История легендарной "Катюши". Катюша машина


Катюша (оружие) — Традиция

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»

Катюша Тип: Страна: История службы: Время эксплуатации: Использовалось: Войны и конфликты: История производства: Варианты:
Katyusha launcher rear.jpg БМ-13 «Катюша» на платформе ЗиС-6, Музей Великой Отечественной Войны, Киев, Украина
РСЗО
Советский Союз
1939–
Советский Союз, Российская Федерация и др.
Вторая мировая Война
БМ-8-24 БМ-13, БМ-8, БМ-31, БМ-14, БМ-21, БМ-24, БМ-25, БМ-27, БМ-30

«Катю́ша» — неофициальное собирательное название боевых машин реактивной артиллерии БМ-8 (82 мм), БМ-13 (132 мм) и БМ-31 (310 мм). Эти установки активно использовались Советским Союзом во время Второй мировой войны.

В 1921 году разработчики Н. И. Тихомиров, В. А. Артемьев из газодинамической лаборатории (ГДЛ) приступили к разработке реактивных снарядов на бездымном порохе.

В 1929—1933 годах Б. С. Петропавловский при участии Г. Э. Лангемака, Е. С. Петрова, И. Т. Клейменова и др. в ГДЛ проводили разработку и официальные испытания реактивных снарядов различных калибров — прототипов снарядов для «Катюши». Для их запуска использовали многозарядные авиационные и однозарядные наземные пусковые станки.

Группа разработчиков Реактивного института (РНИИ) под руководством Лангемака, при участии Артемьева, Клейменова, Ю. А. Победоносцева, Л. Э. Шварца и др. проводили окончательную отработку реактивных снарядов.

В 1937—1938 эти реактивные снаряды были приняты на вооружение военно-воздушными силами СССР.

Реактивные снаряды РС-82 устанавливали на истребителях И-15, И-16, И-153, а позже — на штурмовиках Ил-2; созданные впоследствии РС-132 — на бомбардировщиках СБ и штурмовиках Ил-2.

Летом 1939 авиационные реактивные снаряды РС-82, смонтированные на самолетах-истребителях И-16 и И-153, успешно применялись в боях с японскими захватчиками на реке Халхин-Гол.

В 1938—1941 в РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и др. создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.

Реактивный снаряд М-13 (132-мм осколочно-фугасный снаряд) и пусковая установка БМ-13 были приняты на вооружение артиллерии накануне Великой Отечественной войны.

В марте 1941 года были проведены успешные полигонные испытания установок БМ-13 со снарядом М-13, а уже 21 июня, за несколько часов до войны, подписано постановление об их серийном производстве.

26 июня 1941 года на заводе имени Коминтерна в Воронеже была завершена сборка первых двух серийных пусковых установок БМ-13 на шасси ЗИС-6, и тут же приняты представителями Главного артиллерийского управления. На следующий день установки были отправлены своим ходом в Москву, где 28 июня после успешно проведенных испытаний были объединены вместе с пятью изготовленными ранее в РНИИ установками в батарею для отправки на фронт. Экспериментальная артиллерийская батарея из семи машин под командованием капитана И. Флерова была впервые использована против немецкой армии на железнодорожном узле города Орша 14 июля 1941 года. Первые восемь полков по 36 машин были сформированы 8 августа 1941.

Производство установок БМ-13 было организовано на воронежском заводе им. Коминтерна и на московском заводе «Компрессор». Одним из основных предприятий по выпуску реактивных снарядов стал московский завод им. Владимира Ильича.

В ходе войны были созданы различные варианты реактивного снаряда и пусковых установок: БМ13-СН (со спиральными направляющими, что значительно увеличивало кучность стрельбы), БМ8-48, БМ31-12 и др.

После начала «ленд-лизовских» поставок, БМ-13 (БМ-13Н) в основном устанавливались только на «Студебеккер» (Studebacker-US6).[Источник?]

Улучшенная модификация БМ-13Н была создана в 1943 году и до конца Второй мировой войны было изготовлено около 1800 таких орудий.

В 1942 году появились снаряды М-31 калибра 310 мм, которые изначально запускались с наземных установок. В апреле 1944 года под них создали самоходную установку с 12 направляющими, монтировавшуюся на шасси грузовой автомашины. Она получила название «БМ-31-12».

Советская промышленность в июле 1941 — декабре 1944 изготовила свыше 10 тыс. боевых машин «Катюша» и свыше 12 млн. штук реактивных снарядов к ним (всех калибров).

Двигатель снаряда

Оружие относительно простое, состоящее из направляющих рельсов и устройства их наведения. Одна машина вмещала от 14 до 48 направляющих. Снаряд РС-132 для установки БМ-13 был длиной 1,8 м, 132 мм в диаметре и весил 42,5  кг. Твердая нитроцеллюлоза находилась внутри цилиндра с оперением. Вес боеголовки — 22 кг. Дальнобойность — 8,5 км. Снаряд М-31 для установки БМ-31 был 310 мм в диаметре, он весил 92,4 кг и содержал 28,9 кг взрывчатки. Дальнобойность — 4,3 км.

Солдаты, заряжающие «Катюшу»

Оружие было неточным, но очень эффективным при массированном применении. Немаловажен был и эмоциональный эффект: во время залпа все ракеты выпускались практически одновременно — за несколько секунд территорию в районе цели буквально перепахивали тяжелые реактивные снаряды. При этом оглушительный вой, которым сопровождался полёт ракеты, сводил с ума солдат противника. Те, кто не погибал во время обстрела, часто уже не могли оказывать сопротивление, так как были контужены, оглушены, психологически подавлены. Мобильность установки позволяла быстро сменять позицию и избежать ответного удара.

На каждой машине находился ящик со взрывчаткой и бикфордов шнур. В случае появления риска захвата техники врагом экипаж был обязан взорвать её и тем самым уничтожить реактивные системы.

Название «Катюша» произошло от маркировки «КАТ» («Кумулятивный артиллерийский термитный») [Источник?]на применявшихся реактивных снарядах с зажигательной начинкой. А так как появление оружия в боевых частях совпало со временем популярности песни «Катюша», прижилось это название.

Известно двустишие:

Выходила на берег «Катюша» —

Оставляла от фашистов уши.

Аудиовизуальные материалы[править]

  • БМ-8-24 — это лёгкая по массе советская самоходно-артиллерийская установка (САУ) класса реактивных систем залпового огня. Машины этой марки серийно выпускались на московском заводе «Компрессор» путём демонтажа башни и установки пакета направляющих для 24 неуправляемых ракет М-8 калибра 82 мм с пусковым оборудованием на лёгких танках типов Т-40 и Т-60. После снятия с производства танка Т-60 выпуск САУ БМ-8-24 также был прекращён, артиллерийскую часть стали монтировать на грузовиках. Выпущенные машины участвовали в боях 1942-43 гг. и были хорошо приняты в войсках из-за лучшей защищённости и проходимости по сравнению с «Катюшами» на базе грузовых автомобилей.

traditio.wiki

История легендарной "Катюши" - РИА Новости, 08.05.2011

10:0008.05.2011

(обновлено: 19:40 05.07.2017)

724182

"Катюша" играла большую роль в боевых действиях Великой Отечественной войны. В июле 1941 — декабре 1944 гг. было изготовлено более 10 тысяч боевых машин "Катюша" и свыше 12 млн штук реактивных снарядов к ним.

"Катюша" стала грозной машиной, которая наводила ужас на врагов. Оставшиеся в живых после ее обстрела фашисты воевать уже не могли. В секретных документах фашистского командования появлялись сообщения о "русской автоматической многоствольной огнеметной пушке". Выжившие под ее обстрелом немецкие военные не оказывали сопротивления, так как были либо контужены, либо оглушены или застывали в оцепенении от ужаса.

Сила "Катюши" была удивительной — кроме разрушений и поражений вражеских точек, она оказывала очень сильное психологическое воздействие. "Когда я впервые увидел машину на заводе имени Сталина, она показалась мне странной громадиной. Вроде грузовик, как грузовик, но сверху зачем-то какие-то рельсы приделаны. Когда же пришлось испытать это чудо техники в боях под Москвой, я даже не представлял себе, насколько она шумная. Около недели мы привыкали к свисту снарядов и всепоглощающему грохоту", — это слова ветерана Великой Отечественной войны Ивана Дмитриевича Дунаева, который с 1941 г. до самой победы был командиром "Катюши".

