Боевые реактивные пусковые установки "Катюши". Справка. Катюши первое применение


Боевые реактивные пусковые установки "Катюши". Справка

14 июля 1941 года - "день рождения" легендарной "Катюши". Семьдесят лет назад в этот день прозвучал первый залп батареи реактивных минометов.

14 июля 1941 г. прогремел первый залп знаменитых "Катюш".

"Катюша" - народное название боевых машин реактивной артиллерии БМ‑8 (со снарядами 82 мм), БМ-13 (132 мм) и БМ-31 (310 мм) во время Великой Отечественной войны. Существует несколько версий происхождение этого названия, наиболее вероятное из них связано с заводской маркой "К" завода изготовителя первых боевых машин БМ-13 (Воронежский завод им. Коминтерна), а также с популярной в то время одноименной песней (музыка Матвея Блантера, слова Михаила Исаковского).(Военная энциклопедия. Председатель Главной редакционной комиссии С.Б. Иванов. Воениздат. Москва. в 8 томах -2004 г.г. ISBN 5 - 203 01875 - 8)

"Катюша" стала первой отечественной мобильной многозарядной реактивной системой залпового огня (РСЗО), которая включала в себя реактивные снаряды (РС), пусковые установки (ПУ), приборы управления стрельбой и транспортные средства. Самоходные пусковые установки на автомобилях получили обозначение боевых машин (БМ) реактивной артиллерии. Многозарядность РСЗО определяла возможность одновременного поражения целей на значительных площадях, а залповый огонь обеспечивал внезапность и высокий эффект поражающего и морального воздействия на противника.

Создание реактивных систем залпового огня стало бы невозможно без разработки реактивных снарядов с двигателем, работающим на твердом топливе.

Разработку реактивных снарядов на бездымном порохе с начала 1920-х гг. вели двое энтузиастов ракетной техники Владимир Артемьев и Николай Тихомиров.

К 1927 г. был разработан пироксилино-тротиловый бездымный порох. 3 марта 1928 г. первый в мире снаряд с ракетным двигателем на бездымном порохе пролетел 1 300 м, а в июле того же года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург) создается Газодинамическая лаборатория (преобразованная в 1933 г. в Реактивный научно-исследовательский институт - РНИИ). К 1933 г. были созданы два образца реактивных снарядов - осколочный РС‑82 и осколочно-фугасный РС-132. Первые их образцы предназначались для вооружения самолетов, и только летом 1938 г. группа инженеров РНИИ под руководством Ивана Гвая начала проектировать многозарядную реактивную установку для наземных войск и кораблей флота.

Проект первой механизированной многозарядной, размещенной на автомобиле ЗИС-5 установки для стрельбы реактивными снарядами появился в августе того же года, но полигонные испытания выявили у нее много недостатков. Доработанный вариант установки, обозначенный МУ-1 (механизированная установка, 1-й образец), имел тоже много недостатков. Только новая пусковая установка МУ-2, представленная РНИИ в апреле 1939 г., отвечала требованиям военных. Она заряжалась 132-мм реактивными осколочно-фугасными снарядами, позднее названными М-13.

25 декабря 1939 г. реактивный снаряд М‑13 и пусковая установка, позднее получившая название "Боевая машина 13" (БМ-13) были одобрены Артиллерийским управлением Красной Армии. К июню 1941 г. была изготовлена первая опытная партия БМ-13, предназначенная для всесторонних полигонных испытаний.

Машина БМ-13 представляла собой грузовик ЗИС-6, на месте кузова которого на специальной раме монтировались 16 направляющих желобкового типа, расположенных вдоль оси автомобиля в два яруса. Каждые две направляющие соединялись (спаривались), образуя единую конструкцию, названную спаркой. Спарок было восемь.

БМ-13 заряжалась 16 реактивными снарядами калибра 132 мм. Заряжение производилось с казенной части, а задняя часть автомобиля при ведении огня вывешивалась на двух домкратах. Запуск снарядов мог производиться и из кабины, и с выносного пульта с помощью электрической системы замыкателей. Залп выполнялся в течение 15-20 секунд. Дальность стрельбы – 8-8,5 км. Скорость БМ-13 по хорошей дороге достигала 50-60 км/ч. Всего 1-2 минуты требовалось для ее перевода из походного в боевое положение. На перезарядку после залпа уходило 3-5 минут, поэтому за час одна боевая машина могла сделать 10 залпов и выпустить 160 снарядов.

21 июня 1941 г. после осмотра образцов ракетного оружия Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин принял решение о развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки БМ-13 и о начале формирования ракетных войсковых частей. Из-за угрозы надвигавшейся войны это решение было принято, несмотря на то, что пусковая установка БМ-13 еще не прошла войсковых испытаний и не была отработана до стадии, допускающей массовое промышленное изготовление.

Производство установок БМ-13 было организовано на воронежском заводе им. Коминтерна и на московском заводе "Компрессор". Одним из основных предприятий по выпуску реактивных снарядов стал московский завод им. Владимира Ильича.

После начала Великой Отечественной войны советское командование приняло решение не дожидаться изготовления промышленностью серийных образцов, а, используя имеющиеся в наличии опытные установки, сформировать из них первую отдельную экспериментальную батарею, направить ее на фронт и там, используя опытную партию реактивных снарядов PC-132, всесторонне проверить качество и боевую эффективность, а также выработать наставление и тактику по боевому применению этого нового реактивного оружия. От успеха выполнения этой задачи зависело окончательное решение вопроса о принятии установок БМ-13 на вооружение и развертывании их массового производства.

В соответствии с директивой командующего войсками Московского военного округа от 28 июня 1941 г. к 1 июля была сформирована первая отдельная экспериментальная батарея полевой реактивной артиллерии Красной Армии. В составе батареи имелось 7 боевых машин БМ-13, 122-мм гаубица, 44 автомобиля, способных поднять 600 снарядов М‑13. Командный состав батареи был укомплектован в основном слушателями Артиллерийской академии. Командиром батареи был назначен капитан Иван Флеров.

3 июля батарея прибыла на Западный фронт.

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

Вконтакте

Facebook

Одноклассники

Twitter

Whatsapp

Viber

Telegram

Первый залп легендарных "Катюш". 1941 год

Боевое крещение БМ-13 получила 14 июля 1941 г., когда батарея произвела первый залп из всех установок по железнодорожной станции Орша, где было сосредоточено большое количество живой силы и боевой техники противника. В результате мощного огневого удара одновременно 112 реактивными снарядами над станцией поднялось огневое зарево: горели вражеские эшелоны, рвались боеприпасы. Еще через полтора часа батарея Флерова произвела второй залп, на этот раз по переправе через реку Оршицу, на подступах к которой скопилось много техники и живой силы немцев. В результате переправа противника была сорвана, развить успех на этом направлении ему не удалось.

Первый опыт применения нового ракетного оружия показал его высокую боевую эффективность, что явилось одной из причин быстрейшего его ввода в строй и оснащения им Сухопутных войск.

Перестройка промышленности, связанная с выпуском ракетного оружия, была осуществлена в короткие сроки, к его производству привлекли большое число предприятий (уже в июле-августе 1941 г. - 214 заводов), что обеспечило поступление в войска этой боевой техники. В августе-сентябре 1941 г. было развернуто серийное производство боевых установок БМ‑8 с 82-мм реактивными снарядами.

Одновременно с развертыванием производства были продолжены работы по созданию новых и совершенствованию имевшихся образцов реактивных снарядов и пусковых установок.

С 30 июля 1941 г. приступило к работе специальное конструкторское бюро (СКБ) при московском заводе "Компрессор" - головное конструкторское бюро по пусковым установкам, а сам завод стал головным предприятием по их производству. Это СКБ под руководством начальника и главного конструктора Владимира Бармина за годы войны разработало 78 образцов пусковых установок различного типа, монтируемых на автомобилях, тракторах, танках, железнодорожных платформах, речных и морских кораблях. Тридцать шесть из них были приняты на вооружение, освоены промышленностью и использовались в боевых действиях.

Большое внимание уделялось производству реактивных снарядов, созданию новых и совершенствованию имеющихся образцов. Модернизации подвергся 82-мм реактивный снаряд М-8, были созданы реактивные снаряды мощного фугасного действия: 132-мм М-20, 300-мм М-30 и М-31; увеличенной дальности – М-13 ДД и улучшенной кучности – М-13 УК и М-31 УК.

С началом войны в составе Вооруженных сил СССР были созданы специальные войска для боевого применения ракетного оружия. Это были ракетные войска, но в период войны они именовались гвардейскими минометными частями (ГМЧ), а впоследствии - реактивной артиллерией. Первой организационной формой ГМЧ стали отдельные батареи и дивизионы.

К концу войны реактивная артиллерия имела 40 отдельных дивизионов (38 М-13 и 2 М-8), 115 полков (96 М-13 и 19 М-8), 40 отдельных бригад (27 М-31 и 13 М-31-12) и 7 дивизий - всего 519 дивизионов в которых насчитывалось свыше 3000 боевых машин.

Легендарные "Катюши" во время войны участвовали во всех крупных операциях.

Судьба же первой отдельной экспериментальной батареи оборвалась в начале октября 1941 г. После боевого крещения под Оршей батарея успешно действовала в боях под Рудней, Смоленском, Ельней, Рославлем и Спас-Деменском. За три месяца боевых действий батарея Флерова не только наносила немалый материальный урон немцам, она способствовала и поднятию боевого духа у наших солдат и офицеров, измотанных непрерывными отступлениями.

Гитлеровцы устроили за новым оружием настоящую охоту. Но батарея не задерживалась долго на одном месте - дав залп, сразу же меняла позицию. Тактический прием - залп - смена позиции - широко использовался подразделениями "катюш" в ходе войны.

