Как донские казаки Гитлера воевали (5 фото + 1 видео). Казаки в сс


Казаки вермахта.

Осенью 1941 года — через три месяца после нападения нацистской Германии на СССР — были образованы казачьи части, которые вошли в состав вермахта. Они пользовались доверием и расположением немецкого командования.

В апреле 1942 года в ставке фюрера обсуждался вопрос о казачьих частях. Гитлер отдал приказ использовать их для борьбы с партизанами, а также в боевых действиях на фронте в качестве "равноправных союзников".

Казачьи части формировались на фронте и в тылу действующей немецкой армии. Они создавались из военнопленных — уроженцев областей Дона, Кубани и Терека. Первая из таких частей была сформирована по приказу командующего тыловым районом группы армий "Центр" генерала Шенкендорфа в октябре 1941 года. Это был казачий эскадрон под командованием бывшего майора Красной армии И.Кононова, и состоял он из перебежчиков.

Следует заметить, что случаи массовой сдачи в плен были не так часты. Наиболее значительный эпизод был связан с переходом на сторону немцев 22 августа 1941 года в районе Могилева 436-го полка 155-й стрелковой дивизии, которым командовал майор Кононов. Часть бойцов и командиров этого полка составила костяк первого в составе вермахта казачьего эскадрона, затем было создано еще пять эскадронов, и через год под командованием Кононова был уже казачий дивизион численностью 2 тысячи человек.

Казачьи части были сформированы также штабами 2-й, 4-й, 16-й, 17-й и 18-й полевых, 3-й и 1-й танковых армий.

Давайте посмотрим подборку фотографий на которых "равноправные союзники" и их хозяева!

1. Казак кавалерийского полка фон Юнгшульца, 1942-1943 гг.

2-3. Эскадронный значок и вариант нарукавного знака казачьего кавалерийского полка фон Юнгшульца.

4. Казак казачьего подразделения в составе германской горнострелковой дивизии, 1942-1943 гг.

5. Сотник 1-го Донского добровольческого казачьего полка, 1942-1943 гг.

6. Штандарт одной из донских добровольческих казачьих частей.

Командир 5-го донского полка вермахта, бывший майор Красной Армии Иван Никитович Кононов (слева) с адъютантом.

Подпись к фото из журнала DIE WEHRMACHT  №13, за 23 июня 1943, дословно: «Der Kommandeur des Kosakenregiments,  Oberstleutnant K. (links). und sein Adjutant, Major B. ( rechts ). Beide  sind Offiziere der alten Zaren·Armee». («Командир казачьего полка подполковник К. (слева) и его адъютант, майор В. (справа). Оба офицеры старой царской армии»).

Сотник (звание в казачьих войсках вермахта, эквивалентное званию обер-лейтенанта) взмахивает нагайкой на деревенской улице.

Казак частей вермахта танцует в окружении товарищей в деревне на Восточном фронте.

Казаки из 5-го донского полка вермахта танцуют для немецкого корреспондента. Оригинальная подпись к фотографии:

In wildem Rhythmus stampfen die tanzenden Kosaken den Boden. Die Seitengewehre funkeln. Kameraden stehen

im Umkreis und klatschen den Takt.

(В диком ритме, танцующие казаки топчут землю. Штыки блестят. Их приятели стоят рядом и хлопают в такт.)

Скан из журнала DIE WEHRMACHT  №13, за 23 июня 1943 года.

Казак-полицай на потеху венгерским оккупантам рубит шашкой пленных советских партизан!!

Казаки из состава немецких войск, вооруженные трофейными ППШ, спускаются по склону холма.

Казаки из состава немецких войск, вооруженные трофейными ППШ, разговаривают во время перекура на склоне холма.

Казаки из состава немецких войск на построении.

Казак из состава Русского охранного корпуса в Югославии с немецким унтер-офицером в Белграде.

Группа казаков из состава немецких войск на южном участке Восточного фронта. Казаки одеты в советские шинели, шапки-ушанки и папахи с кокардами. На втором слева — немецкий зимний маскировочный костюм. Вооружение — автоматы ППШ и винтовки.

Казаки из состава немецких войск читают журнал «Сигнал». Немецкий пропагандистский журнал «Signal» издавался на разных языках, в том числе и с 1942 года на русском.

Донской казак из состава немецких войск ведет огонь из орудия во время подавления Варшавского восстания 1944 года

Казаки (в каске — казачий офицер) наблюдают за боем во время подавления Варшавского восстания 1944 года.

Терские казаки из отрядов самообороны.

Казак XV-го кавалерийского корпуса вермахта бросает 7,92-мм карабин Маузера (Karabiner 98 kurz) во время капитуляции.

На втором плане фото — британский солдат и автомобили союзников.

Общее количество казаков, воевавших на стороне Третьего Рейха в 1941-1945 годах, достигало ста тысяч. Эти «борцы за отечество» сражались вместе с гитлеровцами против Красной Армии до последних дней войны. Кровавый след за собой они оставили от Сталинграда до Польши, Австрии и Югославии.

Для сравнения приводим таблицу по чиссленности коллабрацинистов среди разных народностей и этнических групп населения СССР!Ориентировочная численность представителей различных народов СССР в составе германских вооруженных сил

Народы и национальные группы

Численность

Примечания

Русские

380000

В т.ч. примерно 70000 казаков. Из числа остальных до 200000 состояло в рядах «хиви»*. До 50000 (в т.ч. 30-35 тыс. казаков) входили в состав войск СС. Более 100000 в конце войны составляли ВС КОНР** (в т.ч. 50000 – РОА***).

Украинцы

250000

До 120000 – в составе вспомогательной полиции и самообороны, около 100000 – в вермахте в основном в качестве «хиви», 30000 – в составе войск СС****.

Белорусы

70000

До 50000 в составе вспомогательной полиции и самообороны (в т.ч. БКА*****), 8000 – в составе войск СС, остальные – в составе вермахта и вспомогательных формирований.

Латыши

150000

40000 в составе войск СС, 12000 – в полках пограничной охраны, до 30000 – в составе вермахта и вспомогательных формирований, остальные – в полиции и самообороне.

Эстонцы

90000

20000 в составе войск СС, 20000 – в полках пограничной охраны, 15000 – в составе вермахта и вспомогательных формирований, остальные – в полиции и самообороне.

Литовцы

50000

До 20000 в составе вермахта, до 17000 – во вспомогательных формированиях, остальные – в полиции и самообороне.

Азербайджанцы

38500

13000 – в боевых, 5000 – во вспомогательных частях Азербайджанского легиона, остальные – в составе различных частей вермахта )в т.ч. в Туркестанском легионе) и СС.

Армяне

22000

11000 – в боевых, 7000 – во вспомогательных частях Армянского легиона, остальные – в составе различных частей вермахта и СС.

Грузины

25000

14000 – в боевых, 7000 – во вспомогательных частях Грузинского легиона, остальные – в составе различных частей Вермахта и СС.

Народы Северного Кавказа

28000

10000 – в боевых, 3000 – во вспомогательных частях Северокавказского легиона, остальные – в составе различных частей Вермахта и СС.

Народы Средней Азии

45000

20000 – в боевых, 25000 – во вспомогательных частях Туркестанского легиона

Народы Поволжья и Урала

12500

8000 – в боевых, 4500 – во вспомогательных частях Волжско-татарского легиона («Идель-Урал»).

Крымские татары

10000

В составе 10 батальонов вспомогательной полиции и частей самообороны

Калмыки

7000

В составе Калмыцкого кавалерийского корпуса

Всего

1178000

В т.ч. до 150000 в составе войск СС, 300 тыс. в рядах «хиви», до 400000 – в рядакх вспомогательной полиции и самообороны

 

* Хиви (Hilfswillige) - добровольные помощники** КОНР - комитет освобождения народов России*** РОА - Русская освободительная армия**** СС - SS- Schutzstaffeln - Охранные отряды вооруженные формирования нацистской партии)***** БКА - Беларуская Краевая Абарона - Белорусская Краевая Оборона

feldgrau.info

Как донские казаки Гитлера воевали

Еще характернее с виду безупречный призыв Украинцева к покаянию и всепрощению: “Понимание, примирение и взаимные извинения – вот условия, которые будут помогать “времени” формировать из современного мирового “хаоса” стабильность. К этому призывают убедительные примеры покаяния Германии перед народами, пострадавшими от гитлеризма; обращение епископа Польши к католикам Германии со словами: “Прощаем вас и сами просим прощения”; официальные извинения Испании за террор, инквизицию, за изгнание евреев в XV веке”. И опять здесь все случайно или неслучайно смешивается в одну кучу. Кому – “пример”? И что значит - “взаимные извинения”? Они – жгли людей на кострах и травили в газовых камерах, а мы – на другой стороне. И здесь речь может идти лишь о нашем прощении или непрощении. Сегодняшние немцы, сегодняшние потомки тех, кто воевал на стороне Гитлера, не виноваты в злодеяниях их отцов и дедов. Но тех, кто воевал ТОГДА в фашистских рядах, тех, кто ТОГДА загубил миллионы душ человеческих, – я простить не могу, не прощу и не имею права. Никто их сюда не звал. Это они пришли на нашу землю. Это они считали нас недочеловеками. Это их Гитлер говорил им: “Москва не город, и жители ее – не люди!” Вот и пусть держат ответ и просят прощения у Того, Кто милосерднее нас. Может быть, Он простит. ПамЯтник эсэсовцам в Москве Попытки так или иначе почтить память оуновцев-бандеровцев в Западной Украине, лесных братьев или эсэсовцев в Прибалтике вызывают взрыв негодования в России. Как у официальных органов власти, так и в широких слоях населения. Что соответственно отражается на экранах коллективного информатора, пропагандиста и агитатора – телевидения. А вот о памятнике эсэсовцам в Москве телевидение почему-то широко не сообщает, и народ соответственно не возмущается. Но о памятнике знают многие, из самых разных газет. В первую очередь знает власть. К ней непосредственно обращались, напрямую. Страсти вокруг него кипят уже десять лет! Однако по порядку. Как известно, генералы Краснов и Шкуро в годы Великой Отечественной войны возглавляли Главное управление казачьих войск гитлеровского вермахта. Причастен к ним и генерал Гельмут Вильгельм фон Панвиц - кадровый офицер вермахта, родившийся и выросший в Германии, воевавший против России еще в Первую мировую войну. С1941 года командовал ударным отрядом 45-й немецкой пехотной дивизии, а в апреле 1943 года по личному указанию рейхсфюрера СС Гиммлера сформировал 15-й казачий корпус СС и командовал им в карательных операциях против югославских партизан. Вот его показания, данные им советским следователям и суду: “Продвигаясь от Брест-Литовска до Курска, подчиненный мне ударный и другие отряды 45-й пехотной дивизии уничтожили ряд сел и деревень, разрушали советские города, убили большое число советских граждан и также грабили мирных советских людей.... Зимой 1943-1944 годов в районе Сунья-Загреб по моему приказу было повешено 15 человек заложников из числа югославских жителей... В конце 1943 года в районе Фрушка-Гора казаки 1-го кавалерийского полка повесили в деревне 5 или 6 (точно не помню) крестьян. Казаки 3-го, 4-го и 6-го кавалерийских полков в этом же районе учинили массовое изнасилование югославских женщин. В декабре 1943 года подобные же экзекуции и изнасилования были в районе города Брод (Босния). В мае 1944 года в Хорватии, в районе южнее города Загреб, казаки 1-го полка сожгли одну деревню. Этим же полком в июне 1944 года было совершено массовое изнасилование жительниц города Метлика. По приказу командира 4-го кавалерийского полка подполковника германской армии Вольфа была сожжена деревня Чазьма, что западнее города Беловар. В этот же период, то есть летом 1944 года, казаки кавалерийского полка сожгли несколько домов в Пожего-Даруварском районе. Я также вспоминаю, что в декабре 1944 года казаки 5-го кавалерийского полка под командованием полковника Кононова во время операции против партизан в районе реки Драва, недалеко от гор. Вировитица, учинили массовое убийство населения и изнасилование женщин...” Конец цитаты. 15-16 января 1947 года Военной коллегией Верховного суда СССР Краснов, Шкуро, фон Панвиц и другие объявлены военными преступниками и приговорены к смертной казни через повешение. А в 1994 году в Москве, на территории храма Всех Святых (у метро «Сокол»), создали православный мемориал «Примирение народов России, Германии и других стран, воевавших в 2-х Мировых и Гражданской войнах”. На одном из памятников мемориала – фамилии Краснова, Шкуро, фон Панвица, Кононова и других генералов и атаманов, которые сотрудничали с Гитлером и воевали на стороне Гитлера. Не забыт и 15-й казачий корпус СС. Правда, в надписи «СС» убрали, и выглядит она так: «... казакам 15 кавалерийского корпуса, павшим за веру и отечество”. Значит, это они, казаки-эсэсовцы, воевали «за веру и отечество»? А мой отец тогда за что? А вся страна от мала до велика – за что? С тех самых пор некоторые представители общественности и протестовали, обращаясь во все инстанции, в том числе и в прокуратуру. Очередное такое обращение имело место в августе 2005 года. В сентябре Савеловская межрайонная прокуратура ответила: ограничений на установку памятника преступникам законом не предусмотрено. Значит, любая общественная (религиозная) организация может на своей территории, открытой для свободного доступа, поставить памятник кровавому маньяку, насильнику и убийце Чикатило? Или Гитлеру? И реакция прокуратуры будет такой же: ограничений на установку памятника преступникам законом не предусмотрено... А вот реакция церкви. Представитель Московской патриархии протоиерей Всеволод Чаплин прокомментировал ситуацию так: «Каждый человек имеет право на христианскую память. Я не оправдываю тех, кто воевал против своей Родины. Хотя диссиденты в СССР тоже действовали против своей страны. Это просто место христианского поминовения». Не берусь спорить с отцом Всеволодом по тончайшим вопросам права на христианскую память. А вот по некоторым фактам – осмелюсь. Генерал вермахта Гельмут фон Панвиц никогда не «воевал против своей Родины» – Германии, Третьего рейха. Он воевал, отец Всеволод, против нашей с вами Родины. Вначале против Российской империи, потом - против Советского Союза. И диссиденты никогда не «действовали против своей страны». Главный, основополагающий призыв диссидентов к власти был такой: «Соблюдайте Конституцию СССР!». То есть право на свободу слова, собраний, печати. В том числе и право свободы вероисповедания...

