Литературно-исторические заметки юного техника. Кошкин михаил ильич


Герой Социалистического Труда Михаил Кошкин. Биография, достижения, основные события и интересные факты

В небогатой семье Кошкиных, живущих в Ярославской губернии, в 1898 году 3 декабря появился на свет сын Михаил. Мальчик рано остался без отца и уже с одиннадцати лет стал работать на Московской кондитерской фабрике. Во время Гражданской войны 1917 года ушел на фронт. После полученного ранения в этом же году, в августе, демобилизовался. Пройдя курс восстановительного лечения, вернулся на военную службу добровольцем. Принял участие в боях под Царицыным (1919), в сражениях с Врангелем. Успел за этот промежуток времени переболеть тифом Михаил Кошкин. Биография инженера-конструктора будет рассмотрена в данной статье.

михаил кошкин

Первые шаги навстречу мечте

ХХ век славился массовым увлечением людей различной техникой. Люди научились управлять техникой, сконструированной из железа и работающей при помощи мотора. Человек был покорен мощностью этих машин и приходил в восторг от возможностей собственного мозга. Почти каждый из советских инженеров того времени мечтал покорить землю и небо. Рвение инженеров сослужило большую пользу останавливающейся империи. Набирающая силы Страна Советов ставила перед собой задачи, в которых машины должны были работать на полях, перевозить грузы и людей, защищать границы. В техническое развитие того времени вкладывали все: деньги, труд, идеи, жизни людей. Перед теми, кто конструировал технику (танки, машины, самолеты), приклонялись, их боготворили.

Кошкина направили обучаться в Московский Коммунистический университет сразу же после окончания военной службы в 1921 году. В 1924 году, окончив обучение, он был назначен на должность директора кондитерской фабрики города Вятка. В 1927 году Кошкин Михаил вступает в Вятский Губернский комитет партии, где становится заведующим отдела агитации и пропаганды. В 1929 году он оказался в числе рабочих, котрых набрали в вузы для подготовки замены (партийными кадрами) старым специалистам (интеллигенция).

В Ленинградском политехническом институте Михаил Кошкин обучался на кафедре «Автомобили и тракторы». В 1934 году, став дипломированным специалистом, по направлению отправился работать конструктором на завод опытного машиностроения №185 города Ленинград. В Комитете Безопасности являлся одним из проектировщиков Т-29-5, Т-46-5. Всего лишь год ему понадобился для того, чтобы стать замом генерального конструктора. А в 1936 году Кошкин Михаил Ильич получил орден Красной Звезды.

кошкин михаил ильич

Нелегкий путь руководителя

В 1936 году 18 декабря нарком Григорий Константинович Орджоникидзе издает приказ о назначении на должность начальника ТКБ завода № 183 Кошкина Михаила Ильича. В это время в комитете безопасности была непростая кадровая ситуация. С пометкой «за вредительство» был взят под стражу его предшественник Афанасий Осипович Фирсов, велись допросы конструкторов.

Лето 1937 года принесло изменения в комитете безопасности, сотрудникам пришлось поделить между собой обязанности и разбиться на два лагеря: сотрудники первого выполняли опытно-конструкторские работы, второго – занимались серийным производством техники.

Проект танка БТ-9 стал первым проектом, которым занимался Кошкин, но из-за наличия ошибок в конструкции и несоответствия требованиям заданий его отклонили. Рабоче-крестьянская Красная армия автобронетанкового управления сделала заказ заводу № 183 создать новый танк БТ-20.

На заводе, ввиду слабости комитета безопасности предприятия, создали отдельное от него конструкторское бюро, руководителем которого назначили Адольфа Дика - адъютанта Военной академии механизации и моторизации рабоче-крестьянской Красной армии. В его составе были некоторые инженеры конструкторского бюро завода и выпускники этой академии. Работа над разработкой проходила в тяжелых условиях: аресты, происходящие на заводе, так и не прекращались.

Кошкин Михаил Ильич, биография которого представлена вашему вниманию в статье, несмотря на творящийся вокруг хаос вместе с инженерами, работавшими при Фирсове, вел работу над чертежами, которые должны были стать основой для разработки нового танка.

С задержкой почти на два месяца конструкторское бюро под началом Дика разработало проект БТ-20. Из-за не выполненной в срок работы на руководителя комитета безопасности была написана анонимка, повлекшая за собой арест Дика с последующим его осуждением сроком на двадцать лет. Хотя Адольф Дик мало времени занимался вопросом подвижности машины, его вклад в разработку Т-34 был немалым (установка ходовой части, еще один опорный каток).

кошкин михаил

Пан или пропал

Для опытов были созданы пара танков Т-34, и 10 февраля в 1940 году они были отправлены на испытания. В 1940 году в марте месяце Михаил Ильич едет из Харькова до Москвы, танки добираются самостоятельно, несмотря на погодные условия и состояние техники (сильно износились после испытаний). Правительственные представители ознакомились с танками 17 марта этого же года. После испытаний в Подмосковье было решено немедленно начинать их производство.

Великолепный конструктор без высшего образования Морозов Александр в технических вопросах стал правой рукой М. Кошкина. Также в процессе участвовал конструктор Кучеренко Николай, бывший зам. Фирсова. Они вместе с семьями могли погулять в выходной в парке Горького, ходили на футбол всем составом комитета безопасности. Но работать могли 18 часов без отдыха. Кошкин пришел на завод посторонним человеком, но сумел под своим началом объединить разных людей, делающих общее дело.

Название для своего детища он придумал давно, главную роль сыграла в 1934 году его встреча с Кировым, именно тогда начались первые шаги к созданию танка его мечты, поэтому Т-34.

Невосполнимая утрата

За этот успех М. Кошкину пришлось заплатить дорого. Совокупность ряда причин спровоцировала пневмонию. Несмотря на это, он продолжал руководить работой до тех пор, пока болезнь не обострилась. Это привело к удалению одного из легких. Кошкин Михаил Ильич умер в 1940 году 26 сентября во время прохождения реабилитационного курса в санатории под Харьковом.

К большому сожалению, не удалось сохранить могилу этого великого конструктора. Так как в 1941 году Гитлер объявил Кошкина лично своим врагом. Немецкие летчики получили задание уничтожить его могилу - атаковали кладбище.

Михаил Ильич Кошкин, краткая биография которого рассказана в статье, умер, но созданные по его задумке танки всю войну были незаменимыми помощниками.

михаил кошкин биография

Забвение

Ворошилов просил дать танку имя вождя, но Кошкин согласился. Возможно, это сыграло одну из важных ролей в судьбе танка и ее создателя.

В 1982 году стало известно, что Михаил Кошкин за свои заслуги не получил ни одной награды. Все остальные участники создания Т-34 носили звание Герой Советского Союза. На протяжении 50 лет умалчивали о его подвиге. Михаил Кошкин единственный настаивал на том, что колесно-гусеничный танк нужно оставить в прошлом. Он заплатил своей жизнью за своевременное начало создание танков Т-34. Именно это позволило к 22 июня 1945 года выпустить 1225 танков Т-34, что помогло сократить человеческие потери в боях.

Жители Переславля не подозревали, что их земляк М. И. Кошкин - тот самый создатель танка победы Т-34. В 1982 году было написано ходатайство о присвоении звания Героя Советского Союза М.И. Кошкину, которое не получило одобрения (так как не приурочено к круглой дате). Переславцы сделали вывод, что имя создателя Т-34 не случайно вычеркнуто с исторических страниц.

кошкин михаил ильич биография

Награда, нашедшая героя

Ветеранов войны и труда отказ не остановил. Они выразили свое несогласие с принятым решением и просили в виде подарка нынешнему поколению присвоить Кошкину посмертно заслуженное им звание Героя Советского Союза дважды, приурочив это событие к 45-й годовщине Великой Победы. Письмо было адресовано президенту СССР в 1990 году. Кошкин Михаил Ильич, основные даты из жизни которого вам уже известны, президентским указом СССР 9 мая 1990 года посмертно был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

Полученные награды

Кошкин М.И., история жизни которого может служить ярким примером для многих поколений, был удостоен следующих наград:

  1. Орден Красной Звезды.
  2. Сталинская премия (посмертно).
  3. Герой Социалистического Труда (посмертно).
  4. Орден Ленина.

михаил ильич кошкин краткая биография

Кошкин глазами своих детей

Кошкин был женат. Его жена Вера Кошкина (в девичестве Шибыкина) родила ему трех дочерей: Елизавету, Тамару и Татьяну. Им удалось пережить Великую Отечественную войну. После ее окончания они остались жить в разных городах. Елизавета в Новосибирске (после распада СССР приехала туда из Казахстана), Тамара и Татьяна в Харькове. Об отце они говорят, что он был жизнерадостным, увлекался футболом, кинематографом. Был человеком не скандальным. Они не помнят случая, когда бы Кошкин разговаривал на высоких тонах. У него была одна очень вредная привычка – курение.

герой социалистического труда кошкин михаил ильич

Чтобы помнили

В Харькове стоит памятник Кошкину с мая 1985 года, а вот рядом с селом, где был рожден Михаил Ильич (Брынчаги), памятник поставили его детищу – танку Т-34. В Брынчагах находится памятник самому конструктору. В городе Кирове по улице Спасская, 31, есть мемориальная доска М.И. Кошкину, так как в этом доме он жил. Такая же доска установлена по месту его учебы в Харькове (Пушкина, 54/2).

Режиссер В. Семаков снял фильм «Главный конструктор» о жизни и творчестве Михаила Кошкина. Главного героя в этом фильме играл Борис Невзоров.

Герой Социалистического Труда Кошкин Михаил Ильич, отец танка Т-34 - это один из примеров того самоотверженного и в чем-то уникального поколения. Светлая память этому замечательному человеку.

fb.ru

Кошкин, Михаил Ильич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Кошкин.

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин (21 ноября [3 декабря] 1898, село Брынчаги, Ярославская губерния[1] — 26 сентября 1940, дом отдыха Занки, Харьковская область) — советский инженер-конструктор, начальник КБ танкостроения Харьковского завода, создатель и первый главный конструктор танка Т-34.

Ранние годы[править]

Родился 21 ноября (3 декабря) 1898 год в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии[1]. Семья жила бедно, земли было мало, и отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену и троих малолетних детей. Из-за бедности мать Михаила идет батрачить, а он, окончив в 10 летнем возрасте 3 класса церковно-приходской школы, уезжает на заработки в Москву, где устраивается на кондитерскую фабрику и за 8 лет работы проходит путь от ученика пекаря до рабочего по обслуживанию карамельных автоматов.[2]

Служба в армии[править]

В начале 1917 года, перед Февральской революцией, Михаил Кошкин призывается в Русскую императорскую армию, попадает на Западный фронт где воюет в составе 58-го пехотного полка. В августе 1917 года, после ранения, направляется на лечение в Москву после чего получает отпуск и, в конце 1917 года, демобилизуется из армии.

15 апреля 1918 года добровольцем уходит в сформированный в Москве железнодорожный отряд Красной Армии. Участвует в боях на фронтах Гражданской войны и в отражении Иностранной военной интервенции в России. До 1919 года воюет под Царицыном, затем переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который перебрасывается на Северный фронт где воюет против английских интервентов и принимает участие во взятии Архангельска. Там же, вероятнее всего, впервые знакомится с бронетехникой: бронепоездами Красной Армии и английскими танками "Рикардо" Mark V, которые использовались интервентами на этом участке фронта[3].

После ликвидации Архангельского фронта 3-й железнодорожный батальон перебрасывается на Польский фронт, но Михаил Кошкин по дороге заболел тифом и был снят с эшелона затем направлен в Киев, на Южный фронт, в 3-ю железнодорожную бригаду, которая занимается восстановлением ж/д пути и мостов в полосе наступления.

Летом 1921 года железнодорожная бригада расформироввывается и Михаил Кошкин заканчивает армейскую службу.

Партийная карьера в ВКП(б)[править]

В 1919 году, на Северном фронте, вступает в члены РКП(б), выбран секретарем партячейки 3-й железнодорожной бригады. После окончания службы в 1921 году с отличием оканчивает военно-политические курсы в Харькове после которых, командируется на учебу в Москву в Коммунистический университет им. Я. М. Свердлова. Во время учёбы лично знакомится с С.М. Кировым и Серго Орджоникидже[4].

После окончания университета командируется в город Вятка (г. Киров), где с 1924 по 1925 годы успешно руководит кондитерской фабрикой. В 1925-1926 годы — заведующий агитационно-пропагандистского (по другим данным - промышленного[2]) отдела 2-го райкома ВКП(б). С 1926 по 1928 годы — заведет Губсовпартшколой. С 1928 года — заместитель заведующего, а с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистским отделом Губкома ВКП(б)[5] г. Вятка.

В Вятке Михаил Кошкин женится на служащей Губпотребсоюза Вере Катаевой, рождается дочь Лиза[6].

Михаила Кошкина могла ждать блестящая партийная карьера однако он отправляет письмо Сергею Кирову с просьбой оказать содействие в получении технического образования и в 1929 году получает вызов в Ленинград.

Начало конструкторской деятельности[править]

В 1929 году, в 30 летнем возрасте, в числе «парттысячников», Михаил Кошкин зачислен в Ленинградский технологический институт однако тема обучения ему кажется неинтересной и он добивается перевода на машиностроительный факультет, менее престижного на то время, Ленинградского политехнического института.

В 1934 году защищает диплом по специальности "инженер-механик по конструированию автомобилей и тракторов", тема дипломной работы «Коробка переменных передач среднего танка». Преддипломную практику проходит в ОКБ при Ленинградском заводе опытного машиностроения № 185. Спроектированную КПП решено установить на опытный колесно-гусеничный танк Т-29. Производственную практику проходил на Нижегородском автомобильном заводе имени В. М. Молотова (сейчас ГАЗ) в должности мастера дефектного отдела, зарекомендовал себя способным специалистом, руководство завода направило ходотайство в Наркомат тяжелой промышленности с просьбой направить Михаила Кошкина после окончания обучения на своё предприятие, однако он добивается продолжения работы в танковом КБ.

С 1934 года, 2,5 года трудится в КБ Ленинградского завода им. С. М. Кирова. С должности рядового конструктора дошел до заместителя начальника КБ. В это время КБ работает над танками Т-29 и Т-46-1, которые представляют собой модернизацию серийных Т-28 и Т-26 с переводом их на колесно-гусеничный ход. Работа проведена успешно, хотя в последствии оказалось что танки бесперспективны (чрезмерная сложность и высокая стоимость показала невозможность их серийного производства).

11 апреля 1936 года М И.Кошкин, в числе других конструкторов, «За отличную работу в области машиностроения» награждается орденом Красной Звезды.

  • 1930е Кошкин Мих.в Крыму.jpg

    Кошкин (справа) в Крыму.

  • 1930е Кошкин Мих.Вятка.jpg

    Кошкин (справа) в Вятке.

Харьков[править]

28 декабря 1936 года, приказом Наркома тяжелой промышленности Г.К. Орджоникидзе, М.И. Кошкин направлен в Харьков на Харьковский паровозостроительный завод им. Коминтерна (№183) на место руководителя танкового КБ-190. Завод выпускает легкие колесно-гусеничные быстроходные танки серии "БТ", которые, наряду с легким танком Т-26 Кировского завода, составляют основу бронетанковых войск РККА.

Начало работы. КБ-190. Кризис танкостроения.[править]

К приходу Кошкина на заводе сложилась напряженная обстановка, сложность в эксплуатации и технические недоработки БТ-7 стали причиной конфликта между автобронетанковым ведомством РККА и заводом, идет расследование по делу о поставке в войска 687 танков с недоработанной КПП, завод, в свою очередь, обвиняет военных в неправильной эксплуатации техники. Предыдущий начальник КБ-190 Афанасий Фирсов, отстранен от руководства и работает рядовым конструктором, бюро временно возглавляет Николай Кучеренко[7].

Задачей КБ-190 является обеспечение производства и модернизация БТ-7. 48 конструкторов перегружены работой, в плане на 1937 год силы распределены по 14 направлениям в числе которых установка на БТ-7 новейшего дизельного двигателя В-2 (БТ-7М, А-8), САУ на базе танка, разработка новых - БТ-9 (заказ АБТУ) и БТ-ИС (проект на основе работ группы Цыганова переданный с танкоремонтного завода №48). Условия и сроки жесткие, по словам Афанасия Фирсова: «Мы между Сциллой и Харибдой. Сдадим сырой танк - жди беды. А не сдадим - головы полетят»[8]. В марте 37 года Афанасий Фирсов был арестован.

