СМИ: КНДР и Южная Корея собираются положить конец войне в 2018 году. Кндр война 2018


Мировая война 2018 года состоится без русских » Военное обозрение

Риск войны в наступающем году довольно велик, и рассчитывать на мир не приходится, полагают швейцарские эксперты. Существуют два очага напряжённости, и оба могут вызвать глобальный конфликт. Не за горами новый год, а с ним и война. Самое удивительное, что в подобных прогнозах из Швейцарии не упоминаются русские. Совсем.

О риске войны, которая грянет в 2018 году, рассуждает бывший посол, а ныне обозреватель газеты «Le Temps» (Швейцария) Франсуа Нордманн.

В наступающем году два очага напряжённости могут привести к войне, предупреждает Нордманн. Основными действующими лицами станут Северная Корея, Саудовская Аравия и Иран.

«Геополитическая ситуация» в мире «продолжает ухудшаться», и риск войны увеличивается, пусть «население и не осознаёт этого», пишет автор статьи. «Особую озабоченность» вызывают две горячие точки: Корейский полуостров и Ближний Восток.

Каковы планы Северной Кореи? На этот счёт есть мнение авторитетного эксперта. Марк Фитцпатрик (Mark Fitzpatrick), специалист по ядерным вопросам из Международного института стратегических исследований в Лондоне, говорит о 50-процентной вероятности войны с Северной Кореей уже в 2018 году. КНДР вряд ли откажется от своих ядерных экспериментов и ракетной программы, несмотря на давление США и Китая.

Министр иностранных дел Северной Кореи Ри Юнхо уже предупредил Организацию Объединённых Наций: в атмосфере над тихоокеанским регионом планируется провести ядерные испытания. Так можем ли мы представить, что в этих условиях американский президент Трамп не отреагирует на поведение Пхеньяна, как он заявлял, «огнём и яростью»?

Трамп, указывается в материале, «может пожелать» уничтожить пусковые площадки Северной Кореи и точки производства ядерного оружия. Некоторые люди «обманываются», полагая что режим Ким Чен Ына не осмелится нанести ответный удар «из-за боязни массированного удара возмездия со стороны Соединённых Штатов, Японии и Южной Кореи».

Однако, предупреждает Нордманн, «ничто не очевидно» так, как это.

Марк Фицпатрик признаёт: предполагаемый обмен ударами может относиться к категории «психологической войны». Такого рода посылы могут также адресоваться Китаю, который, по мнению Вашингтона, не должен уменьшать давление на КНДР и которому следует применять санкции ООН «более строго».

Да, Северная Корея не даёт пока никаких явных признаков «немедленного нанесения» ядерного удара. Однако нынешний политический сезон ещё не окончен. Весной будет известно, отмечает аналитик, откажется ли Северная Корея «от своих провокаций» (речь об испытаниях. — О. Ч.). Если не откажется, продолжает Нордманн, то каков будет «соответствующий ответ международного сообщества на эти действия»?

И действительно: как правильно отреагировать, не рискуя разжечь корейскую войну?

А тут и другая война на подходе.

В качестве следующего очага напряжённости аналитик выделяет противостояние Тегерана и Эр-Рияда.

На другом конце Азии в ещё одной «воинственной риторической эскалации», сопровождаемой грохотом марширующих сапог, участвуют Иран и Саудовская Аравия.

Здесь интересы игроков распределились «неравномерно». Эр-Рияд обеспокоен иранским наступлением, ведь Иран продвигается в регионе после краха «Daesh» («Исламского государства», запрещённого в России). Влияние Тегерана уже распространилось на иракский Курдистан, сирийский Курдистан и Турцию. Иракские силы, объединившиеся с иранской революционной гвардией, захватили города Киркук и Эрбиль, в то время как американцы попросту бросили своих бывших курдских союзников, которые воевали вместе с ними в борьбе против «Daesh».

Новый расклад сил на Ближнем Востоке вдобавок характеризуется укреплением Ирана на Средиземноморье.

Всё это «вызывает озабоченность» у Саудовской Аравии и Объединённых Арабских Эмиратов.

Недавний ракетный удар по Эр-Рияду, приписанный союзникам Ирана в Йемене, увязшем в войне, политические манёвры наследного принца Мохаммеда бин Салмана, делающего всё для укрепления своих претензий на трон и модернизации королевства, напряжённость вокруг Ливана, связанная с технической отставкой премьер-министра Саада Харири, приводит к опасениям аналитика по поводу «открытия нового фронта».

Правда, в Ливане реакция населения на вмешательство Саудовской Аравии и лояльность народа премьер-министру, а заодно дипломатическая интервенция Франции и Китая «потушили пожар». Но вот соперничество между Саудовской Аравией и Ираном только обостряется.

2018 год не станет годом мира; риск войны в мире остаётся высоким, подводит итог Франсуа Нордманн.

Луи Лема в другом номере той же газеты солидаризируется с коллегой по перу.

Угрозы Дональда Трампа, пишет он, вызвали «напряжённость в регионе». Найдутся ли у Соединённых Штатов, а вместе с ними и у значительной части мира, такие «твиты», чтобы прикинуть последствия «огня и ярости», которые мистер Трамп пообещал северокорейскому лидеру? Что произойдёт? Начнётся военная эскалация, когда тот, кто «нервно готовится к возможной войне», прекратит словесную «реакцию» и совершит непоправимое! А иначе все слова Трампа покажут миру, что все эти заявления — пустая угроза, и в таком случае Соединённые Штаты будут дискредитированы: их станут считать «бумажным тигром».

Граница между двумя Кореями является одним из самых военизированных районов планеты, и у военных и стратегов всех мастей и оттенков имелось несколько десятилетий, чтобы предусмотреть и продумать все возможные сценарии и подготовиться к ним, напоминает автор. Несколько раз Соединённые Штаты отступали после того, как продвигались, совершая провокации против КНДР. В 1994 году, например, Пентагон был обвинён в планировании «хирургических ударов» по ядерному реактору в Йонбёне. Американцы подозревали, что там производился плутоний для военного использования.

