Обстоятельства гибели генерала Кирпоноса. Кирпонос генерал


Обстоятельства гибели генерала Кирпоноса: warhistory

Со слов генерал-полковника Глебова Ивана Семеновича, который был в то время подполковником, заместителем начальника оперативного отдела штаба Юго-Западного фронта и находился вместе с командующим фронтом генерал-полковником Михаилом Кирпоносом до последних часов его жизни:

"Я исполнял в те дни обязанности начальника оперативного отдела, так как мой начальник И.Х. Баграмян находился по указанию М.Кирпоноса у главнокомандующего войсками Юго-Западного направления Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко со специальным заданием.

Должность начальника оперативного отдела штаба фронта - высокая, ответственная, генеральная. Но ведь и я был не лыком шит: окончил Военную академию Генерального штаба (второго набора), до академии командовал артиллерийским полком, войну начал заместителем начальника артиллерии, а затем начальником штаба 6-го стрелкового корпуса. После расформирования корпусных управлений меня назначили заместителем начальника оперативного отдела штаба Юго-Западного фронта. Начальник мой И.Х. Баграмян почти в один день с моим назначением получил воинское звание генерал-майор. Так что новая должность меня не пугала.

14 сентября 1941 г., где-то часов в 9-10 утра, меня вызвал к себе в кабинет начальник штаба фронта генерал-майор Тупиков Василий Иванович - умнейший человек, уважаемый всеми офицерами Управления. Тот самый В.И. Тупиков, который накануне войны был советским военным атташе в Германии и много раз докладывал в Разведывательное управление Генерального штаба о военных приготовлениях и подготовке к войне Германии против СССР, о возможном нападении Гитлера на нашу страну в 20-х числах июня 1941 г. Его информацию начальник Разведуправления Ф.И. Голиков докладывал Сталину. Василий Иванович вспоминал о том, как он получил "выволочку" от Ф.И. Голикова за "излишнюю самоуверенность". Таким же "самоуверенным" и решительным оставался он и на должности начальника штаба фронта.

Прибыв к нему в кабинет, я обратил внимание, что он быстро подписал какой-то документ и стал внимательно рассматривать лежащую перед ним на столе карту. Затем встал из-за стола, подошел ко мне, молча поздоровался за руку и твердо произнес:

- Или сейчас, или никогда! Вам, Иван Семенович, обстановка на фронте известна. Прошу Вас, прочитать этот документ. Садитесь за стол и читайте его внимательно.

Взяв в руки документ, я сразу увидел: "Товарищу И.В. Сталину. Срочно. Особой важности".

Далее излагалась тяжелейшая обстановка, в которой оказался Юго-Западный фронт, возможные действия немцев в ближайшие один-два дня. Делался вывод, что если войска не будут отведены на левый берег Днепра, то катастрофа ЮЗФ неизбежна, никто и ничто не может ее предотвратить.

В конце документа Тупиков просил Сталина разрешить фронту оставить Киев, и сегодня же, то есть 14 сентября, начать отвод войск за Днепр, на его левый берег. Завтра будет поздно. 

Подпись: В.Тупиков. 14.9.41 г. 

Прочитав документ, я поднял голову и посмотрел на начальника штаба. Он ходил по кабинету, руки за спину, в глубоком раздумье. Затем, остановившись, спросил:

- Согласен ли ты, товарищ Глебов, с моим письмом? Или есть сомнения?

Не колеблясь, я ответил:

- Согласен. Нужна подпись командующего.

- Командующий отказался подписать. Если Вы, Иван Семенович, согласны с содержанием документа, то я прошу Вас забирайте его, идите в аппаратную и срочно, немедленно передайте в Москву, Сталину. Проследите за отправкой документа. Я с другим экземпляром иду к командующему и члену Военного совета.

Отправляясь в аппаратную с документом, я понимал всю ответственность происходящего: и сложившуюся критическую обстановку на Юго-Западном направлении, и, как оказалось, разногласия в руководстве фронта в ее оценке, а значит, и в характере наших дальнейших действий. Лично я поддерживал в этих вопросах генерала Тупикова. Телеграмма была отправлена в Москву незамедлительно.

Примерно через пару часов к аппарату "Бодо" Стали вызвал М.П. Кирпоноса, М.А. Бурмистенко и В.И. Тупикова. Присутствовал и я, Глебов И.С.

У аппарата Сталин. Согласен ли товарищ Кирпонос с содержанием телеграммы Тупикова, его выводами и предложением? Отвечайте.

Бурмистенко. У аппарата член Военного совета, здравствуйте, товарищ Сталин. Командующий и я не согласны с паническими настроениями Тупикова. Мы не разделяем его необъективной оценки обстановки и готовы удерживать Киев любой ценой.

Сталин. Я требую ответа у Кирпоноса, командующего. Кто командует фронтом - Кирпонос или Бурмистенко? Почему за командующего отвечает член Военного совета, он что - больше всех знает? У Кирпоноса разве нет своего мнения? Что у вас случилось после нашего с Вами разговора 8 августа? Отвечайте.

Кирпонос. Фронтом командую я, товарищ Сталин. С оценкой обстановки и предложениями Тупикова не согласен. Разделяю мнение Бурмистенко. Примем все меры, чтобы Киев удержать. Соображения на этот счет сегодня направляю в Генштаб. Верьте нам, товарищ Сталин. Я Вам докладывал и повторяю вновь: все, что имеется в нашем распоряжении, будет использовано для обороны Киева. Вашу задачу выполним - Киев врагу не сдадим.

(В это время Тупиков побледнел, но сдержал себя.)

Сталин. Почему Тупиков паникует? Попросите его к аппарату. Вы, товарищ Тупиков, по-прежнему настаиваете на своих выводах или изменили свое мнение? Отвечайте честно, без паники.

Тупиков. Товарищ Сталин, я по-прежнему настаиваю на своем мнении. Войска фронта на грани катастрофы. Отвод войск на левый берег Днепра требуется начать сегодня, 14 сентября. Завтра будет поздно. План отвода войск и дальнейших действий разработан и направлен в Генштаб. Прошу Вас, товарищ Сталин, разрешить отвод войск сегодня. У меня все.

Сталин. Ждите ответа…

Однако ответ из Москвы запоздал. Только в ночь на 18 сентября мы получили приказ от начальника Генерального штаба на отвод войск.

Как развивались события после разговора со Сталиным? Вернувшись в свой кабинет, В.И. Тупиков, глядя на карту, задумчиво сказал:

- Не пойму, неужели в Генштабе не понимают всего трагизма ситуации вокруг нашего фронта? Ведь мы фактически находимся в мышеловке. Судьба войск фронта исчисляется не сутками, а часами.

Прошу Вас, Иван Семенович, срочно свяжитесь с маршалом Тимошенко и передайте ему содержание нашего разговора со Сталиным. Передайте Баграмяну, чтобы он не позднее 16 сентября был в штабе фронта с любым письменным решением маршала Тимошенко. Доведите до командующих армий их задачи по плану отвода войск за Днепр, исполнение - по приказу командующего фронтом М.П. Кирпоноса. Проверьте лично работу средств связи и всю систему управления. Все, исполняйте. Начальника разведки прошу ко мне!

Вечером 16 сентября в штаб фронта вернулся И.Х. Баграмян из штаба Юго-Западного направления и привез устный приказ маршала Тимошенко: "Юго-Западному фронту разрешается оставить Киевский укрепрайон и незамедлительно начать отвод войск на тыловой оборонительный рубеж".

После бурных разговоров Кирпоноса, Бурмистенко, Тупикова и других генералов Управления командующий твердо сказал: "Без письменного приказа маршала Тимошенко или Москвы я ничего не могу предпринять. Разговор со Сталиным вы все помните и знаете. Вопрос слишком серьезный. Ждем ответа из Москвы. Устное решение Тимошенко срочно передать в Генштаб и запросить, что делать? Все. На этом закончим".

В ночь на 18 сентября пришел ответ из Москвы. Начальник Генерального штаба сообщил: "Сталин разрешает оставить Киев и переправить войска фронта на левый берег Днепра".

Все армии к этому времени знали свои задачи и порядок отхода. Управление фронта (Военный совет и штаб фронта) двинулось в путь отдельной колонной в ночь на 18 сентября. В колонне находились командующий войсками фронта генерал-полковник М.П. Кирпонос, члены Военного совета М.А. Бурмистенко, Е.П. Рыков, начальник штаба генерал-майор В.И. Тупиков, штабы, командующий 5-й армией генерал-майор М.И. Потапов, многие другие генералы и офицеры.

Шли всю ночь. Шум моторов самолетов, рокот танков, грохот взрывов, трескотня зенитных орудий сопровождали нас, но нападений противника на колонну не было. Видимо, нас пока не обнаружили.

Утром 19 сентября добрались до села Городищи, красивое такое село, расположенное при слиянии рек Удай и Многа. Сделали остановку: двигаться дальше днем было опасно. К тому же появились одиночные вражеские самолеты, особенно надоедала опасная "рама". Похоже, что нас обнаружили. Значит, жди бомбежки, а то и того хуже.

Подсчитали людей и все, что было в колонне. Оказалось не густо: около трех тысяч человек, шесть бронемашин полка охраны, восемь зенитных пулеметов и, к сожалению, всего одна радиостанция, которая при первой же бомбежке была разбита взрывом бомбы. Мы остались без связи и с армиями, и со штабом главкома. Это очень беспокоило и тревожило. Генерал Тупиков доложил обстановку. Опасность была очевидной: авиация все чаще бомбила колонну, противник нас обнаружил и начал окружать. Связи нет. Надо решать: в каком направлении и как прорываться из кольца?

М.П. Кирпонос спросил: - Что будем делать?

Тупиков и Потапов предлагали осуществить прорыв у Чернух, кто-то настаивал идти на Лохвице. Командующий приказал Баграмяну возглавить роту НКВД и двигаться на Сенчу. Одна разведывательная группа получила задачу вести разведку в направлении Лохвице. Баграмян отправился со своим отрядом немедленно. Встретился с ним дня через два-три уже после трагедии в Шумейково.

С наступлением темноты наша колонна двинулась в общем направлении на Лохвице. Ночь двигались в основном без происшествий.

На рассвете 20 сентября остановились на дневку в роще Шумейково (в 12 км от Лохвице). В колонне осталось около тысячи человек, в основном офицеры. Роща Шумейково - шириной 100-150 м, в длину до 1,5 км. Рощу рассекал овраг, на дне которого был родник.

Часов в девять утра 20 сентября разведчики доложили, что все дороги вокруг Шумейково заняты немцами. Наш отряд обнаружили фашисты-мотоциклисты, пехота на машинах, несколько танков - и окружили рощу. Мы без команды заняли оборону по опушке рощи. Тупиков приказал мне организовать охрану Военного совета фронта.

