70 лет назад советские воины подняли Знамя Победы над Рейхстагом. Когда знамя победы было водружено над рейхстагом


Над Рейхстагом водрузили Знамя победы 73 года назад

Первого мая отмечается не только День трудящихся, но и годовщина водружения Знамя Победы над зданием Рейхстага в Берлине. Фотографии военного корреспондента Е. А. Халдея, сделанные на крыше здания полуразрушенного нацистского парламента, часто используются для иллюстрации победы во Второй мировой войне.

30 апреля 1945 года в 14 часов 25 минут первый штурмовой красный флаг над Рейхстагом водрузили Рахимжан Кошкарбаев из группы лейтенанта Сорокина и 19-летний рядовой боец-разведчик Григорий Булатов.

В ночь на 1 мая на Рейхстаге в разных местах были водружены еще несколько алых полотнищ, впоследствии уничтоженных в ходе боев. Полотнище, установленное утром 1 мая, вошло в историю как Знамя Победы. На стенах Рейхстага советские солдаты начертали множество надписей, часть из которых была оставлена при реставрациях здания.

Установление Знамени Победы произошло во время Берлинской операции 1 мая 1945 года в три часа ночи. Флаг, который был установлен на крыше Рейхстага, вначале был прикреплен к конной фигуре кайзера Вильгельма, а 2 мая был перенесен на купол здания Михаилом Егоровым, Мелитоном Кантария и Алексеем Берестом. На всемирно известных фотографиях Евгения Халдея “Знамя Победы над Рейхстагом” в действительности были запечатлены не Алексей Берест, Мелитон Кантария и Михаил Егоров, а бойцы 8-й гвардейской армии: Алексей Ковалев, Абдулхаким Исмаилов и Леонид Горичев.

Халдей сделал фотоснимки 2 мая 1945, когда уже закончились уличные бои и Берлин был полностью занят советскими войсками. К тому же, на рейхстаге было установлено множество красных знамен. Фотограф попросил первых солдат, которые встретились ему, помочь сделать фотоснимки. Вскоре он отснял с ними две кассеты. Знамя, которое на фотографии держит Алексей Ковалев, фотограф привез с собой.

vesti-ukr.com

История водружения Знамени Победы над Рейхстагом

Традиция водружения штурмовых флагов зародилась в Красной Армии в годы Великой Отечественной войны в ходе наступательных действий при освобождении и взятии населённых пунктов

Предпосылки водружения Знамени

6 октября 1944 года председатель Государственного комитета обороны СССР, Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами СССР И. В. Сталин выступил на торжественном заседании Моссовета, посвящённом 27-й годовщине Октябрьской революции, на котором высказал идею водружения Знамени Победы:

    «Советский народ и Красная Армия успешно осуществляют задачи, вставшие перед нами в ходе Отечественной войны … Отныне и навсегда наша земля свободна от гитлеровской нечисти, и теперь перед Красной Армией остаётся её последняя, заключительная миссия: довершить вместе с армиями наших союзников дело разгрома немецко-фашистской армии, добить фашистского зверя в его собственном логове и водрузить над Берлином Знамя Победы».

9 апреля 1945 года в районе города Ландсберга на совещании начальников политотделов всех армий 1-го Белорусского фронта было дано указание о том, чтобы в каждой наступающей на Берлин армии были изготовлены красные флаги, которые могли бы быть водружены над Рейхстагом.

В апреле 1945 года в 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта, оказавшейся первой в центре Берлина, из простого красного материала по приказу командующего 3-й ударной армии генерал-полковника В. Кузнецова было изготовлено 9 штурмовых флагов (по количеству дивизий, которые входили в состав армии). Флаги были изготовлены по образцу государственного флага СССР в армейском доме Красной Армии под руководством его начальника майора С. Голикова. Знамёна были изготовлены из немецкого материала, взятого в одной из лавок Берлина. Звезда, серп и молот художником В. Бунтовым наносились от руки и через трафарет. Древки к штурмовым флагам изготовил киномеханик А. Габов. В ночь на 22 апреля штурмовые флаги были вручены от имени Военного совета 3-ей ударной армии представителям стрелковых дивизий. В их числе штурмовой флаг номер № 5, ставший Знаменем Победы.

В период боев не было определено, какое знамя и над каким зданием можно водрузить, чтобы оно стало Знаменем Победы. На обращение командования 1-го Белорусского фронта о главном объекте в Берлине, на котором следует водрузить Знамя Победы, Сталин указал Рейхстаг.

Водружение Знамени

29 апреля начались ожесточённые бои в районе Рейхстага. Штурм самого здания, который обороняло более тысячи германских военнослужащих, начался 30 апреля силами 171-й (под командованием полковника Негоды А. И.) и 150-й (под командованием генерал-майора Шатилова В. М.) стрелковых дивизий. Первая попытка штурма, предпринятая утром, была отражена сильным огнём обороняющихся. Второй штурм был начат в 13-30 после сильной артиллерийской подготовки. 30 апреля 1945 года по всесоюзному радио, вещавшему также на зарубежные страны, прошло сообщение, что в 14 часов 25 минут над Рейхстагом водружено Знамя Победы. Основанием для этого стали донесения командиров частей, штурмовавших Рейхстаг. Так в донесении начальника штаба 150-й стрелковой дивизии полковника Дьячкова начальнику штаба 79-го стрелкового корпуса от 30 апреля указано: «Доношу, в 14.25 30.4.45 г., сломив сопротивление противника в кварталах северо-западнее здания рейхстага, 1 сб 756 сп и 1 сб 674 сп штурмом овладели зданием рейхстага и водрузили на южной его части Красное знамя…». В действительности к этому моменту советские войска ещё не захватили Рейхстаг полностью, а лишь отдельные группы смогли проникнуть в него. Данное сообщение стало причиной того, что в течение долгого времени в литературе история водружения Знамени Победы была искажена. Как отмечает А. Садчиков «Появление этого радиосообщения объясняется вовсе не идеологическими или политическими мотивами. Ошибку совершило командование той же 150-й стрелковой дивизии, которое поторопилось и преждевременно доложило наверх о своем „успехе“. Когда военачальники разобрались в ситуации, изменить что-либо было уже невозможно. Новость стала жить своей жизнью».Фотография корреспондента газеты «Правда» В. А. Тёмина «Знамя Победы над Рейхстагом 1 мая 1945 года в Берлине». Снимок удостоен наград в СССР и за рубежом.

В своих воспоминаниях командир 756-го стрелкового полка Герой Советского Союза Ф. М. Зинченко пишет: «Всему виной поспешные, непроверенные донесения. Возможность их появления была не исключена. Бойцы подразделений, залёгших перед Рейхстагом, несколько раз поднимались в атаку, пробивались вперёд в одиночку и группами, вокруг все ревело и грохотало. Кому-то из командиров могло показаться, что его бойцы если и не достигли, то вот-вот достигнут заветной цели».

Только третий штурм Рейхстага увенчался успехом. Бой в здании продолжался до позднего вечера. В результате боя часть здания была захвачена советскими войсками, в разных местах Рейхстага были закреплены несколько красных знамён (от полковых и дивизионных до самодельных), и появилась возможность водрузить красное знамя на крыше Рейхстага.

Предназначенный для водружения над Рейхстагом штурмовой флаг 150-й стрелковой дивизии 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта, ставший Знаменем Победы, был установлен на крыше Рейхстага около трёх часов утра 1 мая. Он стал четвёртым по счету знаменем из установленных на крыше здания парламента. Первые три знамени были уничтожены в результате ночного дальнобойного немецкого артобстрела крыши рейхстага. В результате артобстрела был разрушен также стеклянный купол Рейхстага, остался только каркас. Но вражеская артиллерия не смогла уничтожить закрепленное на восточной крыше знамя, водруженное Берестом, Егоровым и Кантария.

