закрывая тему Калашников vs Schmeisser. Калашников шмайсер


Автомат Шмайссера-«Калашникова» - Пионер.

До вчерашнего дня я не понимал, зачем советским товарищам понадобилась волшебная сказочка о создателе автомата АК-47. Что она была призвана замаскировать? Дескать, простой неграмотный русский солдат в окопах изобрёл чудо-оружие. Партия поддержала народного самоделкина, так после войны появился знаменитый советский автомат «Калашникова».

Правда, редкие в СССР пытливые умы удивлялись, отчего это у немецких солдат в конце войны мелькает вроде бы копия автомата «калашникова»? Ой, да то чисто случайное совпадение: штурмовая винтовка вермахта Sturm-gewehr-44, созданная Хуго Шмайссером.

И это не последнее случайное совпадение.

«Действительно, этот оружейник Третьего рейха попал в Ижевск сразу после войны. Его и еще полтора десятка немецких специалистов привезли в удмуртскую столицу в октябре 1946 года

Для оказания "консультативной" помощи. Шмайссер провел здесь шесть лет. И чем занимался, до сих пор было неизвестно».

Более полувека советские товарищи думали над вопросом, чем у них 6 лет на оружейных заводах занимался знаменитый немецкий оружейник. И таки вспомнили!«Теперь окончательно ясно: он не имел никакого отношения к секретному оружию».Под секретным оружием имеется в виду автомат «Калашникова».«Немцы сидели в закрытом заводском помещении, все записи вели в опечатанных тетрадках, которые потом сдавали на проверку. От них требовалось усовершенствовать штамповку глушителя и бензобака мотоциклетного двигателя»Всё ясно, конечно, чего там может быть непонятного. Немецкие оружейники в Ижевске лудили бензобаки и глушители к мотоциклам. Этот Шмайссер оказался дутой величиной, ничего не умел. Пришлось позвать делать советский автомат простого солдата Михаила Калашникова.«…выдержка из характеристики на Шмайссера, написанной весной 1951-го: "Никакой технической поддержки не оказывает. Психология капиталистическая. Разлагающе действует на других немецких специалистов". Другой нелестный отзыв иностранцу выдали в заводском отделе главного конструктора: "От каких-либо конструкторских разработок отказывается, ссылаясь на отсутствие специального образования и неумение самостоятельно конструировать. Ни на каких работах завода использован быть не может"».Хитроумные советские товарищи сами себе выписали справку, что Шмайссер не имел отношения к конструированию АК-47. Молодцы какие, ловко замаскировались.«… творил с 1944 по 1948 год сержант Калашников, разрабатывая автомат, понятный простому солдату. А в удмуртскую столицу конструктор перебрался только в 1949 году, когда там был запущен серийный выпуск АК-47. Никаких документальных свидетельств общения Шмайссера и Калашникова в это время не обнаружено».Как видите, советский культ самородка-оружейника Михаила Калашникова имеет чрезвычайно важное идеологическое значение. Согласитесь, советским коммунистам было бы неудобно признать, что советская армия после войны вооружена автоматом конструкции Шмайссера.P.S.В комментариях буйная дискуссия. Несмотря на три сотни комментариев, разговор идёт преимущественно в рамках приличий, по большей части конструктивно. Приятно видеть, не ожидал. Растём над собой всё-таки.

Так вот, предмет спора не газоотводные трубки и пружинки, конечно. «… Может потому и побили немцев, что "безграмотные слесари рационализаторы" клепали крутое оружие и именами Ленина и Сталина на устах. Может быть, если заставить современных чиновников вспоминать эти волшебные фамилии - они лучше будут относится к своим обязанностям и перестанут воровать». Калашников это советская «волшебная фамилия». Ничего не надо, русских инженеров и учёных можно (и нужно) запытать и перебить. Но малограмотные самородки с красным знаменем будут творить удивительные коммунистические чудеса.

pioneer-lj.livejournal.com

И снова Шмайссер против Калашникова

 Последние лет пять я полагал,  что тема Калашников-Шмайссер закрыта по причине полного краха стронников Норманистской Шмайссеровской теории. Многократно очевидцы кражи были ткнуты физиономиями в набившие оскомину псевдодоказательства, и вроде,  как бы затихли. И вот опять.

Это что,  к упоротым пришло второе дыхание? Или новые народились?