Одновременно назревает общий кризис танкостроения вызванный появлением нового вида оружия - противотанковой пушки. Гражданская война в Испании с участием легкобронированных БТ-7, Т-26 показала их высокую уязвимость для огня артиллерии и даже крупнокалиберных пулеметов. А так как эти танки являлись основными в Красной Армии это означало, по сути, необходимость срочной замены всего танкового парка. Проблема усугубляласть тем, что в СССР, на этот момент, моделей танков с противоснарядным бронированием готовых к массовому производству не было. В то же время колесно-гусеничная схема Уолтера Кристи, положенная в основу танков БТ, достигла предела модернизации. Противоснарядное бронирование неизбежно увеличивало массу машины при которой трансмиссия БТ-7 не выдерживала нагрузок а колесный ход становился невозможным из-за повышенного давления катков-колес на грунт. В БТ-9 и БТ-ИС предпринималась попытка решить проблему колесного хода усложнением трансмиссии, сделав ведущими не одну, как у БТ-7, а 3 пары задних колес, дополнительно пытались осуществить возможность движения на одной гусенице и колесах с разных сторон (т. н. синхронизированный ход), это еще более усложняло задачу и делало танк довольно трудоемким и дорогим в производстве.

7 мая 1937 года Кошкин, предлагает объединить схожие проекты БТ-9 и БТ-ИС (БТ-7-Б-ИС) с целью экономии сил, предложение поддерживает 8-е Главное управление НКОП которому подчинен завод №183. Поскольку тактико-технические требования (ТТТ) на объединенный проект выдвинуты не были, КБ получает определенную свободу действий, однако чиновников АБТУ инициатива Кошкина не устраивает:

"... Предъявленный проект имел грубейшие ошибки, вследствие чего был забракован. Проект даёт новую машину с уширенным корпусом, новой ходовой частью и т.д. По существу это не БТ-9, так как совершенно не соответствует ТТТ АБТУ на БТ-9 и не БТ-7ИС, ибо меняется корпус, радиаторы, колёса и т.д. Причём проектирование изначально подчинено только удобству производства и коммерческим соображениям и проводится без ТТТ..."</div>

— Докладная записка инспектора АБТУ Сапрыгина о состоянии дел на заводе № 183 зам. начальнику АБТУ Густаву Бокису (20 августа 1937 г.) </small>

[9].

Инспектор Сапрыгин также обвиняет Михаила Кошкина в попытке срыва работы конструктора Адольфа Дика, направленного на завод от АБТУ летом 1937 года с целью разработки вариантов эскизного проекта танка БТ-ИС.

28 сентября 1937 года на завод приходит директива 8-го Главного управления НКОП, об организации особого конструкторского бюро (ОКБ). Перед ОКБ ставится цель спроектировать и к 1939 году подготовить серийное произовдство быстроходных колесно-гусеничных танков с синхронизированным ходом. Начальником ОКБ назначен воен-инженер 3-го ранга, адъюнкт Военной академии механизации и моторизации РККА имени И. В. Сталина (ВАММ) Адольф Дик, от ВАММ в ОКБ прикомандированы несколько инженеров и 41 слушатель-дипломник, от завода в ОКБ переведен 21 конструктор. Завод обязуют выполнять все работы связанные с ОКБ во внеочередном порядке[7]. В результате этого КБ-190 Кошкина было практически обескровлено, из 48 человек в ОКБ переведены 19 лучших конструкторов его отдела.

13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк БТ-20 (заводской индекс А-20) но, в конце октября, прибывшая на завод комиссия констатировала что ОКБ с работой не справляется, Адольф Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей[7][10]. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески[11]. ОКБ было расформировано, вскоре был арестован и начальник АБТУ Густав Бокис, административное давление со стороны военных временно ослабевает и в начале ноября, с целью продолжения работы над БТ-20, Кошкин формирует новое КБ-24 а руководство КБ-190 вновь переходит к Николаю Кучеренко.

КБ-24, проект А-32.[править]
Довоенные танки производства завода № 183. Слева направо: А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 обр 1940 г. с пушкой Л-11, Т-34 обр. 1941 г. с пушкой Ф-34.

КБ-24 формировалось на добровольных началах, в него вошлел 21 человек из КБ-190 и КБ-35 завода, при приеме Кошкин беседовал с каждым лично, его заместителем стал Александр Морозов[12]. Поскольку подбору работников М. И. Кошкин и А. А. Морозов уделили особое внимание вскоре появился монолитный коллектив, в котором царил дух творчества и товарищества. Были назанчены руководители групп по проектированию основных узлов будущей машины и КБ сразу приступило к работе[13].

В марте 1938 года утвержадется эскизный проект БТ-20 (А-20). Однако, несмотря на новизну, по боевым качествам он мало отличался от БТ-7, вооружение (45 мм пушка 20-К) осталось прежним, увеличение толщины брони до 20 мм не обеспечивало надежную защиту от противотанковой артиллерии. Кошкин и его помощники загорелись «гусеничным» вариантом, который мог упростить конструкцию и позволял значительно усилить броню и вооружение за счет экономии и увеличения веса.

28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать наряду с колёсно-гусеничным А-20 (как и предполагалось изначальным заданием), чисто гусеничный танк, получивший индекс А-32. Кошкина поддержал Сталин предложив не ограничивать инициативу завода.

Срочная разработка чертежей обоих танков потребовала сотен людей, поэтому в начале 1939 года все танковые КБ завода (КБ-24, КБ-190 и КБ-35) были объединены в КБ-520, одновременно произошло объединение опытных цехов в единый цех, тесно связанный с КБ. Михаил Кошкин был назанчен главным конструктором, его заместителями А. А. Морозов, Н. А. Кучеренко, А. В. Колесников и В. М. Дорошенко[13].

Создание T-34.[править]

В середине 1939 года в Харькове Кошкин представил опытные образцы А-20 и А-32. При испытаниях Государственная Комиссия отметила, что оба танка «по прочности и надежности выше всех опытных образцов, выпускаемых ранее». Колесно-гусеничный А-20 показывал большую скорость и тактическую подвижность, А-32 лучшую проходимость и бронезащиту, имея резервы по её усилению (обе машины изготавливались в одинаковом весе и изначально позиционировались как легкие танки), но ни одному из них долгое время не было отдано предпочтение, споры между противниками и сторонниками колесно-гусеничного движителя продолжались. В КБ работа велась над обоими машинами параллельно.

В сентябре 1939 года, в Кубинке А-20 и А-32 (Т-32), вместе с перспективными танками других заводов, повторно были показаны госкомиссии. Показ прошел с большим успехом, Т-32 произвел впечатление на присутствующих необычно красивой формой и отличными ходовыми качествами[14]. При этом Кошкин уже представил обновленный А-32 с 76,2 мм пушкой Л-10, получивший индекс Т-32. На последовавшем совещании он вновь активно выступает за Т-32, позиционируя его уже как средний танк, на замену устаревшему Т-28, особо отмечая его простоту и большие резервы по дальнейшему улучшению предлагая составить график запуска машины в серийное производство[15]. Военные чиновники опять ни одному из танков не отдали предпочтение, рассматривая вопрос об одновременном производстве А-20 и Т-32.

Начавшаяся Советско-финская война (1939—1940) снова показала плохую оснащенность РККА танками с мощным вооружением и бронезащитой. Совершенствование Т-32 активизировалось, были проведены испытания с дополнительной нагрузкой, имитирующей увеличение толщины брони до 45 мм, которые прошли успешно и будущий танк формально приняли на вооружение до изготовления опытного образца под индексом Т-34. Кошкин и конструкторы его КБ работают напряженно, целыми днями пропадая на работе. Объем работ был значительным, в результате всех модернизаций масса возросла на 6 тонн, усилен гусеничный движитель, увеличились габариты, перерасчет конструкции и чертежи делались заново.

10 февраля 1940 год изготовлены два первых Т-34 и начаты их испытания. На 17 марта в Москве назначается показ танков членам правительства, с этой целью организуется танкопробег Харьков - Москва. Учитывая важность мероприятия, Михаил Кошкин сам отправляется на новых машинах как ответственный представитель завода. 750 км от Харькова до Москвы и обратно еще недоработанные танки прошли своим ходом в трудных условиях бездорожья и снежных заносов.

Показ на Ивановской площади Кремля в присутствии всего высшего руководства СССР (И. В. Сталин, М. И. Калинин, В. М. Молотов и К. Е. Ворошилов) и всесторонние стендовые и ходовые испытаниям на танковом полигоне окончательно решили судьбу танка. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

Последние месяцы жизни.[править]

Пробег Харьков - Москва - Харьков подорвал здоровье Михаила Кошкина, простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией. Однако напряжение последних лет не ослабло, организация серийного производства Т-34, значительно отличающегося по конструкции от БТ-7, шла тяжело, требовалась масса текущих доработок, кроме того, в это время в КБ-520 работало над следующей моделью - Т-34М и намечался перспективный танк с поперечным расположением двигателя Т-44.

Вскоре заболевание обострилось и Михаилу Кошкину пришлось удалить одно лёгкое, он был направлен на реабилитационный курс лечения в заводской санаторий «Занки» под Харьковом где скончался 26 сентября 1940 года в возрасте 42 лет, за 9 месяцев до начала войны. Главным конструктором и руководителем КБ-520 стал заместитель Кошкина - Александр Морозов.

Михаил Кошкин был похоронен в Харькове на Первом городском кладбище (ныне Молодёжный парк).

До сегодняшнего дня могила не сохранилась. По одним данным она была целенаправленно уничтожена немецкими бомбардировками[16][неавторитетный источник? 1984 дня][17]. По другим данным, гроб с телом Кошкина был кремирован, урна с прахом хранилась в помещениии при городском морге г. Харькова, который и был подвергнут бомбовому удару[2] (что невозможно, так как в то время единственный крематорий в СССР находился в Москве). События происходили в конце 1941 года, на конечной стадии эвакуации ХПЗ в Нижний Тагил и перед захватом города немецкими войсками.

Жена — Вера Николаевна. Три дочери:

  • Елизавета — учитель географии,
  • Тамара — геолог,
  • Татьяна — преподаватель Харьковского университета.
Открытие бронзового бюста в селе Брынчаги. 21 ноября 1998 г. Татьяна Михайловна и Тамара Михайловна Кошкины на торжественном открытии памятника в селе Брынчаги. Памятники
  • В Харькове, недалеко от проходной завода имени Малышева, в мае 1985 года Михаилу Ильичу Кошкину был торжественно открыт памятник. Также в Харькове в честь Михаила Ильича названа улица.
  • Памятник танку «Т-34», а фактически М. И. Кошкину, установлен на трассе М-8 рядом с указателем поворота на родное село Кошкина Брынчаги в Ярославской области.
  • Памятник М. И. Кошкину, установлен в центре его родной деревни Брынчаги Ярославской области (дом в котором он родился и жил, сгорел во время большого пожара в 1938 году)[3].
  • В Кирове (Вятке) на доме, где жил М. И. Кошкин (ул. Спасская, 31), установлена мемориальная доска.
  • Мемориальная доска установлена в Главном здании СПбГПУ, где учился Михаил Ильич.
  • Мемориальная доска установлена на здании, где жил Михаил Ильич (г. Харьков, ул. Пушкинская, 54/2).
Книги
  • Резник Я. Л. Сотворение брони. — М.: Воениздат, 1987.
  • Вишняков В. А. Танк, обогнавший время. — Ради жизни на земле. — М.: ДОСААФ, 1986. — 525 с. — 100 000 экз.
  • Вишняков В. А. Конструкторы. 1989.
  • Брошюра «Михаил Кошкин: уникальные документы, фотографии, факты, воспоминания (к 110-летию со дня рождения)», 2009 г.
Фильмы В филателии
  • В 1998 году к 100-летию со дня рождения М. И. Кошкина была выпущена Российская почтовая марка с его портретом. На рисунке слева — установленный на постамент танк Т-34. На марке напечатан текст: «М. И. Кошкин. 1898—1940». Стоимость марки — 1 рубль. Рисунок был выполнен Л. Зайцевым.
  1. ↑ 1,01,11,2 Ныне — Переславский район, Ярославская область, Россия.
  2. ↑ 2,02,12,2 http://76pz-dmitrshkola.edusite.ru/p5aa1.html История Дмитриевской общеобразовательной школы Переславского МР Ярославской области
  3. ↑ 3,03,1 Александр Левченко "Он одел солдат в броню"
  4. ↑ http://www.molsib.info/content.php?cat_id=28&id=331 Елизавета Кошкина «Отец не стал давать танку свое имя» Еженедельник «Молодость Сибири» № 3(4499) 2007 г.
  5. ↑ Учётная карточка члена ВКП(б) Кошкина М. И. Государственный архив социально-политической истории Кировской области, ф. 4112, оп. 18, д. 36-81-3883, кор. 7.
  6. ↑ Казаков Михаил, "Лучший танк Великой Отечественной войны"
  7. ↑ 7,07,17,2 "Кому сегодня мешает советская Тридцатьчетврка?" О.А.Наказной, И.Г.Желтов, А.Г.Солянкин «Военно-исторический журнал» — №5 — 2009 г.
  8. ↑ "Очень красивое творение рук человека" Елена Василькова, Российская газета (Неделя) N6126 от 11 июля 2013 г.
  9. ↑ "Неизвестный Т-34" И. Желтов, М. Павлов, И. Павлов, А. Сергеев, А. Солянкин, Экспринт 2001.ISBN 5-94038-013-1
  10. ↑ Кавалерчик Б. Ещё раз о Т-34. — Танковый удар. Советские танки в боях 1942—1943: Сборник. М.: Яуза, Эксмо, 2007. — 448 с. ISBN 978-5-699-22807-2
  11. ↑ Осторожно: «специалисты»! Л. Васильева-Кучеренко. Литературная газета. 22-28 октября 2008 г. № 43 (6195).
  12. ↑ Харьковское Конструкторское Бюро по Машиностроению (история)
  13. ↑ 13,013,1 Яков Баран Так родилась «тридцатьчетверка» (Т-34 путь к Победе Воспоминания танкостроителей и танкистов К. М. Слободин, В. Д. Листровой Xарьков, Прапор 1985.)
  14. ↑ Александр ВЕТРОВ. Непревзойденная «тридцатьчетверка» (Т-34 путь к Победе Воспоминания танкостроителей и танкистов К. М. Слободин, В. Д. Листровой Xарьков, Прапор 1985.)
  15. ↑ И. Желтов, А. Макаров "А-34 рождение тридцатьчетверки" Москва, "Тактикал пресс" 2014.
  16. ↑ газета «Вечерний Харьков» — Не осталось даже могилы
  17. ↑ Документальный фильм «Прохоровка. Укрощение „Тигра“»
  18. ↑ История создания среднего танка Т-111
  19. ↑ 19,019,1 Кошкин Михаил Ильич в Большой советской энциклопедии

Hero of Socialist Labor medal.png Кошкин, Михаил Ильич. Сайт «Герои Страны».

wp.wiki-wiki.ru

Кошкин Михаил Ильич (биографические сведения)

Михаил Ильич Кошкин

М.И. Кошкин

     Михаил Ильич Кошкин родился 3 декабря 1898 года (21 ноября по старому стилю) в деревне Брынчаги Ярославской губернии в многодетной крестьянской семье. Глава семейства вскоре погиб на лесоразработках, и Михаилу с ранних лет довелось думать, как заработать кусок хлеба. В четырнадцать лет подросток уезжает на заработки в Москву, где устраивается подмастерьем в карамельный цех кондитерской фабрики (в советское время — фабрика «Красный октябрь»). Позже Михаила Кошкина призывают на военную службу в царскую армию и он участвует в Первой мировой войне.

     Октябрьская революция круто изменила судьбу крестьянского сына. В годы гражданской войны в составе частей Красной Армии участвовал в боях под Царицыным и Архангельском (здесь Кошкин в 1919 году вступил в партию), был ранен. В 1921 году прямо из войск его направили на учёбу в Москву. Михаил Кошкин становится слушателем Коммунистического университета имени Свердлова. Со «Свердловки» начнётся его путь в науку. Правда, в 1924 году, по окончании Комвуза, ему вновь доведётся с головой окунуться в столь знакомое с юности кондитерское производство (его назначают директором кондитерской фабрики в г. Вятке). С 1925 по 1929 год Михаил Кошкин работает в партийных органах Вятской губернии. В 1929 году Кошкин в числе «парттысячников» вновь садится за конспекты и учебники, и в мае 1934 года оканчивает кафедру «Автомобили и тракторы» Ленинградского политехнического (в то время — машиностроительного) института.

     Ещё будучи студентом «политеха», Кошкин начал работать в ОКМО — созданном в 1930 году опытно-конструкторском машиностроительном отделе завода «Большевик». (В 1932 году танковые производства завода «Большевик» и ОКМО преобразуются в самостоятельный «Ленинградский государственный завод №174 имени К.Е. Ворошилова». В 1933 году на базе выделенного из состава завода №174 ОКМО образован «Ленинградский завод опытного машиностроения №185 имени С.М. Кирова», имевший до второй половины 1936 года наименование «Опытный завод Спецмаштреста». Из такой школы отечественного танкостроения как ОКМО, кроме М.И. Кошкина, вышли известные конструкторы Л.С. Троянов, И.С. Бушнев, Г.Н. Москвин, С.А. Гинзбург, И.В. Гавалов.) Получив диплом о высшем образовании, Михаил Кошкин направляется на Опытный завод, где работает до декабря 1936 года сначала в должности инженера-конструктора, затем заместителем начальника конструкторского бюро.

