Казачество в России: как дважды войти в одну реку? Казачество в россии


«ряженая сотня» или опора для народа » Военное обозрение

Есть в мире уникальная категория людей, которая явно не ровно дышит к облачению в мундиры, увешивании груди орденами, медалями и прочими знаками доблести. Есть и другая категория: люди, которые более чем достойны и мундиров, и наград, однако предпочитающие куда большую скромность в своем облачении и упоминании чинов и регалий. При этом в России за последнее время успела оформиться, скажем так, общественная группа, среди представителей которой есть и одни, и другие. Речь о современном российском казачестве, если в этом плане вообще имеет смысл такое разделение как «современное казачество» и «казачество несовременное».

Отношение к современным казакам в России не менее противоречиво, чем роль самих казаков в развитии государства и общества. Одни называют этих людей, претендующих на статус отдельного сословия, ряжеными и псевдопатриотами, другие видят в казаках зачатки возрождения основ нравственности и культуры той России, которую мы когда-то потеряли. Однако современное казачество – целое явление, которому, как и любому другому, явлению сложно дать однозначную оценку, да и всех внешних потугах однозначная оценка будет очевидно однобокой и потому бессмысленной. А потому постараемся взглянуть на представителей современного казачества с разных сторон. Цель одна: попытаться прояснить ситуацию с тем, что же собой в реальности представляют люди, называющие себя казаками.

Не будем касаться исторического аспекта появления казаков в истории России, потому что эта тема уже озвучивалась на «Военном обозрении». Сделаем упор именно на современный этап существования русского казака.

Для начала нужно сделать попытку отделить мух от котлет. Дело в том, что казачество (по крайней мере с той позиции, которая обозначается сегодня) представляется отнюдь не как этнический пласт, а, скорее, как общественная организация, призванная решать определенные проблемы. Какие проблемы? Чьи проблемы? А вот тут и заключается главный вопрос. Кто-то использует сам термин «казак» как некий синоним чести и преданности, патриотизма и глубины нравственных традиций, а кто-то готов сделать из этого слова для себя некий набор преференций, позволяющих утолить необузданное самолюбие. Одни вполне готовы послужить Отечеству на добровольной основе, другие же стараются наспех слепить из самих заявлений о гипотетическом служении Родине банальную PR-акцию, которая может, по мнению таких людей, добавить им определенных общественных, а то и политических, бонусов.

Вот потому и встречаются «мухи», которые ни исторически, ни нравственно, ни как-либо еще не связаны с традиционными казачеством, но это им не мешает пользоваться самопальными «корочками», увешивать свои широкие груди крупными как августовские яблоки орденами и менять погоны, возвышаясь по казачьей иерархической лестнице, с умопомрачительной скоростью. Именно эти люди, паразитирующие на понятии казачества, и становятся причиной того, что на многих (даже потомственных) казаков в России часто смотрят, мягко говоря, с некоторым недоверием. Именно «ряженая сотня» внешне и превращает саму идею возрождения казачьих традиций служению Отечеству в фарс. Ведь многие наши соотечественники в силу целого ряда объективных причин потеряли всякую надежду определить для себя, есть ли в современной России настоящие казаки вообще. А если есть, то готовы ли они предложить свои услуги для укрепления безопасности страны?.. И нужны ли их услуги современной России и ее гражданам?

Приведем несколько примеров того, как успели за последнее время проявить себя казаки нового поколения. Чтобы ситуация была представлена максимально полно, и каждый смог оценить роль казаков в общественной жизни, представим несколько сюжетов, как позитивного, так и негативного характера.

С конца прошлого года несколько успокоилась ситуация с так называемыми казачьими патрулями в крупных городах России. Деятельность казаков, которые при согласовании с местными правоохранительными органами выходили на улицы Москвы, Санкт-Петербурга, Воронежа для проведения мероприятий по охране правопорядка, удостоилась диаметрально противоположных оценок. Одни, видя людей в форме, не закрепленной ни за одним из воинских или полицейских подразделений, открыто высказывали свой негатив и явно не собирались подчиняться требованиям казачьего патруля. Другие реагировали вполне спокойно и считали, что охрана общественного порядка с использованием казачьих дружин – мероприятие, которое проявляет себя вполне положительно.

Рассказывает казак ВКО «Резервное казачье войско» «Всевеликое войско Донское» А.Попов:

Меня, как рядового казака, привлекали для охраны общественного порядка во время празднования дня города. Задача передо мной и группой других казаков была поставлена следующая: мы должны были не допускать в места массового скопления людей изрядно подвыпивших лиц, а при излишнем желании таковых попасть на празднества, докладывать об инциденте своему непосредственному главе. Он уже связывался с полицейскими, которые хулигана и повязывали. Полномочий на то, чтобы самим принимать меры в отношении нарушителей, у нас не было.

Другой случай.Москва. Конец прошлого года. Белорусский вокзал. Группа казаков, которая впоследствии была представлена как казачий патруль, осуществляла охрану правопорядка уже при наличии более широких полномочий, которые и вызвали дискуссию в обществе. Речь идет о том, что казачий патруль осуществлял рейд и выявлял места незаконной торговли. Обсуждению подверглось то, что казаки при выявлении мест незаконной торговли приступали к изъятию товара и погрузке его в заранее подготовленный автобус. Как утверждали сами казаки, автобус принадлежал ОБЭП, и все их действия с ОБЭПовцами были согласованы. Однако после столь рьяного исполнения обязанностей казаками, в прессе стала проскакивать информация о том, что казаки стали инструментом для дележа рынка в весьма бойком для торговли месте столицы.

Казачий патруль в Москве в работе

После того нашумевшего рейда сам первый зам атамана ВКО «Центральное казачье войско» генерал Колесников заявил, что первую попытку можно назвать не самой удачной. Очевидно, обсуждались и новые попытки принятия участия казаков в рейдах по Москве, но систематическими эти рейды явно не стали. Видимо, всё дело в том, что сами власти (не только региональные, но и федеральные) до сих пор не решили, что же им делать с таким «счастьем» (или без кавычек?) как современное казачество. Дашь полномочия, - думает власть, - могут и на шею сесть; не дашь полномочий, - потеряется электорат, а голоса ой как нужны… В общем, целая дилемма.

Одним из губернаторов, который решил регламентировать деятельность казаков в своем регионе, сегодня является глава Воронежской области Алексей Гордеев. Не так давно он обсуждал с лидерами местного казачества проблемы взаимодействия казаков с органами местной власти. На встрече атаман Центрального казачьего войска В.Налимов вышел с предложением для министерства образования создать в области учебное заведение, которое будет именовать единым казачьим кадетским корпусом. Саму возможность создания такого учебного заведения в области Вячеслав Налимов связывает с тем, что в области сильны казачьи традиции и есть все возможности для претворения в жизнь такого рода идеи. Кроме того, атаман Налимов предложил губернатору Гордееву создать военный учебно-методический центр казачьего войска, который бы мог стать местом для качественной подготовки молодых воронежцев к службе в армии. Планируется, что такой центр можно было бы разместить к северу от столицы Черноземья. Алексей Гордеев пообещал, что готов лично посодействовать реализации намеченных планов, ведь они в первую очередь направлены на заботу о подрастающем поколении и на реализацию планов всеобъемлющей допризывной подготовки.

Поднятие государственного флага в Матвея Платова кадетском казачьем корпусе (Воронежская область)

Зимние сборы кадетов Матвея Платова кадетского казачьего корпуса (Воронежская область)

На этом, казалось бы, благостном фоне взаимодействия казаков и официальных властей та же Воронежская область превращается в место активного противостояния казачьих дружин с теми, кто пытается продвинуть бизнес-проект по разработке никелевых месторождений в Хоперском заповеднике. Компания, которая уже в ближайшее время собирается начать разработки никеля на территории так называемого Еланского месторождения, встречает невиданное для современной России сопротивление общественности, на поддержку которой встали и казаки. В течение нескольких месяцев в месте, где разработчик собирается проводить добычу металла (а это буквально самое сердце плодородных черноземов России), казаками Второго Хоперского округа выставлены посты. Казаки уже пообещали, что если на территории заповедника увидят тяжелую технику и людей, готовящихся к разработке воронежских недр, они готовы дать настоящий бой представителям добывающей компании.

Казачий пост на месте подготовки к разработкам никелевого месторождения (Воронежская область) (беседа с полицией)

Эти слова казачьих атаманов вызвали одобрение со стороны местного населения и ситуация стала выглядеть весьма напряженной еще и потому, что в одном из своих интервью губернатор Гордеев заявлял, что не позволит губить воронежские черноземы ровно до того момента, пока он занимает губернаторское кресло. Однако, несмотря на это бизнес-лобби продвигает идею безопасности разработок. Правда, при этом представители этого самого лобби не упоминают о том, что о никелевом месторождении под Воронежем было известно еще в советские годы. Но в то время целым рядом ученых были опубликованы материалы, согласно которым добыча никеля в Черноземье может привести к тяжелейшим экологическим последствиям. Мало того, содержание никеля в руде в области относительно невысокое, а потому не факт, что добыча будет рентабельной. Перспектива получить у себя под боком вместо плодородных почв фактически обезвоженную и изрытую пустыню, которая может со временем быть объявлена «не совсем удачным итогом проекта добычи никеля» – явно не впечатляет воронежцев.

