным террором ... [5]

Впоследствии Лев Троцкий сформулировал "красный террор" как

орудия, применяемое против обреченного на гибель класса, который не хочет погибать. [6]

Ленин также считал террор необходимым, в частности в сентябре 1917 года он писал

... Без смертной казни по эксплуататоров (т.е. помещиков и капиталистов) вряд ли обойдется ни один революционное правительство [7]

Позже достаточно основательно сущность красного террора определил чекист М. Я. Лацис:

Мы не ведем войны против отдельных лиц. Мы истребляют буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему поставить, - к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом - смысл и сущность красного террора. [8]

Ленин повьязув необходимость террора со встановенням диктатуры пролетариата, которую он характеризовал следующим образом:

"Диктатура означает - примите это раз навсегда к сведению, господа кадеты, - неограниченную, опирающуюся на силу, а не на закон, власть" [9].
"Неограниченная, внезаконная, опирающаяся на силу, в самом прямом смысле слова, власть - это и есть диктатура" [10].
"Научное понятие диктатуры означает НЕ что иное, как ничем НЕ ограниченную, никакого законами, никакого абсолютно правилами не стесненную, непосредственно на насилие опирающуюся власть" [11].

2. Политика Советской России по террора

Газетное сообщение о красном терроре в Витебске

С приходом в результате Октябрьского переворота к власти большевиков, красный террор становится официальной политикой Советской России.

Уже 24 ноября 1917 года Совет Народных Комиссаров (СНК) издала декрет "О суде" [12], согласно которому были созданы рабочие и крестьянские революционные трибуналы "для борьбы против контр-революционных сил в видах принятия мер ограждения от них революции и ее завоеваний, а также для решения дел о борьбе с мародерством и хищничеством, саботажем и другими злоупотреблениями торговцев, промышленников, чиновников и других лиц ". [13] Характерно, что о мародерстве и хищничество коммунистов и пролетериив здесь не идет.

7 декабря 1917 года при Совету народных комиссаров РСФСР была создана чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (сокращенно ВЧК - рус. Всероссийская Чрезвычайная комиссия ), Которую возглавил Ф. Э. Дзержинский. Эта комиссия была наделена широкими правами: производить аресты и конфискации, выселять преступные элементы, лишать продовольственных карточек, публиковать списки врагов народа и т.п..

Хотя решением Второго Всероссийского съезда советов рабочих и солдатских депутатов смертная казнь была отменена 26 октября 1917, российские лидеры продолжали открыто заявлять о необходимости террора и убийств. Так, Лев Троцкий 17 декабря 1917 заявил о том, что

не позднее чем через месяц террор примет очень сильные формы по примеру великих французских революционеров. Врагов наших будет ждать гильотина, а не только тюрьма. [14]

Ленин, осуждая "мягкотелость" в ответах на действия "контрреволюционеров", призвал

поощрять энергию и массовидность террора против контрреволюционеров. [15] [16]

Широко известным стало формулирование первого председателя Революционного военного трибунала К.Данишевського:

" Военные трибуналы не руководствуются и не должны руководствоваться никакими юридическими нормами. Это карающие органы, созданные в процессе напруженнишои революционной борьбы, постановляют свои приговоры, руководствуясь принципом политической целесообразности и правосознанием коммунистов ". [17] "

Декрет "Социалистическое Отечество в опасности" от 21 февраля 1918 непосредственно содержал указание осуществлять расстрелы:

Вражеские агенты, спекулянты, громилы, хулиганы, контрреволюционные агитаторы, германские шпионы расстреливаются на месте преступления. [18]

2.1. Закрепление террора в постановлениях и декретах

13 июня 1918 был принят декрет о восстановлении смертной казни. С этого момента расстрел мог официально применяться по приговору революционных трибуналов. Прежнему В. И. Ленин дает указания по усилению террора на местах. Например, в письме от 8 августа Г. Ф. Федорову он пишет:

В Нижнем, явно, готовится белогвардейское восстание. Надо напрячь все силы, составить тройку диктаторов (Вас, Маркина и др.)., Навести немедленно массовый террор, расстрелять и вывезти сотни проституток, сплачивают солдат, бывших офицеров и т.п. Ни минуты промедления ... Надо действовать вовсю: массовые обыски. Расстрелы за хранение оружия. Массовый вывоз меньшевиков и ненадежных. [19]

Письмо Пензенского исполкома содержит следующие указания:

Необходимо сделать беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города ... Декретирует и претворяет в жизнь полное обезоруживания населения, расстреливайте на месте беспощадно любой скрытую винтовку [20]

Среди мер по наведению порядка и предупреждению сопротивления, саботаже и контрреволюции предлагались также операции по взятию заложников и осуществления угроз и шантажа. В. И. Ленин предлагал

заложников ... назначить поименно по волостям. Цель назначения именно богачи, так как они отвечают за контрибуцию, отвечают жизнью за немедленный сбор и ссыпание излишков хлеба в каждой волости

2 сентября 1918 Яков Свердлов объявил о начале красного террора ВЦИК. В этот же день в Постановлении СНК издал постановление, а 5 сентября - "Декрет о красном терроре", где было сказано, что

Совет Народных Комиссаров ... находит, что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью; что для усиления деятельности Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности и внесения в нее большей планомерности необходимо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей; что необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях, подлежат расстрелу все лица, причастные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; что необходимо опубликовывать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры. [21].

3 сентября народные комиссар внутренних дел Г. И. Петровский располагает заявляет о несоответствующем выполнении указаний революционной власти, поскольку расстрелы происходят недостаточно массово и несмотря на "массовые расстрелы десятками тысяч наших товарищей", все еще ​​не введен массовый террор против "эсеров, белогвардейцев и буржуазии". Представляется и затем публикуется в Еженедельнике ВЧК последующее указание:

Расхлябанности и миндальничанню должен быть немедленно положен конец. Все известные правые эсеры должны быть немедленно арестованы. С буржуазии и офицерства должно быть взято значительное количество заложников. При малейших попытках сопротивления должен применяться массовый расстрел. Местные губисполкома должны проявить в этом направлении особую инициативу. Отделы милиции и чрезвычайных комиссий должны принять все меры к выяснению и ареста всех подозреваемых с безусловным расстрелом всех замешанных в контрреволюционной и белогвардейской работе.

О всевозможных нерешительны в этом направлении действия тех или иных органов местных советов Завуправы исполкомов обязаны немедленно донести народному комиссариату Внутренних Дел. ... Тыл наших армий должен быть, наконец, окончательно очищен от всякой белогвардейщины и всех подлых заговорщиков против власти рабочего класса и беднейшего крестьянства. Ни малейших колебаний, ни малейшей нерешительности в применении массового террора! [22] [23]

В 1921 году руководство советских республик провозгласило Новую экономическую политику, которая имела целью восстановление народного хозяйства и последующий переход к социализму. В 1922 году ВЧК была реорганизована в Государственное политическое управление (рус. - ГПУ), главой которой остался Ф. Дзержинский. ГПУ продолжало применить террористические методы репрессий и нелегальных санкций, оно совершенствует метода царской полиции, т. н. "Зубатовщина" (создание полицией фиктивных революционных организаций, с целью вылавливать врагов режима). Сам же В. И. Ленин подчеркивал:

" "Самая большая ошибка думать, что НЭП положил конец террору. Мы еще вернемся к террору и к террору экономического" [24] "

Ленин выступал за узаконивание террора, с помощью которого партия большевиков пришла к власти:

Суд должен НЕ устранить террор; обещать это было бы самообманом или обманом, а обосновать и узаконит его принципиально, ясно, без фальши и без прикрас. Формулировать надо как можно шире, ибо только революционное правосознание и революционная совесть поставят условия применения на деле, более или менее широкого. [25]

3. Масштабы террора

Согласно сведениям, опубликованным лично начальником отдела ВЧК по борьбе с контрреволюцией М.Лацисом, в 1918 году и за 7 месяцев 1919 года были расстреляны 8 389 человек, из них: Петроградской ЧК - 1206; Московской - 234; Киевской - 825; ВЧК 781 человек, заключен в концлагерях 9 496 человек, в тюрьмах - 34 334; взяты в заложники 13 111 человек и арестованы 86 893 человек [26]. Сам М. Я. Лацис считал эти цифры скромными:

... Если можно в чем-нибудь обвинить ЧК, то не в излишней рвения к расстрелам, а в недостаточности применения высшей меры наказания. [27]

Особая комиссия генерала Деникина по расследованию большевистских преступлений, совершенными различными структурами большевистской власти, оценивает число погибших в 1766118 человика, из них 28 епископов, 1215 священнослужителей, 6 775 профессоров и учителей, 8 ​​800 докторов, 54 650 офицеров, 260 000 солдат, 10 500 полицейских , 48 650 полицейских агентов, 12 950 помещиков, 355 250 представителей интеллигенции, 193 350 рабочих, 815 000 крестьян [28] [29].