Первый огневой удар обрушился по всей роще - стреляли из орудий, минометов, танков, стрекотали пулеметы. Огонь продолжался минут сорок. Затем показались танки, ведя огонь на ходу из пушек и пулеметов, за ними шли автоматчики. С нашей стороны был открыт ответный огонь. Два танка немцев прорвались вплотную к опушке рощи, но были подбиты и загорелись, остальные отошли назад вместе с автоматчиками.

Вторую атаку немецкой пехоты с танками также отразили огнем из пулеметов, автоматов и орудий. А дальше пошли атаки одна за другой, которые отражались контратаками врукопашную. В одной из таких контратак, в которой участвовали почти все генералы и офицеры, был ранен в левую ногу командующий Кирпонос. Вместе с его адъютантом майором Гненным и двумя другими товарищами, фамилии которых не помню, мы на руках перенесли командующего в овраг, к роднику.

Около 19 часов вечера 20 сентября немцы открыли по роще минометный огонь. Одна из мин разорвалась возле командующего, он был ранен в грудь и в голову. Кирпонос обхватил обеими руками свою голову, покрытую каской, и без стона приник к земле. Через 1-2 минуты он скончался. "Все это было на моих глазах", - почти шепотом произнес Иван Семенович.

Майор Гненный со слезами на глазах снял с кителя Золотую звезду Героя Советского Союза, ордена, забрал из карманов документы, срезал погоны, петлицы и другие знаки различия. После этого труп Кирпоноса мы спрятали в кустах, замаскировав его ветвями и листьями. Доложили о проделанной работе Бурмистенко.

Член Военного совета М.А. Бурмистенко, посмотрев на часы, сказал: "Через 40-50 минут стемнеет, мы будем спасены. Соберем группу и пойдем на прорыв, пробьемся к своим". Но замысел не удался. Когда я и майор Гненный пришли в условленное место и время (21:00), Бурмистенко там не оказалось. Перед этим он участвовал в отражении еще одной контратаки и, видимо, погиб. Труп его мы не нашли, так как Михаил Алексеевич был одет в военную форму без знаков различия, да и искать было опасно. В руки гитлеровцев попали тяжело раненные дивизионный комиссар Евгений Павлович Рыков и в бессознательном состоянии командующий 5-й армией генерал Михаил Иванович Потапов.

Ночью 21 сентября немцы полностью окружили рощу и простреливали ее насквозь. Тупиков собрал группу офицеров и бойцов, всех, кто еще остался в живых.

- Идем на прорыв без шума, - сказал Василий Иванович. - Следуйте за мной тихо.

Внезапно, без выстрела мы бросились за генералом на врага. Немцы этого не ожидали и немного растерялись. А когда пришли в себя, многие командиры и бойцы группы вырвались из плотного кольца фрицев и пробили себе дорогу. Среди счастливчиков оказался и я. В рубашке родился.

Но генерала Тупикова Василия Ивановича среди нас не оказалось - он погиб в перестрелке у хутора Овдиевка, в 2 км от рощи Шумейково. Труп его, как потом стало известно, обнаружили и опознали при экспертизе лишь в 1943 г. Причина запоздалого розыска трупа Тупикова состояла в том, что его могила находилась в поле, которое дважды запахивалось и засевалось.

Ныне над братской могилой в Шумейково стоит памятник - величественная фигура советского солдата-фронтовика в атаке на врага в распахнутой шинели и с винтовкой в поднятой руке. Рядом с ним на бетонной площадке стоит уцелевший в бою броневик. А в овраге у родника мемориальная доска в виде тумбы высотой примерно 80 см из бордового мрамора с надписью: "На этом месте 20 сентября 1941 года погиб командующий Юго-Западным фронтом генерал-полковник Кирпонос М.П.".

18-19 декабря 1943 г. останки генералов Кирпоноса и Тупикова были перезахоронены в Киеве. Сейчас они покоятся в Парке Вечной Славы возле могилы неизвестного солдата, над которой пылает Вечный Огонь.

Так закончилась трагедия генерала Кирпоноса Михаила Петровича. "Не уберегли мы его, не спасли, - задумчиво сказал Глебов. - Да, в том кромешном аду, в урочище Шумейково, уберечься было невозможно. Только чудо могло спасти. Но чудес не бывает".

Завершил свой рассказ Иван Семенович, как бы обращаясь к самому себе: "Не могу понять лишь одного маневра командующего. Почему колонна Управления из Городище двинулась на Лохвицы, а не на Сенчу вслед за отрядом Баграмяна? Почему эти наши два отряда были разобщены и не смогли соединиться? Может быть, прорыв на Сенчу оказался бы для нас удачным, ведь отряд Баграмяна вышел же к своим частям. Видно, не судьба".

warhistory.livejournal.com

Михаил Кирпонос – советский генерал, оборонявший Киев и погибший за него

Михаил Кирпонос – советский генерал, оборонявший Киев и погибший за него

Кирпонос Михаил Петрович (родился 30 декабря 1892 г. в с. Вертиевка Нежинского уезда Черниговской губернии, погиб 20 сентября 1941 года в районе Шумейково близ Лохвицы Полтавской области) – один из выдающихся генералов-украинцев, служивших в Рабоче-Крестьянской Красной Армии и самоотверженно защищавших Украину в ходе Второй мировой войны.

Михаил Кирпонос очень неудобен для советской и украинской историографии по разным причинам:

  • для советских историков он, погибший в сентябре 1941 г., – удобная мишень, на которую можно свалить проигрыш и отступление 1941 г. Хотя именно благодаря действиям Кирпоноса немцам не удалось устроить на территории Украины такой же полный разгром за несколько недель, как в соседней Беларуси, 71-дневная оборона Киева (ни одна столица Европы не смогла удержать гитлеровцев такое время) вошла во все учебники высших военных заведений СССР, а сама столица Украины стала городом-героем в СССР. Он погиб в бою как рядовой солдат от осколка мины (по другой версии артиллерийского снаряда), и был с почестями похоронен немцами (единственный случай), что также не могло широко афишироваться советской пропагандой, особенно на фоне десятков иных советских генералов, попавших в плен к гитлеровцам в это же время;
  • для историков независимой Украины Кирпонос также не вписывается в рамки "национальных героев", т. к. будучи прапорщиком царской армии вступил добровольцем в РККА, в годы гражданской войны дослужился до комполка 1-й Советской Украинской стрелковой дивизии под командованием Н. А. Щорса, воевал с УНР, был награжден именным маузером. Как комдивизии участвовал в войне с Финляндией 1939-1940 гг. В итоге "за кадром" осталась немаловажная деталь: полководческий талант Кирпоноса в 1940 г., когда его 70-я стрелковая дивизия по льду "Финского залива", обойдя "линию Маннергейма", сумела взять Выборг (главный "трофей" СССР в той войне), что и заставило финских дипломатов сесть за стол переговоров с Советским Союзом. Кирпонос был замечен в Кремле, благодаря блестяще проведенной операции, изменившей ход войны, ему присвоили звание Героя Советского Союза, через полгода назначили командующим Ленинградским, а затем Киевским Особым военным округом.
  • Историю не изменишь. Герой или нет для современных украинцев талантливый полководец генерал Кирпонос, погибший в бою за Украину, как рядовой солдат, пусть решит голосование украинцев.

    Главные подвиги Михаила Кирпоноса.

    1. Победа в боях с финнами. Взятие Выборга. Среди многочисленных советских полководцев Михаил Кирпонос занимает не самое видное место. Прямо скажем, его имя, как символ крупнейшего поражения Красной Армии, даже пытались замолчать и предать забвению. Однако сомнительная слава военачальника-неудачника это не более чем навязанный стереотип. Даже при Сталине, который очень серьезно подорвал боеспособность собственной армии жесточайшими репрессиями командного состава и руководствовался только степенью личной преданности того или иного человека, на ответственные командирские должности просто так не назначали. И у генерала Кирпоноса до киевской катастрофы в послужном списке имелись очень достойные и даже яркие страницы. В высшую "обойму" командных кадров РККА он попал благодаря Советско-финской войне 1939-1940 гг. Именно той самой Зимней войне, которую принято считать неудачной для Красной Армии. Однако действия войск под командованием Михаила Кирпоноса убедительно доказали, что это не так.

    Как известно, начало Зимней войны складывалось для РККА не совсем успешно. Ошибки в планировании и снабжении, шапкозакидательские настроения, недостаточная подготовка и техническое обеспечение войск – все сыграло свою негативную роль. К этому стоит прибавить отличную выучку и сильную мотивацию финских военнослужащих, неприступность "линии Маннергейма" и 40-градусные морозы. В декабре 1939 года Михаил Кирпонос был назначен командиром 70-й стрелковой дивизией 7-й армии, перед тем понесшей большие потери и выведенной в резерв для переформирования. Новому командиру удалось в короткий срок не только восстановить боеспособность дивизии, но подготовить ее к проведению дерзкой по замыслу и блестящей по исполнению операции.

    Наступление Советских войск на Карельском перешейкеНаступление Советских войск на Карельском перешейке

    Комдив М. Кирпонос разработал план форсирования по льду Финского залива и выхода в тыл Выборгского укрепрайона – основного элемента мощнейшей "линии Маннергейма". Как это ни удивительно, но советский комдив в своем докладе с обоснованием необходимости наступления ссылался на опыт (!) царя Петра І, взявшего во время Северной войны хорошо укрепленный Выборг именно таким маневром. Также красный командир приводил в пример поход войск императора Александра І, которые во время Русско-шведской войны 1808-1809 гг. достигли по льду Ботнического залива шведских берегов.

    На свой страх и риск Михаил Петрович силами своей дивизии взялся осуществить этот смелый план и достиг полного успеха. 4 марта бойцы РККА внезапным броском переправились по льду через Финский залив, выбили противника из его укреплений на северном берегу, перерезав тем самым стратегическое шоссе Выборг - Хельсинки. Теперь в неприступной "линии Маннергейма" образовалась внушительная брешь, а ее окончательный прорыв стал лишь вопросом времени. В течение нескольких дней бойцы 70-й дивизии отразили несколько отчаянных контратак финских войск. К концу марта 1940 года город-крепость Выборг был взят, что, в сущности, и решило исход всей войны. Финляндия согласилась на мир на условиях, выгодных Москве, а войну в СССР объявили победоносной.