А что там с корейской ядерной программой?

Ещё 28 июля Пхеньян запустил межконтинентальную ракету, теоретически способную достичь Соединённых Штатов. После пяти ядерных испытаний у страны, вероятно, уже накопилось большое количество ядерного оружия. И ничто не мешает Пхеньяну уже сегодня размещать свои ядерные боеголовки на ракетах меньшего диапазона дальности, целясь на Южную Корею, Японию или… американский остров Гуам, который очень любит упоминать северокорейская пропаганда.

Игры позади, говорит Джеффри Льюис, признанный эксперт из Института Миддлбери. По его мнению, бесполезно продолжать делать вид, что Северная Корея не стала «ядерной державой».

Итак, что же теперь? Ограниченный удар?

«Красивый ядерный отрыв» Пхеньяна от всей планеты есть настоящий удар по проблеме нераспространения ядерного оружия, считает автор. Это, вероятно, спровоцирует новые устремления в регионе, а также убедит Иран отказаться от соглашения по ядерной программе. Получается, Соединённым Штатам, которые давят на Иран, следует «вернуть в работу» идею ограниченных ударов по Северной Корее и вести переговоры с сильной позиции?

Тем не менее, следует быть уверенным в том, что режим Пхеньяна правильно понимает такого рода «намерения». Заявления типа «огонь и ярость, каких мир никогда не видел» вряд ли «успокоят» северокорейского вождя, то есть заставят его отказаться от ядерной программы и вообще от идеи вооружаться. Всё наоборот! Вдоль границы северокорейский режим развернул «тысячи артиллерийских орудий». Если бы Ким Чен Ын только «почувствовал себя» атакованным, он мог бы подвергнуть Сеул и периферию города настоящему шквалу огня. Только в самом своём начале такой удар унёс бы жизни десятков тысяч людей. Сколько бы времени потребовалось, чтобы одолеть эту «армаду» Ким Чен Ына, разбросанную по стране или спрятанную на дне бункеров в горах?

У Соединённых Штатов мало достоверной информации об этой закрытой стране. Здесь даже кибервойна в полном смысле слова невозможна. Так, значит, полномасштабная война?

Но ведь налицо ядерная угроза, пусть и «на заднем плане». Поэтому перспектива тотальной войны «немыслима». По крайней мере, для Америки. При таком сценарии Соединённые Штаты должны доставить тысячи или десятки тысяч своих солдат в регион. «Апокалипсис», который, по-видимому, словесно обещает Дональд Трамп, ставит под угрозу жизнь 25 миллионов северокорейцев и 50 миллионов южнокорейцев, почти половина из которых живёт менее чем в 100 километрах от границы.

Вдобавок к ядерному своему потенциалу Северная Корея имеет ещё и крупные запасы биологического и химического оружия.

Может, есть третий вариант?

«Ещё не поздно», — написала Сьюзан Райс в колонке, опубликованной на днях в «New York Times». (Сьюзан Райс — бывший советник по национальной безопасности США. — О. Ч.) Вашингтон долгое время жил при «яркой воинственной риторике» династии Кимов, напоминает она. По её мнению, товарищ Ким может быть «жестоким и стремительным», но поведение вождя вполне рационально.

Минуточку, так это что, рецепт ещё от одного «бывшего»? Обычное сдерживание? Наращивание санкций? И тесный диалог с Китаем для того, чтобы тот выполнял все соглашения с США, достигнутые в отношении КНДР? «Рациональное и стабильное американское руководство может избежать кризиса», — утверждает бывшая советница.

Это ж какое такое «рациональное и стабильное»? Такое же, как Ким Чен Ын?

* * *

Похоже, в Швейцарии, известной своим особым отношением к миру, нейтралитету и банкам, очень страшатся новой глобальной войны. И не верят ни в стабильность Трампа, ни в стабильность Ким Чен Ына. В рациональность обоих не верят тоже.

Рациональность вообще, как представляется, исчезла из политики XXI века. Всяк по-своему, но сходит с ума. И швейцарские аналитики и эксперты правы в одном: от сумасшествия обыкновенного до военного — один маленький шажок. Достаточно какому-нибудь «рациональному» провести неудачное испытание!..

Что до Ирана, то то давление, которое на эту страну оказывает «рациональная» администрация Трампа, объявившая Иран спонсором терроризма, вполне может привести Тегеран к идее вооружиться ядерными ракетами на манер Ким Чен Ына. Чисто в оборонительных целях!

Да, кстати. Русская «угроза» у швейцарских аналитиков не упоминается вовсе.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин — специально для topwar.ru

topwar.ru

Мировая война 2018 года состоится без русских

Риск войны в наступающем году довольно велик, и рассчитывать на мир не приходится, полагают швейцарские эксперты. Существуют два очага напряжённости, и оба могут вызвать глобальный конфликт. Не за горами новый год, а с ним и война. Самое удивительное, что в подобных прогнозах из Швейцарии не упоминаются русские. Совсем.

О риске войны, которая грянет в 2018 году, рассуждает бывший посол, а ныне обозреватель газеты «Le Temps» (Швейцария) Франсуа Нордманн.

В наступающем году два очага напряжённости могут привести к войне, предупреждает Нордманн. Основными действующими лицами станут Северная Корея, Саудовская Аравия и Иран.

«Геополитическая ситуация» в мире «продолжает ухудшаться», и риск войны увеличивается, пусть «население и не осознаёт этого», пишет автор статьи. «Особую озабоченность» вызывают две горячие точки: Корейский полуостров и Ближний Восток.