fishki.net

КАЗАЧЬИ ФОРМИРОВАНИЯ СС | | Война в Украине!

Нацисты считали казаков отдельным этносом с готскими корнями, причем фактически с самого начала войны против СССР официально именовали их «равноценными соратниками, которые вместе с германскими солдатами участвуют в борьбе против большевистских врагов». Такое отношение обуславливалось рядом причин. Во-первых, казаки подвергались со стороны большевиков беспощадному третированию, иногда фактически принимавшему форму геноцида. Так называемая политика «расказачивания» южных регионов РСФСР привела лишь к тому, к чему и должна была привести — не многие уцелевшие в «советском раю» казаки с началом войны горели желанием «отстаивать завоевания революции». Кроме того, к союзу с гитлеровцами представителей казачества также подталкивала исконная юдофобия.

Сообщает инфоцентр Война в Украине со ссылкой на fotik.top

В итоге традиционно отрицательный для европейцев образ казака, который больше сотни лет неустанно эксплуатировался в качестве основного символа «угрозы с Востока», стремительно трансформировался в безусловно положительный образ надежного союзника вермахта в борьбе против «жидо-большевизма».

фото: fotik.top

 

Нацистские пропагандисты очень охотно размещали на страницах германских периодических изданий богато иллюстрированные материалы, посвященные казачеству. Не являлась исключением и эсэсовская пресса. В 1944 году в журнале «SS-Leiheft» появилась характерная статья «Казаки», в которой была проделана попытка рассказать об истории, быте и современной борьбе казачества.

Автор статьи полагал, что «внешние расовые признаки однозначно указывают на то, что казаки — это продукт смешения нордических и динарских народностей. Совершенно очевидно то, что остатки затерявшихся в степи германских народностей смешались со славянами и другими арийскими, а также кавказскими народностями». Подчеркивалось, что казаки не являются носителями славянских обычаев и славянского права. Приводились факты уничтожения большевиками казачьих традиций: «После развала царской империи казаки боролись за свободную республику. В 1917 году они провозгласили таковую на территории Северного Кавказа. Большевики всеми доступными силами пытались уничтожить новоявленную республику. После четырехлетней борьбы казаки все-таки уступили превосходящим силам противника. Казаки рассказывают, что, начиная с этого времени, еврейские комиссары ужасно бесчинствовали в народе… В стране большевиков они были вынуждены расстаться со своими особенностями и культурной обособленностью». В конце статьи провозглашалось, что «война на стороне Германии — это зов Германской крови, побудившей к этому шагу свободолюбивых крестьян-воинов».

Итак, нацисты сделали ставку на отмежевание казаков от русских с перспективой создания марионеточного государства. В казачьей эмигрантской среде этот «самостийный» вектор получил достаточно большое распространение, несмотря на многочисленные попытки державно настроенных представителей казачества (преимущественно из числа пожилых генералов и офицеров) изменить эту тревожную тенденцию.

С началом войны казаки-националисты особенно рьяно принялись третировать пророссийски настроенных казаков, прибегая при этом к самым гнусным пропагандистским ухищрениям. В журнале так называемого Казачьего национально-освободительного движения «Казачий вестник», издававшегося в Праге, периодически появлялись соответствующие материалы. В одной из статей о русском народе говорилось следующее: «Темна, разбойна, страшна душа русского человека, ухитрившегося, стоя тысячу лет на рубеже Европы и Азии, не принять ни от одной, ни от другой ни малейшей положительной черты. Русский характер, душа русского, остаются неизменными в своей кровожадности, в зверстве, в стремлении попрать все, чему поклонялся сам до вчерашнего дня, в стремлении уничтожить святыни других и всех заставить поклониться чему-то бесформенному».

В другой статье подчеркивалось, что казаки-националисты — «это те казаки, которые на основании исторических данных считают себя отдельным народом от великороссов, особой нацией, так как они образовались от смешения антов и готов, живших на Таманском полуострове и в низовьях Дона, с казахами, чигами и другими народами черкасского племени… Казаки „русские“, а их незначительная часть — это потомки холопов и преступников, бежавших когда-то к казакам, и потому без указки барина они жить не могут».

Однако в любом случае все конкретные решения насчет будущего казачества предполагалось осуществить лишь после войны. Пока же казаков охотно принимали в ряды вермахта, а также в различные органы и подразделения СС. Их политическая ориентация («самостийники» или «великодержавники») нацистов в этом случае не интересовала.

Выше мы уже писали о том, что придерживавшийся традиционных представлений атаман «Общеказачьего объединения в Германской империи» генерал-лейтенант Е.И. Балабин был весьма заинтересован сообщением своего представителя, подъесаула Моисеева о «Дружине II» майора Блажевича. Балабин не отделял казаков от русских, поэтому в своем ответном письме Моисееву написал следующее: «О русских отрядах СС никто здесь не знал… [sociallocker]Очень прошу Вас, напишите мне все подробно — все, все, что знаете о русских формированиях. Прошу также сообщить, каким образом русские белые могут поступить в эти формирования. И в частности в батальон СС… Интересны все мельчайшие подробности, вроде погон, звездочек, петлиц, отличия в форме СС от находящихся в армии. Подчинен ли батальон СС генералу Власову?.. Эти формирования имеют огромное значение для нас — русских. Ведь это огромная сила против большевиков, наших смертельных врагов. Чем больше попадет в эти формирования людей, ненавидящих большевиков, тем лучше и больше шансов на успех».

Известно, что в боях в Варшаве в 1944 году принимали участие казачий полицейский батальон СС и конвойно-охранная сотня СД. Еще до этого в составе вспомогательной полиции эсэсовцами были созданы казачьи батальоны «шума». Из казаков были созданы 135-й, 159-й, 160-й, 209-й, 210-й, 211-й полицейские батальоны, а также 557-й и 558-й батальоны заводской охраны. Общая численность этих формирований составляла от 2400 до 4000 человек.

В отличие от многих других «восточных» коллаборационистских формирований, в казачьих подразделениях и частях практически никогда не было конфликтов между личным составом и немецким персоналом. Об этом весьма красноречиво свидетельствует, в частности, так называемый «Приговор» оберштурмбаннфюреру д-ру Людвигу Хану:

«Мы, донские казаки, находящиеся в Казачьей сотне при СД в городе Варшаве, на общем казачьем сборе, в знак глубокого уважения к нашим освободителям — Германскому Рыцарскому народу, для более крепкой связи и подтверждения нашей преданности вождю Адольфу Гитлеру, решили своим казачьи приговором, как делали это наши предки, принять в Донские почетные казаки Морозовской станицы Оберштурмбаннфюрера доктора Людвига Хана, являющегося нашим шефом, по приказу которого мы, не щадя своих жизней, будем бить врагов человечества — жидовскую клику, где бы она ни находилась. Оберштурманнфюрера доктора Людвига Хана отныне мы по нашим старым казачьим традициям считаем членом нашей семьи Донского казачества. Подписали выборные от сотенного сбора».

Однако самым известным прецедентом массового включения представителей казачества в ряды «Черного ордена» стало создание XV казачьего кавалерийского корпуса СС.

В марте 1943 года немецкими войсками были оставлены территории Дона и Кубани, вместе с ними ушла и часть казаков. Германское командование предложило казакам призывного возраста собраться в украинском городе Херсоне. 21 апреля 1943 года вышел приказ о формировании в этом районе 1-й казачьей кавалерийской дивизии под командованием генерал-майора Гельмута фон Паннвица. В конце апреля в состав дивизии был включен 600-й Донской казачий батальон — первое казачье подразделение из советских военнопленных, сформированное в конце 1941 года бывшим командиром РККА подполковником И.Н. Кононовым.

7 июля 1943 года база формирования была перемещена в Польшу — на Млаву, к северо-западу от Варшавы, и к концу сентября дивизия была полностью сформирована. Оно состояла из двух бригад (в каждой по три полка), разведподразделения, саперного батальона, подразделения связи, частей тылового обслуживания и запасного батальона. Командирами бригад и всех полков были назначены немецкие офицеры. Исключение составил лишь 5-й Донской полк 2-й бригады, который возглавил Кононов. Однако германское командование не решалось использовать дивизию на Восточном фронте и 24 сентября направило ее в Югословию — сражаться против партизан-коммунистов И.Б. Тито. На 4 ноября 1943 года (к началу боевых действий в Югославии) личный состав дивизии включал 18 555 человек, в том числе 14 506 казаков и 4099 немецких солдат и офицеров.

Несмотря на присутствие в составе части значительного количества немцев, в ней строго соблюдались обычаи казаков, сохранялись традиционные чины, знаки отличия и оружие. Командир дивизии фон Паннвиц также носил казачью форму. Проводившиеся православными священниками церковные службы посещали все, а генерал, бывший лютеранином, состоял почетным членом общины.

Казаки хорошо показали себя в боях против югославских партизан. Германское командование совершенно оправданно считало казачьи формирования наиболее боеспособными среди частей «восточных добровольцев». Разумеется, боеспособность казачьей дивизии давно привлекала внимание СС, и в частности самого Г. Гиммлера. Исключительные полномочия, предоставленные рейхсфюреру СС летом 1944 года, позволили ему уже в августе добиться передачи в распоряжение охранных отрядов всех иностранных добровольческих частей, которые еще находились в ведении вооруженных сил Германии, включая и казачьи формирования.

На совещании с участием фон Паннвица и других командиров казачьих формирований, а также генерал-лейтенанта А.Г. Шкуро, состоявшемся в начале сентября в ставке Гиммлера, было принято решение о развертывании дивизии в казачий кавалерийский корпус СС. Как отмечает отечественный исследователь Сергей Неподкосов, Паннвиц, будучи прагматиком, понимал, что включение его соединения в СС сулит казакам широкие возможности в плане набора добровольцев, снабжения и вооружения боеприпасами.

Для этой цели при Главном штаба СС был создан специальный орган — Резерв казачьих войск, в распоряжение которого предполагалось отправить всех казаков: эмигрантов и бывших «подсоветских», находящихся в лагерях военнопленных и среди восточных рабочих на германских предприятиях, в частях СС, полиции и армии, — всех, кто был способен носить оружие. Начальником Казачьего резерва приказом рейхсфюрера СС от 5 сентября 1944 года был назначен генерал-лейтенант А.Г. Шкуро.

Вскоре в дивизию фон Паннвица стали прибывать из разных мест большие и малые группы казаков и целые воинские части. В числе последних были 209-й полицейский батальон из Варшавы, 210-й и 211-й полицейские батальоны из Кракова, 557-й батальон заводской охраны из Ганновера, 360-й полк (622-й и 623-й батальоны) майора Э.-В. фон Рентельна с Западного фронта и 69-й дивизион 3-й кавалерийской бригады — с Восточного.