В начале октября 1941 г. в составе группировки войск Западного фронта батарея оказалась в тылу немецко-фашистских войск. При движении к линии фронта из тыла в ночь на 7 октября она попала в засаду врага под деревней Богатырь Смоленской области. Большая часть личного состава батареи и Иван Флеров погибли, расстреляв весь боезапас и взорвав боевые машины. Только 46 воинам удалось выйти из окружения. Легендарный комбат и остальные бойцы, до конца с честью выполнившие свой долг, считались "без вести пропавшими". И только когда удалось обнаружить документы одного из армейских штабов вермахта, где сообщалось о том, что же произошло на самом деле в ночь с 6 на 7 октября 1941 г. у смоленской деревушки Богатырь, капитан Флеров был исключен из списков пропавших без вести.

За героизм Иван Флеров посмертно в 1963 г. награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, а в 1995 г. ему было присвоено звание Героя Российской Федерации посмертно.

В честь подвига батареи сооружены памятник в городе Орше и обелиск у города Рудня.

ria.ru

Реактивная установка БМ-13 «Катюша» История и характеристики Преимущества и недостатки

Советские реактивные системы залпового огня «Катюша» — это один из наиболее узнаваемых символов Великой Отечественной войны. По своей популярности они мало чем уступают танку Т-34 или автомату ППШ. До сих пор доподлинно неизвестно откуда взялось это название (существуют многочисленные версии), немцы же называли эти установки «сталинскими органами» и жутко боялись их.

«Катюша» — это собирательное название сразу нескольких реактивных установок времен Великой Отечественной войны. Советская пропаганда преподносила их как исключительно отечественное «ноу-хау», что было неправдой. Работы в этом направлении велись во многих странах и знаменитые немецкие шестиствольные минометы – это также РСЗО, которые, правда, имели несколько иную конструкцию. Использовали реактивную артиллерию американцы и англичане.

Однако «Катюша» — это наиболее эффективная и самая массовая машина подобного класса периода Второй мировой войны. Установка БМ-13 – это настоящее оружие Победы. Они принимали участие во всех значимых сражениях на Восточном фронте, расчищая дорогу пехотным соединениям. Первый залп «Катюш» прозвучал летом 41-го года, а через четыре года установки БМ-13 обстреливали осажденный Берлин.

Немного истории БМ-13 «Катюша»

После окончания Первой мировой войны резко повысился интерес к твердотопливным пороховым ракетам, разработками в этом направлении занимались конструкторы сразу в нескольких странах. Интерес к этому оружию нельзя назвать чем-то новым, скорее, это возвращение к хорошо забытому старому. Дело в том, что пороховые ракеты довольно широко применялись вплоть до середины XIX столетия, но по мере развития нарезной артиллерии они постепенно превращались в анахронизм.

Возрождению интереса к ракетному оружию способствовали несколько причин: во-первых, были изобретены более совершенные виды пороха, что позволило значительно увеличить дальность полета реактивных снарядов, во-вторых, ракеты прекрасно подходили в качестве оружия для боевых аэропланов, а в-третьих, ракеты можно было использовать для доставки отравляющих веществ.

Последняя причина была наиболее важной: исходя из опыта Первой мировой войны, военные практически не сомневались, что следующий конфликт без боевых газов точно не обойдется.

В СССР работы по созданию ракетного оружия начались с исследований, которые проводили два энтузиаста, Артемьев и Тихомиров. В 1927 году был создан бездымный пироксилино-тротиловый порох, а в 1928 году был разработан первый реактивный снаряд, который смог пролететь 1300 метров. В это же время начинается активная работа над созданием ракетного оружия для авиации.

В 1933 году появились экспериментальные образцы авиационных реактивных снарядов двух калибров: РС-82 и РС-132. Основным недостатком нового оружия, которое абсолютно не устраивало военных, была их малая точность. Эти снаряды имели небольшое оперение, которое не выходило за его калибр, а в качестве направляющих использовалась труба, что было весьма удобно. Однако для повышения точность ракет оперение пришлось увеличить и заняться разработкой новых направляющих.

Кроме того, пироксилино-тротиловый порох не слишком хорошо подходил для массового производства этого вида оружия, поэтому решено было использовать трубчатый нитроглицериновый порох.

В 1937 году были проведены испытания новых ракет с увеличенным оперением и новых отрытых рельсовых направляющих. Подобные нововведения значительно улучшили кучность стрельбы и увеличили дальность полета ракеты. В 1938 году реактивные снаряды РС-82 и РС-132 были приняты на вооружение и начали выпускаться серийно.

В том же году перед конструкторами была поставлена новая задача: создать реактивную систему для сухопутных войск, взяв за основу реактивный снаряд калибра 132 мм.

В 1939 году был готов 132-мм осколочно-фугасный снаряд М-13, он имел более мощную боевую часть и увеличенную дальность полета. Добиться таких результатов удалось за счет удлинения боеприпаса.

В этом же году была изготовлена и первая реактивная установка МУ-1. Восемь коротких направляющих устанавливались поперек грузового автомобиля, шестнадцать реактивных снарядов крепились к ним попарно. Эта конструкция получилась весьма неудачной, во время залпа машина сильно раскачивалась, что приводило к значительному снижению кучности боя.

В сентябре 1939 года начались испытания новой реактивной установки – МУ-2. Основой для нее служил трёхосный грузовик ЗиС-6, эта машина обеспечивала боевому комплексу высокую проходимость, позволяло быстро менять позиции после произведенного залпа. Теперь направляющие для ракет располагали вдоль автомобиля. За один залп (примерно 10 секунд) МУ-2 выстреливала шестнадцать снарядов, вес установки с боекомплектом составлял 8,33 тонны, дальность стрельбы превышала восемь километров.

При такой конструкции направляющих раскачивание машины во время залпа стало минимальным, кроме того, в задней части автомобиля были установлены два домкрата.

В 1940 году были проведены государственные испытания МУ-2, ее приняли на вооружение и назвали «реактивный миномет БМ-13».

За день до начала войны (21 июня 1941 года) правительством СССР было принято решение о серийном производстве боевых комплексов БМ-13, боеприпасов к ним и формировании специальных частей для их использования.

Первый же опыт применения БМ-13 на фронте показал их высокую эффективность и способствовал бурному росту этого вида оружия. Во время войны «Катюша» выпускалась несколькими заводами, был налажен массовый выпуск боеприпасов для них.

Артиллерийские части, вооруженные установками БМ-13 считались элитными, сразу после формирования получали наименование гвардейских. Реактивные системы БМ-8, БМ-13 и другие официально назывались «гвардейскими минометами».

Применение БМ-13 «Катюша»

Первое боевое применение реактивных установок состоялось в середине июля 1941 года. Немцами была занята Орша – крупная узловая станция в Белоруссии. На ней скопилось большое количество боевой техники и живой силы неприятеля. Именно по этой цели произвела два залпа батарея реактивных установок (семь единиц) капитана Флерова.

В результате действий артиллеристов железнодорожный узел был практически стерт с лица земли, гитлеровцы понесли жестокие потери в людях и технике. За долгие десятилетия эта история стала почти каноничной, хотя у современных исследователей к ней есть определенные вопросы.

«Катюша» применялась и на других участках фронта. Появление нового советского оружия стало весьма неприятным сюрпризом для немецкого командования. Особенно сильное психологическое воздействие на немецких военнослужащих оказывал пиротехнический эффект применения снарядов: после залпа «Катюш» горело буквально все, что способно было гореть. Такой эффект достигался благодаря использованию для снаряжения снарядов тротиловых шашек, которые при взрыве образовывали тысячи горящих осколков.

Реактивная артиллерия активно применялась в битве под Москвой, «Катюши» уничтожали врага под Сталинградом, их пытались использовать в качестве противотанкового оружия на Курской дуге. Для этого под передние колеса машины делали специальные углубления, таким образом «Катюша» могла вести огонь прямой наводкой. Однако применение БМ-13 против танков было менее эффективным, так как реактивный снаряд М-13 являлся фугасно-осколочным, а не бронебойным. Кроме того, «Катюша» никогда не отличалась высокой кучности стрельбы. Хотя, если такой снаряд попадал в танк, уничтожалось все навесное оборудование машины, башню часто заклинивало, а экипаж получал сильнейшую контузию.

Реактивные установки с большим успехом использовались до самой Победы, они принимали участие в штурме Берлина и других операциях завершающего этапа войны.

Кроме наиболее известной РСЗО БМ-13, существовала и реактивная установка БМ-8, которая использовала ракеты калибра 82 мм, со временем появились тяжелые реактивные системы, они использовали снаряды калибра 310 мм.

Во время берлинской операции советские солдаты активно использовали опыт уличных боев, полученный ими во время взятия Познани и Кёнигсберга. Он заключался в стрельбе одиночными тяжелыми реактивными снарядами М-31, М-13 и М-20 прямой наводкой. Создавались особые штурмовые группы, в состав которых входил электротехник. Запуск ракеты производился с пулеметных станков, деревянных укупорок или просто с любой ровной поверхности. Попадание такого снаряда вполне могло развалить дом или гарантировано подавить огневую точку противника.

За годы войны было потеряно около 1400 установок БМ-8, 3400 – БМ-13 и 100 БМ-31.

Однако на этом история БМ-13 не закончилась: в начале 60-х годов СССР поставлял эти установки в Афганистан, где они активно использовались правительственными войсками.

Описание оружия БМ-13 «Катюша»

Основное достоинство реактивной установки Б-13 – это ее предельная простота как в производстве, так и в использовании. Артиллерийская часть установки состоит из восьми направляющих, рамы, на которой они находятся, поворотного и подъемного механизмов, прицельных приспособлений и электрооборудования.

Направляющие представляли собой пятиметровый двутавр со специальными накладками. В казенной части каждого из направляющих было установлено стопорное устройство и электрозапал, с помощью которого производился выстрел.

Направляющие были закреплены на поворотной раме, которая с помощью простейших подъемных и поворотных механизмов обеспечивала вертикальную и горизонтальную наводку.

Каждая «Катюша» была оборудована артиллерийским прицелом.

