Холодная война: КГБ против ЦРУ. Кгб против цру


КГБ против ЦРУ » Военное обозрение

Долгое время гриф «Совершено Секретно» лежал на работе ПГУ КГБ СССР. Особенно на работе Первого Главного Управления Внешней Разведки СССР против Соединенных Штатов Америки.

Доктор исторических наук, генерал-лейтенант, бывший заместитель ПГУ, начальник Информационно – Аналитического Управления КГБ СССР, Николай Леонов рассказывает, как шла работа советской разведки на различных континентах.

«ЗАВТРА». Николай Сергеевич, вы были специалистом по Латиноамериканскому направлению работы Первого Главного Управления КГБ СССР, насколько ваша работа на этом направлении советской разведки была важна для СССР?

Николай ЛЕОНОВ. Противостояние между СССР и США в то время, в основном, проявлялось в соперничестве за влияния именно в третьем мире.

Тогда, собственно говоря, и был сформирован такой принцип: «С кем пойдет третий мир, тот и одержит, в конечном итоге, геополитическую победу!». С военно-политической точки зрения, наши позиции в тот момент в странах третьего мира были предпочтительнее. Потому что лидеры большинства тех стран, которые объединились в движение неприсоединения, в гораздо большей степени разделяли социалистические идеи, нежели идеи либерально рыночного толка. В связи с тем, что общественный характер производства и социалистическая форма ведения хозяйства позволяли сконцентрировать ресурсы государства в одном кулаке и так же, достаточно быстро решать национальные проблемы, и это их в социалистической системе хозяйства привлекало.

Но с точки зрения экономической преимущество было на стороне Соединенных Штатов Америки. Были страны, которые в военно-политическом плане были связаны с нашей страной, получая и мировоззренческую подпитку, и вооружение, но реально гражданско-экономическая связь была с США.

Например, Сирия, очень близкая и дружеская страна по отношению к СССР. Военные и торговые корабли нашей страны базировались в ее портах, тем не менее 98% ее экономических связей находились на Западе. В этом была такая разбалансированность отношений СССР и стран третьего мира.

Но мы, сотрудники ПГУ КГБ СССР, стремились укреплять позиции своей страны в странах Латинской Америки, и опорными базами были, конечно, Куба, в меньшей степени Никарагуа, и другие страны этого региона, которые пытались повторить строительство социалистического эксперимента. К лидерам этих стран бесспорно можно отнести президента Чили доктора Альенде.

После революции в 1968 году мы много помогали панамскому народу в том, чтобы он смог вернуть под свой контроль Панамский канал и получить его в свою собственность, это же была американская водная артерия.

Мы тогда добивались больших успехов и если бы не произошло то, что произошло в 1991 году, облом в самом нашем государстве, то силы, которые были задействованы на внешнем фронте, в том числе и в Латинской Америке, были достаточно велики, чтобы практически гарантировать нашу конечную победу.

«ЗАВТРА». Вашей главной задачей, как сотрудника Внешней Политической Разведки СССР, было влияние на правительства стран Латинской Америки, или вербовка сотрудников ЦРУ США, поскольку, не зная планов врага, невозможно принять ни наступательных, ни контр мер?

Николай ЛЕОНОВ. Я бы даже не стал разделять эти вопросы, поскольку перед сотрудниками ПГУ КГБ СССР всегда стояло решение комплексных задач, и вербовка работников Центрального Разведывательного Управления США и вообще американцев, которые могли быть допущены к государственным секретам своей страны, как дипломатических, экономических и военных ведомств. Параллельно с этим, в тех странах, где открывалась возможность воздействовать на политическую ситуацию через его истеблишмент. Там, конечно, мы работали с правительством этих стран, с видными политическими деятелями, с парламентариями, с журналистами с тем, чтобы подготовить почву для укрепления в данных странах позиций Советского Союза, или сейчас России, поскольку это будут вечные задачи разведки.

«ЗАВТРА». Тогда позвольте задать вопрос относительно технических способов работы. В ряде книг говорится, что на территории Мексики, где вы были резидентом, ваши коллеги проводили оперативные встречи с агентами ПГУ из АНБ, как Р. Липка и ЦРУ, как О.Эймс?

Николай ЛЕОНОВ. Мы действительно проводили встречи с нашей агентурой, которая приобреталась в Соединенных Штатах Америки и других капиталистических странах на территории Мексики.

Это делалось по той причине, что контрразведывательный режим в США естественно был более строгим и жестким, и многие американцы сами предпочитали встречаться с советскими разведчиками, выезжая за рубеж своей страны. Например, в Канаде или Мексике - поскольку граница у них с США очень протяженная и прозрачная, её ежедневно пересекают сотни тысяч людей. Контроль на этих границах ни тогда, ни сейчас, как американцы не стараются, не может быть стопроцентно эффективным.

Тем более поданные США проезжали через границы с малым грузом, эти встречи проходили успешно, не вызывая проблем, с точки зрения, безопасности агентурной связи нашей разведки.

«ЗАВТРА». Но ваше ведомство не могло иметь большое количество агентов в Управлениях Бразильской или Мексиканской Контрразведки. В связи с этим, приходилось ли вашим коллегам, получая сведения от местной агентуры и подвергая их анализу, чтобы узнать, что будет предпринято США на Латиноамериканском континенте, запрашивать сведения об этой ситуации в резидентуре ПГУ КГБ СССР, чтобы предпринять контрмеры по действиям ЦРУ США на данном континенте?

Николай ЛЕОНОВ. Это была обычная процедура. Ведь резидентура разведки любой страны, планируя, какое-то мероприятие, обязательно ставит пару задач. Сформулировать их можно так, а к чему это приведет, каков будет конечный результат, и каковы будут наши планы, в случае, если результат наших действий будет неблагоприятным?

В случае неудачи или даже срыва операции, Поэтому, всегда заранее планируются пути отхода, или пути локализации тех негативных последствий, которые могут образоваться в результате предпринятых разведкой какой-то страны действий.

А процесс анализа везде прост, он состоит из двух этапов, сначала накапливается какая-то информационная база. Ведь, если у вас мало оперативной базы, то никакой анализ ситуации, где бы то не было, не поможет, поскольку в этом случае можно только предполагать. Но, когда есть достаточное количество информации, как в математической задаче, и вы начинаете из этого материала выстраивать логические решения, то тогда найдется аналитический ход. Анализ это вторичная фаза в работе с информацией, первичная всегда ее сбор, а когда есть достаточное количество информации для размышления о том, какая тенденция и в каком направлении начинает доминировать и в каком направление пойдет развитие событий, эта фаза называется анализом.

«ЗАВТРА». Николай Сергеевич, я недаром упомянул Мексику, где вы, если я не ошибаюсь, были резидентом ПГУ КГБ СССР. Как Вы могли бы прокомментировать заявление одной из демократических газет, где было сказано, не без помощи О. Калугина, что полковник ПГУ КГБ СССР из Управления «К» О. Нечипоренко был выдворен из Мексики в связи с тем, что он занимался подготовкой на ее территории военного переворота. И в его обязанности входил подкуп просоветской прессы и военных, которые привели бы к власти в Мехико просоветски настроенного правительства?Николай ЛЕОНОВ. Это заявление можно квалифицировать, как невежественную чушь и выдумку. Никакого переворота не в одной стране мира мы не планировали, и это бы вообще было смешно, если бы разведка так могла осуществлять перевороты государственных строев, весь мир трясся бы до бесконечности от них.

А Олега Максимовича Нечипоренко я очень хорошо знаю, сейчас это полковник запаса СВР, автор работ по всем обстоятельствам по убийству президента США Кеннеди. Он был выслан из Мексики по совсем другим причинам. Американцам удалось завербовать тогда и увести на свою сторону одну молодую женщину, сотрудницу Торгового Представительства СССР в Мексике. Я не знаю всех деталей, как она ушла к американцам, какую она наговорила им информацию, которая ей была известна о положении в советской колонии, единственно, что она точно знала, что Нечипоренко является кадровым офицером разведки. И поэтому все стрелы этой предательницы пошли по Нечипоренко, после чего он был объявлен персоной нон-грата. И не потому что готовил переворот, а за то, что он был сотрудникам разведки КГБ ССС, и надо было предать побольше шуму ухода этой предательницы. И таким образом получился удвоенный резонанс к бегству этой, в общем – то ничтожной фигуры, которая была коммерческим корреспондентом торгового представительства!«ЗАВТРА». Выше вы коснулись проблемы Чили и помощи доктору Альенде. Так, что же, по вашему мнению, не дало возможность СССР предоставить военную помощь этому президенту Чили, который был одним из немногих союзников СССР на Латиноамериканском континенте. Ведь в 1979 году у ПГУ КГБ СССР были сильные позиции, в виде агентуры в ЦРУ США, которые могли бы предупредить своих кураторов из числа работников ПГУ КГБ СССР, что военный переворот в Чили неотвратим?

Николай ЛЕОНОВ. Вот это и помешало, что мы знали, что переворот неотвратим, а соотношение сил в Чили, совершенно очевидно, было не в нашу пользу. Поэтому мы и не оказали всей помощи, которую можно было бы оказать.

Я помню, что были обсуждения этого вопроса, давать ли Чили новый заём, 30-40 миллионов долларов, посылать ли оружие, о чем, кстати, просил никто иной, как Пиночет, который, будучи главнокомандующим сухопутными войсками при Альенде, приезжал в Москву, и вел переговоры о приобретении советского оружия.

Мы, разведка КГБ СССР, всегда были против и того, и другого, потому что Альенде играл всегда по чисто демократическим правилам. Он был наивным демократом, он ни коим образом не решался применить какие-то силовые приёмы к своим очевидным противникам, которые, кстати, развязали против него настоящий террор. Тем не менее, Альенде считал, что все в Чили должно развиваться в рамках абсолютной, чистой и стерильной демократии.

Ведь, он все время обращался к парламенту и к судам, и кончилось тем, что те самые «борцы за демократию» устроили военный переворот с расстрелом президентского дворца, с убийством самого президента.

«ЗАВТРА». Давайте коснемся технологий вербовки агентуры ПГУ КГБ СССР на территории США. Добровольная явка в Посольство СССР в США многих работников спецслужб США с предложением о сотрудничестве - это следствие плохой работы ФБР или хорошей работы контрразведывательных подразделений спецслужб КГБ, что прощупывали и сотрудников ЦРУ США Ли Говарда, Эймса и Липку из АНБ?

Николай ЛЕОНОВ. Контрразведка КГБ СССР здесь не причем, потому что многие сотрудники спецслужб США приходили, как вы правильно отметили, в советское посольство СССР с предложением своих услуг, что, конечно говорит, о плохой работе ФБР.

Но это говорит и о том, что подданные США, служившие в спецслужбах своей страны, питали симпатии к нашей стране. К ее строю, ее культуре, и добровольно предлагали свои услуги сотрудникам нашей разведки, а подобных фактов история разведки знала очень много. Ведь лучшая агентура нашей страны была приобретена сотрудниками разведки СССР не за деньги, а на идеологической основе их симпатий к нашей стране.

А служба нашей контрразведки в этих операциях играла очень важную роль, потому что ей надлежало принять решение и ответить на вопрос, кто пришёл провокатор или честный доброжелатель? И решить этот вопрос было не очень просто, поскольку провокатор мог принести и документы. Или вызвать вас на встречу в городе, во время которой вы можете попасть в западню, со всей последующей скандальной историей, шумом в прессе и так далее. Вот в этом случае помогала контрразведка.

Когда же американские спецслужбы узнали, что многие люди из числа подданных США приходили к нам таким путем, они стали подсылать к нам провокаторов, причем десятками, и мы довольно быстро научились отделять зерна от плевел, и в этом большая заслуга нашей контрразведки.

«ЗАВТРА». В ряде книг, написанных на документальной основе, например, «Дело Ханссена. «Кроты» в США» А. Колпакиди и Д. Прохорова, утверждается, что главным мотивом для сотрудничества с ПГУ КГБ СССР у таких ее золотых агентов, как начальник отдела контрразведки ЦРУ О. Эймс, как представитель ФБР в Госдепе Р. Ханссен был только материальный мотив.

Николай ЛЕОНОВ. В ПГУ КГБ СССР было специальное подразделение, которое и вело дела особо важных агентов, но, я помню, что американские спецслужбы на основании судебных процессов над теми, кого вы назвали, пришли к выводу, что в Соединенных Штатах имеется категория людей, уязвимых для вербовки спецслужбами других стран с точки зрения их материальных затруднений.

Тогда спецслужбы США провели обследования основных категорий служащих Госдепа, Пентагона и других агентств и выявили более четырех тысяч фамилий сотрудников государственных учреждений своей страны, которые в той или иной степени испытывали материальные затруднения.

Долги, крупные кредиты под строительство домов, что не совсем обеспечивалось их денежным содержанием. Все эти четыре тысячи человек попали под колпак ФБР США как потенциально уязвимые лица. Но вы сами понимаете, что говорить только о материальном факторе, как о главенствующем факторе сотрудничества служащих из спецслужб США с разведкой КГБ СССР никогда нельзя. Он мог стать детонатором, или одним из компонентов решения сотрудничать с советской, а затем российской разведкой. К тому же деньги за предоставленные сведения им могли заплатить и Китай, и Израиль, которые тоже ведут на территории США разведывательную работу. А поскольку Советский Союз был оппонентом США – приход к спецслужбам СССР заведомо нёс заряд политической воли.

«ЗАВТРА». А, что могло сгубить агентов такого уровня, как Ханссен, Эймс и им подобные?

Николай ЛЕОНОВ. На мой взгляд, это предательство. Агенты такого уровня провалиться сами по себе не могли.

«ЗАВТРА». А мог ли Олдрич Эймс быть причастным к обнаружению в своих рядах таких крупных «кротов» в ПГУ КГБ СССР, как Гордиевский, Южин и Моторин?

Николай ЛЕОНОВ. Эймс мог выдать материалы о вербовках, которые прошли через его руки.

Что же касается Олега Гордиевского - его раскрытие не связано ни с одним из американских источников ПГУ КГБ СССР. Контрразведка давно подозревала Гордиевского в сотрудничестве с противником. Вся эта эпопея, в виде вызова его в Москву, неудачной попытки задержания,бегства из СССР – была вызвано тем, что у КГБ были очень сильные подозрения в его адрес. Однако не было «железных» материалов, которые позволили бы не играть с ним в кошки-мышки, а надеть на него наручники, и отправить в следственный изолятор

«ЗАВТРА». Значит, как бы он не хвастался в своих мемуарах, что долгое время был самым неуловимым агентом в КГБ СССР - это не совсем правда?

Николай ЛЕОНОВ. Любой предатель, когда пишет мемуары, не заслуживает ни малейшего доверия, потому что ему надо оправдываться перед теми людьми, которые стали его новыми хозяевами. Он обязательно преувеличивает свою значимость. Поэтому из рядовых работников в своих же мемуарах, все превращаются в супершпионов, хотя реально, как правило, они занимали более чем скромное место в системе разведывательной службы нашей страны.

«ЗАВТРА». Если мы коснулись предательства, то, кем был, по вашей оценке, предателем или, как он сам заявлял, жертвой похитивших его сотрудников ЦРУ в Риме в 1985 году, а затем пришедший с повинной весной того же года в Посольство СССР в Вашингтоне, полковник ПГУ КГБ СССР В. Юрченко?

Николай ЛЕОНОВ. Я хорошо помню этот факт, потому что сам отправлял Виталия Юрченко за границу и формулировал ему задание для этой его командировки, и был готов взять на себя ответственность за акцию, которую осуществил Юрченко с уходом к противнику. К моменту краткосрочной командировки в Рим, он был сотрудником Первого отдела ПГУ КГБ СССР и был под моим непосредственным подчинением. Все, что он говорил впоследствии на своей пресс-конференции в Москве, по большому счету – ложь. Поскольку, как только он вернулся в Посольство СССР в Вашингтоне, наши работники взяли у него анализы мочи и крови, которые показали, что все у него соответствовало норме обычного здорового человека, хотя он заявляя о том, что его пичкали препаратами в застенках ЦРУ. Его бегство и возвращение остаются в большой степени до сих пор определенной загадкой.

И мы, сотрудники ПГУ КГБ СССР, в его предательстве не сомневаемся, и все меры, которые предприняли по оперативной линии, были продиктованы твердым убеждением, что он ушел добровольно.