Кстати, как эта машина получила свое ласковое имя, до сих пор неизвестно. Была версия, что это связано с заводской маркой Воронежского завода имени Коминтерна, буквой "К" на бортах машин. Предполагают, что, скорее всего, название родилось из знаменитой песни о Катюше, которая "выходила и песню заводила". Боевые гвардейские машины тоже ведь выходили на позиции и запевали такие своеобразные "песни".

Легендарная Катюша – боевая машина-победитель

ria.ru

Уникальная боевая машина «Катюша»

С небес — на землю

По сути, работы над созданием первой в мире реактивной системы залпового огня на самоходном шасси начались в СССР в середине 1930-х годов. Сотруднику выпускающего современные российские РСЗО тульского НПО «Сплав» Сергею Гурову удалось обнаружить в архивах договор № 251618с от 26 января 1935 года между ленинградским Реактивным научно-исследовательским институтом и Автобронетанковым управлением РККА, в котором фигурирует опытный образец ракетной установки на танке БТ-5 с десятью ракетами.

Залп гвардейских минометов. Фото: Анатолий Егоров / РИА Новости

Удивляться тут нечему, ведь советские ракетостроители создали первые боевые реактивные снаряды еще раньше: официальные испытания прошли в конце 20-х — начале 30-х годов. В 1937 году на вооружение был принят реактивный снаряд РС-82 калибра 82 мм, а год спустя — РС-132 калибром 132 мм, причем и тот и другой — в варианте для подкрыльевой установки на самолетах. Еще год спустя, в конце лета 1939-го, РС-82 были впервые применены в боевой обстановке. В ходе боев на Халхин-Голе пять И-16 использовали свои «эрэсы» в бою с японскими истребителями, немало удивив противника новым оружием. А чуть позже, уже во время советско-финской войны, по наземным позициям финнов наносили удары шесть двухмоторных бомбардировщиков СБ, вооруженных уже РС-132.

Естественно, что впечатляющие — а они действительно были впечатляющими, хотя и в немалой степени за счет неожиданности применения новой системы вооружения, а не ее сверхвысокой эффективности, — результаты использования «эрэсов» в авиации заставили советское партийное и военное руководство торопить оборонщиков с созданием наземного варианта. Собственно, у будущей «Катюши» были все шансы успеть на Зимнюю войну: основные проектные работы и испытания провели еще в 1938–1939 годах, но результаты военных не удовлетворили — им требовалось более надежное, подвижное и простое в обращении оружие.

В общих чертах то, что спустя полтора года войдет в солдатский фольклор по обе стороны фронта как «Катюша», было готово к началу 1940 года. Во всяком случае, авторское свидетельство № 3338 на «ракетную автоустановку для внезапного, мощного артиллерийского и химического нападения на противника с помощью ракетных снарядов» было выдано 19 февраля 1940 года, а в числе авторов значились сотрудники РНИИ (с 1938 года носившего «номерное» название НИИ-3) Андрей Костиков, Иван Гвай и Василий Аборенков.

Эта установка уже серьезно отличалась от первых образцов, вышедших на полигонные испытания в конце 1938 года. Пусковая установка для реактивных снарядов располагалась по продольной оси автомобиля, имела 16 направляющих, на каждую из которых устанавливались по два снаряда. Да и сами снаряды для этой машины были другими: авиационные РС-132 превратились в более длинные и мощные наземные М-13.

Собственно, в таком виде боевая машина с реактивными снарядами и вышла на смотр новых образцов вооружения Красной армии, который проходил 15–17 июня 1941 года на полигоне в подмосковном Софрино. Реактивную артиллерию оставили «на закуску»: две боевые машины демонстрировали стрельбу в последний день, 17 июня, с применением осколочно-фугасных реактивных снарядов. За стрельбами наблюдали нарком обороны маршал Семен Тимошенко, начальник Генштаба генерал армии Георгий Жуков, начальник Главного артиллерийского управления маршал Григорий Кулик и его заместитель генерал Николай Воронов, а также нарком вооружений Дмитрий Устинов, нарком боеприпасов Петр Горемыкин и множество других военных. Можно только догадываться, какие эмоции обуревали их, когда они смотрели на стену огня и фонтаны земли, поднимавшиеся на мишенном поле. Но понятно, что демонстрация произвела сильнейшее впечатление. Через четыре дня, 21 июня 1941 года, всего за несколько часов до начала войны, были подписаны документы о принятии на вооружение и срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки, получившей официальной название БМ-13 — «боевая машина — 13» (по индексу реактивного снаряда), хотя иногда в документах они фигурировали и с индексом М-13. Этот день и нужно считать днем рождения «Катюши», которая, получается, родилась всего на полсуток раньше начала прославившей ее Великой Отечественной войны.Первый удар

Производство нового оружия разворачивалось сразу на двух предприятиях: воронежском заводе имени Коминтерна и московском заводе «Компрессор», а основным предприятием по выпуску снарядов М-13 стал столичный завод имени Владимира Ильича. Первое боеготовое подразделение — особая батарея реактивного действия под командованием капитана Ивана Флерова — отправилось на фронт в ночь с 1 на 2 июля 1941 года.

Командир первой батареи реактивной артиллерии «Катюш», капитан Иван Андреевич Флеров. Фото: РИА Новости

Но вот что примечательно. Первые документы о формировании дивизионов и батарей, вооруженных реактивными минометами, появились еще до знаменитых стрельб под Москвой! Например, директива Генштаба о формировании пяти дивизионов, вооруженных новой техникой, вышла за неделю до начала войны — 15 июня 1941 года. Но реальность, как всегда, внесла свои коррективы: в действительности формирование первых частей полевой реактивной артиллерии началось 28 июня 1941 года. Именно с этого момента, как определяла директива командующего Московского военного округа, и отводилось трое суток на формирование первой особой батареи под командованием капитана Флерова.

По предварительному штатному расписанию, которое было определено еще до софринских стрельб, батарея реактивной артиллерии должна была иметь девять реактивных установок. Но заводы-изготовители не справлялись с планом, и Флеров не успел получить две из девяти машин — он отправился на фронт в ночь на 2 июля с батареей из семи реактивных минометов. Но не стоит думать, что в сторону фронта отправились просто семь ЗИС-6 с направляющими для запуска М-13. По списку — утвержденного штатного расписания для особой, то есть по сути экспериментальной батареи не было и быть не могло — в батарее числились 198 человек, 1 легковая, 44 грузовых и 7 специальных машин, 7 БМ-13 (они почему-то фигурировали в графе «Пушки 210 мм») и одна 152-мм гаубица, выполнявшая роль пристрелочного орудия.

Именно в таком составе флеровская батарея и вошла в историю как первая в Великой Отечественной войне и первая в мире боевая часть реактивной артиллерии, участвовавшая в боевых действиях. Свой первый бой, ставший потом легендарным, Флеров и его артиллеристы дали 14 июля 1941 года. В 15:15, как следует из архивных документов, семь БМ-13 из состава батареи открыли огонь по железнодорожной станции Орша: необходимо было уничтожить скопившиеся там эшелоны с советской военной техникой и боеприпасами, которые не успели добраться до фронта и застряли, попав в руки противника. Кроме того, в Орше скапливалось и подкрепление для наступающих частей вермахта, так что возникала чрезвычайно привлекательная для командования возможность одним ударом решить сразу несколько стратегических задач.

Так и получилось. По личному приказу заместителя начальника артиллерии Западного фронта генерала Георгия Кариофилли батарея нанесла первый удар. Всего за несколько секунд по цели был выпущен полный боекомплект батареи — 112 реактивных снарядов, каждый из которых нес боевой заряд весом почти 5 кг — и на станции начался ад. Вторым ударом батарея Флерова уничтожила понтонную переправу гитлеровцев через реку Оршица — с тем же успехом.

