Война в Йемене: причины и внешние игроки. Конфликт в йемене


Основные этапы конфликта в Йемене - Международная панорама

На протяжении нескольких лет Йемен является ареной противостояния между легитимными с точки зрения мирового сообщества властями страны и мятежными формированиями хуситов. В конце ноября 2017 года в столице страны Сане вспыхнул конфликт между недавними союзниками — повстанцами-хуситами и сторонниками бывшего президента Йемена Али Абдаллы Салеха. В понедельник, 4 декабря, он был убит мятежниками.

Предыстория конфликта

Начавшиеся в феврале 2011 года антиправительственные выступления в Йемене привели к острому внутриполитическому кризису.

В ноябре 2011 года в Эр-Рияде (Саудовская Аравия) президент Йемена Али Абдалла Салех, находившийся у власти с 1978 года, при посредничестве Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) подписал с оппозицией договор о передаче власти. В соответствии с ним 21 февраля 2012 года состоялись выборы нового президента.

На этот пост на двухлетний переходный период был избран Абд Раббо Мансур Хади (занимавший при Салехе должность вице-президента). В январе 2014 года срок президентских полномочий Хади был продлен на год. Несмотря на избрание нового главы государства, внутриполитический кризис в стране не был урегулирован, между властью и различными группами оппозиции регулярно происходили вооруженные столкновения.

Хуситы

Наиболее острый конфликт разгорелся между сторонниками Хади и мятежниками-хуситами. Хуситы — живущие преимущественно на севере Йемена мусульмане-шииты. По некоторым оценкам, они составляют около трети из 24,4 млн преимущественно суннитского населения страны. Движение хуситов получило свое название в честь самопровозглашенного имама Хусейна аль-Хуси, который поднял антиправительственное восстание в 2004 году, обвинив власти страны в дискриминации шиитского населения.

Одним из главных требований мятежников было предоставление большей автономии их северной провинции Саада. Боевым крылом считается группировка "Ансар Аллах". После гибели Хусейна аль-Хуси движение возглавил его брат Абдель Малек аль-Хуси. За "угрозу миру и стабильности страны и препятствие политическому процессу" в отношении лидеров группировки с 8 ноября 2014 года действуют санкции ООН (запрет на выезд из страны и замораживание активов).

Хуситы пользуются поддержкой Ирана, за что члены ССАГПЗ обвиняют его в дестабилизации ситуации в регионе. Фактически Йемен в последние годы превратился в поле битвы Тегерана, поддерживающего хуситов, и его регионального противника — Эр-Рияда, выступающего на стороне Хади.

Обострение ситуации

Противостояние между властями и хуситами активизировалось в августе 2014 года. Тогда в ряде регионов Йемена прошли массовые демонстрации хуситов против объявленного правительством сокращения субсидий на нефтепродукты, вызвавшего резкий рост цен на бензин. К середине сентября 2014 года они захватили несколько районов Саны и ряд государственных учреждений.

21 сентября 2014 года хуситы и правительство Йемена при посредничестве ООН подписали мирное соглашение, одним из условий которого стала отставка действующего правительства. 13 октября 2014 года премьер-министром был назначен Халед Махфуз Бахах, кандидатура которого была одобрена хуситами. Несмотря на мирное соглашение, в декабре 2014 года хуситы продолжили вооруженную борьбу. Они взяли под контроль здания государственной нефтяной компании "Сафер петролеум" и государственной газеты "Ас-Саура" в Сане.

В начале января 2015 года правительство Йемена подготовило проект конституции, предусматривающий разделение страны на шесть провинций. Согласно документу, хуситы лишались стратегически важного для них портового города Ходейда. Недовольство проектом конституции вызвало новые протестные акции.

19 января 2015 года хуситы напали на кортеж Бахаха и взяли под контроль здание гостелекомпании, 20 января захватили здание спецслужб и резиденцию президента в Сане. После того как Хади и правительство во главе с Бахахом под давлением мятежников написали прошение об отставке, они были помещены под домашний арест.

6 февраля 2015 года хуситы объявили о роспуске парламента и представили конституционную декларацию, предусматривающую создание в Йемене новых органов власти. Шиитских мятежников поддержали сторонники бывшего президента Али Абдаллы Салеха.

15 февраля 2015 года СБ ООН единогласно принял резолюцию, требующую от хуситов немедленно освободить захваченные правительственные здания и вернуться за стол переговоров по урегулированию внутриполитического кризиса.

21 февраля 2015 года Хади был освобожден из-под домашнего ареста и покинул Сану. После прибытия в Аден (второй крупнейший город страны; столица Народной Демократической Республики Йемен в 1967–1990 годах) Хади заявил, что продолжает выполнять функции главы государства и не намерен покидать свой пост. В связи с усугублением обстановки в Йемене большинство стран закрыли свои посольства в Сане. Бахрейн, Кувейт, ОАЭ и Саудовская Аравия перенесли диппредставительства в Аден.

Спустя месяц хуситы освободили Бахаха и других членов правительства, которых удерживали под домашним арестом. 22 марта 2015 года мятежники установили контроль над рядом административных и инфраструктурных объектов третьего по величине города в Йемене — Таиза.

Вмешательство аравийской коалиции

24 марта 2015 года президент Йемена обратился к странам ССАГПЗ с призывом вмешаться в ситуацию в стране. 25 марта мятежники захватили авиабазу Эль-Анад в провинции Лахдж, а затем вошли в Аден. Они подвергли ракетному обстрелу резиденцию Хади и взяли под контроль международный аэропорт города. Президент покинул страну и прибыл в Саудовскую Аравию.

В ночь на 26 марта 2015 года по просьбе президента Йемена ВВС Саудовской Аравии при поддержке других монархий Персидского залива начали наносить авиаудары по позициям хуситов. В операции, получившей название "Буря решимости", также приняли участие ВВС так называемой аравийской коалиции — Бахрейна, ОАЭ, Катара, Кувейта, Марокко, Судана и Египта. О поддержке операции также заявили Иордания и Сенегал, однако они не участвовали в нанесении авиаударов. К участию в "Буре решимости" были также привлечены ВМС стран коалиции, которые обстреливали позиции хуситов. США оказали коалиции логистическую и разведывательную поддержку и производили дозаправку военных самолетов в воздухе.

14 апреля 2015 года СБ ООН принял резолюцию 2216, предусматривающую запрет на поставки оружия и военного оборудования шиитским мятежникам.

21 апреля 2015 года командование коалиции объявило о завершении военной операции "Буря решимости" и начале операции "Возрождение надежды", направленной на защиту гражданских лиц, борьбу с терроризмом и политическое решение в Йемене. При этом было отмечено, что завершение первой операции не означает прекращение нанесения авиаударов, и Саудовская Аравия продолжила бомбардировки позиций повстанцев.

В августе 2015 года силы коалиции начали сосредоточение сухопутных сил в йеменских провинциях Мариб и Саада. Численность контингента насчитывала около 10 тыс. военнослужащих. Основную часть составили элитные подразделения вооруженных сил Саудовской Аравии. Помимо Саудовской Аравии свои силы в Йемен перебросили Бахрейн, ОАЭ, Катар, Египет, Марокко, Сенегал.

В феврале 2016 года правительство Йемена сообщило, что власть восстановлена более чем на 80% территории страны. В марте правительственным силам удалось вернуть под контроль Таиз, который удерживался хуситами более года.

Переговоры

Попытки урегулировать ситуацию неоднократно предпринимались международным сообществом. В 2015 году в Женеве состоялось два раунда межъйеменских переговоров под эгидой ООН: 15–19 июня и 15–20 декабря. Первый закончился безрезультатно, а в ходе второго раунда стороны договорились об обмене пленными и поставках гуманитарной помощи в Таиз. Очередной раунд переговоров по Йемену был намечен на середину января 2016 года, однако так и не состоялся в связи с непрекращающимися боевыми действиями в стране.

23 марта 2016 года специальный посланник генерального секретаря ООН Исмаил ульд Шейх Ахмед сообщил, что по итогам консультаций с йеменским правительством, делегацией хуситов и сторонниками Али Абдаллы Салеха была достигнута договоренность о прекращении огня (вступила в силу 11 апреля) и проведении мирных переговоров при посредничестве ООН 18 апреля в Кувейте.

Спустя месяц в Эль-Кувейте под эгидой ООН начались консультации между правительством страны и делегацией мятежников, в которую вошли представители движения "Ансар Аллах" и Всеобщего национального конгресса. В кувейтской столице был создан комитет по деэскалации и координации, в который вошли представители сторон конфликта. Из числа членов делегаций были сформированы три рабочие группы, которые занимаются вопросами безопасности, политики, заключенных и пленных.

Однако это перемирие было крайне хрупким, и к концу ноября 2016 года вооруженный конфликт возобновился.

Террористические атаки

На фоне усугубляющегося кризиса в Йемене участились атаки боевиков террористических группировок "Аль-Каида на Аравийском полуострове" и "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ).

Крупнейший теракт произошел 20 марта 2015 года, когда три смертника из числа боевиков ИГ подорвали себя в шиитских мечетях Бадр и Аль-Хашуш в Сане. Жертвами терактов стали около 140 человек, число раненых превысило 280.

Новый виток конфликта. Убийство Салеха

Стычки между мятежниками-хуситами (шиитское движение "Ансар Аллах") и сторонниками экс-президента Йемена Али Абдаллы Салеха с применением крупнокалиберных пулеметов, минометов и гранатометов вспыхнули в Сане 29 ноября 2017 года. В воскресенье, 3 декабря, бывший президент объявил о прекращении союзнических отношений с хуситами. В ответ лидер "Ансар Аллах" Абдель Малек аль-Хуси назвал его действия "безрассудными и подозрительными". Аравийская коалиция поддержала Салеха, заявив о "солидарности с йеменским народом, восставшим против гнета проиранских милиций" (хуситов).

В понедельник, 4 декабря, Салех погиб в результате нападения мятежников-хуситов. О смерти политика сообщил телеканал "Аль-Арабия" со ссылкой на представителя партии "Всеобщий народный конгресс" (ВНК), которую он возглавлял. Министерство внутренних дел, подконтрольное мятежникам-хуситам (шиитское движение "Ансар Аллах"), уже подтвердило эту информацию, сообщил телеканал "Аль-Джазира".

Йеменский портал "Аден аль-Гад" опубликовал фотографии убитого бывшего лидера страны. На снимках виден человек, похожий на Салеха, со смертельным ранением в голову. По информации издания, он мог быть убит после того, как сдался хуситам.

Иранское агентство "Фарс" в свою очередь разместило видеозапись с телом экс-президента Йемена. Видео было размещено в Twitter агентства. На записи видно, как мятежники-хуситы перевозят в кузове автомобиля тело мертвого человека, похожего на Салеха. Одежда мужчины пропитана кровью, он завернут в одеяло.

Источник в ВНК отметил, что экс-президент Йемена был убит в местечке Санхан, расположенном на юго-востоке столицы. Там находится его резиденция, которая была взорвана сегодня хуситами, как сообщило агентство Reuters. При этом, по словам источника в ВНК, Салех был застрелен снайпером, а "не был убит в результате взрыва". Точной информации о том, где находился Салех в момент взрыва, пока не поступало ни из одного источника.