Приказом от 4 ноября 1944 года казачья дивизия была передана на время войны в подчинение Главного штаба войск СС. Эта передача касалась прежде всего сферы материально-технического снабжения, что позволило улучшить обеспечение дивизии оружием, боевой техникой и автотранспортом. Так, например, по некоторым данным, дивизия получила несколько шестиствольных минометов и 12 единиц бронетехники (танков и штурмовых орудий).

Приказом от 25 февраля 1945 года 1-я казачья кавалерийская дивизия была преобразована в 15-й кавалерийский корпус войск СС. 1-я и 2-я казачьи бригады переименовывались в дивизии без изменения их численности и организационной структуры. На базе выведенного из состава 2-й бригады 5-го Донского полка началось формирование пластунской бригады двухполкового состава с перспективой развертывания в 3-ю казачью дивизию.

Несмотря на переход в подчинение войскам СС, корпус сохранил прежнюю армейскую форму, солдатские книжки армейского образца, чины и название частей. Аббревиатура «СС» встречалась обычно только в названии корпуса. Тем не менее каждое подразделение корпуса получило офицера связи от войск СС, а штаб корпуса — подразделение связи СС с номером 115. Структурно корпус все же являлся частью войск СС, несмотря на отсутствие ряда внешних признаков.

XV казачьему кавалерийскому корпусу СС вплоть до последних дней войны приходилось вести крайне тяжелую борьбу на два фронта, отражая удары болгарских войск и частей Народно-освободительной армии Югославии. Лишь в первых числах мая 1945 года 1-я казачья дивизия и Пластунская бригада были сменены на линии Соколовац — Копривница — река Драва 2-й казачьей дивизией и начали отступление в направлении Лютберг — Вараждин. 2-я дивизия удерживала эту линию до 6 мая, пока и она не получила приказ отходить. Преодолевая горные перевалы и сбивая вставшие на пути партизанские заслоны, казаки фон Паннвица прорвались в Австрию, где 11–12 мая сложили оружие перед англичанами.

На заключительном этапе войны XV казачий кавалерийский корпус СС оказал огромное влияние на ход войны на Балканах, став, по сути, единственной силой, способной справиться с югославскими партизанами, имеющими поддержку и снабжение советского правительства. Благодаря отличной боевой выучке, тактической подготовке и достаточно высокому уровню идейной сплоченности казаки провоевали на стороне немцев вплоть до капитуляции Германии.

Судьба не оказалась благосклонной по отношению к большинству военнослужащих корпуса и другим казакам- коллаборационистам. В соответствии с подписанными союзниками 11 февраля 1945 года в Ялте соглашением «О репатриации советских граждан», все граждане СССР, оказавшиеся по ту сторону фронта, подлежали передаче советским представителям.

28 мая советской стороне были переданы 144 немецких и 690 казачьих офицеров, в том числе бывший командир XV корпуса Гельмут фон Паннвиц. 1 июня британские части, в составе которых действовала бригада «Палестина», сформированная из евреев, предприняли штурм лагеря Пеггец, где были размещены 15 тысяч казаков, включая женщин и детей. Всех их доставили в Юденбург, затем в Грац, после чего поездами через Австрию, Венгрию и Румынию отправили в СССР. Всего весной — летом 1945 года советским представителям было выдано примерно 50–55 тысяч казаков.[/sociallocker]

16 января 1947 года в Москве, в Колонном зале Дома Союзов состоялся закрытый судебный процесс по делу П.Н. Краснова, А.Г. Шкуро, С.Н. Краснова, Султан Келеч-Гирея, Т.И. Доманова и Г. фон Паннвица. Все обвиняемые были приговорены к смертной казни через повешение.

Источник: Пятая глава части третьей книги “Русские эсэсовцы”. Авторы Дмитрий Александрович Жуков; Иван Иванович Ковтун;

Также смотрите:Обязательно к просмотру каждому россиянину… v7v7v7com

Ранее сообщалось: «Дебальцево все ближе»: стало известно об успешном продвижении ВСУ на Донбассе

←ЖМИТЕ "Рекомендую" если Вам понравилась эта статья Понравилась статья - жмите НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

Также Инфоцентр "Война в Украине!" сообщает:

warfare.com.ua

Российские казаки на службе у германских нацистов

Версия для печати

Георгиевские ленточки во время Второй мировой носили разве что «казаки, служившие Великой Германии». Сейчас из этих людей при содействии власти Луганщины создается героический образ Донского казачества, которое всегда преданно служило «родному отечеству».

9 мая мы празднуем победу над злейшим врагом человечества — гитлеровской Германией. Чествуем тех, кто не жалея собственной жизни, сделал свой вклад в эту победу. Но должны знать и тех «борцов за отечество», участие которых в этой войне сознательно не обнародуется.

При содействии бывших секретарей коммунистической партии и комсомола, нынешних чиновников, на Луганщине настойчиво создается героический образ Донского казачества, которое всегда преданно служило «родному отечеству». Вместе с тем тщательно замалчивается служба дончаков гитлеровской Германии во время Второй Мировой войны.

А рассказать есть о чем. Ведь в составе Вермахта и войск СС воевали многочисленные казацкие полки, дивизии и даже корпуса.

На оккупированных немцами территориях действовали казачьи полицейские батальоны, которые имели главной задачей борьбу с партизанами. Казаки этих батальонов часто служили надзирателями военнопленных красноармейцев.

При немецких комендатурах были казацкие сотни, которые выполняли полицейские задачи. Две такие сотни донские казаки имели в станице Луганской и еще две — в Краснодоне. Многие беды от них претерпело гражданское население Луганской области, а также местные партизаны и подпольщики, которые оказывали сопротивление гитлеровцам.

12 августа 1942 года, возле хутора Пшеничного Станично-Луганского района, казаки-полицаи вместе с немцами разгромили партизанский отряд, которым командовал И.М.Яковенко.

Казаки с нацистскими нашивками

В конце сентября 1942 года в городе Краснодоне на Луганщине была создана подпольная молодежная организация «Молодая гвардия», которая начала борьбу с немецкими захватчиками. А 24 октября 1942 года в Краснодоне состоялся «казачий парад», которым донские казаки показали свою преданность гитлеровскому командованию и немецкой администрации.

«На торжестве присутствовали 20 представителей немецкого военного командования и местных органов управления. С патриотическим рещами перед казаками выступили бургомистр Краснодона П.А. Черников, атаман Гундоровской станицы Ф.Г.Власов, старый казак Г. Сухоруков и немецкий офицер.

Все выступавшие были единодушны в своем призыв к казакам — установить тесное сотрудничество с немцами-освободителями и ибъединить усилия в борьбе против Советов, большевизма и войск Красной Армии.

После молебна за здравие казаков и скорую победу германской армии было зачитано и принято приветственное письмо Адольфу Гитлеру».

Вот отрывок из этого письма:

«Мы, Донские казаки, остатки уцелевших от жидовско-сталинского жестоко террора своих соотечественников, отцы и внуки, сыновья и братья погибших в ожесточенной борьбе с большевиками и замученных в сырых подвалах и мрачных застенках кровожадными палачами Сталина, шлем Вам, великому полководцу, гениальному Государственному деятелю, строителю Новой Европы, Освободителю и другу Донского казачества, свой горячий Донской казачий привет!

Смерть Сталину и его опричникам! Хайль Гитлер! Да здравствует Гитлер! Да здравствует наш организатор и полководец казак-генерал Петр Краснов! За окончательную победу над нашим общим врагом!

За Тихий Дон и донских казаков! За германскую и союзные Армии! За вождя Новой Европы Адольфа Гитлера — наше могучее, сердечное казачье «ура!».

Пример старших последовали «молодые казачата».

«В газете «Новая жизнь» № 54 от 20 декабря 1942 года опубликовано письмо Адольфу Гитлеру, «вождю великого немецкого народа» от учеников станицы Луганской: «Мы, ученики специальной сельскохозяйственной школы станицы Луганской, шлем горячий привет нашему Освободителю Адольфу Гитлеру».

В продолжении письма говорилось об обязательстве учеников этой школы «стать такими же культурными, как немецкий народ».

От декабря 1942 года рядом с Краснодоном, в городе Каменске-Шахтинском Ростовской области, казачьей конвойной сотней при немецкой комендатуре командовал Т.Н.Доманов, который впоследствии занял должность «Походного Атамана Донского казачества» — после гибели С.В.Павлова в 1944 году.

Этот казацкое подразделение было создано еще в конце июля 1942 года. В его составе было немало выходцев из Гундоровской станицы (сейчас город Донецк Ростовской области).

«Казаки конвойной казачьей сотни принимали участие в охране железной дороги, несли дозорную службу, прочесывали лес на левом берегу Северского Донца в поисках бежавших советских военнопленных. В январе-феврале 1943 года эти же казаки рыскали по станице Гундоровской и по хуторам в поисках подпольщиков из разгромленной краснодонской «Молодой гвардии».

«...В июле 1942 года в Урывский лес в города Каменска-Шахтинска зашел один из артиллерийских полков Красной Армии, чтобы укрыться днем ​​от „мессеров“. Житель хутора Урывского, будущий полицай, выдал немцам советских артиллеристов.

Немцы, жалея живую силу своих войск, развернули орудия и танки в сторону леса и стали методично вести огонь по притаившимся в лесу красноармейцам. Это Был не бой, а полное уничтожение всего живого в этом лесу.

Эта история очень похожа с историей Ерохинской балки в том же районе и в тот же период — июль 1942-го; такое же предательство казака-полицая из хутора Ерохина. Там немцы поставили на пригорке орудия и минометы и стали методично уничтожать все живое, что находилось в районе балки. Потом в район балки пошли легкие танки и из пулеметов расстреливали разбегающихся по полю красноармейцев».

Много немецких коллаборационистов было и среди кубанских, терских, уральских, сибирских, астраханских и других казаков — но во всех казачьих формированиях, служивших гитлеровской Германии, подавляющее большинство воинов составляли именно донские казаки.

Коллаборационизм среди донского казачества был массовым. 

Казаки у знамени в цветах Донского казачьего войска. 1942 год

«Первоначально справа на груди у всех казаков красовались специально разработанные для „воинов с Востока“ эмблемы в форме вписанной в ромб свастики-коловрата с горизонтальными „крылышками“, но с 1943 года они перешли на ношение стандартного вермахтовского орла со свастикой-коловратом в когтях.

Казаки 5-го Донского конного полка И.Н.Кононова носили на головных уборах серебряную „мертвую голову“ (от нем. „Тотенкопф“) так называемого „прусского типа“ — символ верности до гроба.

У казаков караульных эскадронов на рукавах мундиров и шинелей ниже локтя были георгиевские черно-оранжевые шевроны „углы“ острием вверх.»

Формирование казачьих частей осуществлялось под руководством начальника Главного управления казачьих войск Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии генерала Вермахта Петра Николаевича Краснова.

По составленной им присяге казаки, как и он сам, клялись на верность «Фюреру германского народа Адольфу Гитлеру». А вот некоторые высказывания П.Н. Краснова:

«Здравствуй, фюрер, в Великой Германии, а мы казаки на тихом Дону. Казаки! Помните, Вы не русские, вы казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны Вам.

Москва всегда была врагом казаков, давила их и эксплуатировала. Теперь настало время, когда мы, казаки, можем создать свою независимую от Москвы жизнь.

Русских необходимо запереть в рамки старого Московского княжества, откуда началось продвижение московского империализма. Да поможет Господь немецкому оружию и Гитлеру!».

30 марта 1944 года Главное управление казачьих войск переведено из Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии в Главное управление СС Третьего Рейха.

Памятник генералу Краснову в станице Еланской Ростовской области. 2010 год

К сведению читательской общественности предлагаю один из приказов П.Н. Краснова, которые он рассылал по Берлину. 20 июня 1944года этот «казак-генерал» написал:

«Майор Миллер телеграммой от 19-го сего июня сообщил мне, что Походный Атаман полковник Павлов в бою с партизанами западнее Городища, 17-го сего июня, пал смертью храбрых.

Полковник Павлов с самых первых дней соединения Донских казаков с Германской армией для общей борьбы с большевиками, с лета 1942-го года, то-есть, в течение двух лет мужественно и доблестно, все время ведя непрерывные бои с врагами казачества, создал казачьи части, воспитывал их и обучал. Смерть его — невознаградимая потеря для казачества и для родного его Донского Войска.

Скорблю с родным мне Донцом над могилой павшего героя великой войны с большевиками, горжусь тем, что Войско имело его в своих рядах в такие трудные боевые времена. Его вдове Феоне Андреевне Павловой приношу мои глубочайшие соболезнования в постигнувшей ее утрате. Пусть будет ей и ее дочери утешение, что их муж и отец умер такой почетной, настоящей казачьей смертью.