Экипаж машины (БМ-13) состоял из 5-7 человек.

Реактивный снаряд М-13 состоял из двух частей: боевой и реактивного порохового двигателя. Боевая часть, в которой находилось взрывчатое вещество и контактный взрыватель, весьма напоминает БЧ обычного артиллерийского осколочно-фугасного снаряда.

Пороховой двигатель снаряда М-13 состоял из камеры с пороховым зарядом, сопла, специальной решетки, стабилизаторов и запала.

Основной проблемой, с которой столкнулись разработчики ракетных систем (и не только в СССР), стала низкая точность кучность реактивных снарядов. Для стабилизации их полета конструкторы пошли двумя путями. Немецкие реактивные снаряды шестиствольных минометов вращались в полёте за счет косо расположенных сопел, а на советских НУРСах были установлены плоские стабилизаторы. Для придания снаряду большей точности нужно было увеличить его начальную скорость, для этого направляющие на БМ-13 получили большую длину.

Немецкий способ стабилизации позволял уменьшить габариты как самого снаряда, так и оружия, из которого его выпускали. Однако при этом значительно уменьшалась дальность стрельбы. Хотя, следует сказать, что немецкие шестиствольные минометы были точнее «Катюш».

Советская система была более простой и позволяла вести стрельбу на значительные дистанции. Позже на установках стали использовать спиральные направляющие, которые еще более увеличивали кучность.

Модификации «Катюши»

В годы войны были созданы многочисленные модификации как реактивных установок, так и боеприпасов к ним. Вот только некоторые из них:

БМ-13-СН – эта установка имела спиральные направляющие, которые предавали снаряду вращательное движение, чем значительно повышали его точность.

БМ-8-48 – данная реактивная установка использовала снаряды калибра 82 мм и имела 48 направляющих.

БМ-31-12 – эта ракетная установка для стрельбы использовала снаряды калибра 310 мм.

Реактивные снаряды калибра 310 мм первоначально использовались для стрельбы с земли, только потом появилась самоходная установка.

Первые системы были созданы на базе автомобиля ЗиС-6, затем их чаще всего устанавливалина машинах, которые приходили по «ленд-лизу» (Студебеккеры). Нужно сказать, что с началом поставок по «ленд-лизу» для создания реактивных установок использовались только иностранные машины.

Кроме того, реактивные установки (со снарядов М-8) устанавливались на мотоциклы, аэросани, бронекатера. Направляющие устанавливались на железнодорожные платформы, танки Т-40, Т-60, КВ-1.

Чтобы понять насколько массовым оружием были «Катюши», достаточно привести две цифры: с 1941 по конец 1944 года советская промышленность изготовила 30 тысяч пусковых установок различных видов и 12 млн снарядов к ним.

За годы войны было разработано несколько видов реактивных снарядов калибра 132 мм. Основными направлениями модернизации было повышение кучности стрельбы, увеличение дальности полета снаряда и его мощности.

Преимущества и недостатки ракетной установки БМ-13 «Катюша»

Основным преимуществом реактивных установок было большое количество снарядов, которое они выпускали за один залп. Если по одной площади работали сразу несколько РСЗО, то разрушительный эффект увеличивался за счет интерференции ударных волн.

Простота в использовании. «Катюши» отличались предельной простой конструкции, простыми были и прицельные приспособления этой установки.

Низкая стоимость и простота в изготовлении. Во время войны производство реактивных установок было налажено на десятках заводов. Не представляло особых сложностей и производство боеприпасов для этих комплексов. Особенно красноречиво выглядит сравнение стоимость БМ-13 и обычного артиллерийского орудия схожего калибра.

Мобильность установки. Время одного залпа БМ-13 – примерно 10 секунд, после залпа машина покидала огневой рубеж, не подставляясь под ответный огонь противника.

Однако были у этого оружия и недостатки, главным была низкая точность стрельбы и большое рассеивание снарядов. Эту проблему ч

militaryarms.ru

Загадка первого залпа "катюш" / История / Независимая газета

"Катюши" были эффективны в любое время года.Картина Ф. Усыпенко "Ответ гвардейцев-минометчиков"

То, что у нас до сих пор нет правдивой и достоверной истории Великой Отечественной войны, факт очевидный. Причем речь идет не только о каких-то «белых пятнах» (которых и сейчас более чем достаточно), а о событиях, давно и подробно описанных в различных трудах.

КОГДА ЭТО БЫЛО?

Одно из таких событий – первое боевое применение боевых машин реактивной артиллерии БМ-13 14 июля 1941 года под Оршей. Казалось бы, тут никаких вопросов и быть не может – все и так известно, причем в деталях. И тем не менее...

Давайте прочтем всем доступный и многим, наверняка, хорошо знакомый текст (на источник не имеет смысла ссылаться, поскольку все изложенное ниже кочует из издания в издание).

«┘Впервые реактивная артиллерия участвовала в бою в июле 1941 г. под Оршей. В районе города вели тяжелый оборонительный бой части 73-й стрелковой дивизии. В ночь на 14 июля фашисты захватили Оршу. С утра сюда один за другим стали прибывать вражеские эшелоны с войсками, военной техникой, горючим и боеприпасами. Чтобы задержать наступление противника, заместитель начальника артиллерии Западного фронта генерал Г.С.Кариофилли утром 14 июля поставил командиру 1-й отдельной батареи реактивной артиллерии капитану И.А.Флерову (семь БМ-13 и 122-мм пристрелочная гаубица) задачу: произвести залп по скоплению эшелонов врага на железнодорожном узле Орша.

В 15 часов 15 минут после трех пристрелочных выстрелов из 122-мм гаубицы из лощины донесся рев и скрежет, вверх вырвались черные клубы дыма, взметнулись ввысь более сотни краснохвостых снарядов. Залп состоялся.

На эшелоны врага, находившиеся на железнодорожном узле, обрушился огненный смерч. Реактивные снаряды разрывались в самой гуще вагонов с боеприпасами, горючим, техникой, людьми. Все дрожало, как при землетрясении. Через несколько минут после залпа железнодорожный узел превратился в море огня, над которым клубился густой дым. Обезумевшие гитлеровцы метались в раскаленном дыму. Множество солдат и офицеров врага было уничтожено».

«И что же здесь непонятного?» – спросит неискушенный читатель. Да почти все. Но давайте по порядку.

Итак, «в ночь на 14 июля фашисты захватили Оршу».

Что в данном случае имелось в виду конкретно? Вполне возможно, промежуток темного времени суток – начиная примерно с захода – около 22 часов – и до восхода солнца – около четырех часов утра. То есть германские части могли взять Оршу и в 22 часа, и в 4 часа утра. Однако в июле 1941-го немцы по ночам не воевали (и этот факт широко известен). Стало быть, если Орша была оставлена «в ночь» 14 июля, речь может идти только о светлом времени суток.

Теперь элементарно прикидываем: подъем, завтрак (у немцев с этим в первые месяцы войны было очень строго), постановка боевых задач, по машинам и только затем – в бой. Следовательно, в Оршу подразделения вермахта вошли не ранее шести часов утра. По-другому (если, напомню вновь, «в ночь на 14 июля фашисты захватили Оршу») просто не получается.

Кстати сказать, при каких обстоятельствах советские войска потеряли Оршу, официальные источники и поныне хранят молчание. Захвачена – и все тут. Однако читаем дальше. «С утра сюда один за другим стали прибывать вражеские эшелоны с войсками, военной техникой, горючим и боеприпасами».

Опять-таки не совсем понятно, что это такое – «с утра». Утро начинается с восхода и формально продолжается до полудня. То есть речь может идти о сравнительно большом промежутке времени – около восьми часов. В какой момент «утра» начали «прибывать вражеские эшелоны»?

ПОРАЗИТЕЛЬНЫЕ НЕСУРАЗИЦЫ

Впрочем, в данном предложении более интересно другое. Если начали прибывать именно вражеские эшелоны, то, стало быть, отечественный железнодорожный путь к тому времени был уже перешит на западноевропейскую колею. То есть «в ночь» заняли, а к утру уже и пути переделали.

Хорошо. Допустим, с такой скоростью немцы колею не перешивали. Они воспользовались нашими железнодорожными путями. И нашим же подвижным составом. И нашими же локомотивами. Их, выходит, было захвачено много. Ведь речь в тексте идет о «скоплении эшелонов». Но тогда как-то некрасиво получается. Ведь директива Совнаркома Союза ССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей от 29 июня 1941 года недвусмысленно требовала: «┘при вынужденном отходе частей Красной Армии необходимо угонять подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона┘»

Между тем – пусть и при внезапном отходе – уничтожить паровозы, взорвать входные стрелки не так уж трудно. Или как же надо бежать, чтобы не успеть сделать даже этого? Получается, Орша оказалась в руках немцев неповрежденной? Крупнейший железнодорожный узел Белоруссии достался врагу в абсолютно исправном состоянии?

Правда, согласно тексту, нет никакой логики и в действиях противника. Предположим, ему удалось захватить некоторое количество отечественного исправного подвижного состава. В первые месяцы 1941 года и не такое бывало. Но тогда вот что получается. В месте, где заканчивается западноевропейская колея, немцы организовывают своеобразную перевалочную базу – разгружают свои воинские эшелоны (крытые вагоны, платформы, цистерны), а затем – без промедления – перегружают боеприпасы, продовольствие, горючее и т.д. на захваченный советский подвижной состав. Совершенно фантастическое зрелище.

Достаточно только представить перекачку горючего из одной цистерны в другую. Ведрами, что ли, делать это в прифронтовой полосе? Подобный образ действий намного увеличил бы время доставки материальных средств непосредственно до войск. И все это предпринимается с одной целью – пригнать эшелоны в только что взятый город. Фактически – на передний край. На железнодорожный узел, находящийся в зоне огневого воздействия советской артиллерии. Уж в чем-чем, но в дурости немцев обвинять нельзя.

