Глава 8 Корректировка артиллерии с воздуха. Корректировка огня артиллерии


Спецназ ГРУ-2. Война не окончена, история продолжается

С. Козлов. Миномет? Почему бы и нет?

Действительно можно много спорить о необходимости использования спецназом минометов и другого тяжелого оружия пехоты. И ведение огня из миномета, а главное, его грамотная корректировка — дело отнюдь не элементарное. В частности скажу, что автор предыдущего материала, скорее всего, корректировал огонь своего миномета, который вел огонь полупрямой наводкой. Это когда огневые позиции, место наблюдателя-корректировщика и цель находятся на одной прямой. Именно в этом случае возможна корректировка «два лаптя ближе, кулак правее». Если же эти три точки представляют собой любой треугольник, то управление огнем даже одного миномета требуют специальных знаний.

Принцип корректирования огня артиллерии с закрытых позиций

Не вдаваясь в дебри теоретических построений, постараюсь коротко изложить, какие данные нужно выдавать на огневые позиции для производства расчетов при ведении огня артиллерии с закрытых позиций. Для начала напомню, что в артиллерии для определения направления используется не азимут магнитный (Ам), а дирекционный угол (Ду). О разнице между ними можно прочесть в любом учебнике топографии. Данные для расчета разницы между Ам и Ду имеются в легенде карты, с которой вы работаете. Для удобства работы на НП вам потребуется дальномер ЛПР-1 (о том, что необходима радиостанция, я даже не говорю). Установив его (обязательно на треногу), нужно сначала добиться, чтобы прибор стоял строго горизонтально. Проверить это легко при помощи простого устройства, называемого уровнем. Пузырек воздуха, находящийся в жидкости, укажет на завершение этих действий, как только будет находиться строго посередине. После этого ЛПР следует сразу сориентировать так, чтобы он вам выдавал при наведении на цель Ду. Для этого лучше всего подходит буссоль, но можно ввести поправки к Ам, определенному при помощи компаса. Компас в этом случае лучше иметь с градуировкой не через три градуса, а через один. Для ориентировании прибора положите на него компас и сориентируйте его на север. После этого наведите визир компаса и перекрестье прибора на один и тот же ориентир. После расчета поправки к Ду, введите ее. Теперь ваш ЛПР будет автоматически показывать на шкале значения Ду. После этого следует определить прямоугольные координаты точки вашего НП. Географическими координатами в артиллерии также не пользуются. Самый простой способ — по дальности и направлению на хорошо заметный ориентир, имеющийся на вашей карте. Способ также описан в учебниках топографии.

Координаты следует сообщить на огневые позиции. После этого вы легко сможете корректировать огонь артиллерии. Вычислитель на огневой позиции, получая ваши сообщения о направлении и дальности до цели, а после первого выстрела — до разрыва (дальность указывается в метрах), легко сможет ввести поправки при стрельбе и доложить их командиру огневых средств.

Польза несомненна

А.Сухолесский безусловно прав в том, что использование минометов зачастую облегчает выполнение специальных задач. Разведчикам для нанесения поражения объекта, если цель налета заключается только в этом, нет необходимости проникать на хорошо охраняемый объект. Можно заблаговременно создать необходимый запас мин вблизи предполагаемой огневой позиции и в назначенное время прибыть туда, доставив на себе только необходимое количество минометов. Весьма полезным может оказаться миномет и в контрпартизанской борьбе. Вооружив «охотничьи команды», ведущие дальнее патрулирование с целью выявления отрядов повстанцев, можно серьезно повысить их огневую мощь. Это позволит им в случае надобности самостоятельно и высокоэффективно наносить огневое поражения небольшим отрядам партизан. Мобильность таких групп можно повысить, используя гужевой транспорт.

Оружие должно соответствовать задаче

Совершенно очевидно, что вооружение и оснащение группы должно зависеть от поставленной задачи. Как-то мне довелось посмотреть учебный фильм о подготовке рейнджеров в Форте Бенин. Командир группы перед выполнением зачетной задачи в конце курса обучения составлял заявку на получение вооружения со склада согласно предстоящей задаче. И никто при этом не навязывал ему своего мнения. Было бы неплохо, если бы и склады ракетно-артиллерииского вооружения бригад специального назначения имели на хранении самое разнообразное тяжелое вооружение, которое может потребоваться спецназу для выполнения поставленных задач.

Новое - хорошо забытое старое

Однако возникает естественный вопрос, а кто будет применять это оружие? Как уже сказано выше, грамотное его использование требует специальных знаний и навыков. Однако и автор вышеизложенного материала, и нынешние руководители спецназа, наверное, забыли, что ранее в штат отдельной бригады специального назначения входил отряд спецоружия. Вооружен он был ПТУРами. А в штат рот СпН отдельных отрядов специального назначения, воевавших в Афганистане, входил взвод оружия, оснащенный автоматическими гранатометами и реактивными огнеметами. Почему бы не реанимировать отряд спецоружия, сведенный по сокращенному штату во взвод, исполняющий в разных бригадах функции бригадного оркестра или внештатной пожарной команды. Можно было бы значительно расширить перечень вооружения, которым должны уметь пользоваться специалисты отряда. Использовать для этого трофейное вооружение и боеприпасы, которые во множестве захватываются в последние годы, а также некоторые наши системы, которыми в настоящее время вооружено полмира. Чем шире будет спектр средств, применяемых спецназом, тем выше станет эффективность его действий.

   Вперёд>>  

Просмотров: 6705

statehistory.ru

Корректировка артиллерийского огня Википедия

Артиллери́йская разве́дка — добывание информации об объектах противника (целях) для подготовки и ведения огня артиллерии и ударов тактических ракет; составная часть тактической разведки.

Артиллерийская разведка ведётся с помощью оптических и электронно-оптических приборов, звукометрических, радиолокационных и радиотехнических станций, артиллерийскими разведгруппами, экипажами корректировочно-разведывательных вертолётов.