Советский историк А. Мозохин на основе статистических данных оценивает количество жертв красного террора только органов ВЧК до 50 тысяч [30].

3.1. Красный террор в Украине

Раскопки братских могил у здания харьковской ЧК

На территории Украины красный террор начался в январе 1918 года с вторжением красногвардейских отрядов Муравьева. С этого момента насилие и террор стали основными методами утверждения здесь Советской власти. [31]. По выражению В. Г. Короленко, Аресты и внесудебные расстрелы политических оппонентов под предлогом борьбы с контрреволюционерами здесь стали привычным, "бытовым явлением" советской действительности [31].

Действия красногвардейцев в Украину отличались особой жестокостью. Например, Харьковское ЧК использовало скальпирование и "снятия перчаток с кистей рук", в Полтаве и Кременчуге священнослужителей сажали на кол. В Екатеринославе применяли распятие и побиванння камнями, в Одессе офицеров привязывали цепями к доскам, вставляя в топку и жарячы, либо разрывали пополам колесами лебедок, или опускали по очереди в котел с кипятком и в море [32].

Мельгунов приводит такое описание так называемых "человеческих боен" в Киеве:

Вcя ... пол большого гаража был залит уже ... кровью, стояла на несколько дюймов, смешанной ужасающую массу с мозгом, черепными костями, клочьями волос и другими человеческими остатками .... стены были забрызганы кровью, на них рядом с тысячами дыр от пуль налипли частицы мозга и куски головной кожи ... желоб в четверть метра ширины и глубины и приблизительно в 10 метров длины ... был на всем протяжении доверху наполнен кровью ... Рядом с этим местом ужасов в саду того же дома лежали наспех поверхностно зарытые 127 трупов последней бойни ... во всех трупов розмозжени черепа, у многих даже совсем расплющены головы ... Некоторые были совсем без головы, но головы не видрубувалися, а ... отрывались ... [32]

3.2. Пресса о красном терроре

Численным есть группа материалов прессы о деятельности ВЧК или красный террор большевиков в Украине 1919 г. Об расстрелы в Киеве, Харькове, Виннице, Житомире и других городах Украины, о жертвах "чрезвычайки", как называли эту комиссию в народе, свидетельствовали почти все периодические издания в Украине. ref>. Еврейские погромы в Украине были явлением, мимо которого не могла пройти ни одна газета [33].

Жертвами большевистского террора в Киеве, Одессе и других городах стали: ректор Украинской Академии Искусства Мурашко, известный писатель Д.Маркович и поэт В.Чупринка, тысячи других, о чем писала газета "Родное слово" в статье "Жертвы" чрезвычайки "среди Украинский " [34].

"Средневековым ужасом звучит от известий и действий" чрезвычайки ", которые доходят до нас из Харькова", - так начинается статья "Кошмар Харьковской ЧК" в газете "Путь" [35]. А в публикации "Раскрытие Киевской" чрезвычайки "после виденного автор утверждает, что в камерах дома по Садовой, 5" творилось не обычное убийство, здесь царил "красный террор". Так, на стене одного из тюремных женских камер была сделана надпись: "О, как страшно умирать! Мария Шляпина. 26.08.1919 г." [36].

Другие газеты приводят факты деятельности ВЧК в Украине по данным Главной остаточной-следственной комиссии, которая была создана при Правительстве Директории в 1919 году [33]. Так, в заметках "Жертвы большевизма" и "Раскопки могил расстрелянных большевиками" газета "Гражданин" указывала, что "по приблизительным подсчетам в Виннице большевистской" чрезвычайки "было расстреляно до 3 тыс. чел." [37]. О расстрелах в Киеве и постановления Киевской губернской "чрезвычайки" информирует также газета "Трудовая община" и другие издания [38].

3.3. Расстрелы в Крыму

После разгрома армии Врангеля 1920 года российские власти санкционировали массовые расстрелы в Крыму. Начальник Особливого відділу Південного фронту Є. Г. Євдокимов, що керував проведенням цієї операції був нагороджений орденом Бойового Червоного Прапора з таким обґрунтуванням:

Під час розгрому армії ген. Врангеля в Криму тов. Євдокімов з експедицією очистив Кримський півострів від білих офіцерів, що залишилися там для підпілля, і контррозвідників, вилучивши до 30 губернаторів, 50 генералів, більше 300 полковників, стільки ж контррозвідників і загалом до 12 000 білого елемента, чим попередив можливість появи в Криму білих банд

3.4. Відомі постаті, що стали жертвами терору

Серед жертв червоного терору кінця 1910-х - початку 1920-х років - чимало відомих діячів Російської імперії. Так, у ніч із 16 на 17 липня 1918 року більшовиками був розстріляний російський імператор Микола II та члени його сім'ї (жінка і п'ятеро дітей). Всі вони були канонізовані Російською православною церквою закордоном, а потім і Російською православною церквою. Наступної ночі більшовики розстріляли ще 8 членів Дому Романових, вони також були канонізовані Російською православною церквою закордоном за рубежем як Алапаєвські мученики.

Серед розстріляних також царські міністри А. Н. Хвостов, Н. А. Маклаков, А. А. Макаров, А. Г. Булигін, Б. В. Штюрмер, А. Д. Протопопов, И. Г. Щегловітов, С. С. Манухін, генерали Н. Н. Духонін, Я. Г. Жилінський, Н. В. Рузський, Радко Дмітрієв, Ренненкампф, А. Е. Еверт, адмірали Н. А. Непенін, Р. Н. Вірен, А. М. Щастний, В. К. Гірс.

Потерпіли також і визначні діячі культури. 23 января 1921 року агентом ВЧК був вбитий український композитор Микола Леонтович, а у серпні 1921 російський поет Микола Гумільов. Три тижні під арештом ЧК знаходився російський вчений Костянтин Ціолковський.

4. Продовження терору в СРСР

У 1926 році поняття "контрреволюція" входить до карного кодексу РСФСР. Стаття 58 цього кодексу визначає контрреволюцію, як "Протидію нормальній діяльності державних установ і підприємств або відповідне використання їх для руйнування й підриву державної промисловості, торгівлі й транспорту, з метою здійснення дій, передбачених статтею 58.1", і передбачає смертну кару для звинувачених у контрреволюційній діяльності. Першими жертвами, звинуваченими у контрреволюційній діяльності виявилися колишні ідеологи терору - "троцькисти" та "зінов'євці".

Й. В. Сталін, який очолив ЦК ВКП(б) у 1922 році став за його ж власним визначенням "гідним продовжувачем справи Леніна" [39]. Нова хвиля терору розпочинається після згортання НЕПу.

У 1929 році Сталін закликав до "ліквідації куркульства як класу", що ознаменувало початок розкуркулення, від якого, за сучасними даними СБУ постраждало близько 500 тис. осіб. [40].

Масштабною спланованою акцією радянського керівництва став голодомор 1932-33 років, жертвами якого стало від 6 до 8 млн чоловік [41]. Найбільше постраждав від голоду український народ, втративши 4-5 млн чоловік [41]

Найпотужніша хвиля репресій в СРСР припадає на 1937-38 роки, коли НКВС очолював Микола Єжов. Лише за 2 роки Єжовщини було розстріляно за офіційними даними понад 700 тисяч чоловік. У ці роки було страчено й найкращих представників української інтелігенції.