Противостояние между общественностью, которую косвенно поддерживает губернатор Гордеев и совсем даже не косвенно - представители 2-го Хоперского округа казачьего ВВД, и лоббистами-добытчиками начинает проявлять настоящую остроту. Буквально на днях, часовые того самого казачьего поста на месторождении остановили группу геологоразведчиков, которые готовились приступить к проведению очередной порции исследовательских работ. Выяснив, чьи интересы геологи представляют, а также их решительность начать свои работы, воронежские казаки совместно с другими местными жителями решили показать «гостям» всё своё «радушие». В итоге встреча закончилась тем, что геологи основательно получили казачьими нагайками, после чего обратились в полицию. В отношении казаков и ряда экологов было возбуждено уголовное дело.

Полиция всё активнее посещает казачий пост

После этого «первого боя за никель» общественность снова разделилась. Одни назвали казаков «ряжеными пиарщиками», другие, наоборот, вступились за них, заявляя, что это, по всей видимости, единственная сила, которая еще что-то может противопоставить варварскому отношению к российским богатствам.

Обращение казаков к президенту Владимиру Путину

Эта история красноречиво иллюстрирует ситуацию с российским казачеством, назначение которого пока явно не определено со стороны государства. При этом мы сами забываем о том, что далеко не всегда интересы казачества и государства в России совпадали… Значит ли это, что современное казачество (выводя за скобки лиц, на казачестве паразитирующих) – сила, которая на самом деле представляет собой далеко не «потешную армию», и готовая стоять не на страже интересов исключительно своих лидеров и олигархов, а - на страже интересов народа? Сложный вопрос… Ведь и казаки разные, и остальной народ – далеко не однородная субстанция…

А вот и яркий представитель "ряженой сотни"

Напомним, что в сентябре прошлого года Владимир Путин утвердил стратегию российского казачества. Вот несколько пунктов документа:а) привлечение российского казачества к выполнению задач по обеспечению безопасности и обороноспособности Российской Федерации, прохождению членами казачьих обществ военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах, включение членов казачьих обществ в мобилизационный людской резерв для обеспечения гарантированного доукомплектования в установленные сроки Вооруженных Сил Российской Федерации, а также создание эффективной системы воинского учета членов казачьих обществ;б) привлечение российского казачества к участию в охране общественного порядка и обеспечении экологической и пожарной безопасности, к реализации мероприятий по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий, гражданской обороне, природоохранной деятельности;в) привлечение российского казачества к участию в охране государственной границы Российской Федерации;г) максимальное использование в местах традиционного и компактного проживания казаков потенциала казачьих обществ для привлечения членов этих обществ к охране лесов, объектов животного мира, объектов культурного наследия;д) привлечение российского казачества к государственной и иной службе в других сферах деятельности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В Стратегии прописана, в том числе, как историческая казачья геральдика, так и система по разработке новых геральдических знаков, формы одежды, наград и знаков отличия.

Главное, чтобы и казачество, и государство при этом не забывали, что главная их цель – всё-таки защита прав и свобод всех без исключения граждан России, а не только тех, кто входит в плеяду избранных, достойных особого внимания. Хотелось бы верить, что в этом плане государство и современные казаки единодушны.

topwar.ru

Казачество в современной России

Содержание:

1. Введение

2. возрождение или вырождение

3. В свете кавказкого пожара

4. Перспективы казачества

5. заключение

6. список литературы

КАЗАЧЕСТВО И СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ

Введение

Казачество в России имеет будущее только как союз низовой общинной территориальной самоорганизации духовно свободных людей. При этом неизбежны и полемика, и борьба взглядов. Но эта полемика не должна приводить к внутреннему расколу. Как бы ни горька была эта истина для некоторых казаков, но вне государства казачье движение существовать не сможет, и все попытки создать особый "казачий социум" невозможны далее хуторов или станиц.

1. Возрождение или вырождение?

Исторически казачество было одной из наиболее передовых частей русского народа. Казачество внесло огромный в укрепление и развитие России, как сильной и могущественной державы. Так, Л.Н. Толстой писал, что "казаками построена Россия", и с этим трудно не согласиться. Заслуги казачества в деле создания России и защите ее интересов признаны всеми. За время своей многовековой истории казачество выработало свой особый жизненный уклад, свое мировоззрение и культурную самобытность. Казачеству, возможно как никакой другой части русского народа довелось испытать на себе губительные последствия разного рода социальных экспериментов, включая и "рассказачивание", бывшее по сути своей геноцидом. Но, несмотря на все эти беды, казачество как особое этнокультурное образование продолжает существовать и поныне.

По современным оценкам казачество как особая этническая группа русского народа составляет около 3-4 миллиона граждан России. По итогам переписи населения 2002 года около 185 000 россиян даже свою национальность определили как "казаки". При этом, современное казачье движение представляет собой довольно грустное зрелище. Если и можно сейчас говорить о каком-либо "возрождении казачества", то это "возрождение" из состояния упадка и разброда, проявлявшегося все последнее пятнадцатилетие с момента возникновения широкого народного движения за возрождение казачества. В конце 2005 года Государственная Дума России, наконец, приняла многострадальный закон "О государственной службе российского казачества". Закон этот отлеживался в думе несколько лет и вот Дума, с представления Президента все-таки приняла его.

Основной целью закона является привлечение казачества к несению государственной службы, и, прежде всего, в военной и правоохранительной сферах. Но определение самого понятия "казачество", критерии причисления к нему определены слабо и расплывчато. Основной причиной нынешнего поворота властей к казачеству, является, по выражению полпреда президента в ЮФО Дмитрия Казака, "подобная подземному пожару" ситуация на Кавказе. "Возрождение казачества" — это та соломинка, за которую и пытается в этой ситуации ухватиться нынешняя власть.

Развитие казачьего движения за последние пятнадцать лет можно разделить на два периода. Сначала, в первой половине девяностых было массовое движение снизу, тогда широкие массы видели в казачьем движении значимую духовную и социальную основу, способную дать людям нравственные и ценностные ориентиры, призванные преодолеть духовную и социальнуюдезориентацию и способные стать альтернативой индивидуалистическому аморализму "постперестройки. Начавшийся в то время, стихийный процесс возрождения казачества, характеризовался массовым энтузиазмом и широкой поддержкой населения. Но стихийное казачье движение с самого начала было спонтанным и противоречивым явлением, никаких четких общепонятных идей и духовных ориентиров оно не имело и не выработало. Это движение ничего российскому обществу не дало, так как было замкнуто в себе.

Почти сразу же после возникновения широкого движения, началось превращение казачьих организаций в формальные, подконтрольные властям структуры, с неясными целями и задачами. В результате, начина с середины девяностых годов авторитет казачества в обществе начал падать, нарастали процессы самозамкнутости казачьего движения, его клановости и формализации. Не будет преувеличением сказать, что в этот период шла ликвидация казачества как особой исторически сложившейся социальной и этнокультурной общности и подмены ее более удобным властям формализованным суррогатом. Велась сознательная и планомерная политика по лишению казачества широкой опоры в обществе и недопущению процессов социальной самоорганизации в нем на основе идей "казачьего возрождения". Принятие закона 2005 года (лежавшего "под сукном" около восьми лет!) "О государственной службе российского казачества", при подходящих условиях может дать новую жизнь казачьему движению построенному на принципах низовой социальной самоорганизации, помочь гармоничному встраиванию казачества в государственные и административные структуры. Но это только в идеале. Реальность, увы, пока поводов для оптимизма не дает.

Ещё в 1994 году был принят первый "ельцинский" закон о казачестве, направленный на то, чтобы взять под контроль стихийный процесс народного движения за возрождения казачества. А, взяв под контроль — погасить развитие этого процесса, превратить казачье движение в болото, в фикцию. Что и было сделано. "Ельцинский" закон совершенно не определил функции казачьих организаций, правовая база для казачьего движении определена не была. Не давалось четкого определения понятия "казачество", не фиксировалась его этнокультурная самобытность, отчего затруднялось предоставление каких либо прав и компенсаций предусмотренным законодательством о репрессированных народах.

Начиная с 1995 года, казачье движение оказалось расколото на две группировки: "реестровых" — изъявивших желание служить государству, и "общественников" — сохраняющих независимость от государства. Идти на службу ельцинскому режиму или нет — этот вопрос в тот период стоял очень остро. Но и сейчас этот раскол продолжает существовать, и, судя по всему, он кому-то вполне выгоден. Казачьи структуры "общественников" и "реестровиков" существуют параллельно и дублируют друг друга, а их руководство ведет между собой постоянную "борьбу за приоритеты". В принципе, существование нескольких казачьих организаций вполне логически объяснимо, но при условии взаимоуважения, разделения функций и сотрудничества. Однако как раз стремления к компромиссу и сотрудничеству пока не видно.