Между тем телеканал "Аль-Маядин" со ссылкой на своего корреспондента в йеменской столице опроверг сообщения о подрыве резиденции Салеха.

Гуманитарная ситуация

По информации Международного комитета Красного Креста, за последние шесть дней (в конце ноября — начале декабря 2017-го) в результате столкновений в йеменской столице погибли по меньшей мере 125 человек, еще 238 человек были ранены. Ранее телеканал Sky News Arabia передавал по меньшей мере о 245 погибших.

По данным ООН, с 26 марта 2015 года по 18 марта 2016 года в Йемене погибли 3,2 тыс. гражданских лиц, 5,8 тыс. получили ранения. В гуманитарной помощи нуждается 21 млн человек (около 80% населения страны), более 2,5 млн йеменцев были вынуждены покинуть свои дома и стали внутренне перемещенными лицами.

ООН имеет сведения о применении силами аравийской коалиции кассетных бомб. Кроме того, гуманитарные и правозащитные организации отмечают, что страны альянса наносят интенсивные авиаудары по жилым районам и гражданским зданиям. Один из самых тяжелых по количеству смертей инцидентов — нанесение 15 марта 2016 года силами коалиции авиаударов по рынку в городе Мустаба, в результате чего погибли более 120 мирных жителей.

Ущерб культурному наследию

На фоне вооруженного конфликта пострадал исторический центр Саны, внесенный в Список всемирного наследия ЮНЕСКО в 1986 году. Из-за различных взрывов и попадания снарядов подверглись разрушениям многоэтажные выполненные в традиционном стиле из глины и спрессованной земли строения, которыми столица застраивалась начиная с XI века.

Сильно пострадал квартал Аль-Касими, расположенный неподалеку от знаменитого городского сада "Микшама Аль-Касими", повреждена мечеть Аль-Махди, возведенная в XII веке. На 39-й сессии комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО 3 июля 2015 года исторический центр Саны был включен в Список всемирного наследия, находящегося под угрозой.

При подготовке материала использовалась информация ТАСС-ДОСЬЕ

tass.ru

Гражданский конфликт в Йемене - РИА Новости, 04.12.2017

В Йемене с 1994 года действует группировка "Ансар Алла", она представляет собой вооруженную шиитскую организацию, первоначально контролировавшую небольшую часть территории на севере страны. Члены организации являются сторонниками самопровозглашенного "имама" Абдель Малека аль-Хуси, который в 2004 году поднял антиправительственный мятеж. В феврале 2010 года правительство Йемена и шиитские мятежники достигли соглашения о перемирии.

Как неоднократно заявляли сами повстанцы, их задача состоит в расширении политических прав шиитов в стране, где большинство составляют сунниты.

В середине августа 2014 года в Йемене начались организованные хуситами антиправительственные акции протеста. Через месяц они переросли в столкновения с силами безопасности. После целой серии неудачных попыток диалога с режимом президента Абд Раббу Мансура Хади, хуситы в начале 2015 года предприняли массированное наступление на крупнейшие йеменские города, включая столицу Сану, и захватили большую территорию страны. Хади был фактически отстранен от власти. Президент сначала сбежал из Саны в Аден, где основал временную резиденцию, а затем был вынужден покинуть страну.

Повстанцам противостоят армейские части, сохранившие верность президенту Хади, и добровольцы-сунниты из местных племен. К хуситам примкнули сторонники экс-президента Али Абдаллы Салеха, отрекшегося от власти в 2011 году в разгар "арабской весны" в обмен на политический и юридический иммунитет.

22 марта 2015 года Совет Безопасности ООН подтвердил легитимность президента Хади и осудил действия хуситов.

В этот же день хуситы установили контроль над третьим по величине городом Йемена Таизом, считающимся "воротами" к южным районам, а в начале апреля вошли в Аден.

23 марта Саудовская Аравия объявила, что государства Персидского залива примут меры для защиты региона от "агрессии" хуситов. К королевству присоединились ОАЭ, Кувейт, Бахрейн, Катар, Иордания, Марокко, Египет, Судан и Пакистан.

26 марта международная коалиция начала в Йемене воздушную операцию "Буря решимости".

Авиаудары велись по группировкам хуситов, их лагерям, технике и инфраструктуре в Йемене.

21 апреля коалиция сообщила об успешном завершении операции "Буря решимости" и переходе к смешанной политико-силовой кампании "Возрождение надежды". Было объявлено, что угроза Саудовской Аравии и ее соседям со стороны хуситов устранена, баллистические ракеты, попавшие в руки повстанцев, уничтожены, а задачей новой кампании станет восстановление политического процесса, борьба с терроризмом и противодействие военной активности хуситов.

В свою очередь, представители хуситов и армейских частей, лояльных экс-президенту страны Али Абдалле Салеху, заявили о "провале агрессии".

Недолгое перемирие в середине мая закончилось возобновлением бомбардировок позиций хуситов.

Предпринятая в июне попытка наладить в Женеве непрямые межйеменские переговоры при посредничестве ООН практических результатов не дала.

К середине июля верные легитимным властям силы при поддержке наземных войск коалиции отбили Аден и ряд стратегически важных южных территорий. Вернувшийся президент Хади провозгласил Аден "временной столицей".

Перед лицом наступления коалиции и потери южной части столичного региона хуситы и экс-президент Салех согласились начать переговоры на основе одобренного ООН плана. В его основе — полное прекращение огня, отвод повстанческих отрядов из городов и формирование правительства национального единства. Власти Йемена отвергли переговоры.

В конце сентября хуситы перешли в успешное контрнаступление к югу от Саны, а также атаковали саудовские войска на границе королевства. В ноябре части коалиции, продолжавшие бои за провинцию Таиз, были усилены войсками из Судана (400 солдат). Общая численность наземной группировки, по ряду оценок, достигла 10 тысяч человек.

15 декабря в Женеве при посредничестве ООН начались прямые межйеменские переговоры.

Одновременно в самом Йемене было объявлено недельное перемирие, хотя бои в провинциях Джауф, Хадджа и Таиз продолжались, возобновилось наступление на Сану, а хуситы в ответ выпустили баллистические ракеты по саудовской территории.

В итоге 20 декабря спецпосланник ООН по Йемену Исмаил Ульд Шейх Ахмед объявил о прекращении переговоров, участники которых смогли согласовать только обмен пленными и доставку гуманитарных грузов.

В конце декабря, на фоне фактического срыва диалога, в ООН назвали бомбардировки жилых районов Йемена силами коалиции нарушением международного гуманитарного права. И без того катастрофическая ситуация с медициной стала еще хуже после разрушения коалиционными ВВС госпиталя гуманитарной медицинской организации "Врачи без границ".

По данным ООН, за год в Йемене погибли почти девять тысяч человек, из которых более трех тысяч — мирные жители, причем ответственность за половину этих жертв несет коалиция. До 95% жертв налетов на густонаселенные районы составляли гражданские лица. Почти два с половиной миллиона йеменцев покинули свои дома из-за военных действий.

Вопреки решению продолжить межйеменские переговоры в середине января 2016 года, спецпосланник ООН только в феврале смог возобновить предварительные консультации, заявив через несколько дней, что стороны не могут достичь согласия по условиям нового раунда диалога. В середине марта появилось предложение вести переговоры в Кувейте или Иордании, но дата не называлась.

В этих условиях верные президенту Хади войска отбили у хуситов Таиз, сам глава государства объявил, что армии осталось освободить 15% территории страны, а ВВС коалиции продолжали бомбардировки в подконтрольных повстанцам районах.

17 марта представитель Саудовской Аравии заявил о постепенном сворачивании военной кампании коалиции в Йемене. По его словам, коалиция будет продолжать оказывать поддержку силам Йемена с воздуха.

В апреле 2016 года в Кувейте начались переговоры между правительством Йемена и делегацией хуситов. Однако после нескольких раундов они завершились безрезультатно. Несмотря на многочисленные усилия спецпосланнику ООН Исмаилу Ульд Шейх Ахмеду не удается вновь усадить за стол переговоров стороны йеменского конфликта.

В настоящее время Саудовская Аравия продолжает вести боевые действия в Йемене. Силы коалиции отвоевали у хуситов значительные территории, стратегически важную прибрежную полосу на юге Йемена и установили контроль над судоходным Баб-эль-Мандебским проливом. Однако столицу Сану по-прежнему контролируют хуситы, позиции которых атакуют ВВС арабской коалиции.

Режим перемирия, ранее вводившийся в стране, неоднократно прерывался.

6 ноября 2017 года возглавляемая Эр-Риядом арабская коалиция объявила о закрытии всех воздушных, морских и наземных гаваней в Йемене после пуска повстанцами баллистической ракеты в сторону саудовской столицы. Саудовские ПВО смогли перехватить ракету.

На фоне призывов ООН отменить блокаду, коалиция с 23 ноября разрешила доставлять гуманитарную помощь в порты Ходейда и Ас-Салиф на Красном море, а также в аэропорт захваченной повстанцами столицы Саны.

Главы гуманитарных организаций ООН призвали арабскую коалицию полностью отменить блокаду Йемена, поскольку частичное снятие блокады не способствует улучшению гуманитарной обстановки в стране и может привести к новым жертвам, голоду и эпидемиям.

30 ноября партия Всеобщий народный конгресс (ВНК), лидером которой является экс-президент Йемена Али Абдалла Салех, обвинила движение йеменских шиитов "Ансар Алла" (хуситы) в перевороте. Согласно заявлению политической организации, 29 ноября силы "Ансар Алла" попытались установить контроль над "мечетью Салеха", охраняемую военными лояльными бывшему президенту страны. Хуситы также блокировали дома, в которых проживают родственники экс-главы государства и руководители ВНК.

Вспыхнули столкновения, которые вскоре распространились в других районах города, которые повстанцы контролировали последние годы.2 декабря партия Салеха "Всеобщий народный конгресс" (ВНК) обвинила хуситов в срыве попыток преодолеть начавшийся конфликт и обратилась к народу Йемена с призывом защитить себя и республику от "опаснейшего заговора, который готовят враги и осуществляют авантюристы из "Ансар Алла". Заявление стало фактическим разрывом с недавними союзникам.

На фоне прозвучавшего официального призыва военные, лояльные экс-президенту Йемена Али Абдалле Салеху, установили контроль над 75% столицы Саны.

Арабская коалиция во главе с Саудовской Аравией, которая в гражданском конфликте воюет на стороне властей Йемена, приветствовала инициативу экс-президента начать борьбу с повстанцами, которых он недавно поддерживал.

4 декабря 2017 года хуситы сообщили об убийстве экс-президента Йемена Али Абдалла Салеха.

Как рассказал РИА представитель лояльной повстанцам части армии Яхъя аль-Махди, хуситы отслеживали передвижения Салеха несколько дней, попытавшись задержать его, но безуспешно. Началась перестрелка, в которой и погибли Салех и его сопровождающие.

По данным ООН на октябрь 2016 года, за время конфликта в Йемене погибло более 10 тысяч человек. В неотложной помощи нуждается 21,2 миллиона граждан Йемена, или 80% населения страны. Четырнадцать миллионов человек недоедают, 7 миллионов — находятся на грани голодной смерти. Количество внутренне перемещенных лиц превысило 3 миллиона, число беженцев уже перевалило за отметку в 300 тысяч человек.