Его не подвергли, по возвращению в Москву, судебному преследованию, потому что это произошло в политически выгодный для нас момент. Он вернулся в СССР, когда Горбачеву предстояла первая встреча с президентом США Рональдом Рейганом. Нам было очень важно использовать версию Юрченко, что американцы пичкали его психотропными препаратами. И Юрченко сыграл свою роль, как политический актер. Но в том, что он выдал противнику вещи, которые составляют государственную тайну, никаких сомнений нет.

«ЗАВТРА». А вы можете допустить, что Юрченко выдал при допросе двух агентов ПГУ КГБ СССР, которых в том же 1985 году пришлось вывести из игры, сотрудника ЦРУ Эдварда Ли Говарда, и начальника Русского отдела Радиостанции «Свобода» Олега Туманова, которых вашим коллегам удалось благополучно доставить в Москву?

Николай ЛЕОНОВ. Допустить, что ваша версия верна на счет тех, кого выдал Юрченко, я могу, поскольку я не знаю, знал ли он их. Юрченко не признался, что же выдал, он все время твердил одну и ту же пластинку, что его одурманили какими-то препаратами, в результате чего он не помнит, что говорил ведшим его допрос работникам спецслужб США.

«ЗАВТРА». Возможно ли в практике работы разведок то, что Юрченко описал после своего возвращения из США?

Николай ЛЕОНОВ. Разведки часто договариваются между собой о правилах их поведения. И у нас с ЦРУ США были встречи, во время которых было достигнуто соглашение о том, что нельзя переносить войну умов в войну с чисто физическими элементами. Разведчик беззащитен – его можно поймать, вколоть ему, что угодно, но тогда это откроет бесконечную череду убийств. На это ни одна разведка не пойдет.

«ЗАВТРА». А сотрудничество резидентур ЦРУ США на разных континентах от Латиноамериканского до Африканского с кураторами наркотрафика, с другими преступными элементами - возможно?

Николай ЛЕОНОВ. Это была разрешенная тактика работы Центрального Разведывательного Управления. Была специальная директива, которая разрешала сотрудникам ЦРУ США вступать в контакты и использовать преступные элементы, среди них могут быть и наркобароны, и чистой воды уголовники.А работникам ПГУ КГБ СССР такие контакты были запрещены, у нас были указания, которые дели невозможным связь с любым криминальным элементом.

«ЗАВТРА». Насколько, по вашему мнению, спецслужбы являются неуязвимыми для властей США? Многие историки и журналисты утверждают, что директор Федерального Бюро Расследований Эдгар Гувер был причастен к убийству президента США Д. Кеннеди. Тот хотел ограничить влияние спецслужб на проводимую им политику, снял после неудачной высадки в заливе Свиней десанта кубинских эмигрантов с поста директора ЦРУ А. Даллеса, собирался отправить в отставку и самого Гувера.

Николай ЛЕОНОВ. Спецслужбы США, как и пресса, как и крупный капитал, конечно, время от времени начинают делать свою политику, влияя на руководство Соединенных Штатов Америки. Достаточно сказать, что Джимми Картер, придя к власти в 1976 году, очень сильно раскассировал ЦРУ. Он тогда создал специальную Комиссию Конгресса США по расследованию деятельности ЦРУ. Тогда то и всплыли такие сведения, что ЦРУ США самостоятельно привыкло убивать государственных деятелей чужих стран. Оказалось, что они были причастны к убийству в Африке Лумумбы, в Латинской Америке к убийству Че Гевары, было открыто несколько планов по убийству Фиделя Кастро.

Благодаря докладу Комиссии был открыт план сотрудничества ЦРУ США с военной хунтой в Чили с целью военного переворота и свержения в Чили доктора Альенде. Из этого доклада, как из рога изобилия, сыпались и другие кошмарные факты о деятельности ЦРУ США. В результате этого расследования численный состав ЦРУ был сокращен, было запрещено заниматься прямыми террористическими актами, было рекомендовано Конгрессу США впредь не выделять огромные деньги на добычу информации.

И такие удары президенты США время от времени наносили по ЦРУ.

«ЗАВТРА». А Федеральное Бюро Расследований было так же уязвимым для президентов США?

Николай ЛЕОНОВ. ФБР куда менее уязвимо для властей своей страны, поскольку организация работает внутри США и имеет достаточно славную историю своего возникновения. Оно ведет не только политические и контрразведывательные операции на территории США, на ФБР лежит задача по расследованию всех крупных преступлений на территории Соединенных Штатов Америки. В этом смысле американцы видят в Федеральном Бюро Расследования эффективный орган по защите безопасности их интересов. И этот авторитет, нажитый ФБР на внутренних делах, подкрепляется успехами, что ФБР имело в борьбе с иностранными разведками, в том числе, и с разведкой нашей страны, поэтому ФБР пользуется достаточно высокой репутацией в американском обществе.

Хотя назвать ФБР безупречным и абсолютно эффективным, конечно, нельзя. Ведь агенты ПГУ КГБ СССР, чьи имена часто всплывают в прессе, работали в нем и годами носили нашей разведке громадное количество материала, ФБР, как говорят, в это время хлопало ушами. Пока не наступили демократическое время и американцы каким-то образом узнали о наличии ценных агентов нашей разведки в стенах ФБР.

«ЗАВТРА». После августа 1991 года в Москве было открыто представительство ФБР. Это ведомство может оказывать какую-то поддержку проамериканским силам в России?Николай ЛЕОНОВ. Не только может, она есть и идёт в открытую. Ряд олигархов, которые в США считаются столпами демократии, все время получали инструкции от Госдепа США, и долгое время владели влиятельнейшими изданиями.

В России до сих пор происходит чудо. В Москве на особом статусе работает радиостанция «Свобода». Это целое огромное бюро с колоссальным штатом корреспондентов по всей России, иначе говоря, со своей разведывательной сетью.

А вся информация в нашу «независимую» прессу на 80% идёт из американских источников. Джордж Буш-младший с первый встречи же с президентом В. Путиным повторял ему, что он будет лично следить, как в России работает так называемая «свободная пресса». США всегда важно иметь в России свое присутствие. В 2003 году в газете «Коммерсант» американский посол Вершбоу открытым текстом связывал вхождение России в свободное содружество государств рыночной экономики с наличием журналистов типа Евгения Киселёва.

Россия напичкана агентурой Соединенных Штатов Америки, ведь у них имеется целая сеть неправительственных и, так называемых, некоммерческих организаций, по которым еще в мою бытность депутатом Госдумы, принимался закон об ограничении их контактов с Западом.

Разве в Соединенных Штатах есть некоммерческие и негосударственные организаций, которые бы работали в интересах России? Там сразу требуют, чтобы вы зарегистрировались в качестве агента иностранного государства. В России же их сеть действует легально. Я не могу, конечно, достать личные дела некоторых журналистов из архива ЦРУ США, но их поведение и действия в течение долгого времени говорят о работе против России.

Не стоит сомневаться, что американцы работают и среди депутатов Госдумы, и среди их помощников, и среди журналистов, особенно либеральной направленности. Людей, которые готовы выполнить их поручения, хватает - как было во время развала СССР.

Кстати, мы, работники спецслужб СССР, в свое время, точно так же искали депутатов парламентов, готовых при необходимости помогать проводить нашу внешнюю политику. Но у американцев такие люди есть и сейчас.

topwar.ru

КГБ vs. ЦРУ – WARHEAD.SU

Представление оппонентов

Комитет государственной безопасности СССР. Союзно-республиканское ведомство, обеспечивавшее госбезопасность Советского Союза с 1954-го по 1991 год. С 1954-го по 1978-й — ведомство на правах министерства при Совете министров СССР, с 1978-го по 1991-й — госкомитет центрального подчинения, подведомственный Верховному Совету СССР и ЦК КПСС.

Здание КГБ СССР

Центральное разведывательное управление США. Разведывательная структура, созданная в 1947 году на основе Управления стратегических служб. Основная разведывательная служба США. До 2004 года директор ЦРУ одновременно являлся директором центральной разведки и направлял деятельность всех разведструктур страны.

ЦРУ США

Ну, поехали.

1. Полномочия

КГБ: ну, в общем-то, мог почти всё. За исключением ряда ограничений, вроде неподконтрольности номенклатуры Центрального комитета партии, Комитет мог контролировать практически все сферы советской политики, экономики, общественной жизни, имея обширные полномочия, в том числе, и в качестве полицейской структуры — с дознанием, следствием, оперативно-розыскной деятельностью, правом ареста и содержания под стражей. Сотрудники КГБ являлись военнослужащими и имели воинские звания.

Сотрудники группы «А» 7-го управления КГБ СССР

ЦРУ: полномочия довольно высоки, но исключительно в сфере внешней разведки. На территории США ЦРУ может проводить только контрразведывательные операции для обеспечения собственной безопасности, а также работать против иностранных граждан.

Рейтинг:

КГБ — 5ЦРУ — 3

2. Техническая оснащённость

К услугам обеих структур всегда были новейшие разработки как собственных учёных и инженеров, так и зарубежных; необходимое оборудование и технологии покупались/добывались/выкрадывались без малейших угрызений совести. Обе стороны преуспели в развитии технологий добычи информации — от банальной прослушки (иногда, впрочем, в шедевральном техническом исполнении… вспомним знаменитый герб для американского посла или новое здание посольства США) до медицинских препаратов, лазерных устройств, встраиваемых электронных жучков и тому подобного.

Вместе с тем относительно компактная структура ЦРУ позволяла лучше оснащать «полевых агентов», а доступ к новейшим западным технологиям — оперативнее внедрять новейшие разработки.

Рейтинг:

КГБ — 4ЦРУ — 5

3. Подготовка разведчиков и шпионов

При сравнении КГБ и ЦРУ в первую очередь всегда подразумевают разведку в других странах; и здесь, конечно, лидирует советская структура. Нелегальная разведка была поставлена на высочайшем уровне. Подготовка, легендирование и внедрение, формирование структур, обеспечивающих и поддерживающих нелегальные резидентуры, — всё это планировалось на сроки, превышавшие продолжительность человеческой жизни.

Десятки таких структур — внешне выглядящих (и являющихся по сути) обычными коммерческими предприятиями, семейными фирмами, исследовательскими организациями и т. п. — представляли собой практически невскрываемую сеть, сбои в которой возможны только в случае прямого предательства кого-то, обладающего информацией.

Изображение: Вася Ложкин (источник фото)

ЦРУ подобным длительным планированием и внедрением практически не занималось, строя свои нелегальные сети в основном за счёт вербовки местных кадров и работы с ними.

Подготовка легальных разведчиков, работающих под дипломатическими паспортами, также различалась не в пользу ЦРУ: по оценкам профильных специалистов (в том числе зарубежных), представители КГБ в массе отличались более тонкими методами работы, вербуя потенциальных агентов подчас так, что те этого не осознавали до самого последнего момента, когда сопротивляться было в общем поздно и бессмысленно. ЦРУ отличалось, напротив, скорее лобовыми подходами, чаще используя подкуп, компрометацию и шантаж.

Рейтинг:

КГБ — 5ЦРУ — 3

4. Силовое сопровождение

Безусловное лидерство КГБ. Даже если не считать пограничников, которых сложно отнести к спецслужбам, Комитет располагал спецподразделениями, предназначенными для действий как внутри страны, так и за её пределами, и при необходимости мог проводить собственные силовые операции, не обращаясь за поддержкой к Вооружённым силам СССР (максимум — задействуя их логистические возможности) и местным союзникам.

Сотрудники группы «А» 7-го управления КГБ СССР

Полевые агенты ЦРУ могут, конечно, при необходимости вести действия с применением силы, однако это в любом случае операции одиночек с высоким риском. Для чего-то более весомого ЦРУ вынуждено контактировать с Вооружёнными силами США, координируя действия в ходе специальных операций.

Рейтинг:

КГБ — 5ЦРУ — 3

5. Идеологическая база

Главный козырь КГБ, обеспечивавший (и во многом обеспечивающий до сих пор) успех работы отечественных спецслужб по всей планете. Идеи революции — подхваченные множеством левых партий, движений, фронтов национального освобождения и т. д. и т. п. по всей планете — обеспечивали КГБ массу союзников, как в респектабельных странах Западной Европы, так и на задворках третьего мира. Советский Союз, в отличие от США, не мог себе позволить пугать непослушных лидеров третьих стран прямой военной угрозой, не имея ни сети военных баз, ни глобальных экспедиционных сил. Но сильное левое движение, способное сотрясать столицы миллионными демонстрациями и парализовать целые отрасли экономики, работало не менее надёжно и обходилось Москве намного дешевле.

ЦРУ, конечно, несло «идеалы свободного мира», и в сочетании с упомянутыми выше методами вербовки они работали в социалистических странах, но за пределами соцлагеря противопоставить массовой левой идее, толкавшей людей на сотрудничество с Москвой, можно было только грубую силу — от антикоммунистического законодательства до прямого силового подавления «разошедшихся красных» в странах-союзниках США. Метод работающий, но недолго и ненадёжно.

Рейтинг:

КГБ — 5ЦРУ — 2

Ну… КГБ круче. На голову. А вы чего ждали? У вас иное мнение? Гражданин, пройдёмте. Это логично. Всеобъемлющая универсальная структура, опирающаяся вдобавок на заразительную и живучую идеологию, по определению будет более эффективным и всепроникающим ведомством по сравнению с обычной бюрократией, действия которой серьёзно ограничены многослойной системой сдержек и противовесов. К сожалению, СССР это не помогло.

Итоговый рейтинг:

КГБ — 24ЦРУ — 16

warhead.su

Ящик пандоры – КГБ против ЦРУ

Источник: topwar.ruДолгое время гриф «Совершено Секретно» лежал на работе ПГУ КГБ СССР. Особенно на работе Первого Главного Управления Внешней Разведки СССР против Соединенных Штатов Америки.

Доктор исторических наук, генерал-лейтенант, бывший заместитель ПГУ, начальник Информационно – Аналитического Управления КГБ СССР, Николай Леонов рассказывает, как шла работа советской разведки на различных континентах.

«ЗАВТРА». Николай Сергеевич, вы были специалистом по Латиноамериканскому направлению работы Первого Главного Управления КГБ СССР, насколько ваша работа на этом направлении советской разведки была важна для СССР?

Николай ЛЕОНОВ. Противостояние между СССР и США в то время, в основном, проявлялось в соперничестве за влияния именно в третьем мире.

Тогда, собственно говоря, и был сформирован такой принцип: «С кем пойдет третий мир, тот и одержит, в конечном итоге, геополитическую победу!». С военно-политической точки зрения, наши позиции в тот момент в странах третьего мира были предпочтительнее. Потому что лидеры большинства тех стран, которые объединились в движение неприсоединения, в гораздо большей степени разделяли социалистические идеи, нежели идеи либерально рыночного толка. В связи с тем, что общественный характер производства и социалистическая форма ведения хозяйства позволяли сконцентрировать ресурсы государства в одном кулаке и так же, достаточно быстро решать национальные проблемы, и это их в социалистической системе хозяйства привлекало.

Но с точки зрения экономической преимущество было на стороне Соединенных Штатов Америки. Были страны, которые в военно-политическом плане были связаны с нашей страной, получая и мировоззренческую подпитку, и вооружение, но реально гражданско-экономическая связь была с США.

Например, Сирия, очень близкая и дружеская страна по отношению к СССР. Военные и торговые корабли нашей страны базировались в ее портах, тем не менее 98% её экономических связей находились на Западе. В этом была такая разбалансированность отношений СССР и стран третьего мира.

Но мы, сотрудники ПГУ КГБ СССР, стремились укреплять позиции своей страны в странах Латинской Америки, и опорными базами были, конечно, Куба, в меньшей степени Никарагуа, и другие страны этого региона, которые пытались повторить строительство социалистического эксперимента. К лидерам этих стран бесспорно можно отнести президента Чили доктора Альенде.

После революции в 1968 году мы много помогали панамскому народу в том, чтобы он смог вернуть под свой контроль Панамский канал и получить его в свою собственность, это же была американская водная артерия.

Мы тогда добивались больших успехов и если бы не произошло то, что произошло в 1991 году, облом в самом нашем государстве, то силы, которые были задействованы на внешнем фронте, в том числе и в Латинской Америке, были достаточно велики, чтобы практически гарантировать нашу конечную победу.

«ЗАВТРА». Вашей главной задачей, как сотрудника Внешней Политической Разведки СССР, было влияние на правительства стран Латинской Америки, или вербовка сотрудников ЦРУ США, поскольку, не зная планов врага, невозможно принять ни наступательных, ни контр мер?