За подвиги, совершенные во время долгого похода в боях казаков, предводительствуемых Походным атаманом Павловым, посмертно произвожу его в генерал-майоры, что внести в его послужной список».

Как отметил П.Н. Краснов, широкое сотрудничество с гитлеровцами казаки начали летом 1942 года, однако несколько казачьих частей появились в составе немецкой армии уже в 1941 году:

«102-я добровольческая Казачья часть И.Н.Кононова при штабе командующего тыловым районом группы армий „Центр“, казачий разведывательный батальон 14-го танкового корпуса, казачий разведывательный эскадрон 4-го охранного самокатного полка, казачий разведовательно-диверсионный отряд разведывательной абверкоманды НБО».

22 августа 1941 года на службу к гитлеровцам перешел командир 436-го полка 155-й стрелковой дивизии Красной Армии И.Н. Кононов. Вместе с ним к немцам перешла большая группа бойцов и командиров этого полка. Сразу после этого Кононов предложил им создать добровольческую казачью часть для борьбы против Красной Армии.

Получив на это согласие немецкого командования, он сформировал ее уже до 28 октября 1941 года, под номером 102, в составе двух кавалерийских эскадронов, двух эскадронов самокатчиков, одного пушечного взвода на конной тяге и одного взвода противотанковых орудий. Эта воинская часть начала создание 5-го Донского казачьего конного полка.

«Когда в середине октября 1941 года части 14-го немецкого танкового корпуса подошли к реке Миус, за линией фронта, в тылу Красной Армии, уже шло сражение. Будучи уверенным в том, что бой ведут немецкие подразделения воздушных десантников или моторизированный части, каким-то то образом попавшие в окружение, танкисты поспешили на помощь.

Каково же было их удивление, когда они обнаружил, что «немецким десантниками», атаковавшими оборонительные порядки Советской армии с тыла, оказалась казачья сотня под командованием потомственного донского казака — старшего лейтенанта Николая Назаренко. В середине октября эта группа в качестве маршевого батальона была направлена ​​на реку Миус, где заняла позицию в тылу советской 9-й армии.

Сам отряд к тому времени представлял собой довольно внушительную силу, в Таганроге все его бойцы были полностью экипированы стрелковыми оружием и достаточным количеством боеприпасов, а также продовольствием и медикаментами. К тому же по прибытии на место в качестве усиления отряду были приданы 5 артиллерийских орудий.

Дождавшись удобного момента, Назаренко приняли решение «нанести удар в спину» советским подразделениям и прорваться навстречу наступающим немецким танковым частям.

К несчастью для казаков, за несколько часов до атаки была проведена перегруппировка войск, и сразу несколько советских полков оказались в тылу отряда мятежников. Взяв «добровольцев» в кольцо, они принялись методично их уничтожать, но здесь-то и подоспела долгожданная помощь с немецкой стороны, спасшая отряд казаков-коллаборационистов.

В немецких документах отряд Назаренко значился как «казачий разведывательный батальон 14-го танкового корпуса Вермахта». Все казаки получили со склада немецкую униформу и стрелковое оружие. Единственным их отличием от немецких солдат стали большие белые нарукавные повязки с нашитой на них черной буквой «К», а у Назаренко на немецкой офицерской фуражке была сине-красная кокарда Донского войска.

«...В ноябре 1941 года казаки станицы Синявской при подходе немецких войск перебили местную власть, забрали все имеющееся в наличии оружие и ушли в Донские плавни, где и дождались прихода немецких войск.Обратившись к освободителям с речью, они попросили посодействовать им в создании казачьей сотни. Немцы удовлетворили их просьбу и снабдили казаков лошадьми и оружием.

Вскоре советские войска нанесли контрудар и отбросили противника к Таганрогу. Казаки отступали вместе со своими новыми союзниками, причем уже под официальным названием: казачий разведывательный эскадрон 4-го охранного самокатного полка Вермахта».

Помимо этого в конце 1941 года в составе немецкой армии были созданы и другие казачьи части:

«444-я казачья сотня в составе 444-й охранной дивизии, 1-я казачья сотня в составе 1-го армейского корпуса 18-й армии, 2-я казачья сотня в составе 2-го армейского корпуса 16-й армии, 38-я казачья сотня в составе 38-го армейского корпуса 18-й армии, 50-я казачья сотня в составе 50-го армейского корпуса 18-й армии».

А в мае 1942 года по одной казачьей сотне создано во всех армейских корпусах 17-й полевой армии Вермахта и две казачьи сотни — при штабе этой армии.

Летом 1942 года сотрудничество казаков с гитлеровцами приобрело иное качество. С тех пор в составе войск Третьего Рейха создавались уже не казацкие сотни, а казацкие полки и дивизии.

Современная российская власть и ее холуи в Украине нещадно клеймят немецких коллаборационистов во всем мире, но никогда не упоминают русских казаков-коллаборационистов.

В Москве, у храма Всех Святых, возведена мемориальная плита П.Н.Краснову, казацким генералам, атаманам и воинам 15-го казачьего кавалерийского корпуса войск СС, служивших гитлеровской Германии. Надпись на этой плите ошеломляет: «Казакам, павшим за веру и Отечество».

За веру, отечество и фюрера

В станице Еланской Шолоховского района Ростовской области можно увидеть памятник генералу П.Н.Краснову. В дополнение к этому в Луганске, на улице имени Карла Маркса, стоит памятный знак, на котором написано: «Казак, отдавший жизнь за Отечество». Надпись почти такая же, как и в Москве. Речь о царских жандармах, белогвардейцах и немецких прислужниках? Да, ими и были донские казаки, эти незваные пришельцы в Луганске!

Во времена Российской империи город Луганск был в составе Екатеринославской губернии, а станица Луганская принадлежала к Области Войска Донского. Однако расположены они почти рядом — в двух десятках километров друг от друга.

Выслуживаясь перед царской властью, донцы неоднократно приходили в Луганск для подавления забастовок и беспорядков среди рабочих города. В мае 1919 года донские казаки, в составе белогвардейской армии Деникина, ворвались в Луганск, сломав сопротивление его защитников.

Сейчас от центра города Луганска до Острой Могилы в его южном пригороде простирается улица Оборонная. Свое название улица получила в честь защитников города, которые оказывали тогда сопротивление деникинской армии.

Бои на Острой Могиле длились с 21 по 30 апреля 1919 года. Там построен величественный памятник защитникам города в 1919 году. Луганск еще раз увидел донских казаков, когда в январе 1943 года они, в составе войска «Великой Германии», бежали на запад от Красной Армии.

На подступах к городу и, в частности, на Острой Могиле, это бегство тогда прикрывали военные части Третьего рейха — освободители Донского казачества. В боях за Луганск против Красной Армии донские казаки «особо не отличились», однако вскоре наверстали это на Миус-фронте.

Хоть бы кто-то из упомянутых луганских чиновников и многочисленных местных «борцов с фашизмом» возмутился этим. «На всех языках все молчит, ибо благоденствует!». Не имеют они и желания сооружать памятники бойцам Красной Армии и гражданским лицам, которые погибли на территории Луганской области от рук воинов казачьих формирований гитлеровской Германии.

Вот как в начале 1943 года донские казаки воевали «за отечество» в ста километрах к востоку от Луганска, в соседней Ростовской области.

«Казаки 1-го Синегорского полка войскового старшины Журавлева в январе 1943 года вместе с немецким войсками держали оборону на правом берегу реки Северский Донец.

Здесь, у хутора Ясиновский, особенно отличилась отдельная сотня под командованием сотника Рыковского, которой удалось в одной из контратак отбросить прорвавшиеся советские войска обратно за реку.

Флаг 1-го Синегорского казачьего полка. Фото: elan-kazak.ru

Последних бегущий назад красноармейцев вырубил конный взвод казаков прямо в Донце. Из 800 человек спаслись менее двух десятков. При переформировании казачьих соединений войсковому старшине Рыковскому доверили полк. Есть сведения, что он проучал и красных „казаков“ 5-го корпуса — набраных и одетых в казачью форму кацапов Воронежской, Тамбовской и Ростовской областей».

Заметим, что 5-й кавалерийский корпус Красной Армии имел название «Донской казачий».

В феврале 1943 года сто двенадцатая Башкирская кавалерийская дивизия (впоследствии 16-я гвардейская Башкирская кавалерийская дивизия) Красной Армии участвовала в походе в тылы гитлеровских войск к узловой железнодорожной станции Дебальцево.

Вследствие этого остановилось движение немецких поездов железнодорожным веткам, соединяющих Дебальцево со станциями Никитовка, Алчевск и Петровеньки. Немало потерь гитлеровцы понесли тогда в живой силе и военной технике.

На прорыв из вражеского тыла дивизия двинулась 23 февраля 1943 года. Во время жестокого боя у села Юлин (между поселком Петровским и Штеровка на Луганщине), командир этой дивизии генерал М.М.Шаймуратов получил тяжелое ранение и попал в плен.

«Его схватили немцы и донские казаки, находившиеся на службе у оккупантов. Они втянули генерала в одну из хат, хозяев выгнали. Вместо того, чтобы проявить великодушие к раненому врагу, как требуют правила и обычаи войны, эти люди начали кровавую оргию, штыком выколов ему глаза, на плечах вырезав погоны, а на спине — „звезду“.Изуродованное тело похоронили пленные кавалеристы, среди которых был и адъютант комдива — в присутствии хозяйки дома они зарыли под стеной конюшни».

Жителям Луганщины хорошо известно, что с февраля и до августа 1943 года Красная Армия вела ожесточенные бои на Миус-фронте.

Но немногие луганчане знают, что здесь против него, в составе 29-го корпуса 6-й армии Вермахта, воевала «казачья группировка 1-й Донской казачий полк имени атамана М.И.Платова, 17-й Донской казачий пластунски полк Т. Г.Бударина, Отдельный казачий конный полк Шведова, 6-й Семигорьевский казачий пластунский полк, Шахтинский казачий батальон городской полиции».

В этих частях было около восьми тысяч казаков. Более полугода они упорно уничтожали здесь бойцов армии «родного отечества». В составе других немецких частей на Миус-фронте воевали еще I/454-й, II/454-й, III/454-й, IV/454-й и 403-й «казачьи дивизионы».

Бои у Ростова на Дону описаны в воспоминаниях «Дон, Кубань и Терек во Второй мировой войне» другого «казачьего ветерана» — П. Н. Донскова.

«В бою под Батайском в начале февраля 1943 года, при поддержке самолетов германской военной авиации «Люфтваффе», казаки остановили танковый рейд красных силами противотанковой артиллерии, казачьей пехоты, конницы (в том числе конной казачьей полиции), отряда казаков истребителей-танков, вооруженных «противотанковыми кулаками (гранатометами-„панцерфаустами“, известными в русскоязычной литературе также под названием „фаустпатронов“) и бутылками с горючей жидкостью.

Оборона города Новочеркасска также была упорной. Казакам удалось разгромить передовые части 2-й гвардейской армии красных и захватить 360 пленных, чем они немало удивили видавших виды немецких офицеров».

При отступлении немцев в 1943 году вместе с войском «Великой Германии» двинулись сотни тысяч казаков и членов их семей, то есть «изменников Родины». Среди этих предателей было 135 850 донских казаков. С территориb Луганской области и здешних конных заводов они погнали на запад огромное количество лошадей и скота.

От Красной Армии казаки бежали тогда двумя путями. Первый путь пролегал северным побережьем Азовского моря, а второй — с Таманского полуострова через Керченский пролив в Крым.

На юге Украины и в Крыму из числа этих нацистских прихвостней немцами тогда были сформированы «Сводная Казачья кавалерийская дивизия полевой полиции «Фон Шуленбург» и Казачья пластунская бригада полевой полиции генерала Духопельникова.

Во время Второй Мировой войны воинами немецкой армии «занималась» полевая жандармерия. Зато полевая полиция отвечала за соблюдение оккупационного режима, а при отступлении немцев она превращала прифронтовую полосу на «Зону выжженной земли».

Варшава, август 1944 года. Нацистские коллаборационисты подавляют польское восстание. В центре — майор Иван Фролов вместе с другими офицерами. Солдат справа, судя по нашивке, относится к Русской освободительной армии (РОА) генерала Власова. Фото: ru.wikipedia.org

Бригада полевой полиции была не первым казачьим формированием, которое гитлеровцы создали в Крыму. Еще в декабре 1941 года в городке Тавель Симферопольского района они сформировали «казачий разведывательно-диверсионный отряд разведывательной абверкоманды НБО (от нем.„Нахрихтенбеобахтер“)».