Командир батальона, штурмовавшего Рейхстаг, С. А. Неустроев в своих мемуарах пишет, что после полуночи (по местному времени) командир полка полковник Зинченко приказал М. Егорову и М. Кантария немедленно идти на крышу Рейхстага и на высоком месте установить штурмовой флаг. Замполиту батальона лейтенанту А. Бересту было приказано возглавить выполнение боевой задачи по установке флага. Первоначально — около трёх часов ночи — Знамя было установлено на фронтоне главного входа Рейхстага — на восточной части здания — и прикреплено к конной скульптуре Вильгельма I.

В документальном фильме «Знамя Победы» полковник Ф. М. Зинченко вспоминал: «Я подозвал Егорова и Кантария к окну. Видите купол? Вот там должно быть знамя.»; С. А. Неустроев добавил: «Чтобы было надёжно, решили послать Береста. Он дойдёт обязательно — мощный, сильный, волевой. Если что случится с Егоровым и Кантария, он доберётся». Участвовавший в съёмках фильма Кантария вспоминал: «Нам сказали — знамя прикрепите к колонне. Через некоторое время была поставлена другая задача — Бересту, мне и Егорову пробираться на купол рейхстага. Задача Береста — охранять Егорова и Кантария. Мы пробрались на крышу. Показали знамя, чтобы все видели».

По одной из версий, Егоровым и Кантария Знамя было перенесено на купол Рейхстага только во второй половине дня 2 мая. Однако, об обстоятельствах перенесения Знамени на купол Рейхстага участник штурма Рейхстага С. А. Неустроев вспоминал: «Помню, как кричал командир 756-го полка Зинченко: „Где знамя? Не на колонне оно должно быть. Наверх надо, на крышу рейхстага! Чтобы все видели!“ Через некоторое время бойцы вернулись подавленные — темно, нет фонарика, не нашли выход на крышу. Зинченко матерился так, что стены дрожали как при артобстреле. Прошло больше часа. Думали, всё: нет никого в живых. И вдруг видим: на фоне стеклянного купола рейхстага пляшут трое. Понятно, что не от радости. Просто, если двигаешься, меньше вероятности попасть под пулю».

В полдень 1 мая Знамя Победы с борта самолета По-2 сфотографировал фотокорреспондент газеты «Правды» В. А. Тёмин. Этот снимок обошёл газеты и журналы десятков стран мира. Летчик И. Ветшак впоследствии вспоминал: «В связи с очень сложной обстановкой нам, к сожалению, удалось всего только раз пролететь вблизи Рейхстага, где развевался красный флаг. Вот так и появился этот единственный снимок».

anti-terror-rf.livejournal.com

Кто же первым водрузил Знамя Победы над Рейхстагом?

9.05.2015

Правдивая война Гази Загитова

Никто не забыт, ничто не забыто... Как часто мы повторяем эти слова, не задумываясь об их глубинном смысле. Они сегодня превратились в некий штамп. К сожалению, в действительности многие настоящие герои Великой Отечественной если и не забыты совсем, то до сих пор остаются в тени. Один из таких героев — татарский воин Газетдин Загитов, о котором рассказывает на сайте «БИЗНЕС Online» писатель и публицист Ягсуф Шафиков.

Общий вид поверженного Рейхстага

«ОНИ В АТАКУ НЕ ХОДИЛИ, РЕЙХСТАГ НЕ БРАЛИ...»

Во всех учебниках, справочниках и энциклопедиях, изданных до 80-х годов прошлого века, пишется, что 30 апреля 1945 года над развалинами гитлеровской цитадели Рейхстага развевалось пробитое пулями и пропахшее пороховым дымом Знамя Победы, водруженное сержантом Михаилом Егоровым и младшим сержантом Мелитоном Кантария. Сейчас, когда опубликованы воспоминания непосредственных участников этих событий, документы и приказы из военных архивов, можно с уверенностью утверждать: да, Егоров и Кантария действительно установили Знамя на крыше Рейхстага. Но не они были первыми.

Мне одним из первых рассказал эту историю в начале 80-х годов в городе Краснодаре знаменитый командир первого батальона прославленного 756-го полка Степан Неустроев. Я в то время работал собкором в «Татар-информе». Неустроев, еще будучи в звании капитана, командовал батальоном, который взял Рейхстаг. Был первым комендантом Советской армии в рейхстаге. В последние годы до смерти герой войны жил в микрорайоне «Юбилейный» города Краснодара. Он мне рассказывал: «Мною была сделана ошибка, что я допустил идти на крышу с Берестом Михаила Егорова и Мелитона Кантарии. Они в атаку не ходили, Рейхстаг не брали, а вся слава батальона досталась им...»

Необходимо отметить, что и сами Егоров и Кантария в своих воспоминаниях, вышедших в печати в 1975 году, признали, что они вовсе не находились в первых рядах штурмующих Рейхстаг, в здание вошли после его захвата, когда над гитлеровской цитаделью развевалось знамя. Напрашивается вопрос: «Если не Михаил Егоров и Мелитон Кантария, кто же был первым?»

Начало недоразумениям положило донесение командира 150-й стрелковой дивизии полковника Василия Шатилова о том, что его войска 30 апреля 1945 года овладели Рейхстагом и в 14:25 водрузили на южной его части Красное Знамя. Как выяснилось позже, доклад этот оказался несколько преждевременным. Часть бойцов дивизии действительно ворвалась в здание Рейхстага, кто-то даже флагом взмахнул из окна. Но немцы их вскоре выбили. Между тем донесение уже ушло «наверх». На основании этого сообщения командующий 1-м Белорусским фронтом Георгий Жуков издал приказ по фронту и доложил лично Иосифу Сталину. Это сообщение попало и в сводки Совинформбюро. Долгожданная новость, переданная по радио вечером 30 апреля 1945 года, облетела весь мир. А вокруг Рейхстага все еще продолжались ожесточенные бои, и никакого знамени над его крышей еще не было. Поздним вечером 30 апреля в Рейхстаг с разных сторон проникло несколько штурмовых групп. Части бойцов удалось пробиться на крышу, и только ночью над Рейхстагом заплескались красные флаги и знамена.

ЗАГИТОВ И МИНИН БЫЛИ ПЕРВЫМИ

Обратимся к журналу боевых действий 136-й артиллерийской бригады. 1 мая 1945 года в нем записано, что в ночь на 1.05.1945 группа разведчиков бригады во главе со старшим сержантом Гази Загитовым первой водрузила Красное Знамя над Берлином. Тогда же, 1 мая 1945 года, было составлено представление на Газетдина Казыйхановича Загитова к званию Героя Советского Союза. Здесь в графе «Краткое конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг» говорится буквально следующее:

М.П. Минин, 1 мая 1945 года

«При подходе наших войск к центру Берлина — Рейхстагу — товарищ Загитов по личной инициативе изъявил желание принять участие в его штурме и первым водрузить на Рейхстаге Знамя Победы. 26 апреля 1945 года совместно с сержантом Мининым, старшим сержантом Бобровым, старшим сержантом Лисименко Загитов направился на выполнение боевого задания. Следуя впереди наступающей пехоты, Загитов разведал пути подхода к Рейхстагу и тем самым помог продвижению нашей пехоты.

М.П. Минин, 2010 год

28 апреля разведчики зашли в тыл к немцам и наскочили на немецкого часового; действуя смело и решительно, они застрелили часового и ворвались в подвал, где захватили в плен 25 немецких солдат. 29 апреля Загитов и его товарищи пробрались в расположение гитлеровцев и ориентировали огонь нашей артиллерии по Рейхстагу. Дом, в котором они находились, был окружен гитлеровцами, но герои не сдавались. Действуя автоматами и гранатами, они истребили в этом бою 40 фашистов и продержали дом до подхода нашей пехоты.

30 апреля Загитов вместе со своими товарищами разведал необозначенный канал, проходивший в 100 метрах от Рейхстага, была также обнаружена проходящая через канал переправа. О результатах разведки они немедленно доложили по радио командиру 79-го корпуса. 30 апреля во время штурма Загитов первым ворвался в Рейхстаг, но в это время получил сквозное ранение в грудь (при ранении пробит партбилет). Раненый старший сержант Загитов и сержант Минин забрались на башню Рейхстага и установили первое победное знамя.