Причём обличители откровенно ленятся придумать что-либо новенькое, вместо этого примитивными  наскоками заставляя оппонентов оправдываться и отрицать наличие горба за спиной. Я понимаю, это просто тысячная попытка троллинга русских, да и нерусских тоже. Но они-то понимают, что сами при этом выглядят полными, альтернативно одарёнными? Подозреваю,  что нет.

Я ранее писал по поводу Калашникова тут, на АИ, а  эту статью,  примерно в то же время,  выкладывал на Топваре. Видимо,  пришла пора повториться.

Итак:

Никак, ну никак не сходит со страниц тема кражи Калашниковым интеллектуальной собственности.

До сих пор находятся особи, которые даже прочитав опровергающий это материал и мало что поняв тут же радостно заявляют: «Я же говорил! Спёр! Спёр! Вот и в статье это признаётся!», хотя в статье доказывалось как раз обратное.

По человечески я их понимаю. Ну не хочется признавать, что малообразованный на тот момент сержант Красной Армии превзошёл белокурую бестию - величайшего оружейника всех времён и народов.

Правда лично я величайшим оружейником всех времён и народов считаю того безымянного обезьяна, что вставил кремневое ручное рубило в расщеплённую палку. Но это к слову.

Хуго Шмайссер мастер. Но не стоит забывать, что он не одиночка, а руководитель большого творческого коллектива и отнюдь не чурался заимствований.

Да и талант его, если разобраться,  весьма однобок.

Вот выдержка из Википедии:

Из "характеристики" иностранных специалистов при отделе главного конструктора завода № 74 (Ижевск, 1949)[1]:

Шмайсер Гуго Макс Рихорд. Технического образования не имеет. В процессе своей работы над проектами проявил себя, как практик-конструктор. От каких-либо конструкторских разработок отказывается, ссылаясь на отсутствие специального образования и неумение самостоятельно конструировать. Ни на каких работах завода использован он быть не может.

Обратите внимание - не имеет оразования и не умеет конструировать. Так в чём же он превзосходил сержанта РККА, кроме навыка организатора?

В одной из публикаций полковник в отставке Михаил Тимошенко утверждает, что Шмайссер сам скопировал ударно-спусковой механизм с чешской винтовки ZH-29 Холека.

С 16 декабря 1947г. по 11 января 1948 г. Научно-исследовательский полигон стрелкового и минометного вооружения Главного Артиллерийского Управления Вооруженных Сил (НИПСМВО) СССР стал ареной заключительного этапа конкурсных испытаний перспективного автомата.

На испытания были предоставлены образцы, разработанные М. Т. Калашниковым (АК-47), А. А. Дементьевым (КБ-П-410) и А. А. Булкиным (ТКБ-415).

В 1947 году каждый из констркуторов имел возможность подержать в руках детище Шмайсера. Логично было бы предположить, что те или иные черты Stg. 44 будут присутствовать представленных моделях.

Правда, облик АК-47 не позволяет сделать однозначный вывод о заимствовании.

 

Но если мы всё же предположим, что АК-47  это доработаный и усовершенствованый Stg. 44, логично предположить, что АК-46 должен нести в себе ещё больше черт германского прародителя.

Однако даже предыдущая модель АК-46 не имеет конструктивных особенностей идентичных Stg. 44 за исколючением горловины, куда вставляется магазин. А конструкция затворной рамы с  газовым поршнем отличаются ещё больше. Согласитесь, на основании этого разговоры о плагиате выглядят преувеличением.

То же относится и ко второй конкурсной модели – ТКБ-415 А.А. Булкина.

 

Автомат Булкина, неполная разборка.

Сравнивая системы Булкина и Калашникова я действительно склонен предположить, что они имеют общего предшественника, с которого если и не скопированы узлы, то взят общий дизайн. И такой предшественник нашёлся. Это автомат Судаева АС-44.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Автомат Судаева 1-я модель.

Тут при желании тоже можно увидеть некоторое сходство со Штурмгевером, заключающееся в сходном переламывании узла спускового механизма и креплении приклада. Но не более того. С учётом того, что эта модель разрабатывалась в 1943 году, модель Шмайссера Судаев если и видел, то раннюю MKb 42 (Н).

И уж тем более не напоминает MKb 42 (Н) Шмайссера 2-я Судаевская модель. А вот сходство с Калашниковым куда как более значительно.