Николай ЛЕОНОВ. Я бы даже не стал разделять эти вопросы, поскольку перед сотрудниками ПГУ КГБ СССР всегда стояло решение комплексных задач, и вербовка работников Центрального Разведывательного Управления США и вообще американцев, которые могли быть допущены к государственным секретам своей страны, как дипломатических, экономических и военных ведомств. Параллельно с этим, в тех странах, где открывалась возможность воздействовать на политическую ситуацию через его истеблишмент. Там, конечно, мы работали с правительством этих стран, с видными политическими деятелями, с парламентариями, с журналистами с тем, чтобы подготовить почву для укрепления в данных странах позиций Советского Союза, или сейчас России, поскольку это будут вечные задачи разведки.

«ЗАВТРА». Тогда позвольте задать вопрос относительно технических способов работы. В ряде книг говорится, что на территории Мексики, где вы были резидентом, ваши коллеги проводили оперативные встречи с агентами ПГУ из АНБ, как Р. Липка и ЦРУ, как О.Эймс?

Николай ЛЕОНОВ. Мы действительно проводили встречи с нашей агентурой, которая приобреталась в Соединенных Штатах Америки и других капиталистических странах на территории Мексики.

Это делалось по той причине, что контрразведывательный режим в США естественно был более строгим и жестким, и многие американцы сами предпочитали встречаться с советскими разведчиками, выезжая за рубеж своей страны. Например, в Канаде или Мексике — поскольку граница у них с США очень протяженная и прозрачная, её ежедневно пересекают сотни тысяч людей. Контроль на этих границах ни тогда, ни сейчас, как американцы не стараются, не может быть стопроцентно эффективным.

Тем более поданные США проезжали через границы с малым грузом, эти встречи проходили успешно, не вызывая проблем, с точки зрения, безопасности агентурной связи нашей разведки.

«ЗАВТРА». Но ваше ведомство не могло иметь большое количество агентов в Управлениях Бразильской или Мексиканской Контрразведки. В связи с этим, приходилось ли вашим коллегам, получая сведения от местной агентуры и подвергая их анализу, чтобы узнать, что будет предпринято США на Латиноамериканском континенте, запрашивать сведения об этой ситуации в резидентуре ПГУ КГБ СССР, чтобы предпринять контрмеры по действиям ЦРУ США на данном континенте?

Николай ЛЕОНОВ. Это была обычная процедура. Ведь резидентура разведки любой страны, планируя, какое-то мероприятие, обязательно ставит пару задач. Сформулировать их можно так, а к чему это приведет, каков будет конечный результат, и каковы будут наши планы, в случае, если результат наших действий будет неблагоприятным?

В случае неудачи или даже срыва операции, Поэтому, всегда заранее планируются пути отхода, или пути локализации тех негативных последствий, которые могут образоваться в результате предпринятых разведкой какой-то страны действий.

А процесс анализа везде прост, он состоит из двух этапов, сначала накапливается какая-то информационная база. Ведь, если у вас мало оперативной базы, то никакой анализ ситуации, где бы то не было, не поможет, поскольку в этом случае можно только предполагать. Но, когда есть достаточное количество информации, как в математической задаче, и вы начинаете из этого материала выстраивать логические решения, то тогда найдется аналитический ход. Анализ это вторичная фаза в работе с информацией, первичная всегда её сбор, а когда есть достаточное количество информации для размышления о том, какая тенденция и в каком направлении начинает доминировать и в каком направление пойдет развитие событий, эта фаза называется анализом.

«ЗАВТРА». Николай Сергеевич, я недаром упомянул Мексику, где вы, если я не ошибаюсь, были резидентом ПГУ КГБ СССР. Как Вы могли бы прокомментировать заявление одной из демократических газет, где было сказано, не без помощи О. Калугина, что полковник ПГУ КГБ СССР из Управления «К» О. Нечипоренко был выдворен из Мексики в связи с тем, что он занимался подготовкой на ее территории военного переворота. И в его обязанности входил подкуп просоветской прессы и военных, которые привели бы к власти в Мехико просоветски настроенного правительства?Николай ЛЕОНОВ. Это заявление можно квалифицировать, как невежественную чушь и выдумку. Никакого переворота не в одной стране мира мы не планировали, и это бы вообще было смешно, если бы разведка так могла осуществлять перевороты государственных строев, весь мир трясся бы до бесконечности от них.

А Олега Максимовича Нечипоренко я очень хорошо знаю, сейчас это полковник запаса СВР, автор работ по всем обстоятельствам по убийству президента США Кеннеди. Он был выслан из Мексики по совсем другим причинам. Американцам удалось завербовать тогда и увести на свою сторону одну молодую женщину, сотрудницу Торгового Представительства СССР в Мексике. Я не знаю всех деталей, как она ушла к американцам, какую она наговорила им информацию, которая ей была известна о положении в советской колонии, единственно, что она точно знала, что Нечипоренко является кадровым офицером разведки. И поэтому все стрелы этой предательницы пошли по Нечипоренко, после чего он был объявлен персоной нон-грата. И не потому что готовил переворот, а за то, что он был сотрудникам разведки КГБ ССС, и надо было предать побольше шуму ухода этой предательницы. И таким образом получился удвоенный резонанс к бегству этой, в общем – то ничтожной фигуры, которая была коммерческим корреспондентом торгового представительства!«ЗАВТРА». Выше вы коснулись проблемы Чили и помощи доктору Альенде. Так, что же, по вашему мнению, не дало возможность СССР предоставить военную помощь этому президенту Чили, который был одним из немногих союзников СССР на Латиноамериканском континенте. Ведь в 1979 году у ПГУ КГБ СССР были сильные позиции, в виде агентуры в ЦРУ США, которые могли бы предупредить своих кураторов из числа работников ПГУ КГБ СССР, что военный переворот в Чили неотвратим?

Николай ЛЕОНОВ. Вот это и помешало, что мы знали, что переворот неотвратим, а соотношение сил в Чили, совершенно очевидно, было не в нашу пользу. Поэтому мы и не оказали всей помощи, которую можно было бы оказать.

Я помню, что были обсуждения этого вопроса, давать ли Чили новый заём, 30-40 миллионов долларов, посылать ли оружие, о чем, кстати, просил никто иной, как Пиночет, который, будучи главнокомандующим сухопутными войсками при Альенде, приезжал в Москву, и вел переговоры о приобретении советского оружия.

Мы, разведка КГБ СССР, всегда были против и того, и другого, потому что Альенде играл всегда по чисто демократическим правилам. Он был наивным демократом, он ни коим образом не решался применить какие-то силовые приёмы к своим очевидным противникам, которые, кстати, развязали против него настоящий террор. Тем не менее, Альенде считал, что все в Чили должно развиваться в рамках абсолютной, чистой и стерильной демократии.

Ведь, он все время обращался к парламенту и к судам, и кончилось тем, что те самые «борцы за демократию» устроили военный переворот с расстрелом президентского дворца, с убийством самого президента.

«ЗАВТРА». Давайте коснемся технологий вербовки агентуры ПГУ КГБ СССР на территории США. Добровольная явка в Посольство СССР в США многих работников спецслужб США с предложением о сотрудничестве — это следствие плохой работы ФБР или хорошей работы контрразведывательных подразделений спецслужб КГБ, что прощупывали и сотрудников ЦРУ США Ли Говарда, Эймса и Липку из АНБ?

Николай ЛЕОНОВ. Контрразведка КГБ СССР здесь не причем, потому что многие сотрудники спецслужб США приходили, как вы правильно отметили, в советское посольство СССР с предложением своих услуг, что, конечно говорит, о плохой работе ФБР.

Но это говорит и о том, что подданные США, служившие в спецслужбах своей страны, питали симпатии к нашей стране. К её строю, её культуре, и добровольно предлагали свои услуги сотрудникам нашей разведки, а подобных фактов история разведки знала очень много. Ведь лучшая агентура нашей страны была приобретена сотрудниками разведки СССР не за деньги, а на идеологической основе их симпатий к нашей стране.

А служба нашей контрразведки в этих операциях играла очень важную роль, потому что ей надлежало принять решение и ответить на вопрос, кто пришёл провокатор или честный доброжелатель? И решить этот вопрос было не очень просто, поскольку провокатор мог принести и документы. Или вызвать вас на встречу в городе, во время которой вы можете попасть в западню, со всей последующей скандальной историей, шумом в прессе и так далее. Вот в этом случае помогала контрразведка.

Когда же американские спецслужбы узнали, что многие люди из числа подданных США приходили к нам таким путем, они стали подсылать к нам провокаторов, причем десятками, и мы довольно быстро научились отделять зерна от плевел, и в этом большая заслуга нашей контрразведки.

«ЗАВТРА». В ряде книг, написанных на документальной основе, например, «Дело Ханссена. «Кроты» в США» А. Колпакиди и Д. Прохорова, утверждается, что главным мотивом для сотрудничества с ПГУ КГБ СССР у таких её золотых агентов, как начальник отдела контрразведки ЦРУ О. Эймс, как представитель ФБР в Госдепе Р. Ханссен был только материальный мотив.

Николай ЛЕОНОВ. В ПГУ КГБ СССР было специальное подразделение, которое и вело дела особо важных агентов, но, я помню, что американские спецслужбы на основании судебных процессов над теми, кого вы назвали, пришли к выводу, что в Соединенных Штатах имеется категория людей, уязвимых для вербовки спецслужбами других стран с точки зрения их материальных затруднений.

Тогда спецслужбы США провели обследования основных категорий служащих Госдепа, Пентагона и других агентств и выявили более четырех тысяч фамилий сотрудников государственных учреждений своей страны, которые в той или иной степени испытывали материальные затруднения.

Долги, крупные кредиты под строительство домов, что не совсем обеспечивалось их денежным содержанием. Все эти четыре тысячи человек попали под колпак ФБР США как потенциально уязвимые лица. Но вы сами понимаете, что говорить только о материальном факторе, как о главенствующем факторе сотрудничества служащих из спецслужб США с разведкой КГБ СССР никогда нельзя. Он мог стать детонатором, или одним из компонентов решения сотрудничать с советской, а затем российской разведкой. К тому же деньги за предоставленные сведения им могли заплатить и Китай, и Израиль, которые тоже ведут на территории США разведывательную работу. А поскольку Советский Союз был оппонентом США – приход к спецслужбам СССР заведомо нёс заряд политической воли.

«ЗАВТРА». А, что могло сгубить агентов такого уровня, как Ханссен, Эймс и им подобные?

Николай ЛЕОНОВ. На мой взгляд, это предательство. Агенты такого уровня провалиться сами по себе не могли.

«ЗАВТРА». А мог ли Олдрич Эймс быть причастным к обнаружению в своих рядах таких крупных «кротов» в ПГУ КГБ СССР, как Гордиевский, Южин и Моторин?

Николай ЛЕОНОВ. Эймс мог выдать материалы о вербовках, которые прошли через его руки.

Что же касается Олега Гордиевского — его раскрытие не связано ни с одним из американских источников ПГУ КГБ СССР. Контрразведка давно подозревала Гордиевского в сотрудничестве с противником. Вся эта эпопея, в виде вызова его в Москву, неудачной попытки задержания,бегства из СССР – была вызвано тем, что у КГБ были очень сильные подозрения в его адрес. Однако не было «железных» материалов, которые позволили бы не играть с ним в кошки-мышки, а надеть на него наручники, и отправить в следственный изолятор

«ЗАВТРА». Значит, как бы он не хвастался в своих мемуарах, что долгое время был самым неуловимым агентом в КГБ СССР — это не совсем правда?

Николай ЛЕОНОВ. Любой предатель, когда пишет мемуары, не заслуживает ни малейшего доверия, потому что ему надо оправдываться перед теми людьми, которые стали его новыми хозяевами. Он обязательно преувеличивает свою значимость. Поэтому из рядовых работников в своих же мемуарах, все превращаются в супершпионов, хотя реально, как правило, они занимали более чем скромное место в системе разведывательной службы нашей страны.

«ЗАВТРА». Если мы коснулись предательства, то, кем был, по вашей оценке, предателем или, как он сам заявлял, жертвой похитивших его сотрудников ЦРУ в Риме в 1985 году, а затем пришедший с повинной весной того же года в Посольство СССР в Вашингтоне, полковник ПГУ КГБ СССР В. Юрченко?

Николай ЛЕОНОВ. Я хорошо помню этот факт, потому что сам отправлял Виталия Юрченко за границу и формулировал ему задание для этой его командировки, и был готов взять на себя ответственность за акцию, которую осуществил Юрченко с уходом к противнику. К моменту краткосрочной командировки в Рим, он был сотрудником Первого отдела ПГУ КГБ СССР и был под моим непосредственным подчинением. Все, что он говорил впоследствии на своей пресс-конференции в Москве, по большому счету – ложь. Поскольку, как только он вернулся в Посольство СССР в Вашингтоне, наши работники взяли у него анализы мочи и крови, которые показали, что все у него соответствовало норме обычного здорового человека, хотя он заявляя о том, что его пичкали препаратами в застенках ЦРУ. Его бегство и возвращение остаются в большой степени до сих пор определенной загадкой.

И мы, сотрудники ПГУ КГБ СССР, в его предательстве не сомневаемся, и все меры, которые предприняли по оперативной линии, были продиктованы твердым убеждением, что он ушел добровольно.

Его не подвергли, по возвращению в Москву, судебному преследованию, потому что это произошло в политически выгодный для нас момент. Он вернулся в СССР, когда Горбачеву предстояла первая встреча с президентом США Рональдом Рейганом. Нам было очень важно использовать версию Юрченко, что американцы пичкали его психотропными препаратами. И Юрченко сыграл свою роль, как политический актер. Но в том, что он выдал противнику вещи, которые составляют государственную тайну, никаких сомнений нет.

«ЗАВТРА». А вы можете допустить, что Юрченко выдал при допросе двух агентов ПГУ КГБ СССР, которых в том же 1985 году пришлось вывести из игры, сотрудника ЦРУ Эдварда Ли Говарда, и начальника Русского отдела Радиостанции «Свобода» Олега Туманова, которых вашим коллегам удалось благополучно доставить в Москву?

Николай ЛЕОНОВ. Допустить, что ваша версия верна на счет тех, кого выдал Юрченко, я могу, поскольку я не знаю, знал ли он их. Юрченко не признался, что же выдал, он все время твердил одну и ту же пластинку, что его одурманили какими-то препаратами, в результате чего он не помнит, что говорил ведшим его допрос работникам спецслужб США.

«ЗАВТРА». Возможно ли в практике работы разведок то, что Юрченко описал после своего возвращения из США?

Николай ЛЕОНОВ. Разведки часто договариваются между собой о правилах их поведения. И у нас с ЦРУ США были встречи, во время которых было достигнуто соглашение о том, что нельзя переносить войну умов в войну с чисто физическими элементами. Разведчик беззащитен – его можно поймать, вколоть ему, что угодно, но тогда это откроет бесконечную череду убийств. На это ни одна разведка не пойдет.

«ЗАВТРА». А сотрудничество резидентур ЦРУ США на разных континентах от Латиноамериканского до Африканского с кураторами наркотрафика, с другими преступными элементами — возможно?

Николай ЛЕОНОВ. Это была разрешенная тактика работы Центрального Разведывательного Управления. Была специальная директива, которая разрешала сотрудникам ЦРУ США вступать в контакты и использовать преступные элементы, среди них могут быть и наркобароны, и чистой воды уголовники.А работникам ПГУ КГБ СССР такие контакты были запрещены, у нас были указания, которые дели невозможным связь с любым криминальным элементом.

«ЗАВТРА». Насколько, по вашему мнению, спецслужбы являются неуязвимыми для властей США? Многие историки и журналисты утверждают, что директор Федерального Бюро Расследований Эдгар Гувер был причастен к убийству президента США Д. Кеннеди. Тот хотел ограничить влияние спецслужб на проводимую им политику, снял после неудачной высадки в заливе Свиней десанта кубинских эмигрантов с поста директора ЦРУ А. Даллеса, собирался отправить в отставку и самого Гувера.

Николай ЛЕОНОВ. Спецслужбы США, как и пресса, как и крупный капитал, конечно, время от времени начинают делать свою политику, влияя на руководство Соединенных Штатов Америки. Достаточно сказать, что Джимми Картер, придя к власти в 1976 году, очень сильно раскассировал ЦРУ. Он тогда создал специальную Комиссию Конгресса США по расследованию деятельности ЦРУ. Тогда то и всплыли такие сведения, что ЦРУ США самостоятельно привыкло убивать государственных деятелей чужих стран. Оказалось, что они были причастны к убийству в Африке Лумумбы, в Латинской Америке к убийству Че Гевары, было открыто несколько планов по убийству Фиделя Кастро.