За свою храбрость, мужество и геройство, проявленные во время штурма Рейхстага, товарищ Загитов достоин присвоения звания Героя Советского Союза.

Село Янагуш. Заведующий сельским музеем Галимзян Бикбулатов и автор публикации Ягсуф Шафиков (слева) у могилы Г.К. Загитова

Командир РАД 136 АПАРКВ майор Максимов. 1 мая 1945 года, г. Берлин».

«ВОТКНУЛИ ЗНАМЯ В КОРОНУ КАКОЙ-ТО ГОЛОЙ БАБЕ»

Здесь требуется одно уточнение. Загитов был ранен в грудь (сквозное пулевое ранение, пуля прошла всего в одном сантиметре от сердца) не тогда, когда он первым ворвался в Рейхстаг, а уже после того, как было установлено Знамя Победы на крыше Рейхстага. Примерно в полночь Газетдин вновь поднялся на крышу, чтобы проверить, на месте ли Знамя. И тут в темноте его задела шальная пуля. Об этом мне подробно рассказывал непосредственный участник этой группы Михаил Минин из Пскова.

Далее он, сержант войны Минин, повествовал следующее: «30 апреля 1945 года в 21 час 30 минут по берлинскому времени началась артиллерийская подготовка. Минут за пять до окончания артподготовки Г. Загитов, А. Бобров, А. Лисименко и я выпрыгнули из углового оконного проема и сразу устремились к каналу. Газетдин Загитов прекрасно ориентировался на местности в любое время суток. Он безошибочно привел нас к заранее разведанному месту переправы. Когда огонь артиллерии минометов перенесли в глубину Тиргартена (парк вокруг Рейхстага), в 22 часа 00 минут в воздух взметнулась серия зеленых ракет — сигнал начала штурма. К этому времени мы вчетвером уже были на другом берегу канала. Перебегаем по толстой трубе цепочкой друг за другом. Не ожидая подхода основных сил, мы сразу же бросились в направлении парадного входа. Весь этот маршрут Газетдин Загитов еще днем хорошо просмотрел в бинокль с третьего этажа. Бежали стремительно. Справа и слева заговорили уцелевшие огневые точки врага. Однако огонь противника был малоэффективным, так как нас хорошо защищали складированный строительный материал, штабеля кирпича, отвалы земли. Когда приблизились к Рейхстагу, на ходу открыли автоматный огонь по главному входу и, не задерживаясь ни на секунду, сразу же стали подниматься по широкой гранитной лестнице. Единственная массивная двухстворчатая дверь оказалась запертой. Справа и слева от нее дверные проемы были замурованы кирпичом. Возле нас вскоре скопилось до взвода солдат. Пытались подналечь плечом, бить ногами и прикладами, но дверь не поддавалась. У входа образовалась небольшая заминка, во время которой мы с Бобровым успели прикрепить к стене то Красное Знамя, которое вручил нам полковник Писарев. Это было 30 апреля в 22 часа 10 минут. Со взломом двери нельзя было медлить, ибо могли упустить фактор внезапности. Газетдин Загитов предложил принести бревно, которое валялось внизу недалеко от ступенек. Вместе с Лисименко они бегом спустились вниз и вдвоем принесли бревно. После нескольких таранных ударов дверь распахнулась. Во внутрь здания сплошным потоком хлынули советские воины. Впереди всех был Газетдин Загитов, который вместе с бревном так и влетел в вестибюль Рейхстага, когда распахнулась дверь... Вот здесь-то Газетдин Загитов громко произнес команду, ставшую исторической: «Не толпитесь! Заходите по одному!» Воспользовавшись растерянностью врага и успехом, которого добились атакующие в первые минуты боя, командир группы капитан В. Маков дает команду нашей группе, т. е. Загитову, мне, Боброву и Лисименко, пробиться на крышу Рейхстага. Вся наша четверка устремляется наверх. Впереди бежал Газетдин Загитов. Все коридоры, которые выходили на лестницу, мы забрасывали гранатами и «прочесывали» автоматными очередями. После того как «прочесали» чердак и бросили в темноту несколько гранат, Загитов посветил фонариком и сразу обнаружил грузовую лебедку, две массивные пластинчатые цепи которой уходили вверх. Звенья гигантской цепи были такой величины, что в них свободно входила ступня ноги. Один за другим лезем по цепи наверх. Как всегда, впереди Газетдин Загитов, а за ним я со знаменем. Метра через 4 наткнулись на слуховое окно, через которое и выбрались на крышу. Вдруг на фоне огненного зарева разорвавшегося на крыше снаряда Лисименко заметил наш дневной ориентир — «Богиню Победы», как тогда мы называли скульптурную группу. Несмотря на артиллерийский обстрел, решили водрузить знамя именно наверху скульптуры. Здесь же, на крыше, в темноте я написал авторучкой на полотне знамени свое имя и имена Загитова, Боброва и Лисименко, водрузивших первое Красное Знамя Победы на крыше Рейхстага 30 апреля 1945 года в 22 часа 00 минут — 22 часа 40 минут. Чтобы привязать знамя к металлическому древку, Загитов разорвал свой носовой платок на тесемки».

Вот что мне, автору этой публикации, далее рассказал участник тех событий Михаил Петрович Минин, живший в городе Пскове.

Этот рассказ непосредственного участника тех боевых событий не оставляет никаких сомнений в том, что так в действительности обстояло дело. В своем рассказе Михаил Петрович привел и такую забавную деталь. Воины доложили о выполнении задания своему командиру капитану Макову, а тот тут же сообщил об этом по рации командиру корпуса генерал-майору С. Н. Переверткину: «При докладе от избытка чувств капитан Маков кричал в трубку, не стесняясь в выборе слов: «Товарищ генерал, мои парни первыми водрузили Знамя Победы наверху Рейхстага в корону какой-то голой бабе!»

Именно в этот момент Газетдин Загитов вновь поднялся на крышу и получил серьезное ранение. Пуля пробила его партийный билет и колодку медали «За отвагу». Но Загитов не покинул поле боя и до конца оставался с товарищами.

ПОЧЕМУ ЗАГИТОВ И ЕГО ТОВАРИЩИ НЕ ПОЛУЧИЛИ ЗВАНИЯ ГЕРОЯ

Далее Михаил Петрович Минин мне рассказал следующее: «Несколько часов спустя (Рейхстаг к этому времени был фактически полностью взят, только в подвале оставались группы отчаянно сопротивлявшихся немцев) мимо нас по лестнице, которую мы охраняли, проследовали очень высокий лейтенант А. П. Берест, одетый в короткую кожаную куртку, за ним знаменосцы Михаил Егоров и Мелитон Кантария, а следом два сопровождавших их автоматчика. Дальнейшие их действия мне неизвестны, но достоверно знаю, что до пяти часов утра (по московскому времени, а по местному — до трех ночи) 1 мая 1945 года Михаила Егорова и Мелитона Кантарии не было на крыше в районе скульптурной группы и на той лестнице, которую мы контролировали...»

Официальный ответ Института военной истории министерства обороны Российской Федерации.(Чтобы увеличить картинку, нажмите на нее)

Как видно из архивных документов, 1 мая 1945 года командование 136-й артиллерийской бригады подготовило наградные документы на звание Героя Советского Союза на всех пятерых участников штурма Рейхстага. Документ, составленный на Газетдина Загитова, уже цитировался выше. После этого 2, 3 и 6 мая 1945 года командир 79-го стрелкового корпуса, командующий артиллерией 3-й ударной армии и далее по цепочке все вышестоящие начальники письменно подтвердили это ходатайство. Однако ни Газетдин Загитов, ни его боевые товарищи так и не получили звания Героя, их подвиг отметили лишь орденами Красного Знамени. Между тем наградные документы на них сохранились в архиве министерства обороны (фонд 136, опись 212465).