Опять-таки после взятия населенного пункта – первые мероприятия (проводились и проводятся любой армией) – прочесывание и разминирование. А тут – прибытие, причем одного за другим – воинских эшелонов. Абсурд, и это самое мягкое определение происходящего.

И вновь с нашей стороны картина выглядит весьма неприглядно: мало того, что Оршу сдали немцам в целости и сохранности, крупнейший железнодорожный узел даже не заминировали. Это уже на грани воинского преступления...

Поневоле встаешь в тупик и при внимательном прочтении этого пассажа: «Чтобы задержать наступление противника, заместитель начальника артиллерии Западного фронта генерал Г.С.Кариофилли утром 14 июля поставил командиру 1-й отдельной батареи реактивной артиллерии капитану И.А.Флерову... задачу: произвести залп по скоплению эшелонов врага на железнодорожном узле Орша».

«В ночь» немцы с утра захватывают Оршу. С утра туда начинают «прибывать вражеские эшелоны». Но Георгий Спиридонович Кариофилли уже точно знает: в Орше будет «скопление эшелонов врага». А потому ставит задачи на их уничтожение – и тоже с утра. Все это выглядит совершенно невероятным образом. Тем более что у генерала не было собственных средств разведки.

Но вот батарея Ивана Флерова дала залп и... «Все дрожало, как при землетрясении. Через несколько минут... железнодорожный узел превратился в море огня, над которым клубился густой дым. Обезумевшие гитлеровцы метались в раскаленном дыму. Множество солдат и офицеров врага было уничтожено».

Ничего не скажешь, впечатляющее зрелище предстает перед мысленным взором читателя. Вот только любопытно, что про количество уничтоженных железнодорожных вагонов (цистерн, локомотивов) в тексте не упоминается. Хотя их (в отличие от множества убитых и раненых германских солдат и офицеров) посчитать было не только можно, но и должно. Почему не произвести на следующий день после залпа батареи БМ-13 аэрофотосъемку железнодорожного узла Орша? А коли станция обратилась в «море огня», то в этом случае не поздно послать самолет-разведчик и через двое-трое суток. Случай-то все-таки исключительный – первый пример боевого применения реактивной артиллерии. И предъявить снимки Верховному главнокомандованию – вот оно, оружие невиданной эффективности. И тут же решение – срочно в серию.

ВЕРОЯТНАЯ ЦЕЛЬ

Впрочем, отнюдь не исключено, что такая аэрофотосъемка была осуществлена и наглядные свидетельства результата первого огневого удара ныне легендарных «катюш» имеются. Однако при рассмотрении этих снимков можно будет легко установить, что никаких немецких эшелонов на станции нет и железнодорожный узел Орша забит советскими воинскими эшелонами (вагонами, цистернами и локомотивами). Причем нельзя исключать, что на каком-нибудь 14-м пути находился состав, который ни при каких обстоятельствах не должен был попасть к врагу.

Вот тогда картина 14 июля 1941 года с точностью досланного патрона в патронник обретает реальные и резкие, сфокусированные очертания. И выглядит это полотно следующим образом.

Первое. Немцы внезапно захватили Оршу.

Второе. Железнодорожный узел оказался забит нашими воинскими эшелонами.

Третье. Среди них были особо важные. Нельзя было допустить, чтобы именно эти эшелоны достались противнику.

Четвертое. Генерал Кариофилли точно знал, что на станции Орша скопление эшелонов (при этом обычно не уточняется, что это были наши эшелоны).

Пятое. Боевое применение БМ-13 позволило успешно решить возникшую проблему. Немцы мало что смогли заполучить.

Необходимо при этом особо подчеркнуть: эффективности нового оружия – реактивной артиллерии – все вышеизложенное не отменяет.

А истории Великой Отечественной действительно как не было, так и нет, если даже в канонических текстах об общеизвестных событиях столько нестыковок.

nvo.ng.ru

14 июля. Первое применение установки «Катюша».

Катююша - появившееся во время Великой Отечественной войны 1941-45 неофициальное название бесствольных систем полевой реактивной артиллерии (БМ-8, БМ-13, БМ-31 и других). Такие установки активно использовались Вооружёнными Силами СССР во время Второй мировой войны. Популярность прозвища оказалась столь большой, что «Катюшами» в разговорной речи стали нередко именовать и послевоенные РСЗО на автомобильных шасси, в частности БМ-14 и БМ-21 «Град».

 История создания:

Ещё в 1921 году сотрудники Газодинамической лаборатории Н. И. Тихомиров и В. А. Артемьев приступили к разработке реактивных снарядов для самолётов.

В 1929—1933 годах Б. С. Петропавловский при участии Г. Э. Лангемака, Е. С. Петрова, И. Т. Клейменова и других сотрудников ГДЛ проводили официальные испытания реактивных снарядов различных калибров и назначения с использованием многозарядных и однозарядных авиационных и наземных пусковых станков. Большое внимание руководство страны и Народного Комиссариата Обороны СССР уделяло разработке реактивных снарядов, как средств доставки химического оружия.

В 1937—1938 годах реактивные снаряды разработанные РНИИ (ГДЛ вместе с ГИРД в октябре 1933 года составили вновь организованный РНИИ) под руководством Г. Э. Лангемака приняты на вооружение РККВФ. Реактивные снарядыРС-82 (реактивный снаряд калибром 82 мм) устанавливали на истребителях И-15, И-16, И-153, во время войны — на штурмовиках Ил-2, с разработкой РС-132 — на бомбардировщиках СБ и штурмовиках Ил-2.

Летом 1939 года РС-82 на И-16 и И-153 успешно применялись в боях с японскими войсками на реке Халхин-Гол.

В 1939—1941 годах сотрудники РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и другие создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.

В марте 1941 года были успешно проведены полигонные испытания установок БМ-13 (боевая машина со снарядами калибра 132 мм).

Реактивный снаряд РС-132 (осколочно-фугасный снаряд калибра 132 мм) и пусковая установка на базе грузового автомобиля ЗИС-6 БМ-13 были приняты на вооружение 21 июня 1941 года.

Производство установок БМ-13 было организовано на Воронежском заводе им. Коминтерна и Московском компрессорном заводе «Борец». Одним из основных производителей БМ-13 был Московский завод имени Владимира Ильича.

Происхождение названия:

Нет единой версии, почему БМ-13 стали именоваться «катюшами». Существует несколько предположений:

  • По названию ставшей популярной перед войной песни Блантера на слова Исаковского «Катюша». Версия убедительная, поскольку впервые батарея стреляла 14 июля 1941 года (на 23-й день войны) 14 июля в 15.15 по прямому приказу заместителя начальника артиллерии Западного фронта генерала Г. С. Кариофилли батарея Флёрова произвела залп по железнодорожному узлу Орша. Это было первое боевое применение «Катюш». Стреляла с высокой крутой горы — ассоциация с высоким крутым берегом в песне тут же возникла у бойцов. Наконец, жив бывший сержант штабной роты 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии Андрей Сапронов, ныне — военный историк, который и дал ей это имя. Красноармеец Каширин, прибыв с ним вместе после обстрела Рудни на батарею, удивлённо воскликнул: «Вот это песенка!» «Катюша», — ответил Андрей Сапронов (из воспоминаний А. Сапронова в газете «Россия» № 23 от 21-27 июня 2001 года и в «Парламентской газете» № 80 от 5 мая 2005 года). Через узел связи штабной роты новость о чудо-оружии по имени «Катюша» в течение суток стала достоянием всей 20-й армии, а через её командование — и всей страны. 13 июля 2012 года ветерану и «крёстному отцу» «Катюши» исполнилось 91 год.
  • Ещё есть версия, что название связано с индексом «К» на корпусе миномёта — установки выпускались заводом имени Калинина (по другому источнику — заводом имени Коминтерна). А фронтовики любили давать прозвища оружию. Например, гаубицу М-30прозвали «Матушкой», пушку-гаубицу МЛ-20 — «Емелькой». Да и БМ-13 поначалу иногда именовали «Раисой Сергеевной», таким образом расшифровывая сокращение РС (реактивный снаряд).
  • Третья версия предполагает, что именно так окрестили эти машины девушки с московского завода «Компрессор», работавшие на сборке.
  • Ещё одна, экзотичная версия. Направляющие, на которые устанавливались снаряды, назывались скатами. Сорокадвухкилограммовый снаряд поднимали два бойца, впрягшиеся в лямки, а третий обычно помогал им, подталкивая снаряд, чтобы он точно лёг на направляющие, он же сообщал державшим, что снаряд встал-закатился-накатился на направляющие. Его-то, якобы, и называли «катюшей» (роль державших снаряд и закатывающего постоянно менялась, так как расчёт БМ-13, в отличие от ствольной артиллерии, не был в явном виде разделён на заряжающего, наводящего и др.)
  • Следует также отметить, что установки были настолько засекречены, что даже запрещалось использовать команды «пли», «огонь», «залп», вместо них звучали «пой» или «играй» (для запуска надо было очень быстро крутить ручку электрокатушки), что, возможно, тоже было связано с песней «Катюша». Да и для нашей пехоты залп «катюш» был самой приятной музыкой.
  • Есть предположение о том, что первоначально прозвище «катюша» имел фронтовой бомбардировщик, оснащённый реактивными снарядами — аналогом М-13. И прозвище перескочило с самолёта на ракетную установку через снаряды.
  • В немецких войсках эти машины получили название «сталинские органы» из-за внешнего сходства реактивной установки с системой труб этого музыкального инструмента и мощного ошеломляющего рёва, который производился при запуске ракет.
  • Во время боёв за Познань и Берлин установки для одиночного пуска М-30 и М-31 получили от немцев прозвище «русский фаустпатрон», хотя эти снаряды использовались не как противотанковое средство. «Кинжальными» (с дистанции 100—200 метров) пусками этих снарядов гвардейцы проламывали любые стены

allwot.blogspot.com

Первый залп «Катюш» был по «Катюшам»?