Артиллерийские разведгруппы российской армии, входящие в состав артиллерийский частей и предназначенные для выявления целей и наведения огня артиллерии на позиции противника, передвигаются на ПРП, БРДМ, в редких случаях МТЛБ либо в пешем порядке. Взвод артиллерийской разведки состоит из трёх отделений, у каждого из которых свой сектор для ведения разведки. В горах чаще всего подразделение выдвигается на нескольких ПРП, после чего спешивается, оставляя охранение у машин, и продолжает заброску в пешем порядке.

Важной частью работы артиллерийского разведчика является выбор места наблюдательного пункта с хорошим обзором в радиусе действия орудий. Скрытность позиции и хороший обзор дают возможность точно наводить огонь артиллерии на позиции противника. Выбор наблюдательного пункта очень важен, так как артразведчик должен пользоваться мощными оптическими приборами и иметь хороший обзор, не попав при этом ни под огонь снайперов, ни под огонь вражеской или своей артиллерии.

В тяжёлых позиционных боях усилия артиллерийских разведчиков объединяют с разведывательными частями соединений, которые обеспечивают скрытность и боевое охранение. Это позволяет пересечь линию фронта и скрытно корректировать огонь своей артиллерии без передвижений по местности, находясь под охраной бойцов разведки (снайперов, автоматчиков, пулемётчиков). Целью таких операций является выявление командных пунктов противника, позиций, коммуникаций и их уничтожение путём корректировки артиллерийского огня.

От точности работы артиллерийской разведки в современных условиях локальных войн также зависит количество сопутствующих потерь из числа мирных жителей.

См. также

Ссылки

wikiredia.ru

Глава 8 Корректировка артиллерии с воздуха

Глава 8

Корректировка артиллерии с воздуха

К началу Второй мировой войны основными германскими самолетами — артиллерийскими корректировщиками были одномоторные «Хеншель» HS-126. Экипаж самолета — два человека. Высокое расположение крыла обеспечивало хороший обзор пилоту и корректировщику. Максимальная скорость HS-126 — 349 км/ч, дальность полета 720 км. Машина производилась в 1938–1940 гг., всего выпущено 810 самолетов.

В июле 1938 г. начались летные испытания самого знаменитого разведчика-корректировщика Второй мировой войны — «Фокке-Вульф» FW-189. В люфтваффе его именовали «Uhu» («Филин»), германская пресса — «летающим глазом», ну а наши солдаты окрестили его «Рамой» за двухкилевую конструкцию.

Гондола-фюзеляж по своей конструкции была металлическим монококом, отдельные части которого соединялись на болтах. Носовая и хвостовая части гондолы имели большую площадь остекления, которое было выполнено плоскими панелями, не дающими искажений. В гондоле размещались три члена экипажа — пилот, штурман-наблюдатель и стрелок хвостовых пулеметных установок.

Хвостовое оперение крепилось на двух балках овального сечения, являвшихся продолжением мотогондол. По своей конструкции эти балки представляли собой монокок. Стабилизатор и кили были моноблочной конструкции. Рули имели каркас из дюралюминия и полотняную обшивку.

На «Раме» устанавливались два двигателя «Аргус» As-410А-1 мощностью 465 л.с. каждый. Винты были изменяемого в полете шага.

Самолет был вооружен двумя неподвижными 7,92-мм пулеметами MG 17 в центроплане для стрельбы вперед и двумя подвижными 7,92-мм пулеметами MG 15 в шкворневых установках в задней части гондолы. Один из подвижных пулеметов предназначался для стрельбы назад и вверх, а второй — назад и вниз. Такое вооружение, хороший обзор и высокая маневренность позволяли экипажу на вираже постоянно держать атакующий истребитель в зоне обстрела его задних огневых точек. Обстреляв атакующий истребитель, «Рама» обычно уходила спирально на малые высоты и бреющий полет. Советского летчика, сбившего «Раму», обычно представляли к награде.

Производство самолетов FW-189 на германских заводах было прекращено в 1942 г., но на французских заводах оно продолжалось до января 1944 г., а на чехословацких — до 1945 г. Всего было выпущено 846 самолетов FW-189 всех модификаций.

К 22 июня 1941 г. ни одного FW-189 в боевых эскадрильях еще не было, а артиллерийскую корректировку в первые месяцы войны вели только HS-126. За первые три месяца войны было выведено из строя более 80 «Хеншелей», из них 43 безвозвратно.

Только в ноябре 1941 г. в действовавшую на Восточном фронте эскадрилью 2.(F)11 поступили первые самолеты FW-189А-1. Затем «Фокке-Вульфы» поступили на вооружение эскадрильи 1.(Р)31, оперативно приданной 8-му армейскому корпусу, и эскадрильи 3.(Н)32, приданной 12-й танковой дивизии.

«Рама» оказалась крепким орешком для наших истребителей. Вот несколько примеров. 19 мая 1942 г. над Таманским полуостровом два советских истребителя МиГ-3 на высоте 4000 м атаковали германский разведчик FW-189А. В результате был поврежден двигатель «Рамы», вышло из строя все оборонительное вооружение, но летчик все же смог посадить самолет на передовом аэродроме. При посадке машина получила повреждения: подломилась левая основная опора шасси и была смята левая плоскость крыла. Самолет быстро отремонтировали, и он вновь вошел в строй.

25 августа 1942 г. наши артиллеристы-зенитчики сбили «Раму» из эскадрильи 2.(Н)12. 22-летний пилот фельдфебель Ф. Элькерст остался жив и был допрошен. Он имел большой боевой опыт, начав войну еще во Франции. Пилот рассказал, что его эскадрилья с посадочной площадки Ольшанцы под Орлом вела разведку с попутной бомбардировкой в треугольнике Киров — Жиздра — Сухиничи. За сутки производилось 5–6 вылетов, и почти всегда без прикрытия истребителей. За три месяца боев эскадрилья не потеряла ни одного самолета. Один из пилотов был тяжело ранен, но сумел долететь до своего аэродрома. По мнению немецкого летчика, избегать встреч с советскими истребителями «Фокке-Вульфам» удавалось благодаря хорошему взаимодействию с постами ВНОС[17].