Тем не менее, "ельцинский" закон 1994 года дал казачьему движению некоторое госфинансирование и льготы, что позволило многим, удобным властям людям, надев живописные казачьи костюмы с серебряными погонами занять места в новообразованных "казаче-бюрократических" структурах и довольно сносно существовать за счет госкормушки. Само собой, тут же началась разного рода внутренняя борьба за близость к власти и финансам. В середине девяностых было сделано все возможное, чтобы превратить казачье движение в закрытую, малопонятную для общества и подконтрольную властям аморфную организацию.

В то же время, помимо "госказачества" в девяностые годы возникало множество разнородных "казачьих" организаций. "Казачью" вывеску мог использовать кто угодно. Только за это десятилетие в России было зарегистрировано более 700 организаций и объединений причислявших себя к казачеству. Дробление и мельчание казачьего движения, размывание (и так слабоопределенного) понятия "казачество", всячески поощрялось властями. Называться казаками позволялось кому угодно. Все кому не лень, вплоть до откровенных бандитов, могли прикрываться казачьим названием. До сих пор продолжает существовать множество разного рода "контор" под казачьей вывеской, непонятно кем созданных и для чего существующих. Недавно выяснилось, что в Москве подобными организациями даже налажен доходный "бизнес" по продаже казачьих званий: кто угодно всего за 2-4 тысячи долларов может стать "казачьим генералом". Помимо создания бюрократических механизмов для контроля над стихийно самоорганизующимся казачеством, властями и либеральной прессой так же проводилась (и проводится, по сути, до сих пор) сознательная информационная политика дискредитации, опошления и клоунизации казачества. В общественном сознании насаждался образ казака-"нагаечника": примитивного, культурно ограниченного персонажа, чьими непременными спутниками являются алкоголизм, ксенофобия и агрессия.

Всё это серьезно дискредитировало казачье движение в глазах российского общества. Уже вскоре после начала процесса стихийного возрождения многие (особенно образованная и интеллектуальная часть) из казачьего движения стали уходить. Однако здоровое духовное и культурное ядро в казачьем движении, хотя, подчас, и вытеснное на его периферию, существовало все эти годы. Оно-то и спасло казачье движение от окончательной деградации и развала. Это ядро — русское офицерство. Подвижники и энтузиасты, отставные и действующие офицеры, казаки по происхождению, искренне болели душой и за казачью идею, сохраняли духовную и интеллектуальную основу казачьего движения.

Но проблема деинтеллектуализации казачьего движения, проблема нахождения общего языка с другими общественными силами России до сих пор остается актуальной. Но все же, несмотря на все негативные моменты, в последние годы наметился новый массовый приток (особенно на Кавказе) людей в казачье движение. Связано это с осознанным и неосознанным ощущением людьми надвигающейся катастрофы, "последней черты" перед которой стоит Россия. Люди идут в казачество, потому что хотят выжить. Появляется (скорее всего, по тем же причинам) некоторый благожелательный интерес к казачьему движению и традиционной культуре и в центральных интеллектуальных и властных кругах.

mirznanii.com

Казачество в России Википедия

Казачество в России — казачество, проживавшее (или возрождённое) на территории Юга России и выделяемое в силу региональной специфики. Под казачеством в России, прежде всего, понимается казачество, появившееся на Дону, Нижнем Поволжье и Урале.

К казачеству в России также относится понятие кубанские казаки, которое официально появилось в 1796 году для обозначения запорожских казаков, переселенных Указом императрицы Екатерины Второй из Запорожской Сечи на Кубань.

История возникновения

Первое официальное упоминание в российских источниках о «казаках» относится к XVI веку, в частности, в грамоте ногайского князя Юсуфа русскому царю Ивану Грозному. В грамоте, датированной 1550 годом, князь пишет: «Холопи твои, нехто Сарыазман словет, на Дону в трех и в четырех местах городы поделали, да наших послов и людей наших, которые ходят к тебе и назад, стерегут, да забирают, иных до смерти бьют… Этого же году люди наши, исторговав в Руси, назад шли, и на Воронеже твои люди — Сары азманом зовут — разбойник твой пришел и взял их». Различные историки, опираясь на российские источники, до сих пор не могут прийти к единому мнению о происхождении казаков, единственное, что можно достоверно утверждать о происхождении казаков, это то, что казачество возникло в зоне этнических контактов различных этносов. В частности, этноним «казак» имеет однозначно тюркское происхождение.

Северские казаки или севрюки

Севрюки' (сиврюки, реже севруки, позже саяны) — потомки северян[1][2], в Московском государстве с конца XVI века считались служивым сословием из Северской земли[3]. Проживали на территории современных Украины и России, в бассейнах рек Десны, Ворсклы, Сейма, Сулы, Быстрой Сосны, Оскола и Северского Донца. Упоминаются в письменных источниках с кон. XV до XVII вв.

В XV—XVII веках севрюки представляли собой военизированное пограничное население, охранявшее границы смежных частей Польско-Литовского и Московского государств. Судя по всему, они были во многом похожи на ранних запорожских, донских и других подобных казаков, обладали некоторой автономией и общинной военной организацией.

Как представители служилого люда[3] (казаки), севрюки упоминаются ещё в начале XVII века, в эпоху Смутного времени, когда они поддержали восстание Болотникова, так, что война эта довольно часто называлась «севрюковской»[4]. Московские власти отвечали карательными операциями, вплоть до разгрома некоторых волостей[5]. После завершения смуты севрюкские города Севск, Курск, Рыльск и Путивль подверглись колонизации из Центральной России[4].

После раздела Северщины по соглашениям Деулинского перемирия (1619), между Московией и Речью Посполитой имя севрюков практически исчезает с исторической арены. Западная Северщина подвергается активной украинской экспансии (козацкой колонизации), северо-восточная (московская) заселяется служилыми людьми и крепостными из Великороссии. . Большая часть северских казаков перешла в положение крестьянства, некоторые влились в запорожское казачество. Некоторвая часть переселились на Нижний Дон.

Донские казаки

Донски́е казаки́ или донцы́, донско́е каза́чье во́йско — самое многочисленное из казачьих войск Российской империи. Размещалось на отдельной территории, называющейся Область Войска Донского, которая занимала часть современных Луганской и Донецкой областей Украины, а также Ростовской, Волгоградской, Воронежской областей. Историческое название связано с рекой Дон (бассейн Азовского моря). До 1708 года донское казачество было организованной структурой, абсолютно независимой от окружающих государств[6]. После подавления в 1708 году Булавинского восстания Петром Первым территория донского казачества была официально включена в Российскую империю. Не всегда просто складывались отношения донских казаков с Русским государством и позднее. Не последнюю роль в этом играл вопрос религии. Официально Донское казачество относилось к традиционному православию, хотя, даже на 1903 год минимум 150.000 из двух с половиной миллионов прихожан Донской епархии принадлежали к старообрядцам[7], а 30 000 казаков-калмыков тринадцати калмыцких станиц Сальского округа исповедовали буддизм. Так например атаман Матвей Платов был представителем поповского течения старообрядчества[8]. Впрочем, казаки частично сохранили свои привилегии в новом статусе, отстаивая их перед имперскими властями, примером чего может служить Есауловский бунт 1792−1794 годов.