Четверка воинов, первыми водрузивших Знамя Победы над Рехстагом (слева направо: сержант М.П. Минин, старший сержант Г.К. Загитов, А.П., Бобров, А.Ф. Лисименко). У стен гитлеровской цитадели, утро 1 мая 1945 года

Судя по всему, высшее командование назначило знаменосцев — русского и грузина — еще до штурма Рейхстага. Об этом свидетельствует то, что у них было не просто красное полотнище, как у других, а настоящее знамя на длинном древке и в чехле. К тому же их держали в резерве и пустили в Рейхстаг только после захвата здания. То, что к этому времени на крыше Рейхстага уже развевалось несколько красных знамен, установленных штурмовыми группами, мало кого интересовало. Это была победная точка в войне, а ее могли поставить только специально подобранные, многократно проверенные и подходящие по всем статьям люди. Вот так идеологические соображения перевесили правду фактов.

Людская молва приписывает этот выбор лично Сталину. Якобы он приказал, чтобы одним из героев взятия Рейхстага был воин грузинской национальности. На самом же деле, скорее всего, этот момент продумывал либо маршал Жуков, либо кто-нибудь из его окружения. В нашей стране всегда хватало подхалимов. Хотя их по тем временам можно понять: ведь знамя, водруженное над Рейхстагом, символически воплощало в себе суть Великой Победы. Оно как бы впитало в себя кровь многих миллионов советских людей, павших в боях с фашизмом. Однако не следует исключать и такого мотива, как желание угодить верховному главнокомандующему Иосифу Сталину.

Но по мере того, как идеологические и политические мотивы отступали на задний план, все больше честных историков, живых еще участников той войны, журналистов, писателей, людей других профессий высказались за восстановление исторической правды.

Подвиг группы Загитова, Минина, Боброва, Лисименко под командованием капитана Макова признан ныне практически всеми добросовестными историками. Об этом, например, можно прочитать в таких солидных трудах, как «История Второй мировой войны 1939 - 1945», том 10 (воениздат, 1979 г.) «Освободительная миссия Советских Вооруженных сил во Второй мировой войне» (Политиздат, 1974 г.) и ряде других.

Вот выписка из «Военной энциклопедии» (том 3, изд. 1995 г., стр. 292):

«Первыми в 22 часа 30 минут (время московское) 30.04.1945 года водрузили Знамя на крыше Рейхстага (на скульптурной группе «Богиня Победы») артиллеристы-разведчики 136-й армейской пушечной артиллерийской бригады ст. сержанты Г. К. Загитов, А. П. Бобров, А. Ф. Лисименко и сержант М. П. Минин из состава штурмовой группы 79-го стрелкового корпуса, возглавляемой капитаном В. Н. Маковым... Через 2 - 3 часа на крыше Рейхстага (на скульптуре конного рыцаря кайзера Вильгельма) по приказанию командира 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии полковника Ф. М. Зинченко также установили Красное Знамя (номер 5) разведчики сержант М. А. Егоров и младший сержант М. В. Кантария, которых сопровождал лейтенант А. П. Берест и автоматчики из роты старшего сержанта И. Я. Съянова, 2 мая это знамя перенесли на купол Рейхстага в качестве Знамени Победы».

На основании этих данных общественность Татарстана и Башкортостана (Газетдин Загитов родом из татарского села Мишкинского района Башкортостана) в 1994 году и позже возбуждала ходатайства о присвоении звания Героя Российской Федерации Газетдину Казыйхановичу Загитову и группе его товарищей (посмертно). Эти ходатайства рассматривались в Институте военной истории МО РФ и были единодушно поддержаны. Но в министерстве обороны не захотели вносить коррективы в историю и предпочли оставить все как было.

Приближается 70-я годовщина Великой Победы. По предложению президента РФ награды сегодня получают все, кто был представлен к ним в свое время, но по тем или иным причинам не смог получить их. Думается, именно сейчас самое время вновь поднять этот вопрос и восстановить историческую справедливость. Ничуть не умаляя подвига Михаила Егорова и Мелитона Кантария, надо все же вспомнить и об истинных героях. Это нужно не им, ибо большинства из них уже нет в живых. Это нужно всем нам.

НА РОДИНЕ ГЕРОЯ ВОЙНЫ ЗАГИТОВА

На северо-востоке Республики Башкортостан в Мишкинском районе расположено большое татарское село Янагуш, основанное в 1688 году. В этом селе в 1921 году родился герой войны Газетдин (в наградном листе написано Гизий) Казыйханович Загитов. По национальности татарин. Закончил четыре класса в родной деревне, потом семилетку в соседнем селе.

Два года учился в Бирском медтехникуме. Но не окончил его, так как в 1940 году был призван в армию. Служил в Прибалтике. В Великой Отечественной войне участвовал с первых ее дней. Имел ряд боевых наград за выполнение заданий командования. После войны летом 1945 года приезжал в отпуск в родную деревню. В июле 1946 года демобилизовался и вернулся в Янагуш. Работал простым колхозником. Потом его выбрали председателем сельского совета. Женился на девушке Камиле из соседней деревни.

Газетдин Загитов, 1 мая 1945 года

Позднее работал трактористом и комбайнером в колхозе им. Фрунзе, механиком МТС. 23 августа 1953 года поехал за запчастями в Уфу, попал в автоаварию и погиб. У него остались сын и дочь. У дочери Назии семеро дочерей и несколько внуков. У сына Миннегали двое сыновей.

В селе Янагуш чтят память своего знаменитого земляка, посвятили ему специальные стенды в сельском музее, в средней школе. На могиле героя войны установлен гранитный обелиск с надписью: «Здесь похоронен Загитов Газетдин Казыйханович. 1921 - 1953. Участник штурма Берлина, одним из первых водрузивший Красное Знамя Победы на Рейхстаге. Вечная память Герою».

Ягсуф Шафиков,Писатель, публицист и общественный деятель города Казани

Фото предоставлены автором

www.business-gazeta.ru

Кто на самом деле водрузил Знамя Победы над рейхстагом

Опубликовано 09.05.2012

В категориях: Политика, экономика, технология

7ac553401fba

Юрий Прохоров

Берлин было решено штурмовать, не считаясь с неизбежными огромными потерями, когда до конца войны оставались считанные дни. А конкретная цель: взятие рейхстага - здания бывшего парламента Германской империи до установления фашистской диктатуры.

Штабные работники 1-го Белорусского фронта маршала Г.К.Жукова в 3-й ударной армии, шедшей на Берлин, заранее изготовили сразу девять Знамен Победы - по количеству дивизий армии, рвущихся к рейхстагу. Сейчас пишут о специальных знаменах, изготовленных по стандарту Государственного флага СССР. На самом деле все обстояло гораздо проще. Никто из непосредственных изготовителей знамен не знал толком, каким должно быть Знамя Победы. Не было ни добротного материала наподобие бархата, ни инструмента для выделывания древков.

Майор Г.Голиков, художник В.Бунтов и киномеханик А.Габов, распределив обязанности, красили материал, обшивали его, вытачивали древки из дерева, окрашивая их красными чернилами! Древки увенчали колпачками, снятыми с гардин. Знамя Победы, надо сказать, выглядело скромно.

Одно из этих кустарных знамен (знамя № 5) было передано в 150-ю дивизию, которая вела основные бои за рейхстаг. Этому знамени было суждено взметнуться над рейхстагом. Рейхстаг штурмовали два стрелковых полка этой дивизии - 674-й и 756-й. Знамя было в 756-м полку, 674-й полк специального (одного из девяти!) знамени не имел. Добавлю, что к рейхстагу подошла и другая дивизия 1-го Белорусского фронта - 171-я стрелковая под командованием полковника А.И.Негоды, в которой было второе Знамя Победы (повторюсь, одно из девяти!).

Подлог Шатилова

Генерал-майор В.М.Шатилов командовал 150-й стрелковой дивизией. 30 апреля около трех часов дня полковник Зинченко (из дивизии Шатилова) сообщил комбату Неустроеву о том, что поступил секретный (!) приказ маршала Жукова, в котором объявляется благодарность войскам, водрузившим Знамя Победы. Оба в растерянности: рейхстаг еще не взят, знамя над ним не водружено, а благодарность уже объявлена. До рейхстага через Королевскую площадь - метров 300. Площадь пересекал канал, за ним - дзоты, траншеи, зенитки прямой наводки. Под прицелом - все пространство площади. Ко времени появления приказа Жукова (с благодарностью!) солдаты с первой попытки преодоления площади были прижаты шквальным огнем противника.