В районе Сталинграда разведчики FW-189 постоянно находились над позициями наших войск. Так, над Мамаевом курганом они появлялись каждые 2–3 часа по 5–6 раз в сутки, а их вылеты сопровождались массированными артобстрелами и налетами пикировщиков.

«Фокке-Вульфы» обычно действовали на высоте 1000 м, откуда следили за переброской частей пехоты и танков, фотографировали стоянки самолетов, позиции зенитных батарей, склады, обнаруживали резервы, а также корректировали огонь артиллерии. Разведчики работали почти в любых метеоусловиях, а попадая в зону действия ПВО, уходили на высоту до 3000 м.

В сентябре 1942 г. немцы на Восточном фронте имели 174 разведчика FW-189, а также 103 самолета Не-126, 40 Вf-109 и Bf-110.

Помимо «Рамы» и Hs-126, немцы часто использовали в качестве корректировщика связной самолет «Фюзелер» Fi-156 «Шторх» («Аист»), которому для разбега требовалось всего лишь 60 метров и примерно столько же для посадки. Этого немцы добились, применив «сверхмеханизированное» крыло с подкрылками, закрылками и так называемыми зависающими элеронами, также играющими роль подкрылков.

Максимальный взлетный вес машины составлял 1325 кг, максимальная скорость 175 км/ч. Кабина была спроектирована так, чтобы обеспечить хороший обзор по всем направлениям. Боковые части фонаря кабины выступали в виде балкончиков, что обеспечивало обзор вертикально вниз. Потолок кабины также был весь прозрачный. Три сиденья располагались друг за другом. Переднее сиденье предназначалось для пилота. Заднее сиденье было съемным, и на его месте устанавливался фотоаппарат.

Серийное производство «Шторха» началось в 1937 г. в Германии на заводе в городе Касселе и продолжалось вплоть до окончания войны. Кроме того, с апреля 1942 г. эти самолеты выпускались во Франции на заводе «Моран-Солонье», а с декабря 1943 г. — в Чехословакии на заводе «Мраз». Всего по заказам люфтваффе было произведено около 2900 самолетов Fi-156.

Специально для разведки и корректировки выпускалась версия Fi-156С-2 с аэрофотоаппаратурой в кабине и Fi-156С-5 с аэрофотоаппаратурой в сбрасываемом контейнере.

В Красной Армии средства воздушной артиллерийской разведки перед войной были представлены корректировочно-разведывательной авиацией в виде авиационных звеньев (три самолета в звене), организационно входивших в состав корпусных эскадрилий (по три звена в эскадрилье) войсковой авиации. Всего по довоенным штатам полагалось содержать в 59 эскадрильях 177 корректировочно-разведывательных звеньев с 531 самолетом. Фактически же из-за неукомплектованности их было меньше. Например, в Киевском особом военном округе вместо положенных по штату 72 корректировочных самолетов было только 16. Не хватало радиостанций и аэрофотоаппаратов.

В 1930-е гг. у нас было разработано несколько проектов самолетов-корректировщиков, но ни один из них не удалось запустить в серию. В результате корректировочные звенья укомплектовывались самолетами устаревших, не приспособленных для этих целей конструкций (Р-5 и РZ), к тому же многие из них были сильно изношены.

Летный состав корректировочных звеньев комплектовался главным образом из пилотов, отчисленных из боевой авиации в связи с переходом ее на скоростные самолеты. Специальная подготовка летчиков для корректирования стрельбы артиллерии была слабой, так как командиры эскадрилий, не будучи организационно связанными с артиллерией, не уделяли достаточного внимания этому виду подготовки.

Все эти обстоятельства привели к тому, что методы стрельбы артиллерии с корректировочной авиацией перед войной не получили широкого распространения. Так, например, из 2543 боевых стрельб, проведенных частями корпусной артиллерии 15 военных округов в 1939/40 учебном году, только 52 стрельбы (2 %) проводились с участием корректировочной авиации.

К началу войны в артиллерии было только три отряда аэростатов наблюдения (по одному аэростату на отряд), дислоцировавшихся в Ленинградском военном округе.

В августе 1941 г. на аэродроме НИИ ВВС КА проводились специальные испытания серийного самолета Су-2 производства завода № 207 с целью выявления возможности применения его в качестве «артиллерийского самолета для артразведки противника, аэрофотосъемки и корректуры артогня». По окончании испытаний, с некоторыми изменениями в оборудовании, самолет был рекомендован к принятию на вооружение корректировочных эскадрилий.

В сентябре 1941 г. начальник заказов вооружения Главного управления ВВС КА генерал-лейтенант интендантской службы Жаров в своем обращении к заместителю наркома авиационной промышленности П. А. Воронину писал: «Опытом боевых действий выявлено, что самолет Су-2 может быть использован на фронте не только как ближний бомбардировщик, но и как разведчик и корректировщик артиллерийского огня.

ГУ ВВС КА решено самолеты, поставляемые заводом № 207, направлять в разведывательные соединения ВВС КА. Прошу Вас дать срочное указание директору завода 207 т. Климовникову поставлять ГУ ВВС КА самолеты Су-2, дополнительно оборудованные под аэрофотоаппараты АФА по чертежам главного конструктора, радиостанцией РСБ, СПУ».

В феврале 1942 г. в связи с расформированием завод № 135 прекратил производство самолетов Су-2. Всего самолетами Су-2 были вооружены 12 разведывательных и корректировочных эскадрилий и 18 звеньев.

В начале 1943 г. эскадрильи корректировочно-разведывательной авиации были сведены в корректировочно-разведывательные авиаполки (по три эскадрильи в каждом).

К середине 1943 г. на смену самолетам Су-2 стали поступать переоборудованные самолеты Ил-2, которые до конца войны являлись основными разведчиками-корректировщиками артиллерийского огня.