Через несколько дней на фронт прибыли еще две батареи — лейтенанта Александра Куна и лейтенанта Николая Денисенко. Обе батареи нанесли первые свои удары по врагу в последних числах июля тяжелого 1941 года. А с начала августа в Красной армии началось формирование уже не отдельных батарей, а целых полков реактивной артиллерии.

Гвардия первых месяцев войныПервый документ о формировании такого полка был издан 4 августа: постановление Госкомитета СССР по обороне предписывало сформировать один гвардейский минометный полк, вооруженный установками М-13. Этому полку было присвоено имя наркома общего машиностроения Петра Паршина — человека, который, собственно, и обратился в ГКО с идеей формирования такого полка. И с самого начала предложил дать ему звание гвардейского — за полтора месяца до того, как в Красной армии появились первые гвардейские стрелковые части, а потом и все остальные.

«Катюши» на марше. 2-й Прибалтийский фронт, январь 1945 года. Фото: Василий Савранский / РИА Новости

Четыре дня спустя, 8 августа, было утверждено штатное расписание гвардейского полка реактивных установок: каждый полк состоял из трех или четырех дивизионов, а каждый дивизион — из трех батарей по четыре боевые машины. Той же директивой предусматривалось формирование первых восьми полков реактивной артиллерии. Девятым стал полк имени наркома Паршина. Примечательно, что уже 26 ноября наркомат общего машиностроения был переименован в наркомат минометного вооружения: единственный в СССР, занимавшийся одним-единственным видом оружия (просуществовал до 17 февраля 1946 года)! Это ли не свидетельство того, какое огромное значение руководство страны придавало реактивным минометам?

Другим свидетельством этого особого отношения стало постановление Госкомитета по обороне, вышедшее месяц спустя — 8 сентября 1941 года. Этот документ фактически превращал реактивную минометную артиллерию в особый, привилегированный вид вооруженных сил. Гвардейские минометные части выводились из состава Главного артиллерийского управления РККА и превращались в гвардейские минометные части и соединения со своим собственным командованием. Оно подчинялось непосредственно Ставке Верховного главнокомандования, а в его состав входили штаб, управление вооружений минометных частей М-8 и М-13 и оперативные группы на основных направлениях.

Первым командующим гвардейскими минометными частями и соединениями стал военинженер 1-го ранга Василий Аборенков — человек, чье имя фигурировало в авторском свидетельстве на «ракетную автоустановку для внезапного, мощного артиллерийского и химического нападения на противника с помощью ракетных снарядов». Именно Аборенков на посту сначала начальника отдела, а потом заместителя начальника Главного артиллерийского управления сделал все, чтобы Красная армия получила новое, невиданное оружие.

После этого процесс формирования новых артиллерийских подразделений пошел полным ходом. Основной тактической единицей стал полк гвардейских минометных частей. Он состоял из трех дивизионов реактивных установок М-8 или М-13, зенитного дивизиона, а также подразделений обслуживания. Всего в полку числились 1414 человек, 36 боевых машин БМ-13 или БМ-8, а из прочего вооружения — 12 зенитных пушек калибра 37 мм, 9 зенитных пулеметов ДШК и 18 ручных пулеметов, не считая ручного стрелкового оружия личного состава. Залп одного полка реактивных установок М-13 состоял из 576 реактивных снарядов — по 16 «эрэсов» в залпе каждой машины, а полка реактивных установок М-8 — из 1296 реактивных снарядов, так как одна машина выпускала сразу 36 снарядов.«Катюши», «Андрюши» и другие члены реактивной семьи

К концу Великой Отечественной войны гвардейские минометные части и соединения Красной армии стали грозной ударной силой, оказавшей существенное влияние на ход боевых действий. В общей сложности к маю 1945 года советская реактивная артиллерия насчитывала 40 отдельных дивизионов, 115 полков, 40 отдельных бригад и 7 дивизий — всего 519 дивизионов.

На вооружении этих подразделений стояли боевые машины трех видов. Прежде всего это были, конечно, сами «Катюши» — боевые машины БМ-13 со 132-миллиметровыми реактивными снарядами. Именно они стали самыми массовыми в советской реактивной артиллерии времен Великой Отечественной войны: с июля 1941 года по декабрь 1944-го выпустили 6844 такие машины. Пока в СССР не стали поступать ленд-лизовские грузовики «Студебеккер», пусковые установки монтировали на шасси ЗИС-6, а потом основными носителями стали американские шестиосные тяжеловозы. Кроме того, существовали модификации пусковых установок для размещения М-13 на других поступавших по ленд-лизу грузовиках.

Гораздо больше модификаций было у 82-миллиметровой «Катюши» БМ-8. Во-первых, только эти установки благодаря их небольшим габаритам и весу удавалось монтировать на шасси легких танков Т-40 и Т-60. Такие самоходные реактивные артиллерийские установки получили название БМ-8-24. Во-вторых, такого же калибра установки монтировались на железнодорожных платформах, бронекатерах и торпедных катерах и даже на дрезинах. А на Кавказском фронте их переделали под стрельбу с земли, без самоходного шасси, которому было бы не развернуться в горах. Но основной модификацией стала пусковая установка для реактивных снарядов М-8 на автомобильном шасси: до конца 1944 года их было выпущено 2086 штук. В основном это были БМ-8-48, запущенные в производство в 1942 году: эти машины имели 24 балки, на которые устанавливались 48 реактивных снарядов М-8, выпускались они на шасси грузовика «Форм Мармон-Херрингтон». А пока не появилось иностранное шасси, на базе грузовика ГАЗ-ААА выпускались установки БМ-8-36.

Харбин. Парад войск Красной армии в честь победы над Японией. Фото: Фотохроника ТАСС

Последней и самой мощной модификацией «Катюши» стали гвардейские минометы БМ-31-12. Их история началась в 1942 году, когда удалось сконструировать новый реактивный снаряд М-30, представлявший собой уже привычный М-13 с новой боевой частью калибра 300 мм. Поскольку менять реактивную часть снаряда не стали, получился своего рода «головастик» — его сходство с мальчишкой, видимо, и послужило основой для прозвища «Андрюша». Первоначально снаряды нового типа запускались исключительно из наземного положения, прямо с рамообразного станка, на котором в деревянных упаковках стояли снаряды. Год спустя, в 1943-м, на смену М-30 пришел реактивный снаряд М-31 с более тяжелой боевой частью. Именно под этот новый боеприпас к апрелю 1944 года и была сконструирована пусковая установка БМ-31-12 на шасси трехосного «Студебеккера».

По подразделениям гвардейских минометных частей и соединений эти боевые машины распределялись так. Из 40 отдельных дивизионов реактивной артиллерии 38 были вооружены установками БМ-13, и только два — БМ-8. Такое же соотношение было и в 115 полках гвардейских минометов: 96 из них имели на вооружении «Катюши» в варианте БМ-13, а остальные 19 — 82-миллиметровые БМ-8. Гвардейские минометные бригады вообще не имели на вооружении реактивных минометов калибра меньше, чем 310 мм. 27 бригад были вооружены рамными пусковыми установками М-30, а потом М-31, а 13 — самоходными М-31-12 на автомобильном шасси.Та, с кого началась реактивная артиллерия

В годы Великой Отечественной войны советская реактивная артиллерия не имела равных себе по другую сторону фронта. Несмотря на то что печально знаменитый немецкий реактивный миномет Nebelwerfer, носивший у советских солдат прозвища «Ишак» и «Ванюша», имел сопоставимую с «Катюшей» эффективность, он был значительно менее мобильным и имел в полтора раза меньшую дальность стрельбы. Достижения союзников СССР по антигитлеровской коалиции в области реактивной артиллерии были еще более скромными.

Американская армия только в 1943 году приняла на вооружение 114-миллиметровые реактивные снаряды М8, для которых разработали три типа пусковых установок. Установки типа Т27 больше всего напоминали советские «Катюши»: они монтировались на грузовиках повышенной проходимости и представляли собой два пакета из восьми направляющих каждый, установленные поперек продольной оси машины. Примечательно, что в США повторили первоначальную схему «Катюши», от которой советские инженеры отказались: поперечное расположение пусковых установок приводило к сильной раскачке машины в момент залпа, что катастрофически снижало кучность стрельбы. Существовал еще вариант Т23: тот же пакет из восьми направляющих устанавливался на шасси «Виллиса». А самым мощным по силе залпа был вариант установки Т34: 60 (!) направляющих, которые устанавливались на корпусе танка «Шерман», прямо над башней, из-за чего наведение в горизонтальной плоскости производилось с помощью поворота всего танка.