Благодаря докладу Комиссии был открыт план сотрудничества ЦРУ США с военной хунтой в Чили с целью военного переворота и свержения в Чили доктора Альенде. Из этого доклада, как из рога изобилия, сыпались и другие кошмарные факты о деятельности ЦРУ США. В результате этого расследования численный состав ЦРУ был сокращен, было запрещено заниматься прямыми террористическими актами, было рекомендовано Конгрессу США впредь не выделять огромные деньги на добычу информации.

И такие удары президенты США время от времени наносили по ЦРУ.

«ЗАВТРА». А Федеральное Бюро Расследований было так же уязвимым для президентов США?

Николай ЛЕОНОВ. ФБР куда менее уязвимо для властей своей страны, поскольку организация работает внутри США и имеет достаточно славную историю своего возникновения. Оно ведет не только политические и контрразведывательные операции на территории США, на ФБР лежит задача по расследованию всех крупных преступлений на территории Соединенных Штатов Америки. В этом смысле американцы видят в Федеральном Бюро Расследования эффективный орган по защите безопасности их интересов. И этот авторитет, нажитый ФБР на внутренних делах, подкрепляется успехами, что ФБР имело в борьбе с иностранными разведками, в том числе, и с разведкой нашей страны, поэтому ФБР пользуется достаточно высокой репутацией в американском обществе.

Хотя назвать ФБР безупречным и абсолютно эффективным, конечно, нельзя. Ведь агенты ПГУ КГБ СССР, чьи имена часто всплывают в прессе, работали в нем и годами носили нашей разведке громадное количество материала, ФБР, как говорят, в это время хлопало ушами. Пока не наступили демократическое время и американцы каким-то образом узнали о наличии ценных агентов нашей разведки в стенах ФБР.

«ЗАВТРА». После августа 1991 года в Москве было открыто представительство ФБР. Это ведомство может оказывать какую-то поддержку проамериканским силам в России?Николай ЛЕОНОВ. Не только может, она есть и идёт в открытую. Ряд олигархов, которые в США считаются столпами демократии, все время получали инструкции от Госдепа США, и долгое время владели влиятельнейшими изданиями.

В России до сих пор происходит чудо. В Москве на особом статусе работает радиостанция «Свобода». Это целое огромное бюро с колоссальным штатом корреспондентов по всей России, иначе говоря, со своей разведывательной сетью.

А вся информация в нашу «независимую» прессу на 80% идёт из американских источников. Джордж Буш-младший с первый встречи же с президентом В. Путиным повторял ему, что он будет лично следить, как в России работает так называемая «свободная пресса». США всегда важно иметь в России свое присутствие. В 2003 году в газете «Коммерсант» американский посол Вершбоу открытым текстом связывал вхождение России в свободное содружество государств рыночной экономики с наличием журналистов типа Евгения Киселёва.

Россия напичкана агентурой Соединенных Штатов Америки, ведь у них имеется целая сеть неправительственных и, так называемых, некоммерческих организаций, по которым ещё в мою бытность депутатом Госдумы, принимался закон об ограничении их контактов с Западом.

Разве в Соединенных Штатах есть некоммерческие и негосударственные организаций, которые бы работали в интересах России? Там сразу требуют, чтобы вы зарегистрировались в качестве агента иностранного государства. В России же их сеть действует легально. Я не могу, конечно, достать личные дела некоторых журналистов из архива ЦРУ США, но их поведение и действия в течение долгого времени говорят о работе против России.

Не стоит сомневаться, что американцы работают и среди депутатов Госдумы, и среди их помощников, и среди журналистов, особенно либеральной направленности. Людей, которые готовы выполнить их поручения, хватает — как было во время развала СССР.

Кстати, мы, работники спецслужб СССР, в свое время, точно так же искали депутатов парламентов, готовых при необходимости помогать проводить нашу внешнюю политику. Но у американцев такие люди есть и сейчас

Автор: Игорь Латунский

Источник: nstarikov.ru

pandoraopen.ru

КГБ против ЦРУ

Источник: topwar.ru

Долгое время гриф «Совершено Секретно» лежал на работе ПГУ КГБ СССР. Особенно на работе Первого Главного Управления Внешней Разведки СССР против Соединенных Штатов Америки.

Доктор исторических наук, генерал-лейтенант, бывший заместитель ПГУ, начальник Информационно – Аналитического Управления КГБ СССР, Николай Леонов рассказывает, как шла работа советской разведки на различных континентах.

«ЗАВТРА». Николай Сергеевич, вы были специалистом по Латиноамериканскому направлению работы Первого Главного Управления КГБ СССР, насколько ваша работа на этом направлении советской разведки была важна для СССР?

Николай ЛЕОНОВ. Противостояние между СССР и США в то время, в основном, проявлялось в соперничестве за влияния именно в третьем мире.

Тогда, собственно говоря, и был сформирован такой принцип: «С кем пойдет третий мир, тот и одержит, в конечном итоге, геополитическую победу!». С военно-политической точки зрения, наши позиции в тот момент в странах третьего мира были предпочтительнее. Потому что лидеры большинства тех стран, которые объединились в движение неприсоединения, в гораздо большей степени разделяли социалистические идеи, нежели идеи либерально рыночного толка. В связи с тем, что общественный характер производства и социалистическая форма ведения хозяйства позволяли сконцентрировать ресурсы государства в одном кулаке и так же, достаточно быстро решать национальные проблемы, и это их в социалистической системе хозяйства привлекало.

Но с точки зрения экономической преимущество было на стороне Соединенных Штатов Америки. Были страны, которые в военно-политическом плане были связаны с нашей страной, получая и мировоззренческую подпитку, и вооружение, но реально гражданско-экономическая связь была с США.

Например, Сирия, очень близкая и дружеская страна по отношению к СССР. Военные и торговые корабли нашей страны базировались в ее портах, тем не менее 98% её экономических связей находились на Западе. В этом была такая разбалансированность отношений СССР и стран третьего мира.

Но мы, сотрудники ПГУ КГБ СССР, стремились укреплять позиции своей страны в странах Латинской Америки, и опорными базами были, конечно, Куба, в меньшей степени Никарагуа, и другие страны этого региона, которые пытались повторить строительство социалистического эксперимента. К лидерам этих стран бесспорно можно отнести президента Чили доктора Альенде.

После революции в 1968 году мы много помогали панамскому народу в том, чтобы он смог вернуть под свой контроль Панамский канал и получить его в свою собственность, это же была американская водная артерия.

Мы тогда добивались больших успехов и если бы не произошло то, что произошло в 1991 году, облом в самом нашем государстве, то силы, которые были задействованы на внешнем фронте, в том числе и в Латинской Америке, были достаточно велики, чтобы практически гарантировать нашу конечную победу.

«ЗАВТРА». Вашей главной задачей, как сотрудника Внешней Политической Разведки СССР, было влияние на правительства стран Латинской Америки, или вербовка сотрудников ЦРУ США, поскольку, не зная планов врага, невозможно принять ни наступательных, ни контр мер?

Николай ЛЕОНОВ. Я бы даже не стал разделять эти вопросы, поскольку перед сотрудниками ПГУ КГБ СССР всегда стояло решение комплексных задач, и вербовка работников Центрального Разведывательного Управления США и вообще американцев, которые могли быть допущены к государственным секретам своей страны, как дипломатических, экономических и военных ведомств. Параллельно с этим, в тех странах, где открывалась возможность воздействовать на политическую ситуацию через его истеблишмент. Там, конечно, мы работали с правительством этих стран, с видными политическими деятелями, с парламентариями, с журналистами с тем, чтобы подготовить почву для укрепления в данных странах позиций Советского Союза, или сейчас России, поскольку это будут вечные задачи разведки.

«ЗАВТРА». Тогда позвольте задать вопрос относительно технических способов работы. В ряде книг говорится, что на территории Мексики, где вы были резидентом, ваши коллеги проводили оперативные встречи с агентами ПГУ из АНБ, как Р. Липка и ЦРУ, как О.Эймс?

Николай ЛЕОНОВ. Мы действительно проводили встречи с нашей агентурой, которая приобреталась в Соединенных Штатах Америки и других капиталистических странах на территории Мексики.

Это делалось по той причине, что контрразведывательный режим в США естественно был более строгим и жестким, и многие американцы сами предпочитали встречаться с советскими разведчиками, выезжая за рубеж своей страны. Например, в Канаде или Мексике — поскольку граница у них с США очень протяженная и прозрачная, её ежедневно пересекают сотни тысяч людей. Контроль на этих границах ни тогда, ни сейчас, как американцы не стараются, не может быть стопроцентно эффективным.

Тем более поданные США проезжали через границы с малым грузом, эти встречи проходили успешно, не вызывая проблем, с точки зрения, безопасности агентурной связи нашей разведки.

«ЗАВТРА». Но ваше ведомство не могло иметь большое количество агентов в Управлениях Бразильской или Мексиканской Контрразведки. В связи с этим, приходилось ли вашим коллегам, получая сведения от местной агентуры и подвергая их анализу, чтобы узнать, что будет предпринято США на Латиноамериканском континенте, запрашивать сведения об этой ситуации в резидентуре ПГУ КГБ СССР, чтобы предпринять контрмеры по действиям ЦРУ США на данном континенте?

Николай ЛЕОНОВ. Это была обычная процедура. Ведь резидентура разведки любой страны, планируя, какое-то мероприятие, обязательно ставит пару задач. Сформулировать их можно так, а к чему это приведет, каков будет конечный результат, и каковы будут наши планы, в случае, если результат наших действий будет неблагоприятным?

В случае неудачи или даже срыва операции, Поэтому, всегда заранее планируются пути отхода, или пути локализации тех негативных последствий, которые могут образоваться в результате предпринятых разведкой какой-то страны действий.

А процесс анализа везде прост, он состоит из двух этапов, сначала накапливается какая-то информационная база. Ведь, если у вас мало оперативной базы, то никакой анализ ситуации, где бы то не было, не поможет, поскольку в этом случае можно только предполагать. Но, когда есть достаточное количество информации, как в математической задаче, и вы начинаете из этого материала выстраивать логические решения, то тогда найдется аналитический ход. Анализ это вторичная фаза в работе с информацией, первичная всегда её сбор, а когда есть достаточное количество информации для размышления о том, какая тенденция и в каком направлении начинает доминировать и в каком направление пойдет развитие событий, эта фаза называется анализом.

«ЗАВТРА». Николай Сергеевич, я недаром упомянул Мексику, где вы, если я не ошибаюсь, были резидентом ПГУ КГБ СССР. Как Вы могли бы прокомментировать заявление одной из демократических газет, где было сказано, не без помощи О. Калугина, что полковник ПГУ КГБ СССР из Управления «К» О. Нечипоренко был выдворен из Мексики в связи с тем, что он занимался подготовкой на ее территории военного переворота. И в его обязанности входил подкуп просоветской прессы и военных, которые привели бы к власти в Мехико просоветски настроенного правительства?

Николай ЛЕОНОВ. Это заявление можно квалифицировать, как невежественную чушь и выдумку. Никакого переворота не в одной стране мира мы не планировали, и это бы вообще было смешно, если бы разведка так могла осуществлять перевороты государственных строев, весь мир трясся бы до бесконечности от них.

А Олега Максимовича Нечипоренко я очень хорошо знаю, сейчас это полковник запаса СВР, автор работ по всем обстоятельствам по убийству президента США Кеннеди. Он был выслан из Мексики по совсем другим причинам. Американцам удалось завербовать тогда и увести на свою сторону одну молодую женщину, сотрудницу Торгового Представительства СССР в Мексике. Я не знаю всех деталей, как она ушла к американцам, какую она наговорила им информацию, которая ей была известна о положении в советской колонии, единственно, что она точно знала, что Нечипоренко является кадровым офицером разведки. И поэтому все стрелы этой предательницы пошли по Нечипоренко, после чего он был объявлен персоной нон-грата. И не потому что готовил переворот, а за то, что он был сотрудникам разведки КГБ ССС, и надо было предать побольше шуму ухода этой предательницы. И таким образом получился удвоенный резонанс к бегству этой, в общем – то ничтожной фигуры, которая была коммерческим корреспондентом торгового представительства!

«ЗАВТРА». Выше вы коснулись проблемы Чили и помощи доктору Альенде. Так, что же, по вашему мнению, не дало возможность СССР предоставить военную помощь этому президенту Чили, который был одним из немногих союзников СССР на Латиноамериканском континенте. Ведь в 1979 году у ПГУ КГБ СССР были сильные позиции, в виде агентуры в ЦРУ США, которые могли бы предупредить своих кураторов из числа работников ПГУ КГБ СССР, что военный переворот в Чили неотвратим?

Николай ЛЕОНОВ. Вот это и помешало, что мы знали, что переворот неотвратим, а соотношение сил в Чили, совершенно очевидно, было не в нашу пользу. Поэтому мы и не оказали всей помощи, которую можно было бы оказать.

Я помню, что были обсуждения этого вопроса, давать ли Чили новый заём, 30-40 миллионов долларов, посылать ли оружие, о чем, кстати, просил никто иной, как Пиночет, который, будучи главнокомандующим сухопутными войсками при Альенде, приезжал в Москву, и вел переговоры о приобретении советского оружия.

Мы, разведка КГБ СССР, всегда были против и того, и другого, потому что Альенде играл всегда по чисто демократическим правилам. Он был наивным демократом, он ни коим образом не решался применить какие-то силовые приёмы к своим очевидным противникам, которые, кстати, развязали против него настоящий террор. Тем не менее, Альенде считал, что все в Чили должно развиваться в рамках абсолютной, чистой и стерильной демократии.

Ведь, он все время обращался к парламенту и к судам, и кончилось тем, что те самые «борцы за демократию» устроили военный переворот с расстрелом президентского дворца, с убийством самого президента.

«ЗАВТРА». Давайте коснемся технологий вербовки агентуры ПГУ КГБ СССР на территории США. Добровольная явка в Посольство СССР в США многих работников спецслужб США с предложением о сотрудничестве — это следствие плохой работы ФБР или хорошей работы контрразведывательных подразделений спецслужб КГБ, что прощупывали и сотрудников ЦРУ США Ли Говарда, Эймса и Липку из АНБ?

Николай ЛЕОНОВ. Контрразведка КГБ СССР здесь не причем, потому что многие сотрудники спецслужб США приходили, как вы правильно отметили, в советское посольство СССР с предложением своих услуг, что, конечно говорит, о плохой работе ФБР.

Но это говорит и о том, что подданные США, служившие в спецслужбах своей страны, питали симпатии к нашей стране. К её строю, её культуре, и добровольно предлагали свои услуги сотрудникам нашей разведки, а подобных фактов история разведки знала очень много. Ведь лучшая агентура нашей страны была приобретена сотрудниками разведки СССР не за деньги, а на идеологической основе их симпатий к нашей стране.

А служба нашей контрразведки в этих операциях играла очень важную роль, потому что ей надлежало принять решение и ответить на вопрос, кто пришёл провокатор или честный доброжелатель? И решить этот вопрос было не очень просто, поскольку провокатор мог принести и документы. Или вызвать вас на встречу в городе, во время которой вы можете попасть в западню, со всей последующей скандальной историей, шумом в прессе и так далее. Вот в этом случае помогала контрразведка.

Когда же американские спецслужбы узнали, что многие люди из числа подданных США приходили к нам таким путем, они стали подсылать к нам провокаторов, причем десятками, и мы довольно быстро научились отделять зерна от плевел, и в этом большая заслуга нашей контрразведки.

«ЗАВТРА». В ряде книг, написанных на документальной основе, например, «Дело Ханссена. «Кроты» в США» А. Колпакиди и Д. Прохорова, утверждается, что главным мотивом для сотрудничества с ПГУ КГБ СССР у таких её золотых агентов, как начальник отдела контрразведки ЦРУ О. Эймс, как представитель ФБР в Госдепе Р. Ханссен был только материальный мотив.

Николай ЛЕОНОВ. В ПГУ КГБ СССР было специальное подразделение, которое и вело дела особо важных агентов, но, я помню, что американские спецслужбы на основании судебных процессов над теми, кого вы назвали, пришли к выводу, что в Соединенных Штатах имеется категория людей, уязвимых для вербовки спецслужбами других стран с точки зрения их материальных затруднений.

Тогда спецслужбы США провели обследования основных категорий служащих Госдепа, Пентагона и других агентств и выявили более четырех тысяч фамилий сотрудников государственных учреждений своей страны, которые в той или иной степени испытывали материальные затруднения.