13 августа 1942 г. командующий ВВС КА А. А. Новиков в связи с положительным опытом применения в июне — июле 1942 г. самолетов Ил-2У (с мотором АМ-38) для корректировки артиллерийского огня обратился к наркому авиапромышленности А. И. Шахурину (письмо № 376 269) с просьбой создать на базе штурмовика Ил-2 разведчик-корректировщик артиллерийского огня: «Фронт требует также разведывательных самолетов и самолетов-корректировщиков артогня. Оборудованный для этих целей двухместный самолет Ил-2 удовлетворит и это требование фронта. Прошу Вашего указания главному конструктору тов. Ильюшину срочно разработать и изготовить опытные образцы двухместного самолета Ил-2 в вариантах штурмовика, разведчика и корректировщика артогня».

7 февраля 1943 г. ГКО своим Постановлением № 2841 обязал Ильюшина «…до окончательной отработки самолета-корректировщика приспособить существующий двухместный самолет Ил-2 с АМ-38ф, установив радиостанцию РСБ и фотоустановку».

В марте 1943 г. корректировщик-разведчик Ил-2 был построен. У Ил-2КР полностью сохранилась конструкция и вооружение серийного двухместного «Ила» с АМ-38ф. Изменения были внесены только в состав оборудования, в топливную систему и в схему бронирования. Радиостанцию РСИ-4 заменили на более мощную РСБ-3бис с большей дальностью действия, которую разместили в средней части фонаря кабины экипажа непосредственно за бронеспинкой пилота над уменьшенным по высоте задним бензобаком. Для фиксации результатов разведки в хвостовой части фюзеляжа установили фотоаппарат АФА-И (допускалась установка АФА-ИМ). Внешне самолеты Ил-2КР отличались от серийных Ил-2 лишь наличием радиоантенны, установленной на переднем неподвижном козырьке фонаря кабины пилота.

Летные испытания Ил-2КР (зав. № 301 896) в НИИ ВВС КА успешно прошли с 27 марта по 7 апреля 1943 г. (летчик-испытатель А. К. Долгов, ведущий инженер Н. С. Куликов).

В отчете по испытаниям указывалось, что объем спецоборудования недостаточно удовлетворяет предъявляемым требованиям к самолету данного назначения. Тем не менее Постановлением ГКО № 3144 от 10 апреля 1943 г. самолет Ил-2КР был запущен в серийное производство на заводе № 1, которому передавалась и программа выпуска этой модификации штурмовика завода № 30, ввиду того что последний получил задание на производство самолетов Ил-2, вооруженных 37-мм авиапушками ОКБ-16 конструкции А. Э. Нудельмана и А. С. Суранова.

В апреле 1943 г. 30-й авиазавод сумел выпустить 65 самолетов Ил-2КР, и уже 1 июля в действующей армии имелся 41 самолет этого типа.

Помимо этого для корректировки артогня использовалось значительное число штатных штурмовиков Ил-2.

В 1942 г. американцы по ленд-лизу поставили в СССР без запроса с нашей стороны 30 машин Curtiss O-52 «Owi» («Сова»). Из них наши ВВС применяли лишь 19 машин. Двухкилевой моноплан специально спроектирован как «обсервер», то есть артиллерийский корректировщик. Максимальный взлетный вес его составлял 2433 кг, максимальная скорость 354 км/ч. По мнению американских военных, самолет весьма неудобный. Кстати, в США было произведено всего 209 «Сов».

Самолетами Curtiss O-52 «Owi» была укомплектована 12-я отдельная корректировочная эскадрилья Ленинградского фронта. В 2001 г. поисковики в районе Новой Дубровки обнаружили одну из этих машин.

За неимением лучшего, для корректировки артогня у нас часто использовались одноместные истребители. Как это делалось, рассказал Герой Советского Союза А. А. Баршт, воевавший в 118-м отдельном корректировочно-разведывательном полку: «Мы — корректировщики — летали на высоте 3–4 тысячи метров, то есть снаряд совершенно свободно мог угодить в какой-то из наших самолетов. Поэтому необходимо было вообразить себе директрису стрельбы (прямую, соединяющую батарею и цель) и держаться от нее в стороне. Если я просто лечу, то из-за большой скорости плохо можно разглядеть местность. А когда я пикирую на цель, то углового перемещения почти нет. Поэтому вот что мы делали: набирали высоту примерно 4 тысячи метров у линии фронта и командовали: „огонь“! Они делают выстрел, и снаряд полетел. Теперь я опускаю нос и — пошел на цель. Снаряд меня обгоняет и взрывается, и я фиксирую, где взрыв, заранее (во время предварительной разведки) выбрав ориентир на местности — угол леса, либо изгиб реки, либо церковь — что есть. Даю поправки такие, что, как правило, второй, максимум третий залп накрывает цель»[18].

Я оставлю без комментариев вопрос о том, насколько была эффективна корректировка стрельбы одноместными истребителями, и предоставлю это сделать читателю.

Итак, все самолеты, используемые Красной Армией в 1941–1945 гг., не годились для корректировки артогня.

В июле 1943 г. НИИ ВВС КА разработал тактико-технические требования к войсковому разведчику-корректировщику артиллерийского огня для плана опытного самолетостроения на 1943–1944 гг.

К ноябрю 1943 г. в КБ П. О. Сухого завершилась проработка проекта трехместного корректировщика с двумя двигателями М-62, выполненного по схеме немецкого разведчика FW-189. Самолет-корректировщик включили в проект плана строительства опытных самолетов Наркомата авиационной промышленности 1944–1945 гг., но в процессе согласования и утверждения плана эту тему «сократили».

В 1946 г. в КБ П. О. Сухого был создан аналог FW-189 — артиллерийский корректировщик и разведчик Су-12(РК). Длительность полета разведчика составляла 4 ч 18 мин против 3 часов, заданных тактико-техническими требованиями. Дальность полета 1140 км.

Первый опытный образец Су-12(РК) был закончен в декабре 1947 г., а в 1948 г. он прошел государственные испытания.