Яицкие казаки

Первое официальное упоминание о пребывании казаков на реке Яик относится к 1584 году когда несколько сотен донских казаков под руководством атаманов Матвея Мещеряка и Барабоши обосновались на берегах реки Яик(Урал) по берегам которой кочевала Ногайская орда. В «Истории Пугачевского бунта» под редакцией Пушкина А. С. собраны устные предания яицких казаков об их появлении на Яике. В частности там говорится о том что казаки появились на Яике под руководством атамана Гугни и были они с Дона. Вначале они отбивали у окружавшей их Ногайской орды женщин, а в случае выступления в поход убивали прижитых ими детей от женщин, а женщин бросали, чтобы не привязываться к земле. Но атаман Гугня первым нарушил запрет и пощадил свою женщину, вследствие чего остальные казаки последовали его примеру и осели на Яике. До 19 века казачки ставили в церквях свечки в память о бабке Гугнихе. Основными занятиями яицких казаков были рыболовство, добыча соли, охота и набеги за добычей и «ясырем» на окружающие народы. Набеги были как успешными, так и крайне неудачными. Так например упоминаются походы двух яицких атаманов, Нечая и Шамая . Первый, набрав вольницу, отправился в Хиву, в надежде на богатую добычу. Счастие ему благоприятствовало. Совершив трудный путь, казаки достигли Хивы. Хан с войском своим находился тогда на войне. Нечай овладел городом без всякого препятствия; но зажился в нем и поздно выступил в обратный поход. Обремененные добычею, казаки были настигнуты возвратившимся ханом и на берегу Сыр-Дарьи разбиты и истреблены. Не более трех возвратилось на Яик с объявлением о погибели храброго Нечая. Несколько лет после другой атаман, по прозванию Шамай, пустился по его следам. Но он попался в плен степным калмыкам, а казаки его отправились далее, сбились с дороги, на Хиву не попали и пришли к Аральскому морю, на котором принуждены были зимовать. Их постигнул голод. Несчастные бродяги убивали и ели друг друга. Большая часть погибла. Остальные послали наконец от себя к хивинскому хану просить, чтоб он их принял и спас от голодной смерти. Хивинцы приехали за ними, забрали всех и отвели рабами в свой город. Там они и пропали, Шамай же, несколько лет после, привезен был калмыками в яицкое войско, вероятно для размена. С тех пор у казаков охота к дальним походам охладела. Они мало-помалу привыкли к жизни семейной и гражданственной. Впервые в совместный с регулярной армией поход в Хиву яицкие казаки отправились с экспедицией князя Бековича-Черкасского в 1714—1717 годах. Яицкие казаки составляли 1500 человек из четырёхтысячного отряда, отправившегося из Гурьева вдоль восточного берега Каспия к Аму-Дарье. Поход, бывший одной из авантюр Петра I, сложился крайне неудачно. Более четверти из состава отряда погибли из-за болезней, жары и жажды, остальные либо погибли в боях, либо пленены и казнены, в том числе и начальник экспедиции. К яикским берегам смогли вернуться лишь около сорока человек. После поражения астраханский генерал-губернатор Татищев решил вывести воинские гарнизоны с Яика. Но казаки смогли убедить царское правительство оставить Яик под своим контролем, взамен обещали за свой счёт обустроить границу. Началось строительство крепостей и форпостов вдоль всего Яика. С этого времени началась пограничная служба яицкого войска, время вольных набегов закончилось. Впоследствии, после подавления русскими войсками под руководством Суворова восстания Пугачева в котором яицкое казачество приняло активное участие, в 1775 году Екатерина II издала указ о том, что в целях полного предания забвению случившейся смуты Яицкое войско переименовывается в Уральское казачье войско, Яицкий городок в Уральск (был переименован и ещё целый ряд населённых пунктов), даже река Яик была названа Уралом. Уральское войско окончательно утратило остатки былой автономии. В ходе Гражданской войны 1917—1921 годов уральское казачество поддержавшее Белое движение было ликвидировано и упразднено Советской властью. Большинство уральских казаков были физически ликвидированы или оказались в числе белоэмигрантских беженцев в Иране, Манчжурии и Китае.

Дальневосточное казачество

Первопроходцами Дальнего Востока были казаки, которые не только раздвинули пределы Русского Царства на Востоке, но и сформировали самобытные культурные традиции. Среди них можно выделить нескольких войсковых групп — амурских, забайкальских, уссурийских, камчатских и якутских казаков.

Возрожденное казачество

Примечания

  1. ↑ Багновская, 2002.
  2. ↑ Голубовский, 1881.
  3. ↑ 1 2 Садиков, 1947, с. 132—166.
  4. ↑ 1 2 Ракитин.
  5. ↑ Гойзман.
  6. ↑ Facts about Cossack: habitation of Don River basin, as discussed in Don River (river, Russia): History and economy: — Britannica Online Encyclopedia
  7. ↑ Отчет о деятельности Противораскольнической и противоеретической миссии Донской епархии за 1903 г.
  8. ↑ Вургафт С. Г., Ушаков И. А. Старообрядчество. Лица, события, предметы и символы. Опыт энциклопедического словаря — М., 1996.

Литература

wikiredia.ru

Казачество в России — Википедия

Казачество в России — казачество, проживавшее (или возрождённое) на территории Юга России и выделяемое в силу региональной специфики. Под казачеством в России, прежде всего, понимается казачество, появившееся на Дону, Нижнем Поволжье и Урале.

К казачеству в России также относится понятие кубанские казаки, которое официально появилось в 1796 году для обозначения запорожских казаков, переселенных Указом императрицы Екатерины Второй с Украины на Кубань.

История возникновения[править]

Первое официальное упоминание в российских источниках о «казаках» относится к XVI веку, в частности в грамоте ногайского князя Юсуфа русскому царю Ивану Грозному. В грамоте, датированной 1550 годом, князь пишет: «Хо-лопи твои, нехто Сарыазман словет, на Дону в трех и в четырех местах городы поделали, да наших послов и людей наших, которые ходят к тебе и назад, стерегут, да забирают, иных до смерти бьют… Этого же году люди наши, исторговав в Руси, назад шли, и на Воронеже твои люди — Сары азманом зовут — разбойник твой пришел и взял их». Различные историки опираясь на российские источники до сих пор не могут прийти к единому мнению о происхождении казаков, единственное что можно достоверно утверждать о происхождении казаков, это то что казачество возникло в зоне этнических контактов различных этносов. В частности этноним «казак» является однозначно тюркского происхождения.

Северские казаки или севрюки[править]

Севрюки' (сиврюки, реже севруки, позже саяны) — потомки северян[1][2], в Московском государстве с конца XVI века считались служивым сословием из Северской земли[3]. Проживали на территории современных Украины и России, в бассейнах рек Десны, Ворсклы, Сейма, Сулы, Быстрой Сосны, Оскола и Северского Донца. Упоминаются в письменных источниках с кон. XV до XVII вв.

В XV—XVII веках севрюки представляли собой военизированное пограничное население, охранявшее границы смежных частей Польско-Литовского и Московского государств. Судя по всему, они были во многом похожи на ранних запорожских, донских и других подобных казаков, обладали некоторой автономией и общинной военной организацией.

Как представители служилого люда[3] (казаки), севрюки упоминаются ещё в начале XVII века, в эпоху Смутного времени, когда они поддержали восстание Болотникова, так, что война эта довольно часто называлась «севрюковской»[4]. Московские власти отвечали карательными операциями, вплоть до разгрома некоторых волостей[5]. После завершения смуты севрюкские города Севск, Курск, Рыльск и Путивль подверглись колонизации из Центральной России[4].

После раздела Северщины по соглашениям Деулинского перемирия (1619), между Московией и Речью Посполитой имя севрюков практически исчезает с исторической арены. Западная Северщина подвергается активной украинской экспансии (козацкой колонизации), северо-восточная (московская) заселяется служилыми людьми и крепостными из Великороссии. . Большая часть северских казаков перешла в положение крестьянства, некоторые влились в запорожское казачество. Некоторвая часть переселились на Нижний Дон.

Донские казаки[править]

Донски́е казаки́ или донцы́, донско́е каза́чье во́йско — самое многочисленное из казачьих войск Российской империи. Размещалось на отдельной территории, называющейся Область Войска Донского, которая занимала часть современных Луганской и Донецкой областей Украины, а также Ростовской, Волгоградской, Воронежской областей. Историческое название связано с рекой Дон (бассейн Азовского моря). До 1708 года донское казачество было организованной структурой, абсолютно независимой от окружающих государств[6]. После подавления в 1708 году Булавинского восстания Петром Первым территория донского казачества была официально включена в Российскую империю. Не всегда просто складывались отношения донских казаков с Русским государством и позднее. Не последнюю роль в этом играл вопрос религии. Официально Донское казачество относилось к традиционному православию, хотя, даже на 1903 год минимум 150.000 из двух с половиной миллионов прихожан Донской епархии принадлежали к старообрядцам[7], а 30 000 казаков-калмыков тринадцати калмыцких станиц Сальского округа исповедовали буддизм. Так например атаман Матвей Платов был представителем поповского течения старообрядчества[8]. Впрочем, казаки частично сохранили свои привилегии в новом статусе, отстаивая их перед имперскими властями, примером чего может служить Есауловский бунт 1792−1794 годов.