Взять рейхстаг оказалось совсем не просто.

Но самое поразительное то, что в секретном приказе маршала Жукова говорилось о подробностях взятия рейхстага, об ожесточенных боях внутри самого здания и (главное!) указывалось точное время (?!) водружения на нем советского флага: 14 часов 25 минут 30 апреля 1945 года!

Между прочим, это время и сегодня упоминается в энциклопедиях и учебниках истории!

А Совинформбюро сообщило уже о водружении в 14 часов Знамени Победы над рейхстагом, хотя пересечь Королевскую площадь пока не удалось еще ни одному советскому солдату. А в это время командиру полка Зинченко позвонил на НП генерал Шатилов и приказал ему в случае отсутствия наших солдат и советского знамени в рейхстаге принять все меры и любой ценой (!) водрузить флаг или флажок хотя бы на колонне парадного подъезда. Все стало ясно: комдив Шатилов, боясь, как бы другой комдив - Негода - не доложил раньше его о взятии рейхстага, уже отрапортовал о водружении Знамени Победы над рейхстагом командиру 79-го корпуса, тот - командующему 3-й ударной армией, а тот - самому Жукову.

За Берлин соревновались командующие фронтами, за рейхстаг - комдивы.

Кстати, после войны Шатилов издал не одну свою книгу мемуаров и везде взятие рейхстага "подогнал" под свой обман и благодарственный приказ Жукова.

К сожалению, многие непосредственные участники штурма рейхстага пошли на поводу у Шатилова, так как от него зависели их звания и награды.

И сам Неустроев поддался соблазну: ведь в своих мемуарах Шатилов "сделал" его несуществовавшим "комендантом" рейхстага.

Итак, Шатилов дал приказ немедленно ворваться в рейхстаг.

Отчаянные одиночки-добровольцы, сделав самодельные флажки из красного тика немецких (!) перин, ринулись к рейхстагу, чтобы закрепить флажки хоть на колонне, хоть в окне здания. Удивительно, но на любой войне сначала овладевают главным пунктом, а только потом водружают свой флаг. Тут все было наоборот.

Кстати, даже Жуков в своих мемуарах пишет, что ему доложили о Знамени Победы над рейхстагом к 15 часам 30 апреля 1945 года! Живуча фальшивка Шатилова! Еще недавно утверждалось, что одиночки-добровольцы, бросившиеся с флажками к рейхстагу после приказа Шатилова, погибли под ураганным огнем противника. Погибли все!

Подвиг Григория Булатова и Рахимжана Кошкарбаева

Оказалось, не все. Взвод героя казахского народа лейтенанта Рахимжана Кошкарбаева отличился, ворвавшись первым в "дом Гиммлера", и Рахимжану поручили возглавить специальную группу для установки штурмового флага на здании рейхстага.

Кошкарбаеву представили бойцов из разведроты его 674-го полка (командир полка Плеходанов): старшего лейтенанта С.Сорокина, ефрейтора Г.Булатова, рядового В.Провоторова и других.

Штурмовой флаг (кусок красного тика, обернутый вокруг планки, отодранной от оконной рамы, и зачехленный черной светомаскировочной бумагой) был вручен Кошкарбаеву. Он запрятал его под гимнастерку и взглянул на часы. Было 11 часов дня (видимо, это был первый бросок советских бойцов к рейхстагу!). Кошкарбаев скомандовал бойцам своей группы: "Вперед, за мной!" - и спрыгнул из окна "дома Гиммлера" на брусчатку Королевской площади. Вокруг - смертельный огонь: пули, осколки снарядов. Только Кошкарбаев дополз до воронки от снаряда, как на него свалился сверху боец. Это был Григорий Булатов, совсем мальчишка. А сзади них уже разрывы вражеских снарядов, и стало ясно, что они остались вдвоем, поддержки не будет.

Счет пошел не на минуты, а на часы: площадь "насквозь" простреливалась, даже голову приподнять было смертельно опасно. Вот так и ползли они вдвоем до очередной "мертвой" зоны, до очередного прикрытия, где их не могли достать своим огнем немцы. Приходилось подолгу лежать неподвижно: вокруг звенели пули, отскакивая от брусчатки. Им удалось доползти до подбитого советского танка. Прошло три часа, а преодолено всего 50 метров.

Были и броски вперед, бойцам везло: они остались невредимыми. И вдруг рейхстаг заволокло дымом, кирпичной пылью, и Кошкарбаеву с Булатовым удалось промчаться метров 100 и запрыгнуть в ров с водой. Они, стоя по грудь в воде, напились грязной, но прохладной воды. Затем в сторону канала добрались до железного моста. До рейхстага оставалось метров 100, но огонь усилился с обеих сторон. А уже надвигались сумерки! Однако через час советские войска обрушили на рейхстаг огонь невиданной силы и мощи, и, хотя атакующим бойцам пришлось залечь, рейхстаг опять заволокло дымом и пылью. Кошкарбаев с Булатовым рванули бегом, и... под подошвами сапог застучали мраморные ступени входа в рейхстаг! И здесь пуля ударила Рахимжану в ногу. Но рядом от осколка снаряда лопнула кирпичная кладка. Кошкарбаев быстро достает флаг, Булатов становится на его плечи и под окном на выступе, как можно выше, прикрепляет штурмовой флаг! Заполыхал первый штурмовой метровый флаг над главным входом в рейхстаг! Часы показывали 18 часов 30 минут.

Первыми достигли рейхстага два бойца 674-го полка, и эти 300 метров через Королевскую площадь отняли у Кошкарбаева и Булатова более 7 часов жизни. А что же 756-й полк, хотя и той же 150-й дивизии Шатилова? Не забывайте о 171-й дивизии Негоды! Батальон капитана С.Неустроева пошел на решающий штурма рейхстага (после звонка Шатилова командиру 756-го полка Зинченко). Три атаки были безуспешны. 4-я попытка штурма рейхстага удалась. Первыми увидели у входа в здание Кошкарбаева и Булатова двое бойцов и зам. командира 756-го полка майор Соколовский.

Однако есть сведения, что первым на ступени рейхстага вбежал с флагом рядовой Петр Пятницкий - связной комбата Неустроева, но тут же был убит. А привязал штурмовой флаг к колонне уже Петр Щербина, тоже рядовой (так свидетельствует Неустроев). Был ли он первым?! Может, соревнование уже шло на уровне полков? Ведь знамя № 5 было в 756-м полку! И признавать первенство Кошкарбаева и Булатова (из 674-го полка) не хотелось?! Видимо, дело обстояло именно так! А к 7 часам вечера у рейхстага уже были сотни бойцов обоих полков 150-й дивизии.

Взломав входную дверь, они хлынули внутрь здания. Итак, рейхстаг был взят и расцвечен красными флажками не в 14 часов 25 минут, а вечером 30 апреля. Кстати, кругом во тьме продолжалась яростная перестрелка с отчаянно сопротивляющимися фашистами.

Водружение Знамени Победы

Как свидетельствует Кошкарбаев, часов в 10 вечера в рейхстаг прибыл командир 756-го полка полковник Зинченко. Поздравив солдат и офицеров со взятием рейхстага, он распорядился доставить сюда знамя № 5 для водружения его над рейхстагом. К этому времени батальонное знамя капитана Неустроева уже было на втором этаже здания. Видимо, Зинченко и приказал "отобрать" двух будущих Героев Советского Союза М.Егорова и М.Кантария для водружения Знамени Победы над рейхстагом.