В конце сентября 1950 г. главком ВВС в обращении к военному министру СССР доложил, что «корректировочно-разведывательная авиация ВВС СА, состоящая из 18 отдельных авиаэскадрилий и одного полка, вооружена самолетами Ил-2, которые по своему техническому состоянию не обеспечивают выполнения стоящих перед нею задач по боевой подготовке.

Самолет Ил-2 не приспособлен к полетам ночью, в облаках и сложных метеоусловиях, поэтому летные кадры КРА лишены возможности совершенствоваться в технике пилотирования и в боевом применении ночью и в сложных метеоусловиях.

На 1 сентября 1950 г. КРА укомплектована исправными самолетами Ил-2 всего на 83 %, причем процент укомплектованности систематически снижается из-за выхода самолетов из строя по их изношенности и отсутствию пополнения новыми самолетами.

Исходя из вышеизложенного, считал бы необходимым просить СМ СССР обязать МАП организовать серийное производство прошедших испытания в 1949 г. самолетов Су-12 с мотором АШ-82ФН в течение 1951–52 гг. в количестве 185 боевых и 20 учебно-боевых самолетов».

Как видим, главком ВВС дал убийственную характеристику самолету Ил-2 в качестве разведчика-корректировщика.

Отсутствие хороших корректировщиков резко снижало эффективность действия артиллерии РККА в ходе Великой Отечественной войны.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Корректирование огня - это... Что такое Корректирование огня?

 Корректирование огня

        выявление ошибок, допущенных при подготовке исходных данных для стрельбы, и введение соответствующих поправок в процессе пристрелки и стрельбы артиллерии, миномётов и пулемётов. К. о. артиллерии включает введение поправок по направлению, дальности и высоте в установки прицельных приспособлений (угломер, уровень и прицел), дистанционного взрывателя или приборов управления огнем. Оно производится на основании результатов наблюдения за местом падения снарядов (разрывов или за трассами) относительно цели. Наблюдение ведётся с наземного наблюдательного пункта, с самолёта (вертолёта) или при помощи средств радиотехнической и звуковой разведки.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

  • Коррекс
  • Корректирующие коды

Смотреть что такое "Корректирование огня" в других словарях:

  • корректирование огня — ugnies koregavimas statusas T sritis Gynyba apibrėžtis Tiesioginis ar elektroninis stebėjimas (šaudymo sekimas) nustatant šaudymo tikslumą pagal stebėjimo liniją, koreguojant ugnį ar analizuojant jos rezultatus. Koreguojant ugnį nustatomos… …   Artilerijos terminų žodynas

  • корректирование огня — ugnies koregavimas statusas T sritis Gynyba apibrėžtis Veiksmai teisingai krypčiai, nuotoliui ir sprogimo aukščiui (jei naudojamas nuotolinis sprogdiklis) nustatyti, kai šaudoma į matomą taikinį. atitikmenys: angl. adjustment of fire; adjustment… …   Artilerijos terminų žodynas

  • корректирование стрельбы — ugnies koregavimas statusas T sritis Gynyba apibrėžtis Tiesioginis ar elektroninis stebėjimas (šaudymo sekimas) nustatant šaudymo tikslumą pagal stebėjimo liniją, koreguojant ugnį ar analizuojant jos rezultatus. Koreguojant ugnį nustatomos… …   Artilerijos terminų žodynas

  • корректирование стрельбы — ugnies koregavimas statusas T sritis Gynyba apibrėžtis Veiksmai teisingai krypčiai, nuotoliui ir sprogimo aukščiui (jei naudojamas nuotolinis sprogdiklis) nustatyti, kai šaudoma į matomą taikinį. atitikmenys: angl. adjustment of fire; adjustment… …   Artilerijos terminų žodynas

  • корректирование артиллерийского огня — artilerijos ugnies koregavimas statusas T sritis Gynyba apibrėžtis Sprogimų nuokrypių nuo taikinio nustatymas, nuotolio ir krypties korektūrų skaičiavimas, šaudymo nuostatų tikslinimas. Sprogimų nuokrypiai nuo taikinio nustatomi tolimačiu, pagal… …   Artilerijos terminų žodynas

  • корректирование артиллерийского огня с вертолета — artilerijos ugnies koregavimas iš sraigtasparnio statusas T sritis Gynyba apibrėžtis Sprogimų nuokrypiai nustatomi iš sraigtasparnio pagal pasaulio šalis (metrais) arba pagal sprogimų ženklus. atitikmenys: angl. helicopter spotting rus.… …   Artilerijos terminų žodynas

  • корректирование артиллерийского огня по наблюдению знаков разрывов — artilerijos ugnies koregavimas pagal sprogimų ženklus statusas T sritis Gynyba apibrėžtis Nuotolio korektūros nustatomos pagal sprogimų ženklus atsižvelgiant į taikinio gilumą: taikinio gilumas mažesnis kaip 100 m – 50 m, jei gauti visi… …   Artilerijos terminų žodynas

  • корректирование артиллерийского огня с помощью дальномера — artilerijos ugnies koregavimas tolimačiu statusas T sritis Gynyba apibrėžtis Sprogimų nuokrypiai nustatomi tolimačiu, o korektūros skaičiuojamos t. p., kaip ir įsišaudant į taikinį. atitikmenys: angl. range finder adjustment; range finder… …   Artilerijos terminų žodynas

  • корректирование — см. корректировать; я; ср. Корректи/рование рукописи. Корректи/рование огня артиллерии …   Словарь многих выражений

  • Корректирование артиллерийского огня — определение отклонений разрывов снарядов (мин) от цели и введение поправок (корректур) в установки прицельных приспособлений орудий, дистанционного взрывателя (трубки) или приборов управления огнём. Ведётся с наземных НП, вертолётов и самолётов в …   Словарь военных терминов

dic.academic.ru

Корректировка артиллерийского огня Википедия

Артиллери́йская разве́дка — добывание информации об объектах противника (целях) для подготовки и ведения огня артиллерии и ударов тактических ракет; составная часть тактической разведки.