Отряд был в подчинении командующего германскими военно-морскими силами юго-восточного бассейна, специализировался на военно-морской разведке на Черном, Азовском морях, диверсионной работе против Северо-Кавказского и 3-го Украинских фронтов и борьбе с советскими партизанами.

Эта казацкая часть располагалась в Симферополе до октября 1943 года. В феврале 1942 года в городе Симферополе создан один из эскадронов «казачьего кавалерийского полка «Юнгшульц». Наконец, в августе того же 1942 года из донских и кубанских казаков Симферопольского лагеря военнопленных немцами сформирована «1-я Андреевская сотня казачьего полка особого назначения Абвергруппы-201».

Командовал этой сотней немец — лейтенант Хирш. Она использовалась при разведке ближнего тыла советских войск. Отдельных казаков посылали в советский тыа с диверсионно-разведывательными задачами. Видимо, современные «крымские казаки» являются наследниками этих подонков, потому что других предшественников у них в Крыму не было.

Общее количество казаков, воевавших на стороне Третьего Рейха в 1941-1945 годах, достигало ста тысяч. Эти «борцы за отечество» сражались вместе с гитлеровцами против Красной Армии до последних дней войны. Кровавый след за собой они оставили от Сталинграда до Польши, Австрии и Югославии.

Изложенные выше исторические сведения луганские чиновники не обнародовали. Они проявляют большую осведомленность относительно тех немецких коллаборационистов, которые воевали за тысячи километров от Луганщины, но ничего не знают и не хотят знать о казаках-коллаборационистах Гитлера на местных и соседних территориях.

Несколько слов о «георгиевских ленточках», которые сейчас цепляют в честь победы над гитлеровской Германией во Второй Мировой войне.

Ни один солдат Красной Армии во время войны не получил какой-либо награды или отличия под названием «Георгиевская»:

Георгиевских кресты, наградное оружие и шевроны получали тогда казаки, которые служили «Великой Германии».

Ежегодно 9 мая на Луганщине и, в частности, на Острой Могиле, в Краснодоне и на Миус-фронте, во время торжеств и празднований по случаю Дня Победы, представители власти говорят: «Мы чтимом нашу историю и никому не позволим...».

На почетном месте у них обычно торчат донские казаки с «георгиевскими» «наградами». Не хватает только портретов Краснова, Павлова, Доманова, Кононова и других предводителей донского казачества. «А братия молчит себе, вытаращив глаза! Пусть, говорит, может так и надо». И послушно тоже везде цепляет «георгиевские ленточки».

Игорь Саенко (Луганск), опубликовано в издании «Історична правда»

Перевод: «Аргумент»

В тему:

argumentua.com

Как донские казаки Гитлера воевали (5 фото + 1 видео)

Предательство, служение гитлеровцам в годы войны – щекотливая тема. Власть спекулировала и спекулирует ею самым гнусным образом, в своих гнусных политических целях. Когда в восьмидесятые годы крымские татары стали требовать реабилитации и возвращения на крымскую землю, ТАСС тотчас распространил по всем каналам и газетам статейку о том, что крымские татары воевали на стороне Гитлера, наших детей сжигали в печах; стоило обостриться украинскому вопросу — как тотчас вспоминали о дивизии СС «Галичина» и т.д. И только о казаках, служивших Гитлеру, – ни слова!

Более того, с приходом гласности гитлеровских казаков стали изображать борцами с большевизмом и жертвами красного террора.

В 2002 году меня поразило интервью корреспондента “Известий” с чилийским генералом Мигелем Красновым, осужденным в Чили за массовые преступления во времена Пиночета. (Мигель Краснов — сын генерала Семена Краснова и внучатый племянник атамана Петра Краснова). Корреспондент спрашивал:

– Господин генерал, вам известны события 1945 года в Лиенце, когда Великобритания выдала НКВД офицеров белогвардейского казачьего войска. Каково ваше отношение к тем трагическим дням?

Мигель Краснов отвечал:

– Считаю это самым гнусным преступлением… Сговор между союзниками – настоящая трагедия. Сотни тысяч, бежавшие когда-то от красного террора, были выданы англичанами Сталину. Среди замученных – мой троюродный дед атаман Петр Николаевич Краснов, мой отец — генерал Семен Николаевич Краснов, а также все члены высшего казачьего руководства.

Скажите, господа журналисты, сколько можно обманывать людей?! Эта сказка о выдаче Западом казаков, “бежавших от красного террора”, вот уже какой год гуляет по страницам прессы. Великобритания “выдала НКВД” не офицеров белогвардейского казачьего войска, а гитлеровского казачьего войска. Многие из них встретили фашистов как своих, когда Дон и Кубань оккупировали немецкие армии и воевали под Сталинградом на стороне Гитлера, а потом ушли вместе с гитлеровцами из Советского Союза, и Гитлер поселил их на юге Австрии – севере Италии…

Красновы и прочие не “замучены”, а расстреляны и повешены как пособники Гитлера. Да, Великобритания поступила юридически сомнительно. Наверно, она должна была поступить с фашистскими казаками точно так же, как и с другими гитлеровскими военнопленными. Но обманывать читателей, выдавать прислужников фашистов за белогвардейцев, “жертв красного террора” – еще более возмутительно. Почему-то никто из журналистов не говорит и не пишет, что с начала нападения фашистской Германии на Советский Союз руководство казачьих войск за рубежом полностью поддержало фашизм и перешло на службу Гитлеру. Было создано Главное управление казачьих войск вермахта под руководством Краснова и Шкуро.

Доверие меж фашистами и казаками было так велико, что казаков исключили из “расовой теории”, признали их не славянами и тем более не русскими, а отдаленными потомками некоего древнегерманского племени. И потому казаков принимали в СС (русских в СС не принимали, а украинцев – с 1944 года, когда была создана эсэсовская дивизия “Галичина”). Более того, гитлеровским казакам как “потомкам арийцев” разрешено было создание своего государства и выделены для него земли на оккупированной территории Белоруссии.

Вначале я думал, что в “Известиях” просто-напросто не знают об этом. Но в конце интервью приводилась “Справка “Известий”, то есть нечто такое, что претендует почти на абсолютную объективность. И там черным по белому написано про Семена Краснова: “С 1944 года – начальник штаба Главного управления казачьих войск, сражавшихся на стороне Германии… До сих пор не реабилитирован”.

Что это значит? В России пришло время реабилитировать гитлеровских генералов?

Тогда я написал несколько строк и отправил в “Известия”. В газете была рубрика “Обратная связь”, где печатались отклики читателей на известинские материалы. Позвонил через неделю. Мне сказали, что мое письмо напечатали (уж не знаю, в каком виде), но – в региональном выпуске. То есть подальше от Москвы, от столичного скандала и столичного общественного мнения? Значит, понимают, что сотворили? И трусливо прячутся?

Тогда я отнес заметку в “Литературную газету”. Отказать не отказали, но и не напечатали. Не успел я пережить известие из “Известий” и афронт “Литгазеты”, как в “Новой газете” промелькнула фраза: “Английское правительство после войны выдало более двадцати тысяч казаков, воевавших против Сталина (выделено мною – С.Б.)” Значит, в Великую Отечественную мой отец и миллионы живых и павших воевали за Сталина? Так получается? По логике?

Осталось только назвать казаков-гитлеровцев борцами с тоталитарным сталинским режимом.

И вот, наконец, сказало свое слово всемогущее телевидение. В год 60-летия Победы в новостной программе “Вести” Российского государственного телевидения появился пятиминутный (!) репортаж “Казаки вспоминают трагедию Лиенца”. Начинается он так: “Малоизвестные страницы победного 1945-го — жертвы, о которых молчали и в СССР, и на Западе… Англичане обещали не выдавать казаков НКВД, но обещаний не сдержали. Выжить удалось немногим. Сегодня в Лиенце служили молебен”.

В огромном репортаже – ни одного слова о том, что эти казаки сражались на стороне Гитлера. Зато много молебна, все время повторяются слова “эмигранты”, “белые офицеры”, “выданы НКВД” и т.п. Заканчивается так: “В общей сложности на территории Австрии союзными войсками было задержано и передано в советскую зону оккупации 50 тысяч казаков. Среди них были и белые генералы Краснов и Шкуро.”

В который раз повторю: в данном конкретном случае Краснов и Шкуро – не “белые генералы”, а “гитлеровские генералы”. Есть разница. Белым генералом был и остался, к примеру, Антон Иванович Деникин, категорически отказавшийся от какого бы то ни было сотрудничества с Гитлером.

И я не могу понять, что происходит. Говорят: один случай – всего лишь случай, два случая – совпадение, а вот три – уже закономерность. Но эти три случая, что только я заметил. А наверняка были и другие…

Чего хочет пресса? Замолчать то, что эти казаки воевали на стороне Гитлера? Но тогда надо молчать глухо-наглухо. Совсем. Потому что малейшее упоминание вызовет у людей, кое-что знающих, ответную реакцию. А коли пресса не молчит, значит остается у меня единственный вывод — пресса хочет реабилитировать гитлеровцев…

Причем, прибегая к самому гнусному подлогу и подтасовке, называя гитлеровцев белогвардейцами.

Повторю: понять это я не могу. Но факт есть факт.

Как я уже говорил, эту мою заметку не напечатала ни одна газета в России. Вышла она в Лос-Анджелесе, в русском еженедельнике «Панорама» под названием “Не забудьте про свастику”. Полковник в отставке Юрий Украинцев из Калифорнии откликнулся на нее статьей “Время и хаос” (“Панорама”, № 31, 2005 г.), которая вызвала у меня недоумение.

Приведу для начала цитату из выступления Украинцева: “В ней он (то есть я в своей заметке. – С.Б.) пишет о судьбе казаков в фашистской Германии… Мне думается, что роль казаков во Второй мировой войне – это продолжение той трагической доли, которая им досталась в результате революции в России”.

Но я писал не “о судьбе казаков в фашистской Германии” и не “о роли казаков во Второй мировой войне”!

Я писал о том, что российская пресса выдает казаков-гитлеровцев за казаков-белогвардейцев, “жертв красного террора”. О всех других, кто воевал на стороне Гитлера, так или иначе говорят: и о Российской освободительной армии Власова, и об украинской дивизии “Галичина”, о кавказцах, крымских татарах…. А как только заходит речь о выдаче казаков-гитлеровцев британскими властями в Лиенце, так сразу же наводится тень на плетень: “красный террор”, “белые генералы Краснов и Шкуро” и т.д.

То есть я писал о ПОДЛОГЕ в российской прессе.

Вольно или невольно, но то же получается и у Украинцева. Он значительную часть своей статьи посвятил трагедии Белого движения и заключил статью фразой: “Так и мы должны и белых генералов, и рядовых казаков понять и простить!”

Во-первых, здесь тоже подмена гитлеровцев белогвардейцами. А во-вторых, прочитав такое, человек, не знакомый с моей заметкой, может подумать, что я призывал к мести белым генералам и рядовым белоказакам. Надеюсь, что у Ю.Украинцева так вышло случайно…

Примечателен следующий пассаж, в котором Ю.Украинцев описывает отступление предателей-казаков-гитлеровцев после поражения войск вермахта под Сталинградом весной 1943 года: “Многотысячные колонны казаков с семьями потянулись к Крыму. …На повозках со скудным скарбом рядом с семьями гарцевали молодые казаки в бурках и каракулевых шапках. Заморозки сменялись оттепелью, грязью. Люди терпели невыносимые лишения”.

Жалко гитлеровцев… Может, надо было моему отцу во имя гуманизма не воевать с ними, а отдать им Москву, Сталинград и всю страну, тогда бы они не “терпели невыносимые лишения”?!

Еще характернее с виду безупречный призыв Украинцева к покаянию и всепрощению: “Понимание, примирение и взаимные извинения – вот условия, которые будут помогать “времени” формировать из современного мирового “хаоса” стабильность. К этому призывают убедительные примеры покаяния Германии перед народами, пострадавшими от гитлеризма; обращение епископа Польши к католикам Германии со словами: “Прощаем вас и сами просим прощения”; официальные извинения Испании за террор, инквизицию, за изгнание евреев в XV веке”.

И опять здесь все случайно или неслучайно смешивается в одну кучу. Кому – “пример”? И что значит — “взаимные извинения”? Они – жгли людей на кострах и травили в газовых камерах, а мы – на другой стороне. И здесь речь может идти лишь о нашем прощении или непрощении.