Большинство жителей страны лишены доступа к чистой воде и санитарной инфраструктуре. Система здравоохранения страны фактически парализована из-за разрушенной бомбардировками соответствующей инфраструктуры, нехватки лекарств и медикаментов. Из-за дефицита медицинских услуг с 2015 года погибло 10 тысяч детей. Население Йемена все чаще страдает такими опасными заболеваниями, как холера, тяжелые формы пневмонии и корь.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

Война в Йемене: причины и внешние игроки

Ребят, у нас тут большой и подробный материал о Йемене. С предысторией и причиной конфликта в этой стране. Must read

Анатолий Максимов

Примечание редакции. Йемен сейчас — узловая горячая точка, в которой переплелись интересы слишком многих соседей. Фактически это Сирия в миниатюре. От хода конфликта в нём зависит многое за его пределами. Поэтому мы попросили Анатолия Максимова рассказать, как страна дошла до жизни такой и как может развиваться конфликт далее. Тем более, что в некоторых эпизодах конфликт там имел удивительные параллели с ситуацией в других краях, включая наши.

Йемен — древняя, но беднейшая страна на юге Аравийского полуострова. Когда-то на её земле были процветающие Сабейское и Химьяритское царства, а город Хадрамаут считается одним из самых древних на Земле. Пережив за свою историю египетское, арабское и османское завоевания, а также британский протекторат, монархию и гражданскую войну между Севером и Югом, в новый век Йемен зашёл небогатым государством.

Хрупкие договорённости, слабая экономика, давние разногласия между суннитской верхушкой и шиитским меньшинством, а также неспособность государственной власти контролировать всю территорию страны привели к тому, что Йемен в итоге погряз в затяжном вооружённом конфликте. Конфликте, подогретом «арабской весной» и отсутствием реформ.

Конфликт в Йемене: предыстория

Первый мятеж хуситов

Началось всё в 2004 году в городе Саада на севере страны. Как это часто бывает в арабском мире, конфликт изначально имел религиозную подоплёку. В тех краях живут шииты, тогда как центральное правительство страны на тот момент, как и сейчас, состояло из суннитов. Восставшие выступили против коррупции центрального правительства в Сане и его связей с США, и потребовали автономии региона — согласитесь, прям-таки напрашиваются некоторые аналогии. Власть же, в свою очередь, рассматривала мятежников как сторонников восстановления тысячелетней зейдистской (ветвь шиитского ислама) монархии, которая была свергнута в 1962 году.

Лидером восстания стал Хусейн Аль-Хуси (был убит в том же 2004-м), в честь которого позже назвали движение, известное в мире как хуситы. Ещё в 1994 году он создал группировку «Ансар Аллах». Она изначально получала неофициальную поддержку из «шиитской столицы» — Тегерана, в то время как суннитское правительство, по доброй традиции, во всём поддерживала Саудовская Аравия.

Конфликт вяло длился до 2009 года. Но после атаки хуситов на саудовскую деревню Джабаль ад-Дукан и убийства двух пограничников у Саудов лопнуло терпение. Они начали открытое вмешательство в конфликт. Всего в столкновениях с йеменцами за всё время войны погибло более 70 солдат королевства. В конце концов, в 2010 году между хуситами и правительством было подписано перемирие, которое продержалось ровно год, до начала «арабской весны».

Йемен и «арабская весна»

В январе 2011-го в Йемене начались массовые демонстрации с требованием отставки действующего на тот момент президента Али Абдаллы Саллеха, который правил страной уже 33-й год — с 1978-го. В отличие от протестов в странах-соседях, которые были быстро подавлены силой, в Йемене градус негодования только возрастал. Причины этому были: множество людей жили на менее чем 2 доллара в день, часть населения постоянно страдала от голода и, как и в большинстве арабских стран, слишком много молодёжи сидело без работы. На самом деле ещё до начала активной фазы гражданской войны во многих районах власть президента была номинальна или отсутствовала — где-то всё контролировала «Аль-Каида», а на юге власть захватили полевые командиры разных группировок. Всё это превратило Йемен в настоящий кипящий котёл, который рано или поздно должен был взорваться.

Уже в начале февраля протесты вынудили президента прийти в парламент и заявить о некоторых уступках: он не стал передавать власть сыну, сократил количество президентских сроков до двух подряд и отказался от участия в грядущих выборах. Уходить с поста Саллех, правда, отказался. 17 февраля в Адене от рук полиции погибли первые протестующие. Насилие нарастало, пока не достигло своего пика 18 марта, когда были убиты 52 демонстранта в столице страны — Сане. Полиция не вмешивалась. Президент, по словам участников акций протеста, натравил на них «титушек», которые к тому же, по их словам, стреляли с крыш зданий. Лидер страны ввёл режим ЧП. Манифестации продолжились на фоне роспуска правительства и отставки нескольких министров, а также посла Йемена в ООН.

Противостояние с перестрелками и взрывами длилось до 19 мая, когда было сообщено о достижении перемирия и готовности президента Саллеха уйти с поста в течение 30 дней. А на протяжении двух месяцев после его ухода должны быть проведены новые президентские выборы. Однако Али Абдалла Салех отказался подписывать согласованный сторонами документ.

Это решение лидера страны повлекло за собой новый виток насилия. В дело вступили авиация Йемена и боевые отряды оппозиции. В столице погибло ещё 72 человека. В последние дни мая 50 йеменцев были убиты в результате разгона демонстрации в юго-западном городе Таиз.

Третьим и самым важным переломным моментом истории Йемена во время «арабской весны» стал обстрел президентской резиденции в Сане 3 июня, когда ранение получили сам Абдалла Салех, премьер-министр и спикер парламента. В город попытались ворваться ополченцы из числа мятежных племён. Салех убежал из Йемена, чтобы ненадолго вернуться уже осенью.

В ноябре он окончательно покинул пост, объявив об этом из столицы Саудовской Аравии, Эр-Рияда, в присутствии короля Абдаллы и наследного принца Наифа Аль Сауда. Салех передал власть Абд Раббо Мансуру Хади — вице-президенту Йемена и своему давнему соратнику. Но и этим дело не закончилось. Войска под руководством сына Салеха открыли огонь по участникам акций протеста, убив и ранив до сотни человек.

«Арабская весна» для Йемена закончилась утверждением на должности президента Абд Раббо Мансура Хади 27 февраля 2012 года.

Но большая гражданская война была уже на пороге. Хуситы не сложили оружия, «Аль-Каида» укрепилась, а правительство оставалось шатким и не было способно провести жизненно необходимые реформы. Осталось подождать каких-то два года. Фитиль нового конфликта в Йемене был зажжён и приближался к пороховой бочке.

«Проблема была в том, что, несмотря на обещания, хуситы не получили никакого представительства в переходном правительстве», — пишет Чарльз Шмитц из Института Ближнего Востока. Таким образом, они увидели, что «оно ничем не отличается от старого режима, который вёл войны против них. Другими словами, новой власти нельзя доверять».

Гражданская война в Йемене: начало

Итак, на дворе 2014 год. В Йемене правительство сократило выделение субсидий на нефтепродукты. Это, в свою очередь, привело к росту цен на бензин. Начались новые акции протеста. Хуситы взялись за оружие и захватили целые районы и государственные учреждения в Сане, установив блокпосты. Несмотря на мирное соглашение, подписанное при участии ООН, и замену премьер-министра, военные действия продолжились, перекинувшись на другие города страны. 20 января 2015 года хуситы заняли резиденцию президента Йемена, вынудив Мансура Хади 22 января подать заявление об отставке, а в феврале — бежать из страны через южный порт Аден.

Тем временем 6 февраля 2015 года повстанцы сформировали свой орган власти — Революционный комитет. Он продержался у власти больше года, будучи упразднённым в августе 2016-го с передачей всех полномочий Верховному политическому совету.

Кроме этого, был сформирован Президентский комитет, который должен был управлять страной в течение года. Его возглавил экс-лидер Южного Йемена Али Насер Мухаммед.

Вторжение иностранной коалиции

Уход диктатора Салеха был поддержан или хотя бы молча одобрен основными игроками в мире и регионе. Но сразу после него возникла реальная угроза захвата власти в Йемене радикальной группировкой хуситов «Ансар Аллах» и установления в лучшем случае шиитской республики, а в худшем — теократии. С подачи Саудовской Аравии, которая не могла допустить такого развития событий, была собрана военная коалиция, в которую вошли практически все страны Персидского залива (кроме Омана), а также Египет, США, Марокко, Судан, Пакистан, Сенегал и Иордания. ОАЭ отдельно прислали своих наёмников. Кто-то помогал финансово, кто-то направил в Йемен и в небо над ним свои войска. Столицей сил, лояльных к беглому президенту, стал город Аден. Хуситы, в свою очередь, укреплялись на северо-западе страны. Убежав в Саудовскую Аравию, президент Хади призвал к военной интервенции в страну для подавления мятежа.

Давайте здесь на секунду остановимся и подумаем: а зачем Саудам вообще было лезть в Йемен, кроме страха, что в стране утвердится проиранский режим? Как сообщает журналист Питер Солсбери, Сауды в Йемене вспомнили о старой тактике «сдерживай и поддерживай». Её суть — «держать Йемен слабым и обязанным Эр-Рияду, но не настолько, чтобы из-за коллапса появились потоки беженцев». Поэтому лучшим решением было поддержать президента Абд Раббо Мансура Хади и его Кабмин, полностью просаудовский.

Вторжение официально началось 26 марта 2015 года с операции «Буря решимости». Над Йеменом была установлена бесполётная зона. После первых обстрелов с воздуха позиций хуситов начались полномасштабные боевые действия с обеих сторон. В ход пошли артиллерия, авиация и даже военно-морские силы. Территорию и корабли Саудовской Аравии периодически обстреливали ракетами. Всё это продолжалось до 21 апреля, когда операцию официально свернули по просьбе самого президента Хади.

11111111111111111111111

Карта конфликта в Йемене на 12 февраля 2017 года. Зелёным цветом обозначена территория, подконтрольная хуситам, красным — войск, лояльных президенту Хади, и международной коалиции, белым — «Аль-Каиды на Аравийском полуострове», а серые анклавы — ИГ

Но авиаудары это не остановило. Была запущена новая операция — «Возрождение надежды», цель которой — восстановить власть президента Абд Раббо Мансура Хади над всей страной и покончить с хуситами. Обстрелы продолжились с новой интенсивностью, распространяясь на новые регионы — Аден, Таиз, Сааду, Ибб. Удары наносились в том числе по жилым кварталам, школам, оружейным складам, деревням, портам, заводам.

В мае президент Хади нашёл себе новую столицу взамен потерянной Саны и временно занятого хуситами Адена — восточный Сайвун в провинции Хадрамаут. 5 мая сторонники Хади взяли штурмом аэропорт Адена, однако из-за непрерывных контратак он постоянно переходил из рук в руки. Окончательно Аден, главный порт страны, был отбит силами саудовской коалиции лишь 17 июля 2015 года.