Судаев предоставил на конкурс в мае 1944 года уже свою 4-ю модель, которая ещё дальше отходит от концепции Шмайсера, приближаясь, а точнее возврашаясь к дизайну довоенных винтовок Симонова и Токарева.

То есть фактически Судаев ничего не взял у Шмайссера. Зато эргономика автоматов Калашникова и Булкина явно позаимствована у второй модели Судаева.

Но только эргономика. Ибо остальные узлы в достаточной  мере уникальны.

Но всё же был, был автомат представляющий собой откровенную попытку скопировать отдельные элементы Штурмгевера. Это третий представленный на конкурс автомат   конструктора Дементьева КБ-П-410.

Вот тут внешнее сходство куда более заметно. Это отдельный узел спускового механизма, это форма приклада, в который упирается возвратная пружина. Но вот конструкция затворной рамы и тут другая. То есть заимствованы второстепенные элементы.

А внешнее сходство не говорит ровным счётом ничего. Делать на этом основании далекоидущие выводы может только человек, никогда не заглядывавший внутрь ствольной коробки и вообще не видевшик картинок других систем оружия.

Хотя сдаётся мне, именно для этих людей ключевым доказательством является форма магазина и расположение газоотводного механизма поверх ствола. Но откудя взялись все эти элементы я достаточно подробно рассказал в первой статье.

http://alternathistory.com/avtomat-kalashnikova-nezasluzhennaya-slava-il...

Но самое главное, если Штурмгевер столь хорош, зачем фантазировать? Поставить его на поток как Жигули в 1972 году и не заморачиваться!

 Не знаю убедил ли я оставшихся неверующих, но лично для меня вопрос ясен:

Если и говорить о том, что Калашников использовал чей-то опыт, то скорее всего это опыт Судаева, который, в свою очередь, опытом Шмайссера откровенно пренебрёг.

 

А в завершение процитирую отклики коллег на ту,  первую статью.

byakin 

все хорошо, только тем альтернативно одаренным вы все равно ничего не докажете: в их глазах калашников как был безграмонтым слесарем, так им и останется. увы.

зато нормальные люди узнают еще что то новое. 

st.matros 

Вот только боюсь ваших опонентов этим не проймешь, для них это вопрос веры. Причем считая АК компиляцией они все равно ненавидят его как все советское.

Tatcelvurm 

Прекрасные таблички. Убедительны и не оставляют у оппонентов ничего кроме соплей вдрызг и обиженного визга в полголоса.

Вынужден признать, коллеги правы. Визг по поводу Калашникова будет всегда.

И если мы с вами иногда,  хотя бы раз в пять лет,  будем пересказывать эту историю подрастающему поколению, с каждыым разом обиженный визг будет всё более надрывным и истеричным.

 

 

 

 

 

 

alternathistory.com

закрывая тему Калашников vs Schmeisser: mpopenker

это не столько для моих постоянных читателей, сколько для распространения в виде ссылки при очередных сезонных обострениях :)исправлено и дополнено 31/08/2018Итак, автомат Калашникова АК и штурмгевер Шмайсера. В каких они отношениях?

обычно самые недалекие начинают рассуждение о сильном внешнем сходстве АК и Stg.44. Что. в общем то, и не удивительно - назначение у оружия одно, эпоха тоже одна, компоновка в силу принятых решений и назначения тоже схожая. Только вот началась эта компоновка отнюдь не со штурмгевера, не был Шмайсер тут пионером.

Вот вам ручной пулемет (или автоматическая винтовка) конструкции американца Льюиса, модели 1923 года. Штука хоть и малосерийная, но для своего времени хорошо известная и испытывавшаяся в самых разных странах.если отрешиться от сошек и габаритов пулемета, определяемых обычным винтовочным патроном, то что мы видим? та же отдельная пистолетная рукоятка, тот же примыкаемый снизу рожковый магазин, то же верхнее расположение газоотвода и даже тот же длинный ход поршня и запирание поворотом затвора (привет, АК)