Артиллерийская разведка ведётся с помощью оптических и электронно-оптических приборов, звукометрических, радиолокационных и радиотехнических станций, артиллерийскими разведгруппами, экипажами корректировочно-разведывательных вертолётов.

Артиллерийские разведгруппы российской армии, входящие в состав артиллерийский частей и предназначенные для выявления целей и наведения огня артиллерии на позиции противника, передвигаются на ПРП, БРДМ, в редких случаях МТЛБ либо в пешем порядке. Взвод артиллерийской разведки состоит из трёх отделений, у каждого из которых свой сектор для ведения разведки. В горах чаще всего подразделение выдвигается на нескольких ПРП, после чего спешивается, оставляя охранение у машин, и продолжает заброску в пешем порядке.

Важной частью работы артиллерийского разведчика является выбор места наблюдательного пункта с хорошим обзором в радиусе действия орудий. Скрытность позиции и хороший обзор дают возможность точно наводить огонь артиллерии на позиции противника. Выбор наблюдательного пункта очень важен, так как артразведчик должен пользоваться мощными оптическими приборами и иметь хороший обзор, не попав при этом ни под огонь снайперов, ни под огонь вражеской или своей артиллерии.

В тяжёлых позиционных боях усилия артиллерийских разведчиков объединяют с разведывательными частями соединений, которые обеспечивают скрытность и боевое охранение. Это позволяет пересечь линию фронта и скрытно корректировать огонь своей артиллерии без передвижений по местности, находясь под охраной бойцов разведки (снайперов, автоматчиков, пулемётчиков). Целью таких операций является выявление командных пунктов противника, позиций, коммуникаций и их уничтожение путём корректировки артиллерийского огня.

От точности работы артиллерийской разведки в современных условиях локальных войн также зависит количество сопутствующих потерь из числа мирных жителей.

См. также[ | код]

Ссылки[ | код]

ru-wiki.ru

Корректировщик огня Википедия

Артиллери́йская разве́дка — добывание информации об объектах противника (целях) для подготовки и ведения огня артиллерии и ударов тактических ракет; составная часть тактической разведки.

Артиллерийская разведка ведётся с помощью оптических и электронно-оптических приборов, звукометрических, радиолокационных и радиотехнических станций, артиллерийскими разведгруппами, экипажами корректировочно-разведывательных вертолётов.

Артиллерийские разведгруппы российской армии, входящие в состав артиллерийский частей и предназначенные для выявления целей и наведения огня артиллерии на позиции противника, передвигаются на ПРП, БРДМ, в редких случаях МТЛБ либо в пешем порядке. Взвод артиллерийской разведки состоит из трёх отделений, у каждого из которых свой сектор для ведения разведки. В горах чаще всего подразделение выдвигается на нескольких ПРП, после чего спешивается, оставляя охранение у машин, и продолжает заброску в пешем порядке.

Важной частью работы артиллерийского разведчика является выбор места наблюдательного пункта с хорошим обзором в радиусе действия орудий. Скрытность позиции и хороший обзор дают возможность точно наводить огонь артиллерии на позиции противника. Выбор наблюдательного пункта очень важен, так как артразведчик должен пользоваться мощными оптическими приборами и иметь хороший обзор, не попав при этом ни под огонь снайперов, ни под огонь вражеской или своей артиллерии.

В тяжёлых позиционных боях усилия артиллерийских разведчиков объединяют с разведывательными частями соединений, которые обеспечивают скрытность и боевое охранение. Это позволяет пересечь линию фронта и скрытно корректировать огонь своей артиллерии без передвижений по местности, находясь под охраной бойцов разведки (снайперов, автоматчиков, пулемётчиков). Целью таких операций является выявление командных пунктов противника, позиций, коммуникаций и их уничтожение путём корректировки артиллерийского огня.

От точности работы артиллерийской разведки в современных условиях локальных войн также зависит количество сопутствующих потерь из числа мирных жителей.

См. также

Ссылки

wikiredia.ru

Исповедь корректировщика огня - Самый сок!

Я родился в Киеве, но большую часть жизни прожил в Кривом Роге, а в 2005 снова приехал в столицу, закончил университет и остался здесь жить. Отец у меня - военный, и когда меня спрашивают: "Откуда ты? Из Кривого Рога или из Киева?", мне сложно ответить. Я знаю одно, что родом я из Украины.

Последние три года проработал в рекламном отделе на телеканале "Интер". А в начале марта прошлого года, когда все началось, мы с братом пошли и записались в военкомате добровольцами. Но я не служил в срочной армии и меня не хотели брать воевать ни во время первой волны мобилизации, ни во время второй. Тогда мы пошли в батальон "Донбасс", я там побыл полтора месяца и понял, что это не совсем мое. Вернулся домой и начал опять ходить в военкомат, проситься. В итоге добился-таки, чего хотел. Сначала я попал в учебный центр на Яворовский полигон. Там меня готовили как командира безоткатной пушки. А потом по распределению попал в 93-ью механизированную бригаду. Там был рядовым пулеметчиком. А в октябре я получил еще одну специальность: корректировщик артиллерийского огня.

Я - просто человек, который любит свою страну, знает свой гимн и чтит свой флаг, и не позволит никогда этот флаг топтать.Люблю свой дом, свою семью, переживаю за них.

Мне люди задают вопрос: " Ты вот добровольцем пошел, ты сам захотел воевать?" Да я не хочу воевать, я хочу мира! Я хочу вернуться домой, воспитывать своего сына, видеть свою жену каждый день, но раз произошла такая проблема, ее надо решать. Выбор есть всегда, но воевать - это мой долг и не перед государством, а перед самим собой, потому что мужчины должны воевать и защищать близких.29 октября мы, первая механизированная рота 1-го батальона 93-ей бригады, по приказу были отправлены в "сектор Б". Сразу попали на передок, в Пески, где все время стоит наша бригада. Противник от нас - 500-600 метров. И их диверсионно-разведывательные группы заходили на ближнюю дистанцию.