Тем же летом 2015 года установилось шаткое перемирие. 16 июня ОАЭ вывели свой контингент из Йемена. «Дорожная карта», предложенная ООН, провалилась. Боевые действия возобновились 8 августа. Через два месяца произошла бомбёжка траурной процессии, в результате которой погибло от 140 до 200 человек, ещё несколько сотен были ранены. Хуситы обвинили в этом страшном инциденте саудовскую коалицию. Война перешла в затяжную фазу.

Война в Йемене: кто есть кто

Сейчас на йеменской шахматной доске есть несколько основных игроков.

  • Центральное правительство, лояльное силам действующего президента Абд Раббо Мансура Хади. Контролирует в основном центральные и часть восточных и южных регионов, включая важнейший порт Аден. Его же поддерживает народное ополчение и лояльная часть армии.
  • Хуситы (название получили в честь двух лидеров, братьев аль-Хуси) — приверженцы шиитской традиции в исламе, объединённые в движение «Ансар Аллах». В основном базируются на северо-западе страны, контролируя столицу Йемена Сану. Выступают против американского влияния, обвиняют власть в дискриминации шиитского меньшинства и требуют предоставить автономию региону их проживания. Глобальная цель — возрождение йеменской монархии, свергнутой в 1962 году. На их сторону перешли подразделения Республиканской гвардии, которая была подконтрольна экс-президенту Салеху.
  • Бывший президент Али Абдалла Салех. Утратив власть, он жаждет вернуться в кресло лидера страны при поддержке своих гвардейцев и негативно относится к интервенции Саудовской Аравии. По некоторым данным, имеет поддержку шиитов из Тегерана.
  • Саудовская Аравия — суннитское королевство, которое прямо поддерживает центральную власть и противостоит созданию на своих границах шиитского государства, тем более шиитской теократической монархии, которая в любом случае будет подконтрольна Ирану. Сауды опираются на контингент иностранной коалиции при поддержке США.
  • «Аль-Каида на Аравийском полуострове» — ещё одна важная сила в регионе, контролирует в основном центральные и юго-восточные части государства, в том числе крупные города: Аль-Мукалла, Хаббан, Аззана и Тарим. Влияние боевиков в этом регионе всегда было значительным, но с началом военных действий оно лишь крепилось. Периодически силы коалиции выбивают их из каких-либо населённых пунктов.
  • Южные сепаратисты, которые не прочь возродить Южный Йемен, как во времена гражданской войны. У них в руках выход к морю, а значит, к нефтяным терминалам. Среди крупных провинций в руках «Южного движения» числится Хадрамаут.
  • Шестая и последняя сторона, которая может потенциально вмешаться в расклад — «Исламское государство», которое уже начинает создавать в Йемене свои базы и ячейки с расчётом закрепиться там в ближайшем будущем.
Доноры, дипломаты и двойные стандарты: великие державы в йеменском конфликте

Отдельно необходимо выделить участие в конфликте США, Великобритании, РФ, Ирана и Китая как главных финансовых доноров и поставщиков оружия. Например, в Британии до сих пор некоторые люди требуют прекратить торговлю с Саудовской Аравией, а конкретно — продажу ей боевых самолётов.

К России, Ирану и Китаю Абд Раббо Мансур Хади обратился за помощью сразу, как только пришёл к власти, а в Пекин даже ездил с официальным визитом в декабре 2016 года по приглашению китайской стороны. Позиция Китая представляет особый интерес. Поднебесная развивала отношения как с Эр-Риядом, так и с Тегераном, а через него — с хуситами. И, тем не менее, Алжир, Сауды и Кувейт перед началом интервенции в Йемен закупили на всех более 200 китайских самоходных артиллерийских установок PLZ-45 SPH, сообщил в апреле 2015 года сайт Popular Science. Кроме этого, Саудовская Аравия и ОАЭ использовали в Йемене китайские дроны.

Месяц тому назад, в феврале 2017 года, в ходе операции против йеменского отделения «Аль-Каиды» погиб американский «морской котик» — первый за время президентства Трампа. Авиаудары американцев поразили около 30 гражданских и 14 боевиков, включая 3-х лидеров местного отделения «Аль-Каиды». Поставленная задача — захватить лидера отделения живьём — была провалена. Это подпортило и так не самый лучший имидж США в стране. В Йемене считают, что американцы «продались» саудитам и вместе с ними бомбят хуситское ополчение.

Тут возникает резонный вопрос: а что США вообще надо в Йемене? Почему Вашингтон готов жертвовать своими людьми, помогая порочной кампании Саудитов, которая уничтожает всю инфраструктуру Йемена и параллельно обрекает его жителей на голодную смерть, лишь бы эта страна больше никогда не создавала проблем?

«В сентябре 2015 года тогдашний министр обороны США Эштон Картер, выделяя стратегические цели США в регионе, отметил, что американцы должны поддержать Саудовскую Аравию в её желании защитить свою территорию и своих людей от атак хуситов и предотвратить дальнейшее снабжение повстанцев и отрядов Салеха с помощью иранских кораблей, которые доставляли им летальное вооружение», — заявил на слушаниях в Сенате старший научный сотрудник Фонда защиты демократии Томас Джослин.

Если добавить к этому информацию из анализа Vox, то выходит, что США поддержали Саудовскую Аравию, только чтобы сохранить с королевством хорошие отношения — двум странам ещё вместе бороться с ИГ. Кроме материально-технической поддержки, США продали Эр-Рияду вооружений на 1,3 млрд долларов, а заодно заправляли саудовские самолёты и закрывали глаза на их действия в соседнем государстве. Налицо пример «двойных стандартов» — за те же бомбёжки в Сирии Америка критикует практически все стороны.

Наконец, последняя причина — президент Абд Раббо Мансур Хади был союзником США в борьбе против терроризма, и бросать «своего» Штаты не стали.

Мирное урегулирование: последняя попытка

ООН, несмотря на постоянные провалы, вновь попыталась предложить сторонам «дорожную карту» прекращения огня. Последнюю попытку сделал буквально на днях, 9 марта, специальный посланник организации Исмаил Уд Шейх. Он подчеркнул, что документ выработан на основе резолюции Cовбеза ООН 2216, которая подразумевает немедленное прекращение огня в Йемене, а также требует от хуситов «немедленно отойти со всех занятых в ходе конфликта районов, сдать захваченное оружие, прекратить провокации по отношению к соседним государствам, освободить всех пленников и прекратить вербовку в свои ряды детей».

План включает в себя три пункта:

  • президент Абд Раббо Мансур Хади остаётся у власти на переходной период, должность вице-президента упраздняют;
  • формируется правительство национального единства;
  • боевые отряды хуситов сдают оружие правительственной армии и соглашаются выехать в Сану.

Но пока только предлагают мирные инициативы, война всё ещё идёт. Буквально позавчера, 10 марта 2017 года, силы коалиции прорвались в Нахм, расположенный севернее от столицы — Саны. В своём сообщении для прессы глава Генштаба армии Йемена, генерал-майор Мохаммед Альмекдаши сообщил: «Возвращение Саны под наш контроль неминуемо. Армия добилась стратегического превосходства на столичном направлении». Скорее всего, в один момент Сану всё же захватят. Но когда это произойдёт — сказать невозможно. Как нельзя и спрогнозировать, положит ли это конец кровопролитию в Йемене или же война и гуманитарная катастрофа будут продолжаться.

Продолжение следует.

Со второй частью материала можно ознакомиться тут.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

petrimazepa.com

стоит ли России ввязываться в конфликт? » Военное обозрение

О вооруженном конфликте в Йемене пишут и говорят куда реже, чем о войне в Сирии. Между тем по своему накалу гражданская война на юге Аравийского полуострова сравнима с событиями в Сирии, а по количеству вовлеченных в нее сторон даже превосходит сирийский конфликт. Россия в то же время не принимает в йеменской войне никакого заметного участия. Однако некоторым заинтересованным лицам на Западе, похоже, не терпится, чтобы наша страна ввязалась и в этот конфликт, хотя особых политических или экономических интересов в Йемене у Российской Федерации нет. Москва ведет себя со сторонами йеменского конфликта весьма сдержанно, не склоняясь на какую-либо сторону. Конечно, эта позиция России не устраивает США, заинтересованные в том, чтобы РФ как можно сильнее увязла в ближневосточных проблемах.

Война в Йемене — еще один результат «цветных революций», прокатившихся в 2011 году по арабскому миру и прозванных западными масс-медиа «Арабской весной». В результате этой «весны» рухнули многие некогда стабильные, пусть и жесткие, арабские политические режимы. Египет, Тунис, Ливия… В Сирии президента Асада так и не удалось свергнуть, но уже шесть лет продолжается кровопролитная гражданская война, превратившая миллионы людей в беженцев и унесшая сотни тысяч жизней. Такая же судьба постигла и Йемен.

В Йемене всегда было неспокойно. Один из самых отсталых и архаичных регионов арабского мира, Йемен долгое время сотрясали внутренние политические конфликты. После того, как в 1990 году произошло объединение Северного Йемена (ЙАР) и Южного Йемена (НДРЙ), конфликты между различными политическими силами вспыхивали неоднократно. В 2004-2010 гг. на северо-западе Йемена длился вооруженный конфликт правительства с местными шиитскими племенами. Его вроде бы удалось погасить, но в 2011 году, когда Ближний Восток и Северную Африку стали сотрясать выступления оппозиционеров, проходившие практически по одному сценарию, ситуация в стране вновь резко обострилась. В 2012 году свой пост покинул Али Абдалла Салех (род. 1942), бывший бессменным президентом Йеменской Арабской Республики с 1978 года, а объединенного Йемена — с 1994 года.

Биография Салеха очень напоминает биографии Каддафи, Мубарака, Хафеза Асада. Профессиональный военный, танкист, он был представителем светских арабских националистов. В 1978 году 36-летний Салех, командовавший Таизским военным округом, возглавил очередной военный переворот и захватил власть в стране. С тех пор ему удавалось ее удерживать достаточно крепко и лишь спустя 35 лет, в 2012 году, Салеха вынудила уйти «Арабская весна». Новым главой государства стал генерал Абдраббо Мансур Хади — тоже выходец из военных, только не ЙАР, а НДРЙ, после объединения страны ставший вице-президентом при президенте Салехе.

Йемен — страна очень сложная. Отсутствие запасов нефти и нахождение на периферии арабского мира обусловило многочисленные экономические проблемы страны. Уровень жизни в Йемене крайне низкий — и это на фоне очень высокой даже по арабским меркам рождаемости. Население страны молодо и пассионарно. Йеменцы давно составляют значительную часть боевиков, воюющих в самых разных концах исламского мира — от Западной Африки до Афганистана, Пакистана и даже Филиппин.

С другой стороны, социальные отношения в Йемене архаичны, во многом сохраняют родоплеменной характер, и это проявляется в еще большей степени, чем в других арабских странах. В конфессиональном отношении население страны принадлежит к трем основным группам — это шииты-зейдиты на севере страны, сунниты шафиитского мазхаба и салафиты. Каждая из этих групп имеет свои политические интересы. Президенту Салеху долгое время удавалось поддерживать хотя бы видимость политического единства страны, опираясь на поддержку вооруженных сил. Однако затем ситуация изменилась. Даже формальное единство Йемена оказалось нарушенным после ухода Абдаллы Салеха с поста президента страны.