Далее, патрон.Во-первых, Шмайсер к созданию промежуточного патрона никакого отношения не имел. Ему в 1940 году в рамках контракта HWaA выдали ТТТ и готовый патрон, созданный фирмой Польте. Притом работы в Германии над специальным армейским промежуточным патроном были начаты в 1935 году, а вообще в мире - в 1918 (см. картинку тут). При этом о таких работах было прекрасно известно и в СССР. Еще в середине тридцатых В.Е.Маркевич призывал делать пистолеты-пулеметы (автоматические карабины) не под пистолетные патроны, а под винтовочные уменьшенного калибра и мощности, указывая в качестве хорошей отправной точки патрон .25 RemingtonПочему ни в 1918, ни в двадцатые, ни в тридцатые годы вроде бы витавшая в воздухе идея промежуточного патрона "не выстрелила"?Разумеется, всех точных причин мы знать не можем, но построить разумные предположения нам никто не мешает. Итак.1) Высокопоставленные армейские чины по натуре своей консервативны, и не любят рисковать карьерой во имя систем, чья полезность не очевидна. А большая часть высокопоставленных военных того периода была воспитана и обучена еще в эпоху магазинных винтовок с отсечкой магазина, стрельбы залпами и штыковых атак в плотном строю. Идея массового вооружения обычных пехотинцев скорострельным автоматическим оружием была во многом чужда большинству таких военачальников.2) Невзирая на очевидную экономию в материалах и затратах на производство и доставку каждого промежуточного патрона, значительно увеличенный расход патронов в автоматическом оружии по сравнению с магазинными винтовками все равно означал повышение нагрузки как на производство, так и на логистику.3) К моменту окончания Первой Мировой войны пулемет стал неотъемлемым элементом вооружения пехоты. Использование существенно ослабленных промежуточных патронов в пулеметах, особенно станковых, означало резкую потерю в эффективности их огня по всем типам целей, что, в свою очередь, означало необходимость введения нового «ослабленного» патрона параллельно с уже существующими винтовочными (а не вместо них), что также усложняло логистику4) Вплоть до конца тридцатых годов в число типичных целей для огня индивидуального стрелкового оружия пехоты входили не только солдаты противника, но и такие цели как лошади (кавалерия во многих странах все еще считалась важным родом войск), а также бронеавтомобили и низколетящие аэропланы. Использование ослабленных «промежуточных» патронов могло резко снизить возможности пехоты по борьбе с этими целями, что считалось тоже недопустимым

так что в межвоенный период в СССР перспективным видом вооружения пехоты стала самозарядная винтовка под обычный трехлинейный патрон, а "передовые" немцы вообще оставили в качестве основного оружия пехотинца обычную магазинку Маузера, построив огневую мощь отделения на базе единого пулемета.

Вторая Мировая война с ее повышенной (по сравнению с Первой мировой) механизацией и стремительно развивавшимися операциями явно продемонстрировала, что при боевых столкновениях больших масс пехоты основное значение имеют не точность стрельбы или мощность боеприпаса, а общее количество выстрелов, произведенное в сторону противника. По собранным уже после войны данным, в среднем на одного убитого солдата приходилось от нескольких тысяч то нескольких десятков тысяч выстрелов. Более того, кавалерия стремительно сошла со сцены, а развитие бронетехники и авиации сделало их малоуязвимыми даже для самых мощных винтовочных патронов. Надо сказать, что понимание этого факта (очередной раз) пришло к германским военным экспертам еще в середине тридцатых годов, и они таки начали серьезные работы над оружием под промежуточный патрон.При этом резкому росту популярности появившихся в 1943-44 годах серийных "штурмгеверов" более всего способствовал подкрадывавшийся к Вермахту (и всей нацистской Германии) пушной зверек - сибирский песец. Ибо логистически получалось дешевле вооружить пехоту одними штурмгеверами, ибо магазинка явно устарела, самозарядки были дороги и их было очень мало, да и пулеметов на всех тоже хватать перестало. Ну а что эффективная дальность стрельбы заметно упадет - так все равно в реальном массовом бою пехоте дальше 300 метров стрелять только патроны в пустую жечь.