    Уже 21 марта 1940 года Указом Президиума ВС СССР 70-я дивизия была награждена орденом Ленина, а М. П. Кирпонос и пятнадцать бойцов и командиров его дивизии были удостоены звания Героя Советского Союза. В апреле 1940 года комдив Кирпонос был приглашен в Москву, где выступил с докладом на совещание Главного Военного совета, на котором присутствовал лично И. Сталин.

    2. Оборона Киева. Герой или виновник поражения? Назначение генерала Кирпоноса на высокий пост командующего Киевским военным округом стало вершиной его карьеры и частью тех лавров, которыми его щедро одарил Кремль за успехи в финскую кампанию. Именно благодаря столь головокружительному взлету во времена тотальных репрессий за Михаилом Петровичем впоследствии закрепилась репутация "человека не на своем месте", очередного сталинского выдвиженца и даже бездарности. На него списали все неудачи первых месяцев войны, тем более что сам Кирпонос возразить на это уже не мог. Однако если разобраться в роли генерал-полковника Кирпоноса в войне, его заслугах и ошибках, нетрудно заметить, что мнения современников о нем кардинальным образом расходятся. Так его критиковали:

  • Г. К. Жуков ("Я был рад, что Киевский особый военный округ достался такому достойному командиру. Конечно, у него, как и у многих других, еще не было необходимых знаний и опыта для руководства таким большим пограничным округом, но жизненный опыт, трудолюбие и природная сметка гарантировали, что из Михаила Петровича выработается первоклассный командующий войсками").
  • Н. К. Попель ("Безупречно смелый и решительный человек, он еще не созрел для такого поста. Об этом мы не раз говорили спокойно, не усматривая здесь в мирное время большой беды, забывая, что приграничный округ с началом боевых действий развернется во фронт").
  • К. К. Рокоссовский ("Меня крайне удивила его резко бросающаяся в глаза растерянность…Создавалось впечатление, что он или не знает обстановки, или не хочет ее знать. В эти минуты я окончательно пришел к выводу, что не по плечу этому человеку столь объемные, сложные и ответственные обязанности, и горе войскам, ему вверенным").
  • В то же время о личности М. Кирпоноса совершенно в иной тональности отзывались другие, не менее заслуженные военачальники, например И. Х. Баграмян (который много работал с Кирпоносом), А. А. Гречко (ему были доступны все архивные материалы) и К. С. Москаленко. Последний писал о погибшем М. П. Кирпоносе: "Он был смелым в военном отношении человеком и проявил себя храбрым и волевым командиром… храбрый, мужественный генерал погиб в дни тяжелых испытаний, оставив по себе добрую и светлую память в сердцах тех, кто знал его".

    Сталин, когда назначал генерала Кирпоноса командующим Киевским особым военным округом, руководствовался, скорее всего, просто доверием к данному военачальнику. Говорить про обычный предвоенный кадровый голод в РККА в данном случае не приходится, поскольку именно на киевском направлении советский генштаб ожидал главный удар, и в Украину не могли прислать командовать неподготовленного человека. Тем более что предшественником М. Кирпоноса на посту командующего округом был ни кто иной, как легендарный Георгий Жуков. Среди историков существует мнение, что Сталин при назначении Кирпоноса указал ему на свой политический замысел – подготовить округ к войне, но так, чтобы не вызвать у немцев подозрений и не спровоцировать их нападение. Новый командующий пытался провести решение о создании ударной группировки в глубине округа, за счет войск прикрытия границы, но поддержки "в верхах" так и не нашел.

    С началом Великой Отечественной войны на Правобережной Украине сложилось катастрофическое положение. Против Юго-Западного фронта была сосредоточена гитлеровская группа армий "Юг" численностью в 730 тысяч солдат и офицеров, 9,7 тыс. артиллерийских орудий и минометов, 799 танков и 772 самолета. Плюс сразу после начала войны группа армий "Юг" получила подкрепление из 19 дивизий, также к ней присоединились венгерские, румынские, итальянские и словацкие войска. Киевский укрепрайон, созданный еще на старой (до 1939 г.) границе СССР, держал оборону около двух месяцев. Не смотря на тяжелое поражение РККА под Уманью, Кирпоносу удалось сохранить управление войсками и организованно отступить к украинской столице.

    7 июля пал Житомир. Танковая группа Клейста вырвалась на Киевское шоссе и уже через 4 дня оказалась в 20 км от столицы, но была остановлена на р. Ирпень. Немцы, рассчитывавшие взять Киев подобно Минску наскоком, вынуждены были серьезно скорректировать свои планы – их ожидала тяжелая позиционная война, навязанная Кирпоносом. Вскоре стало ясно, что овладеть украинским мегаполисом силами одной группы армий "Юг" не удастся, и тогда в Берлине решили прибегнуть к помощи 2-й танковой группы генерала Гудериана, ослабив тем самым группу армий "Центр" и московское направление.

    Что интересно, во время затяжных позиционных боев под Киевом генерал Кирпонос, в отличие от немцев, проявил исключительную выдержку, максимально долго не вводя в бой резервы. Уже и у С. Буденного, и у И. Сталина сдавали нервы, и они требовали задействовать резервы, а Кирпонос настоял на своем, ударив в самый нужный момент. Уже к 16 августа часть пригородов Киева была очищена от немцев, а положение, с которого немцы начали наступление 4 августа, было восстановлено.

    Однако выход танковой группировки Гудериана в тыл войскам Юго-Западного фронта обрекали солдат РККА на окружение и гибель, а Киев на сдачу. В этих условиях перед историками встает вопрос: кто лично виновен в том, что войска своевременно не были отведены на левый берег Днепра? Одни винят Сталина, который категорически не позволял сдавать Киев, другие – Кирпоноса, убедившего верховного, что столицу Украины можно будет отстоять.

    Приказ Ставки об оставлении Киева поступил 18 сентября, однако уже неделю фактически никакого выхода из "котла" не существовало. Генерал М. Кирпонос мог эвакуироваться на самолете, но приказал (!) отправить на нем раненых, сам же отступал с войсками. В ночь на 20 сентября 1941 года весь штаб Юго-Западного фронта (это около 800 командиров) попал в окружение возле хутора Дрюковщина в 12 км от Лохвицы, что в Полтавской области. Немцы начали массированный обстрел отступавших. Старший политрук В. С. Жадовский впоследствии так описал обстоятельства гибели командующего: "Будучи раненым, М. П. Кирпонос получал сведения об обстановке и давал соответствующие указания. Гитлеровцы не прекращали огонь до наступления сумерек. Около 7 часов вечера у родника вблизи щели, на краю которой сидел М. П. Кирпонос, примерно в 3-4 метрах от него разорвалась вражеская мина. Михаил Петрович схватился за голову и упал на грудь. Один осколок пробил каску с левой стороны головы, второй ударил в грудь около левого кармана кителя. Раны оказались смертельными. Через 1-1,5 минуты он умер…".

    Биография Михаила Кирпоноса.

    30 декабря 1892 года Михаил Петрович Кирпонос родился в деревне Вертиевка Черниговской губернии в бедной крестьянской семье. Учился в церковно-приходской и земской школах.

    1909 начинает работать сторожем в Черниговском лесничестве.

    В 1915 году был призван в русскую армию. Участвует в Первой мировой войне на Румынском фронте в составе 258-го Ольгопольского пехотного полка.

    В 1917 г. Кирпонос был избран на должность председателя солдатского полкового комитета, а позже – на должность председателя солдатского совета 26-го армейского корпуса.

    В феврале 1918 г. вступил в ряды РСДРП(б).

    В марте 1918 года Кирпонос организовал у себя на родине партизанский отряд, сражавшийся против немецких оккупантов и войск гетмана Скоропадского.

    В августе 1918 года вместе со своим отрядом вступает в Красную Армию, командует батальоном в дивизии Н. Щорса.

    С июля 1919 года служил помощником начальника дивизионной школы красных командиров этой же дивизии в Житомире и Глухове.

    С 1922 года Михаил Кирпонос – помощник начальника и комиссар школы червонных старшин в Харькове.

    В 1927 году окончил Военную академию РККА имени М. В. Фрунзе, назначен командиром батальона в 130-й Богунский стрелковый полк.

    С апреля 1929 года – помощник, с января 1931 года – начальник штаба 51-й Перекопской стрелковой дивизии.

    С марта 1934 года – начальник и военком Татаро-Башкирской объединенной военной школы имени ЦИК Татарской АССР.

    С ноября 1935 года – комбриг.

    С ноября 1939 года – командир дивизии.

    С декабря 1939 года командовал 70-й стрелковой дивизией 7-й армии, проявил себя во время Советско-финской войны. Удостоен звания Героя Советского Союза.

    С апреля 1940 года М. П. Кирпонос – командир 49-го стрелкового корпуса, с июня того же года – командующий войсками Ленинградского военного округа.

    С февраля 1941 года генерал-лейтенант Кирпонос М. П. – командующий Киевским Особым военным округом.

    22 июня 1941 года. В первый день Великой Отечественной войны Киевский Особый военный округ был преобразован в Юго-Западный фронт, генерал-полковник М. П. Кирпонос назначен его командующим.

    20 сентября 1941 года генерал М. П. Кирпонос погиб в урочище Шумейково у хутора Дрюковщина Лохвицкого района Полтавской области УССР.

    Историческая память о Михаиле Петровиче Кирпоносе.

    Генерал-полковнику М. П.Кирпоносу были установлены памятники в Киеве и Чернигове.

    В Киеве, Чернигове и Лохвице в честь Героя Советского Союза названы улицы.

    На родине советского генерала в с. Вертиевка есть музей М. Кирпоноса, и установлена мемориальная доска в его честь.

    Михаил Кирпонос в социальных сетях.

    В социальных сетях Facebook, "Одноклассники", "Вконтакте" сообществ Михаила Кирпоноса не найдено. В Youtube по запросу "Михаил Кирпонос" – 46 ответов:

    Михаил Кирпонос на YoutubeМихаил Кирпонос на Youtube

    Документальный фильм "Последний парад перед большой войной". Командует генерал-полковник Михаил Кирпонос.

    Как часто пользователи Яндекса из Украины ищут информацию о Михаиле Кирпоносе?

    Для анализа популярности запроса "Михаил Кирпонос" используется сервис поисковой системы Яндекс wordstat.yandex, исходя из которого можно сделать вывод, что по состоянию на 17 января 2016 г. количество запросов за месяц составило 42, что видно на скрине:

    За период с конца 2014 г. наибольшее количество запросов зарегистрировано в октябре 2014 г. – 78 запросов за месяц:

    heroes.profi-forex.org

    Последний бой Михаила Кирпоноса. Когда генералы берут в руки винтовки

    20 сентября 1941 года состоялся самый «генеральский» бой Великой Отечественной войны: в штыковую пошёл штаб Юго-Западного фронта. В ожесточённом сражении в роще Шумейково погибли командующий фронтом генерал-полковник Михаил Кирпонос, начальник штаба фронта генерал Василий Тупиков и другие высшие офицеры, которые остались верны присяге до конца.