     Во второй половине 1936 года Харьковский паровозостроительный завод имени Коминтерна (ХПЗ), серийно выпускавший танки БТ-7, был переименован в завод №183. Внутри завода также была введена цифровая индексация служб, танковому конструкторскому бюро Т2К был присвоен индекс КБ-190. Это конструкторское бюро, несмотря на молодость, уже имело определённые наработки (танки Т-12, Т-24, БТ). Однако для самостоятельного конструирования новых современных танков КБ пока недоставало опыта и конструкторских кадров. Приказом наркома тяжёлой промышленности Г.К. Орджоникидзе от 28 декабря 1936 года начальником КБ-190 был назначен М.И. Кошкин, взамен смещённого с этой должности и позднее репрессированного А.О. Фирсова, который обвинялся в том, что в войсковых частях начались массовые поломки шестерён в коробках передач на танках БТ-7.

     Кандидатура М.И. Кошкина была выбрана не случайно. Во-первых, он хорошо показал себя в прежнем КБ, где за участие в создании первого отечественного «толстобронного» среднего танка Т-46-5 получил орден Красной Звезды, во-вторых, являлся членом партии, что в те годы среди технических специалистов было явлением не таким уж частым. Так, на 1 июля 1937 года в конструкторском бюро, которое возглавил Кошкин, из 48 человек только 7 имели билеты членов ВКП(б). При этом и заместитель начальника КБ Н.А. Кучеренко, и все шесть заведующих секциями (П.Н. Горюн, А.А. Морозов, В.М. Дорошенко, М.И. Таршинов, В.Я. Курасов, А.С. Бондаренко), т.е. те, кого могли бы назначить в конце 1936 года на должность начальника КБ, были беспартийными. И если учесть, что на заводе в это время шло расследование по поводу поставки в РККА 687 танков БТ-7 с конструктивно неусиленными коробками передач, то становится ясным решение управляющего Спецмаштреста (организации, непосредственно занимавшейся танкостроением в структуре Наркомата тяжёлой промышленности) К.А. Неймана усилить КБ членами партии.

     Кошкин, мало знакомый коллективу завода, тем не менее быстро и безо всяких трений вошёл в его жизнь. Он чутко воспринимал обстановку того времени, привлёк к работе многих конструкторов, производственников и военных, разделяя их наболевшие проблемы, трудности и переживания. Он был принципиален, трудолюбив и честен. Благодаря этим качествам он очень быстро приобрел авторитет на заводе. По воспоминаниям ветерана танкостроения А. Забайкина, «Михаил Ильич был прост в обращении и деловит. Не любил многословия. Как конструктор быстро входил в суть конструкции, прикидывая её надёжность, технологичность, возможности массового изготовления. Внимательно выслушивал нас, технологов, и, если наши замечания были обоснованными, немедленно их использовал. Его любил коллектив».

     Менее чем за год под руководством М.И. Кошкина, с участием его ближайших помощников А.А. Морозова и Н.А. Кучеренко, других конструкторов, была выполнена модернизация танка БТ-7 с установкой в нём созданного к тому времени на заводе быстроходного танкового дизеля БД-2 (В-2). БТ-7М стал первым в мире танком, имевшим дизельный двигатель. Харьковский завод передал Красной Армии в 1939—1940 годах 790 танков БТ-7М.

     В середине октября 1937 года завод №183 получил от Автобронетанкового Управления (АБТУ) РККА задание на разработку нового маневренного колесно-гусеничного танка, получившего обозначение БТ-20 (А-20) (тактико-технические требования (ТТТ) были разработаны начальником 2-го отдела АБТУ Я.Л. Сквирским). Для выполнения этого серьезного задания М.И. Кошкин организовал новое подразделение — КБ-24. Конструкторов в это КБ он подбирал лично, на добровольных началах из числа работников КБ-190 и КБ-35. (КБ-35, руководителем которого был И.С. Бер, занималось на заводе №183 обслуживанием серийного производства и совершенствования конструкции тяжелого пятибашенного танка Т-35, спроектированного конструкторским бюро Ленинградского опытного завода им. С.М. Кирова.) Численность КБ-24 во главе с Кошкиным составила 21 человек. Конструкторское бюро КБ-190, руководимое с 1 ноября 1937 года Н.А. Кучеренко, продолжило работы по модернизации танка БТ-7 и доработке конструкторской документации танков БТ-7М и БТ-7А.

     В феврале 1938 года завершились испытания опытного танка БТ-СВ-2 «Черепаха», спроектированного под руководством воентехника 2 ранга Николая Фёдоровича Цыганова. В конструкции корпуса и башни танка броневые листы располагались под большими углами к вертикали. Считается, что именно геометрия корпуса и башни танка БТ-СВ-2 были использованы конструкторами КБ-24 при проектировании танка А-20. Впоследствии такой принцип построения бронезащиты, как расположение броневых листов под углом, стал классическим, широко применялся в танках всех стран. А-20, согласно ТТТ, отличался также новым приводом к ведущим колесам, три из четырех катков (на борт) были ведущими. Был создан так же проект «инициативного» танка, существенным отличием которого была замена колесно-гусеничного движителя более простым, чисто гусеничным. Отмена колесного хода позволила не только значительно упростить конструкцию танка, но и за счет сэкономленного веса усилить бронезащиту. Инициативный вариант отличался не только отсутствием колёсного хода, но и наличием пятого опорного катка, что увеличивало опору гусеничной ленты на грунт.

     Ещё на стадии проектирования танка А-20, в процессе рассмотрения комиссией АБТУ РККА под председательством военинженера 1 ранга Я.Л. Сквирского чертежей и макета этого танка (6 сентября 1938 года), заводу №183 поручалось изготовить один танк колёсно-гусеничный с 45-мм пушкой и два танка гусеничных с 76,2-мм пушкой, а также один броневой корпус — для обстрела. 9-10 декабря 1938 года Главный военный совет РККА рассмотрел предъявленные заводом №183 чертежи и макеты двух разработанных согласно предложениям комиссии АБТУ вариантов танка А-20 (колёсно-гусеничного и гусеничного).

     На совещании в Кремле после рассмотрения макетов тяжёлых танков «100» и «СМК» обсудили чертежи и макеты танка А-20 в колёсно-гусеничном и гусеничном вариантах, представленных ведущим инженером по танку А.А. Морозовым и начальником КБ-24 завода №183 М.И. Кошкиным. Большинство присутствовавших военачальников, включая и заместителя наркома обороны Г.И. Кулика, отдавали предпочтение колёсно-гусеничному варианту танка А-20, имевшему большую оперативную подвижность. И в тот момент, когда чаша весов окончательно склонилась в пользу колёсно-гусеничного варианта, М.И. Кошкин, привыкший твёрдо и до конца отстаивать свои взгляды, в присутствии И.В. Сталина высказал своё мнение о том, что необходимо изготовить и представить на государственные испытания обе спроектированные заводом № 183 машины в колёсно-гусеничном и гусеничном вариантах. И.В. Сталин предложил не стеснять инициативу завода и разрешил изготовить опытные образцы по обоим представленным проектам. Постановлением Комитета обороны (КО) при СНК СССР №45 от 27 февраля 1939 года чертежи и макеты танка А-20 были окончательно утверждены для производства. Колёсно-гусеничный танк остался под названием А-20, гусеничному присвоили наименование А-32 (Т-32).

     К середине 1939 года опытные образцы танков А-20 и Т-32 были изготовлены и представлены Государственной Комиссии для проведения испытаний. Комиссия отметила, что оба танка «по прочности и надёжности выше всех опытных образцов, выпускаемых ранее…», но не отдала предпочтение ни одному из вариантов, заметив, что оба они выполнены хорошо и пригодны для эксплуатации в войсках. Проведенные вторичные испытания опытных танков А-20 и Т-32 осенью 1939 года, а главное проходившие в то время боевые действия в Финляндии со всей очевидностью подтвердили, что тактическую подвижность в условиях пересеченной местности, особенно в осенне-зимний период, могут обеспечить только гусеничные машины. Одновременно была определена необходимость дальнейшего повышения боевых параметров танка Т-32 и особенно — усиления его защиты. Постановлениями Комитета обороны предписывалось изготовить два гусеничных танка на базе А-32 с учётом утолщённой до 45 мм брони и установки 76-мм пушки. В предельно короткие сроки конструкторским бюро была проведена доработка танка Т-32 путем дальнейшего усиления бронезащиты, вооружения и осуществления ряда других конструктивных изменений. Постановлением КО при СНК СССР №443 от 19 декабря 1939 года «О принятии на вооружение РККА танков, бронемашин, арттягачей и о производстве их в 1940-м году» танк Т-32 с увеличенной до 45 мм толщиной брони и 76-мм пушкой Ф-32 был принят на вооружение с присвоением названия Т-34.

     В связи с резко увеличившимся объемом конструкторских работ по доработке танка Т-32 и выпуску чертежно-технической документации для опытных образцов Т-34, а также в связи с прекращением производства танков Т-35, в конце 1939 года было произведено объединение имеющихся на заводе трёх танковых КБ (КБ-24, КБ-190, КБ-35) в одно танковое конструкторское бюро, которому был присвоен шифр — отдел 520 (КБ-520). Главным конструктором объединенного КБ стал М.И. Кошкин. В заключении аттестационной комиссии, подписанной директором завода №183 Ю.Е. Максарёвым (пришедшего в октябре с Ленинградского Кировского завода) и главным инженером завода С.Н. Махониным, говорилось: «Работая начальником конструкторского бюро, тов. Кошкин проделал большую работу в части усовершенствований конструкций машины.

     Квалифицированный инженер-конструктор, вполне подготовлен к должности главного конструктора завода. Инициативен, энергичен и настойчив. Хороший организатор и руководитель, пользуется авторитетом среди командного состава завода. Работает над собой в смысле усовершенствования своих технических знаний». Начальником КБ и заместителем Главного конструктора был назначен А.А. Морозов, заместителем начальника КБ — Н.А. Кучеренко.

     Два опытных танка Т-34 были изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года. Эти испытания, проходившие в феврале-марте, полностью подтвердили высокие технические и боевые качества нового танка. А 5 марта 1940 года два танка Т-34 вышли с завода в контрольно-испытательный пробег по маршруту Харьков — Москва. Главный конструктор Михаил Кошкин возглавил этот пробег. На Ивановской площади Кремля 17 марта 1940 года танки Т-34, а также боевые машины, изготовленные другими заводами, были продемонстрированы членам правительства. По просьбе И.В. Сталина механики-водители Н. Носик и О. Дюкалов проехали по площади. Осмотрев «тридцатьчетвёрки», Сталин одобрительно отозвался о них, назвав новый танк «первой ласточкой». После кремлёвского смотра танки Т-34 испытывались на подмосковном полигоне и на Карельском перешейке. В апреле сорокового года, возвращаясь своим ходом в Харьков, под Орлом один из танков опрокинулся в воду. Помогая вытаскивать его, Кошкин, уже простуженный, сильно промок. По возвращении в Харьков он по настоянию врачей был госпитализирован.

     Показ танков в Кремле стал переломной вехой в летописи создания Т-34. Танк был рекомендован для немедленной постановки на производство. На 183-м заводе закипела работа по подготовке серийного выпуска «тридцатьчетвёрки». Михаил Кошкин, несмотря на болезнь, продолжал активно руководить доработкой танка. Главный конструктор работал на износ. Его болезнь внезапно обострилась. Из Москвы срочно вызвали специалиста-хирурга. Больного прооперировали: пришлось удалить лёгкое. Но это не помогло. Михаил Ильич скончался 26 сентября 1940 года в санатории «Занки» под Харьковом, где проходил реабилитационный курс лечения. За гробом главного конструктора шёл весь завод.

     В октябре 1940 года было начато серийное производство танков Т-34. В конце сорокового года начальником КБ — главным конструктором был назначен А.А. Морозов. Он продолжил дело своего предшественника, проводя доводку поставленного на серийное производство Т-34. Сам А.А. Морозов сразу после окончания Великой Отечественной войны в 1945 году писал: «Основы конструкции танка Т-34 заложил и разработал Михаил Ильич Кошкин. Он организовал коллектив молодых конструкторов, постоянно учил их не бояться трудностей, которых бывает всегда немало при решении сложных задач. Этому замечательному конструктору мы, в первую очередь, обязаны появлением такого совершенного типа танка, каким является Т-34».

     10 апреля 1942 года конструктору Михаилу Ильичу Кошкину «за разработку конструкции нового типа среднего танка» была присуждена (посмертно) Сталинская премия 1-й степени. Лауреатами этой премии также стали А.А. Морозов и Н.А. Кучеренко. (Николай Алексеевич Кучеренко Сталинской премии он был удостоен ещё дважды — в 1946 и 1948 годах. Будучи начальником конструкторского бюро КБ-520, в котором происходило рождение, становление и совершенствование легендарной машины, он внёс огромный вклад в создание и модернизацию Т-34. С 1 ноября 1939 по 23 августа 1947 года Н.А. Кучеренко одновременно являлся и заместителем главного конструктора завода №183 А.А. Морозова, затем по август 1949 года возглавлял отдел главного конструктора Главтанка в Министерстве транспортного машиностроения. Осенью 1949 года он вернулся на родной завод в Нижний Тагил и до апреля 1952 года работал главным инженером этого крупнейшего в стране танкового и вагоностроительного предприятия. В 1952-1969 годах полковник-инженер Н.А. Кучеренко — начальник Главного управления и член коллегии Министерства оборонной промышленности СССР. Умер 13 сентября 1976 г.)

     Долгое время имя создателя легендарного Т-34 Михаила Кошкина было практически неизвестно. А завод, где родилась эта самая совершенная боевая машина второй мировой войны (ныне — Харьковский завод им. Малышева), именовался в литературе Южным. Неподалёку от его проходной в мае 1985 года был открыт памятник творцу «тридцатьчетвёрки», а в 1990 году, через 50 лет после смерти, присвоено звание Героя Социалистического Труда. Ежегодно 3 декабря к подножию памятника возлагаются цветы — дань благодарной памяти гению танкостроения, настоящему патриоту и замечательному человеку. А на доме, где он жил (угол улиц Пушкинской и Красина), установлена мемориальная доска.

Источник: Русская сила

Администратор Конструктор Советский 

ptiburdukov.ru

Кошкин Михаил Ильич.

1898 г. — 1940 г. (41 год) Советский инженер-конструктор. В статье- Биография Кошкина  Михаила Ильича,о танке Т-34 (начало серийного производства,причины модернизации,модификация Т -34-85,основные характеристики танка Т 34 85).

Биография:

Михаил Ильич Кошкин родился 21 ноября (3 декабря по новому стилю) 1898 года в селе Брынчаги (ныне — Переславский район, Ярославская область). Семья жила бедно, земли было мало, и отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену и троих малолетних детей. Из-за бедности мать Михаила идёт батрачить, а он, окончив в 10-летнем возрасте 3 класса церковно-приходской школы, уезжает на заработки в Москву, где устраивается на кондитерскую фабрику и за 8 лет работы проходит путь от ученика пекаря до рабочего по обслуживанию карамельных автоматов.

По достижении призывного возраста, Михаил был взят на службу в царскую армию, попадает на Западный фронт, где воюет в составе 58-го пехотного полка.  Его судьбу круто изменила революция 1917 года. Кошкин вступил в Красную армию, участвовал в боях с белогвардейцами под Царицыным и Архангельским, получил неопасное ранение. В августе 1917 года, после ранения, направляется на лечение в Москву, после чего получает отпуск и, в конце 1917 года, демобилизуется из армии.

15 апреля 1918 года добровольцем уходит в сформированный в Москве железнодорожный отряд РККА. Участвует в боях на фронтах Гражданской войны и в отражении иностранной военной интервенции в России. До 1919 года воюет под Царицыном, затем переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который перебрасывается на Северный фронт, где воюет против английских интервентов и принимает участие во взятии Архангельска. Там же Кошкин, вероятнее всего, впервые знакомится с бронетехникой: бронепоездами РККА и английскими танками "Рикардо" Mark V, которые использовались интервентами на этом участке фронта.

После ликвидации Архангельского фронта 3-й железнодорожный батальон перебрасывается на Польский фронт, но Михаил Кошкин по дороге заболел тифом и был снят с эшелона, затем направлен в Киев, на Южный фронт, в 3-ю железнодорожную бригаду, которая занимается восстановлением ж/д пути и мостов в полосе наступления.

Летом 1921 года железнодорожная бригада расформировывается, и Михаил Кошкин заканчивает армейскую службу.

В 1919 году, на Северном фронте, вступает в члены РКП(б), выбран секретарем партячейки 3-й железнодорожной бригады. После окончания службы в 1921 году с отличием оканчивает военно-политические курсы в Харькове, после которых командируется на учёбу в Москву в Коммунистический университет имени Я. М. Свердлова. Во время учёбы лично знакомится с С. М. Кировым и Г. К. Орджоникидзе.