Нашим обеспечением занимались только волонтеры. И благодаря им и детям, которые постоянно передавали рисунки, мы понимали, за кого воюем. Мой командир роты даже не пришел и не посмотрел на мои укрепления, он поставил меня разгружать и рубить ему дрова. Я сказал, что не буду это делать, потому что я приехал воевать. Сейчас моих друзей обстреливают из минометов, и нам надо копать окопы, а не быть обслугой у начальства. Он написал на меня рапорт за невыполнение приказа. Вот такие права у солдат на фронте.

В Песках мы простояли 2 месяца. После Рождества приехал наш начальник штаба, позывной Новик, и сказал, что требуются новые люди в аэропорт, потому что там нужна срочная ротация. Некоторые ребята находились очень долгое время в аэропорту, их нужно вывести, и попросил нас как корректировщиков отправиться туда. Он дал нам слово офицера, что включит нас в приказ. Но по сегодняшний день в приказе не упомянуто о том, что мы были в донецком аэропорту.

5 января нас вывезли из Песок в один из населенных пунктов, а 6-го колонна двинулась через Адвеевку и через Донецк по зеленому коридору, где нас обыскивали представители российской армии. Мы ехали с моим другом Женей Ковтуном. Он попал на терминал, а я на диспетчерскую вышку, - это самая верхняя точка в аэропорту, а значит контроль всей территории, а также прикрытие пожарки и терминала. Полностью вся корректировка артиллерийского огня проходила через нас. Считалось, что корректировку делали как бы офицеры, но нашими глазами. Когда работал вражеский танчик, я должен был лезть на вышку и наблюдать.

С 6 по 9 января были колоссальные морозы, и я думал, что мы все там просто замерзнем. Обогреваемых буржуйками спальных мест было гораздо меньше, чем людей. Я спал без обогрева. И спальники были до лампочки, в одну из ночей - мороз достиг 29 градусов. Мы не могли заснуть от холода. Диаметр вышки приблизительно метров 25. Там даже в туалет негде было сходить. Воды нет - замерзла. Но еды и БК было достаточно.

С 9 января нас начали атаковать и очень сильно обстреливать.По выходным у врагов было что-то вроде "сафари", когда приезжали представители России, какие-то мажоры и открывали по нам огонь. Они просто платили деньги представителям ДНР или привозили какую-то гуманитарную помощь, взамен на "пострелять по украинцам". Но среди них было несколько таких неудачников, которые там и остались, думая, что мы не умеем воевать.

На вышке я, можно сказать, жил с тепловизором. Меня охраняло человек 20 по периметру. 10 января я увидел группу штурмовиков, которые передвигались двойками-тройками и собирались атаковать терминал с западной стороны, вызвал нашу арту, и живыми из 25 человек сепаров осталось трое.

А на следующий день к нам подкрался так, мы его только слышали, и с пятисот метров начал нас расстреливать в упор. Первый выстрел - и сразу трое тяжело раненых. Один из них был наш комендант, Грин, из 80-ой бригады, второй - военный капеллан Саша, третий парень - позывной Гладиатор. Танк попал в шахту лифта, ударная волна ушла вниз, выбила двери - очень сильно ребят покалечило. Нас продолжали расстреливать и где-то на 15-20-ый выстрел завалилось 7 этажей вышки, осталось 4. Ребята, которые охраняли нас с обеих сторон, думали, что мы погибли.

Нас уберегли ангелы-хранители и Бог! Я очень хочу надеяться, что за нас молилась большая часть Украины, потому что, учитывая что там творилось, выжить было нереально. Враги решили, что нам конец, и начали штурм терминала. Но я продолжал лазить на обломки и вести корректировку огня. Когда мы подбили им то ли БТР, то ли танк, они поняли, что с вышки продолжают давать корректировку и запустили в нас больше ста снарядов в течение трех часов. Это было 13 января, и что там творилось внутри - я не могу передать словами.Тогда на развалинах нас было четверо и мы стояли до последнего, потому что понимали, что после каждого интенсивного обстрела у них идет пехота, и если отобьют вышку, то во-первых, мы погибнем сами, а во-вторых, ребята из терминала останутся не прикрыты и окажутся в котле.

От выстрелов меня подкидывало на полметра-метр в высоту и относило на 3-4 метра в сторону: мы падали, подымались, опять бежали под стенку, ложились и опять нас подкидывало и уносило. Так было до того момента, пока я не увидел вспышку в двух трех метрах от нас. Нам повезло, что они стреляли бронебойными, а не фугасными снарядами, от которых нас бы там просто всех покалечило. У меня все нашивные карманы поотлетали, два осколка в каске, в обуви, сзади на вороте застрял раскаленный осколок, который еще чуть-чуть и пробил бы позвонки. Когда мы еле вылезли оттуда, нас сепары больше не трогали. Они зацепились на терминале, думая, что нас уже не существует.

После 13 числа стало понятно, что мы в плачевном состоянии. Нас могли реально взять голыми руками. Укреплений не было, кругом - обломки и кучи камней, которые валялись под ногами.

Ночью вышку не охраняли, потому что это было очень опасно, но я пытался ночевать там, пытался выходить и смотреть, чтоб к нам никто не подошел. Я знал, что если мы сейчас туда не выйдем, то нам будут гайки. То есть, враги подкрадутся и просто вырежут всех. Сначала со мной выходил еще один парень, а последние 2 ночи - я один.

Никто из нас ничего не хотел сдавать и отступать, но прятаться нам было негде. Тогда любой рикошет, любой маленький осколок валил людей. Мы облили дизельным топливом все снаряды, весь БК, который остался, и сидели три ночи, ждали команды на отступление, но команды не поступало.