14:38 / 16.07.12

Несмотря на то, что со дня победного завершения Великой Отечественной войны прошло уже 67 лет, многие исторические факты нуждаются в уточнении и более тщательном рассмотрении. Это касается и эпизода начального периода войны, когда свой первый залп «Катюши» нанесли по скоплению немецких войск на железнодорожной станции Орша. Известные историки-исследователи Александр Осокин и Александр Корняков на основе архивных данных высказывают предположение о том, что первый залп «Катюши» нанесли по другим установкам «Катюш» с целью недопущения их захвата противником.

 

Три источника сведений о первом залпе «Катюш»

 

71 год назад 14 июля 1941 года в 15 часов 15 минут прогремел первый залп по врагу невиданного нового вида оружия - реактивной артиллерии. Семь советских установок залпового огня БМ-13-16 (боевых машин с 16 ракетными снарядами 132 мм на каждой), смонтированные на автомобильном шасси ЗИЛ-6 (вскоре получившие название «Катюша»), одновременно ударили по железнодорожной станции города Орша, забитой немецкими составами с тяжелой военной техникой, боеприпасами и горючим.

 

Эффект одновременного (7-8 сек.) удара 112 ракет калибра 132 мм был потрясающим в прямом и переносном смысле - сначала содрогнулась земля и загрохотало, а потом все запылало. Так в Великую Отечественную войну вступила Первая отдельная экспериментальная батарея реактивной артиллерии под командованием капитана Ивана Андреевича Флерова... Такова известная сегодня трактовка первого залпа «Катюши».

 

Фото.1 Капитан Иван Андреевич Флёров

 

До сих пор главным источником информации об этом событии остается журнал боевых действий (ЖБД) батареи Флерова, где есть две записи: «14.7.1941 г. 15 часов 15 минут. Нанесли удар по фашистским эшелонам на железнодорожном узле Орша. Результаты отличные. Сплошное море огня»

и «14.7. 1941 г . 16 часов 45 минут. Залп по переправе фашистских войск через Оршицу. Большие потери врага в живой силе и боевой технике, паника. Все гитлеровцы, уцелевшие на восточном берегу, взяты нашими подразделениям в плен...».

 

Назовем его Источник № 1. Мы склонны считать, однако, что это тексты не из ЖБД батареи Флёрова, а из двух боевых донесений, посланных им Центру по радио, ибо ни документов, ни каких-либо бумаг при себе тогда не имел права иметь никто в батарее.

 

Фото.2  Залп "Катюши"

 

Рассказ конструктора Попова. Об этом упоминается во втором главном источнике сведений о судьбе и подвиге батареи Флерова - рассказе одного из участника разработки «Катюши» инженера-конструктора НИИ-3 Алексея Попова, который был записан известным советским журналистом Ярославом Головановым в 1983 году. Вот его содержание:

 

Фото.3 Конструктор Алексей Попов

 

«22 июня началась война. К 24 июня мы получили приказ подготовить три установки для отправки на фронт. В то время у нас было 7 РУ и примерно 4,5 тысячи PC к ним. 28 июня меня вызвали в НИИ. — «Вы и Дмитрий Александрович Шитов поедете с батареей на фронт, учить новой технике…»

 

Так я очутился в распоряжении капитана Ивана Андреевича Флёрова. Он сумел окончить только первый курс Академии им. Дзержинского, но был уже обстрелянным командиром: участвовал в финской кампании. Замполит батареи Журавлёв отбирал по военкоматам надёжных людей.

 

У нас служили москвичи, горьковчане, чуваши. Секретность во многом нам мешала. Мы, например, не могли пользоваться общевойсковыми службами, у нас была своя медчасть, своя техчасть. Всё это делало нас неповоротливыми: на 7 ракетных установок приходилось 150 машин с обслугой. В ночь с 1 на 2 июля мы ушли из Москвы.

 

Фото.4 Подготовка «Катюши» к боевой работе

 

На Бородинском поле поклялись: ни при каких обстоятельствах не отдавать установку врагу. Когда находились особенно любопытные, которые старались дознаться, что мы везём, мы говорили, что под чехлами – секции понтонных мостов.

 

Нас пытались разбомбить, после чего мы получили приказ: двигаться только ночью. 9 июля мы прибыли в р-н Борисова, развернули позицию: 4 установки слева от трассы, 3 РУ и 1 прицельная пушка – справа. Там простояли до 13 июля. Нам было запрещено вести огонь из любого вида личного оружия: пистолетов, 10-зарядных полуавтоматических винтовок, дегтярёвского пулемёта.

 

 

У каждого ещё было по две гранаты. Сидели без дела. Время тратили на учёбу. Пометки делать было запрещено. Мы с Шитовым проводили бесконечные «практические занятия». Однажды «Мессершмидт-109» прошёл низко над нашей батареей, бойцы не выдержали и обстреляли его из винтовок. Он развернулся и в свою очередь обстрелял нас из пулемёта. После чего мы немного передвинулись...

 

В ночь с 12 на 13 июля нас подняли по тревоге. Наши пушкари выдвинули вперёд пушку. Подъезжает бронемашина: «Что за часть?!» Оказалось, что нас так засекретили, что заградотряды, которые должны были держать оборону, ушли. «Через 20 минут будет взорван мост, уезжайте немедленно!».

 

Мы уехали под Оршу. 14 июля вышли в р-н железнодорожного узла, где было сосредоточено много эшелонов: боеприпасы, топливо, живая сила и техника. Мы остановились в 5–6 км от узла: 7 машин с РУ и 3 машины со снарядами для повторного залпа. Пушку не взяли: прямая видимость.

 

В 15 часов 15 минут Флёров дал приказ открыть огонь. Залп (7 машин по 16 снарядов, итого 112 снарядов) длился 7–8 секунд. Железнодорожный узел был уничтожен. В самой Орше немцев не было 7 дней. Мы сразу удрали. Командир сидел уже в кабине, поднял домкраты и ходу! Ушли в лес и там отсиживались.

 

Место, откуда мы стреляли, немцы потом бомбили. Мы вошли во вкус и ещё через полтора часа уничтожили немецкую переправу. После второго залпа ушли по Минскому шоссе в сторону Смоленска. Мы уже знали, что нас будут искать…».

Назовем его Источник № 2.

 

 

Доклад двух маршалов о «Катюше»

 

99% всех публикаций о первых залпах «Катюши» и судьбе батареи Флёрова базируются только на этих двух источниках. Однако есть еще один весьма авторитетный источник информации о первых залпах батареи Флерова - суточный доклад Главного командования Западного направления (Маршалов Советского Союза С.К.Тимошенко и Б.М.Шапошникова) Ставке Верховного Главнокомандования (И.В.Сталину) от 24 июля 1941 года. В нем сказано:

 

«20 армия т. Курочкина, сдерживая атаки до 7 дивизий противника, нанесла поражение двум немецким дивизиям, особенно вновь прибывшей на фронт 5 пехотной дивизии, наступавшей на Рудня и к востоку. Особенно эффективное и успешное действие в разгроме 5 пехотной дивизии оказала батарея «РС», которая тремя залпами по сосредоточенному в Рудня противнику нанесла ему такие потери, что он целый день вывозил раненых и подбирал убитых, остановив наступление на целый день. В батарее осталось 3 залпа. Просим присылки еще двух-трех батарей с зарядами» (ЦАМО, ф. 246, оп. 12928 сс, д. 2, лл. 38-41). Назовем его Источник № 3.

 

Почему-то в нем не упоминаются залпы батареи Флерова 14 июля по Орше и по переправе через Оршицу и не указана дата трех ее залпов в Рудне.

 

 

Версия полковника Андрея Петрова

 

Внимательно изучив все обстоятельства первого залпа «катюш», Андрей Петров (инженер, полковник запаса) в своей статье «Загадка первого залпа «Катюш» («НВО» за 20 июня 2008 года) сделал неожиданный вывод: батарея БМ-13 капитана Ивана Флерова 14 июля 1941-го стреляла по скоплению на железнодорожной станции Орша не вражеских, а советских эшелонов со стратегическими грузами!

 

Этот парадокс — блестящая догадка А. Петрова. Он приводит несколько убедительных обоснований в ее пользу (не будем повторяться) и наводит на целый ряд вопросов, связанных с загадками первого залпа «катюши» и судьбой капитана Флерова и его батареи, в том числе:

1) Почему командир героической батареи не был награжден немедленно? (Ведь А.Г. Костиков - главный инженер НИИ-3, присвоивший себе одному авторство «Катюши» был уже 28 июля 1941 года принят Сталиным и в тот же день ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда. А героически погибший И.А. Флеров только в 1963 году был посмертно награжден орденом «Отечественной войны» I степени, и лишь в 1995 году ему было присвоено звание Героя Российской Федерации).

 

2) Почему Маршалы Советского Союза С.К.Тимошенко и Б.М.Шапошников, полностью информированные о батарее И.А.Флерова (они, например, даже знали, что у них осталось снарядов лишь на три залпа), докладывали Ставке как о первом применении «катюш» об их залпах в Рудне, а не в Орше?

 

3) Откуда у советского командования были весьма точные сведения о предполагавшихся перемещениях эшелона, который было необходимо уничтожить?

 

4) Почему батарея Флерова вела огонь по Орше 14 июля в 15.15, когда немцы еще не заняли Оршу? (А.Петров утверждает, что Орша была занята 14 июля, ряд публикаций указывает дату 16 июля, а в Источнике №2 сказано, что после залпа в Орше немцев не было 7 дней).

 

Дополнительные вопросы и наша версия

 

При изучении имеющихся материалов о первом залпе «катюши» у нас появилось несколько дополнительных вопросов и соображений, которые мы хотим изложить, считая все три вышеуказанных источника абсолютно достоверными (хотя у Источника № 1 до сих пор почему-то отсутствуют архивные ссылки).