После окончания университета командируется в город Вятка (г. Киров), где с 1924 по 1925 годы успешно руководит кондитерской фабрикой. Но выпускать сладости и лакомства Кошкину пришлось недолго. Он был назначен на партийную работу в Вятский губком. Это позволило Михаилу Ильичу приобрести опыт руководителя и организатора.

В 1925-1926 годы — заведующий агитационно-пропагандистского (по другим данным — промышленного) отдела 2-го райкома ВКП(б). В 1926 — 1928 годах — заведет Губсовпартшколой. С 1928 года — заместитель заведующего, а с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистским отделом Губкома ВКП(б) г. Вятка.

В Вятке Михаил Кошкин женится на служащей Губпотребсоюза Вере Катаевой, рождается дочь Лиза.

Вера Николаевна Кошкина (вторая слева)с дочерьми и родственниками,Ленинград,1938 год.

В 1929 году,в 30-летнем возрасте в числе "парттысячников" Кошкин уехал на учебу в Ленинградский политехнический институт, однако тема обучения ему кажется неинтересной и он добивается перевода на машиностроительный факультет, менее престижного на то время, Ленинградского политехнического института. Его специальностью становятся автомобили и трактора.  Интересно, что Михаил Ильич проходил практику на недавно построенном Горьковском автозаводе под руководством А.А. Липгарта. Собственно  автомобили, тракторы и танки объединяет то, что все они, несмотря на свою внешнюю непохожесть, являются безрельсовыми транспортными средствами с двигателем внутреннего сгорания, состоят из узлов и агрегатов, работающих по схожим принципам, а производство автомобилей, тракторов и танков относится к отраслям транспортного машиностроения.

В 1934 году защищает диплом по специальности "инженер-механик по конструированию автомобилей и тракторов", тема дипломной работы "Коробка переменных передач среднего танка". Преддипломную практику проходит в ОКБ при Ленинградском заводе опытного машиностроения № 185. Спроектированную КПП решено установить на опытный колесно-гусеничный танк Т-29. Производственную практику проходил на Нижегородском автомобильном заводе имени В. М. Молотова (сейчас ГАЗ) в должности мастера дефектного отдела, зарекомендовал себя способным специалистом, руководство завода направило ходатайство в Наркомат тяжёлой промышленности с просьбой направить Михаила Кошкина после окончания обучения на своё предприятие, однако он добивается продолжения работы в танковом КБ.

С 1934 года, 2,5 года трудится в КБ Ленинградского завода имени С. М. Кирова. С должности рядового конструктора дошёл до заместителя начальника КБ. В это время КБ работает над танками Т-29 и Т-46-1, которые представляют собой модернизацию серийных Т-28 и Т-26 с переводом их на колёсно-гусеничный ход. Работа проведена успешно, хотя впоследствии оказалось, что танки бесперспективны (чрезмерная сложность и высокая стоимость показали невозможность их серийного производства).

11 апреля 1936 года М. И. Кошкин, в числе других конструкторов, "За отличную работу в области машиностроения" награждается орденом Красной Звезды.

Кошкин (справа) в Вятке.

В конце декабре 1936 года нарком тяжёлой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе, обеспокоенный напряжённой обстановкой в Танковом отделе Харьковского завода, сложившаяся на фоне проблем модернизации серийного быстроходного лёгкого танка БТ-7, лично нашёл М. И. Кошкина, и после собеседования принял решение направить его с Ленинградского опытного завода на Харьковский завод.  Решение о переводе в Харьков конструктора М. И. Кошкина было принято с учётом его деловых качеств и личного стремления создать быстроходный средний танк, пригодный для крупносерийного производства.

Примечание: Впервые в мире концепция быстроходного среднего танка с противоснарядной броневой защитой и мощным вооружением была реализована в 1934 году в опытном танке Т-29 (проект КБ Ленинградского завода).

Средний танк Т-29 (1936г.)

К концу 1936 года, было очевидно, что Т-29 в серию не пойдёт… Одна из причин — несоответствие проекта общим тенденциям развития конструкции танка на Ленинградском заводе. В то время заместитель начальника КБ Ленинградского опытного завода М. И. Кошкин, участвуя в разработке Т-29, определил основные направления улучшения проекта Т-29 и доложил о них непосредственно наркому тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе. Танки Т-29 и БТ-7 имели аналогичный колёсно-гусеничный движитель с опорными катками большого диаметра. Колёсно-гусеничный движитель танка Т-29 имел катки большого диаметра с независимой торсионной подвеской (в отличие от пружинной подвески танка БТ). Торсионные валы, изготовленные по технологии Ленинградского завода, в условиях движения танка Т-29 по пересечённой местности работали неудовлетворительно. Тем не менее конструктор М. И. Кошкин являлся сторонником применения на быстроходном среднем танке катков большого диаметра — основного элемента обеспечения быстроходности танка при условии последующей доработки торсионной подвески.

28 декабря 1936 года, нарком тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе подписал Приказ о направлении М. И. Кошкина в Харьков на ХПЗ имени Коминтерна (№ 183) на должность руководителя танкового КБ-190.

В то время Танковый отдел Харьковского завода № 183 выпускал легкие колёсно-гусеничные быстроходные танки серии "БТ", которые, наряду с лёгким танком Т-26 Кировского завода, составляли основу бронетанковых войск РККА. Проблемами серийного производства и модернизации танка БТ в Танковом отделе завода № 183 занималось КБ-190 под руководством А. О. Фирсова.

Конфликт между ГАБТУ РККА и Танковым отделом завода № 183 возник ввиду технических дефектов, проявившихся в процессе эксплуатации танка БТ-7. Было начато расследование по делу о поставке в войска 687 танков с недоработанной КПП. В свою очередь представители Танкового отдела завода обвиняли военных в неправильной эксплуатации танков БТ (прыжки с трамплина). В ходе расследования А. Ф. Фирсов, был отстранён от руководства КБ-190 и работал рядовым конструктором, а руководство КБ-190 было временно возложено на Николая Кучеренко.

В январе 1937 г. М. И. Кошкин впервые без сопровождающих появился в КБ (бюро 190). Одет был просто. Во второй половине дня в сопровождении А. О. Фирсова и Н. А. Кучеренко сделал обход, познакомился с ведущими конструкторами и осмотрел помещения. В течение последующих дней М. И. Кошкин познакомился с каждым из конструкторов и выполняемой ими работой. Предстояло правильно сориентировать коллектив КБ, организовать его работу, вдохнуть веру в достижимость поставленной первоочередной цели, заразить своей работоспособностью.

Задачей КБ-190 является обеспечение производства и модернизация БТ-7. 48 конструкторов перегружены работой, в плане на 1937 год силы распределены по 14 направлениям, в числе которых установка на БТ-7 новейшего дизельного двигателя В-2 (БТ-7М, А-8), САУ на базе танка, разработка новых — БТ-9 (заказ АБТУ) и БТ-ИС (проект на основе работ группы Цыганова, переданный с танкоремонтного завода № 48). Условия и сроки жёсткие, по словам Афанасия Фирсова: "Мы между Сциллой и Харибдой. Сдадим сырой танк — жди беды. А не сдадим — головы полетят". В марте 1937 года Афанасий Фирсов был арестован.

Одновременно назревает общий кризис танкостроения, вызванный появлением нового вида оружия — противотанковой пушки. Гражданская война в Испании с участием легкобронированных БТ-7, Т-26 показала их высокую уязвимость для огня артиллерии и даже крупнокалиберных пулемётов. А так как эти танки являлись основными в Красной Армии, это означало, по сути, необходимость срочной замены всего танкового парка. Проблема усугублялась тем, что в СССР, на этот момент, моделей танков с противоснарядным бронированием, готовых к массовому производству, не было. В то же время колёсно-гусеничная схема Уолтера Кристи, положенная в основу танков БТ, достигла предела модернизации. Противоснарядное бронирование неизбежно увеличивало массу машины, при которой трансмиссия БТ-7 не выдерживала нагрузок, а колёсный ход становился невозможным из-за повышенного давления катков-колёс на грунт. В БТ-9 и БТ-ИС предпринималась попытка решить проблему колесного хода усложнением трансмиссии, сделав ведущими не одну, как у БТ-7, а 3 пары задних колёс, дополнительно пытались осуществить возможность движения на одной гусенице и колёсах с разных сторон (т. н. синхронизированный ход), это ещё более усложняло задачу и делало танк довольно трудоёмким и дорогим в производстве.

7 мая 1937 года Кошкин предлагает объединить схожие проекты БТ-9 и БТ-ИС (БТ-7-Б-ИС) с целью экономии сил, предложение поддерживает 8-е Главное управление НКОП, которому подчинён завод № 183. Поскольку тактико-технические требования (ТТТ) на объединенный проект выдвинуты не были, КБ получает определённую свободу действий, однако чиновников АБТУ инициатива Кошкина не устраивает: "… Предъявленный проект имел грубейшие ошибки, вследствие чего был забракован. Проект даёт новую машину с уширенным корпусом, новой ходовой частью и т. д. По существу это не БТ-9, так как совершенно не соответствует ТТТ АБТУ на БТ-9 и не БТ-7ИС, ибо меняется корпус, радиаторы, колёса и т. д. Причём проектирование изначально подчинено только удобству производства и коммерческим соображениям и проводится без ТТТ…"

— Докладная записка инспектора АБТУ Сапрыгина о состоянии дел на заводе № 183 зам. начальнику АБТУ Густаву Бокису (20 августа 1937 г.)

Инспектор Сапрыгин также обвиняет Михаила Кошкина в попытке срыва работы конструктора А. Я. Дика, направленного на завод от АБТУ летом 1937 года с целью разработки вариантов эскизного проекта танка БТ-ИС.

28 сентября 1937 года на завод приходит директива 8-го Главного управления НКОП, об организации особого конструкторского бюро (ОКБ). Перед ОКБ ставится цель спроектировать и к 1939 году подготовить серийное производство быстроходных колёсно-гусеничных танков с синхронизированным ходом. Начальником ОКБ назначен военный инженер 3-го ранга, адъюнкт Военной академии механизации и моторизации РККА имени И. В. Сталина (ВАММ) А. Я. Дик, от ВАММ в ОКБ прикомандированы несколько инженеров и 41 слушатель-дипломник, от завода в ОКБ переведён 21 конструктор. Завод обязывают выполнять все работы, связанные с ОКБ во внеочередном порядке. В результате этого КБ-190 Кошкина было практически обескровлено, из 48 человек в ОКБ переведены 19 лучших конструкторов его отдела.

13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк БТ-20 (заводской индекс А-20) но в конце октября прибывшая на завод комиссия констатировала, что ОКБ с работой не справляется, Адольф Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески. ОКБ было расформировано, вскоре был арестован и начальник АБТУ Густав Бокис, административное давление со стороны военных временно ослабевает…

В октябре 1937 года после получения заводом № 183 задания от ГАБТУ РККА на разработку нового маневренного колёсно-гусеничного танка М. И. Кошкин возглавил новое конструкторское подразделение КБ-24, которое менее чем за год спроектировало колёсно-гусеничный танк под индексом БТ-20.

 Опытный колесно-гусеничный танк А-20.

В начале ноября 1937 года с целью продолжения работы над БТ-20, Кошкин формирует новое КБ-24, а руководство КБ-190 вновь переходит к Николаю Кучеренко.

КБ-24 формировалось на добровольных началах, в него вошёл 21 человек из КБ-190 и КБ-35 завода, при приёме Кошкин беседовал с каждым лично, его заместителем стал Александр Морозов. Подбору работников М. И. Кошкин и А. А. Морозов уделили особое внимание, в целях создания творческих и товарищеских взаимоотношений в коллективе. Были назначены руководители групп по проектированию основных узлов будущей машины, и КБ сразу приступило к работе.

В ноябре 1937 года, менее чем за год работы М. И. Кошкина в должности главного конструктора, под его руководством была успешно завершена модернизация танка БТ-7 с установкой в нём дизеля В-2 (танк БТ-7М).

В феврале 1938 года М. И. Кошкин работал в комиссии по дополнительным заводским испытаниям колёсно-гусеничного танка изобретателя Н. Ф. Цыганова — БТ-СВ-2 ("Черепаха")

Лёгкий танк БТ-СВ-2 "Черепаха" .

В марте 1938 года утверждается эскизный проект БТ-20 (А-20). Однако, несмотря на новизну, по боевым качествам он мало отличался от БТ-7, вооружение (45 мм пушка 20-К) осталось прежним, увеличение толщины брони до 20 мм не обеспечивало надёжную защиту от противотанковой артиллерии. Кошкин и его помощники загорелись "гусеничным" вариантом, который мог упростить конструкцию и позволял значительно усилить броню и вооружение за счёт экономии и увеличения веса.

28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать наряду с колёсно-гусеничным А-20 (как и предполагалось изначальным заданием), чисто гусеничный танк, получивший индекс А-32. Кошкина поддержал И. В. Сталин, предложив не ограничивать инициативу завода.

6 сентября 1938 года М. И. Кошкин участвовал в представлении комиссии ГАБТУ разработанного проекта и макета танка БТ-20. По решению макетной комиссии под руководством М. И. Кошкина в КБ-24 приступили к разработке и изготовлению трёх опытных танков (одного колёсно-гусеничного танка А-20 и двух гусеничных — А-32).

9—10 декабря 1938 года М. И. Кошкин демонстрировал Главному Военному совету чертежи и макеты опытных танков А-20 и А-32.

16 декабря 1938 года М. И. Кошкин назначен главным конструктором трёх объединённых КБ завода № 183 в единое конструкторское бюро КБ-520.

Срочная разработка чертежей танков А-20 и А-32 потребовала сотен людей, поэтому в начале 1939 года все танковые КБ завода (КБ-24, КБ-190 и КБ-35) были объединены в КБ-520, одновременно произошло объединение опытных цехов в единый цех, тесно связанный с КБ. Михаил Кошкин был назначен главным конструктором, его заместителями А. А. Морозов, Н. А. Кучеренко, А. В. Колесников и В. М. Дорошенко.

5 июня 1939 года М. И. Кошкин присутствовал при первом пробном пробеге опытного колёсно-гусеничного танка А-20.

16 июля 1939 года М. И. Кошкин принимал участие в первом пробном пробеге опытного гусеничного танка А-32.

На танковом полигоне,1938 г.

В середине 1939 года в Харькове Кошкин представил опытные образцы А-20 и А-32. При испытаниях Государственная Комиссия отметила, что оба танка "по прочности и надёжности выше всех опытных образцов, выпускаемых ранее". Колёсно-гусеничный А-20 показывал большую скорость и тактическую подвижность, А-32 лучшую проходимость и бронезащиту, имея резервы по её усилению (обе машины изготавливались в одинаковом весе и изначально позиционировались как лёгкие танки), но ни одному из них долгое время не было отдано предпочтение, споры между противниками и сторонниками колёсно-гусеничного движителя продолжались. В КБ работа велась над обеими машинами параллельно.

23 сентября 1939 года М. И. Кошкин участвовал в показе на Полигоне в Кубинке опытных машин А-20 и А-32 членам правительства.

В сентябре 1939 года в Кубинке А-20 и А-32 (Т-32), вместе с перспективными танками других заводов, повторно были показаны госкомиссии. Показ прошёл с большим успехом, Т-32 произвёл впечатление на присутствующих необычно красивой формой и отличными ходовыми качествами. При этом Кошкин уже представил обновлённый А-32 с 76,2 мм пушкой Л-10, получивший индекс Т-32. На последовавшем совещании он вновь активно выступает за Т-32, позиционируя его уже как средний танк, на замену устаревшему Т-28, особо отмечая его простоту и большие резервы по дальнейшему улучшению, предлагая составить график запуска машины в серийное производство. Военные чиновники опять ни одному из танков не отдали предпочтение, рассматривая вопрос об одновременном производстве А-20 и Т-32.

С сентября 1939 года по февраль 1940 года на основании решения командования АБТУ под руководством М. И. Кошкина велось проектирование и изготовление двух опытных гусеничных танков А-32 с усиленным бронированием.

Кошкин  М. И.

Начавшаяся Советско-финская война (1939—1940) снова показала плохую оснащенность РККА танками с мощным вооружением и бронезащитой. Совершенствование Т-32 активизировалось, были проведены испытания с дополнительной нагрузкой, имитирующей увеличение толщины брони до 45 мм, которые прошли успешно, и будущий танк формально приняли на вооружение до изготовления опытного образца под индексом Т-34. Кошкин и конструкторы его КБ работают напряжённо, целыми днями пропадая на работе. Объём работ был значительным, в результате всех модернизаций масса возросла на 6 тонн, усилен гусеничный движитель, увеличились габариты, перерасчёт конструкции и чертежи делались заново.

Постановлением Комитета Обороны при СНК СССР № 443 от 19 декабря 1939 года А-32 с толщиной брони 45 мм, названный танком Т-34, был принят на вооружение Красной Армии.

10 февраля 1940 года изготовлены два первых Т-34 и начаты их испытания. На 17 марта в Москве назначается показ танков членам правительства, с этой целью организуется танкопробег Харьков — Москва. Учитывая важность мероприятия, Михаил Кошкин сам отправляется на новых машинах как ответственный представитель завода.