Первое официальное упоминание о пребывании казаков на реке Яик относится к 1584 году когда несколько сотен донских казаков под руководством атаманов Матвея Мещеряка и Барабоши обосновались на берегах реки Яик(Урал) по берегам которой кочевала Ногайская орда. В «Истории Пугачевского бунта» под редакцией Пушкина А. С. собраны устные предания яицких казаков об их появлении на Яике. В частности там говорится о том что казаки появились на Яике под руководством атамана Гугни и были они с Дона. Вначале они отбивали у окружавшей их Ногайской орды женщин, а в случае выступления в поход убивали прижитых ими детей от женщин, а женщин бросали, чтобы не привязываться к земле. Но атаман Гугня первым нарушил запрет и пощадил свою женщину, вследствие чего остальные казаки последовали его примеру и осели на Яике. До 19 века казачки ставили в церквях свечки в память о бабке Гугнихе. Основными занятиями яицких казаков были рыболовство, добыча соли, охота и набеги за добычей и «ясырем» на окружающие народы. Набеги были как успешными, так и крайне неудачными. Так например упоминаются походы двух яицких атаманов, Нечая и Шамая . Первый, набрав вольницу, отправился в Хиву, в надежде на богатую добычу. Счастие ему благоприятствовало. Совершив трудный путь, казаки достигли Хивы. Хан с войском своим находился тогда на войне. Нечай овладел городом без всякого препятствия; но зажился в нем и поздно выступил в обратный поход. Обремененные добычею, казаки были настигнуты возвратившимся ханом и на берегу Сыр-Дарьи разбиты и истреблены. Не более трех возвратилось на Яик с объявлением о погибели храброго Нечая. Несколько лет после другой атаман, по прозванию Шамай, пустился по его следам. Но он попался в плен степным калмыкам, а казаки его отправились далее, сбились с дороги, на Хиву не попали и пришли к Аральскому морю, на котором принуждены были зимовать. Их постигнул голод. Несчастные бродяги убивали и ели друг друга. Большая часть погибла. Остальные послали наконец от себя к хивинскому хану просить, чтоб он их принял и спас от голодной смерти. Хивинцы приехали за ними, забрали всех и отвели рабами в свой город. Там они и пропали, Шамай же, несколько лет после, привезен был калмыками в яицкое войско, вероятно для размена. С тех пор у казаков охота к дальним походам охладела. Они мало-помалу привыкли к жизни семейной и гражданственной. Впервые в совместный с регулярной армией поход в Хиву яицкие казаки отправились с экспедицией князя Бековича-Черкасского в 1714—1717 годах. Яицкие казаки составляли 1500 человек из четырёхтысячного отряда, отправившегося из Гурьева вдоль восточного берега Каспия к Аму-Дарье. Поход, бывший одной из авантюр Петра I, сложился крайне неудачно. Более четверти из состава отряда погибли из-за болезней, жары и жажды, остальные либо погибли в боях, либо пленены и казнены, в том числе и начальник экспедиции. К яикским берегам смогли вернуться лишь около сорока человек. После поражения астраханский генерал-губернатор Татищев решил вывести воинские гарнизоны с Яика. Но казаки смогли убедить царское правительство оставить Яик под своим контролем, взамен обещали за свой счёт обустроить границу. Началось строительство крепостей и форпостов вдоль всего Яика. С этого времени началась пограничная служба яицкого войска, время вольных набегов закончилось. Впоследствии, после подавления русскими войсками под руководством Суворова восстания Пугачева в котором яицкое казачество приняло активное участие, в 1775 году Екатерина II издала указ о том, что в целях полного предания забвению случившейся смуты Яицкое войско переименовывается в Уральское казачье войско, Яицкий городок в Уральск (был переименован и ещё целый ряд населённых пунктов), даже река Яик была названа Уралом. Уральское войско окончательно утратило остатки былой автономии. В ходе Гражданской войны 1917—1921 годов уральское казачество поддержавшее Белое движение было ликвидировано и упразднено Советской властью. Большинство уральских казаков были физически ликвидированы или оказались в числе белоэмигрантских беженцев в Иране, Манчжурии и Китае.

Дальневосточное казачество[править]

Первопроходцами Дальнего Востока были казаки, которые не только раздвинули пределы Русского Царства на Востоке, но и сформировали самобытные культурные традиции. Среди них можно выделить нескольких войсковых групп — амурских, забайкальских, уссурийских, камчатских и якутских казаков.

Возрожденное казачество[править]

  1. ↑ Багновская, 2002
  2. ↑ Голубовский, 1881
  3. ↑ 3,03,1 Садиков, 1947, с. 132—166
  4. ↑ 4,04,1 Ракитин
  5. ↑ Гойзман
  6. ↑ Facts about Cossack: habitation of Don River basin, as discussed in Don River (river, Russia): History and economy: — Britannica Online Encyclopedia
  7. ↑ Отчет о деятельности Противораскольнической и противоеретической миссии Донской епархии за 1903 г.
  8. ↑ Вургафт С. Г., Ушаков И. А. Старообрядчество. Лица, события, предметы и символы. Опыт энциклопедического словаря — М., 1996.
  • Пушкин А. С. История Пугачёва.
  • Краснов П. Н. История войска Донского. Картины былого Тихого Дона. — М.: Вече, 2007. — 448. — ISBN 5-9533-1614-3.
  • Алмазов Б. А. Казаки. — СПб: Золотой век; Диамант, 1999. — 79 с.
  • Астапенко М. П. Донские казаки 1550—1920. — Ростов н/Д: Логос, 1992.
  • Астапенко М. П. Край донской казачий… — Ростов н/Д: 1994.
  • Винников Н. Парадоксы донской истории — Ростов н/Д: 2005.
  • Корягин С. В. Генеалогия и семейная история Донского казачества

wp.wiki-wiki.ru

Казачество в России: как дважды войти в одну реку?

Казаки у Белорусского вокзала в Москве 27 ноября 2012 года Image caption Появление казаков у Белорусского вокзала наделало много шума

27 ноября на людной площади перед Белорусским вокзалом Москвы появились восемь человек в казачьей форме. Уличные торговцы на всякий случай попрятались.

Представлявшийся атаманом Игорь Гуличев охотно разговаривал с появившимися на месте события журналистами, сравнив себя и товарищей с техасскими рейнджерами. По его словам, они намерены заняться пресечением незаконной торговли, удалением с улиц пьяных и борьбой с неправильной парковкой автомобилей.

По свидетельству корреспондента газеты Metro, его коллег на площади собралось примерно в четыре раза больше, чем казаков. Примерно через час те ушли, никого не тронув.

В тот же день последовало разъяснение властей: ни префектура Центрального округа Москвы, ни полиция не имеют отношения к акции, являющейся "личной инициативой одного из атаманов" (говоря проще, саморекламой).

В заявлении префектуры отмечается, что у дружинников, в том числе казаков, нет полномочий контролировать торговлю и проверять правильность парковки, тем более, кого-либо задерживать.

Буря в стакане воды?

В общем, пустяковый эпизод привлек большое внимание российских СМИ - по мнению наблюдателей, не случайно.

Казаки сыграли важную и неоднозначную роль в российской истории, побывав и героями, и палачами, и жертвами.

В свете разговоров о происходящем последнее время в России "завинчивании гаек" многие опасаются, что даже частичная передача правоохранительных функций казакам, известным консервативно-охранительными и националистическими взглядами и не отягощенных даже той минимальной правовой культурой, какой обладают полицейские, обернется массовым произволом.

Правозащитник Лев Пономарев полушутя-полусерьезно заметил, что скоро, наверное, можно будет получить нагайкой по спине, если пройдешь мимо церкви, не перекрестившись.

Правда, действия властей пока не дают оснований для тревоги.

Речь идет, максимум, о возрождении советского института народных дружинников, которые "для солидности" выходили на патрулирование с милиционерами и никакой самостоятельности не проявляли, а если кому-то при этом казачьи аксельбанты нравятся больше красных нарукавных повязок, то не беда.

Да и эти инициативы реализуются ни шатко, ни валко. Многие руководители МВД относятся к ним скептически.

Советские дружинники, как известно, поощрялись дополнительными выходными днями. Непонятно, как можно осуществить это в условиях рыночной экономики, и найдется ли среди лиц, называющих себя казаками, достаточно бескорыстных добровольцев.

Некоторые эксперты видят за громкими публичными акциями желание активистов получить и "освоить" деньги из государственных фондов, выделяемых на поддержку прокремлевских НКО.

Смутьяны и опора трона

Современные энтузиасты возрождения казачества упирают на то, что лучших патриотов и государственников за всю историю в России не было, но это, в лучшем случае, полуправда.

Слово "казак" - тюркского происхождения, и не случайно созвучно слову "казах". То и другое обозначало жителя пограничной окраины.

Донское казачество образовалось в XVI веке из крестьян, бежавших от гнета на опасный из-за соседства с Крымским ханством, но теплый и благодатный юг. Историки связывают его формирование с усилением крепостного права и репрессиями при Иване Грозном.

С одной стороны, казаки служили щитом от татарско-турецкой агрессии и получали за это от правительства жалованье деньгами, хлебом, сукном и порохом.

Image caption Ермак Тимофеевич, гроза волжских караванов и покоритель Сибири

С другой стороны, донские правила около полутораста лет запрещали заниматься земледелием ("где пашня, там и барщина"). Царского жалования не хватало, прокормиться набегами на южных соседей, разведением коней, садоводством и ловлей рыбы было трудно, и казаки регулярно нападали на сопредельные русские воеводства, чтобы, по их словам, "пошарпать" и "добыть себе зипунов".

Прежде, чем завоевать для России Сибирское ханство, Ермак Тимофеевич был приговорен к смерти за разбой.

В Смутное время костяк патриотического ополчения Минина и Пожарского составили купцы и посадские люди, а казаки, в основном, занимались грабежами и служили тому, кто больше заплатит.

В 1637 году казаки самовольно взяли турецкую крепость Азов в устье Дона и, хотя война с Турцией на тот момент в виды правительства не входила, целых пять лет удерживали ее, игнорируя требования Москвы.

В 1667-1670 годах организованный Степаном Разиным "поход за зипунами", к которому присоединились восставшие крестьяне, едва не закончился всеобщей анархией и крахом государства: как говорили современники, "Москва зашаталась".

В 1707 году, в разгар войны со Швецией, на Дону вспыхнуло восстание Кондратия Булавина.

Разинскую эпопею советские историки рассматривали в категориях классовой борьбы и поднимали на щит, но о восстании Булавина в учебниках говорилось глухо. Превозносить человека, в военное время нанесшего удар в спину своей стране, было не с руки.

Один из крупнейших деятелей русского XVII века Афанасий Ордын-Нащекин считал казачество язвой и позором государства и на заседаниях Боярской думы регулярно вопрошал: "Доколе казачишкам деньги и хлеб посылать будем за их воровство?"