Після захоплення протягом 1939-1940 років радянськими військами Галичини, Буковини та Прибалтики, радянський терор поширився і на ці краї. Сотні тисяч осіб здебільшого польського населення було депортовано до початку війни у віддалені райони СРСР [42].У перші місяці радянсько-німецької війни 1941-45 р. НКВД без належного окремого слідства та суду, яке вимагалося згідно тогочасного радянського законодавства, розстріляло десятки тисяч в'язнів тюрем НКВД в Західній Україні, котрі ще раніше були під слідством або відбували строки по різним статтям Кримінального кодексу СРСР. Після закінчення другої світової війни значну частину українського населення цих районів було депортовано в Сибір. З 1944 по 1952 р. в західних областях України піддалось різним видам репресій до 500 тисяч осіб, в тому числі арештовано понад 134 тисяч, вбито більше 153 тис., вислано назавжди з УРСР понад 203 тисяч осіб. [43]

Терор тривав і після приходу до влади Хрущова, який, засуджуючи Сталіна за його необмежений терор, не засудив, однак, самого принципу державного терору. Боячись вимушеної лібералізації і відкритого виступу опозиційних сил, комуністи і надалі користувалися терором як легітимним засобом влади і суспільного контролю, хоча й більш селективно, індивідуалізовано та рафіновано, ніж у попередні часи.

5. Пам'ять жертв та організаторів терору

На території колишнього СРСР існують пам'ятники як жертвам так і організаторам червоного терору.

Імена таких провідників червоного терору, як В. І. Ленін, Ф. Е. Дзержинський, Я. М. Свердлов, Г. І. Петровський увічнені у назвах населених пунктів, зокрема це міста Дніпропетровськ, Дніпродзержинськ (Дніпропетровська область), три міста Дзержинськ (в Донецькій, Мінській (Білорусь) та Нижегородській (Росія) областях), Свердловськ у Луганській області, Ленінськ у Волгоградській області. Раніше ім'ям В. І. Леніна носили також міста Ленінград, Ленінабад, Ленінакан, однак з розвалом СРСР цим містам було повернуто історичні назви. Іменами цих діячів названі також вулиці і площі, їм споруджено численні пам'ятники, зокрема лише в Київській області на державному обліку знаходиться 6 пам'ятників В. І. Леніну національного значення та 184 - місцевого [44]. Увічнені також і імена багатьох діячів кінця 1910-х-1920-х років, що боролися за встановлення радянської влади, зокрема їх імена носять українські міста Кіровоград, Котовськ, Орджонікідзе, Щорс та інші.

Загалом за підрахунками активістів тільки в Україні станом на 2009 рік існує понад 2 тисячі пам'ятників діячам тоталітарної доби, у більш ніж 7 тисячах населених пунктів збереглися назви вулиць, районів та окремих об'єктів, які уславлюють радянський лад [45].

Меморіальний хрест "Мільйонами вбитих голодом 1920-23, 1932-33, 1946-47; політв'язням і репресованим України, знищених в концтаборах СРСР комуністичною владою 1917-91 рр." в Дніпропетровську

У той же час, порушення та проведення судових справ щодо конкретних організаторів та виконавців червоного терору, а також оприлюднення результатів таких справ не були проведені повністю, включаючи кримінальну діяльність НКВД-КДБ.

Вместе с тем в 1990-е - 2000-е годы было построено много памятников жертвам репрессий коммунистической эпохи. Всего на территории бывшего СССР активисты насчитывают 1213 памятников и памятных досок [46]. В Украине непосредственно событиям конца 1910-х - начале 1920-х посвящена Мемориальный памяти жертв большевистского террора 1921 в с. Базар Народицкого р-на Житомирской области и часовня во имя иконы Знамения Пресвятой Богородицы на месте массовых расстрелов жителей Ялты [47]. В России событиям тех лет посвящено Памятник жертвам политических репрессий, расстрелянным в 1921 - 1926 р. в Москве, в Беларуси - памятный крест участникам Слуцкого восстания ( Минская область).

Памятник "борцам за свободу Украины, жертвам коммуно-фашистского террора 1939-54г." в Яремче

Численні пам'ятники присвячені жертвам терору і репресій періоду 1920-х - 1950-х років, особливо багато пам'ятників жертвам терору на територіях, що увійшли до СРСР у 1939-40-х роках (як правило, на цих пам'ятниках вказується історичний період від моменту входження території його розташування в СРСР). Пам'ятні знаки жертвам терору розташовані і безпосередньо в місцях колишніх концтаборів та місцях захоронення, зокрема на Соловецьких островах, Магаданській області, у Биківні (біля Києва). Численні пам'ятники присвячені жертвам голодоморів, більшість із них розташовано в Україні, проте існують такі пам'ятники і на території Краснодарського краю та Пензенської області Росії, а також закладний камінь в Алмати (Казахстан) [46]. В Дніпропетровську поруч із пам'ятником очільникові НКВС Г. Петровському поставлено пам'ятний хрест "мільйонами вбитих голодом 1920-23, 1932-33, 1946-47; політв'язням і репресованим України, знищених в концтаборах СРСР комуністичною владою 1917-91 рр.".

Источники

  • Йорг Баберовскі. Червоний терор. Переклад з німецької. ISBN 978-966-7048-89-1
  • Бiлас I. Репресивно-каральна система в Українi. 1917-1953. Суспiльно-полiтичний та iсторико-правовий аналiз: У 2 кн. - К., 1994.
  • Бiлас I.: Червоний терор в Україні 1917-1953 рр. Боротьба з національно-визвольним рухом.
  • Мельгунов С. П. Красный террор в России. 1918-1922. Берлін, 1924 (сучасне видання - М., 1990)
  • Солженицын А И Архипелаг ГУЛАГ
  • С. Куртуа, Н. Верт, Ж.-Л. Панне, А. Пачковски, К. Бартошек, Ж.-Л. Марголен, при участии Р. Коффер, П. Ригуло, П. Фонтен, И. Сантамария, С. Булук Чёрная книга коммунизма: преступления, террор, репрессии. Справочное издание. - Ч.1. Государство против своего народа
  • Красный террор в годы гражданской войны: По материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков при главнокомандующем вооружёнными силами на Юге России. С приложениями, фотографиями и примечаниями / Под редакцией док. ист. наук Ю. Г. Фельштинского и докт. ист. наук Г. И. Чернявского.
  • Чичерюкин-Мейнгардт В. Г. Особая следственная комиссия по расследованию злодеяний большевиков
  • Абраменко Л. М. "Багреевка": Списки мирных жителей и офицеров, расстрелянных большевиками в Ялте, в начале 1920-х годов
  • Толстой-Милославский Н. Д. Жертвы Ялты
  • Литвин А. Л. Красный и белый террор 1918-1922. - М.: Эксмо, 2004

nado.znate.ru

Красный террор в России 1918–1923: институт заложников: tverdyi_znak

5 сентября 1793 года Французский национальный конгресс установил Режим Террора для защиты революции.5 сентября 1918 г. был объявлен красный террор в России.Случайно ли это совпадение? Большевики пытались оправдать красный террор тем, что он якобы был ответом на так называемый "белый террор". Однако же большевицких главарей на самом деле убивали эсеры и анархисты. Что ж, для них это было привычным делом. Раньше они терроризировали "царских сатрапов", после 1917 года — коммунистических вождей.

17 августа 1918 г. в Петербурге бывшим студентом, юнкером во время войны, социалистом Канегиссером был убит народный комиссар Северной Коммуны, руководитель Петербургской Чрезвычайной Комиссии — Урицкий. Официальный документ об этом акте гласит: "При допросе Леонид Каннегиссер заявил, что он убил Урицкого не по постановлению партии, или какой-нибудь организации, а по собственному побуждению, желая отомстить за арест офицеров и расстрел своего друга Перельцвейга".28-го августа социалистка Каплан покушалась на жизнь Ленина в Москве.

Как ответила на эти два террористических акта советская власть?

По постановлению Петроградской Чрезвычайной Комиссии — как гласит официозное сообщение в "Еженедельнике Чрез. Ком." 20-го октября (№ 5) — расстреляно 500 человек заложников. С уверенностью однако можно сказать, что действительная цифра значительно превосходит цифру приведенного позднейшего полуофициального сообщения (никакого официального извещения никогда не было опубликовано). В самом деле, 23-го марта 1919 года английский военный священник Lombard сообщал лорду Керзону: "в последних числах августа две барки, наполненные офицерами, потоплены и трупы их были выброшены в имении одного из моих друзей, расположенном на Финском заливе; многие были связаны по двое и по трое колючей проволокой".Что же это неверное сообщение? Но об этом факте многие знают и в Петрограде и в Москве. Мы увидим из другого источника, что и в последующее время большевицкая власть прибегала к таким варварским способам потопления врагов (напр., в 1921 г).