В марте 1940 года М. И. Кошкин принял личное участие в проведении войсковых испытаний двух опытных танков Т-34 (А-34) с совершением пробега Харьков-Москва и обратно.

750 км от Харькова до Москвы и обратно ещё недоработанные танки прошли своим ходом в трудных условиях бездорожья и снежных заносов.

17 марта 1940 года М. И. Кошкин участвовал в показе своих машин Т-34 членам правительства в Кремле.  Показ на Ивановской площади Кремля в присутствии всего высшего руководства СССР (И. В. Сталин, М. И. Калинин, В. М. Молотов и К. Е. Ворошилов) и всесторонние стендовые и ходовые испытания на танковом полигоне окончательно решили судьбу танка. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

31 марта 1940 года М. И. Кошкин представил опытные танки наркому Среднего машиностроения и наркому Обороны, которые рекомендовали немедленно поставить танк Т-34 на производство на заводах № 183 и СТЗ.

Пробег Харьков — Москва — Харьков подорвал здоровье Михаила Кошкина, простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией. Однако напряжение последних лет не ослабло, организация серийного производства Т-34, значительно отличающегося по конструкции от БТ-7, шла тяжело, требовалась масса текущих доработок, кроме того, в это время в КБ-520 работало над следующей моделью — Т-34М и намечался перспективный танк с поперечным расположением двигателя Т-44.

Вскоре заболевание обострилось, Михаилу Кошкину пришлось удалить одно лёгкое, он был направлен на реабилитационный курс лечения в заводской санаторий "Занки" под Харьковом, где скончался 26 сентября 1940 года, за 9 месяцев до начала войны. Главным конструктором и руководителем КБ-520 стал заместитель Кошкина  А. А. Морозов.

Михаил Кошкин был похоронен в Харькове на Первом городском кладбище (ныне Молодёжный парк).

В 1942 году М.И. Кошкин, А.А. Морозов и Н.А. Кучеренко за создание Т-34 стали лауреатами Сталинской премии, для Михаила Ильича она оказалась посмертной. Он не увидел триумфа своего детища.

Открытие бронзового бюста в селе Брынчаги. 21 ноября 1998 года. Татьяна Михайловна и Тамара Михайловна Кошкины на торжественном открытии памятника в селе Брынчаги. Семья:

жена — Вера Николаевна

дочери:Елизавета — учитель географии,Тамара — геолог,Татьяна — преподаватель Харьковского университета.

Награды и премии :

-орден Красной Звезды за разработку опытной модели среднего танка Т-111.

-Сталинская премия (посмертно, 10 апреля 1942 года) "за разработку конструкции нового типа среднего танка" (Т-34).

-Герой Социалистического Труда (посмертно, Указом Президента СССР № 824 от 4 октября 1990 года).

-орден Ленина.

Памятник в Харькове

О танке Т-34.

В 1940 году началось серийное производство машины. И к началу войны с гитлеровской Германией Советский Союз имел 1225 единиц Т-34, из них более девятисот машин в западных округах. Т-34 изначально задумывался как средний танк с мощным орудием и противоснарядным бронированием, способным пробить броню любого танка.

Русский танк превосходил все что имел на тот момент вермахт. Ни одно из противотанковых орудий не пробивало лобовую броню русского танка, для борьбы с ним использовалась зенитная 88-миллиметровая пушка. Не могли пробить броню "тридцатьчетверки" и немецкие танки, а 76-мм пушка советского танка крушила броню любого немецкого танка.

Но еще в ноябре-декабре 1940 года во время испытаний первых серийных машин Т-34 были отмечены множество недостатков танка, и по ним был составлен подробный отчет. В первую очередь отмечали тесноту внутри боевого отделения и неудобство, которые испытывал в нем экипаж. Танк Т-34 страдал также сильной "слепотой", то есть имели очень плохой обзор. Приборы наблюдения и прицелы танка были низкого качества и крайне неудобно расположены.

 В начале 1941 года была создана новая модификация Т-34 М, в которой удалось избавиться от большинства недостатков Т-34, но с после начала войны все работы по Т-34 М были свернуты. Перед заводами-производителями была поставлена единственная задача – максимально увеличить выпуск танков для фронта и не отвлекаться на доработки.

Причины модернизации:

К вопросу модернизации Т-34 вернулись уже в 1942 году, имея за плечами опыт практического использования танка. Тем более, что немцы доработали свой основной танк Pz.IV — на него была установлена 75-мм длинноствольная пушка и серьезно усиленна броневая защита. А в 1943 году гитлеровская Германия начала серийно выпускать средние и тяжелые танки Pz. VI "Тигр" и Pz. V "Пантера", которые имели серьезное бронирование, значительную огневую мощь и во многом превосходили советский танк.

Советские танки должны были приблизиться на минимальное расстояние к немецким машинам и только в этом случае пушка "тридцатьчетверки" имела шанс пробить броню "пантеры" или "тигра". Стало очевидным, что Т-34 срочно нуждается в модернизации. Причем, в довольно глубокой.

Модификация Т -34-85:

Именно таким модернизированным вариантом является модель Т 34 85, в которую были включены целый ряд новшеств, существенно повысивших характеристики машины. В первую очередь был устранен главный недостаток Т 34 предыдущих модификаций – теснота башни. Из-за этого экипаж предыдущих модификаций Т 34 состоял из четырех человек и командир танка выполнял и функции стрелка-наводчика. Но даже в этом случае боевые отделения первых модификаций танка были очень тесными. Пушка нового танка отличалась повешенной мощностью. Был улучшен обзор.

Средний танк Т 34 85 получил новую башню, внутри которой могли вместиться уже три танкиста. Ее устройство было более удобным. Башня танка Т 34 85 была увеличена за счет увеличения башенного погона, при этом ни в корпус, ни в самой компоновку танка существенных изменений внесено не было. Вес танка увеличился до 32 тонн. На него была установлена пушка С-53, калибром в 85 мм, что позволило модернизированной "тридцатьчетверке" успешно сражаться с новыми немецкими танками.

После того, как на вооружение был принят средний танк Т 34 85 все более ранние модели этого танка получили обозначение Т 34 76. Компоновка новой машины не имела принципиальных отличий от предшественников. Экипаж танка теперь состоял из пяти человек.

Было усиленно бронирование лобовых, бортовых и кормовых частей корпуса, толщина брони была доведена до 75 мм. Это увеличило вес танка. На крыше башни танка появилась командирская башенка цилиндрической формы. Экипаж танка получил более совершенные приборы наблюдения, которые давали улучшенный обзор в бою.

Однако, в условиях войны, пойти на полную модернизацию танка с изменением его компоновки, не решились. Не было изменено устройство подвески. Не стали изменять положение двигателя в кормовой части, что позволило бы увеличить боевое отделение танка и сдвинуть башню назад.

Погон башни стал максимальным, то есть установить на него более крупную башню для более мощной пушки стало невозможным. То есть в плане вооружения этот танк достиг своего предела. Также после модернизации танк увеличил свой вес.

Основные характеристики танка Т 34 85

Общие данные:

Вес танка, т – 32,2 Компоновка – классическая Экипаж, чел. – 5 Время производства – 1943-1958 Общее количество выпущенных танков – 35 000 шт.

Размеры танка:

Длинна корпуса – 8600 мм Ширина корпуса – 3000 мм Высота корпуса – 2700 мм Клиренс – 400 мм

Вооружение:

Пушка ЗИС-С-53 Калибр, мм 85 Длина ствола, мм (калибров) 4641 (54,6) Углы наведения орудия, град: по горизонтали 360 по вертикали -5…+22 Начальная скорость/вес бронебойного снаряда, м/с/кг 792/9,2 Боекомплект, шт 56 Пулемёт ДТ Количество, шт 2 Калибр, мм 7,62

Броня:

Лобовая броня (толщина/угол наклона), мм/град: Верх 45/60 Низ 45/60 Борт (толщина/угол наклона), мм/град: Верх 45/40 Низ 45/0 Корма (толщина/угол наклона), мм/град: Верх 45/48 Низ 45/45 Крыша, мм 20 Днище, мм 20 Башня (толщина/угол наклона), мм/град: Лоб 90/0 (литая) Борт 75/20 (литая)

Скорость движения:

Максимальная 55 средняя по пересеченной местности 25 Препятствия: подъём, град 35 спуск, град 40 крен, град 25 стенка, м 0,73 брод, м 1,3 ров, м 2,5 Среднее удельное давление на грунт, кгс/м3 0,84 Запас хода, км: по просёлку 250 по шоссе 300

Двигатель:

Марка В-2-34 Тип дизельный, жидкостного охлаждения Число цилиндров 12 Расположение цилиндров V-образное, 60° Диаметр цилиндров, мм 150 Ход поршня, мм 180, 186,7 Максимальная мощность, л.с. (кВт) 500 (367,6) Частота вращения, об/мин 1800 Рабочий объём, л 38,88

Ходовая часть:

Подвеска пружинная Гусеницы Металл. Ширина гусеницы, мм 500 Шаг зацепления, мм 172 Число опорных катков на борт, шт 5 Диаметр опорного катка, мм 830 Т 34 85 появился на фронте в начале 1944 года. Машина прошла все крупные сражения 1944-1945 гг. и принимала участие в войне с Японией.   (N.N.)

www.history147.ru

Кошкин, Михаил Ильич — Википедия

Дата рождения Место рождения Дата смерти Место смерти Гражданство Род деятельности Супруга Дети Награды и премии
Михаил Ильич Кошкин
21 ноября (3 декабря) 1898(1898-12-03)
деревня Брынчаги,Угличский уезд,Ярославская губерния
26 сентября 1940(1940-09-26) (41 год)
Змиёвский район, Харьковская область, УССР, СССР
Российская империя Российская империя, СССР СССР
инженер, военнослужащий, военный инженер
Вера Николаевна
Елизавета, Тамара, Татьяна
 Михаил Ильич Кошкин на Викискладе

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин (1898—1940) — советский инженер-конструктор, создатель и первый главный конструктор танка Т-34, начальник КБ танкостроения Харьковского паровозостроительного завода имени Коминтерна. Герой Социалистического Труда (1990, посмертно).

Биография

Ранние годы

Родился 21 ноября (3 декабря) 1898 года в селе Брынчаги (ныне — Переславский район, Ярославская область). Семья жила бедно, земли было мало, и отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену и троих малолетних детей. Из-за бедности мать Михаила идёт батрачить, а он, окончив в 10-летнем возрасте 3 класса церковно-приходской школы, уезжает на заработки в Москву, где устраивается на кондитерскую фабрику и за 8 лет работы проходит путь от ученика пекаря до рабочего по обслуживанию карамельных автоматов.[1]

Служба в армии

В начале 1917 года, перед Февральской революцией, Михаил Кошкин призывается в Русскую императорскую армию, попадает на Западный фронт, где воюет в составе 58-го пехотного полка. В августе 1917 года, после ранения, направляется на лечение в Москву, после чего получает отпуск и, в конце 1917 года, демобилизуется из армии.

15 апреля 1918 года добровольцем уходит в сформированный в Москве железнодорожный отряд РККА. Участвует в боях на фронтах Гражданской войны и в отражении иностранной военной интервенции в России. До 1919 года воюет под Царицыном, затем переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который перебрасывается на Северный фронт, где воюет против английских интервентов и принимает участие во взятии Архангельска. Там же Кошкин, вероятнее всего, впервые знакомится с бронетехникой: бронепоездами РККА и английскими танками «Рикардо» Mark V, которые использовались интервентами на этом участке фронта[2].

После ликвидации Архангельского фронта 3-й железнодорожный батальон перебрасывается на Польский фронт, но Михаил Кошкин по дороге заболел тифом и был снят с эшелона, затем направлен в Киев, на Южный фронт, в 3-ю железнодорожную бригаду, которая занимается восстановлением ж/д пути и мостов в полосе наступления.

Летом 1921 года железнодорожная бригада расформировывается, и Михаил Кошкин заканчивает армейскую службу.

Партийная карьера в ВКП(б)

В 1919 году, на Северном фронте, вступает в члены РКП(б), выбран секретарем партячейки 3-й железнодорожной бригады. После окончания службы в 1921 году с отличием оканчивает военно-политические курсы в Харькове, после которых командируется на учёбу в Москву в Коммунистический университет имени Я. М. Свердлова. Во время учёбы лично знакомится с С. М. Кировым и Г. К. Орджоникидзе[3].

После окончания университета командируется в город Вятка (г. Киров), где с 1924 по 1925 годы успешно руководит кондитерской фабрикой. В 1925-1926 годы — заведующий агитационно-пропагандистского (по другим данным — промышленного[1]) отдела 2-го райкома ВКП(б). В 1926 — 1928 годах — заведует Губсовпартшколой. С 1928 года — заместитель заведующего, а с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистским отделом Губкома ВКП(б)[4] г. Вятка.

В Вятке Михаил Кошкин женится на служащей Губпотребсоюза Вере Катаевой, рождается дочь Лиза[5].

Михаила Кошкина могла ждать блестящая партийная карьера, однако он отправляет письмо Сергею Кирову с просьбой оказать содействие в получении технического образования и в 1929 году получает вызов в Ленинград.

Начало конструкторской деятельности

В 1929 году, в 30-летнем возрасте, в числе «парттысячников», Михаил Кошкин зачислен в Ленинградский технологический институт, однако тема обучения ему кажется неинтересной и он добивается перевода на машиностроительный факультет Ленинградского политехнического института.

В 1934 году защищает диплом по специальности «инженер-механик по конструированию автомобилей и тракторов», тема дипломной работы «Коробка переменных передач среднего танка». Преддипломную практику проходит в ОКБ при Ленинградском заводе опытного машиностроения № 185. Спроектированную КПП решено установить на опытный колесно-гусеничный танк Т-29. Производственную практику проходил на Нижегородском автомобильном заводе имени В. М. Молотова (сейчас ГАЗ) в должности мастера дефектного отдела, зарекомендовал себя способным специалистом, руководство завода направило ходатайство в Наркомат тяжёлой промышленности с просьбой направить Михаила Кошкина после окончания обучения на своё предприятие, однако он добивается продолжения работы в танковом КБ.

С 1934 года 2,5 года трудится в КБ Ленинградского завода имени С. М. Кирова. С должности рядового конструктора дошёл до заместителя начальника КБ. В это время КБ работает над танками Т-29 и Т-46-1, которые представляют собой модернизацию серийных Т-28 и Т-26 с переводом их на колёсно-гусеничный ход. Работа проведена успешно, хотя впоследствии оказалось, что танки бесперспективны (чрезмерная сложность и высокая стоимость показали невозможность их серийного производства).

11 апреля 1936 года М. И. Кошкин, в числе других конструкторов, «За отличную работу в области машиностроения» награждается орденом Красной Звезды.

Харьков

В конце декабря 1936 года нарком тяжёлой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе, обеспокоенный напряжённой обстановкой в Танковом отделе Харьковского завода, сложившаяся на фоне проблем модернизации серийного быстроходного лёгкого танка БТ-7, лично нашёл М. И. Кошкина, и после собеседования принял решение направить его с Ленинградского опытного завода на Харьковский завод[6]. Решение о переводе в Харьков конструктора М. И. Кошкина было принято с учётом его деловых качеств и личного стремления создать быстроходный средний танк, пригодный для крупносерийного производства.

Примечание: Впервые в мире концепция быстроходного среднего танка с противоснарядной броневой защитой и мощным вооружением была реализована в 1934 году в опытном танке Т-29 (проект КБ Ленинградского завода). К концу 1936 года, было очевидно, что Т-29 в серию не пойдёт… Одна из причин — несоответствие проекта общим тенденциям развития конструкции танка на Ленинградском заводе. В то время заместитель начальника КБ Ленинградского опытного завода М. И. Кошкин, участвуя в разработке Т-29, определил основные направления улучшения проекта Т-29 и доложил о них непосредственно наркому тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе. Танки Т-29 и БТ-7 имели аналогичный колёсно-гусеничный движитель с опорными катками большого диаметра. Колёсно-гусеничный движитель танка Т-29 имел катки большого диаметра с независимой торсионной подвеской (в отличие от пружинной подвески танка БТ). Торсионные валы, изготовленные по технологии Ленинградского завода, в условиях движения танка Т-29 по пересечённой местности работали неудовлетворительно. Тем не менее конструктор М. И. Кошкин являлся сторонником применения на быстроходном среднем танке катков большого диаметра — основного элемента обеспечения быстроходности танка при условии последующей доработки торсионной подвески.

28 декабря 1936 года, нарком тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе подписал Приказ о направлении М. И. Кошкина в Харьков на ХПЗ имени Коминтерна (№ 183) на должность руководителя танкового КБ-190.

В то время Танковый отдел Харьковского завода № 183 выпускал легкие колёсно-гусеничные быстроходные танки серии «БТ», которые, наряду с лёгким танком Т-26 Кировского завода, составляли основу бронетанковых войск РККА. Проблемами серийного производства и модернизации танка БТ в Танковом отделе завода № 183 занималось КБ-190 под руководством А. О. Фирсова.