 

1) В Источнике №2 указывается, что «9 июля батарея прибыла в район Борисова, развернула позицию и простояла там до 13 июля... Сидели без дела. Время тратили на учёбу». А ведь Борисов находится в 644 км от Москвы, на 84 км западнее Орши. С учетом возвращения в нее, это лишние 168 км ночных дорог для батареи из 157 автомашин! Плюс 4 лишних дня непонятного дежурства, каждый из которых мог стать для флёровцев последним.

 

Что могло быть причиной этого дополнительного «марш-броска» столь неподъемного каравана автомашин батареи, а затем ее длительного сидения без дела? На наш взгляд лишь одно — ожидание прибытия эшелона, наверняка указанного Флерову Верховным командованием в качестве первоочередной цели, подлежащей уничтожению.

 

Значит, батарея была послана не просто для проведения войсковых боевых испытаний (с одновременной демонстрацией мощи нового оружия), а для уничтожения вполне конкретной цели, которая после 9 июля должна была находиться в районе между Борисовым и Оршей. (Кстати не забудем, что 10 июля началось немецкое наступление, ставшее началом жесточайшего Смоленского оборонительного сражения и вторая часть рейда батареи проходила в его условиях).

 

2). Почему Верховное командование указало Флёрову в качестве цели конкретный состав, оказавшийся 14 июля 1941 года в 15.15 на путях товарной станции Орша? Чем он был лучше или, скорее, хуже, чем сотни других составов на забитых магистралях московского направления? Почему посланные из Москвы навстречу наступающим немецким войскам установки с секретнейшим оружием и сопровождающая их колонна буквально охотились за этим составом?

 

Ответ на вышеприведенные вопросы один — скорее всего, Флеров действительно разыскивал состав с советской боевой техникой, которая ни в коем случае не должна была попасть к немцам. Перебрав лучшие ее виды того периода, мы пришли к выводу, что это были не танки (они тогда попадали к немцам в огромном количестве, поэтому никакого смысла в ликвидации одного или нескольких составов с ними не было).

 

И не самолеты (которые в тот период часто перевозили с демонтированными крыльями в железнодорожных составах), ведь в 1939-1941 годах немецким авиационным даже не делегациям, а комиссиям было показано всё.

 

Как ни странно, оказалось, что, скорее всего, первый залп флёровских «Катюш» был сделан по составу (или по составам) других «Катюш», которые двинулись к западной границе еще до начала войны, чтобы по тайной договоренности Сталина и Гитлера о Великой транспортной антибританской операции через Германию перебросить к берегам Ла-Манша (такую гипотезу начала войны один из авторов этой публикации впервые опубликовал в 2004 году.) Но откуда «Катюши» могли взяться до войны?

 

Фото.5 Один из первых вариантов «Катюши» МУ-1, она же 24-зарядная М-13-24 (1938 года)

 

«Катюши» появились до войны

 

Практически в каждой публикации о рождении «Катюши» утверждается, что советское высшее военное командование впервые увидело ее за несколько дней, а правительство постановило принять на вооружение за несколько часов до начала войны.

 

На самом же деле еще за два с половиной года до начала войны - с 8 декабря 1938 года по 4 февраля 1939 года - на полигоне ГАУ в Казахстане были успешно проведены полигонные и государственные испытания механизированных установок залпового огня на автомашине ЗИС-5: 24-зарядной МУ-1 и 16-зарядной МУ-2 для стрельбы ракетными снарядами РС-132.

 

У МУ-1 был отмечен ряд недостатков, а МУ-2 (чертеж № 199910) на трехосной автомашине ЗИС-6 было запланировано принять на вооружение в 1939 году. Госкомиссию возглавлял зам начальника ГАУ и начальник Арткома комкор (c мая 1940 года генерал-полковник артиллерии) В.Д. Грендаль.

 

Пред самым началом Финской войны с 26 октября по 9 ноября 1940 года на Ржевском полигоне под Ленинградом были проведены показательные стрельбовые испытания ракетной техники, в числе которых была пусковая механизированная установка БМ-13-16 на шасси ЗИС-6.

 

Комиссию возглавлял начальник артиллерии РККА комкор (c мая 1940 года генерал-полковник артиллерии) Н.Н. Воронов.  На основании положительных результатов испытаний НИИ-3 обязали внедрить в 1940 году в промышленности серийное производство механизированных установок БМ-13-16, названных «объектом 233» (интересно, что выпуск РС-132 на НИИ-3 не возлагался, так весь этот год осуществлялся серийными заводами наркомата боеприпасов).

 

Известно, что несколько типов ракетных установок на танках использовались при прорыве «Линии Маннергейма». О том, что именно «Катюши» серийно выпускались еще до начала войны свидетельствуют еще ряд фактов:

  • из 7 пусковых установок флёровской батареи лишь 3 были изготовлены НИИ-3, а остальные 4 где-то еще
  • уже 3 июля был сформирован первый дивизион «Катюш» (43 установки, включая 7 флёровских)
  • уже к середине августа 1941 года было сформировано 9 четырехдивизионных полков «Катюш» (по 12 установок в каждом), 45 дивизионов, а в сентябре еще 6 трехдивизионных полков

 

Всего 1228 установок за июль – сентябрь. Позже они были названы «гвардейскими минометными частями». Такие темпы были бы нереальны, если чертежи на установки начали бы передаваться серийным заводам с 22 июня 1941 года.

 

Так что состав с «Катюшами» и несколько составов с РСами к ним вполне могли везти к границе в последние дни перед войной. После 22 июня 1941 года, двигаясь только по ночам, эти секретные составы особо тайно отводили в тыл, чтобы они в коем случае не попали к немцам. Но почему?

 

Подсказку огласил Левитан в вечерней сводке Совинформбюро

 

Вряд ли можно считать простым совпадением, что 22 июля 1941 года в вечерней сводке Совинформбюро диктор Левитан сообщил: «15 июля в боях западнее Ситня, что восточнее Пскова, при отступлении немецких частей нашими войсками захвачены секретные документы и химическое имущество 2-го батальона 52 миномётного химического полка противника. В одном из захваченных пакетов находились: секретная инструкция НД № 199 «Стрельба химическими снарядами и минами», издания 1940 года, и секретные дополнения к инструкции, разосланные войскам 11 июня текущего года... Германский фашизм втайне готовит новое чудовищное злодеяние - широкое применение отравляющих веществ...»

 

Фото 6. Шестиствольный миномет «Небельверфер» - ''Ванюша'' (1940 года)

 

Это поразительное совпадение - на следующий же день после первого залпа советских «Катюш» в руки советских войск попали образцы немецкой реактивной техники, возможно, шестиствольные «Ванюши» (они же «Небельверферы», они же «Ишаки»).

 

Дело в том, что «Катюши», точнее, их прообразы - ряд ракетных установок, начиная с МУ-1 и кончая БМ-13-16, разрабатывались в СССР в середине 1930-х годах по заказу именно Химуправления РККА, в первую очередь, для осуществления внезапного химического нападения.

 

И только позже для их ракетных снарядов были разработаны фугасно-осколочные и фугасно-зажигательные заряды, после чего разработки пошли по линии Главного артиллерийского управления (ГАУ).

 

Не исключено к тому же, что финансирование первых разработок осуществлялось химуправлением по заказам немецкого рейхсвера. Поэтому немцы могли неплохо знать многие их аспекты. (В 1945 году комиссия ЦК обнаружила, что один из заводов «Шкода» выпускал для войск СС снаряды - аналоги советских ракетных снарядов М-8 и пусковые установки для них).

 

Фото 7. Александр Николаевич Осокин, писатель-историк

 

Поэтому Сталин и решил подстраховаться. Он ведь понимал, что немцы обязательно отснимут уничтоженные первым залпом флеровских «Катюш» железнодорожные составы, смогут определить, что на них изображены обломки советских ракетных установок, а значит смогут использовать их кино- и фотокадры в пропагандистских целях: вот, мол, Советский Союз готовится применить в химических атаках против германских (а значит сможет и против английских!) войск отравляющие вещества, забрасываемые с помощью новейшей ракетной техники.

 

Этого нельзя было допустить. И где только наша разведка сумела так быстро найти похожую немецкую технику - реактивные минометы, да еще документацию к ним? Судя по указанным в сводке Информбюро датам, их разработка была закончена до начала войны (да и практика это подтверждает - уже 22 июня шестиствольные «Небельверферы» обстреливали Брестскую крепость). Может быть не случайно и то, что позже немецкий реактивный миномет «Ванюшей» прозвали?

 

Может это намек на его русские корни и родство с «Катюшей»? А может никакого разгрома 52-го немецкого химполка и не было, а «Ванюши-Небельверферы» вместе с инструкциями были переданы СССР в годы дружеской кооперации, скажем, в порядке поддержания союзнического паритета?

 

Был еще один, тоже не очень приятный вариант – если уничтоженные в Орше ракетные установки и снаряды к ним были немецкого или совместного советско-немецкого производства (например, те же самые шкодовские) и имели и советскую, и немецкую маркировки. Это грозило серьезнейшими разборками и со своими, и с союзниками в обеих воюющих странах.

 

Фото 8. Александр Федорович Корняков конструктор стрелково-артиллерийского оружия

 

Вот и дали на следующий день после разгрома составов в Орше сводку Информбюро о разгроме 52 немецкого химического полка. А немцам пришлось молчанием дать согласие с советской версией о разгроме минометного химполка, а что им оставалось делать? Поэтому все это и случилось:

  • советскому Верховному Командованию постоянно докладывали, где находится эшелон с «Катюшами», который должна была тайно уничтожить батарея Флерова
  • огонь по скоплению составов в Орше батарея действительно вела еще до вступления в нее немцев
  • Тимошенко и Шапошников не знали об ударе «Катюш» по Орше
  • Флерова никак не наградили (как это - награждать за удар по своему эшелону?!), и никаких сообщений о первом ударе «Катюши» в 1941 году не было (по той же причине).