Один из очевидцев Петроградских событий сообщает такие детали:"Что касается Петрограда, то, при беглом подсчете, число казненных достигает 1.300, хотя большевики признают только 500, но они не считают тех многих сотен офицеров, прежних слуг и частных лиц, которые были расстреляны в Кронштадте и Петропавловской крепости в Петрограде без особого приказа центральной власти, по воле местного Совета; в одном Кронштадте за одну ночь было расстреляно 400 ч. Во дворе были вырыты три больших ямы, 400 человек поставлены перед ними и расстреляны один за другим".

"Истерическим террором" назвал эти дни в Петрограде один из руководителей ВЧК Петерс в интервью, данном газетному корреспонденту в ноябре: "Вопреки распространенному мнению — говорил Петерс, — я вовсе не так кровожаден, как думают". В Петербурге "мягкотелые революционеры были выведены из равновесия и стали чересчур усердствовать. До убийства Урицкого в Петрограде не было расстрелов, а после него слишком много и часто без разбора, тогда как Москва в ответ на покушение на Ленина ответила лишь расстрелом нескольких царских министров".

Оставляю пока в стороне совершенно ложное утверждение Петерса, что до убийства Урицкого в Петрограде не было смертных казней. Петерс не постыдился сделать это заявление, когда всего за несколько дней перед тем в том же "Еженедельнике Ч. К." (No. 6) был опубликован весьма укороченный список расстрелянных за покушение на Ленина. Их было опубликовано через два месяца после расстрела 90 человек. Среди них были и министры, были офицеры, как были и служащие кооперативных учреждений, присяжные поверенные, студенты, священники и др. Мы не знаем числа расстрелянных. Кроме единственного сообщения в "Еженедельнике Ч. К." никогда ничего больше не было опубликовано. А между тем мы знаем, что людей в эти дни в Москве по общим сведениям было расстреляно больше 300.

Не только Петербург и Москва ответили за покушение на Ленина сотнями убийств. Эта волна прокатилась по всей советской России — и по большим и малым городам и по местечкам и селам. Редко сообщались в большевицкой печати сведения об этих убийствах, по все же в "Еженедельнике" мы найдем упоминания и об этих провинциальных расстрелах, иногда с определенным указанием: расстрелян за покушение на Ленина. Возьмем хотя бы некоторые из них.

"Преступное покушение на жизнь нашего идейного вождя, тов. Ленина — сообщает Нижегородская Ч.К. — побуждает отказаться от сентиментальности и твердой рукой провести диктатуру пролетариата"… "Довольно слов!"… "В силу этого" — комиссией "расстрелян 41 человек из вражеского лагеря". И дальше шел список, в котором фигурируют офицеры, священники, чиновники, лесничий, редактор газеты, стражник и пр. и пр. В этот день в Нижнем на всякий случай взято до 700 заложников. "Раб. Кр. Ниж. Лист" пояснял это: "Нa каждое убийство коммуниста или на покушение на убийство мы будем отвечать расстрелом заложников буржуазии, ибо кровь наших товарищей убитых и раненых требует отмщения".

"В ответ на убийство тов. Урицкого и покушение на тов. Ленина… красному террору подвергнуты", по постановлению Сумской (Харьковской губ.) уездной Ч.К., трое летчиков;. Смоленской Областной Комиссией 38 помещиков Западной Области; Новоржевской — какие то Александра, Наталия, Евдокия, Павел и Михаил Росляковы; Пошехонской — 31 (целыми семьями: 5 Шалаевых, 4 Волковых), Псковской — 31, Ярославской — 38, Архангельской — 9, Себежской — 17, Вологодской — 14, Брянской — 9 грабителей (!!) и т. д. и т. д.

Всероссийской Ч.К. за покушение на вождя всемирного пролетариата среди других расстреляны: артельщик Кубицкий за ограбление 400 т. р., два матроса за то же, комиссар Ч. К. Пискунов "пытавшийся продать револьвер милиционеру", два фальшивых монетчика и др. Такой список, между прочим, был опубликован в No. 3 "Еженедельника В. Ч. К." Таких опубликованных списков можно было бы привести десятки, а неопубликованных — не было места, где бы не происходили расстрелы "за Ленина".

Впервые, кажется, появляется официальное заявление о заложниках, которые будут "немедленно расстреляны", при "малейшем контрреволюционном выступлении". "За голову и жизнь одного из наших вождей должны слететь сотни голов буржуазии и всех их приспешников" — гласило объявление "всем гражданам города Торжка и уезда", выпущенное местной уездной Ч. К. Далее шел список арестованных и заключенных в тюрьму, в качестве "заложников": инженеры, купцы, священник и… правые социалисты-революционеры. Всего 20 человек. В Иванове-Вознесенске заложников взято 184 человека и т. д. В Перми за Урицкого и Ленина расстреляно 50 человек.

Не довольно ли и приведенных фактов, чтобы опровергнуть официальные сообщения. За Урицкого и Ленина действительно погибли тысячи невиновных по отношению к этому делу людей. Тысячи по всей России были взяты заложниками. Какова была их судьба? Напомним хотя бы о гибели ген. Рузского, Радко-Дмитриева и других заложников в Пятигорске. Они, в количестве 32, были арестованы в Ессентуках "во исполнение приказа Народного Комиссара внутренних дел тов. Петровского", как гласило официальное сообщение, заканчивавшееся угрозой расстрела их "при попытке контрреволюционных восстаний или покушения на жизнь вождей пролетариата". Затем были взяты заложники в Кисловодске (в числе 33) и в других местах. Всего числилось 160 человек, собранных в концентрационном лагере в Пятигорске.13 октября в Пятигорске произошло следующее событие: большевицкий главком Сорокин пытался совершить переворот, имевший целью очистить "советскую власть от евреев". Им были, между прочим, арестованы и убиты некоторые члены Ч.К."В оправдание своей расправы Сорокин, — как говорят материалы Деникинской Комиссии, которыми мы пользуемся в данном случае — представил документы, якобы изобличавшие казненных в сношениях с Добровольческой Армией, и хотел получить признание своей правоты и своей власти от созванного им в станице Невиномыского Чрезвычайного Съезда Совдепов и представителей революции и красной армии".Но враги Сорокина еще до прибытия его на съезд успели объявить его вне закона, "как изменника революции". Он был арестован в Ставрополе и тут же убит… Вместе с тем была решена участь большинства лиц, содержавшихся в качестве заложников в концентрационном лагере.

В No. 157 местных "Известий" 2-го ноября был опубликовал следующий приказ Ч.К., возглавляемой Артабековым: "Вследствие покушения на жизнь вождей пролетариата в гор. Пятигорске 21-го окт. 1918 г. и в силу приказа No. З-ий 8-го октября сего года в ответ на дьявольское убийство лучших товарищей, членов Ц.П.К. и других, по постановлению Чрезвычайной Комиссии расстреляны нижеследующие заложники и лица, принадлежащие к контрреволюционным организациям". Дальше шел список в 59 человек, который начинался ген. Рузским. Тут же был напечатан и другой список в 47 человек, где вперемешку шли: сенатор, фальшивомонетчик, священник. Заложники "были расстреляны". Это ложь. Заложники были зарублены шашками. Вещи убитых были объявлены "народным достоянием"…

И в дальнейшем процветала та же система заложничества.В Черниговской сатрапии студент П. убил комиссара Н. И достоверный свидетель рассказывает нам, что за это были расстреляны его отец, мать, два брата (младшему было 15 лет), учительница немка и ея племянница 18 лет. Через некоторое время поймали его самого.

Прошел год, в течение которого террор принял в России ужасающие формы: по истине бледнеет все то, что мы знаем в истории. Произошло террористическое покушение, произведенное группой анархистов и левых социалистов-революционеров, первоначально шедших рука об руку с большевиками и принимавших даже самое близкое участие в организации чрезвычайных комиссий. Покушение это было совершено в значительной степени в ответ на убийство целаго ряда членов партии, объявленных заложниками. Еще 15-го июня 1919 г. от имени председателя Всеукраинской Чрезвычайной Комиссии Лациса было напечатано следующее заявление:

25-го сентября 1919 г. в партийном большевицком помещении в Москве, в Леонтьевском переулке произведен был заранее подготовленный взрыв, разрушивший часть дома. Во время взрыва было убито и ранено несколько видных коммунистов. На другой день в московских газетах за подписью Камшева была распубликована угроза: "белогвардейцы", совершившие "гнусное преступление", "понесут страшное наказание". "За убитых" — добавлял Гойхбарт в статье в "Известиях" — власть "сама достойным образом расплатится".