Каковы планы Северной Кореи? На этот счёт есть мнение авторитетного эксперта. Марк Фитцпатрик (Mark Fitzpatrick), специалист по ядерным вопросам из Международного института стратегических исследований в Лондоне, говорит о 50-процентной вероятности войны с Северной Кореей уже в 2018 году. КНДР вряд ли откажется от своих ядерных экспериментов и ракетной программы, несмотря на давление США и Китая.

Министр иностранных дел Северной Кореи Ри Юнхо уже предупредил Организацию Объединённых Наций: в атмосфере над тихоокеанским регионом планируется провести ядерные испытания. Так можем ли мы представить, что в этих условиях американский президент Трамп не отреагирует на поведение Пхеньяна, как он заявлял, «огнём и яростью»?

Трамп, указывается в материале, «может пожелать» уничтожить пусковые площадки Северной Кореи и точки производства ядерного оружия. Некоторые люди «обманываются», полагая что режим Ким Чен Ына не осмелится нанести ответный удар «из-за боязни массированного удара возмездия со стороны Соединённых Штатов, Японии и Южной Кореи».

Однако, предупреждает Нордманн, «ничто не очевидно» так, как это.

Марк Фицпатрик признаёт: предполагаемый обмен ударами может относиться к категории «психологической войны». Такого рода посылы могут также адресоваться Китаю, который, по мнению Вашингтона, не должен уменьшать давление на КНДР и которому следует применять санкции ООН «более строго».

Да, Северная Корея не даёт пока никаких явных признаков «немедленного нанесения» ядерного удара. Однако нынешний политический сезон ещё не окончен. Весной будет известно, отмечает аналитик, откажется ли Северная Корея «от своих провокаций» (речь об испытаниях. — О. Ч.). Если не откажется, продолжает Нордманн, то каков будет «соответствующий ответ международного сообщества на эти действия»?

И действительно: как правильно отреагировать, не рискуя разжечь корейскую войну?

А тут и другая война на подходе.

В качестве следующего очага напряжённости аналитик выделяет противостояние Тегерана и Эр-Рияда.

На другом конце Азии в ещё одной «воинственной риторической эскалации», сопровождаемой грохотом марширующих сапог, участвуют Иран и Саудовская Аравия.

Здесь интересы игроков распределились «неравномерно». Эр-Рияд обеспокоен иранским наступлением, ведь Иран продвигается в регионе после краха «Daesh» («Исламского государства», запрещённого в России). Влияние Тегерана уже распространилось на иракский Курдистан, сирийский Курдистан и Турцию. Иракские силы, объединившиеся с иранской революционной гвардией, захватили города Киркук и Эрбиль, в то время как американцы попросту бросили своих бывших курдских союзников, которые воевали вместе с ними в борьбе против «Daesh».

Новый расклад сил на Ближнем Востоке вдобавок характеризуется укреплением Ирана на Средиземноморье.

Всё это «вызывает озабоченность» у Саудовской Аравии и Объединённых Арабских Эмиратов.

Недавний ракетный удар по Эр-Рияду, приписанный союзникам Ирана в Йемене, увязшем в войне, политические манёвры наследного принца Мохаммеда бин Салмана, делающего всё для укрепления своих претензий на трон и модернизации королевства, напряжённость вокруг Ливана, связанная с технической отставкой премьер-министра Саада Харири, приводит к опасениям аналитика по поводу «открытия нового фронта».

Правда, в Ливане реакция населения на вмешательство Саудовской Аравии и лояльность народа премьер-министру, а заодно дипломатическая интервенция Франции и Китая «потушили пожар». Но вот соперничество между Саудовской Аравией и Ираном только обостряется.

2018 год не станет годом мира; риск войны в мире остаётся высоким, подводит итог Франсуа Нордманн.

Луи Лема в другом номере той же газеты солидаризируется с коллегой по перу.

Угрозы Дональда Трампа, пишет он, вызвали «напряжённость в регионе». Найдутся ли у Соединённых Штатов, а вместе с ними и у значительной части мира, такие «твиты», чтобы прикинуть последствия «огня и ярости», которые мистер Трамп пообещал северокорейскому лидеру? Что произойдёт? Начнётся военная эскалация, когда тот, кто «нервно готовится к возможной войне», прекратит словесную «реакцию» и совершит непоправимое! А иначе все слова Трампа покажут миру, что все эти заявления — пустая угроза, и в таком случае Соединённые Штаты будут дискредитированы: их станут считать «бумажным тигром».

Граница между двумя Кореями является одним из самых военизированных районов планеты, и у военных и стратегов всех мастей и оттенков имелось несколько десятилетий, чтобы предусмотреть и продумать все возможные сценарии и подготовиться к ним, напоминает автор. Несколько раз Соединённые Штаты отступали после того, как продвигались, совершая провокации против КНДР. В 1994 году, например, Пентагон был обвинён в планировании «хирургических ударов» по ядерному реактору в Йонбёне. Американцы подозреввли, что там производился плутоний для военного использования.

А что там с корейской ядерной программой?

Ещё 28 июля Пхеньян запустил межконтинентальную ракету, теоретически способную достичь Соединённых Штатов. После пяти ядерных испытаний у страны, вероятно, уже напокопилось большое количество ядерного оружия. И ничто не мешает Пхеньяну уже сегодня размещать свои ядерные боеголовки на ракетах меньшего диапазона дальности, целясь на Южную Корею, Японию или… американский остров Гуам, который очень любит упоминать северокорейская пропаганда.

Игры позади, говорит Джеффри Льюис, признанный эксперт из Института Миддлбери. По его мнению, бесполезно продолжать делать вид, что Северная Корея не стала «ядерной державой».

Итак, что же теперь? Ограниченный удар?