Умен и хитер был командир 756-го полка: конечно, Знамя Победы должны были водрузить русский и грузин (естественно, в угоду И.Сталину). Их, разведчиков 756-го полка, и "нашли". Между прочим, когда через несколько дней военные корреспонденты и писатели спросили Неустроева о том, кто же первым добрался с флажком до рейхстага, Зинченко быстро перебил комбата, заявив, что тот очень устал. Чего же Зинченко боялся? Того, что комбат мог сказать, что рейхстаг взяли не в 14 часов 25 минут, а вечером и Знамя Победы водрузили около часа ночи, строго говоря, уже 1 мая. Подвиг водружения Знамени Победы над куполом рейхстага, был в основном связан с техническими и психологическими трудностями (сродни мастерству альпинистов, верхолазов).

О чем же сказал Егоров в 1948 году?

Егоров рассказал, что его рота (756-го полка) находилась уже (!) возле канала (на Королевской площади), когда ему и младшему сержанту Кантария вручили Красное Знамя, которое предстояло водрузить на самый рейхстаг (речь идет о знамени № 5, а ведь Зинченко распорядился о нем, так как оно находилось в штабе полка, только часов в 10 вечера в самом рейхстаге). Далее Егоров говорит, что они опять снимают Знамя (откуда?!) и добираются до крыши рейхстага над главным входом. Рвутся снаряды, и осколок пробивает дыру в брюхе полого скульптурного коня, и они с Кантария втыкают древко Красного знамени в пробоину (снизу видно так, как будто немецкий всадник держит его в руках, что само по себе символично!). Однако когда разведчики начали спускаться вниз - встретили бойца, посланного начальством. Тот крикнул, что знамя видно только с одной стороны и как будто в руках у верхового на коне.

Как утверждает М.Егоров, боец сказал: "Меня послали переставить его..." Но переставляют Знамя Победы Егоров и Кантария. Куда? На купол рейхстага. Купол разбит, стекла вылетели. Остов (ребра) купола обожжены от огня, в зазубринах, а под ребрами - глубокая пропасть, чернота. Да и обстрел продолжается. Так что взобраться на верх купола по ребрам, под обстрелом, рискуя сорваться, и укрепить на самом верху рейхстага Знамя Победы - безусловно, геройский подвиг, даже не говоря о значении водружения Знамени над рейхстагом. Разведчики крепко привязали его к ребрам купола чехлом. Кстати, руки у них (особенно у Егорова) навсегда остались покрытыми шрамами и шишками на коже. Напомню, что Егоров и Кантария были удостоены звания Героя Советского Союза.

Такова официальная версия водружения Знамени Победы над рейхстагом.

Кто же водрузил Знамя Победы?!

Однако эта официальная версия не соответствует действительности. Знамя Победы, находящееся сейчас в Музее Вооруженных Сил России, - самодельное, сшитое из двух кусков (!) очень тонкой материи. Более того: ни размер, ни символика знамени не соответствуют стандарту Государственного флага СССР. Ясно одно, что это не знамя № 5 (одно из девяти, старательно изготовленных в штабе 3-й ударной армии) и изготовлялось оно в спешке, буквально за несколько часов. Поскольку мы знаем, что штурмовали рейхстаг два полка: 756-й и 674-й 150-й дивизии, а знамя № 5 находилось в 756-м полку, то это Знамя Победы может принадлежать только бойцам 674-го полка (в нем, между прочим, служили и два вышеупоминаемых героя: Кошкарбаев и Булатов).

Исследователь А.Сычев на основе архивных материалов и личных встреч с участниками штурма рейхстага установил, что самодельное Знамя Победы принадлежало группе командира взвода полковой (674-го полка) разведки лейтенанта С.Сорокина.

Перед началом штурма рейхстага командир 674-го полка подполковник А.Плеходанов вызвал Сорокина, приказал ему отобрать специальную группу, изготовить знамя и водрузить его на рейхстаге.

Мы помним, что примерно в 11 часов утра при штурме рейхстага Кошкарбаев и Булатов, вырвавшиеся на Королевскую площадь, были шквальным огнем отсечены от группы Сорокина, оставшейся в "доме Гиммлера". Видимо, группе Сорокина удалось пробиться к рейхстагу только вечером, после 18 часов, когда Кошкарбаев и Булатов уже укрепили у входа в рейхстаг свой штурмовой флаг (кстати, его лоскутки они потом разделили на память с товарищами).

Артподготовка уже загнала фашистов в подвалы здания. Поэтому сопротивления почти не было и группа Сорокина через несколько минут оказалась на крыше рейхстага.

А теперь - главное

Непосредственно самодельное знамя 674-го полка (а точнее - 150-й дивизии: такова была надпись на нем) водружали разведчики этого полка (внимание!) Г.Булатов и В.Провоторов. Да, да, тот самый Григорий Булатов, который полчаса-час назад вместе с Рахимжаном Кошкарбаевым прикрепил первый штурмовой флаг у входа в рейхстаг!

Булатов и Провоторов закрепили Знамя Победы на скульптурной группе над главным входом в рейхстаг. Знал ли об этом Кошкарбаев (об участии в водружении знамени Г.Булатова)? Видимо, нет, к тому же Рахимжан, раненный в ногу, нуждался в медицинской помощи.

Знамя Победы вознеслось над рейхстагом примерно в 19 часов, а Жукову доложили об этом, как мы помним, еще к 15 часам дня (очень досрочно!).

Знамя разведчиков 674-го полка было первым, появившимся над рейхстагом, и в течение нескольких часов оно так же было и единственным.

Архивные документы 674-го полка полностью подтверждают все свидетельства С.Сорокина.

А вот итоговые документы 756-го полка и штурм рейхстага, и водружение над ним знамени Егоровым и Кантария описывают очень противоречиво (например, время водружения знамени: то вечер 29 (?!) апреля, то вечер 30 апреля.

Разведчики группы С.Сорокина (и Г.Булатов, конечно!) сразу после штурма рейхстага были представлены к званию Героя Советского Союза. Их подвиг был подробно описан в наградных листах, подписанных командованием корпуса, но Звезд Героя разведчики не получили. Почему? Я думаю, понятно: вместе с Егоровым был "назначен" стать Героем Кантария, а вторых "водрузителей" Знамени Победы не требовалось.

Хотя нужно обязательно подчеркнуть мужество и героизм Егорова и Кантария.

Тайна знамени № 5

Внимательный читатель спросит: "А куда же делось дивизионное знамя № 5? А вот сие есть великая тайна, и я могу только высказать свои предположения (может быть, ветераны уточнят и дополнят мой рассказ?!).

Сейчас пишется, что Егоров и Кантария перенесли Знамя Победы с фронтона на купол рейхстага не 1, а утром 2 мая 1945 года. Какое знамя: самодельное группы Сорокина или знамя № 5? Пишется, что знамя № 5, установленное на куполе рейхстага (1 мая или 2 мая?), было сбито вражеским огнем. Видимо, 2 мая Егоров и Кантария вторично устанавливали на куполе другое знамя взамен сбитого. Какое?! Знамя № [?!]. 3 (или 9?) мая 1945 года Знамя Победы с купола рейхстага сняли и заменили на стяг.

Кстати, по-моему, когда после войны здание рейхстага восстановили, то оно оказалось без купола, видимо, чтобы он не напоминал кое-кому о Знамени Победы над ним в мае 1945 года.

Почему в Музее ВС СССР (России теперь) оказалось самодельное Знамя Победы группы Сорокина? Его ли устанавливали на куполе рейхстага? Вопросы, вопросы... Ясно одно: если бы уцелело знамя № 5 150-й дивизии, то сегодня в Музее находилось бы именно оно!

Парад Победы без символа Победы

20 июня Знамя Победы (самодельное, "сорокинское") было отправлено в Москву в сопровождении Кантарии, Егорова, Неустроева и на Тушинском аэродроме его (знамя) торжественно, при параде принимал капитан В.Варенников, ныне генерал, печально известный нам по ГКЧП 1991 года. Через два дня на Центральном аэродроме была генеральная репетиция Парада Победы. Сводные полки готовились к нему целый месяц, а герои штурма рейхстага только прилетели. Командовал парадом Рокоссовский, принимал Жуков. Между прочим Сталин хотел сам принимать Парад Победы на белом коне, но на тренировках не удержался на нем (а конь-то был наш, казахстанский: знаменитый Абсент).