Долги, крупные кредиты под строительство домов, что не совсем обеспечивалось их денежным содержанием. Все эти четыре тысячи человек попали под колпак ФБР США как потенциально уязвимые лица. Но вы сами понимаете, что говорить только о материальном факторе, как о главенствующем факторе сотрудничества служащих из спецслужб США с разведкой КГБ СССР никогда нельзя. Он мог стать детонатором, или одним из компонентов решения сотрудничать с советской, а затем российской разведкой. К тому же деньги за предоставленные сведения им могли заплатить и Китай, и Израиль, которые тоже ведут на территории США разведывательную работу. А поскольку Советский Союз был оппонентом США – приход к спецслужбам СССР заведомо нёс заряд политической воли.

«ЗАВТРА». А, что могло сгубить агентов такого уровня, как Ханссен, Эймс и им подобные?

Николай ЛЕОНОВ. На мой взгляд, это предательство. Агенты такого уровня провалиться сами по себе не могли.

«ЗАВТРА». А мог ли Олдрич Эймс быть причастным к обнаружению в своих рядах таких крупных «кротов» в ПГУ КГБ СССР, как Гордиевский, Южин и Моторин?

Николай ЛЕОНОВ. Эймс мог выдать материалы о вербовках, которые прошли через его руки.

Что же касается Олега Гордиевского — его раскрытие не связано ни с одним из американских источников ПГУ КГБ СССР. Контрразведка давно подозревала Гордиевского в сотрудничестве с противником. Вся эта эпопея, в виде вызова его в Москву, неудачной попытки задержания,

бегства из СССР – была вызвано тем, что у КГБ были очень сильные подозрения в его адрес. Однако не было «железных» материалов, которые позволили бы не играть с ним в кошки-мышки, а надеть на него наручники, и отправить в следственный изолятор

«ЗАВТРА». Значит, как бы он не хвастался в своих мемуарах, что долгое время был самым неуловимым агентом в КГБ СССР — это не совсем правда?

Николай ЛЕОНОВ. Любой предатель, когда пишет мемуары, не заслуживает ни малейшего доверия, потому что ему надо оправдываться перед теми людьми, которые стали его новыми хозяевами. Он обязательно преувеличивает свою значимость. Поэтому из рядовых работников в своих же мемуарах, все превращаются в супершпионов, хотя реально, как правило, они занимали более чем скромное место в системе разведывательной службы нашей страны.

«ЗАВТРА». Если мы коснулись предательства, то, кем был, по вашей оценке, предателем или, как он сам заявлял, жертвой похитивших его сотрудников ЦРУ в Риме в 1985 году, а затем пришедший с повинной весной того же года в Посольство СССР в Вашингтоне, полковник ПГУ КГБ СССР В. Юрченко?

Николай ЛЕОНОВ. Я хорошо помню этот факт, потому что сам отправлял Виталия Юрченко за границу и формулировал ему задание для этой его командировки, и был готов взять на себя ответственность за акцию, которую осуществил Юрченко с уходом к противнику. К моменту краткосрочной командировки в Рим, он был сотрудником Первого отдела ПГУ КГБ СССР и был под моим непосредственным подчинением. Все, что он говорил впоследствии на своей пресс-конференции в Москве, по большому счету – ложь. Поскольку, как только он вернулся в Посольство СССР в Вашингтоне, наши работники взяли у него анализы мочи и крови, которые показали, что все у него соответствовало норме обычного здорового человека, хотя он заявляя о том, что его пичкали препаратами в застенках ЦРУ. Его бегство и возвращение остаются в большой степени до сих пор определенной загадкой.

И мы, сотрудники ПГУ КГБ СССР, в его предательстве не сомневаемся, и все меры, которые предприняли по оперативной линии, были продиктованы твердым убеждением, что он ушел добровольно.

Его не подвергли, по возвращению в Москву, судебному преследованию, потому что это произошло в политически выгодный для нас момент. Он вернулся в СССР, когда Горбачеву предстояла первая встреча с президентом США Рональдом Рейганом. Нам было очень важно использовать версию Юрченко, что американцы пичкали его психотропными препаратами. И Юрченко сыграл свою роль, как политический актер. Но в том, что он выдал противнику вещи, которые составляют государственную тайну, никаких сомнений нет.

«ЗАВТРА». А вы можете допустить, что Юрченко выдал при допросе двух агентов ПГУ КГБ СССР, которых в том же 1985 году пришлось вывести из игры, сотрудника ЦРУ Эдварда Ли Говарда, и начальника Русского отдела Радиостанции «Свобода» Олега Туманова, которых вашим коллегам удалось благополучно доставить в Москву?

Николай ЛЕОНОВ. Допустить, что ваша версия верна на счет тех, кого выдал Юрченко, я могу, поскольку я не знаю, знал ли он их. Юрченко не признался, что же выдал, он все время твердил одну и ту же пластинку, что его одурманили какими-то препаратами, в результате чего он не помнит, что говорил ведшим его допрос работникам спецслужб США.

«ЗАВТРА». Возможно ли в практике работы разведок то, что Юрченко описал после своего возвращения из США?

Николай ЛЕОНОВ. Разведки часто договариваются между собой о правилах их поведения. И у нас с ЦРУ США были встречи, во время которых было достигнуто соглашение о том, что нельзя переносить войну умов в войну с чисто физическими элементами. Разведчик беззащитен – его можно поймать, вколоть ему, что угодно, но тогда это откроет бесконечную череду убийств. На это ни одна разведка не пойдет.

«ЗАВТРА». А сотрудничество резидентур ЦРУ США на разных континентах от Латиноамериканского до Африканского с кураторами наркотрафика, с другими преступными элементами — возможно?

Николай ЛЕОНОВ. Это была разрешенная тактика работы Центрального Разведывательного Управления. Была специальная директива, которая разрешала сотрудникам ЦРУ США вступать в контакты и использовать преступные элементы, среди них могут быть и наркобароны, и чистой воды уголовники.

А работникам ПГУ КГБ СССР такие контакты были запрещены, у нас были указания, которые дели невозможным связь с любым криминальным элементом.

«ЗАВТРА». Насколько, по вашему мнению, спецслужбы являются неуязвимыми для властей США? Многие историки и журналисты утверждают, что директор Федерального Бюро Расследований Эдгар Гувер был причастен к убийству президента США Д. Кеннеди. Тот хотел ограничить влияние спецслужб на проводимую им политику, снял после неудачной высадки в заливе Свиней десанта кубинских эмигрантов с поста директора ЦРУ А. Даллеса, собирался отправить в отставку и самого Гувера.

Николай ЛЕОНОВ. Спецслужбы США, как и пресса, как и крупный капитал, конечно, время от времени начинают делать свою политику, влияя на руководство Соединенных Штатов Америки. Достаточно сказать, что Джимми Картер, придя к власти в 1976 году, очень сильно раскассировал ЦРУ. Он тогда создал специальную Комиссию Конгресса США по расследованию деятельности ЦРУ. Тогда то и всплыли такие сведения, что ЦРУ США самостоятельно привыкло убивать государственных деятелей чужих стран. Оказалось, что они были причастны к убийству в Африке Лумумбы, в Латинской Америке к убийству Че Гевары, было открыто несколько планов по убийству Фиделя Кастро.

Благодаря докладу Комиссии был открыт план сотрудничества ЦРУ США с военной хунтой в Чили с целью военного переворота и свержения в Чили доктора Альенде. Из этого доклада, как из рога изобилия, сыпались и другие кошмарные факты о деятельности ЦРУ США. В результате этого расследования численный состав ЦРУ был сокращен, было запрещено заниматься прямыми террористическими актами, было рекомендовано Конгрессу США впредь не выделять огромные деньги на добычу информации.

И такие удары президенты США время от времени наносили по ЦРУ.

«ЗАВТРА». А Федеральное Бюро Расследований было так же уязвимым для президентов США?

Николай ЛЕОНОВ. ФБР куда менее уязвимо для властей своей страны, поскольку организация работает внутри США и имеет достаточно славную историю своего возникновения. Оно ведет не только политические и контрразведывательные операции на территории США, на ФБР лежит задача по расследованию всех крупных преступлений на территории Соединенных Штатов Америки. В этом смысле американцы видят в Федеральном Бюро Расследования эффективный орган по защите безопасности их интересов. И этот авторитет, нажитый ФБР на внутренних делах, подкрепляется успехами, что ФБР имело в борьбе с иностранными разведками, в том числе, и с разведкой нашей страны, поэтому ФБР пользуется достаточно высокой репутацией в американском обществе.

Хотя назвать ФБР безупречным и абсолютно эффективным, конечно, нельзя. Ведь агенты ПГУ КГБ СССР, чьи имена часто всплывают в прессе, работали в нем и годами носили нашей разведке громадное количество материала, ФБР, как говорят, в это время хлопало ушами. Пока не наступили демократическое время и американцы каким-то образом узнали о наличии ценных агентов нашей разведки в стенах ФБР.

«ЗАВТРА». После августа 1991 года в Москве было открыто представительство ФБР. Это ведомство может оказывать какую-то поддержку проамериканским силам в России?

Николай ЛЕОНОВ. Не только может, она есть и идёт в открытую. Ряд олигархов, которые в США считаются столпами демократии, все время получали инструкции от Госдепа США, и долгое время владели влиятельнейшими изданиями.

В России до сих пор происходит чудо. В Москве на особом статусе работает радиостанция «Свобода». Это целое огромное бюро с колоссальным штатом корреспондентов по всей России, иначе говоря, со своей разведывательной сетью.

А вся информация в нашу «независимую» прессу на 80% идёт из американских источников. Джордж Буш-младший с первый встречи же с президентом В. Путиным повторял ему, что он будет лично следить, как в России работает так называемая «свободная пресса». США всегда важно иметь в России свое присутствие. В 2003 году в газете «Коммерсант» американский посол Вершбоу открытым текстом связывал вхождение России в свободное содружество государств рыночной экономики с наличием журналистов типа Евгения Киселёва.

Россия напичкана агентурой Соединенных Штатов Америки, ведь у них имеется целая сеть неправительственных и, так называемых, некоммерческих организаций, по которым ещё в мою бытность депутатом Госдумы, принимался закон об ограничении их контактов с Западом.

Разве в Соединенных Штатах есть некоммерческие и негосударственные организаций, которые бы работали в интересах России? Там сразу требуют, чтобы вы зарегистрировались в качестве агента иностранного государства. В России же их сеть действует легально. Я не могу, конечно, достать личные дела некоторых журналистов из архива ЦРУ США, но их поведение и действия в течение долгого времени говорят о работе против России.

Не стоит сомневаться, что американцы работают и среди депутатов Госдумы, и среди их помощников, и среди журналистов, особенно либеральной направленности. Людей, которые готовы выполнить их поручения, хватает — как было во время развала СССР.

Кстати, мы, работники спецслужб СССР, в свое время, точно так же искали депутатов парламентов, готовых при необходимости помогать проводить нашу внешнюю политику. Но у американцев такие люди есть и сейчас

Автор: Игорь Латунский

russianpulse.ru

Новости дня: Холодная война: КГБ против ЦРУ - Свободная Пресса

13 марта 1954 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был образован Комитет государственной безопасности СССР. Эта организация пришла на смену Министерству государственной безопасности. Основными задачами КГБ были внешняя разведка, контрразведка, оперативно-розыскная деятельность, охрана государственной границы, охрана руководителей партии и правительства, а также борьба с национализмом, инакомыслием, преступностью и антисоветской деятельностью. Комитет просуществовал до 1991 года, и провел немало отличных операций.

Ракетное топливо во фляжке для виски

В 1954 году обиженный на судьбу и армейское начальство американский сержант Роберт Ли Джонсон, проходивший службу в Западном Берлине, перебрался в Восточный сектор и предложил свои услуги Штази (неофициальное сокращенное название Министерства государственной безопасности ГДР — прим.) в обмен на убежище для него и его сожительницы. И, разумеется, потребовал средств для безбедного существования. Штази передали Джонсона КГБ.

Сержанта убедили вернуться обратно в часть, где он сможет и поквитаться с командованием, и получать вторую зарплату — от Советского Союза. Но у Джонсона возникли проблемы с алкоголем, и на агента махнули было рукой. Однако новый куратор — Анатолий Афанасьевич Елисеев, сумел извлечь даже из столь ненадежного «материала» громадную пользу.

Когда Джонсон находился уже в США, Елисеев убедил его, предварительно одарив внушительным авансом, поступить в сухопутные войска. И в 1956 году он устроился охранником на ракетную базу в Техасе, откуда передавал через посредника Минткенбау фотографии, планы, документы, а один раз даже образец ракетного топлива, которое он по указанию КГБ откачал из топливного бака.

В 1959 году Джонсона перевели на американскую базу во Франции. А в 1961 году он стал охранником в центре фельдъегерской связи в аэропорту Орли, где занимались доставкой секретных документов, шифровальных систем и устройств, которые курсировали между Вашингтоном, НАТО, американскими командованиями в Европе и Шестым флотом США.

Джонсон получил доступ к хранилищу секретной документации, которое запиралось на три замка. Он сделал оттиск с ключа. Случайно отыскал в корзинке для мусора клочок бумажки с кодом для второго замка. С помощью переносного рентгеновского аппарата, полученного от КГБ, узнал шифр, отпирающий третий замок. И ночью 15 февраля 1961 года вскрыл хранилище, набил сумку шифровками и секретными документами и передал ее куратору Феликсу Александровичу Иванову. Куратор доставил сумку в резидентуру КГБ советского посольства в Париже. Там с пакетов сняли печати, скопировали содержимое и вновь запечатали пакеты. Черед полтора часа сумку вернули Джонсону, который вернул документы на место.

Полученная таким образом информация оказалась абсолютно бесценной.

Ликвидация укрофашистов

Агент КГБ Богдан Николаевич Сташинский в конце 50-х годов выполнил в Западной Германии, в Мюнхене, два деликатных задания по ликвидации лидеров украинского националистического движения. Орудие убийства было изготовлено в оружейной лаборатории КГБ. Это был газовый пистолет, выпускавший из разбиваемой ампулы струю цианистого калия. После смерти патологоанатомы при осмотре тела наблюдали типичную картину последствий сердечной недостаточности.

Первым «клиентом» был Лев Ребет — руководитель регионального отделения ОУН*, впоследствии главный судья организации. 12 октября 1957 года Сташинский утром выследил Ребета на трамвайной остановке. И, опередив его, поднялся по винтовой лестнице, держа пистолет в свернутой газете. Затем развернулся и пошел навстречу поднимавшемуся вверх Ребету. После выстрела быстро скрылся, выбросив пустую ампулу в реку. Врачи констатировали смерть от сердечного приступа.

Точно также 15 октября 1959 года был ликвидирован Степан Бандера, живший в Мюнхену по поддельному паспорту.

Портлендская операция

В начале 50-х годов секретарь военно-морского атташе Великобритании в Варшаве Харри Хаутон согласился работать на Восточную Европу. Польские спецслужбы передали его советским коллегам. Это было очень ценное приобретение — в конце 1952 года Хаутона перевели в Лондон, где он приступил к работе в совершенно секретном учреждении — Королевском Научно-исследовательском центре разработки подводного оружия, располагавшемся в Портленде. В Центре работало более 400 ученых и инженеров, которые создавали средства борьбы с подводными лодками, а также наступательное вооружение для ВМФ.

В Англии деятельность Хаутона курировал сотрудник КГБ Н.С. Дерябкин, которому и передавались копии секретных чертежей. На первых порах их подбор был скорее случайным, поскольку Хаутон работал начальником отдела по контролю гражданского персонала и не был посвящен в тонкости разработок. Однако в 1955 году ему удалось достать полный каталог хранящихся в Центре чертежей. И он начал исполнять адресные заказы. Вскоре Дерябкину удалось завербовать чертежницу «Асю», которая имела возможность неограниченно заказывать копии чертежей, не отчитываясь об их уничтожении. Совершенно секретные, секретные и конфиденциальные материалы потекли в Советский Союз рекой. Всего за 8 лет «Портлендской операции» было получено более 17 тыс. листов. В Генштабе ВМФ СССР знали абсолютно обо всех секретах британских коллег.

Всего в операции участвовали 5 человек. Их деятельность британская контрразведка раскрыла в начале 1961 года. Они получили от 25 до 15 лет тюрьмы. Наименее строго были наказаны поставщики информации Хаутон и «Ася». Но на свободу вышли уже в середине, максимум в конце 60-х годов.