«Красивый ядерный отрыв» Пхеньяна от всей планеты есть настоящий удар по проблеме нераспространения ядерного оружия, считает автор. Это, вероятно, спровоцирует новые устремления в регионе, а также убедит Иран отказаться от соглашения по ядерной программе. Получается, Соединённым Штатам, которые давят на Иран, следует «вернуть в работу» идею ограниченных ударов по Северной Корее и вести переговоры с сильной позиции?

Тем не менее, следует быть уверенным в том, что режим Пхеньяна правильно понимает такого рода «намерения». Заявления типа «огонь и ярость, каких мир никогда не видел» вряд ли «успокоят» северокорейского вождя, то есть заставят его отказаться от ядерной программы и вообще от идеи вооружаться. Всё наоборот! Вдоль границы северокорейский режим развернул «тысячи артиллерийских орудий». Если бы Ким Чен Ын только «почувствовал себя» атакованным, он мог бы подвергнуть Сеул и периферию города настоящему шквалу огня. Только в самом своём начале такой удар унёс бы жизни десятков тысяч людей. Сколько бы времени потребовалось, чтобы одолеть эту «армаду» Ким Чен Ына, разбросанную по стране или спрятанную на дне бункеров в горах?

У Соединённых Штатов мало достоверной информации об этой закрытой стране. Здесь даже кибервойна в полном смысле слова невозможна. Так, значит, полномасштабная война?

Но ведь налицо ядерная угроза, пусть и «на заднем плане». Поэтому перспектива тотальной войны «немыслима». По крайней мере, для Америки. При таком сценарии Соединённые Штаты должны доставить тысячи или десятки тысяч своих солдат в регион. «Апокалипсис», который, по-видимому, словесно обещает Дональд Трамп, ставит под угрозу жизнь 25 миллионов северокорейцев и 50 миллионов южнокорейцев, почти половина из которых живёт менее чем в 100 километрах от границы.

Вдобавок к ядерному своему потенциалу Северная Корея имеет ещё и крупные запасы биологического и химического оружия.

Может, есть третий вариант?

«Ещё не поздно», — написала Сьюзан Райс в колонке, опубликованной на днях в «New York Times». (Сьюзан Райс — бывший советник по национальной безопасности США. — О. Ч.) Вашингтон долгое время жил при «яркой воинственной риторике» династии Кимов, напоминает она. По её мнению, товарищ Ким может быть «жестоким и стремительным», но поведение вождя вполне рационально.

Минуточку, так это что, рецепт ещё от одного «бывшего»? Обычное сдерживание? Наращивание санкций? И тесный диалог с Китаем для того, чтобы тот выполнял все соглашения с США, достигнутые в отношении КНДР? «Рациональное и стабильное американское руководство может избежать кризиса», — утверждает бывшая советница.

Это ж какое такое «рациональное и стабильное»? Такое же, как Ким Чен Ын?

* * *

Похоже, в Швейцарии, известной своим особым отношением к миру, нейтралитету и банкам, очень страшатся новой глобальной войны. И не верят ни в стабильность Трампа, ни в стабильность Ким Чен Ына. В рациональность обоих не верят тоже.

Рациональность вообще, как представляется, исчезла из политики XXI века. Всяк по-своему, но сходит с ума. И швейцарские аналитики и эксперты правы в одном: от сумасшествия обыкновенного до военного — один маленький шажок. Достаточно какому-нибудь «рациональному» провести неудачное испытание!..

Что до Ирана, то то давление, которое на эту страну оказывает «рациональная» администрация Трампа, объявившая Иран спонсором терроризма, вполне может привести Тегеран к идее вооружиться ядерными ракетами на манер Ким Чен Ына. Чисто в оборонительных целях!

Да, кстати. Русская «угроза» у швейцарских аналитиков не упоминается вовсе.

Олег Чувакин

ruspravda.info

США должны смириться и избежать войны с Северной Кореей в 2018 году

Любая такая война может привести к десяткам тысяч смертей во время военных действий и потенциально убить сотни тысяч или даже миллионы людей в конце конфликта.

Сенатор Линдси Грэм, острый наблюдатель по иностранным делам, который стал наперсницей президента Дональда Трампа, недавно посчитал шансы Трампа разрешить превентивный удар по Северной Корее - три к десяти. Но Грэхем может быть слишком оптимистичным. Ядерные и ракетные программы Северной Кореи провоцируют безрассудство Трампа, и вторая корейская война может стать единственной самой большой угрозой миру во всем мире в 2018 году.

Задача, поставленная ядерной программой Северной Кореи. Еще в начале 1990-х американские спецслужбы пришли к выводу, что Северная Корея имеет достаточно плутония для одной или двух ядерных бомб, и страна испытала свое первое ядерное взрывное устройство в 2006 г. Со временем арсенал значительно увеличился.

В ходе президентской кампании в 2016 году, когда ядерная и ракетная программа Северной Кореи казалась угрозой только для азиатских союзников Америки, Трамп казался относительно оптимистичным в отношении этой опасности. В печально известном интервью с New York Times, Трамп сказал, что Южная Корея и Япония должны рассмотреть вопрос о разработке своих собственных ядерных сдерживающих факторов для того, чтобы постоять за себя. Однако после того как он был предупрежден президентом Бараком Обамой и получил брифинги о растущей прямой угрозе Соединенным Штатам, исходящей от стремления Кима развивать ядерную межконтинентальную баллистическую ракету (МБР), Трамп изменил свои речи. 2 января он написал в твиттере: «Северная Корея только что заявила, что находится на заключительной стадии разработки ядерного оружия, способного достичь частей США. Этого не произойдет!»