    Генерал-фельдмаршал вермахта Вальтер Модель покончил с собой 17 апреля 1945 года. Группа армий «В», которой он командовал, оказалась в безнадёжном Рурском котле. Модель отдал приказ о прекращении сопротивления и покончил с собой.

    Неизвестно, о чём он думал перед смертью, — возможно, вспоминал осенние дни 1941 года, когда части третьей танковой дивизии, которой на тот момент командовал Модель, замыкали грандиозное кольцо окружения вокруг армий Юго-Западного фронта под Киевом. Это было одно из самых страшных поражений Советской армии и крупнейший успех вермахта. Всего четыре года спустя Модель сам оказался в окружении.

    Генерал-полковник Михаил Кирпонос, который командовал Юго-Западным фронтом, в отличии от Моделя, кончать с собой не стал. И ситуация для Кирпоноса была куда страшнее, чем для немецких генералов, которые массово сдавалась американцам и англичанам (Моделя окружали именно они) и потом жили спокойной жизнью. Как, например, Манштейн, который после тюремного заключения занимался разработкой военной доктрины ФРГ.

    Для советских генералов плен часто означал смерть, как для знаменитого генерала Дмитрия Карбышева, которого немцы зверски убили за отказ сотрудничать. Или для генерал-майора Владимира Сотенского: его убили эсэсовцы всего за две недели до капитуляции Германии. Сотенский попал в плен, когда пытался выйти из окружения под Киевом.

    15 сентября 1941 года немцы окружили группу армий Юго-Западного фронта в районе Киева. В котле оказались сотни тысяч человек, в том числе и руководство фронтом. Общие потери Советской армии убитыми и пленными составили около 700 тыс. человек. Одной из причин этой катастрофы было то, что командующий фронтом Михаил Кирпонос до последнего не получал приказа об отводе войск. Сдача врагу Киева представлялась Сталину невообразимой. Поэтому окончательный приказ об отступлении и прорыве окружения штаб фронта получил только 18 сентября, то есть через три дня после окружения.

    Сил сопротивляться к этому моменту оставалось немного.

    «Система оперативного руководства войсками исчерпала свои возможности. Сопротивление пошло на убыль. Прекратилось снабжение. Не пополнялся расход боеприпасов, горючего. Моторы глохли, останавливались танки, автотранспорт, орудия. Относительная подвижность войск снизилась до нуля», — писал в своих мемуарах генерал Василий Петров.

    Потерявшие связь, лишённые топлива, теснимые со всех сторон немцами, советские части отступали на свой страх и риск, что и приводило к чудовищным потерям, которые стали самой страшной катастрофой 1941 года.

    Колонна штаба фронта под командованием Кирпоноса вышла на прорыв окружения ночью 19 сентября. В ней шли около 800 человек, в основном командиров, в сопровождении нескольких бронемашин и противотанковых орудий.

    Утром 20 сентября колонна достигла деревни Дрюковщина в Лохвицком районе Полтавской области (именно в городке Лохвица и сомкнулось кольцо немецкого окружения). Двигаться днём было опасно: дороги уже блокировала немецкая армия, немецкие самолёты спокойно чувствовали себя в небе над котлом.

    Кирпонос отдал приказ дожидаться темноты и окопаться в овраге неподалёку от деревни, в роще Шумейково. Но к этому времени колонну уже заметили, и к полудню по ней ударили танки той самой третьей танковой дивизии, которой командовал Модель.

    Вряд ли немецкие танкисты знали, что они атакуют всё высшее командование фронта, для них это была просто ещё одна группа советских военнослужащих, которая пытается оказывать сопротивление. За короткое время танки уничтожили и бронетехнику, и противотанковые орудия, после чего отошли, а на смену им пришла пехота, которая при поддержке миномётов начала методично обстреливать рощу.

    Военный совет фронта принял решение контратаковать всеми силами, которые остались в распоряжении: это те самые 800 человек. Противопоставить танкам, миномётам и многочисленной немецкой пехоте штабным офицерам было нечего, кроме личного мужества. И они, генералы и полковники, пошли в штыковую атаку. В бою погибли начальник штаба фронта генерал-майор Тупиков и председатель Верховного совета УССР Михаил Бурмистенко.

    «Генералы с винтовками, гранатами и бутылками с горючей смесью вместе со всеми шли в атаку. Но силы были неравны. Под уничтожающим огнём немцев несколько раз приходилось отходить назад в овраг. Таких атак было три или четыре», — вспоминал старший политрук Виктор Жадовский, один из немногих, кто выжил в том бою и смог вырваться из окружения.

    Это был, наверное, самый «звёздный» бой за всю историю Второй мировой войны, единственный случай массовой гибели в бою высших офицеров. Некоторые генералы попали в плен, как генерал-майор Михаил Потапов, командующий 5-й армии, руководство которой выходило из окружения вместе со штабом фронта. В бессознательном состоянии, раненый, он оказался в немецком плену и был освобождён только в апреле 1945 года.

    В бою был смертельно ранен и генерал-полковник Михаил Кирпонос. Он был самым высокопоставленным советским офицером, который во время Великой Отечественной войны погиб в прямом боестолкновении с противником. Из немногих сохранившихся воспоминаний известно, что Кирпонос был ранен в ногу, но продолжал руководить обороной до тех пор, пока вечером не получил тяжёлые ранения от разорвавшейся в трёх метрах мины. Осколки пробили грудь и голову.

    Жадовский и порученец Кирпоноса майор Гненный уничтожили генеральские знаки различия, изрезали и сожгли драповую шинель, в которую был одет Кирпонос, чтобы немцы по ней не догадались, офицера какого ранга они убили во время боя. Тело генерала они захоронили прямо в овраге, под непрекращающимся обстрелом.

    Поскольку немцы не знали, с кем они ведут бой и какую ценность для них могут представлять пленные командиры, то на третий день боя немецкие танки отошли. Вероятно, их командиры посчитали, что нецелесообразно оставлять тяжёлую технику для добивания небольшой группы окруженцев. Осталось лишь пехотное оцепление, которое ночью удалось прорвать группе командиров. Среди них был и Виктор Жадовский, который вынес с поля боя документы и награды генерала Кирпоноса, а также смог впоследствии рассказать, где он похоронен.

    В 1943 году, после возвращения Советской армии, останки Михаила Кирпоноса перезахоронили в Киеве.

    О том, как погиб генерал Кирпонос, мы знаем только благодаря его высокой должности, потому что его судьба интересовала многих, не только его семью. Но в Киевском и других котлах начального этапа войны были убиты сотни тысяч советских солдат. О многих из них до сих пор ничего не известно: ни обстоятельств смерти, ни мест захоронений.

    Виктор Миронов

    russian.rt.com

    Кирпонос, Михаил Петрович — WiKi

    Михаил Петрович Кирпонос родился 12 января 1892 года в местечке Вертиевка Черниговской губернии в бедной крестьянской семье.

    Год учился в церковно-приходской школе, затем три года — в земской школе, но дальнейшее образование пришлось прекратить ввиду недостатка средств у родителей.

    С 1909 года Кирпонос работал сторожем и лесником в лесничествах Черниговской губернии.

    Военная служба

    Первая мировая и гражданская войны

    В 1915 году был призван в русскую армию. После окончания в 1915 году инструкторских курсов при Ораниенбаумской офицерской стрелковой школе служил в 216-м запасном пехотном полку в городе Козлов (ныне Мичуринск, Тамбовская область).

    В 1917 году окончил военно-фельдшерскую школу. С августа того же года принимал участие в военных действиях Первой мировой войны на Румынском фронте в составе 258-го Ольгопольского пехотного полка, тогда же был избран на должность председателя солдатского полкового комитета, в ноябре — на должность председателя солдатского совета 26-го армейского корпуса.

    В январе 1918 года за организацию братания на фронте с австро-венграми Кирпонос был арестован командованием, а в феврале — демобилизован.

    В феврале вступил в ряды РСДРП(б).

    В марте на своей родине организовал повстанческий отряд, сражавшийся с немецкими и австрийскими войсками, а также с гайдамаками. С мая по август 1918 отряд принимал участие в восстании против войск оккупантов, а с его подавлением с боями отошёл на территорию Советской России.

    В августе вступил в Украинскую Красную Армию и уже с сентября командовал ротой, а с декабря — батальоном 1-й Советской Украинской стрелковой дивизии под командованием Н. А. Щорса. Вскоре стал начальником штаба, помощником командира и командиром 22-го Украинского стрелкового полка 44-й стрелковой дивизии. Полк успешно воевал против белогвардейцев за Житомир, Бердичев и Киев. Реввоенсовет республики наградил Кирпоноса маузером с заводским номером 53505.

    В июле 1919 года был назначен на должность помощника начальника дивизионной школы красных командиров (червоных старшин) 44-й стрелковой дивизии в Житомире и Глухове, в мае 1920 года — на должность помощника начальника хозяйственной команды во 2-й Киевской школе червоных старшин, в июне 1921 года — на должность начальника хозяйственной части, а в июле 1921 года — на должность помощника комиссара школы. В 1922 году окончил экстерном эту школу.

    Межвоенное время

    С октября 1922 по сентябрь 1923 года работал на должности помощника начальника по политической части Харьковской школы червоных старшин, после чего уехал в Москву на учёбу, где в 1927 году окончил Военную академию РККА имени М. В. Фрунзе, после чего был назначен на должность командира батальона в 130-й Богунский стрелковый полк.

    В декабре 1928 года был назначен на должность помощника начальника и начальника учебной части Военной школы червоных старшин имени ВЦИК в Харькове, в апреле 1929 года — на должность помощника, а в январе 1931 года — на должность начальника штаба 51-й Перекопской стрелковой дивизии.

    В марте 1934 года стал начальником и военкомом Татаро-башкирской объединённой военной школы имени ЦИК Татарской АССР, переименованной вскоре в Казанское пехотное училище имени Верховного Совета Татарской АССР.

    26 октября 1935 года Михаилу Петровичу Кирпоносу было присвоено звание комбрига[1].

    По собственному признанию в автобиографии 1938 года, активно принимал участие в разоблачении врагов народа и борьбе с оппозицией. Всегда придерживался генеральной линии партии.[2]

    4 ноября 1939 года было присвоено звание Комдива.