И новая волна кровавого террора пронеслась по России: власть "достойным образом" расплачивалась за взрыв с людьми, которые не могли иметь к нему никакого отношения. За акт, совершенный анархистами, власть просто расстреливала тех, кто в этот момент был в тюрьме."В ответ на брошенные в Москве бомбы" в Саратове Чрез. Комиссия расстреляла 28 человек, среди которых было несколько кандидатов в члены Учредительного Собрания из конст.-демократ. партии, бывший народоволец, юристы, помещики, священники и т. д.. Столько расстреляно официально. В действительности больше, столько, сколько по телеграмме из Москвы пришлось из "всероссийской кровавой повинности" на Саратов — таких считали 60.

О том, как составлялись в эти дни списки в Москве, бывшей главной ареной действия, мы имеем яркое свидетельство одного из заключенных в Бутырской тюрьме."По рассказу коменданта М. Ч. К. Захарова, прямо с места взрыва приехал в М. Ч. К. бледный, как полотно, и взволнованный Дзержинский и отдал приказ: расстреливать по спискам всех кадет, жандармов, представителей старого режима и разных там князей и графов, находящихся во всех местах заключения Москвы, во всех тюрьмах и лагерях. Так, одним словесным распоряжением одного человека, обрекались на немедленную смерть многие тысячи людей.Точно установить, сколько успели за ночь и на следующий день перестрелять, конечно, невозможно, но число убитых должно исчисляться по самому скромному раз счету — сотнями. На следующий день это распоряжение было отменено"…

Прошел еще год, и распоряжением центральной власти был введен уже официально особый институт заложников.30-го ноября 1920 года появилось "правительственное сообщение" о том, что ряд "белогвардейских организаций задумал (?!) совершение террористических актов против руководителей рабоче-крестьянской революции". Посему заключенные в тюрьмах представители различных политических групп объявлялись заложниками.

Сообщая о многочисленных заложниках в Харькове, председатель местного губисполкома Кон докладывал в Харьковском совете: "в случае, если буржуазный гад поднимет голову, то прежде всего падут головы заложников". И падали реально. В Елизаветграде убито в 1921 г. 36 заложников за убийство местного чекиста.

"Большевики восстановили гнусный обычай брать заложников", — писал Локкарт 10-го ноября 1918 г. — И что еще хуже, они разят своих политических противников, мстя их женам. Когда недавно в Петрограде был опубликован длинный список заложников, большевики арестовали жен не найденных и посадили их в тюрьму впредь до явки их мужей".Арестовывали жен и детей и часто расстреливали их. О таких расстрелах в 1918 г. жен-заложниц за офицеров, взятых в красную армию и перешедших к белым, рассказывают деятели киевского Красного Креста.В марте 1919 г. в Петербурге расстреляли родственников офицеров 86-го пехотного полка, перешедшего к белым. О расстреле заложников в 1919 г. в Кронштадт "родственников офицеров, подозреваемых в том, что они перешли к белой гвардии", говорит записка, поданная в ВЦИК известной левой соц.-рев. Ю. Зубелевич.Заложники легко переходили в группу контрреволюционеров. Вот документ, публикуемый "Коммунистом": "13-го августа военно-революционный трибунал 14 армии, рассмотрев дело 10-ти граждан гор. Александрии, взятых заложниками (Бредит, Мальский и др.) признал означенных не заложниками, а контрреволюционерами и постановил всех расстрелять". Приговор был приведен в исполнение на другой день.

Брали сотнями заложниц — крестьянских жен вместе с детьми во время крестьянских восстаний в Тамбовской губернии: они сидели в разных тюрьмах, в том числе в Москве и Петербурге чуть ли не в течение двух лет. Напр., приказ оперштаба тамбовской Ч. К. 1-го сентября 1920 г. объявлял: "Провести к семьям восставших беспощадный красный террор… арестовывать в таких семьях всех с 18 летнего возраста, не считаясь с полом и если бандиты выступления будут продолжать, расстреливать их. Села обложить чрезвычайными контрибуциями, за неисполнение которых будут конфисковываться все земли и все имущество".

Как проводился в жизнь этот приказ, свидетельствуют официальные сообщения, печатавшиеся в тамбовских "Известиях": 5-го сентября сожжено 5 сел.; 7-го сентября расстреляно более 250 крестьян… В одном Кожуховском концентрационном лагере под Москвой (в 1921 — 22 г.) содержалось 313 тамбовских крестьян в качестве заложников, в числе их дети от 1 месяца до 16 лет. Среди этих раздетых (без теплых вещей), полуголодных заложников осенью 1921 г. свирепствовал сыпной тиф.

Мы найдем длинные списки опубликованных заложников и заложниц за дезертиров, напр., в "Красном воине". Здесь вводится даже особая рубрика для некоторых заложников: "приговорен к расстрелу условно".

Расстреливали и детей и родителей. И мы найдем засвидетельствованные и такие факты. Расстреливали детей в присутствии родителей и родителей в присутствии детей. Особенно свирепствовал в этом отношении Особый Отдел В.Ч.К., находившийся в ведении полусумасшедшего Кедрова. Он присылал с "фронтов" в Бутырки целыми пачками малолетних "шпионов" от 8 — 14 лет. Он расстреливал на местах этих малолетних шпионов-гимназистов.

Прошел еще год. И во время Кронштадтского восстания тысячи были захвачены в качестве заложников. Затем появились новые заложники в лице осужденных по известному процессу социалистов-революционеров смертников. Эти жили до последних дней под угрозой условного расстрела!

"Заложники — капитал для обмена"… Эта фраза известного чекиста Лациса, может быть, имела некоторый смысл по отношению к иностранным подданным, во время польско-русской войны. Русский заложник — это лишь форма психического воздействия, это лишь форма устрашения, на котором построена вся внутренняя политика, вся система властвования большевиков.

Источник: Мельгунов С.П. Красный террор

tverdyi-znak.livejournal.com

«КРАСНЫЙ ТЕРРОР». «Красный террор в России. 1918-1923»

 

1. Институт заложников

17-го августа 1918 г. в Петербурге бывшим студентом, юнкером во время войны, социалистом Каннегиссером был убит народный комиссар Северной Коммуны, руководитель Петербургской Чрезвычайной Комиссии — Урицкий. Официальный документ об этом акте гласит: «При допросе Леонид Каннегиссер заявил, что он убил Урицкого не по постановлению партии, или какой-нибудь организации, а по собственному побуждению, желая отомстить за арест офицеров и расстрел своего друга Перельцвейга».

28-го августа социалистка Каплан покушалась на жизнь Ленина в Москве.

Как ответила на эти два террористических акта советская власть?

По постановлению Петроградской Чрезвычайной Комиссии — как гласит официозное сообщение в «Еженедельнике Чрез. Ком.» 20-го октября (№ 5) — расстреляно 500 человек заложников. Мы не знаем и, вероятно, никогда не узнаем точной цифры этих жертв — мы не знаем даже их имен. С уверенностью однако можно сказать, что действительная цифра значительно превосходит цифру приведенного позднейшего полуофициального сообщения (никакого официального извещения никогда не было опубликовано). В самом деле, 23-го марта 1919 года английский военный священник Lombard сообщал лорду Керзону: «в последних числах августа две барки, наполненные офицерами, потоплены и трупы их были выброшены в имении одного из моих друзей, расположенном на Финском заливе; многие были связаны по двое и по трое колючей проволокой».

Что же это, неверное сообщение? Но об этом факте многие знают и в Петрограде и в Москве. Мы увидим из другого источника, что и в последующее время большевистская власть прибегала к таким варварским способам потопления врагов (напр., в 1921 г.).

Один из очевидцев петроградских событий сообщает такие детали:

«Что касается Петрограда, то, при беглом подсчете, число казненных достигает 1.300, хотя большевики признают только 500, но они не считают тех многих сотен офицеров, прежних слуг и частных лиц, которые были расстреляны в Кронштадте и Петропавловской крепости в Петрограде без особого приказа центральной власти, по воле местного Совета; в одном Кронштадте за одну ночь было расстреляно 400 чел. Во дворе были вырыты три больших ямы, 400 человек поставлены перед ними и расстреляны один за другим».