Тем не менее, в течение оставшейся части 2017 года это именно то, что произошло. В прошлом году Северная Корея провела по меньшей мере 20 ракетных испытаний, в том числе трех ракет с межконтинентальной дистанцией. 28 ноября Север опробовал МБР Hwasong-15, способный задеть всю территорию Соединенных Штатов. Между тем, 3 сентября Северная Корея провела испытания своего крупнейшего ядерного оружия на сегодняшний день. Энергия, вырабатываемая взрывом, показала, что устройство было по меньшей мере в 10 раз больше, чем ядерная бомба, сброшенная Соединенными Штатами в Хиросиму в 1945 году. Хотя Северная Корея еще не все доработала, страна-изгои может сделать это в 2018 году.

И учитывая трудности, с которыми Соединенные Штаты столкнутся в будущем году, а также способность КНДР поднять Сеул с его грозным артиллерийским и ракетным арсеналом, действительно ли американский президент рискнет начать войну?

fishki.net

Олимпиада медальный зачет. Новости Олимпиады 2018. Новости: Россию от позора спасет война между США и КНДР - Свободная Пресса

Возможно, российские спортсмены смогут избежать позора от выступления на зимней Олимпиаде-2018 под нейтральным флагом. Это случится если соревнования вовсе не состоятся из-за начала военного конфликта между США и КНДР. Вероятность такого сценария событий растет с каждым днем.

Вопрос участия американских спортсменов в Олимпиаде в Пхенчхане остается открытым, заявила минувшей ночью постпред США в ООН Никки Хейли. В качестве причины подобного положения вещей она назвала напряженную ситуацию вокруг Корейского полуострова.

Напомним, с 4 декабря у границ КНДР идут крупнейшие совместные учения ВВС США и Южной Кореи. В них задействованы 230 самолетов, в том числе, шесть американских F-22 Raptors и столько же F-35A, базирующихся в Японии. Кроме того, в маневрах используются сверхзвуковые стратегические бомбардировщики B-1 Lancer, способные нести ядерное оружие.

Что касается цели учений, то по данным издания The Drive, сценарии могут включать в себя как скоординированные точечные удары по северокорейским баллистическим ракетам и ядерной инфраструктуре, так и обезоруживающий удар по важным объектам режима КНДР. Присутствие «невидимых» истребителей F-35 и F-22 позволяет говорит об отработке упреждающего удара.

Читайте также

Чиновники слили российский спорт, но виноватых, как всегда, нет Чиновники слили российский спорт, но виноватых, как всегда, нет

Судьбу наших спортсменов должен решить всенародный референдум

Еще более грозно звучат слова американских политиков. Как заявил советник Трампа по национальной безопасности Герберт Макмастер, возможность войны с КНДР «нарастает каждый день». А сенатор Линдси Грэм и вовсе предупредил о необходимости эвакуации из Южной Кореи жен и детей сотрудников американских учреждений.

В Пхеньяне расценивают происходящее «как предупреждение о том, что мы должны готовиться к войне на Корейском полуострове». «Мы не хотим войны, но и прятаться от нее не будем», — заявил представитель северокорейского МИД.

По мнению главного научного сотрудника Института США и Канады РАН Владимира Васильева, исключать самый худший вариант нельзя.

— Заявление Хейли совершенно точно имеет стратегическое значение, поскольку она — практически второй по значению дипломат в Госдепартаменте. Как говорят, в ряде случаев Хейли играет даже большую роль нежели Рекс Тиллерсон. По своему положению она имеет самую высшую форму допуска, секретности. То есть знакома с материалами, которые имеют прямое отношение к национальной безопасности, даже безотносительно выполнения ею функций как представителя США в ООН.

«СП»: — Ее слова о неопределенности участия в Олимпиаде-2018 американских спортсменов можно понимать как косвенное доказательство предстоящей эскалации конфликта…

— Можно предположить, что Вашингтон всерьез рассматривает вопрос начала военной операции. С моей точки зрения, до Нового года ничего не будет, потому что это Рождество, каникулы и т. п. А вот сразу после Нового года может начаться практическая реализация. И не исключено, что Хейли осведомлена о планах нанесения ударов в январе-феврале.

Дело в том, что начало военной операции автоматически означает, что будет задействован аппарат американского представителя ООН в Совбезе. Причина понятна: будут вноситься резолюции и т. п. Это параллельная деятельность с военными делами.

Возможна ситуация, что американцы перенесут это на весну, скажем, на март. Но тут важно, чего хочет американская администрация. Может быть Трамп спешит, поскольку вокруг него идет раскрутка импичмента, и он не может позволить себе откладывать. По всей видимости военные уже сверстали планы начала операции. Хейли, таким образом выбалтывает тайну.

«СП»: — Есть еще какие-то способы понять истинные намерения американской администрации?

— Надо внимательно изучить сайты американского посольства в Южной Корее, Японии и может быть в Тайване. Там могут быть какие-то локальные уведомления американским гражданам по вопросам безопасности. Если завтра начнется эвакуация персонала, в том числе работающих, например, в университетах, значит дело идет к обострению событий.

Кроме того, может последовать обращение Трампа к Конгрессу за правом на использование военной силы. Это тоже будет свидетельством подготовки военной операции. Хотя Тиллерсон и министр обороны Джеймс Мэттис заявляли, что хотят обойтись без этого.

Таким образом, Олимпийские игры будут превращены в военные игры и их объектом станет не городок Пхенчхан, а весь Корейский полуостров.

А вот директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников, напротив, верит в лучшее.

— Я думаю, что Олимпиада в Пхенчхане все же состоится. Просто Соединенные Штаты будут использовать возникшую напряженность для того, чтобы усилить безопасность своих спортсменов. Например, иметь возможность привезти на полуостров дополнительные силы, подключить информационные структуры, следить за другими участниками, возможно, присутствовать на приграничной территории и т. п. То есть Хейли это сказала, чтобы получить дополнительные преференции. Если бы риск был серьезный, к этому серьезно готовились бы уже давно.