Однако его преемники сумели найти компромисс.

Уже во время восстания Разина на Дону обозначился раскол между "голутвенными" и "домовитыми" казаками, хотевшими порядка, уважения к собственности и нормальных отношений с правительством. "Домовитые" во главе с атаманом Корнилой Яковлевым схватили Разина и выдали его царскому воеводе Григорию Касогову.

Вопреки священному принципу "с Дона выдачи нет", потомственное казачество стремилось избавиться от притекавшей с севера беспокойной голодной вольницы.

На этой основе Москва с ними и поладила.

В XVIII веке казаки получили две важнейшие привилегии: исключительное право владеть землей в Области Войска Донского и освобождение от налогов, а за это обязаны были нести военную службу со своим оружием и лошадьми, продолжительность и порядок которой определялись специальными законами.

Image caption Матвей Платов, казак и граф

В ту же пору казаки занялись земледелием и сделались весьма зажиточны.

Звание казака стало наследственным, а запись в казаки представителей других сословий была резко ограничена.

Более или менее одновременно с донским казачеством и еще до присоединения Украины к России в низовьях Днепра возникла Запорожская Сечь. Поскольку запорожцы, в отличие от донцов, не перестали принимать у себя беглых, царское правительство в 1775 году выселило их на Кубань, образовав Черноморское казачье войско. Около пяти тысяч запорожцев не подчинились указу и ушли в Турцию.

На других беспокойных границах империи власти также наделяли людей землей и привилегиями в обмен на военную службу. Возникли терское, уральское и забайкальское казачество.

Наиболее близким мировым аналогом являлись "граничары", охранявшие границу Австрии с Османской империей.

По традиции, заложенной Николаем I, верховным атаманом Войска Донского считался наследник престола. Наказными атаманами, генералами и полковниками назначались кадровые военные, порой с немецкими фамилиями. Но для казаков была открыта возможность служебного роста вплоть до войскового старшины (подполковника), что давало право на потомственное дворянство. В остальной армии производство солдат в офицеры было редчайшим явлением.

Случались и более впечатляющие карьеры. Герой войны 1812 года Матвей Платов происходил из потомственного казачества, а стал генерал-лейтенантом, графом и кавалером высшего ордена Андрея Первозванного. Полный генерал Лавр Корнилов был сыном простого казака.

Казаки участвовали во всех войнах, которые вела Российская империя, вплоть до Первой мировой, но, кроме этого, широко использовались в качестве внутренних войск под девизом: "Шашкой врага унешнего, нагайкой врага унутреннего".

Нагаечка, нагайка, казаческая честь, в России власть хозяйка, пока нагайка естьЕвгений Евтушенко,<br>поэма "Казанский университет"

Более подходящие для этого кадры было не найти. Казаки чтили бога, царя и начальство, не любили "смутьянов" и "жидов", что в их глазах было одно и то же, и ни во что не ставили как городскую интеллигенцию, так и "сиволапое мужичье", которое презирали сильнее, чем дворяне.

Во время Гражданской войны в основном именно казаки "отличились" публичными порками, оставившими несмываемое пятно на репутации белого движения.

Перед сидевшим на коне казаком безоружные демонстранты были абсолютно беззащитны, а ударом нагайки с седла можно было покалечить.

Казачья нагайка символизировала в царской России то же, что в наши дни омоновская дубинка, и запомнилась надолго.

Казаки в Гражданскую

После октябрьского переворота казаки не рвались спасать Россию. Мы никого не трогаем, и пусть нас никто не трогает!

Когда в январе 1918 года к столице Войска Донского, Новочеркасску, подошел 10-тысячный отряд красногвардейцев и балтийских матросов под командой Рудольфа Сиверса, защищать город явились 147 человек, и то в основном офицеров, юнкеров и гимназистов. Атаман Каледин от такого позора застрелился.

Расплата наступила немедленно. Сиверс первым делом расстрелял две тысячи казачьих офицеров - ветеранов Первой мировой войны. Начались реквизиции хлеба, изнасилования женщин и убийства священников, потом вышел приказ сдать оружие - это на Дону-то! 10 апреля казаки восстали.

Однако и впоследствии Деникину приходилось прикладывать массу усилий, чтобы заставить их повоевать за пределами своей области. В "Очерках русской смуты" он все время жаловался на недисциплинированность и "самостийные" настроения донцов, и особенно кубанцев.

Image caption Лихой казак Константин Мамантов

В августе-сентябре 1919 года казачий корпус генерала Мамантова (через "а", а не через "о") прорвал Южный фронт красных и взял Тамбов и Воронеж. Николай Бухарин впоследствии вспоминал, что большевицкие лидеры уже заготовили "паспорта и пети-мети", а лично он собрался "в Аргентину ловить попугаев".

По официальной советской версии, наступление Мамантова выдохлось. Многочисленные документы и свидетельства говорят о том, что на боеспособности корпуса сказались обозы с награбленным добром.

В полном соответствии с исторической традицией, казаки рассматривали рейд как "поход за зипунами". Получив желаемое, они захотели домой, а Москва их мало интересовала.

Мамантов не постеснялся передать по радио открытым текстом, что "везет богатые подарки тихому Дону".

"Я считал действия генерала Мамантова не только неудачными, но явно преступными. Проникнув в тыл врага, имея в руках крупную массу прекрасной конницы, он не только не использовал выгодности своего положения, но явно избегал боя, все время уклоняясь от столкновений. Полки вернулись обремененные огромной добычей в виде гуртов племенного скота, возов мануфактуры и бакалеи, столового и церковного серебра", - писал в эмиграции генерал Врангель, считавший, что по-хорошему Мамантова следовало судить.

Есть мнение, что помимо "мануфактуры и бакалеи" в руки казаков попало золото, которое местные "чрезвычайки" не успели отправить в столицу. Во всяком случае, так думало ГПУ, которое вплоть до 1930-х годов арестовывало участников рейда по одному и выбивало из них действительно или якобы припрятанные ценности.

Большевики ненавидели казаков едва ли не сильнее, чем офицеров и "буржуев", вероятно, потому, что помнили нагайки и считали тех "царскими опричниками". В любом случае, месть была явно неадекватной.

Свердлов ввел в оборот термин "расказачивание". Троцкий в мае 1919 года издал знаменитый приказ № 100: "Гнезда бесчестных изменников и каинов должны быть разорены. Каины должны быть истреблены".

Станицы сносились артиллерийским огнем, а пытавшихся спастись добивали из пулеметов. Команды факельщиков поджигали уцелевшие дома.

После похода Мамантова Троцкий приказал не брать казаков в плен, чтобы "отучить от подобных рейдов".

По оценкам исследователей, число жертв расказачивания составило около полумиллиона человек.

"Ряженые"

Попытки возрождения казачества начались в конце 1980-х годов вместе с модой на "Россию, которую мы потеряли". Популяризации казачьей темы сильно способствовали песни Игоря Талькова, Вики Цыгановой и Олега Газманова.

Борис Ельцин создал при своей администрации управление по делам казачества. Правда, тогда казаков предполагалось использовать не для правоохранительной, а для военной службы.

Появилось множество исторических и псевдоисторических публикаций. Одни авторы провозглашали казаков славой и опорой России, другие утверждали, что они вообще не русские, а особый этнос, и должны сообща с "братскими народами Кавказа" гнать "московских захватчиков".

Намерения инициаторов возрождения казачества могли быть разными, но на практике попытки придать ему официальный статус и функции столкнулись с трудноразрешимыми проблемами.

Дореволюционный казачий уклад основывался на земельной собственности и сословной традиции. Сразу возникли вопросы: могут ли быть казаками жители городов, и если да, то чем они будут отличаться от остального населения? Захотят ли все сыновья казаков быть казаками и посвятить себя службе в армии? Может ли стать казаком любой желающий и должны ли потомки коренных казаков иметь какие-то преимущества, с учетом того, что значительная часть этих потомков рассеялась по всему бывшему СССР, а их место заняли люди, не имеющие к казачеству никакого отношения?

Идея установления монополии местных жителей на владение землей в Ростовской области и Краснодарском крае была отвергнута как противоречащая конституции. Планы создания особых казачьих частей из призывников с Дона и Кубани спустил на тормозах генштаб, относящийся с подозрением к любым попыткам кого-то выделять в армии и желающий иметь полную свободу рук в деле комплектования войск.

К тому же, образ казака неотделим от кавалерии. В танке или в кабине истребителя он выглядел бы странно.

Image caption Казаки активно участвуют в политике, но большой роли в ней не играют

Согласно закону о полиции, монополия на насилие принадлежит уполномоченным на то представителям государства, никакие активисты-добровольцы применять его к другим гражданам не вправе.

Возникло мнение, что казаки - не столько социальная, сколько идеологическая общность. Кто за великую Россию, православие и сильную власть, тот и казак.

При этом среди людей, называющих себя казаками, есть и сторонники Владимира Путина, и монархисты, и сочувствующие компартии.

По словам лидеров казачьего движения, его ряды насчитывают порядка 700 тысяч человек.