«Истерическим террором» назвал эти дни в Петрограде один из руководителей Вс. Чр. Ком., Петерс, в интервью, данном газетному корреспонденту в ноябре: «Вопреки распространенному мнению, — говорил Петерс, — я вовсе не так кровожаден, как думают». В Петербурге «мягкотелые революционеры были выведены из равновесия и стали чересчур усердствовать. До убийства Урицкого в Петрограде не было расстрелов, а после него слишком много и часто без разбора, тогда как Москва в ответ на покушение на Ленина ответила лишь расстрелом нескольких царских министров». И тут же однако не слишком кровожадный Петерс грозил: «я заявляю, что всякая попытка русской буржуазии еще раз поднять голову, встретит такой отпор и такую расправу, перед которой побледнеет все, что понимается под красным террором».

Оставляю пока в стороне совершенно ложное утверждение Петерса, что до убийства Урицкого в Петрограде не было смертных казней. Итак, в Москве за покушение социалистки на Ленина расстреляно лишь несколько царских министров! Петерс не постыдился сделать это заявление, когда всего за несколько дней перед тем в том же «Еженедельнике Ч.К.» (№ 6) был опубликован весьма укороченный список расстрелянных за покушение на Ленина. Их было опубликовано через два месяца после расстрела 90 человек. Среди них были и министры, были офицеры, как были и служащие кооперативных учреждений, присяжные поверенные, студенты, священники и др. Мы не знаем числа расстрелянных. Кроме единственного сообщения в «Еженедельнике Ч.К.» никогда ничего больше не было опубликовано, А между тем мы знаем, что людей в эти дни в Москве по общим сведениям было расстреляно больше 300.

Те, которые сидели в эти поистине мучительные дни в Бутырской тюрьме, когда были арестованы тысячи людей из самых разнообразных общественных слоев, никогда не забудут своих душевных переживаний. Это было время, названное одним из очевидцев «дикой вакханалией красного террора». Тревожно и страшно было по ночам слышать, а иногда и присутствовать при том, как брали десятками людей на расстрел. Приезжали автомобили и увозили свои жертвы, а тюрьма не спала и трепетала при каждом автомобильном гудке. Вот войдут в камеру и потребуют кого-нибудь «с вещами» в «комнату душ» — значит на расстрел. И там будут связывать попарно проволокой. Если бы вы знали, какой это был ужас! Я сидел в эти дни в тюрьме, и сам переживал все эти страшные кошмары. Возьму один рассказ очевидца:

«В памяти не сохранились имена многих и многих, уведенных на расстрел из камеры, в которой сидел пишущий эти строки в Ленинские августовские дни 1918 года, но душераздирающие картины врезались в память и вряд ли забудутся до конца жизни…»

«Вот группа офицеров, в числе пяти человек, через несколько дней после „Ленинского выстрела“ вызывается в „комнату душ“. Некоторые из них случайно были взяты при облаве на улице. Сознание возможности смерти не приходило им в голову, они спокойно подчинились своей судьбе — сидеть в заключении…

И вдруг… „с вещами по городу в комнату душ“. Бледные, как полотно, собирают они вещи. Но одного выводной надзиратель никак не может найти. Пятый не отвечает, не откликается. Выводной выходит и возвращается с заведующим корпусом и несколькими чекистами. Поименная проверка. Этот пятый обнаруживается… Он залез под койку. Его выволакивают за ноги… Неистовые звуки его голоса заполняют весь коридор. Он отбивается с криком: „За что? Не хочу умирать!“ Но его осиливают, вытаскивают из камеры… и они исчезают… и вновь появляются во дворе… Звуков уже не слышно… Рот заткнут тряпками.

Молодой прапорщик Семенов арестован за то, что во время крупного пожара летом 1918 года на Курском вокзале (горели вагоны на линии), находясь среди зрителей, заметил, что вероятно вагоны подожгли сами большевики, чтобы скрыть следы хищения. Его арестовали, а вместе с ним арестовали на квартире его отца и брата. Через три месяца после допроса следователь уверил его, что он будет освобожден. Вдруг… „с вещами по городу“. И через несколько дней его фамилия значилась в числе расстрелянных. А через месяц при допросе отца следователь сознался ему, что сын был расстрелян по ошибке, „в общей массе“ расстрелянных.

Однажды к нам в камеру ввели юношу лет 18–19, ранее уведенного из нашего коридора. Он был арестован при облаве на улице в июле 1918 г. около храма Христа Спасителя. Этот юноша рассказал нам, что через несколько дней по привозе его в В.Ч.К., его вызвали ночью, посадили на автомобиль, чтобы отвезти на расстрел (в 1918 году расстреливали не в подвале, а за городом). Совершенно случайно кто-то из чекистов обратил внимание, что расстрелять они должны не молодого, а мужчину средних лет. Справились, — оказалось фамилия и имя те же самые, отчества расходятся, и расстреливаемому должно быть 42 года, а этому 18. Случайно жизнь его была спасена и его вернули к нам обратно.

Красный террор целыми неделями и месяцами держал под Дамокловым мечом тысячи людей. Были случаи, когда заключенные отказывались выходить из камеры на предмет освобождения из тюрьмы, опасаясь, что вызов на волю — ловушка, чтобы обманом взять из тюрьмы на расстрел. Были и такие случаи, когда люди выходили из камеры в полном сознании, что они выходят на волю, и сокамерники обычными приветствиями провожали их. Но грез несколько дней фамилии этих мнимо освобожденных указывались в списке расстрелянных. А сколько было таких, имена которых просто не опубликовывались...»

Не только Петербург и Москва ответили за покушение на Ленина сотнями убийств. Эта волна прокатилась по всей советской России — и по большим и малым городам и по местечкам и селам. Редко сообщались в большевистской печати сведения об этих убийствах, но все же в «Еженедельнике» мы найдем упоминание и об этих провинциальных расстрелах, иногда с определенным указанием: расстрелян за покушение на Ленина. Возьмем хотя бы некоторые из них.

«Преступное покушение на жизнь нашего идейного вождя, тов. Ленина, — сообщает Нижегородская Ч.К., — побуждает отказаться от сентиментальности и твердой рукой провести диктатуру пролетариата». «Довольно слов!..» «В силу этого» — комиссией «расстрелян 41 человек из вражеского лагеря». И дальше шел список, в котором фигурируют офицеры, священники, чиновники, лесничий, редактор газеты, стражник и пр. и пр. В этот день в Нижнем на всякий случай взято до 700 заложников. «Раб. Кр. Ниж. Лист» пояснял это: «на каждое убийство коммуниста или на покушение на убийство мы будем отвечать расстрелом заложников буржуазии, ибо кровь наших товарищей убитых и раненых требует отомщения».

«В ответ на убийство тов. Урицкого и покушение на тов. Ленина… красному террору подвергнуты», по постановлению Сумской (Харьковской губ.) уездной Ч.К., трое летчиков; Смоленской Областной Комиссией 38 помещиков Западной Области; Новоржевской — какие-то Александра, Наталия, Евдокия, Павел и Михаил Росляковы; Пошехонский — 31 (целыми семьями: 5 Шалаевых, 4 Волковых), Псковской — 31, Ярославской — 38, Архангельской — 9, Себежской — 17, Вологодской — 14, Брянской — 9 грабителей (!!) и т. д.

Всероссийской Ч.К. за покушение на вождя всемирного пролетариата среди других расстреляны: артельщик Кубицкий за ограбление 400 т,р., два матроса за то же, комиссар Ч.К. Пискунов, «пытавшийся продать револьвер милиционеру», два фальшивомонетчика и др. Такой список, между прочим, был опубликован в № 3 «Еженедельника В.Ч.К.», Таких опубликованных списков можно было бы привести десятки, а неопубликованных — не было места, где бы не происходили расстрелы «за Ленина».