В свою очередь сопредседатель незарегистрированной партии «Другая Россия», эксперт по КНДР Андрей Дмитриев обращает внимание на то, что только Ким Чен Ыну удалось найти управу на Вашингтон, инспирировавший допинговый скандал с российскими спортсменами.

— Олимпиада-2018 попала в самый центр мировых конфликтов как в политическом, так и в географическом разрезе. Ведь игры должны пройти рядом с границами «мирового зла» — Северной Кореи. После заявления МИД КНДР о неизбежности войны на полуострове (которое, кстати, никаких особенных угроз не содержит и выдержано во вполне традиционном для стилистики Пхеньяна духе: «если посмеете нас тронуть — пожалеете»), в Вашингтоне тем не менее запаниковали.

Можно не сомневаться, что по мере приближения Игр ситуация будет обостряться, а значит, есть шанс, что сборная США в Пхенчхан действительно не поедет. И это будет огромным подарком для отстраненной от соревнований России, поскольку будет означать фактический срыв Олимпиады.

Читайте также

МОК плюнул России в лицо МОК плюнул России в лицо

И еще потребовал заплатить за это огромную сумму денег

«СП»: — И?..

— Выходит, что именно Ким Чен Ын сегодня эффективно мстит Америке за недопуск нашей сборной на Олимпиаду. Ведь Виталий Мутко с Владимиром Путиным, как показала практика, не могут ничего противопоставить диктату международного олимпийского чиновничества. А он — может!

Кстати сказать, ещё в 1988 году, когда право проведения Олимпиады впервые получила Южная Корея, Ким Ир Сен предлагал красивую идею — создать единую сборную двух государств и устроить Игры на Севере и на Юге одновременно. В Пхеньяне даже был построен крупнейший в мире стадион, возводились другие спортивные и инфраструктурные сооружения. КНДР однако получила отказ: в международную изоляцию «цивилизованный мир» запихивал её десятилетиями, и вполне осознанно.

Так что возможный срыв Пхенчхана будет достойной «ответкой» ещё и на те события 30-летней давности.

svpressa.ru

Никакой войны с КНДР не будет

Через три дня после предложения поговорить с Северной Кореей без предварительных условий госсекретарь Рекс Тиллерсон изменил свою политику, настаивая — как и президент Дональд Трамп — на том, что КНДР для начала должна прекратить свои ядерные угрозы. Поскольку он отказывается сесть за стол переговоров, означает ли это, мы еще больше приблизились к войне?

Трамп говорит об «огне и ярости». Советник по национальной безопасности Герберт Макмастер заявляет, что ядерная программа Северной Кореи является «самым дестабилизирующим фактором за весь период после Второй мировой войны». Бывший директор ЦРУ Джон Бреннан оценивает вероятность войны в 25%. По словам сенатора Линдси Грэма, вероятность того, что США нанесут первый ядерный удар, составляет 30%. По оценке Совета по международным отношениям, эта вероятность приближается к 50%.

Идею того, что война с Северной Кореей в ближайшее время неизбежна, многие считают нормальной. Но какие именно расчеты и анализы необходимы, чтобы Трамп и другие приняли это как данность и поверили, что война близится? С другой стороны, какая нужна логика, чтобы понять, что эти угрозы — всего лишь бахвальство и провокация, необходимые для ублажения самолюбия какого-то высокопоставленного крутого парня?

Если считать, что Северная Корея обладает ядерным оружием просто в качестве сдерживающего фактора, в качестве защиты от нападения со стороны Соединенных Штатов, как это произошло с Ираком и Ливией после объявления их безъядерной зоной, Америке не нужно начинать войну. Северная Корея не будет использовать свое ядерное оружие, если мы первыми не используем свое. Это — классический пример того, благодаря чему холодная война не переросла в горячую.

История Северной Кореи, воплощенная в ее национальной философии чучхе, заключается в выживании, в сохранении режима. С 1948 года семье Ким это удается превосходным образом. В отличие от Кубы, КНДР в экономическом отношении пережила распад Советского Союза. Северокорейцы страдали от тотальной войны, голода, стихийных бедствий и длившихся десятилетиями санкций. С 1950 года они жили, не стремясь к насильственному воссоединению с Южной Кореей, даже когда в Америке сменяли друг друга более сильные и более слабые президенты.

Нет никаких разумных оснований для того, чтобы Северная Корея уничтожила себя, просто так первой применив ядерное оружие против США, обладающей превосходящей мощью. Если бы вы были генералом, инструктирующим Ким Чен Ына по вопросам преимуществ использования ядерного оружия в наступательных целях, невзирая на связанный с этим риск, попробуйте и придумайте, как бы вы убедительно обрисовали достоинства национального самоубийства как средства достижения успеха. Оружие нужно для того, чтобы обороняться. И Северная Корея не может быть страной, которая начнет войну.

В Вашингтоне же единственный способ поверить в то, что угрозы Трампа реальны — это поверить, что Север, вопреки всему, что вы только что прочитали, каким-то образом сочтет возможным применить свое оружие в наступательных целях, то есть, атаковать Южную Корею как часть попытки воссоединения. Только в этом случае упреждающий удар оправдан как способ самообороны. В рамках же действий США в целях самообороны, потенциально погибнут миллионы корейцев вместе с сотнями тысяч японцев, а также жители Гуама, а возможно — и Гавайев.

И удар Америка должна нанести в ближайшее время — прежде чем КНДР доберется до нас первой. Звучит знакомо? Подобные слова служили оправданием вторжения в Ирак в 2003 году: как нам сказали, у Саддама было оружие массового уничтожения, и было бы смертельной ошибкой ждать, когда он использует это оружие против нас. «Мы не хотим, чтобы дымящийся пистолет превратился в ядерный гриб, — предупредила в 2002 году тогдашний советник президента по национальной безопасности Кондолиза Райс. — Сколько мы собираемся ждать, прежде чем обратимся к явно нарастающей угрозе?»