Кроме них, в армии США в годы Второй мировой войны использовались еще усовершенствованный реактивный снаряд М16 с пусковой установкой Т66 и пусковая установка Т40 на шасси средних танков типа М4 для 182-миллиметровых реактивных снарядов. А в Великобритании с 1941 года стоял на вооружении пятидюймовый реактивный снаряд 5”UP, для залповой стрельбы такими снарядами использовались 20-трубные корабельные пусковые установки или 30-трубные буксируемые колесные. Но все эти системы были, по сути, только подобием советской реактивной артиллерии: догнать или превзойти «Катюшу» им не удалось ни по распространенности, ни по боевой эффективности, ни по масштабам производства, ни по известности. Не случайно же именно слово «Катюша» по сей день служит синонимом слова «реактивная артиллерия», а сама БМ-13 стала родоначальницей всех современных реактивных систем залпового огня.

kaleidoscopelive.ru

Оружие Победы. " Катюша "

                                                                                  “Катюша “

 

    

                          "Катюша" Гвардейский реактивный миномет

После принятия на вооружение авиации 82-мм реактивных снарядов класса "воздух-воздух" РС-82 (1937 год) и 132-мм реактивных снарядов класса "воздух-земля" РС-132 (1938 год) Главное артиллерийское управление поставило перед разработчиком снарядов – Реактивным НИИ – задачу создания реактивной полевой системы залпового огня на основе снарядов РС-132. Уточненное тактико-техническое задание было выдано институту в июне 1938 года.

 В Москве при Центральном Совете Осоавиахима в августе 1931 года была создана Группа по изучению реактивного движения (ГИРД), в октябре того же года такая же группа образовалась и в Ленинграде. Они внесли значительный вклад в развитие ракетной техники.

В конце 1933 года на базе ГДЛ и ГИРД был создан Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ). Инициатором слияния двух коллективов был начальник вооружений Красной Армии М.Н. Тухачевский. По его мнению, РНИИ должен был решать вопросы ракетной техники применительно к военному делу, в первую очередь в авиации и артиллерии. Директором института был назначен И.Т. Клейменов, а его заместителем - Г.Э. Лангемак. С.П. Королев как авиационный конструктор был назначен начальником 5-го авиационного отдела института, которому поручалась разработка ракетопланов и крылатых ракет.

                           

1 — стопорное кольцо взрывателя, 2 — взрыватель ГВМЗ, 3 — шашка детонатора, 4 — разрывной заряд, 5 — головная часть, 6 — воспламенитель, 7 — дно камеры, 8 — направляющий штифт, 9 — пороховой ракетный заряд, 10 — ракетная часть, 11 — колосниковая решетка, 12 — критическое сечение сопла, 13 — сопло, 14 — стабилизатор, 15 — чека дистанционного взрывателя, 16 — дистанционный взрыватель АГДТ, 17 — воспламенитель.

В соответствии с этим заданием к лету 1939 года институт разработал новый 132-мм осколочно-фугасный снаряд, получивший позднее официальное название М-13. По сравнению с авиационным РС-132 этот снаряд имел большую дальность полета и значительно более мощную боевую часть. Увеличение дальности полета было достигнуто за счет увеличения количества ракетного топлива, для этого потребовалось удлинить ракетную и головную части реактивного снаряда на 48 см. Снаряд М-13 имел несколько лучшие, чем РС-132, аэродинамические характеристики, что позволило получить более высокую кучность.

К снаряду была разработана также самоходная многозарядная пусковая установка. Первый ее вариант, был создан на базе грузового автомобиля ЗИС-5 и обозначался МУ-1 (механизированная установка, первый образец). Проведенные в период с декабря 1938 года по февраль 1939 года полигонные испытания установки показали, что она не в полной мере отвечает поставленным требованиям. С учетом результатов испытаний Реактивный НИИ разработал новую пусковую установку МУ-2, которая в сентябре 1939 года была принята Главным артиллерийским управлением для полигонных испытаний. По результатам окончившихся в ноябре 1939 года полигонных испытаний институту были заказаны пять пусковых установок для проведения войсковых испытаний. Еще одну установку заказало Артиллерийское управление Военно-Морского Флота для использования ее в системе береговой обороны.

                                                               

21 июня 1941 года установка была продемонстрирована руководителям ВКП(6) и Советского правительства и в тот же день, буквально за несколько часов до начала Великой Отечественной войны было принято решение о срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки, получившей официальной название БМ-13 (боевая машина 13).

 

                                                                       Бм-13 на шасси ЗИС-6

Сейчас уже точно никто не сможет сказать, при каких обстоятельствах реактивная установка залпового огня получила женское имя, да еще и в уменьшительно-ласкательной форме — "Катюша". Известно одно — на фронте прозвища получали далеко не все виды оружия. Да и имена эти зачастую были совсем не лестными. К примеру, штурмовик Ил-2 ранних модификаций, сохранивший жизнь не одному пехотинцу и бывший самым желанным "гостем" в любом бою, за выступавшую над фюзеляжем кабину получил среди солдат кличку "горбатый". А маленький истребитель И-16, вынесший на своих крыльях всю тяжесть первых воздушных боев, именовался "ишаком". Были, правда, и грозные прозвища — тяжелую самоходно-артиллерийскую установку Су-152, которая была способна одним выстрелом сбить башню с "Тигра", уважительно называли "зверобоем", а 203-миллиметровую гаубицу Б-4, снаряд которой оставлял воронку размером с одноэтажный дом, — "кувалдой". В любом случае, имена чаще всего давались суровые и строгие. А тут такая неожиданная нежность, если не сказать любовь...

Впрочем, если почитать воспоминания ветеранов, особенно тех, кто по своей военной профессии зависел от действий минометов — пехотинцев, танкистов, связистов, то становится понятно, за что бойцы так полюбили эти боевые машины. По своей боевой мощи "Катюша" не имела себе равных.

Сзади вдруг раздался скрежет, гул, и через нас на высоту полетели огненные стрелы... На высоте все покрылось огнем, дымом и пылью. Среди этого хаоса вспыхивали огненные свечи от отдельных взрывов. До нас донесся страшный грохот. Когда все это улеглось и раздалась команда "Вперед", мы заняли высоту, почти не встретив сопротивления, так чисто "сыграли катюши"... На высоте, когда мы туда поднялись, увидели, что все перепахано. Следов от окопов, в которых находились немцы, почти не осталось. Было много трупов вражеских солдат. Раненных фашистов перевязывали наши санитарки и, вместе с небольшим количеством оставшихся в живых, отправляли в тыл. На лицах немцев был испуг. Они еще не поняли, что с ними произошло, и не оправились после залпа "Катюш".

Из воспоминаний ветерана войны Владимира Яковлевича Ильяшенко (опубликовано на сайте Iremember.ru)

Производство установок БМ-13 было организовано на воронежском заводе им. Коминтерна и на московском заводе "Компрессор". Одним из основных предприятий по выпуску реактивных снарядов стал московский завод им. Владимира Ильича.

В ходе войны производство пусковых установок в срочном порядке было развернуто на нескольких предприятиях, обладавших различными производственными возможностями, в связи с этим в конструкцию установки вносились более или менее существенные изменения. Таким образом, в войсках использовалось до десяти разновидностей пусковой установки БМ-13, что затрудняло обучение личного состава и отрицательно сказывалось на эксплуатации боевой техники. По этим причинам была разработана и в апреле 1943 года принята на вооружение унифицированная (нормализованная) пусковая установка БМ-13Н, при создании которой конструкторы критически проанализировали все детали и узлы в целях повышения технологичности их производства и снижения стоимости, в результате чего все узлы получили самостоятельные индексы и стали универсальными. 