На Дону, Северном Кавказе и в Нижнем Поволжье обращение к казачьей теме приносит электоральные дивиденды, а атаманы пользуются определенным влиянием. Ключевую роль в казачьем движении заняли отставные военные и милиционеры, предприниматели и чиновники.

По оценкам СМИ, в ряде случаев оно стало прикрытием для ксенофобских настроений, а объявленная казаками "война с криминалом" свелась к попыткам вытеснить другие группировки и самим "держать" рынки и автозаправки.

В остальных регионах оно приняло фольклорно-этнографический характер, и казаков прозвали "ряжеными".

Бояться современного казачества не следует, но и связывать с ним надежды на возрождение России не стоит, считает большинство аналитиков. В одну реку дважды не войдешь.

www.bbc.com

Казачество в России

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«ЧИТИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ЧитГУ)

Институт переподготовки и повышения квалификации

Кафедра теории государства и права

Контрольная работа

По дисциплине: Отечественная история

Тема: Казачество в России

Выполнил слушатель гр. ЮС-09-2

Чита, 2009

Введение

В многоликой истории Российского государства портрет казачества, как одной из социальных групп населения страны, всегда привлекал особое внимание. В последние десятилетия этот интерес, не смотря на крутые повороты в истории нашей страны, не только не угас, но и ещё более обострился. Это нашло отражение не только во всевозможных публикациях и исследованиях, но и в попытках на практике возродить это сословие в социальной структуре Российской Федерации. Причём в обществе эти попытки имеют далеко не однозначную оценку. Одни с радостью и взахлёб говорят о возрождении славных традиций прошлого. Другие с грустью и ухмылкой смотрят на то, как вполне взрослые и солидные мужики, очевидно не нашедшие в жизни для себя более достойного проявления или просто с неутолённым тщеславием, рядятся в ставшую из-за древности уже нелепой ферму, обвешиваются незаслуженными старинными крестами и другими царскими наградами и старательно играют роли давно ушедших исторических персонажей. «Ряженные» - вот самая распространённая, наиболее безобидная и краткая оценка всего этого действа.

Казачество не только обороняло границы, но и способствовало расширению территории Московского, а затем и Российского государства. Как же это удавалось казачеству? Какие обстоятельства на протяжении столетий формировали особое военное искусство казаков? Какова роль казачьего вольного сословия в военных успехах России, в обороне ее границ и расширении ее территорий? Какова роль казачества в современной России? Будут ли продолжены военные традиции казачества? Эти и другие вопросы определили актуальность исследования.

1. Исторические корни казачества

О первых страницах казачьей истории не сохранилось достоверных письменных источников. Истоки происхождения казачества многие исследователи пытались обнаружить в национальных корнях предков казаков среди самых разных народов (скифов, половцев, хазар, алан, киргизов, татар, горских черкесов, касогов, бродников, черных клобуков, торков и др.) или рассматривали оригинальную казачью воинскую общность как результат генетических связей нескольких племен с пришедшими в Причерноморье славянами, причем отсчет этого процесса велся с начала новой эры. Другие историки, напротив, доказывали русскость казачества, делая упор на постоянность нахождения славян в областях, ставших колыбелью казачества.

Слово «казак» тюркского происхождения - «свободный, независимый человек», хотя в разных языках народов Средней и Малой Азии оно имело разное толкование. По иным источникам - казак от «гозак» или «гузак» (гусар), - «легковооруженный всадник». Встречается и такое утверждение, что в I - II веках нашей эры в древнеиндийской литературе этим словом называли свободных, вольнонаемных крестьян. Большинство ученых, говоря об ордынских, запорожских, ногайских, донских и других казаках, отрицает, что это слово когда-либо обозначало работников, и связывает его с вольницей, удальством конных наездников, живущих войной и набегами. Споры о происхождении казачества не утихают до сих пор. Ни одна из теорий, от миграционной («бегло-холопской», которую вряд ли можно отнести к научной) до автохтонной (местной, коренной), как мне кажется, не дает исчерпывающего ответа на этот сложный вопрос. Первыми после падения Римской империи «казаками» могли быть скандинавы, с их безумно отважными морскими набегами. В Азии термин казачества был широко распространен. В начале 1570 года Иоанн Грозный прислал на Дон свою грамоту с послом Новосильцевым, чтобы казаки Новосильцева слушали во всех государевых делах, «тем бы вы нам послужили. А мы вас за вашу службу жаловать хотим». Эта грамота считается первой по времени, и с нее начинается официальное признание московскими царями существования Войска Донского.

С тех пор связь с Москвой становится неразрывной, казаки ограждают южные рубежи России от враждебных народов, отбивают у них и возвращают на родину «русский полон». Места, занятые донскими казаками, простирались поначалу от низовьев Дона почти до нынешнего Воронежа, где им принадлежал Борщевский-Троицкий монастырь, основанный до 1615 года. На северо-восток от так называемых Шацких ворот на реке Цне находился принадлежащий им же Черниев Никольский монастырь, основанный в 1573 году[1] .

Оригинальная концепция была выдвинута историком-эмигрантом А.А. Гордеевым, считавшим, что предками казаков является русское население в составе Золотой Орды, поселенное татаро-монголами на будущих казачьих территориях. Долгое время доминировавшая официальная точка зрения, что казачьи общины появились в результате бегства русских крестьян от крепостной зависимости (а также взгляд на казачество как на особое сословие), были подвергнуты в ХХ веке аргументированной критике. Но и теория автохтонного (местного) происхождения имеет слабую доказательную базу и не подтверждается серьезными источниками. Вопрос о происхождении казачества по-прежнему остается открытым. Нет единодушия среди ученых и в вопросе о происхождении слова «казак» («козак» по-украински). Делались попытки производить это слово от названия народов, некогда живших вблизи Днепра и Дона (касоги, х(к)азары), от самоназвания современных киргизов — кайсаки. Существовали и другие этимологические версии: от турецкого «каз» (т. е. гусь), от монгольского «ко» (броня, защита) и «зах» (рубеж). Большинство специалистов сходятся в том, что слово «казачество» пришло с востока и имеет тюркские корни. В русском языке это слово, впервые упомянутое в русских летописях 1444 года, первоначально означало бездомных и вольных воинов, поступавших на службу с выполнением военных обязательств.

В формировании казачества участвовали представители самых разных народностей, но преобладали славяне. С этнографической точки зрения первые казаки разделялись по месту возникновения на украинских и на русских. Среди и тех и других можно выделить вольных и служилых казаков. На Украине вольное казачество было представлено Запорожской Сечью (просуществовало до 1775)[2] , а служилое — «реестровыми» казаками, получавшими жалованье за службу в Польско-Литовском государстве. Русские служилые казаки (городовые, полковые и сторожевые) использовались для защиты засечных черт и городов, получая за это жалование и земли в пожизненное владение. Хотя они приравнивались «к служилым людям по прибору» (стрельцы, пушкари), но в отличие от них имели станичную организацию и выборную систему военного управления. В таком виде они просуществовали до начала XVIII века. Первая община русских вольных казаков возникла на Дону, а затем на реках Яик, Терек и Волга. В отличие от служилого казачества центрами возникновения вольного казачества стали побережья крупных рек (Днепра, Дона, Яика, Терека) и степные просторы, что накладывало заметный отпечаток на казачество и определяло их жизненный уклад.

Каждая крупная территориальная общность как форма военно-политического объединения независимых казачьих поселений называлось Войском. Основным хозяйственным занятием вольных казаков являлись охота, рыболовство, животноводство. Например, в Донском Войске до начала XVIII века хлебопашество было запрещено под страхом смертной казни. Как считали сами казаки, жили они «с травы и воды». Огромное значение в жизни казачьих общин играла война: они находились в условиях постоянного военного противостояния с враждебными и воинственными кочевыми соседями, поэтому одним из важнейших источников существования для них являлась военная добыча (в результате походов «за зипунами и ясырем» в Крым, Турцию, Персию, на Кавказ). Совершались речные и морские походы на стругах, а также конные набеги. Часто несколько казачьих единиц объединялись и совершали совместные сухопутные и морские операции, все захваченное становилось общей собственностью - дуваном.

2. Структура и быт казачества

Во главе казачьего войска стоял ежегодно выбираемый Атаман, который по истечении годового срока своей службы являлся в крут и, поклонившись на все четыре стороны, слагал с себя полномочия, возвращая себя в ряды обыкновенных казаков. Круг выбирал новое начальство. Атаман (старейшина) был прямым начальником казаков в дни мира и брани, во внешних сношениях он был представителем Войска и принимал послов, вел дипломатические переговоры. По внутреннему управлению на нем лежала обязанность мирить ссорящихся, защищать обиженных, делить между казаками царское жалованье, следить за порядком исполнения круговых приговоров. Тем не менее власть атамана была очень ограниченной. Он не имел права предпринять что-либо по своему личному усмотрению. При нем находились два войсковых есаула, выбираемых подобно своему начальнику, на год. Они были исполнителями приказаний Атамана и круга. Письменная часть лежала на обязанности войскового дьяка, не имевшего никакой политической власти. В отдельных городках было то же устройство, что и в главном Войске.

mirznanii.com

Казачество в России — WiKi

Казачество в России — казачество, проживавшее (или возрождённое) на территории Юга России и выделяемое в силу региональной специфики. Под казачеством в России, прежде всего, понимается казачество, появившееся на Дону, Нижнем Поволжье и Урале.