Хитрость заключалась в том, что почти наверняка администрация Буша знала, что в 2002 году у Саддама не было оружия массового уничтожения. И в администрации точно знали, что даже во время первой войны в Ираке, во время операции «Буря в пустыне» в 1991 году, Саддам не использовал свое химическое или биологическое оружие.

Именно этот момент стоит изучить поподробнее. Саддам не использовал свое химическое/биологическое оружие, поскольку иначе у другой стороны не было бы выбора, кроме как ответить тем же самым. В случае с Саддамом, как и в случае с Северной Кореей, неравенство с Соединенными Штатами в отношении огневой мощи означало бы полное уничтожение. Единственным способом победить — выжить — было не играть в эту игру.

Для Соединенных Штатов в случае принятия решения о первом ударе по Северной Корее риск несоразмерен любому возможному выигрышу. В ходе «чудесного удара» каждый американский снаряд идеально попадет в каждую северокорейскую цель, в том числе и американские ядерные бомбы, необходимые для того, чтобы разрушить естественную породу гор, защищающих наиболее важные объекты. Даже если события будут развиваться в соответствии с этим самым благоприятным сценарием, Северная Корея все равно окажется под радиоактивным облаком, которое, учитывая предсказуемые погодные условия, распространится на Сеул и Токио. Жители Северной Кореи, не погибшие сразу же, спровоцировали бы неслыханный в наше время гуманитарный кризис. И корейская война 1950-х годов служит наглядным свидетельством того, как отреагировал бы Китай на нападение вблизи своей границы, не говоря уже о зомби-апокалипсисе в виде миллионов голодающих северокорейцев.

И даже этот наиболее оптимальный сценарий является полностью гипотетическим, поскольку, как вам скажет любой военный стратег, «идеальный» удар невозможен. Любой американский план первого удара предполагает хотя бы несколько точных ударов со стороны Северной Кореи (представьте себе один из этих катастрофических ударов по Лос-Анджелесу), плюс ввод в действие «законсервированных» сил специального назначения, почти наверняка находящихся уже на месте в Южной Корее, Японии и в других местах.

Разрушения неизбежны, но переживет ли ядерную войну мировая экономическая система, останутся ли Южная Корея и Япония американскими союзниками, если запылают Сеул и Токио? Будет ли Китай по-прежнему спокойно хранить американские государственные долговые бумаги, и не устроит ли он специально кризис на Уолл-Стрит? И не будет ли какой-нибудь президент (особенно тот, которого уже ненавидит полстраны) объяснять, что покрытый радиоактивным пеплом Лос-Анджелес является платой за безопасность от еще более страшного ядерного удара, который могла бы в дальнейшем нанести КНДР? И надеяться, что уничтожение тысяч американских военнослужащих на базах в Корее и Японии — мы искренне сожалеем — не повлияет отрицательно на результаты голосования в 2020 году?

Если бы вы проводили брифинг для президента, вы могли бы для компенсации и оправдания риска найти плюсы в этом сценарии в духе Стрейнджлава (намек на американский сатирический фильм Dr. Strangelove or: How I Learned to Stop Worrying and Love the Bomb — «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу», высмеивающий военные программы сверхдержав времен холодной войны, — прим. перев.)? Нам это явно не обошлось бы лишь испорченной прической. Вы, наверное, зато скажете то, что сказал один человек, который мог бы на самом деле поговорить с президентом. Контр-адмирал Майкл Дюмон (Michael Dumont), заместитель директора Объединенного комитета начальников штабов, пояснил: «Хороших вариантов военных действий против Северной Кореи нет. Вторжение в Северную Корею могло бы привести к катастрофической гибели людей в Южной Корее — американских войск и гражданских лиц. В результате могут погибнуть миллионы южнокорейцев, и под угрозой окажутся войска и гражданские лица на Гуаме и в Японии».

Вот так!

Чтобы поверить в то, что США приближаются к войне, необходимо поверить в то, что один или несколько национальных лидеров за просто так уничтожат себя и большую часть своей страны. О сумасшедших можете думать все что угодно, но лидеры и политики просто придерживаются другого мнения.

И все же любой человек может игнорировать любые факты и верить всему, во что он хочет верить. Ведь некоторые люди до сих пор считают, что в конце этого месяца по дымоходу должен спуститься толстый парень в красном костюме. Попробуйте убедить их, что это неправда…

geo-politica.info

2018 год. Нобелевский лауреат прогнозирует войну

Американские спутники систематически фиксируют, что Китай осуществляет тайные поставки нефти в КНДР в обход санкций, за которые Китай сам же и проголосовал в Совете безопасности ООН.Вчера Дональд Трамп, как обычно, не стесняющий себя никакой дипломатической корректностью, не выдержал и запросто написал у себя в Твиттере, что «он очень разочарован поведением Китая и что мирного решения кризиса с КНДР не будет, если Китай продолжит подобную практику в дальнейшем».

Но почему Китай ведет себя таким, на первый взгляд, противоречивым образом?

Знаменитый эксперт в области теории игр, лауреат нобелевской премии по экономике Роджер Майерсон, проанализировал конфликт между КНДР и США и показал, что он не имеет разрешения, если не учитывать интересы... Китая.

Логика Майерсона следующая:

1. В конфликте надо рассматривать интересы всех сторон. В данном случае не только США, КНДР, но и Китая.

2. Военного решения конфликт не имеет потому что КНДР сумеет нанести непоправимый ущерб с помощью ядерного удара по Японии и Южной Корее.

3. Экономические санкции по линии ООН не могут остановить программу ядерного вооружения в КНДР, потому что Китай через свою границу тайно поддерживает дееспособность северокорейского режима

4. КНДР не может пойти на сотрудничество с мировым сообществом, потому что в этом случае режим будет немедленно сметен собственным народом, который сейчас держится в рабстве.