 

                                                                              БМ-13Н

Состав : В состав БМ-13 "Катюша" входят следующие боевые средства:• Боевая машина (БМ) МУ-2 (МУ-1) ;  • Реактивные снаряды .  Реактивный снаряд М-13:

Снаряд М-13 состоит из головной части и порохового реактивного двигателя. Головная часть по своей конструкции напоминает артиллерийский осколочно-фугасный снаряд и снаряжена зарядом взрывчатого вещества, для подрыва которого используются контактный взрыватель и дополнительный детонатор. Реактивный двигатель имеет камеру сгорания, в которой помещен пороховой метательный заряд в виде цилиндрических шашек с осевым каналом. Для воспламенения порохового заряда используются пирозапалы. Образующиеся при горении пороховых шашек газы истекают через сопло, перед которым расположена диафрагма, препятствующая выбросу шашек через сопло. Стабилизация снаряда в полете обеспечивается с помощью хвостового стабилизатора с четырьмя перьями, сваренными из стальных штампованных половинок. (Такой способ стабилизации обеспечивает более низкую кучность по сравнению со стабилизацией вращением вокруг продольной оси, однако позволяет получить большую дальность полета снаряда. Кроме того, использование оперенного стабилизатора весьма существенно упрощает технологию производства реактивных снарядов).

                                                                        

1 — стопорное кольцо взрывателя, 2 — взрыватель ГВМЗ, 3 — шашка детонатора, 4 — разрывной заряд, 5 — головная часть, 6 — воспла — менитель, 7 — дно камеры, 8 — направляющий штифт, 9 — пороховой ракетный заряд, 10 — ракетная часть, 11 — колосниковая решетка, 12 — критическое сечение сопла, 13 — сопло, 14 — стабилизатор, 15 — чека дистанционного взрывателя, 16 — дистанционный взрыватель АГДТ, 17 — воспламенитель.

Дальность полета снаряда М-13 достигала 8470 м, но при этом имело место весьма значительное рассеивание. По таблицам стрельбы 1942 года при дальности стрельбы 3000 м боковое отклонение составляло 51 м, а по дальности — 257 м.

В 1943 году был разработан модернизированный вариант реактивного снаряда, получивший обозначение М-13-УК (улучшенной кучности). Для повышения кучности стрельбы у снаряда М-13-УК в переднем центрирующем утолщении ракетной части выполнены 12 тангенциально расположенных отверстий, через которые во время работы ракетного двигателя выходит часть пороховых газов, приводящая снаряд во вращение. Хотя дальность полета снаряда при этом несколько уменьшилась (до 7,9 км), улучшение кучности привело к уменьшению площади рассеивания и к возрастанию плотности огня в 3 раза по сравнению со снарядами М-13. Принятие снаряда М-13-УК на вооружение в апреле 1944 года способствовало резкому увеличению огневых возможностей реактивной артиллерии.

Пусковая установка РСЗО "Катюша":

К снаряду разработана самоходная многозарядная пусковая установка. Первый ее вариант — МУ-1 на базе грузового автомобиля ЗИС-5 имел 24 направляющих, установленных на специальной раме в поперечном положении по отношению к продольной оси автомобиля. Ее конструкция позволила производить пуск реактивных снарядов только перпендикулярно продольной оси автомашины, причем струи горячих газов повреждали элементы установки и корпус ЗИС-5. Не обеспечивалась также безопасность при управлении огнем из кабины водителя. Пусковая установка сильно раскачивалась, что ухудшало кучность стрельбы реактивных снарядов. Заряжание пусковой установки с передней части направляющих производить было неудобно и требовало много времени. Автомашина ЗИС-5 имела ограниченную проходимость.

Более совершенная пусковая установка МУ-2 на базе грузового автомобиля повышенной проходимости ЗИС-6 имела 16 направляющих, расположенных вдоль оси автомобиля. Каждые две направляющие соединялись, образуя единую конструкцию, именовавшуюся "спаркой". В конструкцию установки был введен новый узел – подрамник. Подрамник позволил вести сборку всей артиллерийской части пусковой установки (как единого агрегата) на нем, а не на шасси, как было ранее. В собранном виде артиллерийская часть относительно легко монтировалась на шасси любой марки автомобиля при минимальной доработке последней. Созданная конструкция позволила уменьшить трудоемкость, время изготовления и стоимость пусковых установок. Вес артиллерийской части был снижен на 250 кг, стоимость – более чем на 20 процентов.Существенно повышены были и боевые и эксплуатационные качества установки. За счет введения бронирования бензобака, бензопровода, боковых и задней стенок кабины водителя была повышена живучесть пусковых установок в бою. Был увеличен сектор обстрела, повысилась устойчивость пусковой установки в походном положении, усовершенствованные подъемный и поворотный механизмы позволили увеличить скорость наведения установки на цель. Перед пуском боевая машина МУ-2 поддомкрачивалась аналогично МУ-1. Силы, раскачивающие пусковую установку, благодаря расположению направляющих вдоль шасси автомашины, прилагались по ее оси на два домкрата, находившиеся вблизи центра тяжести, поэтому раскачивание стало минимальным. Заряжание в установке производилось с казенной части, то есть с заднего конца направляющих. Это было удобнее и позволяло значительно ускорить операцию. Установка МУ-2 имела поворотный и подъемный механизмы простейшей конструкции , кронштейн для крепления прицела с обычной артиллерийской панорамой и большой металлический бак для горючего, установленный сзади кабины. Стекла кабины закрывались броневыми откидными щитами. Напротив сиденья командира боевой машины на передней панели был смонтирован небольшой прямоугольный ящичек с вертушкой, напоминающий диск телефонного аппарата, и рукояткой для поворачивания диска. Этот прибор носил название "пульт управления огнем" (ПУО). От него шел жгут проводов к специальному аккумулятору и к каждой направляющей.

При одном обороте рукоятки ПУО происходило замыкание электроцепи, срабатывал пиропатрон, помещенный в передней части ракетной камеры снаряда, воспламенялся реактивный заряд и происходил выстрел. Темп стрельбы определялся темпом вращения рукоятки ПУО. Все 16 снарядов можно было выпустить за 7—10секунд. Время перевода пусковой установки МУ-2 из походного в боевое положение составляло 2-3 минуты, угол вертикального обстрела находился в пределах от 4° до 45°, угол горизонтального обстрела составлял 20°.

Конструкция пусковой установки допускала ее передвижение в заряженном состоянии с довольно высокой скоростью (до 40 км/ч) и быстрое развертывание на огневой позиции, что способствовало нанесению внезапных ударов по противнику.

После войны "Катюши" стали устанавливать на постаменты — боевые машины превратились в памятники. Наверняка многие видели такие монументы по всей стране. Все они более-менее похожи друг на друга и почти не соответствуют тем машинам, которые воевали в Великой Отечественной войне. Дело в том, что на этих памятниках практически всегда фигурирует реактивная установка на базе автомобиля ЗиС-6. Действительно, в самом начале войны реактивные минометы устанавливали на ЗиСы, но как только в СССР по ленд-лизу стали поступать американские грузовики "Студебеккер", именно их превратили в самую распространенную базу для "Катюш". ЗиС, равно как и ленд-лизовские "Шевроле", были слишком слабы, чтобы возить по бездорожью тяжелую установку с направляющими для ракет. Дело не только в относительно маломощном двигателе — рамы у этих грузовиков не выдерживали веса установки. Собственно, и "Студебеккеры" старались не перегружать ракетами — если выезжать на позицию надо было издалека, то ракеты заряжали непосредственно перед залпом.

 

"Студебеккер US 6х6", поставлявшийся в СССР по ленд-лизу. Этот автомобиль имел повышенную проходимость, обеспечивающуюся мощным двигателем, тремя ведущими осями (колесная формула 6х6), демультипликатором, лебедкой для самовытаскивания, высоким расположением всех частей и механизмов, чувствительных к воздействию воды. Созданием этой пусковой установки была окончательно завершена отработка серийной боевой машины БМ-13. В таком виде она и провоевала до конца войны.