Открывали парад (репетицию) трое: Неустроев со Знаменем Победы и по бокам Егоров и Кантария. Когда раздался военный марш, тяжелей всех пришлось капитану Неустроеву (в 22 года почти инвалиду: пять ранений, печень опущена, ноги перебиты). И перед трибуной он сбился с ноги, засеменил, а остановившись, увидел, что далеко оторвался вперед от марширующего за ним Карельского сводного полка. В итоге... подбежал полковник и заявил: "Маршал Жуков приказал: ни знамя, ни знаменосцев завтра на парад не выставлять!"

24 июня 1945 года на Красной площади в Москве состоялся исторический Парад Победы.

Символа Победы - Знамени Победы - на параде не было! А ведь можно было героев провезти по Красной площади со Знаменем Победы в открытом автомобиле! Да кому они теперь были нужны? Жукову? Сталину?

Поименно!

Итак, первыми штурмовой флаг у входа в рейхстаг прикрепили Рахимжан Кошкарбаев и Григорий Булатов.

Первыми Знамя Победы (самодельное) водрузили над фронтоном рейхстага Г.Булатов (опять он!) и В.Провоторов из группы С.Сорокина.

Первыми перенесли Знамя Победы (какое?) на купол рейхстага Михаил Егоров и Мелитон Кантария под руководством замполита батальона Алексея Береста.

Судьба героев взятия рейхстага

Р.Кошкарбаев, почетный гражданин, вел после войны большую общественную работу и работал директором гостиницы "Алма-Ата", но заслуженную им Звезду Героя он так и не получил (в отличие от Бауыржана Момышулы, которому хотя и посмертно, но в 1990 году присвоили звание Героя Советского Союза).

Григорий Булатов Звезды Героя не получил и молчал о своем подвиге до 1965 года, но когда он начал заявлять о себе и рассказывать о штурме и взятии рейхстага, то многие не верили и смеялись над ним, даже называя его "Гришка-рейхстаг".

Больно писать об этом, но, не выдержав насмешек, Г.Булатов повесился.

Судьба В.Провоторова (тоже без Звезды) мне неизвестна. С.Сорокин также Звезды не получил.

М.Егоров после войны о себе заботился мало, а вот всем просителям помогал: ведь его имя было известно всей стране. К сожалению, он пристрастился к пьянству. К 30-летию Победы ему подарили "Волгу", и, проездив на ней чуть больше месяца, 20 июня 1975 года Егоров, будучи пьяным за рулем, погиб в автокатастрофе, столкнувшись с рефрижератором в своей деревне Рудне. Похоронен с почетом в центре Смоленска, и его друг М.Кантария успел примчаться из Грузии на похороны Егорова.

Сам Кантария умер в Грузии в почете несколько лет назад.

А.Берест был после войны безвинно осужден и отбыл срок заключения.

Почти у всех героев судьба оказалась трагической.

Источник: http://prostor.samal.kz, doshkolnik.ru

Смотрите также:

www.mirvboge.ru

Кто водрузил Знамя Победы над Рейхстагом? В Казахстане считают, что пропаганда украла подвиг у казахского бойца

Михаил Егоров и Мелитон Кантария – эти имена и знаменитый снимок знамени Победы над Рейхстагом неотделимы от истории победы во Второй мировой войне. До самого распада СССР именно Егоров и Кантария считались теми самыми советскими бойцами, которые подняли красный флаг над Берлином.

Однако когда война закончилась, в Алма-Ате и городке Слободской Кировской области России нашлись два героя, которые утверждают, что их подвиг был незаслуженно забыт. Сестра Ракымжана Кошкарбаева Рымжан Мусабекова утверждает, что ее старший брат, командир взвода разведки 674-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии, неоднократно ей рассказывал, как именно он вместе с бойцом Григорием Булатовым установил над Рейхстагом знамя победы. А перед этим пытался преодолеть расстояние в 300 метров на протяжении 9 часов.

"Это случилось 30-го апреля: мой брат и Булатов водрузили знамя и уже вечером BBC первым узнало и рассказало, – рассказывает Рымжан Мусабекова. – Что над Рейхстагом, даже написано: "Над Рейхстагом красный флаг Советского Союза висит".

Однако, согласно официальным данным, флаг над Рейхстагом лишь спустя сутки водрузили Михаил Егоров и Мелитон Кантария. Хотя к тому времени Кошкарбаева и Булатова уже представили к званию Героя Советского Союза.

100 лет Евгению Халдею: он сделал самые узнаваемые фотографии Красной Армии Фотогалерея
100 лет Евгению Халдею: он сделал самые узнаваемые фотографии Красной Армии

"Жуков говорит: "Зачем нам азиат, когда есть русский и грузин", – жалуется Рымжан.

В итоге Звезду Героя Кошкарбаеву и Булатову заменили на орден "Красного Знамени". Лейтенант Кошакарбаев, говорит его сестра, с самого начала понимал, что в этом решении есть идеологическая подоплека. Отец Ракымжана Кошкарбаева, как и его три брата, были репрессированы как сыновья бая Кудайкула.

"И вот я спрашиваю у него: "Почему?" А он отвечает: "Рымжан, знаешь что, почему? Потому что наши родители богачами были". Он оказался внуком репрессированного Кошкарбая", – рассказывает Рымжан Мусабекова.

После возвращения на родину после войны Ракымжан Кошкарбаев занимал различные посты и написал две книги. Долгое время об истории со знаменем Победы он не рассказывал даже близким. Открыл всю правду только в конце жизни.

Судьба его напарника, солдата Григория Булатова сложилась намного трагичнее. Он был осужден, а после возвращения на родину пристрастился к алкоголю и покончил жизнь самоубийством. Говорят, что когда он пытался рассказать землякам истинную историю весны 45-го, все над ним смеялись и даже дали ему прозвище "Гришка-Рейхстаг".

"Он много писал брату моему, – говорит Рымжан Мусабекова. – Он повесился, потому что запился. Потому что никто ничего не признавал, не верил в то, что именно они водрузили знамя".

Спустя полвека в Казахстане Ракымжану Кошкарбаеву посмертно присвоили звание "Халык Кахарманы" (Народный герой). Но в соседней России подвиг Кошкарбаева и Булатова признали лишь в прошлом году.

"В Казахстане сейчас во всех учебниках, в вопросах по экзаменов есть : "Кто первым водрузил знамя Победы?". У нас правильный ответ "Григорий Булатов и Ракымжан Кошкарбаев", – рассказывает Даурен Кошкарбаев, внук Ракымжана Кошкарбаева. – В то же время сейчас в России этот вопрос остается открытым, и до сих пор это Егоров и Кантария".

Чтут память военного из Казахстана и в Германии. В 1980 году, к 35-летию Победы, имя Ракымжана Кошкарбаева было присвоено одной из школ германского города Потсдам недалеко от Берлина. На родине героя, в Акмолинской области, одноименная школа появится только спустя три десятилетия. Одна из улиц административного центра Астаны тоже носит имя ветерана, а вот памятник ему появился лишь два года назад, да и то долгое время был огражден строительным забором. Его открытие хотели приурочить к одному из государственных праздников, но сестра Кошкарбаева настояла на своем.

"Я им говорю: "Если не хотите открыть, так мне и скажите!" Говорили: "Завтра приходите, послезавтра, через неделю приходите..." Мне надоело, – вспоминает Рымжан Мусабекова. – Потом я уже накануне его дня рождения, где-то за 10 дней пришла туда и говорю: "Знаете что, если вы не хотите открыть – тогда мы, родственники, соберемся и цветы будем возлагать". Через два дня мне звонят и говорят: "Мы завтра будем открывать".

Копию знамени Победы, которое было водружено над поверженным Рейхстагом лейтенантом Кошкарбаевым и солдатом Булатовым, в Казахстан передали еще в прошлом году. Флаг хранится в Военно-историческом музее вооруженных сил. Экскурсовод Алия Сарсенова рассказывает, что именно у этой экспозиции традиционно разгораются самые ожесточенные исторические споры.