 

Мы надеемся, что состав с «Катюшами» загнали на отдельный путь, объявили воздушную тревогу и удалили людей на время его обстрела, который, конечно же, приписали немцам. Мы предполагаем также, что второй залп батареи Флёрова в тот же день по наступающим немецким дивизиям в районе переправы на реке Оршица был нанесен, в первую очередь, для того, чтобы рассеять возможное подозрение о том, что главной задачей батареи была ликвидация конкретного советского эшелона.

 

Мы полагаем, что после второго залпа немцы засекли и окружили боевые установки батареи Флерова, причем не три месяца спустя в начале октября 1941 года, а немедленно после их залпа по переправе. Вероятно, после налетов авиации и неравного боя, который завершился командой Флерова «Взорвать установки!», он сам взорвал одну из них вместе с собой.

 

Остальные также были взорваны, при этом часть личного состава батареи погибла, часть скрылась в лесу и выбралась к своим, в том числе А.Попов. Несколько человек, в т.ч. раненный командир расчета сержант из Алма-Аты Худайберген Хасенов, попали в плен. Он был освобожден только в 1945 году, никогда ни о чем не рассказывал дома, лишь после награждения Флерова орденом в 1963 году обронил: «Я воевал в его батарее».

 

Об этом одному из авторов рассказала дочь Худайбергена - Асия Хасенова, которая сегодня живет и работает в Астане (по непонятной причине во многих публикациях о батарее Флерова фамилия ее отца указана неточно — Есенов).

 

Никто из вышедших к своим так никогда и не рассказал, когда погиб Флеров, долгое время он считался пропавшим без вести (так он и сегодня числится в Подольском архиве, правда, почему-то с декабря 1941 года), несмотря на то, что якобы была установлена дата его гибели - 7 октября 1941 года и место захоронения - возле села Богатырь под Псковом.

 

Тогда, возможно, по его команде были даны лишь два самых первых залпа «Катюш», а все остальные - под Рудней, под Ельней, под Псковом - по команде его товарищей: Дегтярева, Черкасова и Дятченко - командиров 2-й, 3-й, 4-й батарей созданного 3 июля 1941 года отдельного артиллерийского дивизиона особого назначения... А потом врага громили еще 10 тысяч боевых машин «Катюша», выпустивших 12 млн. реактивных снарядов!

 

www.arms-expo.ru

Каким был первый бой легендарной «Катюши»

Загадка первого залпа

Официально первый залп 1-ая экспериментальная батарея «Катюш» ( 5 из 7 установок) под командованием капитана Флерова дала в 15 ч. 15 мин. 14 июля 1941 года по железнодорожному узлу в Орше. Нередко приводится следующее описание произошедшего: «Над лощиной, поросшей кустарником, где затаилась батарея, взметнулось облако дыма и пыли. Раздался грохочущий скрежет. Выбрасывая языки яркого пламени, с направляющих пусковых установок стремительно соскользнуло более сотни сигарообразных снарядов.Какое то мгновение в небе были видны черные стрелы, с нарастающей скоростью набирающие высоту. Из их днищ с ревом вырывались упругие струи пепельно-белых газов. А потом все дружно исчезло.» (…)

«А через несколько секунд в самой гуще вражеских войск один за другим, дробно сотрясая землю, загремели взрывы. Там, где только что стояли вагоны с боеприпасами и цистерны с горючим, взметнулись огромные гейзеры огня и дыма.»

Но если открыть любую справочную литературу, то можно увидеть, что город Орша был оставлен советскими войсками днем позже. И по кому был дан залп? Представить, что противник смог за считанные часы перешить колею железной дороги и загнать на станцию эшелоны проблематично.

Еще маловероятнее, что первыми в захваченный город у немцев входят поезда с боеприпасами, для доставки которых используются пусть даже трофейные советские паровозы и вагоны.

В наши дни получила распространение гипотеза о том, что капитан Флеров получил приказ уничтожить на станции советские эшелоны с имуществом, которое нельзя было оставлять врагу. Может и так, но прямых подтверждений этой версии пока нет. Другое предположение автору статьи доводилось слышать от одного из офицеров армии Белоруссии о том, что было произведено несколько залпов, и если 14 июля целью стали подходившие к Орше немецкие войска, то удар по самой станции был днем позже.

Но это пока гипотезы, которые заставляют думать, сопоставлять факты, но установленными и подтвержденными документами пока не являются. На данный момент периодически даже возникает ненаучный диспут, где же первый раз вступила в бой батарея Флерова – под Оршей или под Рудней? Расстояние между этими городами весьма приличное – напрямик более 50 км, а по дорогам гораздо дальше.

Читаем в той же не претендующей на научность «Википедии» - «14 июля 1941 года (город Рудня) стал местом первого боевого применения «Катюш», когда батарея реактивных минометов И. А. Флерова прямой наводкой накрыла скопление немцев на Базарной площади города. В честь этого события в городе стоит монумент — «Катюша» на пьедестале.».

Во-первых, прямая наводка для «Катюш» практически невозможна, а во-вторых оружие, действующее по площадям, накроет не только базарную площадь с немцами и видимо жителями города, но и несколько кварталов вокруг. Что там произошло - еще один вопрос. Одно можно констатировать достаточно точно – с самого начала новое оружие проявило себя с лучшей стороны и оправдало возлагавшиеся на него надежды. В записке начальника артиллерии РККА Н. Воронова на имя Маленкова 4 августа 1941 года отмечалось:

«Средства сильные. Следует увеличить производство. Формировать непрерывно части, полки и дивизионы. Применять лучше массировано и соблюдать максимальную внезапность».

russian7.ru

мифы, окружающие первый залп «Катюши» — Информационно-аналитический Центр (ИАЦ)

В протоколе допроса немецких военнопленных было отмечено, что «взятые в плен два солдата в деревне Попково сошли с ума от огня реактивных установок», а пленный ефрейтор заявил, что «случаев сумасшествия в деревне Попково было много от артиллерийской канонады советских войск». Таким был психологический эффект применения советской боевой машины залпового огня БМ-13 в июле 1941 года.

Когда же произошёл первый залп «Катюши», как её ласково называли советские солдаты? И каковы были цели этого залпа?

Рассмотрим это в нашем материале, посвящённом двум реактивным системам залпового огня: одной из самых эффективных систем прошлого и новейшей системе «Полонез» белорусско-китайского производства, которая может изменить расстановку сил на европейском театре действий.

Материал состоит из двух статей:

  • первая — посвящена боевой машине БМ-13 и тому, когда, где и при каких обстоятельствах состоялся первый залп «Катюши»,
  • вторая — посвящена новой белорусско-китайской реактивной системе залпового огня (РСЗО), которая по некоторым сведениям является «квазибаллистической», а значит — может изменить расклад сил в Европе.

Справка

БМ-13 — советская боевая машина реактивной артиллерии периода Великой Отечественной войны, наиболее массовая и знаменитая советская боевая машина (БМ) этого класса. Наиболее широко известна под народным прозвищем «Катюша», солдаты Третьего рейха называли её «орга́н Сталина» из-за звука, издаваемого оперением ракет.

Первый залп «Катюши» — первое боевое применение боевой машины БМ-13 состоялось 14 июля 1941 года под Оршей. Первые залпы произвела первая отдельная экспериментальная батарея полевой реактивной артиллерии Красной Армии под командованием капитана И.А. Флёрова.

Капитан Иван Андреевич Флёров arms-expo.ru

Батарея была сформирована в конце июня 1941 года и укомплектована семью боевыми установками РНИИ (Реактивного Научно-Исследовательского Института) РККА и одной 122-мм пристрелочной гаубицей.

После трёх пристрелочных выстрелов из гаубицы 14 июля в 15 часов 14 минут батарея открыла огонь по железнодорожному узлу Орша, где по донесению войсковой разведки сосредоточилось много вражеской техники. Было выпущено 112 РС (реактивных снарядов).

Конструктор Алексей Попов arms-expo.ru

По воспоминаниям А.С. Попова, одного из создателей «Катюш»:

«железнодорожный узел был стёрт с лица земли». Фашисты были буквально ошеломлены этим огневым смерчем из непонятного для них оружия и в панике стали спасаться бегством. Противнику потребовалось значительное время, чтобы собрать деморализованные подразделения».

В тот же день огневой удар из нового оружия был произведен по немецкой переправе через реку Оршицу. Результат был такой же.

В этот день в своем дневнике начальник немецкого Генерального штаба Гальдер записал:

«14 июля под Оршей русские применили неизвестное до этого времени оружие. Огненный шквал снарядов сжег железнодорожную станцию Орша, все эшелоны с личным составом и боевой техникой приехавших военных частей. Плавился металл, горела земля».

8 августа 1941 года «Катюши» были задействованы на киевском направлении (https://www.popmech.ru/made-in-russia/12625-vykhodila-na-bereg-katyusha-kanonada/). Об этом свидетельствуют следующие строки секретного донесения члену ЦК ВКП (б) Маленкову:

«Сегодня на рассвете на киевском УРе были использованы известные Вам новые средства. Били по противнику на глубину до 8 километров. Установка чрезвычайно эффективная. Командование участка, где стояла установка, доложило, что после нескольких поворотов круга противник совершенно прекратил нажим на участок, откуда действовала установка. Наша пехота смело и уверенно пошла вперед».

В том же документе указывается, что применение нового оружия вызвало первоначально неоднозначную реакцию советских солдат, ранее не видавших ничего подобного.

«Передаю так, как рассказывали красноармейцы: «Слышим рокот, потом пронзительный вой и большой огненный след. Среди некоторых наших красноармейцев поднялась паника, а потом командиры разъяснили, откуда и куда бьют… это вызвало в буквальном смысле ликование бойцов. Очень хороший отзыв дают артиллеристы…»

Таким были первые боевые применения «Катюш».

Видео: https://www.youtube.com/watch?v=hMM9ehs6fXs

Часто о рождении «Катюши» утверждается, что советское высшее военное командование впервые увидело её за несколько дней, а правительство постановило принять на вооружение за несколько часов до начала войны. И это верно в отношении конкретной модели БМ-13, но разработка установок залпового огня началась раньше.