 

                                               на базе трактора СТЗ-НАТИ-5

                                                                                               на катере

Кроме ЗиСов, "Шевроле" и наиболее часто встречавшихся среди "Катюш" "Студебекеров", в Красной армии в качестве шасси для реактивных установок использовали трактора и танки Т-70 , однако от них быстро отказались — двигатель танка и его трансмиссия оказались слишком слабыми для того, чтобы установка могла беспрерывно курсировать вдоль линии фронта. Поначалу ракетчики обходились и вовсе без шасси — пусковые рамы М-30 перевозили в кузовах грузовиков, выгружая их непосредственно на позиции.

 

       

 

                                                             Установка М-30

Испытания и эксплуатация

Первая батарея полевой реактивной артиллерии, отправленная на фронт в ночь с 1 на 2 июля 1941 года под командованием капитана И.А.Флерова, была вооружена семью установками, изготовленными Реактивным НИИ. Своим первым залпом в 15 часов 15 минут 14 июля 1941 года батарея стерла с лица земли железнодорожный узел Орша вместе с находившимся на нем немецкими эшелонами с войсками и боевой техникой.

 

 Исключительная эффективность действий батареи капитана И. А. Флерова и сформированных вслед за ней еще семи таких батарей способствовали быстрому наращиванию темпов производства реактивного вооружения. Уже с осени 1941 года на фронтах действовало 45 дивизионов трехбатарейного состава по четыре пусковых установки в батарее. Для их вооружения в 1941 году было изготовлено 593 установки БМ-13. По мере поступления боевой техники от промышленности началось формирование полков реактивной артиллерии, состоявших из трех дивизионов, вооруженных пусковыми установками БМ-13 и зенитного дивизиона. Полк имел 1414 человек личного состава, 36 пусковых установок БМ-13 и 12 зенитных 37-мм пушек. Залп полка составлял 576 снарядов калибра 132мм. При этом живая сила и боевая техника противника уничтожалась на площади свыше 100 гектаров. Официально полки назывались гвардейскими минометными полками артиллерии резерва Верховного Главнокомандования.

Каждый снаряд по мощности был примерно равен гаубичному, но при этом сама установка могла практически одновременно выпустить, в зависимости от модели и величины боеприпасов, от восьми до 32 ракет. "Катюши" действовали дивизионами, полками или бригадами. При этом в каждом дивизионе, оснащенном, к примеру, установками БМ-13, было пять таких машин, каждая из которых имела 16 направляющих для пуска 132-миллиметровых снарядов М-13, каждый весом 42 килограмма с дальностью полета 8470 метров. Соответственно, только один дивизион мог выпустить по врагу 80 снарядов. Если же дивизион оснащался установками БМ-8 с 32 82-миллиметровыми снарядами, то один залп составлял уже 160 ракет. Что такое 160 ракет, которые за несколько секунд обрушиваются на небольшую деревню или укрепленную высоту — представьте сами. А ведь во многих операциях во время войны артподготовку осуществляли полки, и даже бригады "Катюш", а это более сотни машин, или более трех тысяч снарядов за один залп. Что такое три тысячи снарядов, которые перепахивают окопы и укрепления за полминуты, представить себе, наверное, не сможет никто...

 

Во время наступлений советское командование старалось сосредоточить на острие главного удара как можно больше артиллерии. Сверхмассированная артподготовка, которая предшествовала прорыву вражеского фронта, была козырем Красной армии. Ни одна армия в той войне не смогла обеспечить такого огня. В 1945 году во время наступления советское командование стягивало на один километр фронта до 230-260 орудий ствольной артиллерии. Кроме них, на каждый километр приходилось, в среднем, 15-20 боевых машин реактивной артиллерии, не считая стационарных пусковых установок — рам М-30. Традиционно "Катюши" завершали артналет: реактивные установки давали залп, когда пехота уже шла в атаку. Зачастую после нескольких залпов "Катюш" пехотинцы входили в опустевший населенный пункт или на вражеские позиции, не встречая никакого сопротивления.

Конечно, такой налет не мог уничтожить всех вражеских солдат — реактивные снаряды "Катюш" могли действовать в осколочном или фугасном режиме, в зависимости от того, как настраивался взрыватель. При установке его на осколочное действие ракета взрывалась сразу же после того, как достигала земли, в случае с "фугасной" установкой взрыватель срабатывал с небольшим замедлением, позволяя снаряду углубиться в землю или другое препятствие. Однако и в том, и в другом случае, если солдаты противника находились в хорошо укрепленных окопах, то потери от обстрела были небольшими. Поэтому часто "Катюши" использовали также в начале артналета, чтобы не дать вражеским солдатам времени спрятаться в окопы. Именно благодаря внезапности и мощности одного залпа применение реактивных минометов приносило успех.

Уже на склоне высоты, совсем немного не добравшись до батальона, мы неожиданно попали под залп родной "катюши" - многоствольного реактивного миномёта. Это было ужасно: вокруг нас в течение минуты одна за другой рвались мины большого калибра. Не сразу отдышались и пришли в себя. Теперь показались вполне правдоподобными газетные сообщения о случаях, когда немецкие солдаты, побывавшие под обстрелом "катюш", сходили с ума. Из воспоминаний ветеранов войны (опубликовано на сайте Iremember.ru) "Если привлекать артиллерийский ствольный полк, то командир полка обязательно скажет: "У меня данных этих нет, я должен пристрелять орудия". Если он начинает пристрелку вести, а пристреливают одним орудием, беря цель в вилку - этот сигнал противнику: что сделать? Укрыться. На укрытие дается обычно 15 - 20 секунд. За это время артиллерийский ствол выпустит один-два снаряда. А я дивизионом за 15-20 секунд выпущу 120 ракет, которые идут все сразу", - рассказывает командир полка реактивных минометов Александр Филиппович Пануев.

Единственными, кому в Красной армии "Катюши" пришлись не по нутру, были артиллеристы. Дело в том, что мобильные установки реактивных минометов обычно выдвигались на позиции непосредственно перед залпом и так же быстро старались уйти. При этом немцы, по понятным причинам, именно "Катюши" старались уничтожать в первую очередь. Поэтому сразу после залпа реактивных минометов их позиции, как правило, начинали усиленно обрабатывать немецкая артиллерия и авиация. А учитывая, что позиции ствольной артиллерии и реактивных минометов зачастую располагались неподалеку друг от друга, налет накрывал артиллеристов, оставшихся там, откуда стреляли ракетчики.

"Выбираем огневые позиции. Нам говорят: "В таком-то месте огневая позиция, будете ждать солдат или поставленные маяки." Принимаем огневую позицию ночью. В это время подходит дивизион "Катюш". Если бы у меня время было, я бы сразу убрал оттуда свою позицию. "Катюши" сделали залп, на машины и ушли. А немцы подняли девятку "Юнкерсов" бомбить дивизион, а дивизион смотался. Они на батарею. Был переполох! Открытое место, прятались под лафетами пушек. Они отбомбили, кто впопад, кто не впопад и ушли", - рассказывает бывший артиллерист Иван Трофимович Сальницкий.

По словам бывших советских ракетчиков, воевавших на "Катюшах", чаще всего дивизионы действовали в рамках нескольких десятков километров фронта, появляясь там, где была необходима их поддержка. Сначала на позиции выходили офицеры, которые производили соответствующие расчеты. Эти расчеты, кстати, были довольно сложными

— в них учитывалось не только расстояние до цели, скорость и направление ветра, но даже температура воздуха, которая влияла на траекторию движения ракет. После того, как все вычисления были сделаны, машины выдвигались

на позицию, производили несколько залпов (чаще всего — не более пяти) и срочно уходили в тыл. Промедление в этом случае и впрямь было подобно смерти — немцы сразу накрывали место, откуда стреляли реактивные минометы, артиллерийским огнем.

Во время наступления тактика применения "Катюш", окончательно отработанная к 1943 году и до конца войны применявшаяся повсеместно, была другой. В самом начале наступления, когда требовалось взломать глубоко эшелонированную оборону врага, артиллерия (ствольная и реактивная) образовывала так называемый "огневой вал". В начале обстрела все гаубицы (зачастую даже и тяжелые самоходки) и реактивные минометы "обрабатывали" первый рубеж обороны. Затем огонь переносился на укрепления второй линии, а пехота занимала окопы и блиндажи первой. После этого огонь переносился вглубь — на третий рубеж, а пехотинцы тем временем занимали второй. При этом чем дальше уходила пехота, тем меньше ее могла поддерживать ствольная артиллерия — буксируемые орудия не могли сопровождать ее на всем протяжении наступления. Эта задача возлагалась на самоходные установки и "Катюши". Именно они вместе с танками шли следом за пехотой, поддерживая ее огнем. По словам тех, кто участвовал в таких наступлениях, после "огневого вала" "Катюш" пехота шла по выжженной полосе земли шириной в несколько километров, на которых не оставалось никаких следов тщательно подготовленной обороны.