Характерен экстренный бюллетень Ч.К. по борьбе с контрреволюцией в гор. Моршанске, выпущенный по поводу происходивших событий. Он между прочим гласил: «Товарищи! Нас бьют по одной щеке, мы это возвращаем сторицей и даем удар по всей физиономии. Произведена противозаразная прививка, т. е. красный террор… Прививка эта сделана по всей России, в частности в Моршанске, где на убийство тов. Урицкого и ранение т. Ленина ответили расстрелом… (перечислено 4 человека) и если еще будет попытка покушения на наших вождей революции и вообще работников, стоящих на ответственных постах из коммунистов, то жестокость проявится в еще худшем виде… Мы должны ответить на удар — ударом в десять раз сильнее». И впервые, кажется, появляется официальное заявление о заложниках, которые будут «немедленно расстреляны», при «малейшем контрреволюционном выступлении». «За голову и жизнь одного из наших вождей должны слететь сотни голов буржуазии и всех ее приспешников» — гласило объявление «всем гражданам города Торжка и уезда», выпущенное местной уездной Ч.К. Далее шел список арестованных и заключенных в тюрьму, в качестве «заложников»: инженеры, купцы, священники и… правые социалисты-революционеры. Всего 20 человек. В Иванове-Вознесенске заложников взято 184 человека и т. д. В Перми за Урицкого и Ленина расстреляно 50 человек.

Не довольно ли и приведенных фактов, чтобы опровергнуть официальные сообщения. За Урицкого и Ленина действительно погибли тысячи невинных по отношению к этому делу людей. Тысячи по всей России были взяты заложниками. Какова была их судьба? Напомним хотя бы о гибели ген. Рузского, Радко-Дмитриева и других заложников в Пятигорске. Они, в количестве 32, были арестованы в Ессентуках «во исполнение приказа Народного Комиссара внутренних дел тов. Петровского», как гласило официальное сообщение, заканчивавшееся угрозой расстрела их «при попытке контрреволюционных восстаний или покушения на жизнь вождей пролетариата». Затем были взяты заложники в Кисловодске (в числе 33) и в других местах. Всего числилось 160 человек, собранных в концентрационном лагере в Пятигорске. 13-го октября в Пятигорске произошло следующее событие: большевистский главком Сорокин пытался совершить переворот, имевший целью очистить «советскую власть от евреев». Им были, между прочим, арестованы и убиты некоторые члены Ч.К. «В оправдание своей расправы Сорокин — как говорят материалы Деникинской Комиссии, которыми мы пользуемся в данном случае — представил документы, якобы изобличавшие казненных в сношениях с Добровольческой Армией, и хотел получить признание своей правоты и своей власти от созванного им в станице Невиномысской Чрезвычайного Съезда Совдепов и представителей революции и красной армии».

Но враги Сорокина еще до прибытия его на съезд успели объявить его вне закона, «как изменника революции». Он был арестован в Ставрополе и тут же убит… Вместе с тем была решена участь большинства лиц, содержавшихся в качестве заложников в концентрационном лагере.

В № 157 местных «Известий» 2-го ноября был опубликован следующий приказ Ч.К., возглавляемой Артабековым: «Вследствие покушения на жизнь вождей пролетариата в гор. Пятигорске 21-го окт. 1918 г. и в силу приказа № 3-ий 8-го октября сего года в ответ на дьявольское убийство лучших товарищей, членов Ц.И.К. и других по постановлению Чрезвычайной Комиссии расстреляны нижеследующие заложники и лица, принадлежащие к контрреволюционным организациям». Дальше шел список в 59 человек, который начинался ген. Рузским. Тут же был напечатан и другой список в 47 человек, где вперемежку шли: сенатор, фальшивомонетчик, священник. Заложники «были расстреляны». Это ложь. Заложники были зарублены шашками. Вещи убитых были объявлены «народным достоянием»…

И в дальнейшем процветала та же система заложничества.

В Черниговской сатрапии студент П. убил комиссара Н. И достоверный свидетель рассказывает нам, что за это были расстреляны его отец, мать, два брата (младшему было 15 лет), учительница немка и ее племянница 18 лет. Через некоторое время поймали его самого.

Прошел год, в течение которого террор принял в России ужасающие формы: поистине бледнеет все то, что мы знаем в истории. Произошло террористическое покушение, произведенное группой анархистов и левых социалистов-революционеров, первоначально шедших рука об руку с большевиками и принимавших даже самое близкое участие в организации чрезвычайных комиссий. Покушение это было совершено в значительной степени в ответ на убийство целого ряда членов партии, объявленных заложниками. Еще 15-го июня 1919 г. от имени председателя Всеукраинской Чрезвычайной Комиссии Лациса было напечатано следующее заявление:

«В последнее время целый ряд ответственных советских работников получает угрожающие письма от боевой дружины левых социалистов-революционеров интернационалистов, т. е. активистов. Советским работникам объявлен белый террор. Всеукраинская Чрезвычайная Комиссия настоящим заявляет, что за малейшую попытку нападения на советских работников будут расстреливаться находящиеся под арестом члены партии соц. — рев. активистов, как здесь, на Украине, так и в Великороссии. Карающая рука пролетариата опустится с одинаковой тяжестью, как на белогвардейца с деникинским мандатом, так и на активистов левых социалистов-революционеров, именующих себя интернационалистами.

Председатель Всеукраинской Комиссии Лацис».

Как бы в ответ на это 25-го сентября 1919 г. в партийном большевистском помещении в Москве, в Леонтьевском переулке произведен был заранее подготовленным взрыв, разрушивший часть дома. Во время взрыва было убито и ранено несколько видных коммунистов. На другой день в московских газетах за подписью Каменева была распубликована угроза: «белогвардейцы», совершившие «гнусное преступление», «понесут страшное наказание». «За убитых» — добавлял Гойхбарт в статье в «Известиях» — власть «сама достойным образом расплатится».

И новая волна кровавого террора пронеслась по России: власть «достойным образом» расплачивалась за взрыв с людьми, которые не могли иметь к нему никакого отношения За акт, совершенный анархистами, власть просто расстреливала тех, кто в этот момент был в тюрьме.

«В ответ на брошенные в Москве бомбы» в Саратове Чрез, комиссия расстреляла 28 человек, среди которых было несколько кандидатов в члены Учредительного Собрания из конст-демократ. партии, бывший народоволец, юристы, помещики, священники и т. д. Столько расстреляно официально. В действительности больше, столько, сколько по телеграмме из Москвы пришлось из «всероссийской кровавой повинности» на Саратов — таких считали 60.

О том, как составлялись в эти дни списки в Москве, бывшей главной ареной действия, мы имеем яркое свидетельство одного из заключенных в Бутырской тюрьме.

«По рассказу коменданта М.Ч.К. Захарова, прямо с места взрыва приехал в М.Ч.К. бледный, как полотно, и взволнованный Дзержинский и отдал приказ: расстреливать по спискам всех кадет, жандармов, представителей старого режима и разных там князей и графов, находящихся во всех местах заключения Москвы, во всех тюрьмах и лагерях. Так, одним словесным распоряжением одного человека, обрекались на немедленную смерть многие тысячи людей.

Точно установить, сколько устели за ночь и на следующий день перестрелять, конечно, невозможно, но число убитых должно исчисляться по самому скромному расчету — сотнями. На следующий день это распоряжение было отменено…»

Прошел еще год, и распоряжением центральной власти был введен уже официальный особый институт заложников.

30-го ноября 1920 года появилось «правительственное сообщение» о том, что ряд «белогвардейских организаций задумал (?!) совершение террористических актов против руководителей рабоче крестьянской революции». Посему заключенные в тюрьмах представители различных политических групп объявлялись заложниками.

На это сообщение счел долгом откликнуться письмом к Ленину старый анархист П. А. Кропоткин. «Неужели не нашлось среди Вас никого, — писал Кропоткин, — чтобы напомнить, что такие меры, представляющие возврат к худшему времени средневековья и религиозных войн — недостойны людей, взявшихся созидать будущее общество на коммунистических началах... Неужели никто из Вас не вдумался в то, что такое заложник? Это значит, что человек засажен в тюрьму не как в наказание за какое-нибудь преступление, что его держат в тюрьме, чтобы угрожать его смертью своим противникам. „Убьете одного из наших, мы убьем столько-то из Ваших“. Но разве это не все равно, что выводить человека каждое утро на казнь и отводить его назад в тюрьму, говоря: „Погодите“, „Не сегодня“. Неужели Ваши товарищи не понимают, что это равносильно восстановлению пытки для заключенных и их родных…»

Живший уже вдали от жизни, престарелый и больной П. А. Кропоткин недостаточно ясно представлял себе реальное воплощение большевистских теорий насилия. Заложники! Разве их не брали фактически с первого дня террора? Разве их не брали повсеместно в период гражданской войны? Их брали на юге, их брали на во стоке, их брали на севере…

Сообщая о многочисленных заложниках в Харькове, председатель местного губисполкома Кон докладывал в Харьковский совет: «в случае, если буржуазный гад поднимет голову, то прежде всего падут головы заложников». И падали реально. В Елизаветграде убито в 1921 г. 36 заложников за убийство местного чекиста. Этот факт, передаваемый бурцевским «Общим Делом», найдет себе подтверждение в ряде аналогичных достоверных сообщений, с которыми мы встретимся на последующих страницах. Правило «кровь за кровь» имеет широчайшее применение на практике.