Конфликт между ГАБТУ РККА и Танковым отделом завода № 183 возник ввиду технических дефектов, проявившихся в процессе эксплуатации танка БТ-7. Было начато расследование по делу о поставке в войска 687 танков с недоработанной КПП. В свою очередь представители Танкового отдела завода обвиняли военных в неправильной эксплуатации танков БТ (прыжки с трамплина). В ходе расследования А. О. Фирсов был отстранён от руководства КБ-190 и работал рядовым конструктором, а руководство КБ-190 было временно возложено на Николая Кучеренко[7].

Начало работы. КБ-190. Кризис танкостроения.

В январе 1937 г. М. И. Кошкин впервые без сопровождающих появился в КБ (бюро 190). Одет был просто. Во второй половине дня в сопровождении А. О. Фирсова и Н. А. Кучеренко сделал обход, познакомился с ведущими конструкторами и осмотрел помещения. В течение последующих дней М. И. Кошкин познакомился с каждым из конструкторов и выполняемой ими работой. Предстояло правильно сориентировать коллектив КБ, организовать его работу, вдохнуть веру в достижимость поставленной первоочередной цели, заразить своей работоспособностью[8].

Задачей КБ-190 является обеспечение производства и модернизация БТ-7. 48 конструкторов перегружены работой, в плане на 1937 год силы распределены по 14 направлениям, в числе которых установка на БТ-7 новейшего дизельного двигателя В-2 (БТ-7М, А-8), САУ на базе танка, разработка новых — БТ-9 (заказ АБТУ) и БТ-ИС (проект на основе работ группы Цыганова, переданный с танкоремонтного завода № 48). Условия и сроки жёсткие, по словам Афанасия Фирсова: «Мы между Сциллой и Харибдой. Сдадим сырой танк — жди беды. А не сдадим — головы полетят»[9]. В марте 1937 года Афанасий Фирсов был арестован.

Одновременно назревает общий кризис танкостроения, вызванный появлением нового вида оружия — противотанковой пушки. Гражданская война в Испании с участием легкобронированных БТ-7, Т-26 показала их высокую уязвимость для огня артиллерии и даже крупнокалиберных пулемётов. А так как эти танки являлись основными в Красной Армии, это означало, по сути, необходимость срочной замены всего танкового парка. Проблема усугублялась тем, что в СССР, на этот момент, моделей танков с противоснарядным бронированием, готовых к массовому производству, не было. В то же время колёсно-гусеничная схема Уолтера Кристи, положенная в основу танков БТ, достигла предела модернизации. Противоснарядное бронирование неизбежно увеличивало массу машины, при которой трансмиссия БТ-7 не выдерживала нагрузок, а колёсный ход становился невозможным из-за повышенного давления катков-колёс на грунт. В БТ-9 и БТ-ИС предпринималась попытка решить проблему колесного хода усложнением трансмиссии, сделав ведущими не одну, как у БТ-7, а 3 пары задних колёс, дополнительно пытались осуществить возможность движения на одной гусенице и колёсах с разных сторон (т. н. синхронизированный ход), это ещё более усложняло задачу и делало танк довольно трудоёмким и дорогим в производстве.

7 мая 1937 года Кошкин предлагает объединить схожие проекты БТ-9 и БТ-ИС (БТ-7-Б-ИС) с целью экономии сил, предложение поддерживает 8-е Главное управление НКОП, которому подчинён завод № 183. Поскольку тактико-технические требования (ТТТ) на объединенный проект выдвинуты не были, КБ получает определённую свободу действий, однако чиновников АБТУ инициатива Кошкина не устраивает:

«… Предъявленный проект имел грубейшие ошибки, вследствие чего был забракован. Проект даёт новую машину с уширенным корпусом, новой ходовой частью и т. д. По существу это не БТ-9, так как совершенно не соответствует ТТТ АБТУ на БТ-9 и не БТ-7ИС, ибо меняется корпус, радиаторы, колёса и т. д. Причём проектирование изначально подчинено только удобству производства и коммерческим соображениям и проводится без ТТТ…»

— Докладная записка инспектора АБТУ Сапрыгина о состоянии дел на заводе № 183 зам. начальнику АБТУ Густаву Бокису (20 августа 1937 г.)

[10].

Инспектор Сапрыгин также обвиняет Михаила Кошкина в попытке срыва работы конструктора А. Я. Дика, направленного на завод от АБТУ летом 1937 года с целью разработки вариантов эскизного проекта танка БТ-ИС.

28 сентября 1937 года на завод приходит директива 8-го Главного управления НКОП, об организации особого конструкторского бюро (ОКБ). Перед ОКБ ставится цель спроектировать и к 1939 году подготовить серийное производство быстроходных колёсно-гусеничных танков с синхронизированным ходом. Начальником ОКБ назначен военный инженер 3-го ранга, адъюнкт Военной академии механизации и моторизации РККА имени И. В. Сталина (ВАММ) А. Я. Дик, от ВАММ в ОКБ прикомандированы несколько инженеров и 41 слушатель-дипломник, от завода в ОКБ переведён 21 конструктор. Завод обязывают выполнять все работы, связанные с ОКБ во внеочередном порядке[7]. В результате этого КБ-190 Кошкина было практически обескровлено, из 48 человек в ОКБ переведены 19 лучших конструкторов его отдела.

13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк БТ-20 (заводской индекс А-20), но в конце октября прибывшая на завод комиссия констатировала, что ОКБ с работой не справляется, Адольф Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей[7][11]. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески[12]. ОКБ было расформировано, вскоре был арестован и начальник АБТУ Густав Бокис, административное давление со стороны военных временно ослабевает…

В октябре 1937 года после получения заводом № 183 задания от ГАБТУ РККА на разработку нового маневренного колёсно-гусеничного танка М. И. Кошкин возглавил новое конструкторское подразделение КБ-24, которое менее чем за год спроектировало колёсно-гусеничный танк под индексом БТ-20[13].

В начале ноября 1937 года с целью продолжения работы над БТ-20, Кошкин формирует новое КБ-24, а руководство КБ-190 вновь переходит к Николаю Кучеренко.

КБ-24 формировалось на добровольных началах, в него вошёл 21 человек из КБ-190 и КБ-35 завода, при приёме Кошкин беседовал с каждым лично, его заместителем стал Александр Морозов[14]. Подбору работников М. И. Кошкин и А. А. Морозов уделили особое внимание, в целях создания творческих и товарищеских взаимоотношений в коллективе. Были назначены руководители групп по проектированию основных узлов будущей машины, и КБ сразу приступило к работе[15].

В ноябре 1937 года, менее чем за год работы М. И. Кошкина в должности главного конструктора, под его руководством была успешно завершена модернизация танка БТ-7 с установкой в нём дизеля В-2 (танк БТ-7М)[13].

В феврале 1938 года М. И. Кошкин работал в комиссии по дополнительным заводским испытаниям колёсно-гусеничного танка изобретателя Н. Ф. Цыганова — БТ-СВ-2 («Черепаха») [13].

КБ-24, проект А-32.
Довоенные танки производства завода № 183. Слева направо: А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 образца 1940 года с пушкой Л-11, Т-34 образца 1941 года с пушкой Ф-34.

В марте 1938 года утверждается эскизный проект БТ-20 (А-20). Однако, несмотря на новизну, по боевым качествам он мало отличался от БТ-7, вооружение (45 мм пушка 20-К) осталось прежним, увеличение толщины брони до 20 мм не обеспечивало надёжную защиту от противотанковой артиллерии. Кошкин и его помощники загорелись «гусеничным» вариантом, который мог упростить конструкцию и позволял значительно усилить броню и вооружение за счёт экономии и увеличения веса.

28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать наряду с колёсно-гусеничным А-20 (как и предполагалось изначальным заданием), чисто гусеничный танк, получивший индекс А-32. Кошкина поддержал И. В. Сталин, предложив не ограничивать инициативу завода.

6 сентября 1938 года М. И. Кошкин участвовал в представлении комиссии ГАБТУ разработанного проекта и макета танка БТ-20. По решению макетной комиссии под руководством М. И. Кошкина в КБ-24 приступили к разработке и изготовлению трёх опытных танков (одного колёсно-гусеничного танка А-20 и двух гусеничных — А-32) [13].

9—10 декабря 1938 года М. И. Кошкин демонстрировал Главному Военному совету чертежи и макеты опытных танков А-20 и А-32[13]..

16 декабря 1938 года М. И. Кошкин назначен главным конструктором трёх объединённых КБ завода № 183 в единое конструкторское бюро КБ-520[13]..

Срочная разработка чертежей танков А-20 и А-32 потребовала сотен людей, поэтому в начале 1939 года все танковые КБ завода (КБ-24, КБ-190 и КБ-35) были объединены в КБ-520, одновременно произошло объединение опытных цехов в единый цех, тесно связанный с КБ. Михаил Кошкин был назначен главным конструктором, его заместителями А. А. Морозов, Н. А. Кучеренко, А. В. Колесников и В. М. Дорошенко[15].

Совместные испытания А-20 и А-32

5 июня 1939 года М. И. Кошкин присутствовал при первом пробном пробеге опытного колёсно-гусеничного танка А-20[13].

16 июля 1939 года М. И. Кошкин принимал участие в первом пробном пробеге опытного гусеничного танка А-32[13].

В середине 1939 года в Харькове Кошкин представил опытные образцы А-20 и А-32. При испытаниях Государственная Комиссия отметила, что оба танка «по прочности и надёжности выше всех опытных образцов, выпускаемых ранее». Колёсно-гусеничный А-20 показывал большую скорость и тактическую подвижность, А-32 лучшую проходимость и бронезащиту, имея резервы по её усилению (обе машины изготавливались в одинаковом весе и изначально позиционировались как лёгкие танки), но ни одному из них долгое время не было отдано предпочтение, споры между противниками и сторонниками колёсно-гусеничного движителя продолжались. В КБ работа велась над обеими машинами параллельно.

23 сентября 1939 года М. И. Кошкин участвовал в показе на Полигоне в Кубинке опытных машин А-20 и А-32 членам правительства[13].

В сентябре 1939 года в Кубинке А-20 и А-32 (Т-32), вместе с перспективными танками других заводов, повторно были показаны госкомиссии. Показ прошёл с большим успехом, Т-32 произвёл впечатление на присутствующих необычно красивой формой и отличными ходовыми качествами[16]. При этом Кошкин уже представил обновлённый А-32 с 76,2 мм пушкой Л-10, получивший индекс Т-32. На последовавшем совещании он вновь активно выступает за Т-32, позиционируя его уже как средний танк, на замену устаревшему Т-28, особо отмечая его простоту и большие резервы по дальнейшему улучшению, предлагая составить график запуска машины в серийное производство[17]. Военные чиновники опять ни одному из танков не отдали предпочтение, рассматривая вопрос об одновременном производстве А-20 и Т-32.

Проект А-32 с усиленным бронированием

С сентября 1939 года по февраль 1940 года на основании решения командования АБТУ под руководством М. И. Кошкина велось проектирование и изготовление двух опытных гусеничных танков А-32 с усиленным бронированием[13].

Начавшаяся Советско-финская война (1939—1940) снова показала плохую оснащенность РККА танками с мощным вооружением и бронезащитой. Совершенствование Т-32 активизировалось, были проведены испытания с дополнительной нагрузкой, имитирующей увеличение толщины брони до 45 мм, которые прошли успешно, и будущий танк формально приняли на вооружение до изготовления опытного образца под индексом Т-34. Кошкин и конструкторы его КБ работают напряжённо, целыми днями пропадая на работе. Объём работ был значительным, в результате всех модернизаций масса возросла на 6 тонн, усилен гусеничный движитель, увеличились габариты, перерасчёт конструкции и чертежи делались заново.

Постановлением Комитета Обороны при СНК СССР № 443 от 19 декабря 1939 года А-32 с толщиной брони 45 мм, названный танком Т-34, был принят на вооружение Красной Армии[13].

Опытные Т-34 № 1 и Т-34 № 2

10 февраля 1940 года изготовлены два первых Т-34 и начаты их испытания. На 17 марта в Москве назначается показ танков членам правительства, с этой целью организуется танкопробег Харьков — Москва. Учитывая важность мероприятия, Михаил Кошкин сам отправляется на новых машинах как ответственный представитель завода.

В марте 1940 года М. И. Кошкин принял личное участие в проведении войсковых испытаний двух опытных танков Т-34 (А-34) с совершением пробега Харьков-Москва и обратно[13].

750 км от Харькова до Москвы и обратно ещё недоработанные танки прошли своим ходом в трудных условиях бездорожья и снежных заносов.

17 марта 1940 года М. И. Кошкин участвовал в показе своих машин Т-34 членам правительства в Кремле[13]. Показ на Ивановской площади Кремля в присутствии всего высшего руководства СССР (И. В. Сталин, М. И. Калинин, В. М. Молотов и К. Е. Ворошилов) и всесторонние стендовые и ходовые испытания на танковом полигоне окончательно решили судьбу танка. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

31 марта 1940 года М. И. Кошкин представил опытные танки Наркому среднего машиностроения и Наркому обороны, которые рекомендовали немедленно поставить танк Т-34 на производство на заводах № 183 и СТЗ[13].

Последние месяцы жизни
Татьяна Михайловна и Тамара Михайловна Кошкины на торжественном открытии памятника в селе Брынчаги.

Пробег Харьков — Москва — Харьков подорвал здоровье Михаила Кошкина, простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией. Однако напряжение последних лет не ослабло, организация серийного производства Т-34, значительно отличающегося по конструкции от БТ-7, шла тяжело, требовалась масса текущих доработок, кроме того, в это время в КБ-520 работали над следующей моделью — Т-34М и намечался перспективный танк с поперечным расположением двигателя Т-44.

Вскоре заболевание обострилось, Михаилу Кошкину пришлось удалить одно лёгкое, он был направлен на реабилитационный курс лечения в заводской санаторий «Занки» под Харьковом, где скончался 26 сентября 1940 года, за 9 месяцев до начала войны. Главным конструктором и руководителем КБ-520 стал заместитель Кошкина А. А. Морозов.

Михаил Кошкин был похоронен в Харькове на Первом городском кладбище (ныне Молодёжный парк).

До сегодняшнего дня могила не сохранилась. По одним данным, она была целенаправленно уничтожена немецкими бомбардировками[18][неавторитетный источник? 2065 дней][19]. По другим данным, гроб с телом Кошкина был кремирован, урна с прахом хранилась в помещении при городском морге г. Харькова, который и был подвергнут бомбовому удару[1]. События происходили в конце 1941 года, на конечной стадии эвакуации ХПЗ в Нижний Тагил и перед захватом города немецкими войсками.

Видео по теме

Семья

Открытие бронзового бюста в селе Брынчаги. 21 ноября 1998 года
  • жена — Вера Николаевна
  • дочери
    • Елизавета — учитель географии,
    • Тамара — геолог,
    • Татьяна — преподаватель Харьковского университета.

Награды и премии

Памятник в Харькове

Память

Памятники
  • В Харькове, недалеко от проходной Завода имени Малышева, в мае 1985 года Михаилу Ильичу Кошкину был торжественно открыт памятник. Также в Харькове в честь Михаила Ильича названа улица.
  • Памятник танку «Т-34», а фактически М. И. Кошкину, установлен на трассе М-8 рядом с указателем поворота на родное село Кошкина Брынчаги в Ярославской области.
  • Памятник М. И. Кошкину установлен в центре его родной деревни Брынчаги Ярославской области (дом в котором он родился и жил, сгорел во время большого пожара в 1938 году)[2].
  • В Кирове (Вятке) на доме, где жил М. И. Кошкин (ул. Спасская, 31), установлена мемориальная доска.
  • Мемориальная доска установлена в Главном здании СПбГПУ, где учился Михаил Ильич.
  • Мемориальная доска установлена на здании, где жил Михаил Ильич (г. Харьков, ул. Пушкинская, 54/2).
Книги
  • Резник Я. Л. Сотворение брони. — М.: Воениздат, 1987.
  • Вишняков В. А. Танк, обогнавший время. — Ради жизни на земле. — М.: ДОСААФ, 1986. — 525 с. — 100 000 экз.
  • Вишняков В. А. Конструкторы. 1989.
  • Брошюра «Михаил Кошкин: уникальные документы, фотографии, факты, воспоминания (к 110-летию со дня рождения)», 2009 г.
ФильмыВ филателии
  • В 1998 году к 100-летию со дня рождения М. И. Кошкина была выпущена российская почтовая марка с его портретом. На рисунке слева — установленный на постамент танк Т-34. На марке напечатан текст: «М. И. Кошкин. 1898—1940». Номинал марки — 1 рубль. Рисунок был выполнен Л. Зайцевым.