                                              Тактико-технические характеристики

Реактивный снаряд M-13   Калибр, мм 132   Масса снаряда, кг 42,3   Масса БЧ, кг 21,3Масса взрывчатого вещества, кг 4,9Дальность стрельбы-максимальная, км 8,47   Время производства залпа, сек 7-10

Боевая машина МУ-2   База ЗиС-6 (6х4)   Масса БМ, т 4,3   Максимальная скорость, км/ч 40Число направляющих 16Угол вертикального обстрела, град от +4 до +45   Угол горизонтального обстрела, град 20Расчет, чел. 10-12    Год принятия на вооружение 1941

Представить себе, что значит оказаться под ударом "Катюш", сложно. По словам тех, кто пережил такие обстрелы (и немцев, и советских солдат), это было одно из самых страшных впечатлений за всю войну. Звук, который издавали ракеты во время полета, каждый описывает по-разному — скрежет, вой, рев. Как бы то ни было, в сочетании с последующими взрывами, во время которых на несколько секунд на площади в несколько гектаров земля вперемешку с кусками строений, техники, людей, взлетала на воздух, это давало сильнейший психологический эффект. Когда солдаты занимали вражеские позиции, то их не встречали огнем не потому, что все были убиты — просто ракетный обстрел сводил с ума выживших.

 

Нельзя недооценивать психологическую составляющую любого оружия. Немецкий бомбардировщик Ju-87 оснащали сиреной, которая завывала во время пикирования, также подавляя психику тех, кто в тот момент находился на земле. А во время атак немецких танков "Тигр" расчеты противотанковых орудий порой покидали позиции в страхе перед стальными монстрами. Таким же психологическим эффектом обладали и "Катюши". За этот страшный вой они, кстати, получили у немцев прозвище "Сталинские органы".

  

lemur59.ru

Боевая машина Катюша - Дом Солнца

Боевая машина Катюша Все детство у Андрея было связано с железной дорогой, семья часто переезжала с места на место. И как только сынишка немного подрос, то заявил родителям, что когда повзрослеет, то станет, непременно, машинистом. Однако мечте не суждено было сбыться – уже в 13 лет Андрею пришлось осваивать специальность водопроводчика, а потом и слесаря.

Как только в Петербурге произошла революция, Андрей Костиков записывается в Красную гвардию. Участвует в боях в составе 17-й стрелковой дивизии, попадает в плен к белополякам, но ему удается бежать. А самым легендарным однополчанином Андрея Костикова становится Николай Островский, тот самый комсомолец, который стал легендой и кумиром миллионов молодых людей после выхода романа «Так закалялась сталь».

Сразу после окончания Гражданской войны 25-летнего Костикова командируют в 3-ю киевскую военно-инженерную школу. Он вступает в партию. Позже его избирают секретарем партийной организации школы, членом райкома, депутатом райсовета. Но Андрей не скрывает от начальства – все его мысли об авиации. И добивается своего – в 1930 году становится курсантом воздушно-технического факультета Военно-воздушной инженерной академии имени Н. Е. Жуковского. За время учебы стал одним из организаторов группы изучения реактивного движения, которая позже явилась первой группой по ракетной технике.

Как один из самых талантливых математиков Костиков был направлен в Реактивный НИИ, где прошел путь от рядового инженера до директора. И вот здесь начинаются самые интересные страницы биографии нашего героя – поговаривают, что именно он был автором письма в партком института, где выразил сомнение в преданности идеалам Советской власти некоторых сотрудников РНИИ, в частности, Валентина Глушкова и Сергея Королева. Первый был арестован 23 марта, второй – 27 июня. Таким образом «лояльный» коммунист Костиков дорос до временно исполняющего обязанности заместителя директора НИИ-3.

Но это если смотреть на события с точки зрения, что виноват в аресте будущих академиков тот, кому выгоден этот арест. При этих раскладах все, действительно, упирается в Костикова. И Валентин Петрович, и Сергей Павлович были практически уверены, «чья кошка сало съела». Ведь именно Костиков возглавлял экспертную комиссию, которая вынесла заключение о вредительстве Глушко и Костикова. В результате они «отомстили» своему недругу гораздо позже, уже тогда, когда самого Костикова уже не было в живых. И в 1957 году, во время подготовки очередного издания Большой Советской энциклопедии, добились таких формулировок в статье об Андрее Костикове, что его стали считать чуть ли не предателем.

Считали долгих 32 года, пока в январе 1989 года не стало последнего участника этого трио – Валентина Петровича Глушко. Лишь после этого была создана специальная комиссия, которая вынесла определение: «Прокуратура СССР за № 13/4-1032 от 12.06.89 г. подтверждает факт, что в криминальных делах в отношении Королева С. П., Глушко В.П. отсутствуют данные, которые подтверждают то, что они были арестованы по доносу Костикова А. Г.». Что ж, посмертная реабилитация – это сейчас модно...

Между тем, согласно Королеву и Глушко, Костиков не сказал ни одного внятного слова в создании не только легендарной «катюши», но и в разработке всего того, чем занимался. Мол, он брался за многое, но ничего у него не получилось.

Однако есть и прямо противоположная точка зрения: мол, легендарное имя – «катюши» – установки залпового огня получили от фамилии Костикова, так как на испытательных полигонах БМ-13 называли «костиковские автоматические термитные», сокращенно «кат», откуда и пошло ласковое имя. И в этом что-то есть, ибо в противном случае, их бы назвали бы еще более ласково – «маруси».

Как бы там ни было, но именно Андрей Костиков представлял боевую машину на полигоне 17 июня 1941 года, когда ее осматривали высшие чины армии, и четыре дня спустя, когда ее осматривали руководители партии и правительства. Давал пояснения, отвечал на вопросы. Поэтому, на первый взгляд, нет ничего удивительного в том, что в июле 1941 года ему было присвоено звание Героя Социалистического труда «...за изобретение одного из видов вооружения, поднимающего боеспособность Красной Армии» («катюш»).

Другое дело, что боевая машина была создана кропотливым трудом нескольких сотен рабочих и инженеров. Доработка реактивных снарядов велась группой инженеров во главе с Л. Э. Шварцем, ракетную установку в отделе К. К. Глухарева делала группа И. И. Гвая, академик Глушко считал, что «катюши» не было бы без Г.Э. Лангемака, которого расстреляли еще в 1938 году. Но кто бы ни был автором боевой машины, главное, что она стала мощным оружием, внесла большой вклад в Великую Победу.

А Костиков, как и Королев с Глушко, не избежал сталинских репрессий. В январе-феврале 1944 года правительственная комиссия, возглавленная заместителем наркома авиапромышленности А.С.Яковлевым, пришла к выводу о том, что новая работа Костикова по оснащению самолетов жидкостным ракетным двигателем не что иное, как обман правительства. Костикова освободили от работы и арестовали 15 марта 1944 года. Впрочем, уже в конце февраля 1945 года он был освобожден.

…5 декабря 1950 года А.Г.Костиков умер от сердечного приступа. Похоронен на Новодевичьем кладбище. Сергей Коненков сделал вдохновенный памятник на его могиле. А споры об авторстве «катюши» не утихают до сих пор…

www.sunhome.ru

боевая машина » Интересное и полезное рядом

"Катюша" - боевая машинаЕсли бы гитлеровские оракулы повнимательнее всматривались в знаки судьбы, то наверняка 14 июля 1941 года стало бы для них знаковым днем. Именно тогда в районе железнодорожного узла Орша и переправы через реку Оршица советскими войсками впервые были применены боевые машины БМ-13, получившие в армейской среде ласковое название "катюша". Результат двух залпов по скоплению сил противника стал ошеломляющим для врага. Потери немцев попали под графу "недопустимые".