5. В случае, если режим Ким Чен Ира рухнет, произойдет объединение двух Корей. В этом случае Китай опасается что военный контингент США, который сейчас располагается в Южной Кореей, переместиться также и в КНДР, т.е непосредственно на границу с Китаем. Для Китая приближение военных баз США непосредственно к границе Китая совершенно неприемлемо, поэтому Китай поддерживает КНДР в ее противостоянии в США. Кстати, аналогичным образом ведет себя и Россия, которая тайно поддерживает КНДР по причине таких же соображений собственной безопасности.

С точки зрения Р. Майерсона конфликт с КНДР можно решить, только если США дадут гарантии Китаю , что после падения режима Ким Чен Ына, США не будет размещать свой военный контингент в территории нынешней КНДР. В этом случае Китай присоединился бы к полной экономической блокаде Северной Кореи и тоталитарный режим там довольно быстро рухнул. А его ядерный арсенал, который реально всех, включая Китай и Россию, беспокоит, был бы уничтожен.

Однако, главная проблема глобальной безопасности заключается в том, что в мире нет такого механизма, который гарантировал бы исполнение тех обязательство, которые берет на себя мировой гегемон — США. На то он и гегемон, чтобы пользоваться главной своей привилегией — неисполнением обязательств. Поэтому США не в состоянии дать такие гарантии, в которые Китай бы поверил.

В свое время Горбачев согласился на вывод советских войск из Европы в обмен на обещание США, что НАТО не будет расширяться к границам СССР. Последнему Генсеку КПСС до сих пор вспоминают его наивность.

Кадаффи также служит примером того, как опасно отказываться от своей ядерной программы в обмен на обещание США гарантировать безопасность. А вот уже Иран не готов повторять ошибку Каддафи. И КНДР также.

Прекратить конфликты между США и Россией на территории Украины, Грузии и Молдавии можно было бы довольно быстро, если бы США могли гарантировать что эти страны сохранят свой нейтралитет и не будут приняты в НАТО. Но США не могут дать такие гарантии, в которые Россия поверила бы. В этом вся проблема! Это проблема такого же порядка, как и между Китаем и США. Нет механизма обеспечения гарантий в отношении США.

Поэтому, формально математик и экономист Р. Майерсон, конечно, прав, — мирное решение проблемы КНДР возможно только с учетом интересов Китая (я бы добавил и России тоже). Но в реальной жизни, где в отличии от чистой теории игр, существует такой феномен как гегемон-кидала, мирного решения вообще не существует.

И США и Китай прекрасно это понимают и обе стороны ускоренно готовятся к войне, которая, по слухам, начнется в первой половине 2018 г, когда США предпримут попытку военным путем сместить северокорейский режим. Америка усиленно наращивает свою военную группировку в Восточно Китайском море и постоянно проводят совместные учения с Южной Кореей по проникновению в КНДР и уничтожению ее ядерного потенциала. А Китай усиленно разворачивает лагеря для беженцев из Северной Кореи и раздает печатные материалы для своих жителей с памятками о том, как вести себя в случае ядерных взрывов.

Китайские военные эксперты считают, что вероятность войны между США и КНДР в 2018 г. составляет не менее 90%. Никто, однако, не в состоянии оценить вероятность того, что Ким Чен Ын успеет и решится применить ЯО в случае внезапного и массированного удара США.

Так что главная интрига 2018г. заключается в ответах на следующие вопросы:

1. Будет ли война между США и КНДР?

2. Будет ли эта война впервые со взаимным применением ЯО?

3. Каковы будут последствия для всего мира в результате этой войны?

Андрей Головачев, Facebook

nk.org.ua

СМИ: КНДР и Южная Корея собираются положить конец войне в 2018 году - Международная панорама

ТАСС, 28 апреля. КНДР и Южная Корея договорились объявить об окончании Корейской войны в 2018 году. Об этом в субботу сообщило агентство Kyodo со ссылкой на ЦТАК, которое распространило текст Пханмунджомской декларации по итогам саммита южнокорейского президента Мун Чжэ Ина и лидера КНДР Ким Чен Ына.

При этом в тексте этого же документа, опубликованного в пятницу южнокорейской стороной, говорилось, что Сеул и Пхеньян намерены подписать мирный договор, однако намеченная дата этого события не называлась. "КНДР и Республика Корея объявляют конец перемирию, длящемуся с 1953 года, с тем, чтобы трансформировать его в мирный договор. С этой целью Северная Корея, Южная Корея и США будут продвигать проведение трехстороннего или четырехстороннего саммита (с участием Китая - прим. ТАСС) с целью установления системы твердого мира", - подчеркивалось в документе.

ЦТАК также отмечает, что обе страны будут следовать общей цели по денуклеаризации Корейского полуострова. "Общей целью [Севера и Юга] является полная денуклеаризация Корейского полуострова путем избавления от ядерного оружия", - говорится в сообщении.

По итогам состоявшегося в пятницу саммита Ким Чен Ын не делал заявлений, касающихся отказа от ядерной программы. Кроме того выражение "полная денуклеаризация" обычно не упоминается в центральных СМИ КНДР.

В пятницу в пограничном пункте Пханмунджом состоялась историческая встреча между президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином и лидером КНДР Ким Чен Ыном. Эти переговоры стали первой встречей на высшем уровне между Сеулом и Пхеньяном за более чем десять лет. Перед их началом южнокорейский президент по приглашению Ким Чен Ына перешел демаркационную линию, совершив "визит" в КНДР продолжительностью менее минуты, а Ким Чен Ын, перейдя границу, стал первым лидером КНДР, посетившим территорию Южной Кореи с 1953 года.

По итогам переговоров лидеры двух стран подписали совместную "Пханмунджомскую декларацию о мире, процветании и объединении Корейского полуострова".

tass.ru