См. также

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 История Дмитриевской общеобразовательной школы Переславского МР Ярославской области // 76pz-dmitrshkola.edusite.ru
  2. ↑ 1 2 Александр Левченко «Он одел солдат в броню»
  3. ↑ Елизавета Кошкина «Отец не стал давать танку своё имя» Еженедельник «Молодость Сибири» № 3(4499) 2007 г.
  4. ↑ Учётная карточка члена ВКП(б) Кошкина М. И. Государственный архив социально-политической истории Кировской области, ф. 4112, оп. 18, д. 36-81-3883, кор. 7.
  5. ↑ Казаков Михаил, «Лучший танк Великой Отечественной войны»
  6. ↑ ХПЗ - Завод Им. Малышева, 1995, с. 186—187.
  7. ↑ 1 2 3 «Кому сегодня мешает советская Тридцатьчетвёрка?» О. А. Наказной, И. Г. Желтов, А. Г. Солянкин «Военно-исторический журнал» — № 5 — 2009 г.
  8. ↑ ХПЗ - Завод Им. Малышева, 1995, с. 178.
  9. ↑ «Очень красивое творение рук человека» Елена Василькова, Российская газета (Неделя) № 6126 от 11 июля 2013 г.
  10. ↑ «Неизвестный Т-34» И. Желтов, М. Павлов, И. Павлов, А. Сергеев, А. Солянкин, Экспринт 2001.ISBN 5-94038-013-1
  11. ↑ Кавалерчик Б. Ещё раз о Т-34. — Танковый удар. Советские танки в боях 1942—1943: Сборник. М.: Яуза, Эксмо, 2007. — 448 с. ISBN 978-5-699-22807-2
  12. ↑ Осторожно: «специалисты»! Л. Васильева-Кучеренко. Литературная газета. 22-28 октября 2008 г. № 43 (6195).
  13. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Техника и Вооружение, 2008, с. 23.
  14. ↑ Харьковское Конструкторское Бюро по Машиностроению (история)
  15. ↑ 1 2 Яков Баран Так родилась «тридцатьчетвёрка» (Т-34 путь к Победе Воспоминания танкостроителей и танкистов К. М. Слободин, В. Д. Листровой Xарьков, Прапор 1985.)
  16. ↑ Александр ВЕТРОВ. Непревзойдённая «тридцатьчетвёрка» (Т-34 путь к Победе Воспоминания танкостроителей и танкистов К. М. Слободин, В. Д. Листровой Xарьков, Прапор 1985.)
  17. ↑ И. Желтов, А. Макаров «А-34 рождение тридцатьчетвёрки» Москва, «Тактикал пресс» 2014.
  18. ↑ газета «Вечерний Харьков» — Не осталось даже могилы
  19. ↑ Документальный фильм «Прохоровка. Укрощение „Тигра“»
  20. ↑ История создания среднего танка Т-111
  21. ↑ 1 2 Кошкин Михаил Ильич — статья из Большой советской энциклопедии. 

Литература

Ссылки

wikipedia.green

Кошкин Михаил Ильич - это... Что такое Кошкин Михаил Ильич?

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин (3 декабря 1898, село Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии — 26 сентября 1940, дом отдыха Занки, Харьковская область) — советский конструктор, начальник КБ танкостроения Харьковского завода, создавшего знаменитый танк Т-34 и первый танк с противоснарядным бронированием, Т-111 (опытная модель).

Биография

Родился 3 декабря 1898 года в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии.

После участия в Гражданской войне и работы на разных предприятиях с 1929 по 1934 год учился в Машиностроительном институте Ленинграда, после чего 2,5 года трудился в танковом КБ Ленинградского завода им. С. М. Кирова. С должности рядового конструктора быстро дошёл до заместителя начальника КБ. За участие в создании нового танка Т-46-5 получил орден Красной Звезды.[1]

С декабря 1936 года Кошкин возглавляет Конструкторское бюро Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ). В это время в КБ сложилась критическая кадровая ситуация: предыдущий начальник КБ А. О. Фирсов арестован «за вредительство», конструкторов допрашивают, КБ разделено на два направления: с лета 1937 года одна часть сотрудников занимается опытно-конструкторскими работами (14 тем), другая обеспечивает текущее серийное производство.

Первый проект, созданный под его руководством, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания. 13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (бывший ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк под индексом БТ-20.

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе А. А. Морозов), а также около 40-ка выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Разработка идёт в сложных условиях: на заводе продолжаются аресты.

Кошкин в этом хаосе продолжает развивать своё направление — чертежи, над которыми работает костяк фирсовского конструкторского бюро (КБ-24), должны лечь в основу будущего танка.

Конструкторским бюро под руководством А.Дика был разработан технический проект танка БТ-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на руководителя КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей[2]. Вклад А.Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески.[1]

Довоенные танки производства завода № 183. Слева направо: А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 обр 1940 г. с пушкой Л-11, Т-34 обр. 1941 г. с пушкой Ф-34.

Конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин. В марте 1938 года проект танка был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя для танка. 28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать два новых танка — колёсно-гусеничный (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничного. Они несколько отличаются от бортов танка БТ-ИС Н. Ф. Цыганова.

По результатам первых испытаний принято решение изготовить два танка с усиленной бронёй. В начале марта 1940 года Кошкин отправляется из Харькова в Москву с двумя танками А-20 и А-32 «своим ходом». В условиях начавшейся весенней распутицы, при сильной изношенности танков предшествующими пробеговыми испытаниями (около 3000 км), начавшийся пробег несколько раз был на грани провала. Тем не менее испытания в Подмосковье завершаются успехом. Но сам Кошкин заплатил за этот демонстрационный успех большую цену: простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, и в сентябре 1940 года Михаила Ильича не стало.

Награды

Память

Памятники
  • В Харькове, недалеко от проходной завода имени Малышева, в мае 1985 года Михаилу Ильичу Кошкину был торжественно открыт памятник.
  • Памятник танку «Т-34», а фактически М. И. Кошкину, установлен у дороги, возле его родной деревни Брынчаги в Ярославской области.
Книги
  • Резник Я. Л. Сотворение брони. — М.: Воениздат, 1987.
  • Брошюра «Михаил Кошкин: уникальные документы, фотографии, факты, воспоминания (к 110-летию со дня рождения)», 2009 г.
  • В. Вишняков. Конструкторы. 1989.
Фильмы
  • «Главный конструктор» режиссёра В. Семакова, роль Кошкина сыграл Борис Невзоров.
Марка

К 100-летию со дня рождения М. И. Кошкина

  • В 1998 году к 100-летию со дня рождения М. И. Кошкина была выпущена Российская почтовая марка с его портретом. На рисунке слева — установленный на постамент танк Т-34. На марке напечатан текст: «М. И. Кошкин.1898-1940». Стоимость марки — 1 рубль. Рисунок был выполнен Л. Зайцевым.

Примечания

См. также

Ссылки

 Кошкин, Михаил Ильич на сайте «Герои страны»

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Кошкин Михаил Ильич Википедия

Дата рождения Место рождения Дата смерти Место смерти Гражданство Род деятельности Супруга Дети Награды и премии
Михаил Ильич Кошкин
21 ноября (3 декабря) 1898(1898-12-03)
деревня Брынчаги,Угличский уезд,Ярославская губерния
26 сентября 1940(1940-09-26) (41 год)
Змиёвский район, Харьковская область, УССР, СССР
Российская империя Российская империя, СССР СССР
инженер, военнослужащий, военный инженер
Вера Николаевна
Елизавета, Тамара, Татьяна
 Михаил Ильич Кошкин на Викискладе

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин (1898—1940) — советский инженер-конструктор, создатель и первый главный конструктор танка Т-34, начальник КБ танкостроения Харьковского паровозостроительного завода имени Коминтерна. Герой Социалистического Труда (1990, посмертно).

Биография

Ранние годы

Родился 21 ноября (3 декабря) 1898 года в селе Брынчаги (ныне — Переславский район, Ярославская область). Семья жила бедно, земли было мало, и отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену и троих малолетних детей. Из-за бедности мать Михаила идёт батрачить, а он, окончив в 10-летнем возрасте 3 класса церковно-приходской школы, уезжает на заработки в Москву, где устраивается на кондитерскую фабрику и за 8 лет работы проходит путь от ученика пекаря до рабочего по обслуживанию карамельных автоматов.[1]

Служба в армии

В начале 1917 года, перед Февральской революцией, Михаил Кошкин призывается в Русскую императорскую армию, попадает на Западный фронт, где воюет в составе 58-го пехотного полка. В августе 1917 года, после ранения, направляется на лечение в Москву, после чего получает отпуск и, в конце 1917 года, демобилизуется из армии.

15 апреля 1918 года добровольцем уходит в сформированный в Москве железнодорожный отряд РККА. Участвует в боях на фронтах Гражданской войны и в отражении иностранной военной интервенции в России. До 1919 года воюет под Царицыном, затем переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который перебрасывается на Северный фронт, где воюет против английских интервентов и принимает участие во взятии Архангельска. Там же Кошкин, вероятнее всего, впервые знакомится с бронетехникой: бронепоездами РККА и английскими танками «Рикардо» Mark V, которые использовались интервентами на этом участке фронта[2].

После ликвидации Архангельского фронта 3-й железнодорожный батальон перебрасывается на Польский фронт, но Михаил Кошкин по дороге заболел тифом и был снят с эшелона, затем направлен в Киев, на Южный фронт, в 3-ю железнодорожную бригаду, которая занимается восстановлением ж/д пути и мостов в полосе наступления.

Летом 1921 года железнодорожная бригада расформировывается, и Михаил Кошкин заканчивает армейскую службу.

Партийная карьера в ВКП(б)

В 1919 году, на Северном фронте, вступает в члены РКП(б), выбран секретарем партячейки 3-й железнодорожной бригады. После окончания службы в 1921 году с отличием оканчивает военно-политические курсы в Харькове, после которых командируется на учёбу в Москву в Коммунистический университет имени Я. М. Свердлова. Во время учёбы лично знакомится с С. М. Кировым и Г. К. Орджоникидзе[3].

После окончания университета командируется в город Вятка (г. Киров), где с 1924 по 1925 годы успешно руководит кондитерской фабрикой. В 1925-1926 годы — заведующий агитационно-пропагандистского (по другим данным — промышленного[1]) отдела 2-го райкома ВКП(б). В 1926 — 1928 годах — заведует Губсовпартшколой. С 1928 года — заместитель заведующего, а с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистским отделом Губкома ВКП(б)[4] г. Вятка.

В Вятке Михаил Кошкин женится на служащей Губпотребсоюза Вере Катаевой, рождается дочь Лиза[5].

Михаила Кошкина могла ждать блестящая партийная карьера, однако он отправляет письмо Сергею Кирову с просьбой оказать содействие в получении технического образования и в 1929 году получает вызов в Ленинград.

Начало конструкторской деятельности

В 1929 году, в 30-летнем возрасте, в числе «парттысячников», Михаил Кошкин зачислен в Ленинградский технологический институт, однако тема обучения ему кажется неинтересной и он добивается перевода на машиностроительный факультет Ленинградского политехнического института.

В 1934 году защищает диплом по специальности «инженер-механик по конструированию автомобилей и тракторов», тема дипломной работы «Коробка переменных передач среднего танка». Преддипломную практику проходит в ОКБ при Ленинградском заводе опытного машиностроения № 185. Спроектированную КПП решено установить на опытный колесно-гусеничный танк Т-29. Производственную практику проходил на Нижегородском автомобильном заводе имени В. М. Молотова (сейчас ГАЗ) в должности мастера дефектного отдела, зарекомендовал себя способным специалистом, руководство завода направило ходатайство в Наркомат тяжёлой промышленности с просьбой на Михаила Кошкина после окончания обучения на своё предприятие, однако он добивается продолжения работы в танковом КБ.

С 1934 года 2,5 года трудится в КБ Ленинградского завода имени С. М. Кирова. С должности рядового конструктора дошёл до заместителя начальника КБ. В это время КБ работает над танками Т-29 и Т-46-1, которые представляют собой модернизацию серийных Т-28 и Т-26 с переводом их на колёсно-гусеничный ход. Работа проведена успешно, хотя впоследствии оказалось, что танки бесперспективны (чрезмерная сложность и высокая стоимость показали невозможность их серийного производства).

11 апреля 1936 года М. И. Кошкин, в числе других конструкторов, «За отличную работу в области машиностроения» награждается орденом Красной Звезды.

Харьков

В конце декабря 1936 года нарком тяжёлой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе, обеспокоенный напряжённой обстановкой в Танковом отделе Харьковского завода, сложившаяся на фоне проблем модернизации серийного быстроходного лёгкого танка БТ-7, лично нашёл М. И. Кошкина, и после собеседования принял решение на его с Ленинградского опытного завода на Харьковский завод[6]. Решение о переводе в Харьков конструктора М. И. Кошкина было принято с учётом его деловых качеств и личного стремления создать быстроходный средний танк, пригодный для крупносерийного производства.

Примечание: Впервые в мире концепция быстроходного среднего танка с противоснарядной броневой защитой и мощным вооружением была реализована в 1934 году в опытном танке Т-29 (проект КБ Ленинградского завода). К концу 1936 года, было очевидно, что Т-29 в серию не пойдёт… Одна из причин — несоответствие проекта общим тенденциям развития конструкции танка на Ленинградском заводе. В то время заместитель начальника КБ Ленинградского опытного завода М. И. Кошкин, участвуя в разработке Т-29, определил основные направления улучшения проекта Т-29 и доложил о них непосредственно наркому тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе. Танки Т-29 и БТ-7 имели аналогичный колёсно-гусеничный движитель с опорными катками большого диаметра. Колёсно-гусеничный движитель танка Т-29 имел катки большого диаметра с независимой торсионной подвеской (в отличие от пружинной подвески танка БТ). Торсионные валы, изготовленные по технологии Ленинградского завода, в условиях движения танка Т-29 по пересечённой местности работали неудовлетворительно. Тем не менее конструктор М. И. Кошкин являлся сторонником применения на быстроходном среднем танке катков большого диаметра — основного элемента обеспечения быстроходности танка при условии последующей доработки торсионной подвески.

28 декабря 1936 года, нарком тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе подписал Приказ о направлении М. И. Кошкина в Харьков на ХПЗ имени Коминтерна (№ 183) на должность руководителя танкового КБ-190.

В то время Танковый отдел Харьковского завода № 183 выпускал легкие колёсно-гусеничные быстроходные танки серии «БТ», которые, наряду с лёгким танком Т-26 Кировского завода, составляли основу бронетанковых войск РККА. Проблемами серийного производства и модернизации танка БТ в Танковом отделе завода № 183 занималось КБ-190 под руководством А. О. Фирсова.

Конфликт между ГАБТУ РККА и Танковым отделом завода № 183 возник ввиду технических дефектов, проявившихся в процессе эксплуатации танка БТ-7. Было начато расследование по делу о поставке в войска 687 танков с недоработанной КПП. В свою очередь представители Танкового отдела завода обвиняли военных в неправильной эксплуатации танков БТ (прыжки с трамплина). В ходе расследования А. О. Фирсов был отстранён от руководства КБ-190 и работал рядовым конструктором, а руководство КБ-190 было временно возложено на Николая Кучеренко[7].

Начало работы. КБ-190. Кризис танкостроения.

В январе 1937 г. М. И. Кошкин впервые без сопровождающих появился в КБ (бюро 190). Одет был просто. Во второй половине дня в сопровождении А. О. Фирсова и Н. А. Кучеренко сделал обход, познакомился с ведущими конструкторами и осмотрел помещения. В течение последующих дней М. И. Кошкин познакомился с каждым из конструкторов и выполняемой ими работой. Предстояло правильно сориентировать коллектив КБ, организовать его работу, вдохнуть веру в достижимость поставленной первоочередной цели, заразить своей работоспособностью[8].

Задачей КБ-190 является обеспечение производства и модернизация БТ-7. 48 конструкторов перегружены работой, в плане на 1937 год силы распределены по 14 направлениям, в числе которых установка на БТ-7 новейшего дизельного двигателя В-2 (БТ-7М, А-8), САУ на базе танка, разработка новых — БТ-9 (заказ АБТУ) и БТ-ИС (проект на основе работ группы Цыганова, переданный с танкоремонтного завода № 48). Условия и сроки жёсткие, по словам Афанасия Фирсова: «Мы между Сциллой и Харибдой. Сдадим сырой танк — жди беды. А не сдадим — головы полетят»[9]. В марте 1937 года Афанасий Фирсов был арестован.

Одновременно назревает общий кризис танкостроения, вызванный появлением нового вида оружия — противотанковой пушки. Гражданская война в Испании с участием легкобронированных БТ-7, Т-26 показала их высокую уязвимость для огня артиллерии и даже крупнокалиберных пулемётов. А так как эти танки являлись основными в Красной Армии, это означало, по сути, необходимость срочной замены всего танкового парка. Проблема усугублялась тем, что в СССР, на этот момент, моделей танков с противоснарядным бронированием, готовых к массовому производству, не было. В то же время колёсно-гусеничная схема Уолтера Кристи, положенная в основу танков БТ, достигла предела модернизации. Противоснарядное бронирование неизбежно увеличивало массу машины, при которой трансмиссия БТ-7 не выдерживала нагрузок, а колёсный ход становился невозможным из-за повышенного давления катков-колёс на грунт. В БТ-9 и БТ-ИС предпринималась попытка решить проблему колесного хода усложнением трансмиссии, сделав ведущими не одну, как у БТ-7, а 3 пары задних колёс, дополнительно пытались осуществить возможность движения на одной гусенице и колёсах с разных сторон (т. н. синхронизированный ход), это ещё более усложняло задачу и делало танк довольно трудоёмким и дорогим в производстве.