Вооруженный конфликт в Йемене разгорелся с новой силой в 2014 году, когда на севере страны опять восстали шииты-зейдиты, называемые также «хуситами» — в честь покойного основателя движения Хусейна аль-Хуси (1956-2004), убитого еще в 2004 году. Заняв столицу страны Сану, хуситы вступили в союз со сторонниками бывшего президента Али Абдаллы Салеха, что стало для повстанцев большим плюсом — они смогли воспользоваться помощью со стороны опытных чиновников и офицеров, поддерживавших Салеха. Достаточно быстро хуситам удалось установить контроль практически над всей северной частью Йемена, после чего они вошли в Южный Йемен и приступили к штурму Адена. Этот город, в свое время бывший важнейшей британской базой в Южной Аравии, хуситы начали штурмовать 15 февраля 2015 года, а уже 26 февраля 2015 года началось вторжение в Йемен коалиционных сил арабских государств.

Главный инициатор вторжения — Саудовская Аравия, противостояние которой с хуситами носит и религиозно-идеологический, и прагматический характер. Для Эр-Рияда война с хуситами — очередной эпизод в многолетнем противостоянии с шиитской частью исламского мира, а кроме того — попытка воспрепятствовать распространению иранского влияния и на Йемен (Иран обладает серьезнейшим влиянием в Ираке, Ливане и Сирии, а если в Йемене окончательно утвердится проиранское правительство, то это будет серьезным ударом по позициям КСА). Однако иранскую помощь хуситам не стоит переоценивать. Конечно, имеют место поставки оружия, присутствуют инструкторы из Корпуса стражей исламской революции Ирана, но не более того. Отправлять свои вооруженные силы воевать на Аравийский полуостров Иран пока не собирается.

В свою очередь, Саудовская Аравия заручилась поддержкой целого ряда арабских и африканских государств. Основу антихуситской коалиции составили вооруженные силы Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов и остатки правительственных войск свергнутого президента Мансура Хади. Казалось бы, судьба хуситских повстанцев была предрешена — слишком внушительная коалиция приняла участие во вторжении в Йемен. Но «саудовский блицкриг» захлебнулся — уже два года коалиция арабских государств не может преодолеть сопротивление повстанческой армии хуситов. И это при том, что помимо Саудовской Аравии и ОАЭ, в конфликте принимают участие вооруженные силы целого ряда других стран исламского мира. Не остались в стороне и Соединенные Штаты Америки, направившие на помощь саудовской коалиции авиацию и спецподразделения. В результате боевых действий погибли многие тысячи мирных жителей, была разрушена инфраструктура и без того небогатой арабской страны.

Хуситы — не единственные участники конфликта. Кроме них, в Йемене активно воюют боевики «Аль-Каиды» (запрещена в РФ), «Исламского государства» (запрещено в РФ) и ряда других радикальных группировок. По сложности «раскладов» ситуация в Йемене едва ли не похлеще сирийской. Именно это обстоятельство и является одним из ключевых препятствий для более активного вмешательства России в йеменский конфликт. Йемен превратился в очередное «поле боя» между Саудовской Аравией и Ираном, поэтому если Россия вдруг начнет поддерживать одну из сторон конфликта, то это однозначно будет означать ухудшение отношений или с Эр-Риядом, или с Тегераном. В планы Москвы такое развитие событий явно не входит.

Между тем, «втянуть» Россию в йеменский конфликт не против практически все воюющие стороны. С одной стороны, хуситы нуждаются в любой военной, финансовой, информационной поддержке, поэтому готовы сотрудничать с кем угодно. Но, в отличие от однозначно пророссийского Башара Асада, назвать хуситов пророссийскими нельзя. Это вообще «темная лошадка» ближневосточной политики, преследующая исключительно свои цели. Вряд ли хуситов можно с уверенностью называть даже проиранскими силами. Поэтому, если Россия вдруг стала бы помогать хуситам, то это совершенно бы не означало, что в случае победы хуситы бы превратились в союзников России и, к примеру, позволили бы российским кораблям использовать порт в Адене (хотя в свое время в Адене размещалась база ВМФ СССР).

Оппоненты хуситов из числа сторонников Абдраббо Мансура Хади — это бывшая военно-политическая элита Южного Йемена, которую связывает с Россией память о советской помощи НДРЙ в 1970-е — 1980-е годы. Многие из них в свое время учились в Советском Союзе. Естественно, они также мечтают о вмешательстве России в конфликт, только на их стороне. Наконец, есть еще и сторонники Абдаллы Салеха, которые также рассчитывают на помощь России, только они стремятся больше напирать на необходимость защиты суверенитета Йемена от Саудовской Аравии и стоящих за Эр-Риядом США.

Однако политически для России куда более выгодна роль посредника в йеменском конфликте, в равной степени удаленного от всех противоборствующих сторон и выступающего за прекращение войны. Собственно, Москва и так всячески демонстрирует свое стремление к нейтралитету в йеменском конфликте. Если США сразу же и безоговорочно встали на сторону Саудовской Аравии, начав оказывать ей всестороннюю поддержку, то Россия еще в апреле 2015 года осудила воздушные удары, нанесенные авиацией Саудовской Аравии по йеменским населенным пунктам. Также Москва поддержала идею введения эмбарго ООН на поставки оружия в Йемен.

Россия всегда выступала против активных действий коалиции и критиковала идею «освобождения» важной в стратегическом отношении провинции Ходейда и столицы страны Саны. Конечно, США заинтересованы в полном поражении хуситов, поскольку последние ассоциируются у Вашингтона исключительно с Ираном и являются прямыми противниками Саудовской Аравии. На этом фоне у Москвы — куда более взвешенная позиция. В частности, Россия сохраняет как посольство в Сане, контролируемой хуситами, так и консульство в Адене, контролируемом антихуситской коалицией. Этим Москва как бы подчеркивает, что не выделяет ни одну из сторон конфликта и готова иметь дело с представителями обоих сторон.

Интересен и диалог с Саудовской Аравией, постепенно меняющей свою политику на Ближнем Востоке. Несмотря на непростые отношения с Эр-Риядом, Россия недавно принимала министра иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейра, который подчеркнул, что Саудовская Аравия заинтересована в прекращении конфликта. Слова саудовского министра недалеки от истины. Два года участия в боевых действиях в Йемене не принесли Эр-Рияду желаемых результатов. Участие в войне обходится Саудовской Аравии недешево, политический престиж королевства страдает от поражений саудовских войск и невозможности в течение двух лет совладать с повстанцами. Все больше представителей высших кругов КСА начинают склоняться в пользу прекращения невыгодной с политической и экономической точек зрения военной операции на территории Йемена.

Поскольку Москва поддерживает отношения и с Ираном, и с Саудовской Аравией, ее положение во многом становится уникальным. Например, США и Великобритания на роль посредников в йеменском конфликте претендовать уже не могут, так как поддержали Саудовскую Аравию. Лишились фактической способности к посредничеству и многие исламские страны, включившие свои подразделения или технику в состав направленных в Йемен сил коалиции. Таким образом, Россия оказывается едва ли не единственным серьезным государством, способным содействовать урегулированию конфликта за счет развитых связей с его сторонами — и с бывшими политиками НДРЙ, и со сторонниками Салеха, и с хуситами. Не стоит забывать и о том, что наша страна имеет большой опыт участия в йеменских конфликтах.

В частности, Советский Союз в свое время оказал огромную военную поддержку Йеменской Арабской Республике, где в 1962 году произошла антимонархическая революция. Именно опираясь на поддержку Египта и СССР, ЙАР удалось отбить попытки монархистов взять реванш. Затем при непосредственной поддержке Советского Союза в Южном Йемене была провозглашена Народная Демократическая Республика Йемен (НДРЙ). И в ЙАР, и в НДРЙ за 1960-е — 1980-е гг. побывало большое количество советских военнослужащих и гражданских специалистов — военные советники и инструкторы, технический и обслуживающий персонал. В Адене (НДРЙ) функционировала советская военно-морская база. Когда в 1986 году началась гражданская война, активную роль в умиротворении страны сыграл именно Советский Союз, в том числе и посредством ограниченного присутствия своих военнослужащих. При участии Советского Союза в 1990 году было осуществлено и объединение Северного и Южного Йемена.

Таким образом, наша страна имеет не только большой опыт участия в йеменской политике, но и все основания проявлять себя в ней более активно. Другое дело, что это вмешательство в йеменские дела должно носить сугубо дипломатический характер, без выделения одной из сторон конфликта, без какой-либо отправки оружия и, тем более, войск. Если российские дипломатические усилия в Йемене будут успешными, то это повысит авторитет нашей страны на международной сцене и, тем более, на Ближнем Востоке.

topwar.ru

Почему Россия не станет активнее вмешиваться в конфликт в Йемене :: Политика :: РБК

Лидер йеменских повстанцев-хуситов обратился к президенту России с просьбой о вмешательстве в многолетний конфликт. Но Москва не сможет действовать активнее, учитывая связи с основными участниками, указывают эксперты

Распределение гуманитарной помощи от Международного комитета Красного Креста в ​городе Ходейда, Йемен. 21 июля 2018 года (Фото: Abduljabbar Zeyad / Reuters)

Письма трем лидерам

Председатель Верховного политического совета Йемена (расположенный в Сане Верховный политический совет — основной орган власти повстанцев-хуситов, против которых ведет боевые действия возглавляемая Саудовской Аравией коалиция. — РБК) Махди Аль-Машат обратился к лидерам России, Китая и Франции с просьбой помочь в разрешении военного конфликта в Йемене. Об этом сообщило йеменское информационное агентство SABA. Аль-Машат просит оказать помощь и способствовать снятию осады территории Йемена со стороны ОАЭ и Саудовской Аравии.

Коалиция во главе с Саудовской Аравией вмешалась в военный конфликт в Йемене в марте 2015 года, после того как хуситы захватили порт Аден, обеспечивающий контроль за Баб-эль-Мандебским проливом. В операциях против хуситов участвуют ВВС Бахрейна, Катара, Кувейта и ОАЭ, к коалиции также примкнули Египет, Иордания, Марокко и Судан. Коалиция настаивает, что повстанцы получают помощь от Ирана и от ливанского движения «Хезболла».​

По данным ООН, в Йемене сейчас худшая гуманитарная ситуация в мире: 22 млн человек (75% населения) нуждаются в гуманитарной помощи, 18 млн испытывают нехватку продовольствия, 7 млн угрожает массовый голод.

Неизменная позиция России

С начала кампании коалиции Москва сдержанно комментирует ситуацию в Йемене. Когда 13 июня вооруженные силы Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов начали наступление на йеменский порт Ходейда, который находится под контролем хуситов, российский МИД выразил серьезную озабоченность. Ходейда является главным логистическим узлом, через который в подконтрольную хуситам часть страны ввозится продовольствие, медикаменты и другие предметы первой необходимости, предназначенные для гражданского населения (вся управляемая хуситами территория на суше граничит с Саудовской Аравией), обратило внимание российское дипведомство. Операция коалиции получила название «Золотая победа» и продолжается до сих пор.