К казачеству в России также относится понятие кубанские казаки, которое официально появилось в 1796 году для обозначения запорожских казаков, переселенных Указом императрицы Екатерины Второй из Запорожской Сечи на Кубань.

История возникновения

Первое официальное упоминание в российских источниках о «казаках» относится к XVI веку, в частности, в грамоте ногайского князя Юсуфа русскому царю Ивану Грозному. В грамоте, датированной 1550 годом, князь пишет: «Холопи твои, нехто Сарыазман словет, на Дону в трех и в четырех местах городы поделали, да наших послов и людей наших, которые ходят к тебе и назад, стерегут, да забирают, иных до смерти бьют… Этого же году люди наши, исторговав в Руси, назад шли, и на Воронеже твои люди — Сары азманом зовут — разбойник твой пришел и взял их». Различные историки, опираясь на российские источники, до сих пор не могут прийти к единому мнению о происхождении казаков, единственное, что можно достоверно утверждать о происхождении казаков, это то, что казачество возникло в зоне этнических контактов различных этносов. В частности, этноним «казак» имеет однозначно тюркское происхождение.

Северские казаки или севрюки

Севрюки' (сиврюки, реже севруки, позже саяны) — потомки северян[1][2], в Московском государстве с конца XVI века считались служивым сословием из Северской земли[3]. Проживали на территории современных Украины и России, в бассейнах рек Десны, Ворсклы, Сейма, Сулы, Быстрой Сосны, Оскола и Северского Донца. Упоминаются в письменных источниках с кон. XV до XVII вв.

В XV—XVII веках севрюки представляли собой военизированное пограничное население, охранявшее границы смежных частей Польско-Литовского и Московского государств. Судя по всему, они были во многом похожи на ранних запорожских, донских и других подобных казаков, обладали некоторой автономией и общинной военной организацией.

Как представители служилого люда[3] (казаки), севрюки упоминаются ещё в начале XVII века, в эпоху Смутного времени, когда они поддержали восстание Болотникова, так, что война эта довольно часто называлась «севрюковской»[4]. Московские власти отвечали карательными операциями, вплоть до разгрома некоторых волостей[5]. После завершения смуты севрюкские города Севск, Курск, Рыльск и Путивль подверглись колонизации из Центральной России[4].

После раздела Северщины по соглашениям Деулинского перемирия (1619), между Московией и Речью Посполитой имя севрюков практически исчезает с исторической арены. Западная Северщина подвергается активной украинской экспансии (козацкой колонизации), северо-восточная (московская) заселяется служилыми людьми и крепостными из Великороссии. . Большая часть северских казаков перешла в положение крестьянства, некоторые влились в запорожское казачество. Некоторвая часть переселились на Нижний Дон.

Донские казаки

Донски́е казаки́ или донцы́, донско́е каза́чье во́йско — самое многочисленное из казачьих войск Российской империи. Размещалось на отдельной территории, называющейся Область Войска Донского, которая занимала часть современных Луганской и Донецкой областей Украины, а также Ростовской, Волгоградской, Воронежской областей. Историческое название связано с рекой Дон (бассейн Азовского моря). До 1708 года донское казачество было организованной структурой, абсолютно независимой от окружающих государств[6]. После подавления в 1708 году Булавинского восстания Петром Первым территория донского казачества была официально включена в Российскую империю. Не всегда просто складывались отношения донских казаков с Русским государством и позднее. Не последнюю роль в этом играл вопрос религии. Официально Донское казачество относилось к традиционному православию, хотя, даже на 1903 год минимум 150.000 из двух с половиной миллионов прихожан Донской епархии принадлежали к старообрядцам[7], а 30 000 казаков-калмыков тринадцати калмыцких станиц Сальского округа исповедовали буддизм. Так например атаман Матвей Платов был представителем поповского течения старообрядчества[8]. Впрочем, казаки частично сохранили свои привилегии в новом статусе, отстаивая их перед имперскими властями, примером чего может служить Есауловский бунт 1792−1794 годов.

Яицкие казаки

Первое официальное упоминание о пребывании казаков на реке Яик относится к 1584 году когда несколько сотен донских казаков под руководством атаманов Матвея Мещеряка и Барабоши обосновались на берегах реки Яик(Урал) по берегам которой кочевала Ногайская орда. В «Истории Пугачевского бунта» под редакцией Пушкина А. С. собраны устные предания яицких казаков об их появлении на Яике. В частности там говорится о том что казаки появились на Яике под руководством атамана Гугни и были они с Дона. Вначале они отбивали у окружавшей их Ногайской орды женщин, а в случае выступления в поход убивали прижитых ими детей от женщин, а женщин бросали, чтобы не привязываться к земле. Но атаман Гугня первым нарушил запрет и пощадил свою женщину, вследствие чего остальные казаки последовали его примеру и осели на Яике. До 19 века казачки ставили в церквях свечки в память о бабке Гугнихе. Основными занятиями яицких казаков были рыболовство, добыча соли, охота и набеги за добычей и «ясырем» на окружающие народы. Набеги были как успешными, так и крайне неудачными. Так например упоминаются походы двух яицких атаманов, Нечая и Шамая . Первый, набрав вольницу, отправился в Хиву, в надежде на богатую добычу. Счастие ему благоприятствовало. Совершив трудный путь, казаки достигли Хивы. Хан с войском своим находился тогда на войне. Нечай овладел городом без всякого препятствия; но зажился в нем и поздно выступил в обратный поход. Обремененные добычею, казаки были настигнуты возвратившимся ханом и на берегу Сыр-Дарьи разбиты и истреблены. Не более трех возвратилось на Яик с объявлением о погибели храброго Нечая. Несколько лет после другой атаман, по прозванию Шамай, пустился по его следам. Но он попался в плен степным калмыкам, а казаки его отправились далее, сбились с дороги, на Хиву не попали и пришли к Аральскому морю, на котором принуждены были зимовать. Их постигнул голод. Несчастные бродяги убивали и ели друг друга. Большая часть погибла. Остальные послали наконец от себя к хивинскому хану просить, чтоб он их принял и спас от голодной смерти. Хивинцы приехали за ними, забрали всех и отвели рабами в свой город. Там они и пропали, Шамай же, несколько лет после, привезен был калмыками в яицкое войско, вероятно для размена. С тех пор у казаков охота к дальним походам охладела. Они мало-помалу привыкли к жизни семейной и гражданственной. Впервые в совместный с регулярной армией поход в Хиву яицкие казаки отправились с экспедицией князя Бековича-Черкасского в 1714—1717 годах. Яицкие казаки составляли 1500 человек из четырёхтысячного отряда, отправившегося из Гурьева вдоль восточного берега Каспия к Аму-Дарье. Поход, бывший одной из авантюр Петра I, сложился крайне неудачно. Более четверти из состава отряда погибли из-за болезней, жары и жажды, остальные либо погибли в боях, либо пленены и казнены, в том числе и начальник экспедиции. К яикским берегам смогли вернуться лишь около сорока человек. После поражения астраханский генерал-губернатор Татищев решил вывести воинские гарнизоны с Яика. Но казаки смогли убедить царское правительство оставить Яик под своим контролем, взамен обещали за свой счёт обустроить границу. Началось строительство крепостей и форпостов вдоль всего Яика. С этого времени началась пограничная служба яицкого войска, время вольных набегов закончилось. Впоследствии, после подавления русскими войсками под руководством Суворова восстания Пугачева в котором яицкое казачество приняло активное участие, в 1775 году Екатерина II издала указ о том, что в целях полного предания забвению случившейся смуты Яицкое войско переименовывается в Уральское казачье войско, Яицкий городок в Уральск (был переименован и ещё целый ряд населённых пунктов), даже река Яик была названа Уралом. Уральское войско окончательно утратило остатки былой автономии. В ходе Гражданской войны 1917—1921 годов уральское казачество поддержавшее Белое движение было ликвидировано и упразднено Советской властью. Большинство уральских казаков были физически ликвидированы или оказались в числе белоэмигрантских беженцев в Иране, Манчжурии и Китае.

Дальневосточное казачество

Возрожденное казачество

Примечания

  1. ↑ Багновская, 2002.
  2. ↑ Голубовский, 1881.
  3. ↑ 1 2 Садиков, 1947, с. 132—166.
  4. ↑ 1 2 Ракитин.
  5. ↑ Гойзман.
  6. ↑ Facts about Cossack: habitation of Don River basin, as discussed in Don River (river, Russia): History and economy: — Britannica Online Encyclopedia
  7. ↑ Отчет о деятельности Противораскольнической и противоеретической миссии Донской епархии за 1903 г.
  8. ↑ Вургафт С. Г., Ушаков И. А. Старообрядчество. Лица, события, предметы и символы. Опыт энциклопедического словаря — М., 1996.

Литература

ru-wiki.org