Сегодняшние немцы, сегодняшние потомки тех, кто воевал на стороне Гитлера, не виноваты в злодеяниях их отцов и дедов. Но тех, кто воевал ТОГДА в фашистских рядах, тех, кто ТОГДА загубил миллионы душ человеческих, – я простить не могу, не прощу и не имею права.

Никто их сюда не звал. Это они пришли на нашу землю. Это они считали нас недочеловеками. Это их Гитлер говорил им: “Москва не город, и жители ее – не люди!”

Вот и пусть держат ответ и просят прощения у Того, Кто милосерднее нас.

Может быть, Он простит.

ПамЯтник эсэсовцам

в Москве

Попытки так или иначе почтить память оуновцев-бандеровцев в Западной Украине, лесных братьев или эсэсовцев в Прибалтике вызывают взрыв негодования в России. Как у официальных органов власти, так и в широких слоях населения. Что соответственно отражается на экранах коллективного информатора, пропагандиста и агитатора – телевидения.

А вот о памятнике эсэсовцам в Москве телевидение почему-то широко не сообщает, и народ соответственно не возмущается. Но о памятнике знают многие, из самых разных газет. В первую очередь знает власть. К ней непосредственно обращались, напрямую. Страсти вокруг него кипят уже десять лет!

Однако по порядку. Как известно, генералы Краснов и Шкуро в годы Великой Отечественной войны возглавляли Главное управление казачьих войск гитлеровского вермахта. Причастен к ним и генерал Гельмут Вильгельм фон Панвиц — кадровый офицер вермахта, родившийся и выросший в Германии, воевавший против России еще в Первую мировую войну. С1941 года командовал ударным отрядом 45-й немецкой пехотной дивизии, а в апреле 1943 года по личному указанию рейхсфюрера СС Гиммлера сформировал 15-й казачий корпус СС и командовал им в карательных операциях против югославских партизан.

Вот его показания, данные им советским следователям и суду:

“Продвигаясь от Брест-Литовска до Курска, подчиненный мне ударный и другие отряды 45-й пехотной дивизии уничтожили ряд сел и деревень, разрушали советские города, убили большое число советских граждан и также грабили мирных советских людей….

Зимой 1943-1944 годов в районе Сунья-Загреб по моему приказу было повешено 15 человек заложников из числа югославских жителей…

В конце 1943 года в районе Фрушка-Гора казаки 1-го кавалерийского полка повесили в деревне 5 или 6 (точно не помню) крестьян. Казаки 3-го, 4-го и 6-го кавалерийских полков в этом же районе учинили массовое изнасилование югославских женщин. В декабре 1943 года подобные же экзекуции и изнасилования были в районе города Брод (Босния). В мае 1944 года в Хорватии, в районе южнее города Загреб, казаки 1-го полка сожгли одну деревню. Этим же полком в июне 1944 года было совершено массовое изнасилование жительниц города Метлика. По приказу командира 4-го кавалерийского полка подполковника германской армии Вольфа была сожжена деревня Чазьма, что западнее города Беловар. В этот же период, то есть летом 1944 года, казаки кавалерийского полка сожгли несколько домов в Пожего-Даруварском районе. Я также вспоминаю, что в декабре 1944 года казаки 5-го кавалерийского полка под командованием полковника Кононова во время операции против партизан в районе реки Драва, недалеко от гор. Вировитица, учинили массовое убийство населения и изнасилование женщин…”

Конец цитаты.

15-16 января 1947 года Военной коллегией Верховного суда СССР Краснов, Шкуро, фон Панвиц и другие объявлены военными преступниками и приговорены к смертной казни через повешение.

А в 1994 году в Москве, на территории храма Всех Святых (у метро «Сокол»), создали православный мемориал «Примирение народов России, Германии и других стран, воевавших в 2-х Мировых и Гражданской войнах”. На одном из памятников мемориала – фамилии Краснова, Шкуро, фон Панвица, Кононова и других генералов и атаманов, которые сотрудничали с Гитлером и воевали на стороне Гитлера. Не забыт и 15-й казачий корпус СС. Правда, в надписи «СС» убрали, и выглядит она так: «… казакам 15 кавалерийского корпуса, павшим за веру и отечество”.

Значит, это они, казаки-эсэсовцы, воевали «за веру и отечество»? А мой отец тогда за что? А вся страна от мала до велика – за что?

С тех самых пор некоторые представители общественности и протестовали, обращаясь во все инстанции, в том числе и в прокуратуру. Очередное такое обращение имело место в августе 2005 года. В сентябре Савеловская межрайонная прокуратура ответила: ограничений на установку памятника преступникам законом не предусмотрено.

Значит, любая общественная (религиозная) организация может на своей территории, открытой для свободного доступа, поставить памятник кровавому маньяку, насильнику и убийце Чикатило? Или Гитлеру? И реакция прокуратуры будет такой же: ограничений на установку памятника преступникам законом не предусмотрено…

А вот реакция церкви. Представитель Московской патриархии протоиерей Всеволод Чаплин прокомментировал ситуацию так: «Каждый человек имеет право на христианскую память. Я не оправдываю тех, кто воевал против своей Родины. Хотя диссиденты в СССР тоже действовали против своей страны. Это просто место христианского поминовения».

Не берусь спорить с отцом Всеволодом по тончайшим вопросам права на христианскую память. А вот по некоторым фактам – осмелюсь. Генерал вермахта Гельмут фон Панвиц никогда не «воевал против своей Родины» – Германии, Третьего рейха. Он воевал, отец Всеволод, против нашей с вами Родины. Вначале против Российской империи, потом — против Советского Союза. И диссиденты никогда не «действовали против своей страны». Главный, основополагающий призыв диссидентов к власти был такой: «Соблюдайте Конституцию СССР!». То есть право на свободу слова, собраний, печати. В том числе и право свободы вероисповедания…

КАК ТЕРСКИЕ КУБАНСКИЕ ДОНСКИЕ КАЗАКИ ГИТЛЕРУ СЛУЖИЛИ

Другие статьи:

nlo-mir.ru

Казаки под знаменами вермахта!: kartam47

Осенью 1941 года — через три месяца после нападения нацистской Германии на СССР — были образованы казачьи части, которые вошли в состав вермахта. Они пользовались доверием и расположением немецкого командования.

В апреле 1942 года в ставке фюрера обсуждался вопрос о казачьих частях. Гитлер отдал приказ использовать их для борьбы с партизанами, а также в боевых действиях на фронте в качестве "равноправных союзников".

Казачьи части формировались на фронте и в тылу действующей немецкой армии. Они создавались из военнопленных — уроженцев областей Дона, Кубани и Терека. Первая из таких частей была сформирована по приказу командующего тыловым районом группы армий "Центр" генерала Шенкендорфа в октябре 1941 года. Это был казачий эскадрон под командованием бывшего майора Красной армии И.Кононова, и состоял он из перебежчиков.

Следует заметить, что случаи массовой сдачи в плен были не так часты. Наиболее значительный эпизод был связан с переходом на сторону немцев 22 августа 1941 года в районе Могилева 436-го полка 155-й стрелковой дивизии, которым командовал майор Кононов. Часть бойцов и командиров этого полка составила костяк первого в составе вермахта казачьего эскадрона, затем было создано еще пять эскадронов, и через год под командованием Кононова был уже казачий дивизион численностью 2 тысячи человек.

Казачьи части были сформированы также штабами 2-й, 4-й, 16-й, 17-й и 18-й полевых, 3-й и 1-й танковых армий.

Давайте посмотрим подборку фотографий на которых "равноправные союзники" и их хозяева!

1. Казак кавалерийского полка фон Юнгшульца, 1942-1943 гг.

2-3. Эскадронный значок и вариант нарукавного знака казачьего кавалерийского полка фон Юнгшульца.

4. Казак казачьего подразделения в составе германской горнострелковой дивизии, 1942-1943 гг.

5. Сотник 1-го Донского добровольческого казачьего полка, 1942-1943 гг.

6. Штандарт одной из донских добровольческих казачьих частей.

Командир 5-го донского полка вермахта, бывший майор Красной Армии Иван Никитович Кононов (слева) с адъютантом.

Подпись к фото из журнала DIE WEHRMACHT  №13, за 23 июня 1943, дословно: «Der Kommandeur des Kosakenregiments,  Oberstleutnant K. (links). und sein Adjutant, Major B. ( rechts ). Beide  sind Offiziere der alten Zaren·Armee». («Командир казачьего полка подполковник К. (слева) и его адъютант, майор В. (справа). Оба офицеры старой царской армии»).

Сотник (звание в казачьих войсках вермахта, эквивалентное званию обер-лейтенанта) взмахивает нагайкой на деревенской улице.

Казак частей вермахта танцует в окружении товарищей в деревне на Восточном фронте.

Казаки из 5-го донского полка вермахта танцуют для немецкого корреспондента. Оригинальная подпись к фотографии:

In wildem Rhythmus stampfen die tanzenden Kosaken den Boden. Die Seitengewehre funkeln. Kameraden stehen

im Umkreis und klatschen den Takt.

(В диком ритме, танцующие казаки топчут землю. Штыки блестят. Их приятели стоят рядом и хлопают в такт.)

Скан из журнала DIE WEHRMACHT  №13, за 23 июня 1943 года.

Казак-полицай на потеху венгерским оккупантам рубит шашкой пленных советских партизан!!

Казаки из состава немецких войск, вооруженные трофейными ППШ, спускаются по склону холма.

Казаки из состава немецких войск, вооруженные трофейными ППШ, разговаривают во время перекура на склоне холма.

Казаки из состава немецких войск на построении.

Казак из состава Русского охранного корпуса в Югославии с немецким унтер-офицером в Белграде.

Группа казаков из состава немецких войск на южном участке Восточного фронта. Казаки одеты в советские шинели, шапки-ушанки и папахи с кокардами. На втором слева — немецкий зимний маскировочный костюм. Вооружение — автоматы ППШ и винтовки.

Казаки из состава немецких войск читают журнал «Сигнал». Немецкий пропагандистский журнал «Signal» издавался на разных языках, в том числе и с 1942 года на русском.

Донской казак из состава немецких войск ведет огонь из орудия во время подавления Варшавского восстания 1944 года

Казаки (в каске — казачий офицер) наблюдают за боем во время подавления Варшавского восстания 1944 года.

Терские казаки из отрядов самообороны.

Казак XV-го кавалерийского корпуса вермахта бросает 7,92-мм карабин Маузера (Karabiner 98 kurz) во время капитуляции.

На втором плане фото — британский солдат и автомобили союзников.

Общее количество казаков, воевавших на стороне Третьего Рейха в 1941-1945 годах, достигало ста тысяч. Эти «борцы за отечество» сражались вместе с гитлеровцами против Красной Армии до последних дней войны. Кровавый след за собой они оставили от Сталинграда до Польши, Австрии и Югославии.

Для сравнения приводим таблицу по чиссленности коллабрацинистов среди разных народностей и этнических групп населения СССР!

Ориентировочная численность представителей различных народов СССР в составе германских вооруженных сил

Народы и национальные группы

Численность

Примечания

Русские

380000

В т.ч. примерно 70000 казаков. Из числа остальных до 200000 состояло в рядах «хиви»*. До 50000 (в т.ч. 30-35 тыс. казаков) входили в состав войск СС. Более 100000 в конце войны составляли ВС КОНР** (в т.ч. 50000 – РОА***).

Украинцы

250000

До 120000 – в составе вспомогательной полиции и самообороны, около 100000 – в вермахте в основном в качестве «хиви», 30000 – в составе войск СС****.

Белорусы

70000

До 50000 в составе вспомогательной полиции и самообороны (в т.ч. БКА*****), 8000 – в составе войск СС, остальные – в составе вермахта и вспомогательных формирований.

Латыши

150000

40000 в составе войск СС, 12000 – в полках пограничной охраны, до 30000 – в составе вермахта и вспомогательных формирований, остальные – в полиции и самообороне.

Эстонцы

90000

20000 в составе войск СС, 20000 – в полках пограничной охраны, 15000 – в составе вермахта и вспомогательных формирований, остальные – в полиции и самообороне.

Литовцы

50000

До 20000 в составе вермахта, до 17000 – во вспомогательных формированиях, остальные – в полиции и самообороне.

Азербайджанцы

38500

13000 – в боевых, 5000 – во вспомогательных частях Азербайджанского легиона, остальные – в составе различных частей вермахта )в т.ч. в Туркестанском легионе) и СС.

Армяне

22000

11000 – в боевых, 7000 – во вспомогательных частях Армянского легиона, остальные – в составе различных частей вермахта и СС.

Грузины

25000

14000 – в боевых, 7000 – во вспомогательных частях Грузинского легиона, остальные – в составе различных частей Вермахта и СС.