Москва активно участвует в переговорах, в том числе под эгидой ООН, чтобы остановить гражданскую войну в Йемене, однако избегает занимать чью-либо сторону, сказал РБК источник, близкий к МИДу. По его словам, российский посол в Йемене Владимир Дедушкин в основном находится в Эр-Рияде, однако совершает поездки и в захваченную хуситами столицу. 20 июля Дедушкин сообщил, что в конце июля Россия отправит в контролируемую повстанцами Сану и подконтрольный коалиции Аден два самолета с гуманитарной помощью.

Москва не может занять чью-либо сторону, так как это испортило бы отношения с Ираном (поддерживает хуситов) или Саудовской Аравией, объясняет востоковед Павел Густерин, в 2000-х он несколько лет работал в Йемене в составе российской дипмиссии. Кроме того, Аль-Машат не является представителем легитимной власти, добавляет он. Международное сообщество признает легитимным лидером Йемена избранного в 2012 году президентом Абд-Раббу Мансура Хади. Оказание военной помощи хуситам вошло бы в противоречие с одним из принципов российской дипломатии, указывает Густерин.​

Тем не менее обращение Аль-Машата к России, Франции и Китаю может приблизить войну в Йемене к концу, считает старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Сергей Серебров. По словам эксперта, операция коалиции по взятию Ходейды, которая позиционируется как решающая, усугубит гуманитарную ситуацию в стране, что сделает переговоры необходимыми. Переговоры с хуситами неизбежны, так как на контролируемых ими территориях проживает большая часть населения Йемена, указывает эксперт.

Исторические связи

В современном виде Йемен существует с 1990 года, когда произошло объединение двух враждующих частей страны — Народной Демократической Республики Йемен (НДРЙ) на юге и Йеменской Арабской Республики (ЙАР) на севере. ЙАР как отдельное государство образовалась в 1962 году. НДРЙ стала независимой от Великобритании в 1967-м. С 1960-х годов до объединения между Северным и Южным Йеменом шла непрерывная война.

С 1960-х годов СССР традиционно поддерживал НДРЙ, в том числе поставками оружия. Множество промышленных объектов на юге современного Йемена было построено советскими специалистами — на долю СССР приходилось более 50% иностранных кредитов, полученных НДРЙ.

ЙАР также была заинтересована в сотрудничестве с СССР. Еще до объединения страны президент ЙАР Али Абдалла Салех несколько раз посещал СССР и даже присутствовал на похоронах Брежнева в 1982 году.

В 2011 году, после того как в стране прошли демонстрации протеста на фоне «арабской весны», ​президент Али Абдалла Салех (именно при нем были объединены два Йемена) ушел в отставку. Новым президентом стал суннит Абд-Раббу Мансур Хади. В 2014 году хуситы вступили в войну против нового президента. В начале декабря 2017 года Салех ​был убит членами этой военизированной шиитской группировки, после того как заявил, что готов разорвать с ними союз, заключенный в 2015 году, когда они вместе выступили против арабской коалиции.

www.rbc.ru

Полный анализ конфликта в Йемене

Loading ... Loading ... Просмотров: 487

Предоставляем нашим читателям анализ нынешних событий в Йемене в виде беседы между луганским журналистом и писателем Глебом Бобровым и журналистом нашего издания Равидом Гором.

- Прежде чем мы перейдем к главной теме – войны в Йемене, скажи – каков был расклад сил в регионе? И какова краткая предыстория этого конфликта глазами рядового жителя Израиля?

Если очень-очень кратко описать предпосылки к эскалации конфликта в Йемене, пройтись по основным пунктам истории, то получим следующую картину:Йемен нищая и беспокойная страна, постоянно, с момента освобождения от влияния Османской империи и британцев, находящаяся в перманентной гражданской войне с редкими периодами тишины. Основной источник дохода в бюджет – экспорт нефти, запасы которой неуклонно сокращаются, и не сравнимы с запасами нефти соседей. В 2009 году нашли газ – но его ещё меньше, чем на той же Украине. В Йемене в среднем живут всего по 60 лет, в каждой семье в среднем по пять детей, и абсолютное большинство женщин – неграмотны. Сунитов в стране чуть больше, чем шиитов. И в Йемене совсем нет воды, страна на грани экологической катастрофы. Воду там перевозят под охраной автоматчиков. Не думаю, что основная масса граждан Йемена моется хотя бы раз в неделю. Такое могут себе позволить лишь очень богатые люди.

Везде, где есть шииты и суниты, как в Йемене, рано или поздно кто-то разжигает конфликт на почве религиозных разногласий. Покой тут возможен только если одна группа абсолютно доминирует над другой и держит иноверцев в чёрном теле, как у соседей-саудитов.Вдобавок существовало разделение Йемена на Северный и Южный. Северный Йемен получил независимость от турков в 1918 году и несколько раз сменил государственный строй и название. Южный Йемен получил независимость от англичан только в 1967 году, тоже разок сменил название, тоже страдал от внутренних распрей.

На севере поначалу строили монархию, но затем выбрали капитализм. На юге пытались строить социализм, но как-то не пошло. После двух десятилетий вражды, в 1990 году обе республики объединились в нынешний Йемен. Как можно догадаться, внутренние вековые противоречия если и были сглажены, то не исчезли окончательно в никуда. Уже через 4 года после объединения, сепаратисты на юге подняли восстание, жестоко подавленное северянами.Президентом объединённого Йемена стал, отнюдь не сразу, Али Абдаллович Салех – бессменный президент Северного Йемена с 1978 года. Господину Салеху потребовалось четыре года, чтобы получить всю полноту президентской власти в новом государстве, а для этого ему потребовалось перебить сепаратистов на юге в восстании 1994 года и ввести военное положение.

И вот, президент Салех правил более-менее спокойно и единолично объединённым государством целых 16 с лишним лет, пока ему не устроили майдан в 2011 году. Тогда это называли арабской весной. Чем не угодил Салех организаторам майданов – не особо понятно, но вполне возможно бессменный лидер Йемена кому-то не нравился своей принадлежностью к зейдитам, то есть – к шиитам, а значит, по определению, должен быть лоялен к Ирану и Ираку.Салех сражался, как лев. Его сторонники давали бой йеменским майдаунам. Крови пролилось немало, а сам Салех держался больше года, был тяжело ранен после артиллерийского обстрела президентского дворца, был предан родным братом. Но потом его, уже в изгнании в Саудовской Аравии, заставили-таки подписать документ о передаче власти уже новому «демократическому» правительству.

Салеха можно было бы назвать йеменским Януковичем, но, полагаю, он за такое оскорбление убил бы своими руками любого, не смотря на возраст и последствия ранения.

Между прочим, Салех дружил с Россией, и был награждён международной премией Андрея Первозванного «Диалог цивилизаций» за 2004 год – «за заслуги в укреплении дружбы и сотрудничества между народами России и Йемена, а также за вклад в международные антитеррористические усилия».Демократическим президентом после успешного вооружённого переворота, вроде йеменского Порошенко, стал Абд-Рабу Мансурович Хади, вывший при Салехе вице-президентом. Но попрезидентствовать во благо свободы, демократии и евроатлантического выбора ему удалось недолго.

В 2014 году в Йемене поднялся антимайдан, который достиг успеха абсолютно теми же методами, что и революционеры арабской весны 2011 года. Все предпосылки к нему были заложены ещё десятилетия назад, но зародыш конфликта был создан в 2004 году на севере Йемена с созданием протестного движения хуситов-шиитов и с первым хуситским восстанием против центральной власти. Сторонники движения называются хуситами по фамилии их первого погибшего в боях лидера, а принадлежат они к зейдитам-шиитам, составляющим около трети населения.

Хуситы мало в чём отличаются от арабских майдаунов обыкновенных, за исключением ориентации на Иран и ненависти к Западу. Хуситы устроили восстание против власти из-за дискриминации и в знак протеста против глобальной коррупции на всех уровнях. Когда йеменские майдауны начали свергать законную власть, они успели первыми, а хуситы, воспользовавшись ситуацией, выступили против всех сразу: и против правительства, и против хунты.

Именно тогда, ещё в 2004 году и зародилась славная традиция давить хуситов с помощью саудовской армии. Именно благодаря помощи саудитов, по просьбе Салеха, и было подавлено первое восстание на севере Йемена, в результате чего погиб лидер Аль-Хуси.

А кем же являются йеменские майдауны? Все без исключения СМИ скромно молчат на эту тему, но кое-что удалось выяснить. Как и на Украине, там полный винегрет, состоящий их коалиции разных экстремистов: отделение Аль-Каиды, которое присягнуло на верность ИГИЛ, неправительственные суннитские вооруженные формирования «Ансар ас-Сунна», конфедерация племен хашид, движение «аль-Ислах», группировка «Ансар аш-Шариа». Ключевым игроком и гениальными майдаунами, инициировавшими развал страны являются племена хашидов и «аль-Ислах».

Хуситский мятеж против нового правительства начался с демонстраций и протестов в августе прошлого года против повышения цен на бензин, быстро перешёл в вооружённую стадию, а к концу января всего 20 тысяч хуситов уже захватили ключевые здания в столице Сане, взяли под контроль обширные территории в самой заселённой части страны, после чего президент Хади подал прошение об отставке и был заключён под домашний арест. Хади умудрился потерять страну, полностью уподобившись украинскому коллеге Януковичу, имея под рукой американских советников и американское оружие. Вместо того, чтобы по-тихому придушить свергнутого президента, хуситы его зачем-то выпустили через месяц на свободу из-под домашнего ареста. 21 февраля Хади сбежал в портовый город Аден, который назначил временной столицей страны. Там он пережил покушение, продолжил сопротивление, а также призвал к военной интервенции в Йемен. После того как хуситы установили контроль над Аденом 25 марта, бывший президент покинул страну. Ну точно Янукович.

-Чем же занималась Саудовская Аравия в то время, когда йеменцы убивали друг друга?

Эффективно функционирующий военный блок арабских суннитских государств «Щит полуострова» (Peninsula Shield), под предводительством саудитов, выросший из Cooperation Council for the Arab States of the Gulf в противовес набирающему влияние шиитскому Ирану, был создан и юридически оформлен ещё три года назад, однако в то время, это событие прошло незаметно, так как было мало кому интересно, за исключением некоторых военных экспертов.Таким образом, саудиты не теряли последние годы времени попусту, и не бросали слов на ветер, а методично занимались организационным строительством Арабского Военного Альянса, что и позволило им быстро и относительно эффективно, совместно начать военную операцию в Йемене по первому свистку из Эр-Рияда.

-Зачем саудитам вмешиваться в ситуацию в Йемене?

Йемен – очень плохой сосед, нищий, агрессивный и страдающий шизофренией, которому нечего есть, и который позволяет шастать по своей территории кому угодно. Саудиты в прошлом пытались помочь президент Салеху навести порядок в стране силой. Но теперь ситуация на границе для более сильного соседа значительно ухудшилась: в Йемене пришли к власти шииты, поддерживаемые враждебным Ираном, которые в самой Саудовской Аравии составляют около трети населения. К тому же именно хуситы уже пытались в прошлом втянуть саудитов во внутренние разборки, совершая против них вооружённые провокации, и добивались своего. Добрые же американцы за последние два года поставили прозападному правительству Хади в Йемене оружия и боеприпасов на полмиллиарда долларов, которое всё попало в руки хуситов.