    Принимал участие в советско-финской войне. В декабре 1939 года был назначен на должность командира 70-й стрелковой дивизии (7-я армия). В начале марта 1940 года дивизия в течение 6 дней совершила обход Выборгского укреплённого района по льду Финского залива и выбила финнов из укреплений на северном берегу Выборгского залива, перерезав дорогу Выборг — Хельсинки. Вскоре дивизия отразила несколько десятков контратак противника, потеснив его и создав угрозу с тыла его силам в Выборге, что во многом обеспечило быстрый успех других частей в ходе штурма Выборга.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года за умелое командование дивизией и проявленный в боях героизм Михаилу Петровичу Кирпоносу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

    В апреле 1940 года был назначен на должность командира 49-го стрелкового корпуса, а в июне того же года — на должность командующего войсками Ленинградского военного округа.

    Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 4 июня 1940 года Михаилу Петровичу Кирпоносу было присвоено воинское звание «генерал-лейтенант».

    14 января 1941 года назначен на должность командующего Киевским Особым военным округом.

    Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 22 февраля 1941 года генерал-лейтенанту Михаилу Петровичу Кирпоносу было присвоено воинское звание «генерал-полковник».

    Михаил Петрович Кирпонос, по оценкам начальника штаба Максима Пуркаева и члена военного совета Михаила Бурмистенко, был неутомим, деятелен, вникал во все детали управления войсками, чувствуя, что война надвигается. Он не засиживался в штабе, постоянно бывал в войсках, на заводах, где готовилось вооружение и снаряжение на случай войны.

    Великая Отечественная война

    С началом Великой Отечественной войны Киевский Особый военный округ был преобразован в Юго-Западный фронт, и генерал-полковник М. П. Кирпонос был назначен на должность командующего фронтом.

    Войска фронта вели тяжёлые оборонительные бои на Правобережной Украине. Оборонительные действия на важных рубежах и направлениях сочетались с контрударами. Около двух месяцев фронт оборонял Киевский укреплённый район.

    Несмотря на оперативный успех немцев под Уманью, фронт сохранил боеспособность и продолжил с боями отступать к Днепру. По воспоминаниям генерал-полковника И. С. Глебова, в начале сентября, в ходе Киевской операции, вопреки тому, что начштаба Тупиков настаивал на немедленном отводе войск из Киева, о чём сообщил Сталину, в ходе телефонного разговора Сталина с Кирпоносом тот заявил, что Тупиков паникер и что Киев они отстоят. В итоге решение об отступлении из оперативного мешка вокруг Киева не было принято Ставкой. Не имевший резервов фронт не остановил наступление передислоцированной с Московского на южное направление 2-й танковой группы Гудериана. К 14 сентября в окружение попали 5-я, 21-я, 26-я и 37-я армии. Расчленённые на отряды и группы части фронта совершали манёвры, выходя из окружения на промежуточные и тыловые оборонительные рубежи, где вели напряжённые бои против превосходящих сил противника, однако десятки тысяч бойцов и командиров погибли в окружении.

    20 сентября сводная колонна штабов Юго-Западного фронта и 5-й армии подошла к хутору Дрюковщина, находящемся в 15 км юго-западнее Лохвицы, где была атакована главными силами немецкой 3-й танковой дивизии. Потеряв несколько орудий и бронемашин, остатки колонны отошли в рощу Шумейково. В плен попал командующий артиллерией 5-й армии генерал-майор Сотенский вместе со всем своим штабом. В группе оставалось не более тысячи человек, из них около 800 командиров, в том числе командующий фронтом Кирпонос, члены Военного совета Бурмистенко, Рыков, начальник штаба Тупиков, генералы управления фронта Добыкин, Данилов, Панюхов, командующий 5-й армией Потапов, члены Военного совета армии Никишев, Кальченко, начальник штаба армии Писаревский, комиссар госбезопасности 3-го ранга Михеев. Транспорт и люди рассредоточились по кромке пересекавшего рощу оврага, бронемашины заняли позиции по опушке. Противник атаковал рощу с трёх сторон. Вначале они ворвались на восточную опушку. В рукопашной схватке участвовали все — от солдата до командующего фронтом. По воспоминаниям участников тех событий и вопреки официальной точки зрения, в частности старшего политрука Жадовского, Кирпонос погиб не от осколка мины. Понимая безвыходность положения, будучи тяжело раненым, Кирпонос застрелился. Был захоронен на месте. Бой продолжался пять часов. В бессознательном состоянии был взят в плен командующий 5-й армией Потапов. Погибли Тупиков, Бурмистенко и Писаревский. Очевидно, командующий пользовался высоким уважением от солдата до генерала, и версия с осколком мины была более подходящей.[источник не указан 139 дней]

    В декабре 1943 года останки генерал-полковника Михаила Петровича Кирпоноса были с воинскими почестями перезахоронены в Киеве в Ботаническом саду имени А. В. Фомина. В 1957 году его прах был перенесён в создаваемый Парк Вечной Славы.

    ru-wiki.org

    Неизвестный генерал

     

    22 (9) января исполнилось 120 лет со дня рождения Героя Советского Союза генерал-полковника Михаила Петровича Кирпоноса, организатора защиты Киева в 1941-м.

    Хорошо бы не забывать

    Как правило, мы с удовольствием вспоминанием юбилеи славных маршалов и генералов Победы. Кирпонос не из их числа. Ему не довелось дожить до времени успешных наступательных операций, он, один из самых перспективных полководцев Красной армии, попав в окружение, погиб в бою 20 сентября 1941 года и для нашей истории остался фактически «неизвестным генералом».

    Его имя связано с колоссальной катастрофой 1941 года, когда Красная армия потерпела крупнейшее поражение за всю свою историю, что привело к гибели многих армий, утрате огромных территорий. В котле Киевской оборонительной операции (7 июля - 26 сентябре 1941) фактически погиб и Юго-Западный фронт, которым командовал генерал-полковник М.П. Кирпонос.

    Явление полководца

    Восхождение Кирпоноса в высший круг советских полководцев произошло после завершения Советско-финской войны.

    В декабре 1939 года он был назначен командиром 70-й стрелковой дивизией, перед тем понёсшей большие потери и выведенной в резерв для переформирования. М.П. Кирпонос является автором и исполнителем дерзкого плана перехода советских войск по льду в тыл Выборгского укрепрайона - основного элемента мощнейшей «линии Маннергейма», что обеспечило вполне скорое падение Выборга и победное завершение войны.

    Обосновывая свой план перед руководством (70 дивизия входила в состав 7-й армии, командующий К.А. Мерецков), Кирпонос в объёмном докладе ссылался на опыт предшественников. Войска Петра I именно так, пройдя по льду, взяли в своё время Выборг. Известны и другие операции русских полководцев на льду - от времён Александра Невского до Русско-шведской (Финской) войны 1808-1809 годов, когда император Александр I повелел войскам достичь шведского берега по льду, воспользовавшись тем редчайшим случаем, что Ботнический залив замёрз.

    Операция, проведённая комдивом Кирпоносом, обеспечила выход советских войск - сквозь образованную брешь «линии Маннергейма» - на шоссе Ленинград-Хельсинки, что заставило финское руководство пойти на заключение мира на условиях советской стороны. Фактически в ту Зимнюю войну были возвращены некоторые территории, принадлежавшие России уже 200 лет и отданные большевиками в 1918-м.

    Штурм Выборгского укрепрайона начался 4 марта. А уже 21 марта 1940 года Указом Президиума ВС СССР 70-я дивизия была награждена орденом Ленина, при этом М.П. Кирпонос и пятнадцать бойцов и командиров его дивизии были удостоены звания Героя Советского Союза.

    В апреле 1940 года Кирпонос был приглашён в Москву на совещание Главного Военного совета, на котором присутствовал Сталин. На совещании выступили видные военачальники, участники советско-финской компании. Выступил и М. П. Кирпонос.

    Путь к большим звёздам

    Михаил Кирпонос родился в крестьянской семье 9 (по н. ст. 22) января 1892 года в местечке Вертиевка Нежинского уезда Черниговской губернии. Во время Первой мировой войны, в 1915 году он был мобилизован и зачислен рядовым в запасной полк в г. Козлове (Мичуринск), где и закончил военно-фельдшерскую школу при 145-м эвакогоспитале. Воевать ему не довелось. Попав на фронт в августе 1917-го, он полностью окунулся в политические страсти, был избран в Солдатский комитет, а в конце ноября 1917-го стал уже председателем Ревсовета 26-го стрелкового корпуса, где, следуя линии партии большевиков, вёл переговоры с командованием австро-венгерского корпуса о прекращении боевых действий и организовал братание с противником.

    Во время Гражданской войны М.П. Кирпонос участвовал в партизанской войне против австро-германских войск, воевал с гайдамаками. Был командиром полка в дивизии Щорса, воевал с Белой армией и петлюровцами.

    У него рано проявилась склонность к педагогической деятельности. Он умел объяснять, ярко, с публицистическим задором излагал мысли. В 1920-м Кипонос становится помощником комиссара Второй Киевской школы Червонных старшин. Потом он немало учился сам, в 1927 году закончил Военную академию им. Фрунзе. Карьера его не была стремительной. Он командовал батальоном, был начальником штаба дивизии. В 1934 году Кирпонос назначен начальником и комиссаром Казанского пехотного училища им. Верховного Совета Татарской АССР. На этом посту он и был и до декабря 1939 года, до назначения командиром 70-й дивизии.

    Кирпонос как один из творцов своей эпохи был преданным сторонником политики Сталина и на всех постах самым активным образом боролся с оппозицией его курсу. Известно, что он гордился своими достижениями в борьбе с троцкистами и прочими «врагами народа». Известно и то, что он заступался за тех, кого считал безвинным. Характерен пример, когда некий курсант Сакаев был обвинён на партсобрании (дело происходило в 1936-м) в том, что он сын кулака-спекулянта и скрыл это. Кирпонос заступился, указав, что Сакаев-старший с 1931 года в колхозе и что поэтому "нельзя считать, что Сакаев из чуждых». Курсант покаялся в том, что «не проявил устойчивости, как кандидат партии, не мог раскрыть свое социальное прошлое». Он был оставлен в партии, выведен из-под удара возможных репрессий. Но и от Кирпоноса такое заступничество требовало мужества. Его вполне могли обвинить в пособничестве чуждым элементам.

    Непросто сейчас почувствовать аромат того времени.

    Общество тем больше политизировано, чем более оно атеистично. Люди клялись в верности не в глубинах души, но публично. И каялись публично. Партийные и комсомольские собрания, многочисленные кружки (в военных училищах были кружки не только хорового пения или драматические, но и математические), коллективные встречи с передовиками и героями, спортивные состязания, лекции, торжественные заседания - всё несло на себе яркий отсвет «политического момента», его кипения.