Пилите, Шура, пилите…

После войны командование советскими войсками в ГДР связывалось с Москвой из Берлина по кабельному подземному каналу. В 1953 году ЦРУ разработало проект по несанкционированному подключению к кабелю, который был одобрен Алленом Даллесом. В 1954 году шпионский объект был введен в эксплуатацию. Он представлял собой станцию подслушивания и пятисотметровый тоннель, прорытый с территории Западного Берлина, оборудованный по последнему слову техники, для подключения подслушивающей, усилительной и прочей шпионской техники к телефонным кабелям на территории ГДР. Это было внушительное сооружение — под землей можно было свободно ходить и передвигать тележки с аппаратурой. Через подземный ход пролегали кабели, соединяющие советские военные коммуникации с американским центром обработки данных. Туннель был подведен к колодцу, через который тянулись телефонные и телеграфные линии из советского посольства, Верховного командования в Берлине, а также правительственные линии связи ГДР.

О масштабе прослушивания говорит такой факт: ежедневно несколько десятков катушек с записью телефонных переговоров отправлялись самолетом в Лондон, где обрабатывались голосовые записи, а телеграфные сообщения отправлялись на дешифровку в США.

В 1956 году во время ремонтных работ советские связисты обнаружили врезку. В связи с чем был инициирован громкий международный скандал.

Однако позже выяснилось, что все цэрэушные хлопоты были абсолютно пустыми. Как только Аллан Даллас утвердил проект туннеля, сотрудничавший с КГБ заместитель начальника отдела радиоразведки Джордж Блейк передал эту информацию своему куратору С.Кондрашеву.

Зная о прослушивании, по этим каналам не передавалась секретная информация. В то же время не передавалась и дезинформация. КГБ не хотело рисковать столь ценным агентом, который мог быть разоблачен в случае выявления фактов дезинформации. Ну, а в 1956 году, когда Блейк перешел на другую работу, «лавочку» прикрыли, при этом театрально хлопнув дверью.

*Верховный суд России решением от 17.11.2014 признал экстремистской деятельность этой организации. Ее деятельность на территории России запрещена. — прим. ред.

svpressa.ru

Ящик пандоры – КГБ против ЦРУ

Источник: topwar.ruДолгое время гриф «Совершено Секретно» лежал на работе ПГУ КГБ СССР. Особенно на работе Первого Главного Управления Внешней Разведки СССР против Соединенных Штатов Америки.

Доктор исторических наук, генерал-лейтенант, бывший заместитель ПГУ, начальник Информационно – Аналитического Управления КГБ СССР, Николай Леонов рассказывает, как шла работа советской разведки на различных континентах.

«ЗАВТРА». Николай Сергеевич, вы были специалистом по Латиноамериканскому направлению работы Первого Главного Управления КГБ СССР, насколько ваша работа на этом направлении советской разведки была важна для СССР?

Николай ЛЕОНОВ. Противостояние между СССР и США в то время, в основном, проявлялось в соперничестве за влияния именно в третьем мире.

Тогда, собственно говоря, и был сформирован такой принцип: «С кем пойдет третий мир, тот и одержит, в конечном итоге, геополитическую победу!». С военно-политической точки зрения, наши позиции в тот момент в странах третьего мира были предпочтительнее. Потому что лидеры большинства тех стран, которые объединились в движение неприсоединения, в гораздо большей степени разделяли социалистические идеи, нежели идеи либерально рыночного толка. В связи с тем, что общественный характер производства и социалистическая форма ведения хозяйства позволяли сконцентрировать ресурсы государства в одном кулаке и так же, достаточно быстро решать национальные проблемы, и это их в социалистической системе хозяйства привлекало.

Но с точки зрения экономической преимущество было на стороне Соединенных Штатов Америки. Были страны, которые в военно-политическом плане были связаны с нашей страной, получая и мировоззренческую подпитку, и вооружение, но реально гражданско-экономическая связь была с США.

Например, Сирия, очень близкая и дружеская страна по отношению к СССР. Военные и торговые корабли нашей страны базировались в ее портах, тем не менее 98% её экономических связей находились на Западе. В этом была такая разбалансированность отношений СССР и стран третьего мира.

Но мы, сотрудники ПГУ КГБ СССР, стремились укреплять позиции своей страны в странах Латинской Америки, и опорными базами были, конечно, Куба, в меньшей степени Никарагуа, и другие страны этого региона, которые пытались повторить строительство социалистического эксперимента. К лидерам этих стран бесспорно можно отнести президента Чили доктора Альенде.

После революции в 1968 году мы много помогали панамскому народу в том, чтобы он смог вернуть под свой контроль Панамский канал и получить его в свою собственность, это же была американская водная артерия.

Мы тогда добивались больших успехов и если бы не произошло то, что произошло в 1991 году, облом в самом нашем государстве, то силы, которые были задействованы на внешнем фронте, в том числе и в Латинской Америке, были достаточно велики, чтобы практически гарантировать нашу конечную победу.

«ЗАВТРА». Вашей главной задачей, как сотрудника Внешней Политической Разведки СССР, было влияние на правительства стран Латинской Америки, или вербовка сотрудников ЦРУ США, поскольку, не зная планов врага, невозможно принять ни наступательных, ни контр мер?

Николай ЛЕОНОВ. Я бы даже не стал разделять эти вопросы, поскольку перед сотрудниками ПГУ КГБ СССР всегда стояло решение комплексных задач, и вербовка работников Центрального Разведывательного Управления США и вообще американцев, которые могли быть допущены к государственным секретам своей страны, как дипломатических, экономических и военных ведомств. Параллельно с этим, в тех странах, где открывалась возможность воздействовать на политическую ситуацию через его истеблишмент. Там, конечно, мы работали с правительством этих стран, с видными политическими деятелями, с парламентариями, с журналистами с тем, чтобы подготовить почву для укрепления в данных странах позиций Советского Союза, или сейчас России, поскольку это будут вечные задачи разведки.

«ЗАВТРА». Тогда позвольте задать вопрос относительно технических способов работы. В ряде книг говорится, что на территории Мексики, где вы были резидентом, ваши коллеги проводили оперативные встречи с агентами ПГУ из АНБ, как Р. Липка и ЦРУ, как О.Эймс?

Николай ЛЕОНОВ. Мы действительно проводили встречи с нашей агентурой, которая приобреталась в Соединенных Штатах Америки и других капиталистических странах на территории Мексики.

Это делалось по той причине, что контрразведывательный режим в США естественно был более строгим и жестким, и многие американцы сами предпочитали встречаться с советскими разведчиками, выезжая за рубеж своей страны. Например, в Канаде или Мексике — поскольку граница у них с США очень протяженная и прозрачная, её ежедневно пересекают сотни тысяч людей. Контроль на этих границах ни тогда, ни сейчас, как американцы не стараются, не может быть стопроцентно эффективным.

Тем более поданные США проезжали через границы с малым грузом, эти встречи проходили успешно, не вызывая проблем, с точки зрения, безопасности агентурной связи нашей разведки.

«ЗАВТРА». Но ваше ведомство не могло иметь большое количество агентов в Управлениях Бразильской или Мексиканской Контрразведки. В связи с этим, приходилось ли вашим коллегам, получая сведения от местной агентуры и подвергая их анализу, чтобы узнать, что будет предпринято США на Латиноамериканском континенте, запрашивать сведения об этой ситуации в резидентуре ПГУ КГБ СССР, чтобы предпринять контрмеры по действиям ЦРУ США на данном континенте?

Николай ЛЕОНОВ. Это была обычная процедура. Ведь резидентура разведки любой страны, планируя, какое-то мероприятие, обязательно ставит пару задач. Сформулировать их можно так, а к чему это приведет, каков будет конечный результат, и каковы будут наши планы, в случае, если результат наших действий будет неблагоприятным?

В случае неудачи или даже срыва операции, Поэтому, всегда заранее планируются пути отхода, или пути локализации тех негативных последствий, которые могут образоваться в результате предпринятых разведкой какой-то страны действий.

А процесс анализа везде прост, он состоит из двух этапов, сначала накапливается какая-то информационная база. Ведь, если у вас мало оперативной базы, то никакой анализ ситуации, где бы то не было, не поможет, поскольку в этом случае можно только предполагать. Но, когда есть достаточное количество информации, как в математической задаче, и вы начинаете из этого материала выстраивать логические решения, то тогда найдется аналитический ход. Анализ это вторичная фаза в работе с информацией, первичная всегда её сбор, а когда есть достаточное количество информации для размышления о том, какая тенденция и в каком направлении начинает доминировать и в каком направление пойдет развитие событий, эта фаза называется анализом.

«ЗАВТРА». Николай Сергеевич, я недаром упомянул Мексику, где вы, если я не ошибаюсь, были резидентом ПГУ КГБ СССР. Как Вы могли бы прокомментировать заявление одной из демократических газет, где было сказано, не без помощи О. Калугина, что полковник ПГУ КГБ СССР из Управления «К» О. Нечипоренко был выдворен из Мексики в связи с тем, что он занимался подготовкой на ее территории военного переворота. И в его обязанности входил подкуп просоветской прессы и военных, которые привели бы к власти в Мехико просоветски настроенного правительства?Николай ЛЕОНОВ. Это заявление можно квалифицировать, как невежественную чушь и выдумку. Никакого переворота не в одной стране мира мы не планировали, и это бы вообще было смешно, если бы разведка так могла осуществлять перевороты государственных строев, весь мир трясся бы до бесконечности от них.

А Олега Максимовича Нечипоренко я очень хорошо знаю, сейчас это полковник запаса СВР, автор работ по всем обстоятельствам по убийству президента США Кеннеди. Он был выслан из Мексики по совсем другим причинам. Американцам удалось завербовать тогда и увести на свою сторону одну молодую женщину, сотрудницу Торгового Представительства СССР в Мексике. Я не знаю всех деталей, как она ушла к американцам, какую она наговорила им информацию, которая ей была известна о положении в советской колонии, единственно, что она точно знала, что Нечипоренко является кадровым офицером разведки. И поэтому все стрелы этой предательницы пошли по Нечипоренко, после чего он был объявлен персоной нон-грата. И не потому что готовил переворот, а за то, что он был сотрудникам разведки КГБ ССС, и надо было предать побольше шуму ухода этой предательницы. И таким образом получился удвоенный резонанс к бегству этой, в общем – то ничтожной фигуры, которая была коммерческим корреспондентом торгового представительства!«ЗАВТРА». Выше вы коснулись проблемы Чили и помощи доктору Альенде. Так, что же, по вашему мнению, не дало возможность СССР предоставить военную помощь этому президенту Чили, который был одним из немногих союзников СССР на Латиноамериканском континенте. Ведь в 1979 году у ПГУ КГБ СССР были сильные позиции, в виде агентуры в ЦРУ США, которые могли бы предупредить своих кураторов из числа работников ПГУ КГБ СССР, что военный переворот в Чили неотвратим?

Николай ЛЕОНОВ. Вот это и помешало, что мы знали, что переворот неотвратим, а соотношение сил в Чили, совершенно очевидно, было не в нашу пользу. Поэтому мы и не оказали всей помощи, которую можно было бы оказать.

Я помню, что были обсуждения этого вопроса, давать ли Чили новый заём, 30-40 миллионов долларов, посылать ли оружие, о чем, кстати, просил никто иной, как Пиночет, который, будучи главнокомандующим сухопутными войсками при Альенде, приезжал в Москву, и вел переговоры о приобретении советского оружия.

Мы, разведка КГБ СССР, всегда были против и того, и другого, потому что Альенде играл всегда по чисто демократическим правилам. Он был наивным демократом, он ни коим образом не решался применить какие-то силовые приёмы к своим очевидным противникам, которые, кстати, развязали против него настоящий террор. Тем не менее, Альенде считал, что все в Чили должно развиваться в рамках абсолютной, чистой и стерильной демократии.

Ведь, он все время обращался к парламенту и к судам, и кончилось тем, что те самые «борцы за демократию» устроили военный переворот с расстрелом президентского дворца, с убийством самого президента.

«ЗАВТРА». Давайте коснемся технологий вербовки агентуры ПГУ КГБ СССР на территории США. Добровольная явка в Посольство СССР в США многих работников спецслужб США с предложением о сотрудничестве — это следствие плохой работы ФБР или хорошей работы контрразведывательных подразделений спецслужб КГБ, что прощупывали и сотрудников ЦРУ США Ли Говарда, Эймса и Липку из АНБ?

Николай ЛЕОНОВ. Контрразведка КГБ СССР здесь не причем, потому что многие сотрудники спецслужб США приходили, как вы правильно отметили, в советское посольство СССР с предложением своих услуг, что, конечно говорит, о плохой работе ФБР.

Но это говорит и о том, что подданные США, служившие в спецслужбах своей страны, питали симпатии к нашей стране. К её строю, её культуре, и добровольно предлагали свои услуги сотрудникам нашей разведки, а подобных фактов история разведки знала очень много. Ведь лучшая агентура нашей страны была приобретена сотрудниками разведки СССР не за деньги, а на идеологической основе их симпатий к нашей стране.

А служба нашей контрразведки в этих операциях играла очень важную роль, потому что ей надлежало принять решение и ответить на вопрос, кто пришёл провокатор или честный доброжелатель? И решить этот вопрос было не очень просто, поскольку провокатор мог принести и документы. Или вызвать вас на встречу в городе, во время которой вы можете попасть в западню, со всей последующей скандальной историей, шумом в прессе и так далее. Вот в этом случае помогала контрразведка.

Когда же американские спецслужбы узнали, что многие люди из числа подданных США приходили к нам таким путем, они стали подсылать к нам провокаторов, причем десятками, и мы довольно быстро научились отделять зерна от плевел, и в этом большая заслуга нашей контрразведки.

«ЗАВТРА». В ряде книг, написанных на документальной основе, например, «Дело Ханссена. «Кроты» в США» А. Колпакиди и Д. Прохорова, утверждается, что главным мотивом для сотрудничества с ПГУ КГБ СССР у таких её золотых агентов, как начальник отдела контрразведки ЦРУ О. Эймс, как представитель ФБР в Госдепе Р. Ханссен был только материальный мотив.

Николай ЛЕОНОВ. В ПГУ КГБ СССР было специальное подразделение, которое и вело дела особо важных агентов, но, я помню, что американские спецслужбы на основании судебных процессов над теми, кого вы назвали, пришли к выводу, что в Соединенных Штатах имеется категория людей, уязвимых для вербовки спецслужбами других стран с точки зрения их материальных затруднений.

Тогда спецслужбы США провели обследования основных категорий служащих Госдепа, Пентагона и других агентств и выявили более четырех тысяч фамилий сотрудников государственных учреждений своей страны, которые в той или иной степени испытывали материальные затруднения.

Долги, крупные кредиты под строительство домов, что не совсем обеспечивалось их денежным содержанием. Все эти четыре тысячи человек попали под колпак ФБР США как потенциально уязвимые лица. Но вы сами понимаете, что говорить только о материальном факторе, как о главенствующем факторе сотрудничества служащих из спецслужб США с разведкой КГБ СССР никогда нельзя. Он мог стать детонатором, или одним из компонентов решения сотрудничать с советской, а затем российской разведкой. К тому же деньги за предоставленные сведения им могли заплатить и Китай, и Израиль, которые тоже ведут на территории США разведывательную работу. А поскольку Советский Союз был оппонентом США – приход к спецслужбам СССР заведомо нёс заряд политической воли.

«ЗАВТРА». А, что могло сгубить агентов такого уровня, как Ханссен, Эймс и им подобные?

Николай ЛЕОНОВ. На мой взгляд, это предательство. Агенты такого уровня провалиться сами по себе не могли.

«ЗАВТРА». А мог ли Олдрич Эймс быть причастным к обнаружению в своих рядах таких крупных «кротов» в ПГУ КГБ СССР, как Гордиевский, Южин и Моторин?

Николай ЛЕОНОВ. Эймс мог выдать материалы о вербовках, которые прошли через его руки.

Что же касается Олега Гордиевского — его раскрытие не связано ни с одним из американских источников ПГУ КГБ СССР. Контрразведка давно подозревала Гордиевского в сотрудничестве с противником. Вся эта эпопея, в виде вызова его в Москву, неудачной попытки задержания,бегства из СССР – была вызвано тем, что у КГБ были очень сильные подозрения в его адрес. Однако не было «железных» материалов, которые позволили бы не играть с ним в кошки-мышки, а надеть на него наручники, и отправить в следственный изолятор

«ЗАВТРА». Значит, как бы он не хвастался в своих мемуарах, что долгое время был самым неуловимым агентом в КГБ СССР — это не совсем правда?