Успех йеменских шиитов в борьбе за власть, с большой долей вероятности приведёт и к тому, что и саудовские шииты, получая поддержку и пример, поднимут голову и начнут кровавую борьбу с ненавистным им суннитским режимом, а кто такому обрадуется кроме Ирана?

Судите сами, хотели бы вы такого соседа под боком? И учтите, что у вас или очень мало способов решить проблему, оставаясь в рамках международного права, или даже абсолютно никаких. Вот саудиты и откинули в сторону всякую робость и застенчивость, и поступили так, как всегда поступают на Ближнем Востоке: если ты большой и сильный, и у тебя имеется хорошая тяжёлая дубина, а рядом беснуется кто-то маленький и дурной, то выбор решения очевиден. Если только за маленького и дурного не вступится кто-то такой же сильный и злой, как ты сам.

-Аль-Каида как то замешана в происходящем?

Аль-Каеда стала филиалом ИГИЛ. Она контролирует сейчас значительные по площади районы страны, но гораздо менее плотно населённые. Аль-Каида сражается как против хуситов, так и является запрещённой организацией в Саудовской Аравии, где её хорошо вытравили. Так что суннитам из ИГИЛ тоже перепадёт от арабской коалиции, заодно с хуситами, чтобы не высовывались.

-Так почему всё-таки так много шума вокруг событий в нищем и слабом Йемене?

Картина не будет полной, если не упомянуть одной важной детали: Йемен, каким бы он нищим не был, расположен в точке, с которой можно контролировать Баб-эль-Мандебский пролив, через который транспортируется 5% всей добываемой в мире нефти, и который является кратчайшим путём из Европы в Юго-Восточную Азию и Австралию. Если поставить на йеменском на берегу дивизион Градов – ни одному судну по проливу пройти не удастся. Когда речь идёт о таком важном деле, то кто бы не устраивал заваруху в Йемене, то он подписывает себе смертный приговор, если только не способен быстро навести порядок в стране и продемонстрировать миролюбие всем странам Залива.

-Как к происходящему отнеслась Россия, участвует ли она в урегулировании конфликта?

Москва выступила против вмешательства во внутренние дела суверенных государств, за прекращение военных действий в Йемене, чтобы не допустить эскалации обстановки и развала страны по образцу Ливии. Арабские страны должны решать свои проблемы мирным путем и без вмешательства извне. Такое мнение высказал президент РФ Владимир Путин в своем послании, направленном главам государств и правительств стран-членов Лиги арабских государств. Так же ранее Путин беседовал по телефону с президентом Ирана Хасаном Рухани, убеждая его в том, что наилучшим решением проблемы являются мирные способы и диалог между сторонами. Так же состоялся телефонный разговор Владимира Путина с Премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху в котором они обсудили ситуацию в Йемене и в Сирии. Заметно, что российский президент прилагает немалые усилия, чтобы потушить пожар. Вот только рычагов давления у России маловато.

-И каковы успехи России в этом направлении?

Саудитам мирная инициатива России и её президента отчего-то очень не понравилась. Глава МИД Саудовской Аравии Сауд Фейсал отметил, что Россия разговаривает о трагедии на Среднем Востоке так, словно не имеет к ней никакого отношения. Однако, по его словам, именно Россия является частью кризиса в Сирии. Далее принц Сауд Фейсал продолжил: «Россия позволяет сирийскому режиму получать оружие в более чем достаточной мере». Затем принц Сауд Фейсал потребовал, чтобы Россия несла свою степень ответственности за ситуацию на Среднем Востоке.

Политика саудитов получила поддержку США, в том числе и логистическую, которые, находятся в неудобном положении в связи с тем, что надеются завершить переговоры о ядерной сделке с шиитским Ираном, который, в свою очередь, традиционно поддерживает единоверцев в арабских странах. Вашингтон и Тегеран также ведут, по сути, общую борьбу против радикальных исламистов из ИГИЛ в Ираке. О согласии поставлять вооружение саудитам заявили Великобритания и Турция. Египетские ВМС уже вошли в Аденский залив, взяв под свой контроль Баб-эль-Мандебский пролив и отсекая хуситов от морских трасс, по которым Иран может прислать военную помощь.

-Каков твой прогноз и оценка событий?

Израилю остаётся только наблюдать со стороны как мусульмане разного толка сокращают сами численность друг друга. Пока они заняты любимым делом, нам можно сократить расходы на армию и посвятить время внутренними проблемам. Чем бы не закончился конфликт в Йемене – Иран будет тратить большое количество своих ограниченных ресурсов на поддержку шиитов, победят они или потерпят поражение. Самым неблагоприятным для Израиля развитием событий станет создание проиранского шиитского государства даже на части территории Йемена. Это государство будет абсолютно беззубым, но влияние Ирана в регионе увеличится.

Саудовская Аравия скоро догадается о том, что с помощью одних только налётов авиации проблему у своих границ не решить. Мы это поняли ещё в 2006 году, когда у нас во главе Генштаба поставили лётчика. А саудиты не имеют опыта в подобных вещах, им предстоит самим выучить это на своих ошибках. Йемен идеально подходит для партизанской войны, если бы не одна проблема – нехватка собственного продовольствия и ещё большая нехватка воды. Так что, если саудиты решатся на сухопутное вторжение и оккупацию, то они могут легко и просто уморить всех неугодных голодом и жаждой, оставив только минимум лояльного населения. Если коалиции нужен безопасный путь через пролив, то саудитам необходимо взять на себя роль, подобную роли американцев в Ираке или Афганистане. Саудитам предстоят огромные расходы, которые частично компенсирует или даже перекроет повышение цен на нефть без уменьшения объёмов добычи, как результат озабоченности торговцев и потребителей нефти эскалацией конфликта вблизи важного маршрута транспортировки. Между тем, после некоторого повышения цен на нефть сразу после начала боевых действий, они опять снизились. Так что влияние йеменского конфликта на мировую экономику оказалось переоценённым.

Безопасный пролив, путь из Европы в Юго-Восточную Азию нужен всем – и арабским государствам и Европе, и азиатам. Сам же по себе конфликт в Йемене довольно незначителен по своим масштабам и по своим последствиям. Если навигация через Баб-эль-Мандебский пролив не окажется под угрозой, то события в Йемене очень скоро исчезнут из колонок новостей самых влиятельных мировых СМИ. Добиться же безопасности для пролива силовыми методами проще, чем привести ко власти в Йемене лояльное и устойчивое правительство, надёжно контролирующее большую часть территории страны.Большие Игроки немного дистанцировались. США и Британия сами никого не бомбят, что даже удивляет. При этом, конечно же нельзя отрицать существенную роль США в непосредственной поддержке Саудовской Аравии. Но для них Йемен тоже не является чем-то ради чего стоит платить жизнями своих солдат. США отдали эту страну на растерзание всем желающим. Для чего американцы принесли вирус цветных революций в нищую страну, остаётся загадкой. Возможно, просто проводили эксперимент. Возможно, что вирус занесли случайно профессиональные революционеры из Северной Африки.Россия могла бы использовать ситуацию чтобы осложнить жизнь и проучить наглых как обезьяны и откровенно враждебных саудитов. Но на такое нынешняя Россия не пойдёт. Вмешаться в конфликт был бы способен СССР. Хуситы очень обрадовались бы любому российскому оружию, в первую очередь мобильным комплексам ПВО, а затем ПТРК. Вот только оплатить им такое оружие нечем. Да и расчёт ПВО не подготовишь за месяц, а будет ли Йемен существовать дальше – вызывает сомнение.

Иран – другое дело. Иран готов покупать оружие, готов поставлять оружие своим союзникам, направлять советников и инструкторов. Но ресурсы Ирана небезграничные, он уже увяз по уши в Ираке. Так, взбаламутить воду Иран способен, но выиграть в схватке против Саудовской Аравии и её многочисленных союзников – нет. Но если ради того, чтобы досадить саудитам, в расход пойдут никому не нужные глупые йеменцы, которые не способны прожить мирно и десяти лет кряду – то, кто их станет жалеть?Таким образом, будущее нищего и беспокойного Йемена, на мой взгляд, печально:Йемен будет разодран минимум на две части, или даже на три-четыре. Голод и жажда и вялотекущая война сильно сократят количество йеменцев, чему все соседи будут рады. В Юго-Западной части страны, скорее всего, руками арабской коалиции будет смонтирован лояльный к Саудовской Аравии режим, который уже сам будет истреблять других, неугодных йеменцев. Мира и процветания в Йемене не будет никогда, но мировой общественности быстро наскучат заголовки новостей из этого региона, и для нас всех йеменский конфликт перестанет существовать.

- Следовательно, большой ближневосточной войны не будет?

Нет, никакой большой войны не будет. Так себе локальная малоинтересная заварушка – практические учения нового военного союза, арабского «НАТО» под руководством саудитов, по отработке взаимодействия и боевого слаживания на йеменском полигоне.

- Насколько вероятность перерастания этого конфликта из локального в региональный?

Полноценное втягивание практически всех сунитских мусульманских стран региона произошло с первых дней конфликта – в этом и есть весь смысл нового военного союза – кидаться на врага толпой по команде «Фас!» Сухопутная фаза, на мой взгляд, неизбежна. Война эта сугубо локальная, и такой останется.

- Какова роль Израиля в этом конфликте, учитывая его статус в регионе и участия «заклятых друзей» со всех сторон этого противостояния?

Израиль тут ни причём. Если долго сидеть у реки и смотреть на воду, то можно увидеть, как течение проносит труп твоего врага. Трупов сейчас проносит много. Сидеть у реки и смотреть на воду нынче не скучно. Арабы прекрасно справляются сами.

- Как события на Ближнем Востоке могут сказаться, например, у нас, в восставших республиках Донбасса и в целом в регионе?

Никак – это давняя, скучная и неинтересная местная традиция резать иноверцев. В каждом регионе есть свои уникальные, славные и не менее древние традиции такого рода. Я думаю, что нужно сосредоточиться на своих проблемах. Пусть резвятся.

Равид Гор

il24

Опубликовал: admin | Дата: Апр 2 2015 | Метки: Анализ | Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

krasvremya.ru

Конфликт в Йемене

Директор Центра ближневосточных исследований Андрей Федорченко — о причинах, ходе и возможных последствиях гражданской войны в Йемене.

Йеменская Республика выделяется остротой и многообразием внутриполитических, межконфессиональных и клановых проблем, которые способны в недалеком будущем расколоть страну и привести к созданию на ее территории новых государств. Несмотря на то, что смена высшего государственного руководства в Йемене после начала «арабской весны» прошла по более мягкому по сравнению с Ливией или Сирией сценарию, переходный период здесь не увенчался стабилизацией политической и экономической ситуации и началом системных реформ.

После смены президента в феврале 2012 года сепаратистские движения возглавили антиправительственные выступления в двух частях Йемена. На юге — исламистская группировка «Ансан аш-Шариа», которая, по данным спецслужб США, связана с «Аль-Каидой Аравийского полуострова» (АКАП), а по мнению самих йеменцев — со спецслужбами бывшего президента Салеха, сначала провозгласила исламский эмират в Абъяне, а в марте 2012 года еще и в другой южнойеменской провинции — Шавбе. Таким образом, началась «эмиратизация» юга страны.