Народы Северного Кавказа

28000

10000 – в боевых, 3000 – во вспомогательных частях Северокавказского легиона, остальные – в составе различных частей Вермахта и СС.

Народы Средней Азии

45000

20000 – в боевых, 25000 – во вспомогательных частях Туркестанского легиона

Народы Поволжья и Урала

12500

8000 – в боевых, 4500 – во вспомогательных частях Волжско-татарского легиона («Идель-Урал»).

Крымские татары

10000

В составе 10 батальонов вспомогательной полиции и частей самообороны

Калмыки

7000

В составе Калмыцкого кавалерийского корпуса

Всего

1178000

В т.ч. до 150000 в составе войск СС, 300 тыс. в рядах «хиви», до 400000 – в рядакх вспомогательной полиции и самообороны

* Хиви (Hilfswillige) - добровольные помощники** КОНР - комитет освобождения народов России*** РОА - Русская освободительная армия**** СС - SS- Schutzstaffeln - Охранные отряды вооруженные формирования нацистской партии)***** БКА - Беларуская Краевая Абарона - Белорусская Краевая Оборона

kartam47.livejournal.com

Русские казаки на службе у германских фашистов.

Коллега Бякин, персонально для вас выкладываю проделки первого специалиста по клонированию Геббельса. Вы можете, так же ознакомится, почему непреклонным требованием Сталина к союзникам, была обязательная выдача казачьего  войска. Надеюсь, шоры комуняцких мифологов, немножко приоткроются, и вы посмотрите на мир широким взглядом.  

Георгиевские ленточки во время Второй мировой носили разве что «казаки, служившие Великой Германии». Сейчас из этих людей при содействии власти Луганщины создается героический образ Донского казачества, которое всегда преданно служило «родному отечеству».9 мая мы празднуем победу над злейшим врагом человечества — гитлеровской Германией. Чествуем тех, кто не жалея собственной жизни, сделал свой вклад в эту победу. Но должны знать и тех «борцов за отечество», участие которых в этой войне сознательно не обнародуется.При содействии бывших секретарей коммунистической партии и комсомола, нынешних чиновников, на Луганщине настойчиво создается героический образ Донского казачества, которое всегда преданно служило «родному отечеству». Вместе с тем тщательно замалчивается служба дончаков гитлеровской Германии во время Второй Мировой войны.А рассказать есть о чем. Ведь в составе Вермахта и войск СС воевали многочисленные казацкие полки, дивизии и даже корпуса.На оккупированных немцами территориях действовали казачьи полицейские батальоны, которые имели главной задачей борьбу с партизанами. Казаки этих батальонов часто служили надзирателями военнопленных красноармейцев.При немецких комендатурах были казацкие сотни, которые выполняли полицейские задачи. Две такие сотни донские казаки имели в станице Луганской и еще две — в Краснодоне. Многие беды от них претерпело гражданское население Луганской области, а также местные партизаны и подпольщики, которые оказывали сопротивление гитлеровцам.

12 августа 1942 года, возле хутора Пшеничного Станично-Луганского района, казаки-полицаи вместе с немцами разгромили партизанский отряд, которым командовал И.М.Яковенко.

Казаки с нацистскими нашивками

В конце сентября 1942 года в городе Краснодоне на Луганщине была создана подпольная молодежная организация «Молодая гвардия», которая начала борьбу с немецкими захватчиками. А 24 октября 1942 года в Краснодоне состоялся «казачий парад», которым донские казаки показали свою преданность гитлеровскому командованию и немецкой администрации.«На торжестве присутствовали 20 представителей немецкого военного командования и местных органов управления. С патриотическим рещами перед казаками выступили бургомистр Краснодона П.А. Черников, атаман Гундоровской станицы Ф.Г.Власов, старый казак Г. Сухоруков и немецкий офицер.Все выступавшие были единодушны в своем призыв к казакам — установить тесное сотрудничество с немцами-освободителями и ибъединить усилия в борьбе против Советов, большевизма и войск Красной Армии.После молебна за здравие казаков и скорую победу германской армии было зачитано и принято приветственное письмо Адольфу Гитлеру».

Вот отрывок из этого письма:

«Мы, Донские казаки, остатки уцелевших от жидовско-сталинского жестоко террора своих соотечественников, отцы и внуки, сыновья и братья погибших в ожесточенной борьбе с большевиками и замученных в сырых подвалах и мрачных застенках кровожадными палачами Сталина, шлем Вам, великому полководцу, гениальному Государственному деятелю, строителю Новой Европы, Освободителю и другу Донского казачества, свой горячий Донской казачий привет!Смерть Сталину и его опричникам! Хайль Гитлер! Да здравствует Гитлер! Да здравствует наш организатор и полководец казак-генерал Петр Краснов! За окончательную победу над нашим общим врагом!За Тихий Дон и донских казаков! За германскую и союзные Армии! За вождя Новой Европы Адольфа Гитлера — наше могучее, сердечное казачье «ура!».Пример старших последовали «молодые казачата».«В газете «Новая жизнь» № 54 от 20 декабря 1942 года опубликовано письмо Адольфу Гитлеру, «вождю великого немецкого народа» от учеников станицы Луганской: «Мы, ученики специальной сельскохозяйственной школы станицы Луганской, шлем горячий привет нашему Освободителю Адольфу Гитлеру».В продолжении письма говорилось об обязательстве учеников этой школы «стать такими же культурными, как немецкий народ».От декабря 1942 года рядом с Краснодоном, в городе Каменске-Шахтинском Ростовской области, казачьей конвойной сотней при немецкой комендатуре командовал Т.Н.Доманов, который впоследствии занял должность «Походного Атамана Донского казачества» — после гибели С.В.Павлова в 1944 году.Этот казацкое подразделение было создано еще в конце июля 1942 года. В его составе было немало выходцев из Гундоровской станицы (сейчас город Донецк Ростовской области).«Казаки конвойной казачьей сотни принимали участие в охране железной дороги, несли дозорную службу, прочесывали лес на левом берегу Северского Донца в поисках бежавших советских военнопленных. В январе-феврале 1943 года эти же казаки рыскали по станице Гундоровской и по хуторам в поисках подпольщиков из разгромленной краснодонской «Молодой гвардии».«...В июле 1942 года в Урывский лес в города Каменска-Шахтинска зашел один из артиллерийских полков Красной Армии, чтобы укрыться днем ​​от „мессеров“. Житель хутора Урывского, будущий полицай, выдал немцам советских артиллеристов.Немцы, жалея живую силу своих войск, развернули орудия и танки в сторону леса и стали методично вести огонь по притаившимся в лесу красноармейцам. Это Был не бой, а полное уничтожение всего живого в этом лесу.Эта история очень похожа с историей Ерохинской балки в том же районе и в тот же период — июль 1942-го; такое же предательство казака-полицая из хутора Ерохина. Там немцы поставили на пригорке орудия и минометы и стали методично уничтожать все живое, что находилось в районе балки. Потом в район балки пошли легкие танки и из пулеметов расстреливали разбегающихся по полю красноармейцев».Много немецких коллаборационистов было и среди кубанских, терских, уральских, сибирских, астраханских и других казаков — но во всех казачьих формированиях, служивших гитлеровской Германии, подавляющее большинство воинов составляли именно донские казаки.Коллаборационизм среди донского казачества был массовым.

Казаки у знамени в цветах Донского казачьего войска. 1942 год

«Первоначально справа на груди у всех казаков красовались специально разработанные для „воинов с Востока“ эмблемы в форме вписанной в ромб свастики-коловрата с горизонтальными „крылышками“, но с 1943 года они перешли на ношение стандартного вермахтовского орла со свастикой-коловратом в когтях.Казаки 5-го Донского конного полка И.Н.Кононова носили на головных уборах серебряную „мертвую голову“ (от нем. „Тотенкопф“) так называемого „прусского типа“ — символ верности до гроба.У казаков караульных эскадронов на рукавах мундиров и шинелей ниже локтя были георгиевские черно-оранжевые шевроны „углы“ острием вверх.»Формирование казачьих частей осуществлялось под руководством начальника Главного управления казачьих войск Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии генерала Вермахта Петра Николаевича Краснова.По составленной им присяге казаки, как и он сам, клялись на верность «Фюреру германского народа Адольфу Гитлеру». А вот некоторые высказывания П.Н. Краснова:«Здравствуй, фюрер, в Великой Германии, а мы казаки на тихом Дону. Казаки! Помните, Вы не русские, вы казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны Вам.Москва всегда была врагом казаков, давила их и эксплуатировала. Теперь настало время, когда мы, казаки, можем создать свою независимую от Москвы жизнь.Русских необходимо запереть в рамки старого Московского княжества, откуда началось продвижение московского империализма. Да поможет Господь немецкому оружию и Гитлеру!».30 марта 1944 года Главное управление казачьих войск переведено из Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии в Главное управление СС Третьего Рейха.

Памятник генералу Краснову в станице Еланской Ростовской области. 2010 год

К сведению читательской общественности предлагаю один из приказов П.Н. Краснова, которые он рассылал по Берлину. 20 июня 1944года этот «казак-генерал» написал:«Майор Миллер телеграммой от 19-го сего июня сообщил мне, что Походный Атаман полковник Павлов в бою с партизанами западнее Городища, 17-го сего июня, пал смертью храбрых.Полковник Павлов с самых первых дней соединения Донских казаков с Германской армией для общей борьбы с большевиками, с лета 1942-го года, то-есть, в течение двух лет мужественно и доблестно, все время ведя непрерывные бои с врагами казачества, создал казачьи части, воспитывал их и обучал. Смерть его — невознаградимая потеря для казачества и для родного его Донского Войска.Скорблю с родным мне Донцом над могилой павшего героя великой войны с большевиками, горжусь тем, что Войско имело его в своих рядах в такие трудные боевые времена. Его вдове Феоне Андреевне Павловой приношу мои глубочайшие соболезнования в постигнувшей ее утрате. Пусть будет ей и ее дочери утешение, что их муж и отец умер такой почетной, настоящей казачьей смертью.За подвиги, совершенные во время долгого похода в боях казаков, предводительствуемых Походным атаманом Павловым, посмертно произвожу его в генерал-майоры, что внести в его послужной список».Как отметил П.Н. Краснов, широкое сотрудничество с гитлеровцами казаки начали летом 1942 года, однако несколько казачьих частей появились в составе немецкой армии уже в 1941 году:«102-я добровольческая Казачья часть И.Н.Кононова при штабе командующего тыловым районом группы армий „Центр“, казачий разведывательный батальон 14-го танкового корпуса, казачий разведывательный эскадрон 4-го охранного самокатного полка, казачий разведовательно-диверсионный отряд разведывательной абверкоманды НБО».22 августа 1941 года на службу к гитлеровцам перешел командир 436-го полка 155-й стрелковой дивизии Красной Армии И.Н. Кононов. Вместе с ним к немцам перешла большая группа бойцов и командиров этого полка. Сразу после этого Кононов предложил им создать добровольческую казачью часть для борьбы против Красной Армии.Получив на это согласие немецкого командования, он сформировал ее уже до 28 октября 1941 года, под номером 102, в составе двух кавалерийских эскадронов, двух эскадронов самокатчиков, одного пушечного взвода на конной тяге и одного взвода противотанковых орудий. Эта воинская часть начала создание 5-го Донского казачьего конного полка.«Когда в середине октября 1941 года части 14-го немецкого танкового корпуса подошли к реке Миус, за линией фронта, в тылу Красной Армии, уже шло сражение. Будучи уверенным в том, что бой ведут немецкие подразделения воздушных десантников или моторизированный части, каким-то то образом попавшие в окружение, танкисты поспешили на помощь.Каково же было их удивление, когда они обнаружил, что «немецким десантниками», атаковавшими оборонительные порядки Советской армии с тыла, оказалась казачья сотня под командованием потомственного донского казака — старшего лейтенанта Николая Назаренко. В середине октября эта группа в качестве маршевого батальона была направлена ​​на реку Миус, где заняла позицию в тылу советской 9-й армии.Сам отряд к тому времени представлял собой довольно внушительную силу, в Таганроге все его бойцы были полностью экипированы стрелковыми оружием и достаточным количеством боеприпасов, а также продовольствием и медикаментами. К тому же по прибытии на место в качестве усиления отряду были приданы 5 артиллерийских орудий.Дождавшись удобного момента, Назаренко приняли решение «нанести удар в спину» советским подразделениям и прорваться навстречу наступающим немецким танковым частям.К несчастью для казаков, за несколько часов до атаки была проведена перегруппировка войск, и сразу несколько советских полков оказались в тылу отряда мятежников. Взяв «добровольцев» в кольцо, они принялись методично их уничтожать, но здесь-то и подоспела долгожданная помощь с немецкой стороны, спасшая отряд казаков-коллаборационистов.В немецких документах отряд Назаренко значился как «казачий разведывательный батальон 14-го танкового корпуса Вермахта». Все казаки получили со склада немецкую униформу и стрелковое оружие. Единственным их отличием от немецких солдат стали большие белые нарукавные повязки с нашитой на них черной буквой «К», а у Назаренко на немецкой офицерской фуражке была сине-красная кокарда Донского войска.