7 мая 1937 года Кошкин предлагает объединить схожие проекты БТ-9 и БТ-ИС (БТ-7-Б-ИС) с целью экономии сил, предложение поддерживает 8-е Главное управление НКОП, которому подчинён завод № 183. Поскольку тактико-технические требования (ТТТ) на объединенный проект выдвинуты не были, КБ получает определённую свободу действий, однако чиновников АБТУ инициатива Кошкина не устраивает:

«… Предъявленный проект имел грубейшие ошибки, вследствие чего был забракован. Проект даёт новую машину с уширенным корпусом, новой ходовой частью и т. д. По существу это не БТ-9, так как совершенно не соответствует ТТТ АБТУ на БТ-9 и не БТ-7ИС, ибо меняется корпус, радиаторы, колёса и т. д. Причём проектирование изначально подчинено только удобству производства и коммерческим соображениям и проводится без ТТТ…»

— Докладная записка инспектора АБТУ Сапрыгина о состоянии дел на заводе № 183 зам. начальнику АБТУ Густаву Бокису (20 августа 1937 г.)

[10].

Инспектор Сапрыгин также обвиняет Михаила Кошкина в попытке срыва работы конструктора А. Я. Дика, направленного на завод от АБТУ летом 1937 года с целью разработки вариантов эскизного проекта танка БТ-ИС.

28 сентября 1937 года на завод приходит директива 8-го Главного управления НКОП, об организации особого конструкторского бюро (ОКБ). Перед ОКБ ставится цель спроектировать и к 1939 году подготовить серийное производство быстроходных колёсно-гусеничных танков с синхронизированным ходом. Начальником ОКБ назначен военный инженер 3-го ранга, адъюнкт Военной академии механизации и моторизации РККА имени И. В. Сталина (ВАММ) А. Я. Дик, от ВАММ в ОКБ прикомандированы несколько инженеров и 41 слушатель-дипломник, от завода в ОКБ переведён 21 конструктор. Завод обязывают выполнять все работы, связанные с ОКБ во внеочередном порядке[7]. В результате этого КБ-190 Кошкина было практически обескровлено, из 48 человек в ОКБ переведены 19 лучших конструкторов его отдела.

13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк БТ-20 (заводской индекс А-20), но в конце октября прибывшая на завод комиссия констатировала, что ОКБ с работой не справляется, Адольф Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей[7][11]. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески[12]. ОКБ было расформировано, вскоре был арестован и начальник АБТУ Густав Бокис, административное давление со стороны военных временно ослабевает…

В октябре 1937 года после получения заводом № 183 задания от ГАБТУ РККА на разработку нового маневренного колёсно-гусеничного танка М. И. Кошкин возглавил новое конструкторское подразделение КБ-24, которое менее чем за год спроектировало колёсно-гусеничный танк под индексом БТ-20[13].

В начале ноября 1937 года с целью продолжения работы над БТ-20, Кошкин формирует новое КБ-24, а руководство КБ-190 вновь переходит к Николаю Кучеренко.

КБ-24 формировалось на добровольных началах, в него вошёл 21 человек из КБ-190 и КБ-35 завода, при приёме Кошкин беседовал с каждым лично, его заместителем стал Александр Морозов[14]. Подбору работников М. И. Кошкин и А. А. Морозов уделили особое внимание, в целях создания творческих и товарищеских взаимоотношений в коллективе. Были назначены руководители групп по проектированию основных узлов будущей машины, и КБ сразу приступило к работе[15].

В ноябре 1937 года, менее чем за год работы М. И. Кошкина в должности главного конструктора, под его руководством была успешно завершена модернизация танка БТ-7 с установкой в нём дизеля В-2 (танк БТ-7М)[13].

В феврале 1938 года М. И. Кошкин работал в комиссии по дополнительным заводским испытаниям колёсно-гусеничного танка изобретателя Н. Ф. Цыганова — БТ-СВ-2 («Черепаха») [13].

КБ-24, проект А-32.
Довоенные танки производства завода № 183. Слева направо: А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 образца 1940 года с пушкой Л-11, Т-34 образца 1941 года с пушкой Ф-34.

В марте 1938 года утверждается эскизный проект БТ-20 (А-20). Однако, несмотря на новизну, по боевым качествам он мало отличался от БТ-7, вооружение (45 мм пушка 20-К) осталось прежним, увеличение толщины брони до 20 мм не обеспечивало надёжную защиту от противотанковой артиллерии. Кошкин и его помощники загорелись «гусеничным» вариантом, который мог упростить конструкцию и позволял значительно усилить броню и вооружение за счёт экономии и увеличения веса.

28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать наряду с колёсно-гусеничным А-20 (как и предполагалось изначальным заданием), чисто гусеничный танк, получивший индекс А-32. Кошкина поддержал И. В. Сталин, предложив не ограничивать инициативу завода.

6 сентября 1938 года М. И. Кошкин участвовал в представлении комиссии ГАБТУ разработанного проекта и макета танка БТ-20. По решению макетной комиссии под руководством М. И. Кошкина в КБ-24 приступили к разработке и изготовлению трёх опытных танков (одного колёсно-гусеничного танка А-20 и двух гусеничных — А-32) [13].

9—10 декабря 1938 года М. И. Кошкин демонстрировал Главному Военному совету чертежи и макеты опытных танков А-20 и А-32[13]..

16 декабря 1938 года М. И. Кошкин назначен главным конструктором трёх объединённых КБ завода № 183 в единое конструкторское бюро КБ-520[13]..

Срочная разработка чертежей танков А-20 и А-32 потребовала сотен людей, поэтому в начале 1939 года все танковые КБ завода (КБ-24, КБ-190 и КБ-35) были объединены в КБ-520, одновременно произошло объединение опытных цехов в единый цех, тесно связанный с КБ. Михаил Кошкин был назначен главным конструктором, его заместителями А. А. Морозов, Н. А. Кучеренко, А. В. Колесников и В. М. Дорошенко[15].

Совместные испытания А-20 и А-32

5 июня 1939 года М. И. Кошкин присутствовал при первом пробном пробеге опытного колёсно-гусеничного танка А-20[13].

16 июля 1939 года М. И. Кошкин принимал участие в первом пробном пробеге опытного гусеничного танка А-32[13].

В середине 1939 года в Харькове Кошкин представил опытные образцы А-20 и А-32. При испытаниях Государственная Комиссия отметила, что оба танка «по прочности и надёжности выше всех опытных образцов, выпускаемых ранее». Колёсно-гусеничный А-20 показывал большую скорость и тактическую подвижность, А-32 лучшую проходимость и бронезащиту, имея резервы по её усилению (обе машины изготавливались в одинаковом весе и изначально позиционировались как лёгкие танки), но ни одному из них долгое время не было отдано предпочтение, споры между противниками и сторонниками колёсно-гусеничного движителя продолжались. В КБ работа велась над обеими машинами параллельно.

23 сентября 1939 года М. И. Кошкин участвовал в показе на Полигоне в Кубинке опытных машин А-20 и А-32 членам правительства[13].

В сентябре 1939 года в Кубинке А-20 и А-32 (Т-32), вместе с перспективными танками других заводов, повторно были показаны госкомиссии. Показ прошёл с большим успехом, Т-32 произвёл впечатление на присутствующих необычно красивой формой и отличными ходовыми качествами[16]. При этом Кошкин уже представил обновлённый А-32 с 76,2 мм пушкой Л-10, получивший индекс Т-32. На последовавшем совещании он вновь активно выступает за Т-32, позиционируя его уже как средний танк, на замену устаревшему Т-28, особо отмечая его простоту и большие резервы по дальнейшему улучшению, предлагая составить график запуска машины в серийное производство[17]. Военные чиновники опять ни одному из танков не отдали предпочтение, рассматривая вопрос об одновременном производстве А-20 и Т-32.

Проект А-32 с усиленным бронированием

С сентября 1939 года по февраль 1940 года на основании решения командования АБТУ под руководством М. И. Кошкина велось проектирование и изготовление двух опытных гусеничных танков А-32 с усиленным бронированием[13].

Начавшаяся Советско-финская война (1939—1940) снова показала плохую оснащенность РККА танками с мощным вооружением и бронезащитой. Совершенствование Т-32 активизировалось, были проведены испытания с дополнительной нагрузкой, имитирующей увеличение толщины брони до 45 мм, которые прошли успешно, и будущий танк формально приняли на вооружение до изготовления опытного образца под индексом Т-34. Кошкин и конструкторы его КБ работают напряжённо, целыми днями пропадая на работе. Объём работ был значительным, в результате всех модернизаций масса возросла на 6 тонн, усилен гусеничный движитель, увеличились габариты, перерасчёт конструкции и чертежи делались заново.

Постановлением Комитета Обороны при СНК СССР № 443 от 19 декабря 1939 года А-32 с толщиной брони 45 мм, названный танком Т-34, был принят на вооружение Красной Армии[13].

Опытные Т-34 № 1 и Т-34 № 2

10 февраля 1940 года изготовлены два первых Т-34 и начаты их испытания. На 17 марта в Москве назначается показ танков членам правительства, с этой целью организуется танкопробег Харьков — Москва. Учитывая важность мероприятия, Михаил Кошкин сам отправляется на новых машинах как ответственный представитель завода.

В марте 1940 года М. И. Кошкин принял личное участие в проведении войсковых испытаний двух опытных танков Т-34 (А-34) с совершением пробега Харьков-Москва и обратно[13].

750 км от Харькова до Москвы и обратно ещё недоработанные танки прошли своим ходом в трудных условиях бездорожья и снежных заносов.

17 марта 1940 года М. И. Кошкин участвовал в показе своих машин Т-34 членам правительства в Кремле[13]. Показ на Ивановской площади Кремля в присутствии всего высшего руководства СССР (И. В. Сталин, М. И. Калинин, В. М. Молотов и К. Е. Ворошилов) и всесторонние стендовые и ходовые испытания на танковом полигоне окончательно решили судьбу танка. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

31 марта 1940 года М. И. Кошкин представил опытные танки Наркому среднего машиностроения и Наркому обороны, которые рекомендовали немедленно поставить танк Т-34 на производство на заводах № 183 и СТЗ[13].

Последние месяцы жизни
Татьяна Михайловна и Тамара Михайловна Кошкины на торжественном открытии памятника в селе Брынчаги.

Пробег Харьков — Москва — Харьков подорвал здоровье Михаила Кошкина, простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией. Однако напряжение последних лет не ослабло, организация серийного производства Т-34, значительно отличающегося по конструкции от БТ-7, шла тяжело, требовалась масса текущих доработок, кроме того, в это время в КБ-520 работали над следующей моделью — Т-34М и намечался перспективный танк с поперечным расположением двигателя Т-44.

Вскоре заболевание обострилось, Михаилу Кошкину пришлось удалить одно лёгкое, он был направлен на реабилитационный курс лечения в заводской санаторий «Занки» под Харьковом, где скончался 26 сентября 1940 года, за 9 месяцев до начала войны. Главным конструктором и руководителем КБ-520 стал заместитель Кошкина А. А. Морозов.

Михаил Кошкин был похоронен в Харькове на Первом городском кладбище (ныне Молодёжный парк).

До сегодняшнего дня могила не сохранилась. По одним данным, она была целенаправленно уничтожена немецкими бомбардировками[18][неавторитетный источник? 2077 дней][19]. По другим данным, гроб с телом Кошкина был кремирован, урна с прахом хранилась в помещении при городском морге г. Харькова, который и был подвергнут бомбовому удару[1]. События происходили в конце 1941 года, на конечной стадии эвакуации ХПЗ в Нижний Тагил и перед захватом города немецкими войсками.

Семья

Открытие бронзового бюста в селе Брынчаги. 21 ноября 1998 года
  • жена — Вера Николаевна
  • дочери
    • Елизавета — учитель географии,
    • Тамара — геолог,
    • Татьяна — преподаватель Харьковского университета.

Награды и премии

Памятник в Харькове

Память

Памятники
  • В Харькове, недалеко от проходной Завода имени Малышева, в мае 1985 года Михаилу Ильичу Кошкину был торжественно открыт памятник. Также в Харькове в честь Михаила Ильича названа улица.
  • Памятник танку «Т-34», а фактически М. И. Кошкину, установлен на трассе М-8 рядом с указателем поворота на родное село Кошкина Брынчаги в Ярославской области.
  • Памятник М. И. Кошкину установлен в центре его родной деревни Брынчаги Ярославской области (дом в котором он родился и жил, сгорел во время большого пожара в 1938 году)[2].
  • В Кирове (Вятке) на доме, где жил М. И. Кошкин (ул. Спасская, 31), установлена мемориальная доска.
  • Мемориальная доска установлена в Главном здании СПбГПУ, где учился Михаил Ильич.
  • Мемориальная доска установлена на здании, где жил Михаил Ильич (г. Харьков, ул. Пушкинская, 54/2).
Книги
  • Резник Я. Л. Сотворение брони. — М.: Воениздат, 1987.
  • Вишняков В. А. Танк, обогнавший время. — Ради жизни на земле. — М.: ДОСААФ, 1986. — 525 с. — 100 000 экз.
  • Вишняков В. А. Конструкторы. 1989.
  • Брошюра «Михаил Кошкин: уникальные документы, фотографии, факты, воспоминания (к 110-летию со дня рождения)», 2009 г.
ФильмыВ филателии
  • В 1998 году к 100-летию со дня рождения М. И. Кошкина была выпущена российская почтовая марка с его портретом. На рисунке слева — установленный на постамент танк Т-34. На марке напечатан текст: «М. И. Кошкин. 1898—1940». Номинал марки — 1 рубль. Рисунок был выполнен Л. Зайцевым.

См. также

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 История Дмитриевской общеобразовательной школы Переславского МР Ярославской области // 76pz-dmitrshkola.edusite.ru
  2. ↑ 1 2 Александр Левченко «Он одел солдат в броню»
  3. ↑ Елизавета Кошкина «Отец не стал давать танку своё имя» Еженедельник «Молодость Сибири» № 3(4499) 2007 г.
  4. ↑ Учётная карточка члена ВКП(б) Кошкина М. И. Государственный архив социально-политической истории Кировской области, ф. 4112, оп. 18, д. 36-81-3883, кор. 7.
  5. ↑ Казаков Михаил, «Лучший танк Великой Отечественной войны»
  6. ↑ ХПЗ - Завод Им. Малышева, 1995, с. 186—187.
  7. ↑ 1 2 3 «Кому сегодня мешает советская Тридцатьчетвёрка?» О. А. Наказной, И. Г. Желтов, А. Г. Солянкин «Военно-исторический журнал» — № 5 — 2009 г.
  8. ↑ ХПЗ - Завод Им. Малышева, 1995, с. 178.
  9. ↑ «Очень красивое творение рук человека» Елена Василькова, Российская газета (Неделя) № 6126 от 11 июля 2013 г.
  10. ↑ «Неизвестный Т-34» И. Желтов, М. Павлов, И. Павлов, А. Сергеев, А. Солянкин, Экспринт 2001.ISBN 5-94038-013-1
  11. ↑ Кавалерчик Б. Ещё раз о Т-34. — Танковый удар. Советские танки в боях 1942—1943: Сборник. М.: Яуза, Эксмо, 2007. — 448 с. ISBN 978-5-699-22807-2
  12. ↑ Осторожно: «специалисты»! Л. Васильева-Кучеренко. Литературная газета. 22-28 октября 2008 г. № 43 (6195).
  13. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Техника и Вооружение, 2008, с. 23.
  14. ↑ Харьковское Конструкторское Бюро по Машиностроению (история)
  15. ↑ 1 2 Яков Баран Так родилась «тридцатьчетвёрка» (Т-34 путь к Победе Воспоминания танкостроителей и танкистов К. М. Слободин, В. Д. Листровой Xарьков, Прапор 1985.)
  16. ↑ Александр ВЕТРОВ. Непревзойдённая «тридцатьчетвёрка» (Т-34 путь к Победе Воспоминания танкостроителей и танкистов К. М. Слободин, В. Д. Листровой Xарьков, Прапор 1985.)
  17. ↑ И. Желтов, А. Макаров «А-34 рождение тридцатьчетвёрки» Москва, «Тактикал пресс» 2014.
  18. ↑ газета «Вечерний Харьков» — Не осталось даже могилы
  19. ↑ Документальный фильм «Прохоровка. Укрощение „Тигра“»
  20. ↑ История создания среднего танка Т-111
  21. ↑ 1 2 Кошкин Михаил Ильич — статья из Большой советской энциклопедии. 

Литература

Ссылки

wikiredia.ru