Вот выдержки из директивы войскам гитлеровского высшего военного командования: "Русские имеют автоматическую многоствольную огнеметную пушку... Выстрел производится электричеством... Во время выстрела образуется дым..." Очевидная беспомощность формулировок свидетельствовала о полной неосведомленности немецкого генералитета относительно устройства и технических характеристик нового советского оружия - реактивного миномета.

Ярким примером эффективности гвардейских минометных частей, а их основу составляли "катюши", могут служить строки из воспоминаний маршала Жукова: "Реактивные снаряды своими действиями производили сплошное опустошение. Я смотрел районы, по которым велся обстрел, и увидел полное уничтожение оборонительных сооружений..."

"Катюша" - боевая машинаНемцы разработали специальный план захвата нового советского оружия и боеприпасов к нему. Поздней осенью 1941 года им удалось это сделать. "Плененный" миномет был действительно "многоствольным" и выстреливал 16 реактивных мин. Его огневая мощь в несколько раз превосходила по эффективности миномет, стоявший на вооружении фашистской армии. Гитлеровским командованием было принято решение о создании равноценного оружия.

Немцы не сразу поняли, что захваченный ими советский миномет - это поистине уникальное явление, открывающее новую страницу в развитии артиллерии, эру реактивных систем залпового огня (РСЗО).

Надо отдать должное его создателям - ученым, инженерам, техникам и рабочим московского Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ) и смежных предприятий: В. Аборенкову, В. Артемьеву, В. Бессонову, В. Галковскому, И. Гвай, И. Клейменову, А. Костикову, Г. Лангемаку, В. Лужину, А. Тихомирову, Л. Шварцу, Д. Шитову.

Главным отличием БМ-13 от аналогичного немецкого вооружения была необычайно смелая и неожиданная концепция: минометчики могли относительно неточными реактивными минами надежно поражать все цели заданного квадрата. Это достигалось именно благодаря залповому характеру огня, так как каждая точка обстреливаемой местности обязательно попадала в зону поражения какого-нибудь из снарядов. Немецкие конструкторы, осознав блистательное "ноу-хау" советских инженеров, решили воспроизвести если и не в виде копии, то с использованием главных технических идей.

Скопировать "катюшу" как боевую машину было в принципе возможно. Непреодолимые трудности начались при попытке сконструировать, отработать и наладить массовое производство аналогичных реактивных снарядов. Оказалось, что немецкие пороха не могут сгорать в камере двигателя реактивного снаряда столь же стабильно и устойчиво, как советские. Спроектированные немцами аналоги советских боеприпасов вели себя непредсказуемо: либо вяло сходили с направляющих, чтобы тут же упасть на землю, либо с бешеной скоростью начинали полет и взрывались в воздухе от чрезмерного повышения давления внутри камеры. Исправно долетали до цели считанные единицы.

Дело оказалось в том, что для эффективных нитроглицериновых порохов, которые применялись в снарядах "катюши", наши химики добились разброса значений так называемой теплоты взрывчатого превращения не выше 40 условных единиц, а чем меньше величина разброса, тем стабильнее горит порох. Аналогичные же немецкие пороха имели разброс этого параметра даже в одной партии выше 100 единиц. Это и приводило к нестабильной работе двигателей реактивных снарядов.

Немцы не знали, что боеприпасы для "катюши" были плодом более чем десятилетней деятельности РНИИ и нескольких крупных советских исследовательских коллективов, куда вошли лучшие советские пороховых заводов выдающиеся советские химики А. Бакаев, Д. Гальперин, В. Карькина, Г. Коновалова, Б. Пашков, А. Спориус, Б. Фомин, Ф. Хритинин и многие другие. Они не только разработали сложнейшие рецептуры ракетных порохов, но и отыскали простые и эффективные способы их массового, непрерывного и дешевого производства.

В то время, когда на советских заводах по готовым чертежам небывалыми темпами развертывалось и буквально ежедневно наращивалось производство гвардейских реактивных минометов и снарядов к ним, немцам только еще предстояло вести исследовательские и проектные работы по РСЗО. Но на это история им времени уже не отпустила.

Источник: luzhin.wyksa.ru

, 18 июня в 17:47.

neinteresno.net

Ответы@Mail.Ru: почему машину назвали катюша

Происхождение названия Нет единой версии, почему реактивные миномёты БМ-13 стали именоваться « катюшами ». Существует несколько предположений: По названию ставшей популярной перед войной песни Блантера на слова Исаковского « Катюша ». Версия убедительная, поскольку впервые батарея стреляла 14 июля 1941 года по скоплению фашистов на Базарной площади города Рудня Смоленской области. Стреляла с высокой крутой горы прямой наводкой — ассоциация с высоким крутым берегом в песне тут же возникла у бойцов. Наконец, жив бывший сержант штабной роты 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии Андрей Сапронов, ныне — военный историк, который и дал ей это имя. Красноармеец Каширин, прибыв с ним вместе после обстрела Рудни на батарею, удивленно воскликнул: «Вот это песенка! » « Катюша », — ответил Андрей Сапронов (из воспоминаний А. Сапронова в газете «Россия» № 23 от 21-27 июня 2001 года и в «Парламентской газете» № 80 от 5 мая 2005 года) . Через узел связи штабной роты новость о чудо-оружии по имени « Катюша » в течение суток стала достоянием всей 20-й армии, а через её командование — и всей страны. 13 июля 2010 года ветерану и «крёстному отцу» « Катюши » исполнилось 89 лет. По сокращению «КАТ» — есть версия, что полигонщики именно так называли БМ-13 — «Костиковские автоматические термические» (по другому источнику — «… артиллерийские термические») , по фамилии руководителя проекта, Андрея Костикова (правда, учитывая секретность проекта, возможность обмена информацией между полигонщиками и фронтовиками сомнительна) . Ещё один вариант, что название связано с индексом «К» на корпусе миномёта — установки выпускались заводом имени Калинина (по другому источнику [7] — заводом имени Коминтерна) . А фронтовики любили давать прозвища оружию. Например, гаубицу М-30 прозвали «Матушкой» , пушку-гаубицу МЛ-20 — «Емелькой» . Да и БМ-13 поначалу иногда именовали «Раисой Сергеевной» , таким образом расшифровывая сокращение РС (реактивный снаряд) . Четвёртая версия предполагает, что именно так окрестили эти машины девушки с московского завода «Компрессор» , работавшие на сборке. Ещё одна, экзотичная версия. Направляющие, на которые устанавливались снаряды, назывались скатами. Сорокадвухкилограммовый снаряд поднимали два бойца, впрягшиеся в лямки, а третий обычно помогал им, подталкивая снаряд, чтобы он точно лёг на направляющие, он же сообщал державшим, что снаряд встал-закатился-накатился на направляющие. Его-то, якобы, и называли « катюшей » (роль державших снаряд и закатывающего постоянно менялась, так как расчёт БМ-13, в отличие от ствольной артиллерии, не был в явном виде разделён на заряжающего, наводящего и др. ) Следует также отметить, что установки были настолько засекречены, что даже запрещалось использовать команды «пли» , «огонь» , «залп» , вместо них звучали «пой» или «играй» (для запуска надо было очень быстро крутить ручку электрокатушки) , что, возможно, тоже было связано с песней « Катюша ». Да и для пехоты залп « катюш » был самой приятной музыкой. Есть версия о том, что первоначально прозвище « катюша » имел фронтовой бомбардировщик, оснащённый реактивными снарядами — аналогом М-13. И прозвище перескочило с самолёта на ракетную установку через снаряды.

Катю́ша — неофициальное собирательное название боевых машин реактивной артиллерии БМ-8 (82 мм) , БМ-13 (132 мм) и БМ-31 (310 мм) . Такие установки активно использовались Вооружёнными Силами СССР во время Второй мировой войны. Эволюционное развитие «Катюши» — РСЗО БМ-14 и БМ-21 «Град».

Другую машину назвали женским именем -- Мерседес...

И какую машину так назвали?

ну 1 версия на волжском заводе выпускали имени коминтерна вот те и катюша

touch.otvet.mail.ru