"Интерес очень повышен со стороны туристов из России. Они очень удивлены, что именно наш лейтенант Ракымжан Кошкрабаев вместе с солдатом Григорием Булатовым 30 апреля водрузили знамя Победы над Рейхстагом", – говорит Алия Сарсенова.

Но и в самом Казахстане, как показывают опросы на улицах, о неизвестных страницах истории самой кровопролитной за историю человечества войны знают далеко не все. Внук героя Даурен Кошкарбаев уверен, что подвиг его деда оценит только новое поколение казахстанцев.

"Он был человек-праздник, – рассказывает внук. – Лидерские качества,это помогло ему, на самом деле, не заострять свое внимание на какой-то обиде, на том, что в годы его жизни этот подвиг не был до конца признан. Он понимал, всегда понимал, что рано или поздно справедливость восстановится".

www.currenttime.tv

Знамя Победы над Рейхстагом 70 лет назад подняли советские воины — РТ на русском

30 апреля 2015, 15:35

70 лет назад, в ночь на 1 мая 1945 года, в результате многочасовой кровопролитной военной операции солдаты Советской армии водрузили Знамя Победы над зданием Рейхстага в Берлине.

Поднятие Знамени Победы над Рейхстагом стало для советских солдат знаковым событием тяжелейшей Берлинской наступательной операции, предвещавшим скорый конец Великой Отечественной войны. В конце апреля 1945 года силы Красной Армии подошли к хорошо укреплённому району, а сам штурм Рейхстага начался 28 числа.

29 апреля советские солдаты взяли так называемый дом Гиммлера, от которого до Рейхстага оставалось всего несколько сотен метров. Перед финальным штурмом командир 150-й дивизии Василий Шатилов вручил знамя, которому было суждено стать Знаменем Победы, Илье Сьянову — командиру штурмовой роты №1. Об этом РИА Новости рассказал сын Ильи Сьянова Александр.

«30-го утром они пошли на штурм Рейхстага из подвала дома Гиммлера. От дома Гиммлера до Рейхстага было ровно 360 метров. Но эту площадь отчаянно обороняли: её самолеты бомбили, обстреливали, и пулеметы, автоматы, и гранаты были. Отец говорил, что эти 360 метров была пляска смерти», — вспоминает сын героя.

Всего было изготовлено девять знамён, по количеству дивизий в третьей ударной армии Первого Белорусского фронта, одно из которых должно было быть установлено на Рейхстаг.

Вопреки расхожей версии, Знамя Победы взвилось над Рейхстагом не в 14:25. Однако группа военной разведки лейтенанта Семёна Сорокина примерно в это время установила самодельное знамя над входом в здание.

Знаменем Победы в итоге, согласно федеральному закону «О Знамени Победы», стал «штурмовой флаг 150-й ордена Кутузова II степени Идрицкой стрелковой дивизии, водружённый 1 мая 1945 года на здании Рейхстага в городе Берлине».

Бойцы первой штурмовой роты — Михаил Егоров, Мелитон Кантария, Алексей Берест и Илья Сьянов — попали на крышу здания уже ближе к ночи в результате ожесточённых боёв внутри самого Рейхстага. Берест и Сьянов закрепили знамя своими брючными ремнями, вспоминает сын командира. Ценой этого последнего боя роты Сьянова стали жизни 84 человек, сообщает РИА Новости.

В июне 1945 года главный символ Победы был доставлен в Москву, а 22 июня поступил на хранение в музей. Это обычный штурмовой флаг, на котором изначально было только изображение серпа и молота. Согласно указу президента РФ от 15 апреля 1996 года, Знамя Победы, водружённое над Рейхстагом в мае 1945 года, наряду с Государственным флагом РФ, выносится в День Победы, при возложении венков к могиле Неизвестного солдата, проведении торжественных заседаний, парадов войск и шествий ветеранов Великой Отечественной войны на Красной площади в Москве.

Фото (С) пресс-служба президента РФ

russian.rt.com

Кто водрузил Знамя Победы над Рейхстагом? Как все было в сорок пятом?

Кто водрузил Знамя Победы над Рейхстагом?

Как происходил захват Рейхстага

Борьба за германскую столицу началась в середине апреля 1945 года. И закончилась, как известно, восьмого мая. Главной задачей на тот момент было окончательное уничтожение фашистской Германии.

Бои за Рейхстаг начались 29 апреля. Немецкие солдаты ревностно защищали здание парламента. Штурмовали его русские солдаты упорно, но фашисты не хотели сдаваться. Лишь с третьей попытки удалось взять неприступный Рейхстаг. Занимали его частями, оставляя красные знамена в разных частях. Но главной целью была именно крыша, купол Рейхстага.

Сам Рейхстаг был окружен рекой Шпрее. Сохранился только один мост через эту реку. Сложность состояла в том, что безопасных подходов к зданию парламента не было. Но были траншеи с достаточно высокими стенами, которые помогали спастись. Конечно, немецкие солдаты пытались контратаковать, но эти попытки были безуспешны.

Первая попытка взять Рейхстаг состоялась 30 апреля в половине второго. Но немцы усиливались людьми и артиллерией. Вторая попытка была в шесть часов вечера. Она была частично успешной. Третьим этапом стала борьба внутри здания. И уже после этого Егоров и Кантария сделали свое дело. Важно отметить, что Знамена, устанавливавшиеся до окончательной победы, были сбиты. И поэтому их не засчитали.

Григорий Булатов

Григорий Булатов

Через 46 лет Кантария раскрыл данные, которые были неизвестны. Он сообщил, что еще 30 апреля русские разведчики Провоторов и Булатов установили знаменитый флаг. Есть и другие доказательства, что официальные данные являются заблуждением.

  • Минобороны отмечает, что точно назвать фамилии людей, совершивших такой подвиг, пока не представляется возможным. Причиной этому является то, что знамен было поднято много, около сорока.
  • В мае 1945 года награды за водружение Знамени получили около тридцати солдат.
  • 30 апреля по радио СССР было объявлено о водружении Знамени Победы. Но затем это сообщение было быстро отозвано.
  • На кадрах видеохроники также запечатлены Булатов и Сорокин, а не Егоров и Кантария. И даже Роман Кармен, снимавший эти кадры, рассказал о том, что это правда.
  • Гриша Булатов, тогда еще совсем молодой солдат, остался и на легендарной фотографии Знаменосцы у стен Рейхстага.
  • Сохранились аудиозаписи воспоминаний Сорокина и Провоторова, в которых ясно звучит фамилия Булатова, как первого человека, водрузившего Знамя Победы.

Если разбираться подробно, то в конце мая-начале апреля было установлено четыре знамени. И те, кого официально считают первыми на самом деле были последними. Но почему же признание не нашло своего героя? По некоторым данным, Сталин и маршал Жуков пообещали Булатову его через пару десятков лет. Им было нужно, чтобы звания Героев СССР получили другие люди, более соответствовавшие идеологии. В 1946 наконец-то выбрали пять человек, которые якобы были первыми. Справедливости Булатов так и не дождался.

Алексей Берест

Григорий Булатов

Другая версия о том, кто же на деле первым оказался на крыше Рейхстага со Знаменем лейтенант Алексей Берест. По этой версии Егоров и Кантария, которым было дано такое важное поручение, не смогли самостоятельно установить Знамя. И поэтому им помогал Берест, который привел разведчиков на крышу и защитил огнем от обстрелов.

Окончательная версия

Егоров и Кантария

На восточной части крыши Знамя Победы закрепили Берест, Егоров и Кантария. Но считается, что эти солдаты были лишь четвертыми, кто совершил этот подвиг. А первые три Знамени попросту были уничтожены в результате фашистских обстрелов. Таким образом, можно сказать, что правдивы и официальные, и неофициальные данные. Разница состоит лишь в том, что первые считают подвигом водружение Знамени Победы и его сохранению на месте. А вторые делают упор на то, кто самым первым закрепил Знамя, несмотря на то, что оно было удалено немецкими солдатами в результате перестрелок.

Поделитесь с друзьями

slavculture.ru