«Большевики восстановили гнусный обычай брать заложников», — писал Локкарт 10-го ноября 1918 г. — «И что еще хуже, они разят своих политических противников, мстя их женам. Когда недавно в Петрограде был опубликован длинный список заложников, большевики арестовали жен не найденных и посадили в тюрьму впредь до явки их мужей». Арестовывали жен и детей и часто расстреливали их. О таких расстрелах в 1918 г. жен-заложниц за офицеров, взятых в красную армию и перешедших к белым, рассказывают деятели киевского Красного Креста. В марте 1919 г. в Петербурге расстреляли родственников офицеров 86-го пехотного полка, перешедшего к белым. О расстреле заложников в 1919 г. в Кронштадте «родственников офицеров, подозреваемых в том, что они перешли к белой гвардии», говорит записка, поданная в ВЦИК известной левой соц. — рев. Ю. Зубелевич. Заложники легко переходили в группу контр-революционеров. Вот документ, публикуемый «Коммунистом»: «13 го августа военно революционный трибунал 14 армии, рассмотрев дело 10-ти граждан гор. Александрии, взятых заложниками (Бредит, Мальский и др.) признал означенных не заложниками, а контрреволюционерами и постановил всех расстрелять». Приговор был приведен в исполнение на другой день.

Брали сотнями заложниц — крестьянских жен вместе с детьми во время крестьянских восстаний в Тамбовской губернии: они сидели в разных тюрьмах, в том числе в Москве и Петербурге чуть ли не в течение двух лет. Напр., приказ оперштаба тамбовской Ч.К. 1-го сентября 1920 г. объявлял: «Провести к семьям восставших беспощадный красный террор… арестовывать в таких семьях всех с 18-летнего возраста, не считаясь с полом и если бандиты выступления будут продолжать, расстреливать их. Села обложить чрезвычайными контрибуциями, за неисполнение которых будут конфисковываться все земли и все имущество».

Как проводился в жизнь этот приказ, свидетельствуют официальные сообщения, печатавшиеся в тамбовских «Известиях»: 5-го сентября сожжено 5 сел.; 7-го сентября расстреляно более 250 крестьян… В одном кожуховском концентрационном лагере под Москвой (в 1921 — 22 г.) содержалось 313 тамбовских крестьян в качестве заложников, в числе их дети от 1 месяца до 16 лет. Среди этих раздетых (без теплых вещей), полуголодных заложников осенью 1921 г свирепствовал сыпной тиф.

Мы найдем длинные списки опубликованных заложников и заложниц за дезертиров, напр., в «Красном воине». Здесь вводится даже особая рубрика для некоторых заложников: «приговор к расстрелу условно».

Расстреливали и детей и родителей. И мы найдем засвидетельствованные и такие факты. Расстреливали детей в присутствии родителей и родителей в присутствии детей. Особенно свирепствовал в этом отношении Особый Отдел В.Ч.К., находившийся в ведении полусумасшедшего Кедрова. Он присылал с «фронтов» в Бутырки целыми пачками малолетних «шпионов» от 8—14 лет. Он расстреливал на местах этих малолетних шпионов-гимназистов.

Я лично знаю ряд таких случаев в Москве.

Какое дело кому до каких-то моральных пыток, о которых пытался говорить в своем письме П. А. Кропоткин. В Чрезвычайных Комиссиях не только провинциальных, но и столичных, практиковались самые настоящие истязания и пытки. Естественно, письмо П. А. Кропоткина оставалось гласом вопиющего в пустыне. Если тогда не было расстрелов среди тех, кто был объявлен заложником, то, может быть, потому, что не было покушений…

Прошел еще год. И во время Кронштадтского восстания тысячи были захвачены в качестве заложников. Затем появились новые заложники в лице осужденных по известному процессу социалистов-революционеров смертников. Эти жили до последних дней под угрозой условного расстрела!

И, может быть, только тем, что убийство Воровского произошло на швейцарской территории, слишком гласно для всего мира, объясняется то, что не было в России массовых расстрелов, т. е. о них не было опубликовано и гласно заявлено. Что делается в тайниках Государственного Политического Управления, заменившего собой по имени Чрезвычайные комиссии, мы в полной степени не знаем. Расстрелы продолжаются, но о них не публикуется, или если публикуется, то редко и в сокращенном виде. Истины мы не знаем.

Но мы безоговорочно уже знаем, что после оправдательного приговора в Лозанне большевики недвусмысленно грозили возобновлением террора по отношению к тем, кто считается заложниками. Так Сталин — как сообщали недавно «Дни» и «Vorwärts» — в заседании московского комитета большевиков заявил:

«Голоса всех трудящихся требуют от нас возмездия подстрекателям этого чудовищного убийства.

Фактически убийцы тов. Воровского — не ничтожные наймиты Конради и Полунин, а те социал-предатели, которые, скрывшись от народного гнева за пределы досягаемости, еще продолжают подготовлять почву для наступления против руководителей русского пролетариата. Они забыли о нашей дальновидности, проявленной нами в августе 1922 года, когда мы приостановили приговор Верховного Трибунала, вопреки настойчивому желанию всех трудящихся масс. Теперь мы можем им напомнить, что постановление еще не потеряло силы, и за смерть тов. Воровского мы сумеем потребовать к ответу их друзей, находящихся в нашем распоряжении…»

«Заложники — капитал для обмена…» Эта фраза известного чекиста Лациса, может быть, имела некоторый смысл по отношению к иностранным подданным, во время польско-русской войны. Русский заложник — это лишь форма психического воздействия, это лишь форма устрашения, на котором построена вся внутренняя политика, вся система властвования большевиков.

Знаменительно, что большевиками собственно осуществлено то, что в 1881 г. казалось невозможным самым реакционным кругам. 5-го марта 1881 года гр. Камаровский впервые высказал в письме к Победоносцеву мысль о групповой ответственности. Он писал: «… не будет ли найдено полезным объявить всех уличенных участников в замыслах революционной партии за совершенные ею неслыханные преступления, состоящими вне закона и за малейшее их новое покушение или действие против установленного законом порядка в России ответственными поголовно, in corpore, жизнью их».

Такова гримаса истории или жизни…

«Едва ли, действительно, есть более яркое выражение варварства, точнее, господства грубой силы над всеми основами человеческого общества, чем этот институт заложничества» — писал старый русский революционер Н. В. Чайковский по поводу заложничества в наши дни. «Для того, чтобы дойти не только до применения его на практике, но и до открытого превозглашения, нужно действительно до конца эмансипироваться от этих веками накопленных ценностей человеческой культуры и внутренне преклониться перед молохом войны, разрушения и зла».

«Человечество потратило много усилий, чтобы завоевать… первую истину всякого правосознания:

— Нет наказания, если нет преступления» — напоминает выпущенное по тому же поводу в 1921 г. воззвание «Союза русских литераторов и журналистов в Париже».

«И мы думаем, что как бы ни были раскалены страсти в той партийной и политической борьбе, которая таким страшным пожаром горит в современной России, но эта основная, эта первая заповедь цивилизации не может быть попрана ни при каких обстоятельствах:

— Нет наказания, если нет преступления.

Мы протестуем против возможного убийства ни в чем неповинных людей.

Мы протестуем против этой пытки страхом. Мы знаем, какие мучительные ночи проводят русские матери и русские отцы, дети которых попали в заложники. Мы знаем, точно также, что переживают заложники в ожидании смерти за чужое, не ими совершенное, преступление.

И потому мы говорим:

— Вот жестокость, которая не имеет оправдания.

— Вот варварство, которому не должно быть места в человеческом обществе…»

«Не должно быть…» Кто слышит это?

litresp.ru