Николай ЛЕОНОВ. Любой предатель, когда пишет мемуары, не заслуживает ни малейшего доверия, потому что ему надо оправдываться перед теми людьми, которые стали его новыми хозяевами. Он обязательно преувеличивает свою значимость. Поэтому из рядовых работников в своих же мемуарах, все превращаются в супершпионов, хотя реально, как правило, они занимали более чем скромное место в системе разведывательной службы нашей страны.

«ЗАВТРА». Если мы коснулись предательства, то, кем был, по вашей оценке, предателем или, как он сам заявлял, жертвой похитивших его сотрудников ЦРУ в Риме в 1985 году, а затем пришедший с повинной весной того же года в Посольство СССР в Вашингтоне, полковник ПГУ КГБ СССР В. Юрченко?

Николай ЛЕОНОВ. Я хорошо помню этот факт, потому что сам отправлял Виталия Юрченко за границу и формулировал ему задание для этой его командировки, и был готов взять на себя ответственность за акцию, которую осуществил Юрченко с уходом к противнику. К моменту краткосрочной командировки в Рим, он был сотрудником Первого отдела ПГУ КГБ СССР и был под моим непосредственным подчинением. Все, что он говорил впоследствии на своей пресс-конференции в Москве, по большому счету – ложь. Поскольку, как только он вернулся в Посольство СССР в Вашингтоне, наши работники взяли у него анализы мочи и крови, которые показали, что все у него соответствовало норме обычного здорового человека, хотя он заявляя о том, что его пичкали препаратами в застенках ЦРУ. Его бегство и возвращение остаются в большой степени до сих пор определенной загадкой.

И мы, сотрудники ПГУ КГБ СССР, в его предательстве не сомневаемся, и все меры, которые предприняли по оперативной линии, были продиктованы твердым убеждением, что он ушел добровольно.

Его не подвергли, по возвращению в Москву, судебному преследованию, потому что это произошло в политически выгодный для нас момент. Он вернулся в СССР, когда Горбачеву предстояла первая встреча с президентом США Рональдом Рейганом. Нам было очень важно использовать версию Юрченко, что американцы пичкали его психотропными препаратами. И Юрченко сыграл свою роль, как политический актер. Но в том, что он выдал противнику вещи, которые составляют государственную тайну, никаких сомнений нет.

«ЗАВТРА». А вы можете допустить, что Юрченко выдал при допросе двух агентов ПГУ КГБ СССР, которых в том же 1985 году пришлось вывести из игры, сотрудника ЦРУ Эдварда Ли Говарда, и начальника Русского отдела Радиостанции «Свобода» Олега Туманова, которых вашим коллегам удалось благополучно доставить в Москву?

Николай ЛЕОНОВ. Допустить, что ваша версия верна на счет тех, кого выдал Юрченко, я могу, поскольку я не знаю, знал ли он их. Юрченко не признался, что же выдал, он все время твердил одну и ту же пластинку, что его одурманили какими-то препаратами, в результате чего он не помнит, что говорил ведшим его допрос работникам спецслужб США.

«ЗАВТРА». Возможно ли в практике работы разведок то, что Юрченко описал после своего возвращения из США?

Николай ЛЕОНОВ. Разведки часто договариваются между собой о правилах их поведения. И у нас с ЦРУ США были встречи, во время которых было достигнуто соглашение о том, что нельзя переносить войну умов в войну с чисто физическими элементами. Разведчик беззащитен – его можно поймать, вколоть ему, что угодно, но тогда это откроет бесконечную череду убийств. На это ни одна разведка не пойдет.

«ЗАВТРА». А сотрудничество резидентур ЦРУ США на разных континентах от Латиноамериканского до Африканского с кураторами наркотрафика, с другими преступными элементами — возможно?

Николай ЛЕОНОВ. Это была разрешенная тактика работы Центрального Разведывательного Управления. Была специальная директива, которая разрешала сотрудникам ЦРУ США вступать в контакты и использовать преступные элементы, среди них могут быть и наркобароны, и чистой воды уголовники.А работникам ПГУ КГБ СССР такие контакты были запрещены, у нас были указания, которые дели невозможным связь с любым криминальным элементом.

«ЗАВТРА». Насколько, по вашему мнению, спецслужбы являются неуязвимыми для властей США? Многие историки и журналисты утверждают, что директор Федерального Бюро Расследований Эдгар Гувер был причастен к убийству президента США Д. Кеннеди. Тот хотел ограничить влияние спецслужб на проводимую им политику, снял после неудачной высадки в заливе Свиней десанта кубинских эмигрантов с поста директора ЦРУ А. Даллеса, собирался отправить в отставку и самого Гувера.

Николай ЛЕОНОВ. Спецслужбы США, как и пресса, как и крупный капитал, конечно, время от времени начинают делать свою политику, влияя на руководство Соединенных Штатов Америки. Достаточно сказать, что Джимми Картер, придя к власти в 1976 году, очень сильно раскассировал ЦРУ. Он тогда создал специальную Комиссию Конгресса США по расследованию деятельности ЦРУ. Тогда то и всплыли такие сведения, что ЦРУ США самостоятельно привыкло убивать государственных деятелей чужих стран. Оказалось, что они были причастны к убийству в Африке Лумумбы, в Латинской Америке к убийству Че Гевары, было открыто несколько планов по убийству Фиделя Кастро.

Благодаря докладу Комиссии был открыт план сотрудничества ЦРУ США с военной хунтой в Чили с целью военного переворота и свержения в Чили доктора Альенде. Из этого доклада, как из рога изобилия, сыпались и другие кошмарные факты о деятельности ЦРУ США. В результате этого расследования численный состав ЦРУ был сокращен, было запрещено заниматься прямыми террористическими актами, было рекомендовано Конгрессу США впредь не выделять огромные деньги на добычу информации.

И такие удары президенты США время от времени наносили по ЦРУ.

«ЗАВТРА». А Федеральное Бюро Расследований было так же уязвимым для президентов США?

Николай ЛЕОНОВ. ФБР куда менее уязвимо для властей своей страны, поскольку организация работает внутри США и имеет достаточно славную историю своего возникновения. Оно ведет не только политические и контрразведывательные операции на территории США, на ФБР лежит задача по расследованию всех крупных преступлений на территории Соединенных Штатов Америки. В этом смысле американцы видят в Федеральном Бюро Расследования эффективный орган по защите безопасности их интересов. И этот авторитет, нажитый ФБР на внутренних делах, подкрепляется успехами, что ФБР имело в борьбе с иностранными разведками, в том числе, и с разведкой нашей страны, поэтому ФБР пользуется достаточно высокой репутацией в американском обществе.

Хотя назвать ФБР безупречным и абсолютно эффективным, конечно, нельзя. Ведь агенты ПГУ КГБ СССР, чьи имена часто всплывают в прессе, работали в нем и годами носили нашей разведке громадное количество материала, ФБР, как говорят, в это время хлопало ушами. Пока не наступили демократическое время и американцы каким-то образом узнали о наличии ценных агентов нашей разведки в стенах ФБР.

«ЗАВТРА». После августа 1991 года в Москве было открыто представительство ФБР. Это ведомство может оказывать какую-то поддержку проамериканским силам в России?Николай ЛЕОНОВ. Не только может, она есть и идёт в открытую. Ряд олигархов, которые в США считаются столпами демократии, все время получали инструкции от Госдепа США, и долгое время владели влиятельнейшими изданиями.

В России до сих пор происходит чудо. В Москве на особом статусе работает радиостанция «Свобода». Это целое огромное бюро с колоссальным штатом корреспондентов по всей России, иначе говоря, со своей разведывательной сетью.

А вся информация в нашу «независимую» прессу на 80% идёт из американских источников. Джордж Буш-младший с первый встречи же с президентом В. Путиным повторял ему, что он будет лично следить, как в России работает так называемая «свободная пресса». США всегда важно иметь в России свое присутствие. В 2003 году в газете «Коммерсант» американский посол Вершбоу открытым текстом связывал вхождение России в свободное содружество государств рыночной экономики с наличием журналистов типа Евгения Киселёва.

Россия напичкана агентурой Соединенных Штатов Америки, ведь у них имеется целая сеть неправительственных и, так называемых, некоммерческих организаций, по которым ещё в мою бытность депутатом Госдумы, принимался закон об ограничении их контактов с Западом.

Разве в Соединенных Штатах есть некоммерческие и негосударственные организаций, которые бы работали в интересах России? Там сразу требуют, чтобы вы зарегистрировались в качестве агента иностранного государства. В России же их сеть действует легально. Я не могу, конечно, достать личные дела некоторых журналистов из архива ЦРУ США, но их поведение и действия в течение долгого времени говорят о работе против России.

Не стоит сомневаться, что американцы работают и среди депутатов Госдумы, и среди их помощников, и среди журналистов, особенно либеральной направленности. Людей, которые готовы выполнить их поручения, хватает — как было во время развала СССР.

Кстати, мы, работники спецслужб СССР, в свое время, точно так же искали депутатов парламентов, готовых при необходимости помогать проводить нашу внешнюю политику. Но у американцев такие люди есть и сейчас

Автор: Игорь Латунский

Источник: nstarikov.ru

pandoraopen.ru

КГБ против ЦРУ рассказывает Николай Леонов

КГБДолгое время гриф «Совершено Секретно» лежал на работе ПГУ КГБ СССР. Особенно на работе Первого Главного Управления Внешней Разведки СССР против  Соединенных Штатов Америки.

Доктор исторических наук, генерал-лейтенант, бывший заместитель ПГУ, начальник Информационно – Аналитического Управления КГБ СССР,   Николай  Леонов  рассказывает,  как шла работа советской разведки на различных континентах.

«ЗАВТРА». Николай Сергеевич, вы были специалистом по Латиноамериканскому направлению работы Первого Главного Управления КГБ СССР, насколько ваша работа на этом направлении советской разведки была важна для СССР?

Николай ЛЕОНОВ. Противостояние между СССР и США в то время, в основном, проявлялось в соперничестве  за влияния именно в третьем мире.

Тогда, собственно говоря, и  был  сформирован такой принцип:  «С кем пойдет третий мир,  тот и одержит, в конечном итоге, геополитическую победу!». С военно-политической точки зрения, наши позиции в тот момент  в странах третьего мира были предпочтительнее. Потому что лидеры большинства тех стран,  которые объединились в движение неприсоединения, в гораздо большей степени разделяли  социалистические идеи, нежели идеи либерально рыночного толка. В связи с тем, что общественный характер производства  и социалистическая форма ведения хозяйства  позволяли сконцентрировать ресурсы государства в одном кулаке и так же, достаточно быстро  решать национальные проблемы, и это их в социалистической системе хозяйства привлекало.

Но с точки зрения экономической преимущество было на стороне Соединенных Штатов Америки. Были страны, которые  в военно-политическом плане  были связаны с нашей страной,  получая и мировоззренческую подпитку, и вооружение,  но реально гражданско-экономическая связь была с США.

Например, Сирия, очень близкая и дружеская страна по отношению к СССР. Военные и торговые корабли нашей страны базировались в ее портах,  тем не менее 98% ее экономических связей находились на Западе. В этом была такая разбалансированность отношений СССР и стран третьего мира.

Но мы, сотрудники ПГУ КГБ СССР,  стремились укреплять позиции своей страны в странах Латинской Америки, и опорными базами  были, конечно, Куба, в меньшей степени Никарагуа, и другие страны этого региона, которые  пытались повторить строительство социалистического эксперимента. К лидерам этих стран бесспорно можно отнести президента Чили доктора Альенде.

После революции  в 1968 году мы много помогали панамскому народу в том, чтобы он смог вернуть под свой контроль Панамский канал и  получить его в свою собственность, это же была американская водная  артерия.

Мы тогда добивались больших успехов и если бы не произошло то, что произошло в 1991 году, облом в самом нашем государстве, то силы, которые были задействованы на внешнем фронте, в том числе и в Латинской Америке, были достаточно велики, чтобы практически гарантировать нашу конечную победу.

«ЗАВТРА». Вашей главной задачей, как сотрудника Внешней Политической Разведки СССР, было влияние на правительства стран Латинской Америки, или вербовка сотрудников ЦРУ США, поскольку, не зная планов врага, невозможно принять ни наступательных, ни контр мер?

Николай ЛЕОНОВ. Я бы даже не стал разделять эти вопросы,  поскольку перед сотрудниками ПГУ КГБ СССР всегда стояло решение  комплексных задач, и вербовка работников Центрального Разведывательного Управления США и вообще американцев, которые могли быть допущены к государственным секретам своей страны, как дипломатических, экономических и военных ведомств. Параллельно с этим, в тех странах, где открывалась возможность воздействовать  на политическую ситуацию через его истеблишмент. Там, конечно, мы работали с правительством этих стран, с видными политическими деятелями, с парламентариями,  с журналистами с тем, чтобы подготовить почву для укрепления в данных странах позиций Советского Союза, или сейчас России, поскольку это будут вечные задачи разведки.

«ЗАВТРА». Тогда позвольте задать вопрос относительно технических способов работы.  В ряде книг говорится, что на территории Мексики, где вы были резидентом, ваши коллеги проводили оперативные встречи с агентами ПГУ из АНБ, как Р. Липка и ЦРУ, как  О.Эймс?

Николай ЛЕОНОВ. Мы действительно проводили встречи с нашей агентурой, которая приобреталась в Соединенных Штатах Америки и других капиталистических странах на территории Мексики.

Это делалось по той причине, что  контрразведывательный  режим в США естественно был более строгим и жестким, и многие американцы сами предпочитали встречаться  с советскими разведчиками, выезжая за рубеж своей страны. Например, в Канаде или Мексике —  поскольку граница у них с  США очень протяженная и прозрачная, её ежедневно пересекают  сотни тысяч людей. Контроль на этих границах ни тогда, ни сейчас, как американцы не стараются,  не может быть стопроцентно  эффективным.

Тем более поданные США проезжали через границы с малым грузом,  эти встречи проходили успешно, не вызывая проблем, с точки зрения, безопасности агентурной связи нашей разведки.

«ЗАВТРА». Но ваше ведомство не могло иметь большое количество агентов в Управлениях Бразильской или Мексиканской Контрразведки. В связи с этим, приходилось ли вашим коллегам,  получая сведения от местной агентуры и  подвергая их анализу, чтобы узнать, что будет предпринято США на Латиноамериканском континенте, запрашивать  сведения об этой ситуации в резидентуре ПГУ КГБ СССР, чтобы предпринять контрмеры по действиям ЦРУ  США на данном континенте?

Николай ЛЕОНОВ. Это была обычная процедура. Ведь резидентура разведки любой страны, планируя,  какое-то мероприятие, обязательно ставит пару задач. Сформулировать их  можно так, а к чему  это приведет, каков будет конечный результат, и каковы будут   наши планы, в случае, если результат наших действий будет  неблагоприятным?

В случае неудачи или даже срыва операции, Поэтому, всегда заранее планируются пути отхода,  или пути локализации тех негативных последствий, которые могут образоваться  в результате предпринятых  разведкой какой-то страны действий.

А процесс анализа везде прост, он состоит из  двух  этапов, сначала накапливается какая-то информационная база. Ведь, если у вас мало оперативной базы, то никакой анализ ситуации, где бы то не было, не поможет,  поскольку в этом случае можно только предполагать. Но,  когда есть достаточное количество информации, как в математической задаче, и вы начинаете  из этого материала выстраивать логические решения, то тогда  найдется  аналитический  ход.  Анализ это вторичная фаза в работе с информацией,  первичная всегда ее сбор,  а когда есть достаточное количество информации  для размышления о том, какая тенденция  и в каком направлении начинает доминировать и в каком направление пойдет развитие событий, эта фаза называется анализом.

«ЗАВТРА».  Николай Сергеевич, я недаром упомянул Мексику, где вы, если я не ошибаюсь, были резидентом ПГУ КГБ СССР. Как Вы могли бы прокомментировать заявление одной из демократических газет, где было сказано, не без помощи О. Калугина, что полковник ПГУ КГБ СССР из Управления «К» О. Нечипоренко был выдворен из Мексики в связи с тем, что он занимался подготовкой на ее территории военного переворота. И  в его обязанности входил подкуп просоветской прессы и военных, которые привели бы к власти в Мехико просоветски настроенного правительства?

Николай ЛЕОНОВ. Это заявление можно квалифицировать, как невежественную чушь и выдумку. Никакого переворота не в одной стране мира мы не планировали, и это бы вообще было смешно, если бы разведка так могла осуществлять перевороты государственных строев, весь мир трясся бы до бесконечности от них.