С новой силой разгорелся конфликт на севере. Он перекинулся на провинции Хадджа, Эль-Джауф, Амран, а провинция Саада весной 2012 года уже год находилась под контролем зейдитского движения «Аль-Хуси». Боевым крылом движения считается группировка «Ансар Аллах». В ноябре 2014 года Совет Безопасности ООН наложил санкции на военных лидеров группировки Абдель-Халидааль-Хуси и Абдаллаха Яхью аль-Хакима за «угрозу миру, стабильности страны, и за препятствие политическому процессу». В качестве силы, противостоящей зейдитам, вместо правительственных войск выступили салафитские племена, поддерживающие отношения с радикальным крылом «Братьев-мусульман», а также АКАП.

Группировка «Аль-Хуси» насчитывает, по разным оценкам, от 10 тыс. до 100 тыс. членов. Она использовала как военные методы борьбы, так и мирные формы протеста. Получая постоянную поддержку от Ирана, движение аль-Хуси уже тогда было способно распространить свое влияние на другие провинции страны.

Созыв и проведение Конференции по национальному диалогу (КНД) с марта 2013 года по январь 2014 года отнюдь не означали прекращения военных конфликтов на территории страны. Усилия по национальному примирению предпринимались на фоне широкомасштабного наступления хуситов на севере и продолжения вооруженных выступлений и террористических актов на юге. На завершающей стадии КНД и сразу после нее наиболее драматично ситуация складывалась на севере страны. Военные действия распространились на пять северных провинций — от саудовской границы в окрестностях Китафа до окрестностей йеменской столицы. Эта часть страны стала напоминать лоскутное одеяло, пересеченное множеством линий прекращения огня, постоянно меняющих свои очертания.

Наступательная тактика хуситов принесла им военный успех. В начале 2014 года центральное руководство страны утратило контроль над севером. Не ограничившись захватом северных провинций Амран и Саада, хуситы, начиная с сентября 2014 года, продолжили свою территориальную экспансию, главной целью которой стала столица страны. К концу дня 21 сентября хуситы заняли значительную часть Саны, включая основные правительственные здания, государственные радио- и телестанции. Вечером того же дня премьер-министр Йемена М.Басиндва был вынужден подать в отставку. Шиитская община нанесла максимальный ущерб исламистам и существенно расширила контролируемую ей территорию, включая столицу государства.

В том, чтобы остановить хуситов, ограничить их политическую роль, заинтересован и наиболее влиятельный внешний игрок в этой части Аравийского полуострова — Саудовская Аравия (КСА). Позиция этого государства после осеннего наступления хуситов в прошлом году была вполне определенна: «хуситы сделали свое дело (ослабили исламистов), они могут уйти». Позиции саудовского руководства и йеменского президента (относительно необходимости ограничить влияние Ирана в Йемене и ввести активизацию шиитов на севере страны в определенные рамки) во много совпадали, о чем свидетельствовали саудовско-йеменские переговоры на высшем уровне в сентябре 2014 года.

Учитывая сохранение противоречивых интересов различных политических, религиозных и этнических групп в Йемене, саудовцы отстаивали план достижения компромисса между государственным руководством страны, хуситами, племенной верхушкой суннитских племен, бывшим президентом Салехом, южнойеменскими «харакат» путем достижения соглашения об альянсе на новом этапе развития политической ситуации. Это могло стать продолжением национального диалога, но уже в условиях нового соотношения сил.

Такой сценарий, предусматривающий ограничение контроля хуситов над зейдитскими провинциями и недопущение создания иранского оплота в Йемене, устраивал и Соединенные Штаты. В то же время существенное расширение зоны контроля хуситов, укрепление их вооруженных формирований при сохранении выжидательной политики президента Хади увеличивали шансы на создание «Зейдитского имамата» в границах 1962 года. Саудовцы наращивали свое влияние в шиитской части Йемена, негласно передав хуситам право контролировать контрабандные и эмиграционные потоки на своей южной границе в обмен на их отказ от экспансии на север и перенос основной активности внутрь Йемена.

С начала 2015 года конфликт вышел на новый уровень и перерос в стадию открытой гражданской войны. Президент страны Хади сначала подал прошение об отставке (22 января), а через три дня решил его отозвать. Позже он укрылся в своем дворце в Адене, откуда в марте бежал за границу.

22 марта Совет Безопасности ООН подтвердил легитимность президента Хади и призвал все стороны конфликта воздерживаться от любых действий, подрывающих «единство, суверенитет, независимость и территориальную целостность Йемена».

На следующий день министр иностранных дел Йемена, действовавший по поручению президента Хади, обратился к аравийским монархиям с просьбой о введении в страну контингента совместных вооруженных сил «Щит полуострова», образованных под эгидой Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива.

26 марта король Саудовской Аравии Салман бен Абдель-Азиз отдал приказ начать военную кампанию против хуситов, в которой принимают участие также Катар, Пакистан, Бахрейн, Кувейт, ОАЭ, Марокко, Иордания, Судан и Египет. Войска коалиции бомбят позиции повстанцев с воздуха и пытаются блокировать порты с моря, чтобы предотвратить подвоз оружия хуситам из Ирана. Тем не менее, 6 апреля хуситы захватили Аденский порт.

США и их западные союзники сразу поддержали силовую акцию против хуситов, в очередной раз продемонстрировав, что у них отсутствует единообразный подход к квалификации международных конфликтов. Если на Украине они однозначно поддержали силы, организовавшие и осуществившие вооруженный переворот против законно избранного президента этой страны, то в Йемене в схожей с международно-правовой точки зрения ситуации они выступили против повстанцев, на стороне свергнутого и укрывшегося за границей президента этой страны.

Примечательно в этой связи, что еще в январе 2015 года США приняли решение о замораживании контртеррористической операции против «Аль-Каиды» в Йемене в связи с захватом столицы страны Саны шиитскими отрядами, ориентирующимися на Иран.

***

По мнению экспертов, события в Йемене укладываются в логику того, что называется «большой суннитско-шиитской войной», где одну сторону поддерживает Иран, а другую — Саудовская Аравия. США в этой ситуации оказываются в сложном положении, т.к.где-то они осторожно поддерживают суннитов и своего традиционного союзника — Саудовскую Аравию, где-то, как в Ираке, они вынуждены поддерживать шиитов в их борьбе с «Исламским государством» и, по сути дела, вступить на какое-то время в фактический союз с Ираном.

Дополнительную сложность ситуации в Йемене добавляет то обстоятельство, что страна давно «инфильтрована» «Аль-Каидой», которая может получить реальное преимущество в случае разгрома хуситов, став фактической хозяйкой Йемена, который, в свою очередь, рискует превратиться в «несостоявшееся государство» и очередную «черную дыру» безвластия на Ближнем Востоке.

Естественно, одним из основных факторов, мотивирующих Саудовскую Аравию и ее «заливных» союзников на активные действия в Йемене, является проблема нефтяного транзита через Баб-эль-Мандебский пролив, перспектива перекрытия которого йеменскими шиитами в случае полного захвата хуситами власти в стране может серьезно ударить по многокомпонентной нефтяной стратегии Эр-Рияда, включающей не только противодействие планам Ирана выйти на нефтяной рынок, но и борьбу с производителями сланцевой нефти в США и создание сложностей для традиционных экспортеров нефти на мировой рынок, в числе которых и Россия. Через пролив нефть идет в основном из стран Персидского залива на север в Европу и Северную Америку. Здесь проходит 3,8 млн нефтяных баррелей в сутки. Ширина Баб-эль-Мандебского пролива в самом узком его отрезке составляет 29 км, что затрудняет движение танкеров, для которых отведено два фарватера по две мили шириной — по одному для каждого направления. Блокирование этого морского прохода вынудит танкеры переориентироваться на маршрут вокруг Африки.

Среди сценариев возможной эскалации конфликта называют возможный марш-бросок хуситов в нефтеносную Восточную провинцию КСА, большинство населения которой составляют как раз шииты, с целью разжигания там «шиитской революции». Эти версии подтверждаются недавними публичными высказываниями лидера «Хизбаллы» Х.Насраллы о том, что «хуситы готовы атаковать Саудовскую Аравию в любой момент». Однако военные эксперты отмечают ограниченность их военно-технических возможностей для наступления через обширные пустынные пространства КСА.

В то же время саудовско-иранская борьба за влияние на Южный Йемен вполне может завершиться присоединением этой территории к КСА. Большинство южнойеменцев исповедуют суннизм; сближает их с Саудовской Аравией и то, что многие жители юга переправили туда свои семьи. Силу экономического притяжения КСА в этом отношении трудно переоценить. Для королевства же стратегически важным является возможный выход к Аравийскому морю, минуя иранскую угрозу в Ормузском проливе (основная часть саудовских внешнеторговых потоков проходит по морским путям). Как первый шаг к интеграции в состав КСА стратегически важной йеменской провинции Хадрамаут эксперты расценивают решение саудовских властей предоставить йеменцам, проживающим в Хадрамауте, права безвизового въезда в Саудовскую Аравию.

Что касается Ирана, то он, судя по всему, не собирается активно вмешиваться в йеменский конфликт, так как слишком озабочен ситуацией на сирийско-иракском направлении, чтобы отвлекать свои ресурсы еще и на йеменское. Именно в Ираке и Сирии Иран будет пытаться довести до конца противостояние с салафитскими просаудовскими и прокатарскими структурами. Кроме того, Тегеран не хочет осложнять свое международное положение в связи с предстоящим снятием с него санкций.

***

Одним из возможных последствий гражданской войны в Йемене может стать создание объединенных межарабских вооруженных сил, о чем было объявлено на саммите Лиги арабских государств (ЛАГ), состоявшемся в египетском Шарм-эль-Шейхе в конце марта этого года. Подробнее о том, зачем создаются эти вооруженные силы и что может помешать их использованию, можно прочитать здесь.

***

Позицию России по конфликту в Йемене озвучил министр иностранных дел С.Лавров, который подчеркнул, что российский подход заключается в необходимости остановить любое применение силы. Обе стороны должны незамедлительно прекратить любое вооруженное сопротивление и возобновить переговоры (такие контакты между ними были до перехода конфликта в «горячую фазу»). Есть понимание, что переговоры должны проходить на нейтральной территории.

Еще один важный момент нашей позиции состоит в том, что, если посмотреть на региональный срез этой проблемы в геополитическом смысле, совершенно очевидно, что нельзя допустить деградации ситуации — прямого противостояния между суннитами и шиитами. Об этом Россия говорит постоянно с начала «арабской весны», но, к сожалению, нас не очень слушали, а может, даже и не хотели этого делать (по разным причинам). Те, кто сейчас ведут дело к «горячему», силовому усугублению противостояния, берут на себя колоссальную ответственность за судьбы региона. Россия не может допустить, чтобы нынешняя ситуация в Йемене переросла в открытый вооруженный конфликт между арабами и Ираном.

Сейчас на рассмотрении Совета Безопасности ООН находится российская инициатива по введению на йеменской территории гуманитарных пауз в военных действиях.

Карта Йеменской Республики

 

 

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике «Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Коммерческое использование данной информации запрещено. При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.

mgimo.ru