Ещё за два с половиной года до начала войны — с 8 декабря 1938 года по 4 февраля 1939 года — на полигоне ГАУ в Казахстане были успешно проведены полигонные и государственные испытания механизированных установок залпового огня на автомашине ЗИС-5: 24-зарядной МУ-1 и 16-зарядной МУ-2 для стрельбы ракетными снарядами РС-132.

У МУ-1 был отмечен ряд недостатков, а МУ-2 (чертеж № 199910) на трёхосной автомашине ЗИС-6 было запланировано принять на вооружение в 1939 году. Госкомиссию возглавлял зам начальника ГАУ и начальник Арткома комкор (c мая 1940 года генерал-полковник артиллерии) В.Д. Грендаль.

Пред самым началом Финской войны с 26 октября по 9 ноября 1940 года на Ржевском полигоне под Ленинградом были проведены показательные стрельбовые испытания ракетной техники, в числе которых была пусковая механизированная установка БМ-13-16 на шасси ЗИС-6.

Комиссию возглавлял начальник артиллерии РККА комкор (c мая 1940 года генерал-полковник артиллерии) Н.Н. Воронов. На основании положительных результатов испытаний НИИ-3 обязали внедрить в 1940 году в промышленности серийное производство механизированных установок БМ-13-16, названных «объектом 233» (интересно, что выпуск РС-132 на НИИ-3 не возлагался, так весь этот год осуществлялся серийными заводами наркомата боеприпасов).

Известно, что несколько типов ракетных установок на танках использовались при прорыве «Линии Маннергейма». О том, что именно «Катюши» серийно выпускались ещё до начала войны, свидетельствуют ещё ряд фактов:

  • из 7 пусковых установок флёровской батареи лишь 3 были изготовлены НИИ-3, а остальные 4 где-то ещё
  • уже 3 июля был сформирован первый дивизион «Катюш» (43 установки, включая 7 флёровских)
  • уже к середине августа 1941 года было сформировано 9 четырёхдивизионных полков «Катюш» (по 12 установок в каждом), 45 дивизионов, а в сентябре ещё 6 трехдивизионных полков вооружённых боевыми установками БМ-8 и БМ-13. Полк состоял из трёх дивизионов трёхбатарейного состава. Каждая батарея имела четыре боевые машины. Формируемые полки получили наименование «гвардейских минометных полков (ГМП) артиллерии Резерва ВГК».

В сети довольно много публикаций о том, что первый залп «Катюши» был осуществлён по захваченным немцами советским эшелонам, в составе которых, некоторые предполагают даже наличие установок «Катюш», какое предположение позволяет им писать красивые заголовки, вроде:

Начало таким публикациям положила статья Андрея Александровича Петрова, которого всегда представляют как инженера и полковник запаса, видимо, чтобы придать словам бывшего военного больший вес:

Эта статья, как можно заметить, была опубликована в известной либеральной газете «Независимая газета» и была скопирована другими ресурсами, иногда с творческими дополнениями:

В статье Андрея Петрова, изобилующей натяжками, ничем необоснованными предположениями и просто откровенными выдумками, которая и лежит в основе прочих статей, затрагивающих эту тему, утверждается «с точностью досланного патрона в патронник» следующее:

«Первое. Немцы внезапно захватили Оршу.Второе. Железнодорожный узел оказался забит нашими воинскими эшелонами.Третье. Среди них были особо важные. Нельзя было допустить, чтобы именно эти эшелоны достались противнику.Четвёртое. Генерал Кариофилли точно знал, что на станции Орша скопление эшелонов (при этом обычно не уточняется, что это были наши эшелоны).Пятое. Боевое применение БМ-13 позволило успешно решить возникшую проблему. Немцы мало что смогли заполучить».

Основным аргументом, на который упирает автор, делая такие выводы является то, что немцы просто не могли успеть ко времени, когда был осуществлён первый залп «Катюши», забить Оршу своими эшелонами. Всё остальное — крутится вокруг этого. Разберёмся с этим аргументом поподробнее, проверив смелое утверждение автора о нерасторопности гитлеровцев.

http://lemur59.ru/sites/default/files/images/smolensk%20%D0%BA%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B0.jpg

9 июля 1941 года немцы уже находятся в Борисове (от которого до Орши — 130 км), а к 10 июля — стоят практически под Оршей всего в 40—50 км. А теперь найдём, с какой скоростью немцы осуществляли перешивку колеи.

По словам генерал-майора Гереке, начальника главного транспортного управления, солдаты-железнодорожники обеспечивают 20 км в день перешивки на немецкую колею. Немецкая колея пролегла до самого Смоленска, однако выйти на мощности, необходимые для бесперебойной подготовки к наступлению, так и не удалось (https://history.wikireading.ru/2600).

Также Роберт Форчик пишет, что два железнодорожных полка, приданных ГА «Центр», перешивали до 20 км путей в день (Robert Forczyk ‘Moscow 1941. Hitler’s first defeat’, 2006. P. 23)

Простые вычисления: 5 дней на 20 км — 100 км перешитых дорог.

К тому же добавим, что потребность армий группы «Центр» в перешивке дорог была очень высокой:

«Согласно расчетам группа армий «Центр» ежедневно нуждалась в 34 железнодорожных составах (каждый по 450 т) для решения всех поставленных ей задач. Однако она получала максимум 18, да и то в лучшем случае. 9-я армия (группа армий «Центр») в начале июля жаловалась на недопоставку двух третей ежедневных грузов (https://history.wikireading.ru/2600)».

Поэтому немцы были очень мотивированы в скорейшем использовании узла Орша, по какой причине утверждение о том, что на станции были советские эшелоны — основано лишь на предположении о том, что немцы не успели бы, по личному мнению автора статьи, осуществить операцию перешивки, что не соответствует действительным возможностям техники и потребностям немцев. А потребности эти не удовлетворялись и в августе 1941, что можно понять из дневника Гальдера Франца (Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939—1942 гг.— М.: Воениздат, 1968—1971). Запись от 3 августа 1941 года:

«Положение с боеприпасами улучшилось также и в войсках группы армий «Север», где железнодорожная колея перешита на немецкий эталон {425} до Пскова».

Запись от 11 августа:

«В полосу группы армий «Центр» ежедневно прибывает только 13 эшелонов. Причиной этого является перешивка железнодорожной колеи и выход из строя части подвижного состава» (http://militera.lib.ru/db/halder/1941_08.html).

Причём мы делаем бо-о-ольшую скидку, указывая 100 км, когда линия фронта на 10 июля проходит уже под Оршей, а значит с 10 числа у немцев в этом районе — устойчивый тыл и у них есть время на перешивку дороги.

http://ulansv.narod.ru/sol/mapsol/smsrag41.jpg

Но другие авторы с упоением и даже художественным приукрашиванием копируют текст этой статьи (яркий пример — http://www.geocaching.su/?pn=101&cid=7254). А некоторые идут дальше и, пытаясь подкрепить свои измышления о сговоре Сталина и Гитлера, пишут:

«Как ни странно, оказалось, что, скорее всего, первый залп флёровских «Катюш» был сделан по составу (или по составам) других «Катюш», которые двинулись к западной границе еще до начала войны, чтобы по тайной договоренности Сталина и Гитлера о Великой транспортной антибританской операции через Германию перебросить к берегам Ла-Манша (такую гипотезу начала войны один из авторов этой публикации впервые опубликовал в 2004 году)».

Разбором этой смелой гипотезы мы не будем заниматься, в сети много разоблачений резуновщины (http://ruxpert.ru/Мифы_о_Великой_Отечественной_войне):

Отметим только смелость авторов в отношении цели первого залпа «Катюш». И сомнительность «главного аргумента».

Боевая машина БМ-13 «Катюша» была оружием массовым и сыграла большую роль во всех ключевых военных событиях Великой Отечественной войны. В заключение хотелось бы отметить, что история советской реактивной артиллерии в годы войны остаётся одной из очень непростых и даже можно сказать «скользких» тем, которая ещё ждет своего исследователя.

Что же говорить о современных системах вооружения, о которых информация многократно искажается в целях сокрытия их реальных возможностей?

Во второй статье мы рассмотрим новую белорусско-китайскую военную разработку, названную «Полонез», перспективы оснащения ею белорусской армии и связанные с этим возможные изменения соотношения сил на европейском театре военных действий.

Загадка первого залпа «катюш» http://nvo.ng.ru/history/2008-06-20/12_katusha.html

Катюша. Мифы и реальность http://www.geocaching.su/?pn=101&cid=7254

Первый залп «Катюш» был по «Катюшам»? (http://www.arms-expo.ru/news/archive/pervyy-zalp-katyush-byl-po-katyusham-16-07-2012-14-38-00/)

«Катюша»: загадки легенды http://russian7.ru/post/katyusha-zagadki-legendy/

«Катюша»: оружие победителей

https://www.popmech.ru/made-in-russia/12625-vykhodila-na-bereg-katyusha-kanonada/

«Катюша»

http://rolershar.ru/katyusha/

Железные дороги СССР и Третьего рейха в период ВОВ

https://reibert.info/threads/zheleznye-dorogi-sssr-i-tretego-rejxa-v-period-vov.330030/

«Катюша»: загадки легендыhttp://russian7.ru/post/katyusha-zagadki-legendy/

Кершоу Роберт. 1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо Железныхhttps://history.wikireading.ru/2600

Полковник в отставке. Герман Теске. Военное значение транспортаhttp://militera.lib.ru/h/ergos/19.html

Коллектив авторов. Железнодорожные войска Россииhttp://militera.lib.ru/h/zheleznodorozhnye_voyska_rossii/25.html

Перешивка ж/д колеи. Можайск, январь 1942

http://wap.militera.borda.ru/?1-17-80-00000121-000-0-0-1328295793

inance.ru