«...В ноябре 1941 года казаки станицы Синявской при подходе немецких войск перебили местную власть, забрали все имеющееся в наличии оружие и ушли в Донские плавни, где и дождались прихода немецких войск.Обратившись к освободителям с речью, они попросили посодействовать им в создании казачьей сотни. Немцы удовлетворили их просьбу и снабдили казаков лошадьми и оружием.Вскоре советские войска нанесли контрудар и отбросили противника к Таганрогу. Казаки отступали вместе со своими новыми союзниками, причем уже под официальным названием: казачий разведывательный эскадрон 4-го охранного самокатного полка Вермахта».Помимо этого в конце 1941 года в составе немецкой армии были созданы и другие казачьи части:«444-я казачья сотня в составе 444-й охранной дивизии, 1-я казачья сотня в составе 1-го армейского корпуса 18-й армии, 2-я казачья сотня в составе 2-го армейского корпуса 16-й армии, 38-я казачья сотня в составе 38-го армейского корпуса 18-й армии, 50-я казачья сотня в составе 50-го армейского корпуса 18-й армии».А в мае 1942 года по одной казачьей сотне создано во всех армейских корпусах 17-й полевой армии Вермахта и две казачьи сотни — при штабе этой армии.Летом 1942 года сотрудничество казаков с гитлеровцами приобрело иное качество. С тех пор в составе войск Третьего Рейха создавались уже не казацкие сотни, а казацкие полки и дивизии.Современная российская власть и ее холуи в Украине нещадно клеймят немецких коллаборационистов во всем мире, но никогда не упоминают русских казаков-коллаборационистов.В Москве, у храма Всех Святых, возведена мемориальная плита П.Н.Краснову, казацким генералам, атаманам и воинам 15-го казачьего кавалерийского корпуса войск СС, служивших гитлеровской Германии. Надпись на этой плите ошеломляет: «Казакам, павшим за веру и Отечество».

За веру, отечество и фюрера

В станице Еланской Шолоховского района Ростовской области можно увидеть памятник генералу П.Н.Краснову. В дополнение к этому в Луганске, на улице имени Карла Маркса, стоит памятный знак, на котором написано: «Казак, отдавший жизнь за Отечество». Надпись почти такая же, как и в Москве. Речь о царских жандармах, белогвардейцах и немецких прислужниках? Да, ими и были донские казаки, эти незваные пришельцы в Луганске!Во времена Российской империи город Луганск был в составе Екатеринославской губернии, а станица Луганская принадлежала к Области Войска Донского. Однако расположены они почти рядом — в двух десятках километров друг от друга.Выслуживаясь перед царской властью, донцы неоднократно приходили в Луганск для подавления забастовок и беспорядков среди рабочих города. В мае 1919 года донские казаки, в составе белогвардейской армии Деникина, ворвались в Луганск, сломав сопротивление его защитников.Сейчас от центра города Луганска до Острой Могилы в его южном пригороде простирается улица Оборонная. Свое название улица получила в честь защитников города, которые оказывали тогда сопротивление деникинской армии.Бои на Острой Могиле длились с 21 по 30 апреля 1919 года. Там построен величественный памятник защитникам города в 1919 году. Луганск еще раз увидел донских казаков, когда в январе 1943 года они, в составе войска «Великой Германии», бежали на запад от Красной Армии.На подступах к городу и, в частности, на Острой Могиле, это бегство тогда прикрывали военные части Третьего рейха — освободители Донского казачества. В боях за Луганск против Красной Армии донские казаки «особо не отличились», однако вскоре наверстали это на Миус-фронте.Хоть бы кто-то из упомянутых луганских чиновников и многочисленных местных «борцов с фашизмом» возмутился этим. «На всех языках все молчит, ибо благоденствует!». Не имеют они и желания сооружать памятники бойцам Красной Армии и гражданским лицам, которые погибли на территории Луганской области от рук воинов казачьих формирований гитлеровской Германии.Вот как в начале 1943 года донские казаки воевали «за отечество» в ста километрах к востоку от Луганска, в соседней Ростовской области.«Казаки 1-го Синегорского полка войскового старшины Журавлева в январе 1943 года вместе с немецким войсками держали оборону на правом берегу реки Северский Донец.Здесь, у хутора Ясиновский, особенно отличилась отдельная сотня под командованием сотника Рыковского, которой удалось в одной из контратак отбросить прорвавшиеся советские войска обратно за реку.

Флаг 1-го Синегорского казачьего полка. Фото: elan-kazak.ru

Последних бегущий назад красноармейцев вырубил конный взвод казаков прямо в Донце. Из 800 человек спаслись менее двух десятков. При переформировании казачьих соединений войсковому старшине Рыковскому доверили полк. Есть сведения, что он проучал и красных „казаков“ 5-го корпуса — набраных и одетых в казачью форму кацапов Воронежской, Тамбовской и Ростовской областей».Заметим, что 5-й кавалерийский корпус Красной Армии имел название «Донской казачий».В феврале 1943 года сто двенадцатая Башкирская кавалерийская дивизия (впоследствии 16-я гвардейская Башкирская кавалерийская дивизия) Красной Армии участвовала в походе в тылы гитлеровских войск к узловой железнодорожной станции Дебальцево.Вследствие этого остановилось движение немецких поездов железнодорожным веткам, соединяющих Дебальцево со станциями Никитовка, Алчевск и Петровеньки. Немало потерь гитлеровцы понесли тогда в живой силе и военной технике.На прорыв из вражеского тыла дивизия двинулась 23 февраля 1943 года. Во время жестокого боя у села Юлин (между поселком Петровским и Штеровка на Луганщине), командир этой дивизии генерал М.М.Шаймуратов получил тяжелое ранение и попал в плен.«Его схватили немцы и донские казаки, находившиеся на службе у оккупантов. Они втянули генерала в одну из хат, хозяев выгнали. Вместо того, чтобы проявить великодушие к раненому врагу, как требуют правила и обычаи войны, эти люди начали кровавую оргию, штыком выколов ему глаза, на плечах вырезав погоны, а на спине — „звезду“.Изуродованное тело похоронили пленные кавалеристы, среди которых был и адъютант комдива — в присутствии хозяйки дома они зарыли под стеной конюшни».Жителям Луганщины хорошо известно, что с февраля и до августа 1943 года Красная Армия вела ожесточенные бои на Миус-фронте.Но немногие луганчане знают, что здесь против него, в составе 29-го корпуса 6-й армии Вермахта, воевала «казачья группировка 1-й Донской казачий полк имени атамана М.И.Платова, 17-й Донской казачий пластунски полк Т. Г.Бударина, Отдельный казачий конный полк Шведова, 6-й Семигорьевский казачий пластунский полк, Шахтинский казачий батальон городской полиции».В этих частях было около восьми тысяч казаков. Более полугода они упорно уничтожали здесь бойцов армии «родного отечества». В составе других немецких частей на Миус-фронте воевали еще I/454-й, II/454-й, III/454-й, IV/454-й и 403-й «казачьи дивизионы».Бои у Ростова на Дону описаны в воспоминаниях «Дон, Кубань и Терек во Второй мировой войне» другого «казачьего ветерана» — П. Н. Донскова.«В бою под Батайском в начале февраля 1943 года, при поддержке самолетов германской военной авиации «Люфтваффе», казаки остановили танковый рейд красных силами противотанковой артиллерии, казачьей пехоты, конницы (в том числе конной казачьей полиции), отряда казаков истребителей-танков, вооруженных «противотанковыми кулаками (гранатометами-„панцерфаустами“, известными в русскоязычной литературе также под названием „фаустпатронов“) и бутылками с горючей жидкостью.Оборона города Новочеркасска также была упорной. Казакам удалось разгромить передовые части 2-й гвардейской армии красных и захватить 360 пленных, чем они немало удивили видавших виды немецких офицеров».При отступлении немцев в 1943 году вместе с войском «Великой Германии» двинулись сотни тысяч казаков и членов их семей, то есть «изменников Родины». Среди этих предателей было 135 850 донских казаков. С территориb Луганской области и здешних конных заводов они погнали на запад огромное количество лошадей и скота.От Красной Армии казаки бежали тогда двумя путями. Первый путь пролегал северным побережьем Азовского моря, а второй — с Таманского полуострова через Керченский пролив в Крым.На юге Украины и в Крыму из числа этих нацистских прихвостней немцами тогда были сформированы «Сводная Казачья кавалерийская дивизия полевой полиции «Фон Шуленбург» и Казачья пластунская бригада полевой полиции генерала Духопельникова.Во время Второй Мировой войны воинами немецкой армии «занималась» полевая жандармерия. Зато полевая полиция отвечала за соблюдение оккупационного режима, а при отступлении немцев она превращала прифронтовую полосу на «Зону выжженной земли».

Варшава, август 1944 года. Нацистские коллаборационисты подавляют польское восстание. В центре — майор Иван Фролов вместе с другими офицерами. Солдат справа, судя по нашивке, относится к Русской освободительной армии (РОА) генерала Власова. Фото: ru.wikipedia.org

Бригада полевой полиции была не первым казачьим формированием, которое гитлеровцы создали в Крыму. Еще в декабре 1941 года в городке Тавель Симферопольского района они сформировали «казачий разведывательно-диверсионный отряд разведывательной абверкоманды НБО (от нем.„Нахрихтенбеобахтер“)».Отряд был в подчинении командующего германскими военно-морскими силами юго-восточного бассейна, специализировался на военно-морской разведке на Черном, Азовском морях, диверсионной работе против Северо-Кавказского и 3-го Украинских фронтов и борьбе с советскими партизанами.Эта казацкая часть располагалась в Симферополе до октября 1943 года. В феврале 1942 года в городе Симферополе создан один из эскадронов «казачьего кавалерийского полка «Юнгшульц». Наконец, в августе того же 1942 года из донских и кубанских казаков Симферопольского лагеря военнопленных немцами сформирована «1-я Андреевская сотня казачьего полка особого назначения Абвергруппы-201».Командовал этой сотней немец — лейтенант Хирш. Она использовалась при разведке ближнего тыла советских войск. Отдельных казаков посылали в советский тыа с диверсионно-разведывательными задачами. Видимо, современные «крымские казаки» являются наследниками этих подонков, потому что других предшественников у них в Крыму не было.Общее количество казаков, воевавших на стороне Третьего Рейха в 1941-1945 годах, достигало ста тысяч. Эти «борцы за отечество» сражались вместе с гитлеровцами против Красной Армии до последних дней войны. Кровавый след за собой они оставили от Сталинграда до Польши, Австрии и Югославии.Изложенные выше исторические сведения луганские чиновники не обнародовали. Они проявляют большую осведомленность относительно тех немецких коллаборационистов, которые воевали за тысячи километров от Луганщины, но ничего не знают и не хотят знать о казаках-коллаборационистах Гитлера на местных и соседних территориях.Несколько слов о «георгиевских ленточках», которые сейчас цепляют в честь победы над гитлеровской Германией во Второй Мировой войне.

Ни один солдат Красной Армии во время войны не получил какой-либо награды или отличия под названием «Георгиевская»:Георгиевских кресты, наградное оружие и шевроны получали тогда казаки, которые служили «Великой Германии».

Ежегодно 9 мая на Луганщине и, в частности, на Острой Могиле, в Краснодоне и на Миус-фронте, во время торжеств и празднований по случаю Дня Победы, представители власти говорят: «Мы чтимом нашу историю и никому не позволим...».На почетном месте у них обычно торчат донские казаки с «георгиевскими» «наградами». Не хватает только портретов Краснова, Павлова, Доманова, Кононова и других предводителей донского казачества. «А братия молчит себе, вытаращив глаза! Пусть, говорит, может так и надо». И послушно тоже везде цепляет «георгиевские ленточки».—

Игорь Саенко (Луганск), опубликовано в издании «Історична правда» http://www.istpravda.com.ua/articles/2012/05/10/84906/

Перевод: «Аргумент» http://argumentua.com/

 

 

alternathistory.com