А Олега Максимовича Нечипоренко я очень  хорошо знаю, сейчас это полковник запаса СВР, автор работ по всем обстоятельствам по убийству президента США Кеннеди. Он был выслан из Мексики по совсем  другим причинам. Американцам удалось завербовать тогда и увести на свою сторону одну молодую женщину, сотрудницу Торгового Представительства СССР  в Мексике. Я  не знаю всех деталей, как она ушла к американцам, какую она наговорила им информацию, которая ей была известна о положении в советской колонии, единственно, что она точно знала, что Нечипоренко является кадровым офицером разведки.  И поэтому все стрелы этой предательницы  пошли по  Нечипоренко, после чего он был объявлен персоной нон-грата. И не потому что готовил переворот, а за то, что он был сотрудникам разведки КГБ ССС, и надо было предать побольше шуму ухода этой предательницы. И  таким образом получился удвоенный резонанс к бегству этой,  в общем – то ничтожной фигуры, которая была коммерческим корреспондентом  торгового представительства!

«ЗАВТРА». Выше вы коснулись проблемы Чили и помощи доктору Альенде. Так, что же, по вашему мнению, не дало возможность СССР предоставить военную помощь этому президенту Чили, который был одним из немногих  союзников СССР на Латиноамериканском континенте. Ведь в 1979 году у ПГУ КГБ СССР были сильные позиции, в виде агентуры в ЦРУ США, которые могли бы предупредить своих кураторов из числа работников ПГУ КГБ СССР, что военный переворот в Чили неотвратим?

Николай ЛЕОНОВ. Вот это и помешало, что мы знали, что переворот неотвратим, а соотношение сил в Чили, совершенно очевидно, было не в нашу пользу. Поэтому мы и не оказали  всей помощи, которую можно было бы оказать.

Я помню, что были обсуждения этого вопроса, давать ли Чили новый заём, 30-40 миллионов долларов, посылать ли оружие, о чем, кстати, просил никто иной, как Пиночет, который,  будучи  главнокомандующим сухопутными войсками при Альенде, приезжал в Москву, и вел переговоры о приобретении советского оружия.

Мы, разведка КГБ СССР, всегда были против и того, и другого, потому что Альенде играл всегда по чисто демократическим правилам. Он был наивным демократом, он ни коим образом не решался применить какие-то силовые приёмы к своим очевидным противникам, которые, кстати, развязали против него настоящий террор. Тем не менее, Альенде считал, что все в Чили должно развиваться в рамках абсолютной, чистой и стерильной демократии.

Ведь, он все время обращался к парламенту и к судам, и кончилось тем, что те самые «борцы за демократию» устроили военный переворот с расстрелом президентского дворца,  с убийством самого президента.

 «ЗАВТРА». Давайте коснемся технологий вербовки агентуры ПГУ КГБ СССР на территории США. Добровольная  явка в Посольство СССР в США многих работников спецслужб США с предложением о сотрудничестве  — это следствие плохой работы ФБР или хорошей работы контрразведывательных подразделений спецслужб КГБ, что прощупывали и сотрудников ЦРУ США Ли Говарда, Эймса и Липку из АНБ?

Николай ЛЕОНОВ. Контрразведка  КГБ СССР здесь не причем, потому что многие сотрудники спецслужб США приходили, как вы правильно отметили, в советское посольство СССР с предложением своих услуг, что, конечно говорит, о плохой работе ФБР.

Но это говорит и о том, что подданные США, служившие в спецслужбах своей страны, питали симпатии к нашей стране. К ее строю,  ее культуре, и добровольно предлагали свои услуги сотрудникам нашей разведки, а подобных фактов история  разведки знала очень много. Ведь лучшая агентура нашей страны была приобретена сотрудниками разведки СССР не за деньги, а  на идеологической основе их  симпатий к нашей стране.

А служба нашей контрразведки в этих операциях играла очень важную роль,  потому что ей надлежало принять решение и ответить на вопрос, кто пришёл провокатор или  честный доброжелатель? И решить этот вопрос было не очень просто,  поскольку провокатор мог принести и  документы. Или вызвать вас на встречу в городе, во время которой вы можете попасть в западню,  со всей последующей скандальной  историей, шумом в прессе и так далее. Вот в этом случае   помогала контрразведка.

Когда же американские спецслужбы узнали, что многие люди из числа подданных США приходили к нам таким путем, они стали подсылать к нам провокаторов,  причем десятками, и мы довольно быстро научились отделять зерна от плевел, и в этом большая заслуга нашей контрразведки.

«ЗАВТРА». В ряде книг, написанных на документальной основе, например,  «Дело Ханссена. «Кроты» в США» А. Колпакиди и Д. Прохорова,  утверждается, что главным мотивом для сотрудничества с ПГУ КГБ СССР у таких ее золотых агентов, как начальник отдела контрразведки ЦРУ О. Эймс, как представитель ФБР в Госдепе Р. Ханссен был только материальный  мотив.

Николай ЛЕОНОВ. В ПГУ КГБ СССР было специальное подразделение, которое и вело дела особо важных агентов, но, я помню, что американские спецслужбы на основании судебных процессов над теми, кого вы назвали, пришли к выводу, что в Соединенных Штатах имеется категория людей, уязвимых для вербовки спецслужбами других стран с точки зрения их материальных затруднений.

Тогда спецслужбы США провели обследования основных категорий  служащих Госдепа, Пентагона и других агентств и выявили более четырех  тысяч фамилий сотрудников государственных учреждений своей страны, которые в той или иной степени испытывали материальные затруднения.

Долги, крупные кредиты под строительство домов, что не совсем обеспечивалось их денежным содержанием. Все эти четыре тысячи человек попали под колпак ФБР США как потенциально уязвимые лица. Но вы сами понимаете,  что говорить только о материальном факторе, как о главенствующем  факторе сотрудничества служащих  из спецслужб США с разведкой КГБ СССР никогда нельзя. Он мог стать детонатором,  или одним из компонентов решения сотрудничать с советской, а затем российской разведкой. К тому же деньги за предоставленные сведения им могли заплатить и Китай, и Израиль, которые тоже ведут на территории США разведывательную работу. А поскольку  Советский Союз был оппонентом  США – приход к спецслужбам СССР заведомо нёс заряд политической воли.

«ЗАВТРА». А, что могло сгубить агентов такого уровня, как Ханссен, Эймс и им подобные?

Николай ЛЕОНОВ. На мой взгляд, это предательство. Агенты такого уровня  провалиться сами по себе не могли.

«ЗАВТРА». А мог ли Олдрич Эймс быть причастным  к обнаружению в своих рядах таких крупных «кротов» в ПГУ КГБ СССР, как Гордиевский, Южин и Моторин?

Николай ЛЕОНОВ.  Эймс мог выдать материалы о вербовках, которые  прошли через его руки.

Что же касается Олега Гордиевского —  его раскрытие не связано ни с одним из американских источников ПГУ КГБ СССР. Контрразведка давно подозревала Гордиевского  в сотрудничестве с противником. Вся эта эпопея, в виде вызова его в Москву, неудачной  попытки задержания,

бегства из СССР – была вызвано тем, что у КГБ были  очень сильные  подозрения в его адрес. Однако не было «железных» материалов,  которые позволили бы не играть с ним в кошки-мышки, а надеть на него наручники, и отправить в следственный  изолятор

«ЗАВТРА». Значит, как бы он не хвастался в своих мемуарах, что  долгое время был самым неуловимым агентом в КГБ СССР —  это не совсем правда?

Николай ЛЕОНОВ. Любой предатель, когда пишет мемуары, не заслуживает ни малейшего доверия, потому что ему надо оправдываться перед теми людьми, которые стали его новыми хозяевами. Он  обязательно преувеличивает свою значимость. Поэтому из рядовых работников в своих же мемуарах, все превращаются в супершпионов, хотя реально, как правило, они занимали более чем скромное  место в системе разведывательной службы нашей страны.

«ЗАВТРА». Если мы коснулись предательства, то, кем был, по вашей оценке, предателем или, как он сам заявлял, жертвой похитивших его сотрудников ЦРУ в Риме в 1985 году, а  затем пришедший с повинной весной того же года в Посольство СССР в Вашингтоне, полковник ПГУ КГБ СССР В. Юрченко?

Николай ЛЕОНОВ. Я хорошо помню этот факт, потому что  сам отправлял Виталия Юрченко за границу и формулировал ему задание  для этой его командировки, и  был готов взять на себя ответственность за акцию, которую осуществил Юрченко с уходом  к противнику. К моменту краткосрочной командировки в Рим, он был сотрудником Первого отдела ПГУ КГБ СССР и был под моим непосредственным подчинением. Все, что он говорил впоследствии на своей пресс-конференции в Москве, по большому счету – ложь. Поскольку,  как только он вернулся в Посольство СССР в Вашингтоне, наши работники взяли у него анализы мочи и крови, которые показали, что  все у него соответствовало норме обычного здорового человека, хотя он заявляя о том, что его пичкали препаратами в застенках ЦРУ. Его бегство и возвращение остаются в большой степени до сих пор определенной загадкой.

И  мы, сотрудники ПГУ КГБ СССР, в его предательстве не сомневаемся,  и все меры, которые предприняли по оперативной линии, были продиктованы твердым убеждением, что он ушел добровольно. 

Его не подвергли, по возвращению в Москву, судебному преследованию, потому что  это произошло в  политически выгодный для нас момент.  Он вернулся в СССР, когда Горбачеву предстояла первая встреча с президентом США Рональдом  Рейганом. Нам было очень важно использовать версию Юрченко, что американцы пичкали его  психотропными препаратами. И Юрченко сыграл свою роль, как политический актер. Но в том, что он выдал противнику вещи, которые составляют государственную тайну, никаких сомнений нет.

«ЗАВТРА». А вы можете допустить, что  Юрченко выдал при допросе двух агентов ПГУ КГБ СССР, которых в том же 1985 году пришлось вывести из игры,  сотрудника ЦРУ Эдварда Ли Говарда,  и начальника Русского отдела Радиостанции «Свобода» Олега Туманова, которых вашим коллегам удалось благополучно доставить в Москву?

Николай ЛЕОНОВ. Допустить, что ваша версия верна на счет тех, кого выдал Юрченко, я могу,  поскольку я не знаю, знал ли он их. Юрченко не признался, что же выдал, он все время твердил одну и ту же пластинку, что его одурманили какими-то препаратами, в результате чего он не помнит, что  говорил ведшим его допрос  работникам спецслужб США.

«ЗАВТРА». Возможно ли в практике работы разведок то, что Юрченко описал после своего возвращения из США?

Николай ЛЕОНОВ. Разведки часто договариваются между собой о правилах их поведения. И у нас с ЦРУ США были встречи, во время которых было достигнуто соглашение о том, что нельзя переносить войну умов в войну с чисто физическими элементами.  Разведчик беззащитен – его можно поймать, вколоть ему, что угодно, но тогда  это откроет бесконечную череду убийств. На это ни одна разведка не пойдет.

«ЗАВТРА». А сотрудничество резидентур ЦРУ США на разных континентах от Латиноамериканского до Африканского с кураторами   наркотрафика, с другими преступными элементами —  возможно?

Николай ЛЕОНОВ. Это была  разрешенная тактика работы Центрального Разведывательного Управления.  Была специальная  директива, которая разрешала сотрудникам ЦРУ США вступать в контакты и использовать преступные элементы, среди них могут быть и наркобароны,  и чистой воды уголовники.

А работникам ПГУ КГБ СССР такие контакты были запрещены, у нас были указания, которые дели невозможным связь с любым криминальным элементом.

«ЗАВТРА». Насколько, по вашему мнению, спецслужбы являются неуязвимыми для властей США? Многие историки и журналисты утверждают, что директор Федерального Бюро Расследований  Эдгар Гувер был причастен к убийству президента США Д. Кеннеди. Тот  хотел ограничить влияние спецслужб на проводимую им политику, снял после неудачной высадки в заливе Свиней десанта кубинских эмигрантов с поста директора ЦРУ  А. Даллеса, собирался отправить  в отставку и самого Гувера.

Николай ЛЕОНОВ. Спецслужбы США, как и пресса, как и крупный капитал, конечно, время от времени начинают делать свою политику, влияя на руководство  Соединенных Штатов Америки. Достаточно сказать, что Джимми Картер, придя к власти в 1976 году, очень сильно раскассировал ЦРУ. Он тогда создал специальную Комиссию Конгресса США по расследованию деятельности ЦРУ. Тогда то и всплыли такие сведения, что ЦРУ США самостоятельно привыкло убивать государственных деятелей чужих стран. Оказалось, что они были причастны к убийству в Африке Лумумбы, в Латинской Америке к убийству Че Гевары, было открыто несколько планов по убийству Фиделя Кастро.

Благодаря  докладу Комиссии был открыт план сотрудничества ЦРУ США с военной хунтой в Чили с целью  военного переворота и свержения в Чили доктора Альенде.  Из этого доклада, как из рога изобилия, сыпались и другие кошмарные факты о деятельности ЦРУ США. В результате этого расследования численный состав ЦРУ был сокращен, было запрещено заниматься прямыми террористическими актами, было рекомендовано Конгрессу США впредь не выделять огромные деньги  на добычу информации.

И такие удары президенты США время от времени наносили по ЦРУ.

«ЗАВТРА». А Федеральное Бюро Расследований было так же уязвимым  для президентов США?

Николай ЛЕОНОВ. ФБР куда менее уязвимо для властей своей страны, поскольку организация  работает внутри США и имеет  достаточно славную историю своего возникновения. Оно ведет  не только политические и  контрразведывательные  операции на территории США, на ФБР лежит задача по расследованию всех крупных преступлений  на территории Соединенных Штатов Америки. В этом смысле американцы видят в Федеральном Бюро Расследования эффективный орган по защите  безопасности  их интересов.  И  этот авторитет,  нажитый ФБР на внутренних делах, подкрепляется успехами, что ФБР  имело  в борьбе с иностранными разведками, в том числе, и с разведкой нашей страны, поэтому ФБР пользуется достаточно высокой репутацией в американском обществе.

Хотя назвать ФБР безупречным и абсолютно эффективным, конечно, нельзя. Ведь агенты ПГУ КГБ СССР, чьи имена  часто всплывают в прессе, работали в нем и годами носили  нашей разведке громадное количество материала,  ФБР, как говорят,  в это время хлопало ушами. Пока не наступили демократическое время и  американцы каким-то образом узнали о наличии ценных агентов нашей разведки в стенах ФБР.

«ЗАВТРА». После августа 1991 года в Москве было открыто представительство ФБР. Это ведомство может  оказывать какую-то поддержку проамериканским силам  в России?

Николай ЛЕОНОВ. Не только может, она есть и идёт в открытую. Ряд олигархов, которые в  США считаются столпами демократии, все время получали инструкции от Госдепа США, и долгое время  владели  влиятельнейшими изданиями.

В  России до сих пор происходит чудо. В Москве на особом статусе работает  радиостанция «Свобода». Это целое огромное бюро с колоссальным штатом корреспондентов по всей  России, иначе говоря, со своей разведывательной сетью.

А вся информация  в нашу «независимую» прессу на 80% идёт из американских источников. Джордж Буш-младший  с первый встречи же с президентом В. Путиным повторял ему, что он будет лично следить, как в России работает так называемая  «свободная пресса». США всегда важно иметь в России свое присутствие. В 2003 году в газете «Коммерсант» американский посол Вершбоу открытым текстом связывал вхождение России  в свободное содружество государств рыночной экономики с наличием журналистов типа Евгения Киселёва.  

Россия напичкана агентурой Соединенных Штатов Америки, ведь у них имеется целая сеть неправительственных и, так называемых, некоммерческих организаций, по которым еще в мою бытность депутатом Госдумы, принимался закон об ограничении их контактов с Западом.

Разве в Соединенных Штатах есть некоммерческие и негосударственные организаций, которые бы работали в интересах России? Там сразу требуют, чтобы вы зарегистрировались в качестве агента иностранного государства. В    России же  их сеть действует легально.  Я не могу, конечно, достать личные дела некоторых журналистов из архива ЦРУ США, но их поведение и действия  в течение долгого времени говорят о работе против России.

Не стоит сомневаться, что американцы работают и среди депутатов Госдумы, и среди их помощников, и среди журналистов, особенно либеральной направленности. Людей, которые готовы выполнить их поручения, хватает — как было во время развала СССР.

Кстати, мы, работники спецслужб СССР, в свое время, точно так же искали депутатов парламентов, готовых при необходимости помогать проводить нашу  внешнюю  политику. Но у американцев такие люди есть и сейчас.

Беседовал Игорь Латунский

www.odigitria.by