    Но и человеческие качества крупных личностей всегда придают атмосфере свой привкус. Знавшие Кирпоноса, указывают на его исключительную аккуратность, радушие, смелость в отстаивании своего мнения, мужество в принятии ответственных решений, но и житейскую человечность.

    В 1937 году он, командир Казанского училища, отдал свою кисловодскую путевку одному из командиров взводов, который, как он узнал, нуждался в лечении именно в Кисловодске. Тот свой отпуск комбриг провёл у себя на малой родине.

    Но хороший человек, как кто-то скажет, это не профессия. От командующего самым крупным и, по мнению Сталина, самым важным военным округом требовался большой полководческий талант...

    Два мнения

    Позже говорили, что Кирпанос оказался на должности командующего Киевским Особым военным округом и Юго-Западным фронтом случайно, так как после репрессий выбирать было уже не из кого. Отчасти, наверное, это так. Но лишь отчасти. Каждый оказывается на том месте и в то время, которое ему уготовлено судьбой и историей.

    Есть сведения, что Сталин при назначении Кирпаноса указал ему на свой политический замысел - подготовить округ к войне, но так, чтобы не вызвать у немцев подозрений и не спровоцировать их нападение. Кирпонос как мог выполнял это устное указание. Он пытался провести решение о создании ударной группировки в глубине округа, за счет войск прикрытия границы. Но этот план не был утверждён.

    В очень интересной монографии молодого историка Павла Буркина «Генерал Кирпонос: опыт историко-антропологического исследования» приведён анализ мемуарных источников, позволивших автору показать два блока мнения о Кирпоносе, которые сложились о нём у наших крупных военных деятелей. «От критического - Г.К. Жуков, Н.К. Попель и особенно К.К. Рокоссовский, который оценивал роль Кирпоноса как негативную (видев его всего лишь мимолётно в самый острый момент), обвиняющего его в некомпетентности, утрате управления войсками, панике и, в целом, неспособности руководить войсками фронта, до одобрительного и почти панегирического, которого придерживаются И.Х. Баграмян (который много работал с Кирпоносом), А.А. Гречко (ему были доступны все архивные материалы) и К.С. Москаленко. Эти авторы считают М. П. Кирпоноса вполне соответствующим по своим профессиональным и моральным качествам занимаемой им высокой должности и достойно руководившим войсками фронта в тяжелейших условиях лета 1941 года».

    Оборона Киева

    План немецкой стороны взять Киев одним пронзающим Юго-Западный фронт ударом не увенчался успехом. Но к этому шло. Житомир пал 7 июля. Танковая группа Клейста вырвались на Киевское шоссе. Расстояние до украинской столицы - 130 километров . Через четыре дня, 11 июля противник был остановлен в 20 километрах от Киева, на реке Ирпень. Немецкой стороне были навязаны тяжёлые позиционные бои.

    Здесь Кирпоносом была одержана замечательная тактическая победа, которая будет иметь для дальнейших событий немалое значение. У немецкого командования вскоре лопнет надежда на то, что одолеет Юго-Западный фронт силами группы армий «Юг» и задействует в Киевской операции часть сил группы армий «Центр», на месяц отвлечёт их с московского направления.

    Ведя позиционные бои, М.П. Кирпонос показал себя здесь уже выдающимся полководцем: он проявил исключительную выдержку, не бросив резервы в бой, когда выдержка уже изменила и С.М. Будённому, требовавшему ввести в бой резервы, и Сталину. Когда силы немцев были многократно ослаблены и их давление прекратилось, он ввел в дело свежие дивизии и опрокинул немецкие части. Тогда в Голоссевском лесу взошла звезда полковника А.И. Родимцева, командира воздушно-десантной бригады, в будущем прославленного полководца. Подобный приём будет использован через два года в гораздо более крупных масштабах на Курской дуге. К 16 августа часть пригородов Киева была очищена от немцев, положение, с которого немцы начали наступление 4 августа, было восстановлено, положение стабилизировалось.

    Гибель генерала

     

    Приказ Ставки об оставлении Киева поступил 18 сентября. Но ещё 11 сентября армии Юго-Западного фронта не могли бы выйти из кольца окружения.

    Кирпонос мог улететь на последнем самолёте, имевшемся при его штабе. На нём он отправил раненых.

    Старший политрук В.С. Жадовский, состоявший для особых поручений при члене Военного совета Юго-Западного фронта, был свидетелем гибели командующего фронтом. Рассказ его записан, он начинается словами: «В ночь на 20 сентября мы отходили на восток. Шли пешком, так как свои автомашины бросили ещё в районе Вороньки... Около 8 часов утра 20 сентября наша колонна, не доходя 12 км до Лохвицы, укрылась в глубокой лощине юго-восточнее и восточнее хутора Дрюковщина, заросшей густым кустарником, дубняком, орешником, клёном, липами. Длина её примерно 700 - 800 м , ширина 300 - 400 м и глубина метров 25... К 10 часам утра со стороны Лохвицы немцы открыли по роще сильный миномётный огонь. Одновременно к оврагу вышло до 20 автомашин с автоматчиками под прикрытием 10 - 12 танков. Они плотным кольцом окружили овраг, ведя по нему ураганный огонь. В роще сразу появилось много убитых и раненых. В этой обстановке Военный совет принял решение: контратакой и рукопашной схваткой пробить брешь, вырваться из кольца окружения и уйти из оврага. Генералы с винтовками, гранатами и бутылками с горючей смесью вместе со всеми шли в атаку. Но силы были неравны. Под уничтожающим огнём немцев несколько раз приходилось отходить назад в овраг. Таких атак было три или четыре. Во время одной из них генерал-полковник М.П. Кирпонос был ранен в левую ногу - ему перебило берцовую кость ниже колена. Его пришлось оттащить в овраг. Там мы вместе с порученцем Кирпоноса майором Гненным разрезали ему сапог, сняли его с ноги и рану перевязали. Двигаться сам он уже не мог и вынужден был сидеть в густом кустарнике у щели, выкопанной в скате оврага... Будучи раненым, М.П.Кирпонос получал сведения об обстановке и давал соответствующие указания. Гитлеровцы не прекращали огонь до наступления сумерек. Около 7 часов вечера у родника вблизи щели, на краю которой сидел М.П. Кирпонос, примерно в 3 - 4 метрах от него разорвалась вражеская мина. Михаил Петрович схватился за голову и упал на грудь. Один осколок пробил каску с левой стороны головы, второй ударил в грудь около левого кармана кителя. Раны оказались смертельными. Через 1-1,5 минуты он умер... 26 октября 1941 года мы с майором Гненным прибыли в штаб фронта, в город Валуйки и устно доложили командованию Юго-Западного фронта (нового формирования) обстоятельства гибели Военного совета и М.П. Кирпоноса. Командованию фронта мы передали документы, Золотую Звезду Героя Советского Союза и личные вещи, принадлежавшие М.П. Кирпоносу. В докладной записке, которую написали на другой день, мы доложили, где захоронен труп М.П. Кирпоноса, в чём он одет и какие имеет ранения».

    В последующем о гибели командующего Юго-Западным фронтом ходило немало слухов, о которых здесь вспоминать не будем.

    В 1943 году генерал-полковник М.П. Кирпонос был перезахоронен в Киеве, в университетском ботаническом саду, на том месте, где ныне находится вход в метро «Университет». В 1958 году его прах вновь был перезахоронен - в парке Вечной Славы.

    * * *

    По документам, подписанным в 1991 году, через 50 лет после Киевской катастрофы, государство СССР оказалось расчленено в гораздо более чудовищном варианте, нежели в 1941-м. После катастрофы 41-го территориальная целостность страны была восстановлена в 1943-1945 годы, что потребовало невероятного напряжения сил и огромных людских жертв. Сегодня, говоря о трагедии 1941 года, мы вольно или невольно думаем о том, - возможно ли в новом веке воссоздание спасительной для народов, духовно близких друг другу, цельности? Вопрос о цене нашими предками не ставился. М.П. Кирпонос и в советско-финскую войну высказывался о личной готовности умереть за интересы Родины. Готовность эту свою он доказал в 41-м.

    Помним.

    Олег Слепынин

    http://www.voskres.ru/army/publicist/slepinin7.htm

    ruskline.ru

    Кирпонос Википедия

    Почтовый конверт СССР, 1975 год

    Михаи́л Петро́вич Кирпоно́с (12 января 1892, местечко Вертиевка, Черниговская губерния, Российская империя, ныне Нежинский район, Черниговская область, Украина — 20 сентября 1941, урочище Шумейково, Полтавская область, УССР, СССР) — советский военный деятель, генерал-полковник (22 февраля 1941 года), Герой Советского Союза (21 марта 1940 года).

    Биография

    Михаил Петрович Кирпонос родился 12 января 1892 года в местечке Вертиевка Черниговской губернии в бедной крестьянской семье.

    Год учился в церковно-приходской школе, затем три года — в земской школе, но дальнейшее образование пришлось прекратить ввиду недостатка средств у родителей.

    С 1909 года Кирпонос работал сторожем и лесником в лесничествах Черниговской губернии.

    Военная служба

    Первая мировая и гражданская войны

    В 1915 году был призван в русскую армию. После окончания в 1915 году инструкторских курсов при Ораниенбаумской офицерской стрелковой школе служил в 216-м запасном пехотном полку в городе Козлов (ныне Мичуринск, Тамбовская область).

    В 1917 году окончил военно-фельдшерскую школу. С августа того же года принимал участие в военных действиях Первой мировой войны на Румынском фронте в составе 258-го Ольгопольского пехотного полка, тогда же был избран на должность председателя солдатского полкового комитета, в ноябре — на должность председателя солдатского совета 26-го армейского корпуса.

    В январе 1918 года за организацию братания на фронте с австро-венграми Кирпонос был арестован командованием, а в феврале — демобилизован.

    В феврале вступил в ряды РСДРП(б).

    В марте на своей родине организовал повстанческий отряд, сражавшийся с немецкими и австрийскими войсками, а также с гайдамаками. С мая по август 1918 отряд принимал участие в восстании против войск оккупантов, а с его подавлением с боями отошёл на территорию Советской России.

    В августе вступил в Украинскую Красную Армию и уже с сентября командовал ротой, а с декабря — батальоном 1-й Советской Украинской стрелковой дивизии под командованием Н. А. Щорса. Вскоре стал начальником штаба, помощником командира и командиром 22-го Украинского стрелкового полка 44-й стрелковой дивизии. Полк успешно воевал против белогвардейцев за Житомир, Бердичев и Киев. Реввоенсовет республики наградил Кирпоноса маузером с заводским номером 53505.