Никем не отвергается тот факт, что серьезные работы в СССР в направлении создания промежуточного патрона и оружия под него начались под влиянием немецких трофеев (захваченных зимой 1942-43 года под Ленинградом MKb.42), но далее они шли вполне самостоятельно. Прямое тому доказательство - к 1945 году, когда приснопамятный Гуго ШМайсер еще сидел в КБ компании Haenel и пытался сочинить для вермахта еще более дешевый Stg.45, в СССр уже имелись прототипы целого семейства оружия под промежуточный патрон - магазинных и самозарядных карабинов, ручных пулеметов и автоматов.Так что к тому моменту когда в гости к герру Шмайсеру таки дошла доблестная РККА и сказала ему "хендэ хох", в СССР уже имелись подготовленные к войсковым испытаниям автоматы Судаева АС-44, а также их конкуренты от Токарева, Дегтярева и еще многих конструкторов, вот такие:Автомат Судаева АС-44, 1944 год

автомат Токарева, 1945 год

как видите, никакого Шмайсера в Ижевске было не нужно, чтобы создать такие вот машиныну а в 1946 году в СССР уже шел очередной этап конкурса, в котором, помимо других конструкторов, принимал участие и сержант Калашников. Который к тому моменту, замечу, был сотрудником научно-исследовательского полигона стрелкового оружия в г.Щурово под Москвой. Где он имел возможность близко познакомиться и изучить не только самое разное иностранное оружие (как трофейное, так и полученное по Ленд-лизу), но и опытные отечественные системы, проходившие испытания на этом же полигоне. Кроме того, сотрудники полигона, чрезвычайно опытные и знающие офицеры, также могли делиться опытом с молодым сержантом, за плечами у которого, замечу, уже имелись как минимум три экспериментальных образца стрелкового оружия - пистолет-пулемет (1942), ручной пулемет (1943) и самозарядный карабин прод промежуточный патрон (1945), за что он в 1945 году был представлен к правительственной награде:

далее история в принципе известна - после неудачи в первом туре конкурса 1946 года Калашников получает разрешение участвовать во втором, и отправляется переделывать свой автомат (будущий опытный АК-47) в город Ковров (вотчину прославленного конструктора Дегтярева и его школы). А Ковров, если посмотреть на карту, находится примерно в 900 километрах от Ижевска, где в это же время томился в застенках кровавой гэбни весьма неплохо жил и получал солидную зарплату Гуго Шмайсер сотоварищи. Разумеется, в советскую историю о том, как одиночка-самоучка сержант "из ничего" создал отличный автомат, поверить сложно. Естественно, ему помогали - и приданный ему в Коврове конструктор Зайцев, и сотрудники полигона. Калашников (а может и Зайцев - сейчас уже не узнаешь) смело заимствовал удачные решения у автоматов - соперников по конкурсу, в первую очередь, вероятно, у туляка Булкина, и, что важно. следовал рекомендациям офицеров полигона, высказанным в отчете по испытаниям (что характерно. его конкуренты на эти амечания обратили гораздо меньше внимания). Нужно сказать, что в этом нет ничего предосудительного, и более того, в то время любое заимствование, ведущее к успеху, только приветствовалось. В самом деле, вся интеллектуальная собственность-то в СССР принадлежала всем народу (то бишь государству)...Так что и в создании АК-47 следа руки лично Гуго Шмайсера усмотреть решительно невозможно, даже косвенно: уж очень много различий в компоновке всех основных узлов АК и Стг. Да, в АК много "заимствованных" решений. Да что там говорить - в нем практически нет оригинальных, принципиально новых узлов, равно как и в Штурмгевере (не верите? сравните устройство Stg.44 и особенно его предшественника MKb.42(H) и чешского пулемета ZB-26, который 1926 года...). Весь ключ - именно в технических и инженерных решениях по компоновке и объединению известных решений в одно работающее целое. И тут АК и Стг разнятся очень сильно.

Ну и наконец третий этап - когда Калашников уже с готовым АК приезжает в 1947 году в Ижевск, ставить серийное производство. Конструкция АК к этому моменту уже "устаканена", и все, чем теоретически может помочь германский специалист на этом этапе - это наладкой серийного производства с широким применением штамповки. Правда, тут тоже вышел облом - Ижевский завод оказался технологически не готов выдерживать нужное качество штамповки, термообработки и клепки ствольных коробок, так что в 1950 году конструкторам Ижмаша пришлось заново создать фрезерованную ствольную коробку для АК. так что Шмайсер (вместе с Барнитце и другими своими коллегами) еще какое-то время продолжал без особого толку есть советский хлеб, а потом был с миром отослан на историческую родину.

[upd]источник

засим капитан Очевидность доклад закончил.

mpopenker.livejournal.com