17-ое число - третий день в осаде. Шестая рота второго батальона 93-ей бригады днем начала штурм. Когда наши танки и БМП пошли в атаку, у меня потекли слезы, я понял, что мы деблокированы. На двух растяжках случайно взорвались наши ребята, ранеными потеряли почти половину роты, а вторая половина роты дошла до монастыря и закрепилась. Там им нужна была подмога. Коменданту нашей вышки Нортону поступил приказ, и он повел нас в атаку. Я считаю, что этот человек - настоящий патриот и герой. Его ранили в ногу, но он сказал нам соединиться с ребятами из 6-ой роты. Ребята там попали в странную ситуацию. Непонятно, кто и зачем сказал им атаковать монастырь. Там они наткнулись на непреодолимый танковый ров, и непреодолимый для пехоты забор. Эти препятствия отмечены даже на гугл-карте, но нам почему-то о них никто не сказал, непонятно, как работала аэроразведка.

В итоге погибают люди, а офицеры, вместо того, чтоб хоть как-то уменьшить потери, берут и ставят три БМП на расстоянии полутора метров друг от друга, а это безумие, потому что 1 попадание - и все трупы. Солдаты сидят, нервно курят в кучке. А противник находится в районе 100-150 метров. Нам было слышно, как враги переговариваются, даже не перекрикиваются. Я предложил, что надо растянуться по периметру и штурмовать. Потому что нас стали крыть "Градами" и минометами. Мы прижались к противнику еще ближе, для того, чтоб если уже арта нас накроет, то накроет и их. Они начали обстреливать нас с зенитки, заработали снайперы. Потом сепары поняли, что можно достать АГСом, отчего у нас вышло много трехсотых. Но несмотря на всю абсурдность ситуации, приказа отступать не было.

Собрали раненых и отправили с ними один БТР. Осталось еще три машины, в каждой по 6 посадочных мест, а нас было человек 50. Я взял на себя решение - отводить группы по 10-12 человек. "Двухсотых" положили на броню, "трехсотых" и тех, кто боялся идти пешком, засунули вовнутрь.

Когда мы отошли - начали уезжать и остальные, при этом слегка прикрывая нас огнем.Для меня мой самый большой подвиг, что я вывел этих пацанов и то, что они мне доверились. Не погиб ни один человек и даже ни одного "трехсотого" при выходе не было.

Мы остались на вышке до тех пор, пока ночью нас не забрала МТЛб, вот так мы покинули аэропорт. Но начальник штаба Новик не внес нас в приказ, не сдержал слово офицера, которое нам давал. И за январь месяц я официально считаюсь дезертиром. Про то, что я был защитником донецкого аэропорта, документов нет. Я живой, и у меня есть масса свидетелей, что я был в аэропорту, а вот ребята, которые там погибли под завалами, которых точно так же не было в приказе, тоже будут считаться дезертирами или пропавшими без вести, хотя на самом деле - это герои. А их семьи никогда не получат никакой компенсации.

Когда мы выходили, командующий АТО Попко и Юрий Бирюков, обещали мне какую-то медаль, но ее тоже не вручили. Да, мы воюем не за славу, но есть ребята, которые погибли, защищая страну. И они достойны получить медаль, но у них нет до сих пор ордена, я понимаю, что мужа и отца ребенку не вернуть, но почему нельзя почтить и показать, что это государственная награда?

У нас - слабая информационная политика. Многих делают героями, а настоящих героев мы не знаем. Люди ничего не знают о 6-ой роте, которая деблокировала нас, а сейчас их, как в ссылку, выслали, чтоб они ничего не говорили. Для меня герой - мой офицер Нортон, который нас повел в бой. Для меня герой - мой товарищ с позывным Динамо, киевлянин, который приехал из аэропорта и погиб на посту в Песках, хотя он там даже не должен был быть, а просто прибежал на помощь. А кто-то предъявлял претензии, что он был без каски и без броника. И никто не подумал, что его каска и броник сгорели в аэропорту.

Я не понимаю офицеров, чиновников, советников президента, которые что-то обещают и не выполняют своих обещаний. Кругом куча вранья: врет Министерство обороны, врет наш мэр Кличко, обещая землю. Пусть покажут, сколько земли они выдали солдатам и их семьям? Нисколько. Врут генералы, обещая нам новое оружие со словами: вы, главное, езжайте на фронт. А только попал на фронт - ты уже бесправный. Рот закрой и молчи.

Война у нас - это хаос нашего руководства, командиров. Я не знаю, почему так. Но меня больше всего раздражает, что наше правительство делает вид, что войны нет. Отношение командиров к личному составу - часто ужасное. Мы должны четко понять, что мы воюем за свою независимость, и завтра не будет командиров или не командиров, завтра будут все или пленные, или рабы.А нам, солдатам, некогда бороться за свои права на передовой, потому что мы - воюем!

Этим должны бы заниматься отдельные люди, структуры. И вообще возникает мысль, что правительство не хочет победить в этой войне. Меня это разрывает на части.

Я человек с высшим образованием, у меня была хорошая работа. Я все бросил и ушел воевать, потому что я не понимаю, как может быть по-другому. Но когда на вышке танки подъезжали и с трехсот метров лупили по нам, а мы ничего не могли сделать, наша арта молчала, запросить ее нельзя, а на все вопросы один ответ - "наблюдайте". И когда мы начали звонить в какие-то средства информации, знакомым в Верховную Раду, что нас сильно обстреливают и враги идут в атаку, руководство возмутилось: "Так вот кто нас сдает!" А я сказал, что мне все равно кого я сдаю, мне все равно, у кого не будет очередной звездочки, мне реально важно, чтоб 20 пацанов видели меня и улыбались, а не стали 20-ью трупами. А они строят, б#ять, карьеры. Они борются за власть. Нас туда отправили как отработанный товар и забыли. Но мы всем назло вернемся. Только сначала решим вопрос с внешней агрессией - это самое важное сейчас!

Мы заплатили слишком большую цену за то, чтоб изменить свою страну, и будем еще платить, и потому надо не спускать никому. Все чиновники должны отвечать за свои слова. Или мы всем государством строим что-то новое, или нас просто не будет!

(с) Вика Ясинская

ibigdan.livejournal.com