    В июле 1919 года был назначен на должность помощника начальника дивизионной школы красных командиров (червоных старшин) 44-й стрелковой дивизии в Житомире и Глухове, в мае 1920 года — на должность помощника начальника хозяйственной команды во 2-й Киевской школе червоных старшин, в июне 1921 года — на должность начальника хозяйственной части, а в июле 1921 года — на должность помощника комиссара школы. В 1922 году окончил экстерном эту школу.

    Межвоенное время

    С октября 1922 по сентябрь 1923 года работал на должности помощника начальника по политической части Харьковской школы червоных старшин, после чего уехал в Москву на учёбу, где в 1927 году окончил Военную академию РККА имени М. В. Фрунзе, после чего был назначен на должность командира батальона в 130-й Богунский стрелковый полк.

    В декабре 1928 года был назначен на должность помощника начальника и начальника учебной части Военной школы червоных старшин имени ВЦИК в Харькове, в апреле 1929 года — на должность помощника, а в январе 1931 года — на должность начальника штаба 51-й Перекопской стрелковой дивизии.

    В марте 1934 года стал начальником и военкомом Татаро-башкирской объединённой военной школы имени ЦИК Татарской АССР, переименованной вскоре в Казанское пехотное училище имени Верховного Совета Татарской АССР.

    26 октября 1935 года Михаилу Петровичу Кирпоносу было присвоено звание комбрига[1].

    По собственному признанию в автобиографии 1938 года, активно принимал участие в разоблачении врагов народа и борьбе с оппозицией. Всегда придерживался генеральной линии партии.[2]

    4 ноября 1939 года было присвоено звание Комдива.

    Принимал участие в советско-финской войне. В декабре 1939 года был назначен на должность командира 70-й стрелковой дивизии (7-я армия). В начале марта 1940 года дивизия в течение 6 дней совершила обход Выборгского укреплённого района по льду Финского залива и выбила финнов из укреплений на северном берегу Выборгского залива, перерезав дорогу Выборг — Хельсинки. Вскоре дивизия отразила несколько десятков контратак противника, потеснив его и создав угрозу с тыла его силам в Выборге, что во многом обеспечило быстрый успех других частей в ходе штурма Выборга.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года за умелое командование дивизией и проявленный в боях героизм Михаилу Петровичу Кирпоносу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

    В апреле 1940 года был назначен на должность командира 49-го стрелкового корпуса, а в июне того же года — на должность командующего войсками Ленинградского военного округа.

    Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 4 июня 1940 года Михаилу Петровичу Кирпоносу было присвоено воинское звание «генерал-лейтенант».

    14 января 1941 года назначен на должность командующего Киевским Особым военным округом.

    Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 22 февраля 1941 года генерал-лейтенанту Михаилу Петровичу Кирпоносу было присвоено воинское звание «генерал-полковник».

    Михаил Петрович Кирпонос, по оценкам начальника штаба Максима Пуркаева и члена военного совета Михаила Бурмистенко, был неутомим, деятелен, вникал во все детали управления войсками, чувствуя, что война надвигается. Он не засиживался в штабе, постоянно бывал в войсках, на заводах, где готовилось вооружение и снаряжение на случай войны.

    Великая Отечественная война

    С началом Великой Отечественной войны Киевский Особый военный округ был преобразован в Юго-Западный фронт, и генерал-полковник М. П. Кирпонос был назначен на должность командующего фронтом.

    Войска фронта вели тяжёлые оборонительные бои на Правобережной Украине. Оборонительные действия на важных рубежах и направлениях сочетались с контрударами. Около двух месяцев фронт оборонял Киевский укреплённый район.

    Несмотря на оперативный успех немцев под Уманью, фронт сохранил боеспособность и продолжил с боями отступать к Днепру. По воспоминаниям генерал-полковника И. С. Глебова, в начале сентября, в ходе Киевской операции, вопреки тому, что начштаба Тупиков настаивал на немедленном отводе войск из Киева, о чём сообщил Сталину, в ходе телефонного разговора Сталина с Кирпоносом тот заявил, что Тупиков паникер и что Киев они отстоят. В итоге решение об отступлении из оперативного мешка вокруг Киева не было принято Ставкой. Не имевший резервов фронт не остановил наступление передислоцированной с Московского на южное направление 2-й танковой группы Гудериана. К 14 сентября в окружение попали 5-я, 21-я, 26-я и 37-я армии. Расчленённые на отряды и группы части фронта совершали манёвры, выходя из окружения на промежуточные и тыловые оборонительные рубежи, где вели напряжённые бои против превосходящих сил противника, однако десятки тысяч бойцов и командиров погибли в окружении.

    20 сентября сводная колонна штабов Юго-Западного фронта и 5-й армии подошла к хутору Дрюковщина, находящемся в 15 км юго-западнее Лохвицы, где была атакована главными силами немецкой 3-й танковой дивизии. Потеряв несколько орудий и бронемашин, остатки колонны отошли в рощу Шумейково. В плен попал командующий артиллерией 5-й армии генерал-майор Сотенский вместе со всем своим штабом. В группе оставалось не более тысячи человек, из них около 800 командиров, в том числе командующий фронтом Кирпонос, члены Военного совета Бурмистенко, Рыков, начальник штаба Тупиков, генералы управления фронта Добыкин, Данилов, Панюхов, командующий 5-й армией Потапов, члены Военного совета армии Никишев, Кальченко, начальник штаба армии Писаревский, комиссар госбезопасности 3-го ранга Михеев. Транспорт и люди рассредоточились по кромке пересекавшего рощу оврага, бронемашины заняли позиции по опушке. Противник атаковал рощу с трёх сторон. Вначале они ворвались на восточную опушку. В рукопашной схватке участвовали все — от солдата до командующего фронтом. По воспоминаниям участников тех событий и вопреки официальной точки зрения, в частности старшего политрука Жадовского, Кирпонос погиб не от осколка мины. Понимая безвыходность положения, будучи тяжело раненым, Кирпонос застрелился. Был захоронен на месте. Бой продолжался пять часов. В бессознательном состоянии был взят в плен командующий 5-й армией Потапов. Погибли Тупиков, Бурмистенко и Писаревский. Очевидно, командующий пользовался высоким уважением от солдата до генерала, и версия с осколком мины была более подходящей.[источник не указан 192 дня]

    В декабре 1943 года останки генерал-полковника Михаила Петровича Кирпоноса были с воинскими почестями перезахоронены в Киеве в Ботаническом саду имени А. В. Фомина. В 1957 году его прах был перенесён в создаваемый Парк Вечной Славы.

    Семья

    В 1911 году Кирпонос женился на Олимпиаде Поляковой, дочери шорника. Развелся с ней в 1919, после развода дочери воспитывались у него. В том же году женился во второй раз на Софье Пиотровской. Многие её родственники были репрессированы в 30-е годы, однако Кирпонос с ней не развелся.

    Отзывы

    К. С. Москаленко

    Он был храбрым в военном отношении человеком и проявил себя храбрым и волевым командиром… храбрый, мужественный генерал погиб в дни тяжёлых испытаний, оставив по себе добрую и светлую память в сердцах тех, кто знал его…[3]

    К. К. Рокоссовский

    Меня крайне удивила его резко бросающаяся в глаза растерянность… Создавалось впечатление, что он или не знает обстановки, или не хочет её знать. В эти минуты я окончательно пришёл к выводу, что не по плечу этому человеку столь объёмные, сложные и ответственные обязанности, и горе войскам, ему вверенным[4].

    Н. К. Попель

    Безупречно смелый и решительный человек, он ещё не созрел для такого поста. Об этом мы не раз говорили спокойно, не усматривая здесь в мирное время большой беды, забывая, что приграничный округ с началом боевых действий развернётся во фронт…[5]

    М. А. Пуркаев

    «В общем, наш новый командующий человек незаурядный»[6].

    Награды

    Мундир Кирпоноса и его награды в Центральном музее Вооружённых Сил в Москве

    Память

    • В Киеве и Чернигове установлены памятники генерал-полковнику Кирпоносу.
    • В Киеве, Чернигове и Лохвице в честь Кирпоноса названы улицы.
    • Муниципальный городской информационный центр Выборга полагает, что существующая в Выборге улица Кривоносова изначально носила название «улица Кирпоноса», которое впоследствии было переиначено инерцией народной речи.
    • На родине генерала в Вертиевке есть музей М. П. Кирпоноса.
    • В Казанском высшем военном командном училище 06.05.2016 открыта мемориальная доска генерал-полковника Кирпоноса М. П.

    Примечания

    Литература

    • Андреев Г. И., Вакуров И. Д. Генерал Кирпонос. — М., Воениздат, 1969. 144 с. 50 000 экз. К., Политиздат Украины, 1976. 120 с., 205 000 экз.
    • Баграмян И. Х. Так начиналась война. — М.: Воениздат, 1971.
    • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. Т. 1. — М.: Воениздат, 1987.
    • Кирпонос Е. Каким я помню отца: [Воспоминания о генерале М. П. Кирпоносе]: К 30-летию героической обороны Киева // Радуга. — 1971. — № 9. — С. 141—151.
    • Кирпонос М. П. Автобиография // Военно-исторический журнал. — 1989. — № 7. — С. 68-71.
    • Москаленко К. С. На юго-западном направлении. — М.: Наука, 1975.
    • Осипов П., Голумбовский К. Сентябрь 1941-го: Юго-Западный фронт. Гибель командования // Армия. — 1991. — № 16. — С. 5-9.
    • Попель Н. К. В тяжкую пору. — М.: АСТ, 2001.
    • Рокоссовский К. К. Солдатский долг. — М.: Воениздат, 1997.
    • Щаденко, Запорожец, Кирпонос, Ковалев, Конев — заговорщики? // Военно-исторический журнал. — 1994. — № 2. — С. 6-12.
    на других языках
    • Гостєв І., Соболєв В. Генерал-полковник Кирпонос. — К.: Політвидав України, 1969. — С. 111.
    • Кирпонос Є., Бурмистенко Г. З вірою в перемогу: З фронтових листів Героя Радянського Союзу М. П. Кирпоноса і члена Військової ради Південно-Західного фронту М. О. Бурмистенка // Радянська Україна. — 1981. — 20 жовтня.
    • Пасічник І. О.. Замовчаний генерал. Михайло Кирпонос. 1941 рік. — К.2012, — 127 с.
    • Пасічник І. О.. Загибель командуючого Південно-Західним фронтом (недоступная ссылка)
    • Подвиг на віки: Книга Пам’яті України — місто-герой Київ // Ред. колегія: голова А.І.Тимчик, заст. гол. О. П. Биструшкін, В. Г. Іващенко, П. П. Панченко, відп. секр. Г.Є. Ясєв. — К.: Пошуково-видавниче агентство «Книга Пам’яті України», 2000. — 912 с.

    Ссылки

    wikiredia.ru

    Кирпонос, Михаил Петрович - это... Что такое Кирпонос, Михаил Петрович?

    Михаи́л Петро́вич Кирпоно́с (21 января 1892 года, местечко Вертиевка, Черниговская губерния, Российская империя, ныне Нежинский район, Черниговская область, Украина — 20 сентября 1941 года, урочище Шумейково, Полтавская область, УССР, СССР, ныне Украина) — советский военный деятель, генерал-полковник (22 февраля 1941 года), Герой Советского Союза (21 марта 1940 года).

    Начальная биография

    Михаил Петрович Кирпонос родился 21 января 1892 года в местечке Вертиевка Черниговской губернии в бедной крестьянской семье.

    Год учился в церковно-приходской школе, затем три года — в земской школе, но дальнейшее образование пришлось прекратить ввиду недостатка средств у родителей.

    С 1909 года Кирпонос работал сторожем и лесником в лесничествах Черниговской губернии.

    Военная служба

    Первая мировая и гражданская войны

    В 1915 году был призван в российскую армию. После окончания в 1915 году инструкторских курсов при Ораниенбаумской офицерской стрелковой школе служил в 216-м запасном пехотном полку в городе Козлов (ныне Мичуринск, Тамбовская область).

    В 1917 году закончил военно-фельдшерскую школу. С августа того же года принимал участие в военных действиях Первой мировой войны на Румынском фронте в составе 258-го Ольгопольского пехотного полка, тогда же был избран на должность председателя солдатского полкового комитета, в ноябре — на должность председателя солдатского совета 26-го армейского корпуса.

    В январе 1918 года за организацию братания на фронте с австро-венграми Кирпонос был арестован командованием, а в феврале — демобилизован.

    В феврале вступил в ряды РКП(б).

    В марте на своей родине организовал повстанческий отряд, сражавшийся с немецкими и австрийскими войсками, а также с гайдамаками. С мая по август отряд принимал участие в восстании против войск оккупантов, а с его подавлением с боями отошёл на территорию, контролировавшуюся Красными.

    В августе вступил в Красной Армии и уже с сентября командовал ротой в 1-й Советской Украинской стрелковой дивизии под командованием Н. А. Щорса, а с декабря — батальоном. Вскоре стал начальником штаба, помощником командира и командиром 22-го Украинского стрелкового полка (44-я стрелковая дивизия). Полк успешно воевал против белогвардейцев за Житомир, Бердичев и Киев. Реввоенсовет республики наградил Кирпоноса маузером с заводским номером 53505.

    Межвоенное время

    В июле 1919 года был назначен на должность помощника начальника дивизионной школы красных командиров этой же дивизии в Житомире и Глухове, в мае 1920 года — на должность помощника начальника хозяйственной команды в 2-й Киевской школе червонных старшин, в июне 1921 года — на должность начальника хозяйственной части, а в июле 1921 года — на должность помощника комиссара школы. В 1922 году окончил экстерном эту школу.

    С октября 1922 по сентябрь 1923 года работал на должности помощника начальника по политической части Харьковской школы червонных старшин, после чего уехал в Москву на учёбу, где в 1927 году закончил Военную академию РККА имени М. В. Фрунзе, после чего был назначен на должность командира батальона в 130-й Богунский стрелковый полк.

    В декабре 1928 года был назначен на должность помощника начальника и начальник учебной части Военной школы червонных старшин имени ВЦИК, в апреле 1929 года — на должность помощник, а в январе 1931 года — на должность начальника штаба 51-й Перекопской стрелковой дивизии.

    В марте 1934 года стал начальником и военкомом Татаро-башкирской объединённой военной школы имени ЦИК Татарской АССР, переименованной вскоре в Казанское пехотное училище имени Верховного Совета Татарской АССР.

    26 октября 1935 года Михаилу Петровичу Кирпоносу было присвоено звание комбрига[1].

    По собственному признанию в автобиографии 1938 года, активно принимал участие в разоблачении врагов народа и борьбе с оппозицией. Всегда придерживался генеральной линии партии.[2]

    4 ноября 1939 года было присвоено звание Комдива.

    Принимал участие в советско-финской войне. В декабре 1939 года был назначен на должность командира 70-й стрелковой дивизии (7-я армия). В начале марта 1940 года дивизия в течение 6 дней совершила обход Выборгского укреплённого района по льду Финского залива и выбила финнов из укреплений на северном берегу Выборгского залива, перерезав дорогу Выборг — Хельсинки. Вскоре дивизия отразила несколько десятков контратак противника, потеснив его и создав угрозу с тыла его силам в Выборге, что во многом обеспечило быстрый успех других частей в ходе штурма Выборга.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года за умелое командование дивизией и проявленный в боях героизм Михаилу Петровичу Кирпоносу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

    В апреле 1940 года был назначен на должность командира 49-го стрелкового корпуса, а в июне того же года — на должность командующего войсками Ленинградского военного округа.

    Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 4 июня 1940 года Михаилу Петровичу Кирпоносу было присвоено воинское звание «генерал-лейтенант».

    В феврале 1941 года генерал-лейтенант Кирпонос был назначен на должность командующего Киевским Особым военным округом.

    Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 22 февраля 1941 года генерал-лейтенанту Михаилу Петровичу Кирпоносу было присвоено воинское звание «генерал-полковник».

    Михаил Петрович Кирпонос, по оценкам начальника штаба Максима Пуркаева и члена военного совета Михаила Бурмистенко, был неутомим, деятелен, вникал во все детали управления войсками, чувствуя, что война надвигается. Он не засиживался в штабе, постоянно бывал в войсках, на заводах, где готовилось вооружение и снаряжение на случай войны.

    Могила М. П. Кирпоноса в Киеве

    Великая Отечественная война

    С началом Великой Отечественной войны Киевский Особый военный округ был преобразован в Юго-Западный фронт, и генерал-полковник М. П. Кирпонос был назначен на должность командующего фронтом.

    Войска фронта вели тяжёлые оборонительные бои на Правобережной Украине. Оборонительные действия на важных рубежах и направлениях сочетались с контрударами. Около двух месяцев фронт оборонял Киевский укреплённый район.

    Несмотря на оперативный успех немцев под Уманью, фронт сохранил боеспособность и продолжил с боями отступать к Днепру. В ходе Киевской операции, вопреки тому, что Кирпонос, Василевский, Шапошников и Будённый настаивали на немедленном отводе войск из Киева, разрешение на отступление из оперативного мешка вокруг Киева не было дано Ставкой. Не имевший резервов фронт не остановил наступление передислоцированной с Московского на южное направление 2-й танковой группы Гудериана. К 14 сентября в окружение попали 5-я, 21-я, 26-я и 37-я армии. Расчленённые на отряды и группы части фронта совершали манёвры, выходя из окружения на промежуточные и тыловые оборонительные рубежи, где вели напряжённые бои против превосходящих сил противника, однако десятки тысяч бойцов и командиров погибли в окружении.

    20 сентября сводная колонна штабов Юго-Западного фронта и 5-й армии подошла к хутору Дрюковщина, находящемся в 15 км юго-западнее Лохвицы, где была атакована главными силами немецкой 3-й танковой дивизии. Потеряв несколько орудий и бронемашин, остатки колонны отошли в рощу Шумейково. В плен попал командующий артиллерией 5-й армии генерал-майор Сотенский вместе со всем своим штабом. В группе оставалось не более тысячи человек, из них около 800 командиров, в том числе командующий фронтом Кирпонос, члены Военного совета Бурмистенко, Рыков, начальник штаба Тупиков, генералы управления фронта Добыкин, Данилов, Панюхов, командующий 5-й армией Потапов, члены Военного совета армии Никишев, Кальченко, начальник штаба армии Писаревский, комиссар госбезопасности 3-го ранга Михеев. Транспорт и люди рассредоточились по кромке пересекавшего рощу оврага, бронемашины заняли позиции по опушке. Противник атаковал рощу с трёх сторон. Вначале они ворвались на восточную опушку. В рукопашной схватке участвовали все — от солдата до командующего фронтом. Кирпонос был ранен сначала в ногу, а потом осколки мины попали в его грудь, от чего он и умер и был захоронен на месте гибели. Бой продолжался пять часов. В бессознательном состоянии был взят в плен командующий 5-й армией Потапов. Погибли Тупиков, Бурмистренко и Писаревский.

    В декабре 1943 года останки генерал-полковника Михаила Петровича Кирпоноса были с воинскими почестями перезахоронены в Киеве в Ботаническом саду имени А. В. Фомина. В 1957 году его прах был перенесён в создаваемый Парк Вечной Славы.

    Семья Кирпоноса

    В 1911 году Кирпонос женился на Олимпиаде Поляковой, дочери шорника. Развелся с ней в 1919, после развода дочери воспитывались у него. В том же году женился во второй раз на Софье Пиотровской. Многие её родственники были репрессированы в 30-е годы, однако Кирпонос с ней не развелся.

    Отзывы

    К. С. Москаленко

    Он был храбрым в военном отношении человеком и проявил себя храбрым и волевым командиром… храбрый, мужественный генерал погиб в дни тяжёлых испытаний, оставив по себе добрую и светлую память в сердцах тех, кто знал его…[3]

    К. К. Рокоссовский

    Меня крайне удивила его резко бросающаяся в глаза растерянность…Создавалось впечатление, что он или не знает обстановки, или не хочет её знать. В эти минуты я окончательно пришёл к выводу, что не по плечу этому человеку столь объёмные, сложные и ответственные обязанности, и горе войскам, ему вверенным…[4]

    Н. К. Попель

    Безупречно смелый и решительный человек, он ещё не созрел для такого поста. Об этом мы не раз говорили спокойно, не усматривая здесь в мирное время большой беды, забывая, что приграничный округ с началом боевых действий развернётся во фронт…[5]

    генерал Пуркаев

    "В общем, наш новый командующий человек незаурядный" [6]

    Награды

    Память

    • В Киеве и Чернигове установлены памятники генерал-полковнику Кирпоносу.
    • В Киеве, Чернигове и Лохвице в честь Кирпоноса названы улицы.
    • Муниципальный городской информационный центр Выборга полагает, что существующая в Выборге улица Кривоносова изначально носила название «улица Кирпоноса», которое впоследствии было переиначено инерцией народной речи.
    • На родине генерала в Вертиевке есть музей М. П. Кирпоноса.

    Примечания

    Литература

    Ссылки

     Кирпонос, Михаил Петрович на сайте «Герои страны»

    dic.academic.ru